Главная » 2023 » Декабрь » 10 » Низвергнутый 034
07:00
Низвергнутый 034

 ***

***


===

===
Михаил
Беляев

Низвергнутый 4: Войны кланов

Глава 1. Победитель

"Ад пуст, все бесы здесь".
У.Шекспир.


Над островом медленно всходило солнце, заливая джунгли золотистыми лучами. Сидевшая на песке черноволосая девушка отпустила руку раненой мачехи и поднялась, не сводя глаз с горизонта, усеянного кораблями. Суда на всех парах мчались к берегу, чтобы забрать выживших — и отыскать всех погибших.
— Неужели всё закончилось? — Ширасаги оглянулась на темные джунгли, над которыми еще поднимались жидкие струйки дыма.
— Ошибаешься, Рикка. Всё только начинается, — просипела Фубуки, прижимая ладонь к груди, под которой угадывалась розоватая кожа затянувшейся раны. — Турнир сорван, погибли дети влиятельных кланов. Император не простит такое. И мои товарищи — тоже. Я больше не смогу быть главой клана Могами. Нас ждут тяжелые времена.
Она отняла руку от груди и прислушалась к себе. Ровная, мощная пульсация ядра магии больше не ощущалась. Гигас был прав. Она больше не архонт, даже не эспер — просто человек.
Рэйджи спас самое главное — её жизнь, на большее она не смела рассчитывать. Только Империи, кланам и ее собратьям по оружию не докажешь, что Могами Фубуки, великий архонт снежной бури, осталась лежать там, в карманном измерении, с выжженной дырой в груди.
Нужно привыкать жить как человек.
— Уходим, Рикка.
— Я подожду ещё. — упрямо возразила она, глядя в небо. — Когда он вернется, я встречу.
Женщина тяжело вздохнула. Никогда прежде её приёмная дочь, покладистая и послушная, не смела ей перечить. Не иначе чем чудом ей удалось сдержать метаморфозу в Нуэ, но это не прошло бесследно.
Рикка изменилась.
— Мы ждем уже три часа, он не вернется. Ты же понимаешь, столько он там не продержится. Не против бога.
— Я остаюсь! — Рикка обернулась, её глаза вспыхнули бледно-голубым светом. — Я верю, Рэйджи справится!
— Рэйджи, — усмехнулась она. — Это не его имя. Да и тело, наверняка, тоже. Он...
Её слова прервал веселый писк браслета на руке Рикки. Девушка посмотрела на экран — и вздрогнула.
— Этого не может быть, я не могла...
Фубуки поднялась и взяла дочь за запястье, заглядывая в экран.
"Поздравляем с победой в турнире! Вы набрали 968 баллов и заняли 1 место!"
— Что?.. — выдохнула женщина. — Но ведь турнир остановили...
Она осеклась: возобновить турнир мог очень ограниченный круг лиц. И от осознания, КТО вмешался в процесс, у неё по спине побежали мурашки.
— Не может быть, у меня было всего триста с небольшим баллов, я помню, — прошептала она и встрепенулась. — Это Рэйджи! Он заменил браслеты, надел мне свой! Зачем?!
Фубуки посмотрела в небо, до боли закусывая губу. Рот предательски кривился в улыбке.
— Ах же хитрый ты ублюдок... — прошептала она. — Даже об этом позаботился. Ну ты...
— Матушка, — Рикка обернулась к ней. — Это правда, что победитель финальных игр получает право создать свой клан?
Фубки смерила её взглядом. На лице Рикки не было и тени сомнения. Она была настроена решительно и серьёзно.
— Правда.
— Тогда я пойду до конца, — она провела руками по волосам, собирая их в длинный черный хвост. — Я так долго плелась за кем-то, слушала других и безропотно выполняла приказы, что стала забывать, кто я такая. Хватит... Отныне я сама буду решать свою судьбу.
Удерживая волосы одной рукой, она наполнила магией вторую — и словно ножом отсекла длинный хвост. Пряди шелковой волной упали на землю и, подхваченные ветром, полетели к океану.
— Рикка...
— Я пойду на финал. Займу первое место, чего бы мне это ни стоило. И верну свой клан.
— Никто не даст тебе это сделать, — покачала головой Фубуки. — Ты не забыла? Охота на Ширасаги так и не окончена. Все эти шакалы с радостью набросятся на тебя, едва ты сунешься в финал турнира.
— Это мы ещё посмотрим, — храбро ответила девушка и повернулась в сторону — вдоль берега к ним бежали несколько человек в оранжевых жилетах, а в небе показалась целая стая беспилотников.
Рикка с тоской посмотрела в небо — и, подставив мачехе плечо, поковыляла навстречу спасателям.
* * *
Императорский дворец был переполнен людьми. На машинах, заполнивших громадную парковку, полоскались на ветру флажки всех кланов, и старших, и младших. Всех, за малым исключением.
Пока остальные проводили совещание о политике торговых войн с соседними странами, представители главных родов собрались в просторном светлом зале, за длинным столом, во главе которого устроился сам Император. Важнейшие решения он принимал только малым кругом из наиболее приближенных людей.
От них же он заслушивал доклады и отдавал приказы, влияющие на жизнь всей Империи.
— Мы не можем принять результаты этого турнира, Ямано, — подал голос старейшина клана Окамацу, одного из старейших в Империи. — Это оскорбление. Девчонка из уничтоженного клана вообще не должна была участвовать.
— И кто расследует гибель всех этих детей? — возмутился молодой мужчина в конце стола. Он сдерживал эмоции, но голос выдавал его. Это его клан потерял в турнире перспективного наследника, и семья парня жаждала если не мести, то хотя бы справедливости.
— Имперские Дознаватели уже работают на месте, — осторожно ответил он, косясь на Императора. — Кроме того, архонт Могами уничтожила божество, проникшее на турнир.
— Так значит, это было божество! — воскликнула пожилая дама, сидевшая рядом с Императором. — И как ты умудрился прозевать его, Атару?
— Боги умеют отводить глаза людям. Даже лучший из имперских дознавателей не справился, а это было еще до турнира, госпожа, — вежливо поклонился он. Шпилька в адрес имперских структур отрезвит любого, а заодно и снимет подозрения с клана Ямано. Правда, делу это поможет мало.
Слишком сильно всё пошло не по плану. Слишком многие сделали свои ставки — и прогорели на этом.
— Твоя ставка на Ватанабэ не сыграла, Ямано, — фыркнул первый старик. — Как и моя — на Накано. Проиграли почти все участники сделки. Что делать теперь? Разве мы можем принять ТАКОГО победителя? Та девчонка, выжившая из клана Ширасаги, формально не нарушила ни одного правила. Честно прошла отбор, честно выполняла приказы... я трижды проверил все записи — к ней не подкопаешься. Разве что, тот случай с ребятами из Сузумэ-бачи.
— К турниру это не относится, — отрезал Ямано. — Мы проверили её браслет, он подтвердил данные. Все баллы получены честно и по правилам. Что же касается смертей...
Он снова покосился на Императора. Суровый, как скала, и такой же седой, он был недвижим, но острый взгляд внимательно наблюдал за каждым в зале. Ямано знал повадки могучего старика, по слухам, правившего уже сотню лет, и обладавшего такой магической силой, что даже архонты не были ему ровней.
Тот молчал. Не видел смысла вмешиваться. Не время.
— Мы расследуем каждую, — продолжил Ямано. — Все до одной. Уверяю, я лично займусь каждым случаем. А касательно победы Ширасаги...
— Это — ошибка Могами, — пророкотал голос, от которого все враз замерли. Император не предлагал и не спрашивал, он утверждал истину.
Собравшиеся переглянулись.
— Клан Могами ошибся, позволив ей влезть в турнир, — продолжил он. — И жестоко поплатился за это.
— Архонт Фубуки потеряла силу, — кивнув, пояснил Ямано. — С её слов, она погналась за божеством и повергла его, вытащив девчонку. Но каким-то образом её ранили и уничтожили её ядро магии.
— Просто невероятно... как она вообще умудрилась выжить после такого?
— Возможно, использовала один из артефактов от своих друзей из иных миров, — предположил Ямано. — Даже мы не до конца понимаем, на что способны некоторые трофеи оттуда. Сейчас она в больнице, на реабилитации. А Рюэн Могами пострадал при пожаре в резиденции клана. У него тяжелейшие раны, врачи ввели его в кому. Неизвестно, выживет ли он вообще.
— Выходит, клан Могами сейчас обезглавлен, — заключила молодая женщина из клана Мурано, прирожденных торговцев. — Что за гримаса судьбы, остаться перед таким серьёзным вызовом без лидера клана. Другие кланы могут воспользоваться их слабостью... или они успели подготовить преемника?
Её откровенные намёки раздражали. Мурано давно претендовали на расширение влияния, перестав довольствоваться только торговлей, но старшие кланы надежно держали свои куски большого пирога власти в Империи.
После этих слов многие задумаются о том, чтобы оттяпать у Могами если не всю их долю, то ту часть, что послаще — уж точно. Кроме того, был еще один нюанс.
— Преемника — нет, преемницу, — проскрипел старик Окамацу. — Могами Юи, лишь в этом году прошла метаморфозу. Она — единственный претендент. Старшая дочь главной ветви клана и сестра Ширасаги.
— Глава клана — соплячка? — усмехнулся второй. — Не смешите меня. Её не будут принимать всерьёз.
— Но других вариантов у них сейчас нет, насколько мне известно, — ехидно осклабился старик. — Рюэн и Фубуки справлялись вдвоем, а что будет теперь...
Он с улыбкой пожал плечами.
— Раз Фубуки больше не архонт, мы должны вернуть Империи её омни-меч Каминари, — подал голос еще один присутствующий, — глава клана Хирага и один из пяти архонтов Империи. Ямано скривил губы, этот вояка никогда ему не нравился. Тем более, что маги из других миров, рассмотревшие его кандидатуру в экспедиционный корпус, решительно отвергли его. В отличие от Фубуки.
Заносчивый эспер не упустит шанса заполучить такое мощное оружие, как омни-меч. Да и сам Ямано не отказался бы стать хранителем столь сильного артефакта: с подобным оружием каждое решение клана будет более весомым, не говоря уже о доверии Императора, и о многом другом.
— Могами сами должны решить свою судьбу, — снова заговорил Император. — Я дам им выбор. Если они достойны владеть оружием архонтов, пусть владеют и дальше. Если же Могами даст слабину — пусть их место займет тот, кто справится с ношей. Империи нужны сильнейшие. Я не потерплю, чтобы Каминари владел слабак. Империи не нужны слабые кланы.
Ямано переглянулся с остальными собравшимися. От слов Императора веяло холодом, и каждый ощутил это.
— А что, если они не пожелают отдать нам меч? — осторожно поинтересовалась Мурано. — Если глава Могами откажется?
Атару переглянулся с дедом Окамацу. Каждый из присутствовавших знал, что означает ослушаться приказа Императора. Пример клана Ширасаги до сих пор стоял перед глазами у многих. Почти все главы лично участвовали в истреблении их клана, и каждый понимал, что может оказаться на их месте.
— Тогда начнется война, — сухо ответил Император. — И в бою каждый возьмет то, чего достоин.
* * *
Трель звонка раздалась пушечным выстрелом. Еще не привыкшая к громким звукам, Айко Хаясэ привычно схватила со стола телефон и поспешила в коридор. Щелкнув замком, она распахнула дверь — за порогом стояла невысокая девчушка в потасканной школьной форме и с дивными белоснежными волосами. Гостья беспокойно оглядывалась, теребя край пиджачка.
Они уже виделись, та самая химера, что пришла вместе с Рэйджи!
— Ты... — она ткнула в химеру пальцем, вспоминая произношение слов. — Сестра?
— Танака Рэйджи! — выпалила она. — Ты знаешь, где он сейчас? Я ищу его, это очень-очень срочно!
— Эм... Танака? но он же вроде Ямада? — неторопливо ответила она. — Ямада Рэйджи.
— Танака, Ямада... да какая разница? — отмахнулась девочка. — Он мне нужен!
— Разве ты не знаешь? Он на турнире, — с трудом подбирая слова, Айко достала телефон — времени оставалось мало, за ней вот-вот заедут.
— Что за турнир? — нахмурилась химера. — Так он не в городе? А когда вернется?
— Айко, кто там? — сзади показалась её мать, за последние недели здорово посветлевшая лицом. Она больше не походила на иссушенную тень себя прошлой: исцеление дочери словно вдохнуло в неё жизнь.
— Это сестра Рэйджи! Может, зайдешь?
— Эм, у меня не так много времени... — нахмурилась она, косясь назад. Химера вела себя подозрительно и беспокойно. Хаясэ вспомнила, как Рэйджи притащил девчонку ночью в её дом. И сотворил такое, во что до сих пор с трудом верилось. Впрочем, с тех пор с ней тоже случилось много невероятного.
— У нас тоже, но чаем угостить успею, — улыбнулась девушка сквозь очки.
— Так, никакого чая! — строго заявила мать. — Доктор написал, они уже подъезжают.
— Прости, — виновато вздохнула она. — Я напишу Рэйджи, что ты его ждёшь, хорошо?
Она уткнулась в телефон, машинально свернув сайт реабилитационного центра, куда они наконец-то смогли пробиться. Лучшие клиники, отказавшие им в лечении в прошлом, не вызывали у нее доверия, да и как им объяснить то, что внезапно она исцелилась одновременно от глухоты и немоты?
Лишь в одном месте им пошли навстречу и согласились на прием. А стоило матери подробно описать ситуацию, главный врач центра настолько живо заинтересовался ее случаем, что захотел забрать Айко едва ли не в ту же минуту к себе.
— Эм, тогда передай ему, что я буду ждать его в том же месте. — начала девчонка, как за оградой дома плавно затормозил белоснежный фургон с эмблемой центра: три пересекающихся круга на фоне цилиндра, уходившего вниз. Странный знак был похож на жерло вулкана или провал в земле, и никак не вязался с передовым медицинским центром.
Футуристические двери фургона с шелестом раскрылись, как створки моллюска, образуя крышу и аппарель. А по ступенькам наружу вышел человек, одним своим видом вызывавший удивление и трепет.
Высокий худощавый мужчина — по крайней мере, фигура точно была мужской, — в облегающем зеленоватом комбинезоне от пят до шеи. Его голову и лицо закрывала высокотехнологичная маска с визором, на плечах был тонкий плащ, лоснившийся как мокрая кожа. Он казался столь же чужеродным в этом месте, сколь и удивительным.
— Господин Шварцен?
Из-за спины Айко вышла её мать и присмотрелась к гостю. В ответ раздался искаженный механический голос.
— Он самый. О, не пугайтесь, — доктор развел руками. — У меня редкое врожденное заболевание кожи. Мой костюм — вынужденная мера, пусть он вас не пугает.
Несмотря на его заверения, Айко стало не по себе. И дело было даже не в странном костюме доктора — от него веяло чем-то странным. Пугающим, но в то же время безумно любопытным. Она заметила, как оцепенела Химера — её сковал ужас, не давая даже вдохнуть.
— Вы ведь Хаясэ, верно? Это Айко, — он кивнул на неё. — А эта любопытная девочка...
— Я уже ухожу! — выпалила та и рванула прочь со двора. Впервые Айко видела кого-то настолько испуганным.
— Наш договор же в силе, доктор? — преодолев первое удивление, мать подошла к нему. — Вы ведь примете мою дочь в ваш центр? Я навела справки, про вас говорят, будто вы творите чудеса даже с безнадежными пациентами.
— Что вы, самые большие чудеса — это люди, — он загадочно рассмеялся и жестом пригласил их внутрь. — Когда вы рассказали случай вашей дочери, я сперва не поверил. Давайте не будем тратить время, поспешим в клинику. Мои люди ждут вас.
Подхватив сумку с вещами, Айко оглянулась на дом — и снова посмотрела на жутковатого доктора. Что ж, когда Рэйджи вернется, она встретит его как подобает. И наконец-то скажет ему лично те слова, что давно хранила в своем сердце.
* * *
Я падал в чернильную пустоту, сжимая горячую рукоять меча, и ждал мгновения, когда мое тело разорвет на части. Бесконечный поток энергии должен был разметать остатки мира, созданного Регисом, и вышвырнуть меня в космос. А ледяной бездне неважно, бог ты, маг или кто-либо еще — она пожрёт любого.
В голове крутились последние слова Региса. Вся моя жизнь и всё, во что я верил, за что проливал кровь, за что гибли мои товарищи, моя паства — всё оказалось подделкой.
Такой пустоты в душе я не ощущал никогда. Это даже больнее, чем потерять сфироты. Я потерял сам смысл жизни.
Тысяча шестьсот лет бессмысленного существования... и теперь, когда я наконец-то нашел ту ниточку, что позволит мне всё изменить, я лишился всего.
Может, не так уж и плохо, закончить всё здесь и сейчас.
Я закрыл глаза и снял последние щиты, закрывавшие мое хрупкое тело от летящих рядом обломков распавшегося мира.
Вселенная, я возвращаюсь к тебе.
— Младший бог Гигас, — внезапно раздался чей-то голос прямо в моей голове. Я распахнул глаза, а голос повторился.
— Низвергнутый, я могу помочь тебе, но взамен ты должен кое-что для меня сделать.

***

===

Глава 2. Одинокий бог

Чужой голос звучал прямо в голове. Это не магия, а божественные силы! Меня хочет спасти божество? Кто?
В памяти всплыла фигурка в балахоне, плачущая на суде богов. Но я не помнил ни одного бога, кто хотел бы меня спасти. Можно ли доверять ей?
Да черт возьми, а у меня есть выбор?
— Согласен! Вытаскивай меня!
Раздался оглушительный хлопок — и вокруг разверзлась бездна космоса. Меня обдало нестерпимым холодом — и тут же неудержимо потянуло назад. Мимо мелькнуло кольцо портала и вереницы звезд, вытягивающиеся в белые полосы сверхсветового перехода.
Портал богов нёс меня в неизвестность. Вцепившись в омни-меч, я всем телом крутанулся, но астральная энергия, заполнявшая портал, не дала даже дернуться. Но не прошло и минуты ,как полосы света стали распадаться, впереди забрезжило пятно выхода. Мгновение — и чернильную бездну стер ослепительный свет, мне в лицо ударил обжигающий поток воздуха.
Я рухнул в громадный песчаный бархан метров с десяти, едва не переломав руки и ноги. Кое-как откашлявшись, я с трудом поднялся. Руки-ноги вроде были целы, только песок набился везде, куда мог. Тело стало тяжелее, а воздух с трудом вливался в легкие — это точно не Земля, местная гравитация сильнее. А значит...
Взгляд скользнул по окрестностям вокруг. От увиденного перехватило дыхание.
Край дюны, на которую меня выбросил портал, упирался в утёс, за которым виднелось громадное черно-красное поле, сплошь покрытое голубоватыми кристаллами. Крестообразные минералы сверкали на солнце гранями с выведенными на них надписями. Надгробия... бесконечное кладбище богов, людей и магов, на черной от их крови земле.
Вдали виднелась гряда оплавленных скал, упирающаяся в полуобвалившиеся остовы зданий древней крепости. Среди громадных провалов в ее стенах гулял ветер, разнося черный песок и обрывки растений. А над ними высоко в небе сияло ослепительное красно-желтое солнце на фоне двух лун: Кароса и Йорхоса.
Я уже был здесь. Это место — Йор-61. Мир, где столетиями шла величайшая битва богов и магов.
Место, где я потерял Литану. И ещё две с лишним тысячи товарищей, всех имен которых я даже не помнил.
Черный океан песка и миллионы кристальных надгробий.
В голове снова зазвучал чужой голос, на этот раз он дрожал и прерывался, как плохо настроенное радио.
— Найди портал... ко мне. Быстро!
Отряхнув омни-меч, я огляделся: открытие портала наверняка заметил местный гарнизон. А значит, сюда уже спешит дежурный отряд. Не знаю, кто сейчас держит Йор-61, боги или маги — для меня оба варианта одинаково плохи.
Лучше уйти сейчас.
Перехватив меч поудобнее, я направился к развалинам крепости на другом конце могильного поля. Под ногами захрустел черный песок, обжигая даже сквозь подошвы. Взгляд скользил по бесчисленным крестам с одинаковой вязью надписей.
Имена, имена... Местных бойцов, воинов из иных миров, имена богов. Где-то не было даже их, лишь короткое "пал в последней битве".
Я шел уже третий час, судя по местному солнцу — одна из лун начала закрывать его собой, знаменуя наступление "первого вечера". А море крестов тянулось и тянулось, с той лишь разницей, что чаще стали встречаться обломанные и разбитые надгробья вместе с ржавыми остовами техники.
До скал и руин крепости оставалось меньше километра, когда далеко позади послышались шум моторов и вскрики людей. Я оглянулся: прибывшие на вершину холма, возвышавшегося над кладбищем, не были похожи на военных и уж тем более — на экспедиционный корпус богов. Убогие, изломанные силуэты скиммеров, никакой маскировки...
Мародеры. Полудикие пустынные падальщики, неизбежно возникающие на месте разрушенных войнами цивилизаций. Этим дикарям лучше не попадаться: даже если смогу убить половину, оставшиеся будут лезть, пока не вцепятся в лакомую добычу.
Нужно уходить сейчас, пока они меня не заметили. Облизнув пересохшие губы, я перешел на бег. Лучше было укрыться в руинах крепости, где был шанс найти подвалы или другие убежища.
Обогнув островерхую скалу, я побежал к громадному пролому в стене, за которым виднелись полуобвалившиеся остовы старой крепости богов. В торчащих искорёженных балках и осыпавшихся башнях с трудом, но я опознал один из блокпостов, которые уже видел тысячу лет назад.
Они всегда стояли по периметру крупной военной базы, а значит где-то недалеко должна быть такая. И в ней, разумеется, портал.
Забежав за стену, я обернулся — силуэты некогда скоростных глайдеров один за другим спускались с холма и скользили по полю крестов, обшаривая окрестности. В уродских силуэтах я узнал технику и магов, и богов, тысячу раз перелатанную и облепленную причудливыми надстройками.
Я рванулся вглубь базы. Здесь, среди развалин многочисленных казарм для богов, без труда можно затеряться. Они наверняка уже обшаривали это место тысячу раз и так далеко не пойдут. Даже если сунутся, искать здесь одинокого бога труднее, чем иголку в стоге сена.
Быстро добравшись до здания, от которого будто ножом отрезали целый угол, я ворвался внутрь. Лестница наверх, конечно же, раздолбана. Я подошел к одному из проломов в полу второго этажа, запрыгнул на кучу мусора под ней и, пользуясь небольшими щитами как ступеньками, запрыгнул на второй этаж.
Темно, пыльно, в углах высились черные кучи песка и истлевшие остовы механизмов. В стене — громадный провал, след от попадания чем-то тяжелым. Но темные провалы бойниц и окон идеально подходили следить за окружающей обстановкой.
Снаружи донеслись зычные вскрики и шум двигателей. Они уже добрались сюда?! А если среди них был один из магов-визоров, чувствующих ауры богов? Я быстро нашел взглядом бронированную стену с громадным отверстием, пробитым в ней, и спрятался.
Если их немного, можно было перебить всех по-тихому, забрать транспорт и быстро домчаться до цели, но оставшиеся мародеры наверняка быстро хватятся товарища. Привести за собой на хвосте дикую ораву — сомнительная перспектива. Драться с толпой в моем состоянии — тоже. Рана в животе от копья Региса хоть и затянулась, но от потери крови голова шла кругом. Сейчас мне жизненно необходимо залечь в тихом месте, привести себя в порядок и отдохнуть.
Лучше затаиться и переждать, пока они уйдут.
Не выпуская рукояти омни-меча, я прижался к стене и напряг слух. Гостей было не меньше десятка: человек восемь на большом транспорте и двое на подобии мотоциклов, парящих над землей. Они лихо кружили между остатков зданий, поднимая вихри песка за собой.
Тонкий визг моторов ховербайков навел на мысль, что неплохо бы угнать один из них, предварительно попортив второй. Неповоротливые скиммеры не догонят шустрый байк. Если один из мародеров отобьется или замешкается между руин, можно аккуратно снять его.
Один из байков затормозил под окнами моего здания и затих. Шанс! Я тихонько подобрался к пролому в стене и, затаив дыхание, выглянул наружу.
Пара скиммеров ползла между скелетированных зданий вдали, водя по стенам зеленоватыми лучами сканеров. За ними вдоль дальней стены крепости мчался первый байк. Я приподнялся, чтобы увидеть второй...
Щёлк — раздалось сзади. Металл по металлу... затвор заряженного ружья.
Дожили. Попался. Как не услышал-то? Теряешь сноровку, Гигас!


Атеруо ана
, — прошептали за спиной. —
Ана! Эте, ана!

Голос с хрипотцой, приглушенный маской. В памяти всплыли полузабытые диалекты Йор-61. "Подними руки".
Я медленно поднял руки и обернулся, не выпуская меча.
Мне в лицо смотрел ствол архаичного энергоружья. В трех метрах, передо мной, прижавшись к стене, стоял человек, сплошь закутанный в коричневый плащ и маску. Невысокий, худой... и явно не из мародеров, иначе давно позвал бы своих. Значит, одиночка. Может, сам прятался от гостей, а тут — такая добыча, и сама пришла в руки.


Ана!
Держи выше! Отдавай меч! Медленно! — отрывисто прошептал он, держа меня на прицеле.

Хоо. Я могу поставить щит, но тогда он точно пальнет — и все узнают, где мы. Значит, будем хитрее. Я протянул ему руку с мечом — чужак пошел вперед, протягивая к нему руку... Глупый.
Я бросил ему меч и пинком ноги выбил ружье из его руки. Охотник дернулся за клинком, но крепкий удар в грудь неожиданно легко отбросил его к стенке. Ружье с хрустом упало на пол. Подхватив омни-меч у самой земли, я метнулся к сопернику. Короткий ударом рукоятью отбросил его назад — и, прижав предплечье к его шее, я припер горе-охотника к стенке.
Посмотрим, что за ловкач мне попался. Рывком я сдернул с него маску — из-под нее показалась целая копна русых кудрей, взмокшее лицо и живые, перепуганные глаза.
Девчонка! На вид лет двадцати, не больше. А снизу послышался шум — звук упавшего ружья и нашей схватки явно привлёк мародеров. Я прижал к губам девчонки палец и медленно покачал головой. Она энергично покивала, не выказывая желания сопротивляться дальше.
Шум с первого этажа стал отчетливей: хрустя подошвами по камням, в развалины вошел владелец байка. Судя по звукам, он подошел к пролому и полез наверх тем же путем, что и я.
Перехватив меч, я отпустил девчонку и, беззвучно ступая, подошел к провалу. Гость не заставил себя ждать — из провала высунулась любопытная башка в шлеме. Повернулась — и, описав дугу, отлетела в стену, начисто срезанная мечом. Снизу раздался шлепок грохнувшегося наземь тела.


Элаим! Арениу эла
!
— раздался крик снаружи, поставивший крест на моей конспирации. Их было двое! И, увидев гибель товарища, спутник поднял тревогу. Тут же загудели скиммеры, а девчонка с гримасой страха бросилась к ружью.

Ну, девка, запорола ты мне весь план! Придётся импровизировать, на одну схватку меня должно хватить!
Я подбежал к окну — к нашей казарме уже подъезжал первый скиммер.
— Прикрой! — бросил я русоволосой и сиганул из окна прямо на голову второму мародеру.
Каминари коротким взмахом располовинил его ещё в полёте. Когда я коснулся земли, позади у стены уже оседало дергающееся тело. Четверка в скиммере заметила меня, один за другим бандиты вскинули оружие. Машинально поставив перед собой выгнутую линзу щита, я бросился к ним.
Два шага, прыжок — оттолкнувшись от торчащей железяки, я перелетел борт скиммера и приземлился в его центре, между четверкой врагов. Теперь счет шел на мгновения! Отбросив направленный в меня ствол мечом, врезал первому ногой в пах — во всех мирах у мужиков главная уязвимость в одном и том же месте! — и, развернувшись, рубанул по второму мародеру.
Омни-меч недаром считался грозным оружием — лезвие начисто срезало ствол ружья, массивный кусок брони и, пройдя как нож сквозь масло, рассекло грудь бандита наискосок. У мародеров не было ни божественных энергощитов, как у Региса, ни оружия из энергоплатины, способной сдержать удар, так что их ждала лишь одна участь.
Тело развалилось надвое, а я крутанулся на месте, ставя щит — по нему тут же размазался мощный сгусток энергии. Огненный шар рикошетом ушел в стенку, а третий негодяй заорал как ненормальный, зажав спуск.
Коротким движение пронзив его вместе со щитом, я обернулся к четвертому. То ли мародер настолько впечатлился скорой смертью товарищей, то ли просто не отличался смелостью, но едва я повернулся, он бросил ружье и дал деру.
Гнаться за ним я не стал — лишь метнул повернутый ребром барьер, сжатый до толщины лезвия. Беглец вскрикнул и, запнувшись, рухнул на песок бездыханным телом.
А из-за руин второй казармы, стоявшей в тридцати метрах от нашей, выскочил второй ховербайк  еще с двумя всадниками. Стрелок, сидевший позади. вскинул ружье для выстрела, но его опередили. Из окна моего укрытия блеснула вспышка, грянул хлопок — и сидевший за рулем байка мародер обмяк, падая на рычаги.
Потеряв контроль, байк взревел мотором и рванулся вперед вместе с завопившим еще живым седоком. На моих глазах он врезался в припаркованный у стены первый ховербайк — и яркая оранжевая вспышка пожрала обе машины вместе с людьми.
Закрывшись от осколков барьером, я бросился к руинам второй казармы — за ее углом уже слышался грохот выстрелов приближающегося транспорта. Шквал зарядов обрушился на второй этаж моего укрытия, где засела охотница. Я заметил, как невысокая тень резво спрыгнула в дыру на первый уровень и скользнула к укрепленному проёму. Девчонка меняла позицию для стрельбы.
А из-за угла выползла массивная туша транспорта с открытым верхом. Мародеры меня не видели и увлеченно дырявили очередями казарму, давая мне шанс покончить с ними одним броском.
Выждав пару секунд, пока скиммер не вылезет наполовину из-за угла, я побежал к нему, на ходу создавая энергоплитки-ступеньки из щитов. Раз-два-три, прыжок! Омни-меч описал сверкающую дугу, вспарывая борт скиммера и ближайшего мародера, а я запрыгнул на палубу и закрутился в смертоносном вихре.
Срубив еще одного негодяя, я метнулся к третьему: едва он бросился ко мне ,как свалился к ногам с обожжённой дырой в груди — охотница снова била без промаха! Четвертого я раздавил двумя щитами, впечатав в стенку скиммера вместе с ружьем.
Потерявший управление транспорт врезался в стенку казармы и, издав угасающий гул, опустился на землю.
Я спрыгнул, укрылся в казарме, ставшей похожей на решето, и торопливо оглянулся: в спешке боя легко пропустить затаившегося подонка. Но движения снаружи больше не было, как и шума моторов. Бой закончился.
Выждав пару минут, я оглянулся — охотница сидела у окна, прильнув к прицелу ружья. — и вышел наружу. От ховербайков остались лишь пылающие обломки. Поковыряв изогнувшийся от температуры остов мечом, я вздохнул. Мда, на таких далеко не уедешь...
— Мы победили, — в дверном проёме показалась охотница, держа ружье в обнимку. — Надо бежать. Другие, там. Они скоро придут.
Она кивнула в сторону кладбища и состроила хмурые брови.
— Именно это я и собирался сделать, но ты, дорогуша, ты только что лишила меня транспорта, — я пнул догорающий байк.
— У меня есть, — задорно улыбнулась она, сверкнув глазами. — Я подвезу!
— Что, передумала брать меня в плен? — усмехнулся я, на всякий случай перехватывая меч поудобнее: кто знает, что ей в голову взбредет. Взбалмошная она какая-то. После спокойной Рикки и рассудительной Юи эта казалась полной дикаркой.
Закинув ружье на плечо, она энергично помотала головой и пошла вглубь блокпоста, к зданию штаба. Оценив то, что она повернулась ко мне спиной, я поспешил за ней.
— Плен — нет! Ты мужчина, сильный, — она с любопытством посмотрела на меня через плечо и улыбнулась. — А не как эти шакалы, сожри их Герох!
Я сдержал смешок.
— Здорово ты их подстрелила. С детства стреляешь?
— Ага! — качнула она кудрями и хлопнула по ружью. — От отца получила, наследство. И вот это — тоже.
Мы подошли к руинам штаба, скорее, похожего на кучу мусора и камней. Она бодро подбежала к одной из кучек, нагнулась — и сдернула широкое маскировочное полотно, неотличимое по расцветке от серых скал. Под ним стоял обшарпанный ховербайк, почти такой же, как у мародеров, но с вязью цветных ленточек на руле.
Да, неплохое наследство ей батя оставил.
— Я — Итара, искательница, — представилась она, хлопнув себя ладонью по груди. — А ты?
— Ги.. Рэйджи, — сбившись, кивнул я. Закрепив ружье на корпусе, Итара щелкнула кнопкой и подняла байк в воздух. Двигатель зачихал и с нарастающим гудением начал набирать обороты.
— Я обыскиваю руины, ищу ценности, чтобы продать их в городе, — продолжила она. — Или купцам в скальных стойбищах. Сегодня мне повезло, я нашла тебя.
Её глаза азартно блеснули.
— Ага, а те ребята чуть не нашли нас, — я кивнул на догорающие скиммеры. — Где твоя команда?
— Я одна, мне много не надо. Одну шакалы не замечают, у них глаза худые, — еще немного повозившись с байком, она покрутила рычаг — мотор издал ровный гул. Итара с улыбкой хлопнула по заднему сиденью, приглашая сесть, и кивнула на ворота, ведущие наружу. — Я туда, в убежище. У меня здесь много убежищ, могу подбросить до одного. А ты здесь откуда взялся, Ре-эйджи?
— Я... издалека, — уклончиво ответил я и, сев сзади, взял её за талию. — Долго объяснять. Скажем так, я не местный.
— Я заметила. Ты не такой, как парни в городе или в стойбищах. Ты хорошо пахнешь, — она обернулась и лукаво глянула на меня. — И красивый.
— Давай-ка уезжать, Итара, — я покосился назад, мне послышался шум моторов, идущий от входа в руины. — Если, как ты говоришь, они были не одни, их приятели уже идут по следу.
Она крутанула рычаг — и ховербайк с визгом припустил с места. Круто развернувшись, мы рванули к воротам, едва не впечатавшись в оплавленную стену. С первых секунд я подметил: девчонка хорошо чувствовала машину, как приятеля, знакомого с детства. Уверенно петляя между остовами зданий и торчащими из песка скалами, она вывела байк наружу, за стены блокпоста, на простор широкой пустыни.
Вдали виднелась гряда скал, окружающих море песка полукольцом. Высунувшись из-за плеча охотницы, я пригляделся к скалам вдали — и ощутил, как сердце, пропустив удар, болезненно сжалось.

*** 

===

Глава 3. Цитадель

В обломанных зубцах скал и серых стенах с потускневшей позолотой я с трудом узнал знакомые черты.
Крепость Седьмого Легиона, "Дом Крылатых"... За тысячу с лишним лет она изменилась до неузнаваемости, но я чувствовал, это именно она. В величественных огрызках башен и истерзанных временем, суровых стенах до сих пор ощущалось былое величие неприступной крепости.
Именно здесь мы с Регисом и остальными шли на штурм захваченной магами цитадели. Именно здесь, в её подвалах, нас пытали долгими месяцами. И здесь, в её чёрных от божественной крови подвалах издала последний вздох моя Литана...
И там, в недрах цитадели, стояли врата портала.
— Эй, Итара! — я хлопнул девушку по плечу. — Отвези меня туда!
Ховербайк резко вильнул в сторону, мы едва не завалились набок. Выровняв машину, Итара сбавила ход и обернулась.
— Если хочешь в Могильник, иди сам! — резко ответила девушка. — Туда нельзя! Я не пойду, ни за что!
В её глазах читался неподдельный испуг.
— Что там случилось? Почему нельзя?
— Там база мародеров, — чуть успокоившись, ответила она. — Они там давно поселились. Несколько отрядов. Они там целое стойбище устроили. Свозят добычу и пленников. Покупают и продают находки, реликвии, а если повезет — людей. Там же их разделывают... и едят.
Я ощутил, как её передёрнуло.
Похоже, за последнюю тысячу лет цивилизация на Йор-61 из-за бесконечных войн откатилась настолько, что местные полудикие племена уже не брезговали и людоедством. А ведь когда-то здесь стояли города с небоскребами, космодромами...
А девушка не унималась.
— Они — настоящие шакалы. Не как ты, не мужчины. Ненавижу... — буркнула она. — Раньше там было хорошее место. Теперь гиблое. Зачем тебе идти туда?
Да уж, попробуй ей теперь объясни, что путь на Землю у меня только через портал в самом сердце лагеря каннибалов.
— Там спрятано кое-что очень ценное, — уклончиво ответил я. — Путь домой, к моей прежней жизни.
— Если там мародеры, они уже забрали всё ценное, — вздохнула она и покосилась на омни-меч, пришвартованный к борту ховербайка. — И отнимут твоё, если сунешься.
— Справлюсь как-нибудь, — возразил я. — Слушай, Итара. Я вижу, ты опытная, ловкая искательница. Я не прошу идти со мной и рисковать. Просто отвези меня туда, остальное я сделаю сам.
— Ты не понял, Рэйджи? Там не выжить! Я тебя туда не повезу, ни за что!
— Прямо туда и не надо. Подвези поближе, за периметром обнаружения дозорных, а до места я доберусь сам. Так что, Итара?
Девушка не ответила. Прижавшись к рулю, она добавила газу — и ховербайк с ревом помчался к ближайшей гряде скал, изрезанных узкими и глубокими ущельями.
Не прошло и часа, как мы прижались к стене одного из утесов. Итара аккуратно завела машину в одно из ущелий и, петляя между острыми валунами и стенками, въехала в незаметную пещерку. Над входом нависал тяжелый козырек скалы, маскируя ее от обнаружения сверху, а с земли его заметить было еще сложнее — предусмотрительная девушка завесила вход такой же маскировочной тканью, под которой укрыла свой ховербайк.
— Это моё убежище! — поставив машину на подножку, она с гордостью обвела рукой темный, почти черный каменный мешок. — Одно из многих. Входи! Снаружи скоро будет буря, переждем здесь.
Забрав вещи, она подхватила стоявший на уступе матовый шар, потрясла его как следует. Тот тут же наполнился тусклым желтоватым светом, осветив небольшую, чуть больше комнаты, пещерку, наискосок идущую вверх.
Я слез с байка и как следует потянулся. После драки и долгой езды тело здорово затекло. Да и расслабляться не стоит, — кто знает, что задумала Итара. Она нет-нет да косилась на омни-меч. Лучше держать его поближе, барахольщица умела считать и, даю зуб, уже прикинула, сколько выручит, если загонит Каминари скупщикам артефактов.
Только и у меня для нее в случае чего была пара сюрпризов.
Бросив шлем на один из уступов, заваленных хламом, девушка "включила" еще несколько шаров-светильников, поднялась по неровным каменным ступеням наверх, к неглубокой нише в стене, и с улыбкой обернулась.
— Здесь не очень просторно. Но ничего! Есть место для вещей, — она кивнула на гору хлама, где покоился ее шлем, — Для сна и еды. Ты голоден? У меня немного, но я поделюсь.
— Конечно, с утра ничего во рту не было, — кивнул я и, сев на широкую ступень, положил на колени омни-меч. После битвы с Регисом и мародерами он был грязным и истертым, но энергоплатина умеет восстанавливать царапины.
— Устраивайся, я сейчас, — кивнула девчонка и, на ходу скидывая комбинезон, полезла в нишу. Раздался звон посуды и шелест пластика, а по ступенькам скатился коричневый пыльный мешок с рукавами и штанинами, служивший ей костюмом. На ней остались лишь серые застиранные шорты да маечка, почти не скрывавшие очертаний тела.
Итара достала завернутые в грубую ткань пакеты с остатками сухпайка, по-видимому, купленного или украденного у военных, быстренько кинула его на сковороду и разогрела на небольшой горелке. Вид у белесой массы, шкворчащей на сковороде, был малопривлекательный, но запах — вполне ничего.
Через десять минут мы уже уплетали то, что я бы назвал протеиновой кашей со вкусом мяса и специй. Неторопливо поглощая ужин, я прислушался к своим ощущениям: раз уж выдалась минутка затишья, нужно понять, что дальше.
Оставаться здесь я в любом случае не намерен, да и Итара дала понять, что помощи от нее ждать не стоит. Значит, пойду сам, и тут тоже много вариантов. Главное, выдержать переход и добраться до врат.
Наверняка снова придется драться с мародерами. А раз так... я прикрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям.
Рана, нанесенная Регисом, почти затянулась. Заросла бы быстрее, если бы не истощение сомы после боя. Каналы маны сожжены, тут на быстрое восстановление рассчитывать не приходилось. Даже если бы они были целыми, первое же плетение снова их сожжет. Стоило признать, я — одноразовый маг.
Зато в астрале дела обстояли прекрасно. Три полностью завершенных сфирота горели ровно и ярко, а сфирот Защиты еще и украшала алая звезда чуда, готового к активации. Тратить его на мародеров, конечно, не имеет смысла. А впереди меня ждал четвертый сфирот Энергии.
Я невольно улыбнулся: наконец-то! Едва он начнет расти, я перестану быть кастрированной версией бога! Теперь я смогу не только защищаться, но и атаковать, и даже больше. Прощайте полумеры и компромиссы! Именно сфирот энергии делает бога тем, кто он есть.
Мысленно потирая руки, я направил скромные остатки сомы трёх сфирот вверх, к четвертой дыре, зияющей на месте сфирота энергии.
Открыв глаза, я принялся за остатки ужина и покосился на соседку. Вмиг слупив свою порцию, девчонка без задней мысли вылизала свою тарелку и любопытно уставилась на меня. Её взгляд ощупывал меня сверху донизу, останавливаясь на мече.
— В чём дело? — я доел сухпаёк и усмехнулся. — Смотришь на меня как на еду.
— Я редко встречаю в руинах других людей. Тем более мужчин. И не вожу их в свои убежища. Расскажи о себе. Как ты сюда попал? И где так научился драться? Ты ведь маг?
— Любопытство сгубило кошку, слышала такую поговорку? — ответил я.
— Что такое"кошка"? — она приподняла бровь, но тут же отложила тарелку и подсела ближе. — А еще, откуда у тебя эта странная одежда? У нас в такой не ходят. И этот меч...
Она коснулась поверхности клинка и провела пальцами по ней. Лезвие отозвалось тусклым блеском. Хоо, так моя спасительница тоже эспер?
— Оружие одного друга. Нужно вернуть его, пока еще не поздно.
— На него тоже охотятся?
— Можно и так сказать, — хмыкнул я. — Ему пришлось пожертвовать собой, чтобы спасти меня. В том мире, откуда я пришел, такие мечи есть только у сильнейших.
— Значит, ты воин. Иначе не смог бы так легко разделаться с теми шакалами.
— С ними любой мог бы разделаться. Уверен, ты и сама бы их запросто перебила, с твоими-то навыками. В тебе течет кровь воина, Итара.
Девчонка смутилась и пригладила копну кудрей.
— Я слышала, раньше здесь жили боги. Они носили такое же оружие и могли творить магию силой мысли. Совсем как ты.
Она подобралась на месте и придвинулась ближе, облизнув губы.
— Может, ты сын богов? Я слышала, раньше они жили на нашей земле. Настоящие мужчины, красивые и сильные.
Итара мечтательно блеснула глазами.
— Я всегда хотела их увидеть живьем. Любая женщина, которая ищет себе мужчину, мечтает о таком. Но вокруг одни шакалы, а в стойбищах и городах мужчин мало, — понизив голос, она добавила. — Может, боги специально послали мне тебя, а?
Я посмотрел на неё сверху вниз. Мелкая, как все местные аборигены, смуглокожая девчонка совсем не стеснялась меня. Было в ней что-то стихийное и дикое: в открытости, позе и жестах, в плотоядном блеске глаз. Её щёки медленно наливались румянцем.
— Так что насчет крепости? — приблизившись к её лицу, тихо произнес я. — Проводишь меня туда? Ты так и не дала ответ.
Она моментально нахмурилась и надула губы.
— Тебя интересует только та крепость, да? Может, лучше я отвезу тебя в город Йелим на местный рынок? Ты можешь продать свой жутко дорогой меч и жить безбедно в самом красивом доме! Сможешь выбрать себе любую женщину! Зачем тебе рисковать и лезть в логово шакалов? И зачем это мне?
Меч на моих коленях словно налился тяжестью. Продать бесценное оружие из энергоплатины, политое кровью сотен богов? Семейную реликвию Могами, свято чтимую всеми кланами Империи? Насколько же деградировали местные жители, раз потеряли все понятия о чести?
Ну нет, не для того я рисковал жизнью в бою с Регисом, тратил чудо и прорубался через все преграды.
Я взял ее за руку и притянул к себе: девчонка тут же замолкла и уставилась на меня с легким испугом в глазах. Кожей я чувствовал, как затрепетало ее сердечко.
— Ты права, тебе это ни к чему — рисковать жизнью ради чужака, — я приблизился, едва не касаясь её носа. — Так или иначе, я иду туда. С твоей помощью или без неё. Дойду пешком, или возьму твой байк...
— Ну уж нет! — она дёрнулась из моих рук, но я удержал её и продолжил.
— ...и угоню на нём в логово врага. Они будут рады такому подарку. Жаль, что никто не вернет его хозяйке.
— Ты невыносимый! — она рванулась снова — я разжал пальцы, и девчонка тут же отпрянула. Надув губы, она с обиженным видом отвернулась.
Снаружи донеслись отдаленные раскаты грома. Ветер поднимался, донося холодные потоки воздуха даже сквозь занавеску. Буря, о которой она говорила, вот-вот разразится. Даже если выйти сейчас, живым до цитадели я не доберусь.
— Я не пойду туда, и ты меня не переубедишь! И папин ховербайк ты не сможешь завести! — она упрямо вскочила и, ступая босыми пятками по ступеням, поднялась к нише в стене. — Я спать! Утром отвезу тебя в ближайшее стойбище, а там делай что хочешь! Ищи себе нового проводника, или уходи, мне всё равно!
Она скинула с себя оставшуюся одежду и, оставшись голышом, нырнула в нишу.
— С чего ты решила, что мне нужен проводник? Я был здесь когда-то и неплохо помню местность.
Донеслось шуршание одеяла, из ниши высунулось сердитое лицо. Насупив брови, она ответила.
— Может, и помнишь. Но здесь полно ловушек мародёров, и лучше меня эти места всё равно никто не знает! — Итара отвернулась и скрылась под одеялом. — Всё, я спать! Буря точно растянется до полуночи. Если хочешь идти сам, лучше не трать время и выспись. А там — иди куда хочешь.
Хммм... до полуночи, значит? И с чего она сама подсказывает мне, когда идти? Похоже, не так уж она и непреклонна, раз сама даёт мне ниточку, ведущую к выходу.
— Ну так что? — из ниши донесся полный напускной сердитости голос. — Идёшь спать?
Я поднялся к ней, на ходу скидывая одежду, и сел на край. Закутавшись в старое одеяло посреди каменного гнезда, выложенного мягкой подстилкой, Итара обернулась ко мне — скользнув взглядом по моему телу, она посветлела лицом.
— Ты решил меня послушать?
— Сама же говоришь, буря продлится до полуночи. Отдохну перед выходом.
— Тогда ложись, чего ждёшь, — чуть смутившись, она подвинулась. Ниша была достаточно просторной, чтобы вместить двоих. Улегшись рядом, я залез под одеяло, явно маленькое для нас обоих, и отвернулся. Повисла неловкая тишина, прорезаемая лишь свистом ветра снаружи да приближающимися раскатами грома.
Девушка позади меня затаилась, тихо сопя носом. Посмотрим, насколько тебя хватит, вредина.
Она продержалась минуту — едва я закрыл глаза, сзади послышалась возня, а моей спины коснулись её узкие ладони. Сглотнув, она зашептала.
— Так ты правда решил просто взять и уйти? Ночью, в неизвестность, одному.
— Я не боюсь мародеров, Итара. Я должен туда попасть, это важнее страха.
— Если ты так решил... мне совсем-совсем никак тебя не уговорить?
Я ощутил, как к спине прижалось её обнаженное тело. Её руки заскользили по моим бокам и двинулись вперед, жадно очерчивая пресс и грудь, а дыхание стало жарче и чаще. Моё тело инстинктивно отреагировало на её ласки, а подстегиваемое адреналином сердце заколотилось, разгоняя кровь.
— Не переубедить, — прошептал я, перехватывая её руку, скользнувшую вниз по животу. — Но будет лучше, если мне не придётся красть ховербайк твоего отца и выискивать ночью ловушки тех шакалов. Ты ведь лучше всех знаешь эти места, Итара.
Я почувствовал, как распалённая девушка замерла, прильнув ко мне. По всему телу пробежала приятная судорога. Её пальцы мягко проскребли по моей груди, а уха коснулось её обжигающе жаркое дыхание.
— До полуночи ещё полно времени... может, я смогу переубедить тебя?
Я перехватил вторую её руку и повернулся, прижимая девушку к мягкой подстилке. Её тело призывно изогнулось мне навстречу. Даже не думая вырываться, она томительно посмотрела на меня, покусывая губу.
— Сразу говорю, я принятое решение не поменяю. Но ты и вправду можешь... — я опустил руку, хватая её упругое тело ниже спины. — ...переубеждать меня сколько хочешь.
Я медленно отпустил её руку — девушка тут же оплела меня за шею и потянула к себе.
— Я буду очень стараться...
Она закрыла глаза и прильнула губами к моему рту.
* * *
До рассвета оставалась пара часов, когда наш ховербайк остановился за массивной скалой недалеко от входа. Для любого дозорного это самое тяжелое время — полночь позади, силы на исходе, тело так и тянет в сон. Идеальное время, чтобы проникнуть даже в самую охраняемую крепость.
Накинув маскировочный плащ, заботливо выданный Итарой, я махнул ей рукой. Но вопреки ожиданиям, девушка поставил байк на подножку и пристроилась за моей спиной.
— Ты вроде не собиралась идти в логово мародеров, — негромко заметил я.
— Я и не пойду! — шепотом возмутилась она. — Просто провожу тебя до входа. Вдруг там будет ещё ловушка... или засада.
Глядя, как она старательно отводит взгляд, я улыбнулся. Хорошая девчонка. Даже немного жаль оставлять её здесь.
— Тогда не отставай, — бросил я в ответ. — Идём молча. Обмениваемся знаками. Надумаешь стрелять — сперва предупреди.
Кинув, она перевела ружье в бесшумный режим. Держа меч наготове, я шагнул в чернильную тень крепостной стены и бесшумно побежал к зияющему впереди пролому.
За тысячу лет здесь много чего могло измениться, но только не расположение основных конструкций и тайных ходов. Боги не строят так, что их крепости можно легко и просто переделать или разрушить. Потому она и простояла тысячу с лишним лет под натиском ветров и пустынь.
Здесь всё сохранилось так, как я помнил. Суровые толстые стены, монументальные массивные арки и узкие бойницы цитадели, проходы и коридоры, в которых было немало тайных ходов.
Подобравшись к пролому, в который без труда прошел бы тяжелый скиммер, я присел и осмотрелся. Двое мародеров дежурили на вершине стены, еще один устроился внизу, лениво развалившись, и клевал носом на обломке громадного блока. Удобная позиция, мимо не проскочить. Оттого он и расслабился.
Дав знак спутнице, я присел и, держа меч наготове, бросил мелкий камешек в дальнюю стену. Щёлк... ноль внимания. Мародёр, обняв обшарпанное ружье, даже головы не поднял. Что ж, хорошо...
Взяв камень побольше, я примерился — и, вкачав в руки магической энергии, метнул его в голову растяпе. Раздался глухой стук, камень отскочил и плюхнулся в песок, а мародёр упал навзничь, даже не выпустив оружие из рук.
Я затаился, глядя наверх: на фоне неба показалась голова одного из дозорных. Стражник, которого я вырубил камнем, лежал будто спящий, раскинув ноги. Поглядев немного, дозорный хмыкнул и вернулся к обходу стены.
Идеально! Я тихонько подобрался к стражу и коротким рывком сломал ему шею. Оставив всё как есть, пошел вдоль стены к цитадели — огромному сооружению, вырубленному прямо в скале.
Уже у входа обернулся — Итара беспокойно мялась сзади, оглядываясь по сторонам. Дал ей знак уходить — девчонка сперва покивала, но потом энергично помотала головой. Идёт дальше, да? Тоже мне, героиня. А ведь несколько часов назад она ублажала меня всеми способами, пытаясь отговорить, и что же теперь?
Тихо ступая по усыпанным песком проходам, мы прошли два ряда массивных колонн и вошли под свод цитадели. Врата переноса находились в самом её сердце — командном пункте, заглубленном под землю на пару этажей. К нему шло всего две дороги — через центральный зал, к которому выходили коридоры из оружейных, казарм и техцентра, или через нижние ярусы. Там, где находились технические помещения... и камеры.
Дойдя до угла первой галереи, я затаился: из коридора, ведущего в центральный зал, доносились голоса, вскрики и отдаленный шум. В глубине его горели факелы, бросая на стены рыжие блики.
Я обернулся к девушке и тронул её за плечо.
— Если хочешь уйти, сейчас самое время. Дальше я справлюсь один.
Она сняла шлем с встроенным прибором ночного видения и обеспокоенно вцепилась в мою руку.
— Последний раз прошу — передумай! Их там больше сотни! Попадешься — с тебя живьем кожу снимут!
Я покосился на коридор, ведущий вглубь — на стене показались две тени, идущие к выходу. Время кончается.
— Останься со мной! — взмолилась Итара, заметив тени. — Я буду твоей женщиной! Мы уйдем куда захотим! Разве тебе этого мало?
Вместо ответа я привлек ее к себе и крепко поцеловал. Ненасытная девчонка потянулась за продолжением, но я мягко отстранил её и шепнул.
— Беги, Итара. Тебе пора уходить.
В груди кольнуло: не хотелось ее отпускать, но выбора нет. Пойдет дальше — её убьют. Она тоже поняла это и, состроив полную боли гримасу, натянула шлем и беззвучно побежала к выходу.
Проводив ее взглядом, я прильнул к стене и поспешил к проходу, где показались два рослых силуэта мародеров, вооруженных тяжелыми автоматами.
Дождавшись, пока они подойдут, я бросился вперед, занося меч. Они не ожидали нападения, так что когда клинок располовинил первого, второй лишь застыл, даже не додумавшись вскинуть оружие. Развернувшись, я рубанул снова — и рука, сжимавшая автомат, упала на пол. А за ней рухнул и второй мародер, хрипя рассеченным горлом.
За их спинами показался ещё один силуэт, помельче... всё-таки их было трое. Тощий и высокий мародер тут же вскинул автомат, выпучив на меня и без того огромные глаза.
Я среагировал мгновенно — брошенный мной меч с глухим стуком врезался в грудь бойца, пробивая насквозь. Успев создать позади него щит, я удержал тело, готовое врезаться в стену, догнал его и мягко опустил на землю.
Счет пошел на минуты. Из зала в центре базы доносились крики и невнятная музыка — мародеры явно устроили себе праздник. Но когда эти бойцы не вернутся, остальные поймут — что-то не так. И поднимут тревогу.
Быстро оттащив тела в сторону, я метнулся в проход к левой галерее. Здесь, посреди арочного перехода, точно посередине, был тайный коридор в катакомбы. Если, конечно, местные горе-архитекторы не добрались до него.
К счастью, все было на месте. Нащупав выступ в щели между блоками, я мягко утопил его, вкачав в ладонь немного сомы — и часть стены с шипением ушла внутрь.
Проход открыт.

  Читать   дальше  ...   

***

*** 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :  

https://topliba-review.com/read-book/69348746/  

https://books-online.org/author/belyaev-mihail/nizvergnutyi-4-voiny-klanov-si/1

 https://knigogid.club/books/fantastika-i-fjentezi/fjentezi/334811-nizvergnutyi-4-voiny-klanov-si-belyaev-mihail.html

 https://coollib.net/b/642196/read

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 81 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: