Главная » 2023 » Декабрь » 10 » Низвергнутый 035
07:31
Низвергнутый 035

===

Спуск занял пару минут, и едва я вышел в мрачный темный коридор, то понял: я на верном пути. Всю цитадель пронизывали глубокие проходы и тоннели, ведущие к техническим сооружениям и катакомбам, где держали пленников. После захвата цитадели маги основательно поработали над их расширением, так что здесь было весьма просторно.
Длинный громадный тоннель уходил далеко в темноту впереди. И по обе его стороны виделись решетки десятков и сотен камер, где держали пленных солдат, магов и богов. До командного центра было еще минут двадцать ходу вдоль по тускло освещенным, громадным тоннелям, сплошь составленным из огромных блоков, почерневших от времени и сырости.
И от крови. Ни мы, ни маги не строили тюрьмы с изысками — достаточно было решеток и подавляющих полей в стенах. Я быстро шел к подъему на технический этаж и смотрел по сторонам, раз за разом заглядывая в черные зевы камер. Где-то была лишь мертвенная пустота, где-то виднелись полуистлевшие останки на полу камеры, древние скелеты в обрывках одежды и потемневшей броне.
Шаги эхом отдавались в голове. В таком месте сами собой вспоминались самые жуткие моменты из прошлого. Казалось, меня снова тащат из пыточной в камеру, к полуживому товарищу, бывшему на допросе парой дней раньше.
В чем маги были изобретательны, так это в пытках. Мне снова слышались вопли солдат, чьи руки жгли кислотой, а раны специально лечили так, чтобы причинять максимальные страдания. Я шел по коридорам, но чувствовал, как на ногах болтаются магические кандалы. Сейчас меня снова кинут в камеру, за спиной скрипнет массивная задвижка. Я буду жадно глотать ржавую, кислую воду и всю ночь не сомкну глаз от сотен стонов пленников, среди которых отчетливо слышен один отчаянный женский голос.
Литана... её всегда пытали после меня. Так, чтобы я слышал каждый её крик, каждый стон и мольбу.

Даже тысячу лет спустя, даже зная, что она уже мертва, я шел по коридору, где ступали её ноги, и невольно сжимал кулаки. Казалось, я расквитался, отомстил за неё всем магам, я лично убил тех, кто измывался над ней. Но давно утихшая боль разгоралась в груди с новой силой.
В ушах набатом гремели слова Региса. Это он сдал её, по приказу Вседержителя... Ничего ещё не закончено. Прошлого не исправить, но я сделаю всё, чтобы этого кошмара не повторилось.
Я прошел мимо, наверное, уже сотой клетки, когда впереди показался коридор, ведущий наверх. Среди других таких же он ничем не выделялся, но я знал — именно этот ход ведет к моей цели.
Поднявшись наверх, я наконец-то попал в заветный тоннель, ведущий к командному пункту. Ещё минута — и ноги переступили толстый порог бронированной гермостворки, отделяющей помещение от коридора.
Вокруг раскинулся широкий зал с нависающим над головой массивом голопроектора. А в дальнем его конце из чернильной темноты проступали очертания кольца портала.
Едва войдя в зал, я ощутил смутную тревогу. То ли дело было в воздухе, не таком затхлом, как везде, то ли в подозрительно чистом зале, в отличие от заваленных хламом остальных помещений. То ли в тишине.
Держа меч наготове, я шагнул в тень у одной из стен и медленно пошел к вратам, напрягая слух. И верно, на другом конце штаба был коридор, ведущий в центральный зал, забитый мародерами. Прошло минут пятнадцать, они уже должны были заметить пропавших стражей. Где тревога, крики, шум? Вместо этого — ни звука.
Но стоило сделать еще шаг, как тайна раскрылась сама собой. В коридоре показался тусклый желтый свет — он быстро приблизился, и в помещение вошли несколько человек, держащие в руках матовые светящиеся шары. Такие же, как в убежище Итары. А следом светящиеся пятна кольцом охватили всю стену.
Я обернулся — из коридора, по которому я сюда пришел, уже лился тусклый свет пополам с оранжевыми бликами факелов.
Окружили и отсекли путь к бегству. Просто, но безотказно. Скрываться больше не было смысла — держа меч наготове, я вышел в центр зала.
От группы мародеров, вошедших через главный вход, вперёд вышли двое. Рослый мужик с двумя рядами трофеев поперек широченной груди и молотом на плече — офицер, или глава отряда. А рядом — невысокая фигурка в маскировочном плаще.
Сняв молот с плеча, верзила упер его в пол. По залу раскатился его зычный голос.
— Вижу, ты не соврала, дрянь. Сегодня будет знатная добыча.

***

===

Глава 4. Встреча

Зал наполнили смешки окруживших меня мародеров. Один за другим они выходили из тени, сжимая кольцо.
Человек пятнадцать-двадцать. Ружья, автоматы, дубинки, молоты, — и всё выглядит так, будто из музея стащили. Впрочем, не исключено.
Только от этого не легче.
Я подошел к круглому столу с пультами в центре зала и смерил взглядом главного мародёра, держащего Итару. Бледная девчонка нервно кусала губы, не смея даже поднять взгляд.
— Что, обидно? — усмехнулся главарь. — Доверился девке, а она воткнула нож в спину?
Он грубо тряхнул её, заставив вскрикнуть. Ружьё девчонки мотнулось на его плече.
— Небось и ноги перед ним раздвинула? Чего только не сделаешь ради драгоценного папочки, да, Итара?
— Прости, Рэйджи... — прошептала она, глотая слезы. — Твой меч стоит достаточно, чтобы выкупить папу. Если они тебя не тронут...
Я тихо рассмеялся. Мародёр наверняка думал, что его слова заденут меня за живое, заставят почувствовать горечь, разочарование, укол предательства.
— Хоо. Значит, использовали заложника, — отсмеявшись, ответил я. — Неужели ты думаешь, что этот дешёвый фарс хоть немного меня тронет? Или что я испугаюсь твоих вшивых оборванцев, способных брать только числом и силой? Ошибаешься.
Перенаправив всю сому в сфирот силы, я сжал рукоять омни-меча. Лезвие налилось тусклым сиянием, а мой усиленный голос, звеня от гнева, разнесся под сводами зала, заставляя мародеров замереть.
— Тысячу лет назад я уже проливал свою кровь в этих стенах. С тех пор я пролил её столько, что мог бы утопить в ней всю цитадель десяток раз. Давай же добавим к моему счёту ещё пару бочек вашей крови.
Я не рассчитывал, что он поверит. Но того времени, что я говорил, хватило вкачать достаточно сил в моё тело. И мародёр не стал тянуть дальше.
— Огонь! — рявкнул он, поднимая молот.
Мгновение — и вскинутые автоматы заработали затворами, вспыхнули ружейные выстрелы. Едва мародеры начали стрелять, я вспрыгнул на пыльную поверхность стола и в рвущем жилы прыжке за пределами человеческих сил взмыл в воздух. Время замедлилось: кувыркнувшись вниз головой, я скользнул взглядом по толпе врагов.
Пятнадцать... семнадцать. По месту, где я стоял, попали лишь девять. Перебить всех? Легко.
Описав дугу, я приземлился за спиной у ближайшего мародера — и рванулся вдоль вставших полукругом людей, вовсю работая мечом. Они оборачивались ко мне, в лицо били вспышки выстрелов, но пули и заряды летели мимо, зачастую пронзая своих же бойцов. Припадая к земле и мечась, как волчок, я рубил и колол все, что попадалось на пути.
Один из мародеров отбросил автомат и, выхватив меч, рубанул мне навстречу. Я молниеносно скользнул влево, уходя от клинка, и ударил снизу вверх. Каминари даже не почувствовал сопротивления, разрубая металл и тело соперника.
Воздух наполнился криками, руганью и предсмертными воплями раненых мародеров. бойня заняла всего несколько секунд — прыжком настигнув последнего, пытавшегося удрать обратно к своим, я полоснул клинком по его спине. Издав хриплый стон, он рухнул лицом вниз, а я обернулся к главарю, стряхивая кровь с меча.
— Ты правда сын бога! — воскликнула Итара и тут же вскрикнула: мародер прижал ее к себе, живым щитом закрываясь от меня. Отбросив молот, он выхватил пистолет и прижал к виску девчонки.
— Давай, подходи! Посмотрим, какого цвета её мозги!
До них было метров семь — одним махом не допрыгнешь. Да и не надо.
Вспыхнув энергией, в мародера улетел сжатый до микронной толщины щит — и начисто отсек руку вместе с пистолетом. От его вопля, полного боли, заложило уши. Улучив момент, Итара вцепилась зубами в его руку и вырвалась из хватки.
— Ахх ты сука! — вскрикнул он, снимая второй рукой с плеча её ружьё, но девчонка с прытью кошки вырвала оружие из его рук и врезала прикладом по морде. Свалив мародера на землю, она не сдерживаясь вонзила носок ботинка ему между ног.
— Пошёл ты! Шакал! Сдохни!
Я подошел к ним и пнул пистолет с держащим его обрубком в сторону. А девчонка не унималась.
— Где держат моего отца? Говори, шакал! Где он?!
Кашлянув кровью, он полез рукой за пазуху.
— Только посмей!.. — начала она и подхватила лежащее ружье, как тот вытащил двумя пальцами окровавленную цепочку с двумя блестящими медальонами. На истертой, зацарапанной поверхности виднелась тонкая гравировка.
Позвенев медальонами, он негромко засмеялся.
— Где? Ждёт тебя на той стороне звёздного потока, ссс... .
Он швырнул ей под ноги окровавленные медальоны.
— Босс лично выпотрошил этого жалкого...
-ТВАРЬ! — она нажала на спуск — и голова мародера разлетелась как переспелый арбуз. — ШАКАЛ, ТЫ!..
Отчаянный вопль девушки потонул в грохоте выстрелов. Она раз за разом жала на спуск, разнося тело мародера, пока его останки не отлетели к стене.
Дрожа, как листок, она опустила ружье. Я рывком развернул девушку к себе и, вырвав оружие из рук, прижал лезвие меча к её горлу.
— А теперь скажи, почему я не должен убить тебя.
— Я... — пролепетала она. — Ради отца... Они поймали нас месяц назад. Я обещала, что выкуплю его. Найду ценность, достаточно дорогую. Потому и пошла с тобой. Я хотела сама освободить его, но эти шакалы меня поймали. Мне пришлось рассказать им о тебе, иначе они убьют папу.
Она скосила глаза на светящееся лезвие Каминари и сглотнула.
— Прости, Рэйджи... у меня не было выбора. Но теперь уже всё равно.
В её взгляде не было обмана. Я видел её насквозь: простая, как два пальца, девчонка не утаила бы от меня лжи.
Я медленно убрал меч от её шеи и отошёл к пульту.
— Убирайся.
Положив меч на стол, я стёр грязь с лицевой панели и влил немного сомы в ладонь. Слабого заряда энергии должно хватить, чтобы оживить внутренние накопители системы. Если, конечно, хоть что-то здесь уцелело.
За спиной послышалось неловкое шуршание. Итара подняла ружьё и, прижав его к себе, переступила с ноги на ногу.
А из коридора уже доносились крики и топот десятков ног: встревоженные канонадой, к нам мчались оставшиеся мародеры.
Засыпанный грязью экран засветился, откликаясь на мой зов. В воздухе над столом задрожало голографическое изображение пульта и врат. Осталось найти, как запустить древний механизм: портал подключался через хитросплетение каналов, которые еще предстояло отыскать и запустить.
Тут же в стол ударило две пули, разлетаясь яркими искрами. Девушка кувыркнулась к ближайшему телу и, устроившись за ним, выстрелила в проход.
— Ты дура что ли? — зло рявкнул я, оборачиваясь. — Вали отсюда, пока живая!
— Я помогу тебе!
— Уже помогла!
Вот же дурочка, нашла время искупать вину!
Третья пуля просвистела рядом со мной и щелкнула по стене напротив. Спешно водя руками по голографическому пульту, я развернулся — перекрыл проход пленкой щита. Коридор уже заполняли мародеры, и судя по возгласам, они поняли, что нас здесь всего двое.
— Не обращай на меня внимания, Рэйджи! Делай что нужно, я задержу их!
Да черт с тобой! Решила помереть — сама виновата. Пока за спиной разворачивалась жестокая перестрелка, я погрузился в громаду командных линий системы. Здесь явно порылись маги, и в период временной оккупации, и после того, как наши оставили цитадель: теперь было ясно, что Йор-61 держал альянс магических миров.
Искать линии включения портала пришлось интуитивно, нажимая на наиболее похожие символы и глифы. Воздух над столом рябил, воздух наполнил шум, сквозь который послышался чей-то голос.
— ...пленный не выдал, но...Мелитану, ошиб...
Чего?
Я остановил пальцы на одном из символов и пролистнул назад. На глаза попался поврежденный файл журнала, я быстро открыл запись и запустил.
Над столом задрожало изображение неизвестного мага. Облегающий комбинезон, плащ, вереница трофеев перечеркнувшая грудь, а на поясе висело оружие из энергоплатины. Трофей. Я пригляделся к символам на груди: архонт, один из тысячи элитных воинов. Я слышал о них раньше, но в бою никогда не видел: их создали сильно позже момента, когда я покинул Легион и получил свой мир.
По залу разнесся его глубокий, чуть механический голос.
— ...ищут легендарное божество. Верховный совет отправил половину ордена на её поиски. Мы обшарили Йор-61 до последнего камня, но не нашли следов Мелитаны.
Я нахмурился.
— Маги тоже ее ищут? Им-то  зачем?
— Рэйджи, они прорываются!
Я обернулся к Итаре — она сжалась за изрешеченным телом, прижимая к себе дымящееся от перегрева ружьё. Мой щит еще держал слабые заряды, но выстрелы помощнее проходили сквозь него с легкостью. Времени почти нет.
— Мне нужна ещё минута.
Развеяв дырявый щит, я поставил новый — он вышел раза в два слабее прошлого. Мои силы были на исходе, надо заканчивать.
Я открыл дубликат меню и вернулся к поискам, а голографический архонт продолжал вещать.
— ...возможно, в одном из дальних миров. Так или иначе, мы должны найти её раньше богов. Ключ от Бездны не должен...
Запись оборвалась и через пару секунд пошла с начала.
— Вот оно! — воскликнул я, находя изображение врат и последовательность активации. Пальцы торопливо забегали по символам, принадлежавшим магам. Врата тускло блеснули, наполняясь энергией.
— Рэйджи-и!
Едва я обернулся, как в проходе встал рослый мародер с ручной пушкой. Грохнул выстрел — и щит с гудением погас.
— Нашли же время! — я с досадой отмахнулся, швыряя в проход целый ворох узких щитов-лезвий. Громила ринулся в сторону, но судя по вскрикам, они нашли свои цели.
Вратам нужно было еще секунд двадцать для активации, придется тянуть время! Я перекатился по полу, уходя от очереди, выпущенной из коридора, подхватил автомат одного из мародеров и начал стрелять.
Не зря девчонка называла их шакалами: почуяв добычу, они перли в проход как животные, не считаясь с жертвами. Наверняка потом поживятся вещичками с убитых товарищей, с них станется. Заняв позиции по обе стороны от прохода, мы палили по мелькающим силуэтам. Среди грохота выстрелов слышались крики, отборная ругань и зычные команды предводителя, не спешившего лезть под пули и подыхать, как мелкая шушера.
— Давайте, трусы! — гремел его голос. — Первой девчонку отдам тому, кто принесет башку этого урода! Половину денег за его меч! Шевелитесь, вы!..
Стены осветились яркой голубой вспышкой: врата заработали! А в голове снова зазвучал голос незнакомого божества.


Портал приведет тебя ко мне, Гигас. Поспеши, пока его не обнаружили.

Подтянув меч, я посмотрел на Итару. Девчонка словно почувствовала мой взгляд — и обернулась.
— Уходи, я прикрою!
Вот же... как только я уйду, надолго её не хватит: мародеры быстро окружат и захватят одиночку. А что будет дальше, я знал слишком хорошо.
— Тоже мне, героиня нашлась, — фыркнул я и поднялся. Щит развеялся, а в проход, и так заваленный телами, ломанулось сразу трое.
Создав над проходом новый щит в форме трапеции, я опустил его, как лезвие гильотины. Троица свалилась на землю, но за ними поднялись еще несколько. Им навстречу уже летел веер сжатых до предела игл-барьеров.
Я подобрел второй автомат, запрыгнул на стол и прицельно, короткими очередями, срезал еще с десяток силуэтов, мелькавших в проходе.
Потеряв в первую волну человек тридцать, мародеры притормозили безумный штурм — переть на верную смерть они не хотели, даже за все золото мира. Воспользовавшись передышкой, я собрал остатки сомы и перекрыл проход последним щитом.
— Уходи, Итара! — я кивнул на стену напротив врат и метнул в непримечательный блок крошечный щит. Стена содрогнулась, камни утонули в нише, открывая тайный ход в один из коридоров.
Она обернулась на тайный ход и помотала головой.
-Ты с богом решила спорить, женщина?! — взревел я так, что она невольно вжала голову в плечи. Похоже, на этот раз убедил: девчонка вскочила и побежала к проходу, обнимая задрипанное ружье отца. Уже у входа она обернулась и закричала.
— Беги сейчас! Когда прорвутся, я выиграю пару секунд и уйду! Клянусь!
Да черт с тобой, дура! Бросив автомат, я подхватил Каминари и бросился к порталу. За спиной раздался звон разлетевшегося от выстрелов щита, а следом — гулкие выстрелы Итары.
Поняв, что им меня не догнать, мародеры с ревом бросились напролом. Преодолев последние метры, я коснулся пленки портала и обернулся. Сразив выстрелом очередного врага, Итара улыбнулась мне и воскликнула.
— Если боги послали мне тебя, ещё увидимся!..
Её голос потонул в гудении портала. Пронизанный вспышками выстрелов и гарью зал пропал во вспышке света, а меня неудержимо потащило вперёд, к неизвестному пункту назначения.
* * *
Портал выбросил меня... нет, не в очередную пустошь. Больше всего это походило на станцию на орбите одного из миров. Довольно просторный зал с высоким потолком, рядок смотровых окон вдоль стены, арка портала позади.
На стенах — символы Гелиона. Память подсказала: большой зал легатов. Пустой. Почти.
Впереди, на помосте, возвышающемся над полом, стояло одинокое кресло, слишком роскошное для военного чина. А на нем сидела богиня. Длинные светлые волосы, белоснежная кожа, непередаваемой красоты лицо. Не помню, чтобы в совете была такая. На ней была тонкая голубая тога, в руках — бокал с алой жидкостью, искрящейся в свете ламп.
Увидев меня, она отняла бокал от губ и улыбнулась.
— Гигас. Долго же ты добирался.
— Так это ты вытащила меня из измерения Региса?
Она снисходительно кивнула.
— За тобой сложновато угнаться. Что ж, свою часть сделки я выполнила, теперь — твоя очередь. Ты же помнишь, что должен для меня сделать кое-что?
— Погоди, кто ты?
— Союзник. Я же не стала тебя убивать, хоть и могла. Или ты считаешь иначе?
Ну да, она не торопится меня убить, как подданные Вседержителя, но это еще ничего не значит. Расслабляться с ней не стоит.
— Так чего ты от меня хочешь?
— Я смотрю, ты любишь сразу переходить к делу, — она кокетливо перекинула ногу и отпила вина. — Хорошо. Для начала, ты должен понимать, что никто из богов Гелиона не знает сейчас, где ты находишься.
Хоо... значит, она действует втайне от Вседержителя. Одна из тех самых повстанцев, о которых говорил начальник Региса?
— Второе: они могут в любой момент узнать об этом. Как и то, что ты прикончил того карателя и узнал кое-что, что ему нужно. Даже если это не так.
— Я понял, что ты сдашь меня, если я откажусь. Но что мне мешает прямо сейчас размозжить твою хорошенькую головку о стену и спокойно уйти восвояси?
— Даже не знаю, может быть, полное отсутствие сомы в твоем астральном теле? — улыбнулась она.
Вот же дрянь... она что, видит, что я истратил всю сому досуха? Кто она вообще такая?
— Что тебе нужно?
Она властно сверкнула глазами.
— Чтобы ты нашел Мелитану.
Её голос эхом раскатился по залу. Ну да, ни больше, ни меньше, найти легендарную богиню.
Я выдавил усмешку.
— Мелитану? Тысячи лет прошли с тех пор, как она пропала. Её вообще могли выдумать, как легенду, миф. Может, её и не было никогда.
— Была, поверь мне.
— Н-да? Если и так, с чего ты взяла, что она вообще жива?
— Потому что всё ещё жива я.
Она загадочно улыбнулась, проводя пальчиком по краю бокала. И тут меня осенило. Её вылизанный, идеальный вид, светлые глаза, ее проницательность и то, что видят немногие из богов...
— Ты химера.
Хозяйка с улыбкой облизнула губы и отпила вина.
— Мелитана создала тебя, так? Она — твоя повелительница. Но химеры же так долго не живут, как...
— Гигас, ты так молод и еще столько не знаешь, — сказала она так, словно поучала маленького мальчика. — Тебе всю жизнь говорили, что химеры — жалкие подобия человека, лишенные самостоятельности? У нас нет магии, воли, и даже полноценных тел?
Она отложила бокал, встала и сбросила с плеч платье. Ткань скользнула на землю, обнажая бархатистую белоснежную кожу её совершенного тела. Дааа... стоило усилий не разинуть рот, увидев её роскошную фигуру, тонкую талию и налитые груди с торчащими розовыми сосками. Не говоря уже о том, что было ниже изящной ложбинки пупка.
— Так что, я всё ещё кажусь тебе неполноценной? — ехидно спросила она, наслаждаясь моим пожирающим взглядом. — Или проверим, что всё в нём работает, как надо?
Она соблазнительно провела пальцами по внутренней части бедра вверх, через пах по боку — и обняла свою грудь. Меня бросило в жар от прилившей крови.
— Довольно шуток, химера. Ты ведь меня вытащила не ради утех? Что ты хотела предложить мне?
Точнее, для чего использовать — права выбирать она мне не оставила.
— Зануда, — сморщив носик, она подхватила платье, быстро облачилась и села обратно. — Ты не знаешь, от чего отказываешься. Многие боги из совета мечтают о таком предложении.
— Я сам выбираю, с кем и когда это делать, — усмехнулся я. — Так что ты хочешь?
— Всё просто, Гигас. Я хочу, чтобы ты вернул Мелитану.
Ага, ни много ни мало, вернуть легендарную богиню и первую Вседержительницу Гелиона.
— Мм, больше ничего не надо?
— Нет, — она издала смешок. — Я знаю, это дико звучит. Вседержитель ищет её следы по всей Галактике. Ты — не единственный, кого он использует для этого. Целая армия богов участвует в поисках. кто-то — явно, а кто-то, как ты, даже не подозревая, работает на него. До тех пор, пока приносит пользу, конечно.
— Почему это не сделаешь ты? Химеры ведь чувствуют, где находится их хозяин.
— Это не так просто, — вздохнула она. — Я не ощущаю её, где бы ни была. Или она слишком далеко, или что-то мешает. Кроме того, больше пользы я принесу будучи в Гелионе. На виду у тех, кто следит за мной. Пойми, Гигас, многие боги не разделяют страсти Вседержителя к истреблению миров. Ты сам знаешь, что он хотел сделать с твоей паствой.
Я нахмурился.
— Не думаю, что он хотел это сделать по-настоящему. Или же он дал мне знать об этом, чтобы потом низвергнуть.
— Я видела сотни опустевших миров, Гигас, — её голос потускнел. — Там, где Вседержитель собрал всю сому из ещё живых людей, выжав их до последней капли. Или того хуже — сделал их живыми батарейками, заточив в экстракторы. Думаешь, на чем летают крейсера Гелиона, откуда берется сома для подзарядки десантников и наполнения миллионов энергокристаллов? Хочешь, я скажу, сколько человеческих жизней нужно, чтобы зарядить один рунный медальон?
— Догадываюсь.
— Людей используют как скот. Самое ценное — сому — изымают первой. Потом в ход идут мышцы, жир, кожа и волосы, в созданной Вседержителем системе даже костям находят применение. Никогда не задумывался, из чего делают пайки для легионеров? Мелитана хотела другого, ты читал Кодекс. Так что не вини себя, для своей паствы ты выбрал лучший исход.
— И для чего тебе Мелитана? — сощурился я. — Возглавить восстание? Свергнуть Вседержителя и вернуть мир в Гелион и сотни миров? Ты же понимаешь, что магам плевать, кто правит богами. Они ненавидят нас всех одинаково.
И теперь я понимал, за что. О таких подробностях я мог лишь догадываться.
— Не ради восстания. Она — единственная, кто спустилась на дно Великой Бездны. И то, что она там нашла, как и то, что принесла с собой, однажды уже изменило всю галактику.
Я вопросительно сощурился, а химера вкрадчиво, произнесла, выделяя каждое слово.
— Она постигла тайну появления богов и магов.
В зале повисла тишина. Я медленно переваривал ее слова. осознавая весь масштаб информации. За сухими словами "постигла тайну" скрывалось невообразимое "могла повлиять".
Если Вседержитель захватит ее и узнает это, извечной войне с магами конец. Человечеству — конец. Теперь понятно, чего он так помешался на поисках предшественницы.
— Я тебя понял. В таком случае, верни меня обратно, на Землю. Кажется, я нашел ниточку, ведущую к твоей ненаглядной создательнице.
— Что за ниточка, Гигас? — снова улыбнулась она, проводя пальцем по щеке. — Может, поделишься со мной?
— Обойдёшься, — усмехнулся я и повернулся к кольцу Стеллариса. — Включай эту штуку, мне есть чем заняться.
— Так подойди ближе, — она поднялась и легко сбежала ко мне, на ходу поправляя платье. Меня снова прошиб пот при виде её фигуры, без труда проглядывающей сквозь ткань. Когда всё закончится, я проверю, соврала ли она насчёт полноценности своего тела.
Химера подняла руку — и перед нами вспыхнула ослепительная, искрящаяся арка портала. Я обернулся к нему, не веря своим глазам.
— Бред какой-то. Химеры...
— Не могут пользоваться божественной магией? — хитро улыбнулась она. — У нас ведь нет сфирот, как у вас, да? Сколько там их нужно для порталов, пять, или шесть?
— Смотрю, Мелитана не научила тебя манерам. Ты хвастаться будешь, или дело делать?
— Какой ты непокорный, Гигас, — химера обняла меня сзади и коснулась губами уха. — Мне такие нравятся больше всех.
Я расцепил ее руки и шагнул в сияющий мириадами звёзд тоннель перехода. Мгновение — и неудержимая сила рванула меня вперед. Я стиснул рукоять меча, а сзади донесся обрывающийся голос химеры.
— Теперь понятно, почему она выбрала тебя своим...
Вспышка. Длинный тоннель перехода стремительно изгибался, неся меня к ставшей уже родной Земле. Я нетерпеливо вглядывался в его глубину. Ну же, скорее!
Заносчивая химера даже не представляла, какую услугу мне оказала. Поиски Мелитаны, борьба с Вседержителем? Если наивная дурочка хочет, чтобы я стал спасителем мира и всего Гелиона, то она сильно ошибается.
Этот старый козёл Вседержитель ничего не получит. Если секреты Мелитаны дают такую власть, то её должен заполучить лишь я.

***

===

Глава 5. Семейные дела

Резиденция клана Окамацу всегда славилась тишиной. Один из древнейших кланов умел вести дела тихо, даже в самые неспокойные времена. Ходили слухи, что Император через них проворачивал те дела, что не должны были прямо указывать на его персону.
А значит, и сейчас, собрав без малого половину старших кланов под крышей своего дома, старик Окамацу будет неофициально нести волю Императора. Подходя к порогу резиденции, Ямано Атару понимал это как никто другой.
— Эфис, останься снаружи, — велел он помощнице и, разувшись, прошел в главный дом следом за служанкой.
В длинной просторной комнате за низким столом уже собрались представители заинтересованных кланов. Восемь человек, включая самого старика Окамацу. И среди них — аж два архонта: виденный ранее Хирага и второй, но отнюдь не по силе, глава клана Тенгецу. Похоже, дело было весьма серьёзным, раз привлекло к себе такие силы.
Поприветствовав остальных, Ямано занял свое место и приготовился слушать.
Хмурое, изрезанное морщинами лицо старика повернулось — он обвел внимательным взглядом собравшихся и заговорил.
— Не нужно объяснять, зачем мы здесь собрались, — сделав паузу, он продолжил. — Могами. Слова Императора были предельно ясны — если они откажутся выдать меч, начнется война. Не скрою, мой клан хотел бы обладать таким оружием. Но даже с соплячкой во главе, клан Могами силён.
— Это так, — кивнула женщина с броским макияжем из клана Мурано. — Лидерство клана строится на двух вещах: силе его членов и мощи его экономики — производства и торговли. Даже потеряв сильных бойцов, клан Могами обладает солидным числом воинов. А его экономику будет сложно разрушить.
— Зачем рушить экономику? — возмутился архонт Хирага и поджал губы, — нужно поставить им ультиматум. Меч в обмен на безопасность. Сколь бы они ни были сильны, против ударной силы двух-трех кланов они не выдержат.
Старик усмехнулся.
— А если они решат драться до конца? Сколько твоих людей поляжет? Или забыл, что случилось в "Доме белой цапли"?
Архонт прикусил язык. Он помнил, что за каждого убитого Ширасаги пришлось заплатить жизнями трех-четырех воинов.
— Решать вопрос силой — значит, ослабить себя перед другими, — неожиданно произнес второй архонт, глава клана Тенгецу. — А напасть в лоб — отвратить от себя союзников. Вероломство не в чести.
— С другой стороны, — продолжила рассуждать дама. — Экономика влияет на весь клан. Если Могами начнут слабеть — их люди отвернутся от сюзерена. Младшие ветви клана, почуяв слабость, пожелают взять все в свои руки. Рыба гниёт с головы.
— Тяжёлое время — лучшее для смены власти, — усмехнулся Ямано.
— Мои связи с младшим братом Рюэна весьма сильны, но даже он не рискнет предать свою кровь, — добавил архонт Тенгецу.
— Верно, свою кровь, — оскалился младший из присутствовавших, наследник Императорской ветви Овада Изая. — Клану Могами пора исполнить клятву и породниться с императорской семьей. Смешать кровь и влиться в правящий клан.
Ямано нахмурился: он знал, что парень был обручен с Могами Юи. В обмен на сохранение жизни последней Ширасаги Император взял с Рюэна обещание выдать дочь замуж за младшего из наследников, Овада. Им и стал Изая, многообещающий и довольно наглый эспер.
Если Юи нарушит слово, Император должен будет казнить Рюэна. И ничто более не остановит кланы от войны против Могами.
Окамацу согласно кивнул.
— Это самый безболезненный вариант.
— И тогда меч перейдет в семью Овада, — мрачно заключила Мурано, переглянувшись с остальными.
Никого не устраивал такой расклад: в случае замужества клан Могами полностью ассимилировался кланом Овада. Победитель забирал все. Остальные не получали ничего.
Это понимали все без исключения собравшиеся. Ямано едва сдержал усмешку: каждый клан хотел урвать свой кусок, а значит, война будет идти не только с кланом Могами. Но и между всеми, кто включится в гонку за меч и наследие Могами.
Отдавать такой жирный приз в одни руки — слишком расточительно. Но сказать об этом не решится никто.
Заметив, как нахмурились остальные, Овада нахально улыбнулся.
— Возражения есть? Кто-то посмеет помешать воле Императора?
— Разве что сам клан Могами, — негромко заметил Ямано. — Юи еще не дала своего согласия.
— Это мы еще посмотрим, — усмехнулся наследник и поднялся из-за стола. Окамацу посуровел: нарушить древний этикет, поднявшись раньше старших кланов — оскорбление, но заявить об этом прямо наследнику Императора он бы не решился. Не тот статус — опуститься до уровня юношеских перепалок.
— Ваш пыл достоин уважения, — заявил он. — Но успех и горячность редко ходят рука об руку.
— Хорошая поговорка, — кивнул он. — Но я предпочитаю действовать, а не болтать.
Поправив вышитый символами имперского рода костюм, он кивнул остальным и вышел из комнаты.
* * *
Во всём теле была непривычная слабость. Собрав все силы, Фубуки открыла дверь, вошла в палату и села рядом с кушеткой. Там, под писк приборов и ровное гудение системы жизнеобеспечения лежал Рюэн Могами. На измордованном, заплывшем синяками и ссадинами лице — выражение умиротворения, от которого сердце болезненно сжалось.
Если бы она знала, чем всё закончится...
Сдержав вздох, Фубуки взяла его еле теплую ладонь и сжала. Сколько ни убеждай себя, но она поступила бы так же. Спасла дочь, доверившись мужу.
Оставалось лишь кусать локти в бессильной злобе и привыкать к новым — точнее, давно забытым старым ощущениям тела без толики магической силы. Первичный осмотр подтверждал — физически она в полном порядке, но такой слабой и незащищенной она себя не ощущала никогда.
Сзади хлопнула дверь — и в палату влетели Юи и Рикка.
— Мама! — Юи тут же бросилась ей на шею, но хватило одного строгого взгляда, чтобы её остановить.
— Тихо, — добавила Фубуки. — Мне и так дурно, давай не будем усугублять.
— Мне сказали, что твои силы... — начала Юи, но тут же осеклась. Тяжелый взгляд матери был красноречивее слов. Руки дрожали от слабости, на виске билась венка.
— Нам надо поговорить, втроем, — она кивнула Рикке. Та, поняв знак, закрыла дверь на замок и подошла ближе.
Юи нетерпеливо поерзала и, едва сестра встала рядом, заговорила.
— Что случилось на турнире? Я слышала. там погибло много народу, что произошло? И где Рэйджи? Я видела, что он был с Риккой перед тем, как связь оборвалась.
— Он... — Фубуки отвела взгляд. — Остался там. Мы столкнулись с богом, бой с ним стоил мне всех сил. Сама видишь, я больше не архонт, даже не эспер... такова была цена, чтобы спасти Рикку. Мне едва хватило сил вытащить её. На Рэйджи моих сил уже не хватило.
Фубуки покосилась на Рикку: та сжала кулаки, закусив губу до крови. Перед тем, как их эвакуировали, мачеха настрого запретила ей говорить о том, что случилось, даже ближайшим родственникам. Правда о Ямаде не должна была просочиться наружу.
— Выходит, он тоже...
— Он пропал без вести, — твёрдо заявила сестра. — Мы не видели его тела. Он мог спастись.
— Сейчас это не главное, — перебила Фубуки. — Послушайте, обе. Это очень важно и касается всей семьи. Всего клана.
Девушки замолкли и подобрались.
— Скажу прямо, вас ждёт тяжёлое время. Отец в коме, а я лишилась сил. Моего ядра магии больше нет. Вчера ко мне приходил распорядитель Императора и сказал, чтобы мы в течение двух дней дали ответ, с кем Империя будет иметь дело дальше в клане Могами. А также передать Императору Каминари, если не найдется другого достойного носителя.
— Погоди, но ты ведь можешь и без сил... — начала Юи, но Фубуки жестом остановила её.
— Править кланом, может, и могу, но никто не будет слушать неодаренную. Это позор как для Могами, так и для наших союзников. Да и Каминари в моих руках теперь бесполезен. Кроме того, всеми делами клана управлял ваш отец, я мало что понимаю в хитросплетениях отношений между родами, и тем более, в управлении производствами.
— Выходит... — Юи посмотрела на сестру. — Если так, то главой должна стать я? Рикка — не часть клана, её не примут младшие рода. Других наследников тоже нет, кроме дяди.
Фубуки кивнула.
— Это тяжелая ноша, Юи. Тебе придется иметь дело с хитрыми интриганами со всех концов Империи, и кроме как советом я тебе помочь не смогу. Они уважают силу, но считаться с эспером, едва прошедшим метаморфозу, не станут. Ты должна показать себя — и перед другими родами, и перед нашими подчиненными. А ещё — вести дела клана, а это как управлять целым государством. Конечно, у нас всё ещё есть экономический совет клана и служба безопасности.
— Я... — девушка кашлянула, у неё мгновенно пересохло во рту.
— Не торопись с ответом. Подумай, как следует. Но, по сути, выбор у нас невелик. Я могу попробовать какое-то время держать удар кланов, но долго это не продлится. Либо Император возьмет Могами под личное управление, либо старшие кланы начнут растаскивать наши активы по частям. Либо же мы заключим политический союз ради спасения клана...
Она сделала многозначительную паузу. Девушки прекрасно понимали, что в этом случае клан переходит под управление мужа, а альтернатив у Юи не было: она была обещана наследнику Императора. Рикка же и вовсе не имела права голоса, как и права наследования.
Видя ее замешательство, Фубуки добавила.
— Есть еще вариант — отречься от правления и передать власть одному из младших родов ветви Могами. Они уже готовы грызться друг с другом за власть, и поверь, отречение примут как царский подарок.
— Ни за что, — твёрдо ответила она. — Если отрекусь от правления, клану конец.
Женщина кивнула.
— И даже в этом случае они будут напирать и испытывать тебя на прочность каждый день. Тебе нужен символ власти.
— Каминари, — прошептала Юи. — И тот, кто способен им владеть. Мама, ты же еще не передала меч Императору?
— Нет, но... — она понизила голос почти до шепота. — У меня его больше нет.
Рикка хотела вступиться за неё, но едва не вздрогнула от резкого стука в дверь.
— Госпожа Фубуки, срочные новости!
Начальник службы безопасности третий день не отходил от неё. У больницы, принадлежавшей клану, всё это время дежурили боевые отряды на бронированных джипах: лучше момента для покушения и не придумаешь.
— Открой, — велела она — и Рикка быстро отперла дверь.
— Что случилось, Масаки?
Суровый, сухопарый мужчина поклонился им и, переведя дыхание, заговорил. Палату заполнил его суховатый, скрипучий голос.
— Две новости, госпожа. Первая — на нашей фабрике в портовом районе началась забастовка рабочих. Больше половины людей прекратили работу, конвейер встал.
Фубуки отчетливо цыкнула.
— Так и знала. Старшие кланы уже начали действовать. Чёрт, был бы с нами Рюэн, уладил бы в два счёта. Он разбирался в таких делах.
— Справимся, — бесцветным голосом сказала Юи.
— А вторая новость? — спросила Фубуки.
— Тот парень, что жил в вашем доме со своей матерью, замечен в нижнем городе. Как его..
— Рэйджи?! — одновременно воскликнули Юи и Рикка. Девушки переглянулись.
— Да, он.
— Я еду немедленно, — встрепенулась Юи.
— Я с тобой!
Обе девушки вылетели из палаты, едва не сбив с ног медсестру, стоявшую под дверью.
— Масаки, привези его сюда, нам нужно поговорить, — велела Фубуки и жестом отпустила мужчину — он поспешил следом за девушками.
— Госпожа, доктор уже прибыл и готов вас осмотреть, — вежливо поклонившись, сказала медсестра.
— Хорошо. Сейчас буду.
Дождавшись, пока сестра уйдет, экс-архонт сжала руку супруга и выдавила улыбку.
— Не подумала бы, что снова увижу тебя благодаря милости божества... и увижу таким из-за предательства собственного товарища. Мир сошел с ума, Рюэн. Клянусь, я сделаю всё, чтобы наши девочки выжили. Даже если придется взять в заложники бога.
* * *
Водитель остановил тяжелый внедорожник у задрипанного здания, сплошь изрисованного граффити. Едва машина затормозила, Юи выскочила наружу и поспешила к стоявшей неподалеку машине клана.
В открытой двери на заднем сиденье, спустив ноги на заплеванный асфальт, сидел он. Полуголый, в изорванных, грязных штанах и с длинным свертком, в котором угадывался замотанный в футболку меч, Ямада Рэйджи уплетал дешевый магазинный сэндвич, уже третий по счету, судя по пустым коробкам под ногами.
Издали не разглядеть, но он будто изменился. Очертились бугры мышц, и без того рельефных, волосы посветлели, а черты лица заострились. Но всё равно, это был Ямада Рэйджи. Её Рэйджи..
Дыхание перехватило от подступившей радости. В одно мгновение заполненная людьми, вонючая и грязная улица посветлела и наполнилась теплом. Куснув губу, чтобы скрыть улыбку, она торопливо, едва не срываясь на бег, пошла к нему.
А вот Рикка отчего-то не стала скромничать — и побежала ему навстречу.
— Рэйджи!
Рядом раздался визг тормозов — мимо них пронеслась машина и остановилась в десятке метров от Рэйджи. Распахнув дверь, из неё выскочила взволнованная Юмэми и буквально повисла на парне, успевшем встать с места.
Ну да, кто, если не мать, должна первой встречать его... Юи сбавила шаг, косясь на сестру — та подошла вплотную к Рэйджи и, дождавшись своей очереди, обняла его.
В груди кольнуло. Юи не могла вспомнить, чтобы сестра хоть с кем-то так себя вела. Даже отца она обнимала всего-то раза два.
— Ты вернулся! — дождавшись своей очереди, Юи деликатно обняла его. В нос ударил крепкий запах мужского тела и крови.
Рикка вцепилась в его руку и заглянула в глаза.
— Как тебе удалось выбраться? Там же настоящий ад был!
Он устало улыбнулся в ответ.
— Давай потом, все разговоры потом. Мне бы сейчас помыться и свалиться спать.
Он демонстративно зевнул, косясь на неё. Юи ощутила — плевать он хотел на усталость, в нем было достаточно силы ещё сутки пробегать по городу. Отговорки. Он тоже скрывает что-то.
Глотая слёзы, Юмэми не выпускала его из объятий и без конца причитала.
— Скорее едем домой, родной! Я думала, что потеряла тебя снова, там столько ребят погибло!..
— Юи.
Мягко отстранив мать и Рикку, он шагнул к ней. В руке сквозь ткань свертка поблескивал меч архонта. На золотистом лезвии виднелась запекшаяся кровь.
Верно... теперь её чувства мало что значат. Если она хочет сохранить клан, нужно в первую очередь думать о клане.
Она медленно выдохнула, успокаивая не на шутку разошедшееся сердце, и протянула руку.
— Каминари. Верни меч моей матери, пожалуйста.
Парень протянул ей меч, крепко сжимая за обернутое тканью лезвие. Юи положила ладонь на рукоять и потянула... не отпускает?
Она встретилась с ним взглядами: по спине побежали ледяные мурашки. Он смотрел так, что мороз пробирал. Острые, колючие глаза пронзали насквозь, до самой души.
— Конечно, он твой.
Рэйджи разжал руку и с улыбкой кивнул. Фальшивой улыбкой.
Выдохнув, Юи прижала к себе реликвию и кивнула на внедорожник.
— Поехали с нами, Рэйджи! Тебе нужно восстановиться, наши клановые доктора займутся твоими ранами...
— Не стоит, — отрезал он. — Я еду домой, Юи. Поговорим позже, идёт? Я позвоню тебе, обещаю.
— А...
— До встречи, Рикка, — улыбнулся он и, обняв мать. пошел к ждущему их такси. Обалдевший от зрелища водитель подобрал челюсть и спешно завел успевшую заглохнуть машину.
Всё произошло слишком быстро. Даже не верилось, что еще минуту назад она касалась его кожи, а теперь — снова едет домой, держа на коленях драгоценный мамин меч. Вес Каминари ощущался так, словно на неё взгромоздили булыжник. Но на душе была целая гора.
От тяжелых мыслей её отвлёк голос Рикки.
— Что дальше, Юи? Ты возглавишь клан?
Её снова кольнуло в груди. Взгляд сестры на Рэйджи упорно стоял перед глазами. Восхищение, неподдельная радость и что-то ещё, что заставляло сердце болезненно сжиматься.
Машина подпрыгнула на кочке: Юи рефлекторно сжала рукоять меча.
— Как будто у меня есть выход.
— Рэйджи не откажется помочь тебе, — негромко заметила Рикка. — Если ты его попросишь.
Юи покосилась на неё. На напряженном лице сестры играли желваки, девушка стискивала кулаки. Она вела себя странно с тех пор, как вернулась с острова. Это, плюс её реакция на Рэйджи, не могли быть случайными. Между ними что-то произошло.
За её спиной. И оба об этом молчали.
— Он не сможет за меня управлять кланом. Я должна справиться сама. А Что будешь делать ты?
Рикка скользнула взглядом по клинку на коленях Юи.
— Верну то, что моё по праву.
* * *
Я устало ввалился в наш дом, почти не чувствуя ног. Юмэми сразу поспешила на кухню, на ходу продолжая рассказывать что-то о своей жизни, пока я был на острове. Её слов я почти не слышал, ловя лишь обрывки фраз, но её мягкий, бархатистый голос успокаивал.
— Ты не представляешь, что тут творилось, пока тебя не было! Нас с Юи едва не похитили какие-то бандиты, мне даже пришлось переехать на время в общежитие Махо-Кай, а еще...
Устало натянув чистую футболку, я поднялся в свою комнату. Было одно дело, с которым тянуть больше нельзя. Поиски Мелитаны наверняка приведут в этот мир больше богов. И теперь это будет не вшивый каратель с шестью сфиротами. На его месте может оказаться легат, или один из старших богов.
— Рэйджи, спускайся скорее, я накрываю на стол! — донеслось снизу. — Или, может, сперва примешь ванную?
— Кое-что другое, — буркнул я, сунув в карман маленький свёрток, и спустился в кухню.
На столе исходила паром полчая чашка гречневой лапши с соусом и разогретыми котлетами из морозилки. От запаха закружилась голова, а рот быстро наполнился слюной.
Подавив человеческий инстинкт, я отодвинул тарелку.
— Юмэми, нам нужно поговорить.
— М? — она села напротив. — О чем, милый?
Пальцы сжали в кармане диск, полученный от покойного Эндо. История Юмэми Ямада... Было весело играть роль твоего сына, но пора закончить этот фарс.
Я разрушу твою жизнь, моя драгоценная жрица.
 

***

===


Глава 6. Место памяти

Утро выдалось непривычно пасмурным. И на этот раз я встречал его в роскошной больнице Среднего Города, в просторной палате, выделенной для единственного пациента. Точнее, пациентки.
— Рада, что ты быстро откликнулся, — равнодушным голосом начала Фубуки.
Бывшая архонт, а теперь — просто член семьи Могами, она сидела на кушетке в больничной одежде и спокойно листала в планшете последние сводки.
— Зачем ты меня позвала? У меня, если что, своих дел невпроворот.
Она отложила планшет и смерила меня тяжелым взглядом. Непохоже, что разговор будет простым.
— Хотела поговорить с тобой. Поблагодарить за спасение, и за то, что смог вернуть нашей семье Каминари. Как тебе удалось выжить и вернуться?
Я усмехнулся.
— Ну, знаешь, мы сели с ним, поговорили по душам... за бутылочкой пива вспомнили былые деньки и всё такое.
— Понятно. Значит, не хочешь рассказывать. Главное, что нам удалось от него избавиться.
— И теперь на очереди я? — сев рядом с кушеткой, я усмехнулся ей в лицо. Стоило отдать ей должное, контролировать себя Фубуки умела мастерски.
— Напротив, — она мотнула головой. — Наш договор еще в силе. Рикка должна научиться контролировать себя. И ещё один момент, Рэйджи. Для нашего клана наступают тяжелые времена. Могами лишились руководства, и если Юи возглавит клан, её будут рвать на части все остальные рода. Я не смогу ей помочь, а Рюэн...
— В коме, мне уже говорили. Ты хочешь, чтобы я помог ей вести дела клана, верно?
Она коротко кивнула.
— И да, и нет. Юи умная девочка, но неопытная. И не всегда решительная. Она не готовилась отражать угрозы клану, ни внешние, ни внутренние. Остальные это понимают. По нам будут бить всем, что есть. И, коли уж ты связан с нами, по тебе тоже. Я хочу, чтобы ты защитил наш клан, Гигас.
Она замолчала, ожидая ответа.
— Вы, люди, настолько предсказуемы... как только возникает проблема, с которой вы думаете, что не справитесь, то вспоминаете про богов. Не боишься, что Император узнает о том, что ты заключила договор с богом, и просто вырежет весь клан?
— Могами и так под угрозой истребления, — она пожала плечами. — Кроме того, нашу связь еще нужно доказать. Финт с островом и вторым богом дорого нам обошелся. Без тебя бы я не справилась, это верно. Но если думаешь, что на этом всё закончилось, ты сильно ошибаешься, Гигас. Ты всё ещё должен мне.
Я негромко посмеялся. Стоило ли гадать, что она выберет в качестве аргумента для моей помощи клану? Конечно же, шантаж! Люди никогда не меняются.
— У тебя большие аппетиты для той, кто потерял все силы, Могами Фубуки.
— Не забывай, я все еще могу рассказать о тебе Имперской Разведке.
— Да, да, и меня тут же разорвут придворные псы Императора. Но раз уж я все равно на побегушках у Могами, ты тоже должна кое-что для меня сделать.
Она нахмурила роскошные изогнутые брови.
— Что ты хочешь?
— Скажу, когда всё будет готово, — я с ухмылкой махнул ей и пошел к выходу. — Бывай, архонт.
— Эй, Рэйджи.
Её голос заставил меня обернуться. Серьёзный взгляд, суровое лицо... даже лишившись сил, внутри она оставалась той же львицей, что готова рассечь любого врага своим омни-мечом.
Удивительная женщина. Сплав силы, красоты и воли. Юи станет такой же, если постарается.
— Рикка одержима идеей возродить свой клан. Но если ей удастся, остальные рода ей этого не простят. Она еще неопытна и может наделать ошибок сгоряча.
— Я присмотрю за ней.
За спиной хлопнула дверь. Подмигнув пялившейся на меня молоденькой докторше, я быстро спустился к выходу и поспешил к такси. Дома меня уже ждала взволнованная Юмэми и папка с распечатками, подготовленная еще утром.
Верно. Всё готово, осталось лишь произнести последние, невыразимые слова.
* * *
Такси остановилось у входа на кладбище. Получив деньги за дополнительное ожидание, водитель включил аварийку, а мы вышли из такси. Всю дорогу бывшая общительной, Юмэми притихла и пристроилась сзади, не решаясь взять меня за руку. Небо медленно затягивали тучи, птицы замолкли, даже ветер стих.
Взяв по букету цветов и ведерко с водой у входа, как требовала традиция, я решительно пошел по аллее, по обе стороны которой возвышались одинаковые серые надгробья. Что за цинизм... здесь ведь только пепел тех, чьи имена выбиты на камне. Ни останков, ни памятных вещей, ни фотографии. Только воспоминания.
Никого... вокруг, кроме нас — ни души. Идеально.
— Рэйджи, родной, куда мы? — тихо спросила она.
Свернув в один из проходов, я остановился возле одного из надгробий и обернулся.
— Думаю, ты уже догадалась.
Поставив ведро, я набрал черпаком немного воды и полил на надгробье, как велит местная традиция. Камень потемнел, проявляя имя.
"Ямада Юджи".
Юмэми с грустной улыбкой встала рядом и, сложив ладони, опустила голову в молитве.
— Я давно не была у твоего отца... спасибо, что присматриваешь за нами, Юджи.
Стряхнув с могилы налетевшие листья, я положил у подножья камня часть цветов.
— Ты так и не сказала, где его похоронили. Я узнал сам.
— Я... не хотела тебя расстраивать, когда ты очнулся. Ты долго был в больнице, а потом начались неприятности с поступлением... много чего случилось. Давай лучше помолимся за твоего отца и купим благовоний домой.
— Тогда помолись ещё за одного человека.
Я подошел к соседней могиле и положил оставшуюся часть букета у второго камня. Юмэми встала рядом, медленно бледнея. Она знала, чья это могила, могла даже надпись не смотреть.
"Аями Ватацуми".
— Об этом ты тоже умолчала, чтобы не расстраивать?
— Эм, я не понимаю... — пробормотала она. — Откуда ты...
— Узнал о твоей сестре? Юмэми, как долго ты хотела скрывать это? — я достал из кармана рубашки помятую фотографию, найденную в нашем старом доме, и протянул ей. — Расскажи мне правду.
Она опустила голову и, сжав край юбки, тихо заговорила.
— У меня была сестра, Аями, мы близнецы. Мать отказалась от нас ещё в роддоме, но мы росли вместе, учились, и...
Она запнулась, но закончила.
— Она умерла за год до нашей свадьбы с Юджи. Вот и вся история. Рэйджи, ты привел меня сюда для того, чтобы увидеть слёзы родной матери?
— Я ведь уже говорил — ты мне не мать. Настоящая лежит здесь, — я кивнул на надгробие. — По крайней мере, её прах. Если ты не хочешь говорить правду, тогда давай я сам скажу её.
Достав папку, я один за другим начал вытаскивать документы и заговорил.
— Единственное, в чем ты не обманула — вы с Аями близнецы и из детдома. Как и Ямада Юджи. Там вы обе влюбились в него, но в этой борьбе ты проиграла сестре. В семнадцать лет, на последнем году старшей школы, она забеременела мной. Они с Юджи поженились, а ты...
— Не надо... — прошептала она.
— Это только начало. Через три года Аями действительно умерла. Тело ослабло после родов, она заболела и не смогла справиться с болезнью. У тебя таких проблем не было: ты была хороша в легкой атлетике, даже поступила в спортивный институт. Тебе прочили большое будущее. Но узнав, что Юджи и её маленький сын остались без матери, бросила всё. И предложила себя в качестве замены умершей сестре.
Она подняла взгляд, полный растерянности и непонимания.
— Зачем ты это вытащил?
Я ощутил навалившуюся на неё тяжесть. Юмэми даже говорила сквозь подступающий к горлу комок.
— Потому что ты не моя мать, Юмэми Ямада. И никогда не была ей. Мы не связаны кровью. И более того, я...
Она смотрела на меня большими заплаканными глазами. Недолюбленная. Нереализованная. Недооцененная. Я знал всё о ней, каждую частичку её жизни, хрупкой и фальшивой, как тонкое стекло ёлочной игрушки.
И своими руками ломал последнее, что оставалось.
С холодной неотвратимостью я закончил.
— Я — не твой сын. Не Рэйджи Ямада.
Ей глаза вздрогнули, по щекам скользнули слёзы. Капли начинающегося дождя глухо застучали по плитам надгробий, дороге, цветастому платью и щекам бледной, как бумага, женщины.
Ещё минута — и начнется настоящий ливень.
— Ты ведь и сама это уже поняла. По моему поведению, навыкам, привычкам, внешности. Даже это тело меняется — я же вижу, как ты смотришь на меня, пытаясь ухватиться за знакомые черты.
— Ты... — пролепетала она, качая головой. — Ты сошел с ума? Что ты такое говоришь?..
— Правду. Я — не Ямада Рэйджи, не твой приёмный сын. Мы вообще не связаны друг с другом, даже генетически.
В её глазах застыл немой вопрос.
— Моё имя — Гигас, и я бог, попавший в тело Рэйджи, когда он умер тем вечером вместе со своим отцом.
Взгляд Юмэми остекленел, она молча смотрела на меня, не в силах шевельнуться.
— Я знаю, что ты не веришь словам.
Шаг назад: над нашими головами возникла тонкая линза щита, широким зонтом укрывая от дождя. Капли лились вокруг сплошным потоком, но над нами не было ни одной. Глубоко вдохнув, я взглянул в астрал: тонкая, чуть заметная плёнка каналов едва начала формироваться в самом низу четвертого сфирота.
Этого хватит.
Вокруг нас загорелись тусклые огни. Один за другим, дрожащие язычки энергии зажигались и гасли, сливаясь и переходя друг в друга. Собравшись в шар, они повисли над моей ладонью.
— Даже если я унаследовал от Юджи дар магии, то не смог бы творить два плетения, тем более без рук. Рэйджи больше нет. Есть только Гигас.
Шар энергии растаял. Я убрал документы обратно в папку и повернулся к Юмэми.
Она была в глубоком ступоре. Застывшие в немом непонимании глаза смотрели на меня так, словно видели призрака.
— Я знаю, что ты чувствуешь. Пустоту, настолько бесконечную, что больно дышать.
Всё, чем она жила, оборвалось в одночасье. Сестра, любимый мужчина... а теперь и сын. Больше нет никого.
— И даже так, ты не одна. Твоя фальшивая жизнь закончилась. Но я могу дать тебе новую жизнь. Это в моих силах.
Я легко, кончиками пальцев коснулся её мокрой щеки — и отдал ей малую толику сомы. Совсем немного — этого хватит, чтобы она ощутила прилив энергии.
На глазах кровь прилила к ее коже, вытесняя болезненную бледность.
— К-какую... жизнь? — еле слышно прошептала она. — Что ты хочешь?
— Я всё расскажу. Не здесь.
Осиротевшая женщина медленно опустила голову. Я взял Юмэми за руку и пошёл к выходу с кладбища, где нас дожидалась машина.
— Идём домой.

  Читать  дальше ...  

***

***

***

***

Источники :  

https://topliba-review.com/read-book/69348746/  

https://books-online.org/author/belyaev-mihail/nizvergnutyi-4-voiny-klanov-si/1

 https://knigogid.club/books/fantastika-i-fjentezi/fjentezi/334811-nizvergnutyi-4-voiny-klanov-si-belyaev-mihail.html

 https://coollib.net/b/642196/read

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 89 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: