Главная » 2023 » Декабрь » 7 » Низвергнутый 022
20:28
Низвергнутый 022

***

***

===

===

Глава 27. Время собирать камни

Спустя двадцать минут сумасшедшего бега впереди показался парк Коэндзи. С первого взгляда чувствовалось, что-то не так: половина фонарей не горела, на дорожках ни души, даже птицы тревожно затихли.
В знаки и судьбу я не верил — бог сам творит чужие судьбы, но вот эта тишина мне не нравилась. Ритмично дыша, я побежал к проходу ближайшей возвышенности парка — ступеням, ведущим в древний храм на вершине холма. У его подножья и стояла та кафешка, в которой мы пересеклись с Накано.
Миновав фонтан в центре, я остановился и прислушался. В сгущающихся сумерках послышались отдаленные голоса, тяжелые звуки ударов... и короткие девичьи вскрики.
Ширасаги уже рядом. Всё-таки попалась... катастрофу уже не предотвратить, но ещё можно спасти отчаянную воительницу.
Стиснув зубы, я свернул с дорожки и рванулся через деревья, за которыми слышались приближающиеся крики.
Перемахивая через кустики и кочки, я вылетел на край рощицы. У спуска к широкой тускло освещенной дорожке виднелась целая толпа парней. Взмыленные от бега и красные от гнева, они гнали девчонку как раненого зверя. И загнали её в тупик — дорожка оканчивалась, упираясь в заросший холм.
Ширасаги еле волочила ноги. Грязная одежда изорвана, сквозь дыры в колготках виднелись кровоточащие ссадины, а левая рука еле слушалась. Поняв, что зашла в тупик, девушка в отчаянии бросилась на холм, спотыкаясь и поскальзываясь на прошлогодних листьях.
— Не сбежишь, ...! — крикнул кто-то и швырнул в неё камнем. Вскрикнув, она схватилась за голову и упала. Тут же обернулась и попыталась отползти.
Поняв, что жертва не сбежит, парни замедлились и начали окружать её, накачивая кулаки магией.
— Пора платить по счетам, дрянь! Теперь не сбежишь!
— Это же она наших ребят месяц назад избила?
— Вот и рассчитаемся, — из толпы учеников вышел крепкий здоровяк. — Больше никакого перемирия.
В три прыжка я спустился с холма, на ходу раздвигая шест. Замах — и мощный удар сложил здоровяка пополам, вбивая голову в кирпичики дорожки. От удара он потерял сознание.
Толпа бойцов замерла. Я встал между ними и раненой девчонкой, вращая шест.
— Смотрю, вы тут вовсю веселитесь, — я плотоядно оскалился. — Нечестно. Я тоже хочу.
— Это Ямада... — послышался чей-то шёпот. — Помните? Неодарённый, уделавший кучу эсперов!
— Спокойно, он один против нас всех, — новый боец вышел ко мне, похрустывая шеей. — Валил бы ты отсюда, волшебница, пока ноги целы.
— Отпустите — уйду, но вместе с ней, — не отводя взгляда, я кивнул на замершую позади меня девчонку. Она знала, что никто не пойдет ее спасать, и сейчас замерла в оцепенении, не веря своим глазам.
— Она никуда не уйдёт, — отрезал тот. — Тварь нарушила перемирие и избила семь наших бойцов. Не считая прошлых нападений.
— Уверен, что это была она? — хмыкнул я.
— Да плевать мне, она это была или ещё кто, — он злобно сплюнул мне под ноги. — Махо-Кай нарушили слово и договор! Мы в своем праве, Ямада! Или вали, или получишь то же, что и девка!
Бойцы дружным криком поддержали его. Я вздохнул и упер шест в землю. Договориться с этими собаками, почуявшими кровь, не получится.
— Знаешь, полосатый, а я ведь попробовал решить всё миром, — мой голос задрожал от ярости. — Я очень, очень зол. Мало мне было облома с одной девчонкой, так теперь и это...
— Что ты несёшь?
— У тебя был шанс мирно уйти, — процедил я. — Теперь — никакой пощады.
— Это мы ещё посмотрим, — фыркнул он и махнул дружкам. — Валим обоих, парни!
Разгорячённые адреналином и близостью победы, бойцы заорали и рванулись вперёд. Сцепив зубы, я шагнул навстречу, бегло считая соперников. Три — в зоне первого удара, за ними ещё семь, десять... сколько их, двадцать три?
Первого я свалил сокрушительным ударом шеста в висок. Боец кувыркнулся в воздухе и грохнулся оземь. Наступив на него, я прыгнул навстречу двум другим и размахнулся шестом.
Взмах, удар — пружиня от контакта с ребрами, шест замедляет ход. Ступаю на землю и бью ногой с разворота в грудь. Боец улетает назад, снося собой ещё одного.
А они посыпались со всех сторон как переспевшие яблоки. Замелькали объятые радужным пламенем кулаки, пытаясь ужалить кто в бок, кто в голову или корпус. Переполненная адреналином кровь застучала в ушах, ускоряя и без того разогнанное восприятие. Я заметался между бойцами, с безумной скоростью вращая шест. И оружие раз за разом находило свою жертву, сминая, отшвыривая и сокрушая очередного бойца.
— Мочи его, не подпускайте! — крикнул кто-то поблизости и мимо просвистел мощный поток ветра. Плетение "молот"! Мгновенно уйдя с линии атаки, я стряхнул с искореженного копья капельки крови. Позади на земле лежали несколько сражённых парней.
Маг стоял за первой линией бойцов, прикрытый их спинами. Банальная тактика, но сработает против одного. Нельзя давать им передышку, вперёд, Гигас!
Я метнулся к ближайшей паре бойцов, проводя обманный выпад. Один из гадов рубанул по шесту, второй же сразу бросился ко мне. И тут же получил коленом в солнечное сплетение. Хватая выбитый из лёгких воздух, он повалился на землю, а я прицельным хуком в висок свалил первого.
Шест теперь выглядел так, будто его зажевало между громадных шестеренок. А мне навстречу ломились еще пятеро! Швырнув в одного из них искореженное оружие, я ворвался в их ряды и взорвался ураганом ударов. В бешеной мясорубке я даже не замечал попаданий, обжигающих то бок, то бедро или плечо.
Лишь когда противников осталось двое, я заметил за их спиной высоченного громилу, творящего новый узор. Это была молния, вот же!..
Подпрыгнув, я ударил противника пятками в грудь — и тот полетел прямиком на здоровяка, завершившего плетение. Мощная вспышка осветила парк, разнесся грохот. Отлетевший назад боец рухнул на землю, сраженный молнией. Я тут же вскочил и бросился к эсперу, — громила метнулся к краю дорожки, где стоял фонарный столб. Вцепившись в него, он с надсадным стоном выдрал фонарь из земли, размахнулся — и как дубиной ударил по мне.
Я взвился в воздух за мгновение до удара. Облепленный комьями земли столб вонзился в землю, в стороны шрапнелью разлетелись обломки тротуарной плитки. Я ловко встал на столб, пробежал по нему и кувырком прыгнул за спину громиле. Тот успел выдрать столб из земли и снова замахнуться, как я взял его сзади на болевой, прилипая как минога.
Он взвыл от боли и взмахнул столбом, но я крепко держал его руку на рычаге болевого. Он заорал от боли и завертелся волчком, круша все вокруг. Столб крушил скамейки, гвоздил бьющую фонтанами осколков плитку, сносил товарищей обезумевшего верзилы. Они разлетались от него как кегли, не успев уклониться.
— А ну отдай! — доломав выгнутую руку эспера, я пинком отправил его на землю и перехватил столб. Не теряя инерции, добавил ему ускорения — и рванулся в гущу противников.
Обалдевшие от вида первогодки, крутящегося как ураган со столбом наперевес, они бросились врассыпную, но минимум половину я успел настигнуть. Последнего снесло даже не ударом — волной выбитых из дорожки кирпичиков, как шрапнель изгвоздивших рьяного эспера.
— Довольно! — пророкотал знакомый голос за спинами остатков Сузубачи. Парни поозирались, некоторые даже заулыбались в надежде, что их лидер склонит чашу весов в их сторону.
Тяжело дыша, я отбросил искорёженный столб в кусты. Руки дрожали от адреналина .в ушах громовым боем отдавалось бешеное сердцебиение. Утерев кровь из разбитой губы, я выпрямился. Ко мне шёл сам Накано, глава Сузубачи. И судя по хмурой, серьёзной роже, мирным наш разговор не будет.
— Р-рэйджи...
Я обернулся к Ширасаги. Сжавшись в комочек, девушка дрожала и не сводила с меня покрасневших глаз.
— Какого ... здесь происходит? — рыкнул Накано, обращаясь к своим.
— Эм, глава, эта дрянь напала на наших ребят первой! Это она выбивала парней в прошлом месяце, её узнали!
— Это правда? — он подошел ко мне, буквально давя мощнейшей аурой. Иному хватило бы и тяжелого взгляда исподлобья, но я и не таких видал. Выпрямив спину, я коротко кивнул.
Отпираться не было смысла, всё было предельно ясно. Ширасаги подставили, и планировалось это заранее — найдутся и записи с ее нападением, и показания пострадавших. Но главное было не в этом.
— Тогда ты знаешь, что мы в своем праве! — кипя от гнева, он ткнул пальцем мне в грудь. — И ты будешь прикрывать эту ... ? Она отправила в больницу два десятка моих лучших ребят! Она нарушила перемирие, Ямада!
Я вперил в него холодный взгляд.
— А ты бы не прикрыл избитую девчонку, которой угрожает расправой десяток обозлённых парней? Да, она неправа, и что? Я должен просто отдать её им?
Накано посмотрел на сжавшуюся за моей спиной девушку и вдохнул, чтобы говорить, но так и замер с открытым ртом.
— И что с того? — крикнул кто-то за его спиной. — Босс, мы же не можем простить их после этого? А как же наши ребята? Дайске, Манато, Рикеру, они до сих пор в больнице! Добьем их! На чьей вы стороне?..
— Ты слышал их, — процедил он так, чтобы слышал только я, и сжал кулак. — Я должен защищать своих людей.
Напряжение в воздухе сгустилось с новой силой. Даже с силами эспера, едва проклюнувшимися во мне, тягаться с таким титаном, как Накано, будет сложно. А молодчики за его спиной точно не будут просто стоять и смотреть, как мы деремся.
— Босс, тревога! — послышался усталый, запыхавшийся голос. К нам подбежал худенький парнишка с гарнитурой в ухе. — Третий и пятый патрули передают, сюда идёт толпа первогодок из Махо-Кай! Человек тридцать, и с ними Ангелы!
Накано обернулся ко мне, весь красный от гнева. Я ощутил идущую от него ярость и жажду убийства.
— Я сделал всё, чтобы этого не было, Накано, — тихо произнес я. — Но вышло так, как вышло.
— Забирай эту ... и убирайся, у тебя минута.
Кивнув, я уже собрался идти, как его тяжелая лапища сгребла меня за плечо.
— Отныне договор с Махо-Кай разорван, Ямада, — процедил он сквозь зубы. — Это война.
Громила повернулся к своим и махнул рукой.
— Всем бойцам — ко входу в парк, быстро! Остальные — помогите нашим раненым братьям, их здоровье важнее парочки обделавшихся волшебниц!
Я подошел к дрожащей девчонке и подхватил её на руки. Плевать, что они там теперь решат и до чего договорятся. Нам пора уходить.
* * *
До особняка Могами мы доехали на такси. Пожилой слуга, подсказавший мне про Ширасаги, встретил нас у входа и сразу провел в один из подсобных домиков, где помог оказать помощь молодой госпоже. В отличие от многих других слуг, относившихся к наследнице уничтоженного рода свысока, он искренне любил девчонку и заботился, как мог.
Убедившись, что я окажу ей надлежащую помощь, он вышел за медикаментами и оставил нас вдвоем.
— Не понимаю... как наши узнали, что я там? — впервые за весь вечер заговорила она. — Никто же не знал...
— Никто и не пришёл, — ответил я, наклеивая пластырь на её бедро. — Пока я шел к тебе на выручку, то позвонил Коёми. Он подключился к частотам раций этих олухов и вбросил ложную информацию.
— Выходит, все узнают только завтра... — она шмыгнула носом.
— Да. Непростой будет денёк.
— Рэйджи... — до того сидевшая тихо, как мышка, Ширасаги вздрогнула всем телом и заплакала. — Что теперь будет?.. Я всё испортила! Мне теперь конец! Нам всем! Я... я начала войну между школами!
— Что бы ни случилось, одна ты точно не останешься, — я ободряюще улыбнулся. — Мы же сообщники, помнишь?
Она робко уткнулась лицом мне в грудь и, вцепившись в грязную рубашку, содрогнулась всем телом.
* * *
Утром вся школа уже гудела от новостей. Десятки школьных чатов наперебой сообщали о разрыве перемирия между школами из-за нападения на учеников Сузубачи. И, конечно, называли главного виновника торжества.
Закинув вещи в класс, я сразу пошел на этаж второгодок, к классу Ширасаги. В коридоре слышались десятки возмущенных голосов, и один из них принадлежал главе Дисциплинарного комитета Ватанабэ. Он был в ярости.
— Это правда, Ширасаги? — гремел он, не сдерживая голоса. — Ты напала на ребят из другой школы во время перемирия?
Она сжимала побелевшие кулачки и смотрела на него. Нужно иметь немало мужества, чтобы так держаться.
— Да... — кивнула она.
— Как ты вообще могла?.. объясни! Зачем?! Зачем надо было ломать всё, что мы строили так долго? Ты хоть понимаешь, что натворила?
— Я.. знаю, — сжав зубы, ответила она. — Я хотела помочь... чтобы они вас... не успели первым.
— Ты вообще в своём уме?.. — здоровяка трясло от злости. — Когда ты стала такой, Ширасаги? Когда ты стала той, кто так легко нарушает правила? Наши правила!
Она молча опустила голову.
— К чёрту это всё. Мы, члены Дисциплинарного Комитета, должны защищать наших учеников любыми способами. Для этого нам даны правила. А ты предала их. Предала каждого участника турнира, каждого ученика, на которого теперь будут охотиться парни из Сузубачи! Ты предала наш Комитет! Меня!
Девушка вздрогнула, с её подбородка сорвалась слеза.
— А чего ещё ожидать от девки из клана, предавшего Императора, — фыркнул ученик на задней парте.
— Да! Предательница! — подхватили остальные. Будучи замом в Комитете, Ширасаги многим успела перейти дорогу — конечно, она им была как бельмо на глазу. А теперь каждый счел своим долгом поплевать на девушку, попавшую в опалу.
— Я сделала это ради тебя... — прошептала она, поднимая голову. — Я ради тебя!..
— ЗАТКНИСЬ! — взревел Ватанабэ, так, что аж стёкла задрожали. — Я доверял тебе, как никому другому. Но ты ударила мне в спину. Такие люди не должны блюсти правила школы. Тебе не место в Дисциплинарном Комитете. Отдай повязку.
Рикка вцепилась в алую повязку на рукаве, прикрыв её как самую большую ценность в жизни. Она верила, что её единственная ниточка, связь с Ватанабэ — этот клочок ткани с надписью.
— Н-нет...
— Сказал же, отдай! — он убрал ее руку и с силой рванул повязку. С надрывным треском ткани повязка оторвалась вместе с куском рукава её блузки.
— Нет!.. — она потянулась за его рукой, но разъяренный громила отпихнул от себя девчонку и в гневе занес руку.
— Остынь, громила, — вложив силу в слова. я шагнул в её класс. — Быстро же ты расправился с соратницей. Просто красавчик. А простых ребят ремнём порешь за то, что в урну стаканчик не бросили?
— Ямада, — он вперил в меня взгляд, тяжелый, как бетонная плита. — Не лезь не в своё дело, первогодка.
— Ошибаешься, — я подошёл к Ширасаги и встал рядом. — Мы там вместе были. Так что давай по классике, устроим допрос? Или сперва наручники и кинешь в карцер?
— Это всё ты, неодарённый... — он зло сощурился, разворачивая жуткую ауру архимага. — Ты повлиял на неё, Ямада. Из-за тебя она предала школу.
— Кончай истерить, Горо, — улыбнулся я. — Ты же капитан, не забыл? Как будешь управлять командой, если с собой управиться не можешь?
— Вы, оба — в кабинет! — он указал на дверь и подозвал двух помощников с повязками на рукавах. — сопроводите их на допрос!
Ватанабэ повернулся к Рикке, раздувая ноздри как настоящая горилла, и выпалил.
— Если хочешь хоть отчасти искупить свою вину перед школой, немедленно снимись с соревнования!
* * *
Комната для допросов, по совместительству бывшая кабинетом Дисциплинарного Комитета, была непривычно пуста. Мы с Ширасаги остались в ней вдвоем, — пока большой босс ходил за Эндо и другими, без кого он не мог начать допрос.
Я уютно развалился в кресле, кажется, уже принявшем форму моей задницы. Рядом сидела Ширасаги, понурив голову, и роняла слёзы на пол.
— Он прав, я должна сняться с турнира, — наконец проронила она.
— Пф, вот ещё. Ты не для того побеждала.
— Ну а что теперь мне делать? Всё кончено! — воскликнула она на грани истерики.
— Успокойся, — я коснулся её плеча. — Ты нужна мне. Там, на турнире. Кроме того, ты же ещё хочешь помочь Ватанабэ? Ты же любишь его?
Она замерла, шмыгнув носом. Конечно, я попал в точку.
— А раз так, борись до конца. Эмоции пройдут, и он увидит правду. Да, ты перегнула палку, с кем не бывает. Никто же не умер.
Рикка коротко кивнула и вытерла нос.
— Вот и держись. Справимся. А если эта горилла не увидит твои...
Мою речь прервал щелчок дверного замка. В кабинет вошли Ватанабэ, пара помощников, Эндо и... дознаватель Хирата.
— Какие люди, никак это господин Ямада? — расплылся он, крутя во рту зубочистку. — Уже отмылся от дерьма канализации, неодаренный?
— У господина Хираты большой опыт в допросах, — пояснил Эндо, всем своим видом показывая, как же ему тошно от происходящего. — Он любезно согласился нам помочь.
Да-да, звучит так, будто это вы его позвали, а не он поставил перед фактом, что события в Махо-Кай вышли из-под контроля. И теперь это дело Имперской Разведки, слишком всё стало подозрительно.
Допрос начали немедленно. И пока Ширасаги признавалась во всём, предельно честно рассказывая о вчерашнем нападении, я наблюдал за дознавателем и прислушивался к себе. Странно, но сила эспера, проявившаяся вчера, будто съёжилась, спряталась глубоко внутри, испугавшись чего-то. Это маскировка ядра на случай угрозы, что ли?
Странное чувство накатило на меня. Всё внутри натянулось как струна в предчувствии. Я на миг прикрыл веки, проваливаясь в астрал, и посмотрел на сфироты.
Они полыхали ореолом сомы. В последние дни я получил её столько, что мог заполнить обе сферы до предела, и она продолжала поступать.
— Ямада, ты подтверждаешь её слова? — к реальности меня вернул строгий голосЭндо.
— Подтверждаю, — кивнул я, открыв глаза. — Но добавлю, что кроме этого эпизода Ширасаги нигде и никогда не нарушила правил школы. Напротив, она образцово выполняла все требования и...
У меня перехватило дыхание. Изнутри, из глубин астрального тела, один за другим ударили два мощнейших импульса.
Эндо и Хирата переглянулись, бледнея на глазах, а я вцепился в подлокотники кресла, задерживая дыхание.
Мои сфироты... чёрт возьми, они пробудились! Мои сфироты вернулись!
В тот же миг сокрушительная ударная волна снесла меня с места и припечатала к стене, разметав кресло в мелкие щепки.
Плетение! Кто? Эндо далеко! Хирата? Но он даже не поднимал рук! Если только...
Дознаватель змеиным броском подлетел ко мне, вытащил что-то из кармана и всадил мне прямо в шею. Острая боль пронзила меня, сменяясь нарастающей немотой, голова закружилась. А перед глазами застыла довольная крючконосая рожа дознавателя. Хирата вытащил шприц из моей шеи и осклабился во весь рот.
— Ну наконец-то! НАШЁ-ЁЛ!

***

===

Глава 28. Токсин

— Ну и? — нахмурилась Мики Райдо, оглядывая убранство гостевого дома Могами. — Зачем мы все сюда приперлись, староста?
— К промежуточным тестам готовиться, да? — Шиори хлопнула по пухлой сумке с учебниками.
— Пхах, да десять раз, — фыркнул Таро и оглядел почти весь класс, собравшийся в просторном зале. — Из-за Ямады, конечно.
Юи кивнула. Это она собрала всех, проявив инициативу. Морщась от боли в заживающих ранах. она вышла вперёд.
— Кодзиро прав, это насчет Ямады. Про него уже сутки ничего не слышно. Я хотела узнать, что вам известно о его пропаже, и... — она глубоко вдохнула. — И помочь мне вытащить его.
Одноклассники переглянулись, первой заговорила Мики.
— Староста, ты серьёзно? Вытащить его — откуда? Из застенков Имперской Разведки?
— Мы не знаем где, он, для начала, — спокойно ответила она. — Может, кто-нибудь видел, что произошло?
Ребята притихли, многие помотали головой. И тут руку подняла Шиори.
— Я дежурила в классе и видела, как его вывели через задний двор. Двое в пиджаках, тащили по руки. Он без сознания был, даже ногами не перебирал...
— Вырубили, сволочи, — нахмурился Таро. — Застали врасплох.
— Его с Ширасаги же увели на допрос, так? — Нагамицу посмотрела на Юи. — Может, у сестры спросишь?
— Она ни с кем не говорит, даже из комнаты не выходит, — вздохнула Юи. Одноклассники и без слов понимали, почему так вышло. Новость о тайной жизни Ширасаги шокировала всю школу, не говоря уже о том, что договору между школами пришел конец.
— Я заходил в её класс к другу, — подал голос Курихара. — Вся парта исписана, стул завален мусором... жесть просто.
— Ей такого не простят, — кивнул Ширагумо. — Вся школа теперь против неё ополчится. Ямада, конечно, тот еще говнюк, но он хотя бы школу не подставлял.
— Сам ты говнюк, понял? — взъелся Таро. — Пока вы там под второгодок подстилались, Рэйджи из кожи вон лез, чтобы наш класс вытащить! Мы бы смогли пройти в турнир, если бы не его тренировки, а? Давай лучше расскажи, как эти козлы из банды Онигумо всех подкупали и против нас настраивали!
— Ну, — он потупился, замялся. — Было дело, чего уж. Потому и говорю, он хоть и говнюк, но ради нас всё делал.
Ребята согласно покивали.
— Может, президент и выбрала капитаном Ватанабэ, но для первогодок капитаном точно стал бы Ямада, — Нагамицу оглядела одноклассников. — Могами права. Мы не можем его отдать какой-то там разведке.
— Какой-то там? — усмехнулся Коёми. — Если бы они узнали, что вы тут задумываете, повязали бы вас всех. Власть Разведки такова, что даже кланы их боятся. Я читал про них: дознаватели получают полную автономию на момент проведения операции. И пока не закончат, никто не в силах влезть и узнать, что они делают. А если Могами дернется, их род обвинят в предательстве Империи. Никто не задумывался, а что такого сделал Ямада, что им заинтересовались разведчики?
— Он выскочка, — тихо ответила Юи, выходя перед замершими после слов Коёми ребятами. — Несносный, дерзкий, наглый, это правда. Но он — не преступник. От папы я слышала, что его арестовали из-за дел с его семьёй. Госпожу Юмэми вызывали на допрос после смерти его отца, он же был членом банды... возможно, ещё до школы он был замешан в чем-то.
— Какой нам тогда смысл лезть в это? — нахмурился Микума.
— Староста просто хочет спасти своего парня, — улыбнулась Райдо Мики. — И нашего товарища по команде.
Юи посмотрела на девушку — чутьё подсказывало ей, что Райдо тоже неровно дышит к Рэйджи. Как и Хаясэ, в последнее время очень сблизившаяся с ним. Вот и сейчас рыженькая соседка, побледнев, смотрела на них в напряжении.
— Мы с Рэйджи не встречаемся, Мики. Но в остальном ты права. Ямада не только наш одноклассник. Он — наш товарищ. Кто выгнал второгодок из нашего класса, когда они совсем обнаглели?
— Ямада, -потупившись, ответил Микума.
— А когда придурки Кога залезли в общежитие и меня выкрали, кто в одиночку поехал в самое гнездо их банды?
— Эй, вообще-то мы были вдвоем, — улыбнулся Кодзиро Таро. — Но это была идея Ямады.
— Он помог всему классу, пока ты лежала дома после метаморфозы, — покивала Шиори. — И даже помог мне советом с, нуу...
Она покраснела, пряча лицо.
— Да видели мы всё, голубки, — хихикнул Таро. — Но тут не поспоришь. Ямада настоящий наш братан. Не знаю, что там за дела были у его бати с бандой, но Рэйджи на такое дерьмо точно бы не пошёл. Не верю я, что человек, в одиночку вытащивший за уши наш класс из полной задницы, пойдёт против Империи.
— А если дело в турнире? — встрепенулась Нагамицу. — Мы что, мало врагов нажили за время отбора?
— Мудрая мысль, — кивнул Коёми. — Даже удивительно для тебя.
— Тыы!..
— Не начинайте, прошу, — Юи подняла ладонь, останавливая зашипевшую Нагамицу. — Рэй права. Ямада залез в дела старших кланов. Я не знаю всего, но думаю, он подобрался к какой-то тайне, которую нельзя показывать людям. Спутал чьи-то планы.
В голове снова всплыли слова Ямано. Эта ядовитая ... точно хотела использовать его в своих целях.
— Интересно получается, — хмыкнул Коёми. — Я так понял, мы все хотим ему помочь. Чего уставился, Таро? Я тоже хочу. Рэйджи задолжал мне один секрет. Но если мы ему поможем, то рискуем получить ответку похлеще Имперской Разведки в наших домах.
— Ты прав, Джин, — кивнула Юи и улыбнулась. — Поэтому действовать будем скрытно. Не оставляя следов.
— Как? — ребята переглянулись.
— Я уже всё продумала, — улыбнулась Юи. — Но мне нужна будет помощь каждого из вас. Всех без исключения. Шиори, у твоего отца есть связи в полиции? Узнай, где могут держать Ямаду, только аккуратно, не подставься. Мики, ты можешь попросить девчонок Аманэ последить за передвижениями ребят из Имперской Разведки? Я знаю, у Ангелов везде есть глаза.
— Могу, конечно, но откуда мы знаем, кого искать? — она дернула плечом.
— Коёми, это к тебе, — кивнула Юи. — У твоего отца лучшие дроны и системы патрулирования периметра в стране, ты сможешь их использовать... чтобы найти их машины.
— Нуу, если мне кто-нибудь поможет, наверное, смогу, — кивнул он. — Могами, ты что задумала-то?
— Вам покажется, что я сошла с ума, — Юи улыбнулась. — Я хочу выкрасть Рэйджи. И у меня уже есть план. Вот смотрите...
* * *
Два часа они решали, спорили, меняли последовательность шагов и возвращались к началу. Но решение было готово. Каждый из учеников, — даже те, кто не особо любил Ямаду, — был готов помочь. Проводив ребят, Юи вернулась в гостевой дом и заглянула в комнату, где жил Рэйджи. На футоне, хранившем его запах, лежала куртка с вышитыми на спине буквами Y.M.D.
— Хмм... — она села рядом и погладила обшарпанные, потрескавшиеся от времени буквы. — Звучит как призыв...
— Йес Май Дарк, — раздался позади неё голос Юмэми. Девчонка обернулась — та стояла у двери с абсолютно потерянным видом. Щеки расчерчены дорожками слёз и потекшим макияжем, взгляд всегда жизнерадостной женщины был как у мертвеца.
— Так говорил его отец. "Да, моя тьма". Он любил иностранные слова, даже сына назвал Рэйджи, от английского Рэйдж.
— Ярость... — прошептала Юи. — Ему подходит.
— Мне бы хоть толику его ярости, чтобы выцарапать из рук этих... — она сжала зубы от бессилия и шмыгнула носом. — Госпожа Могами, ваша семья и так сделала для нас очень много и я не могу просить ещё, но всё же попрошу.
Она встала на колени, сложила ладони на полу перед собой и склонилась, касаясь лбом пола. Поза смиренной мольбы.
— Умоляю, помогите мне вернуть моего Рэйджи. Если бы был на свете бог, способный услышать меня, я буду молиться каждое мгновение, пока он не вернется ко мне.
— Пожалуйста, встаньте, — Юи помогла ей подняться. — Я помогу, но и вы должны помочь мне.
— Как?
— Расскажите, как ваша семья связана с Имперской Разведкой.
* * *
Кое-как успокоив мать Рэйджи, она пошла к сестре. Рикка последняя его видела, но вчера вернулась домой раньше неё и сразу заперлась в комнате, никому не отвечая. Девушка отказывалась есть и пить, пропускала тренировки и медленно превращалась в тень. Отец несколько раз пытался с ней заговорить, но она ему даже не отвечала. Он оставил бесполезные попытки.
Теперь пришла очередь Юи. И ей улыбнулась удача. Сперва сестра сопротивлялась, молчала и отворачивалась, но Юи была настойчива.
Ширасаги рассказала всё — и про их ночное приключение, и про арест в кабинете, и про строгий запрет рассказывать хоть кому-то о произошедшем. И лишь под конец она, тайкой утирая слёзы, произнесла.
— Что я наделала, Юи? Я ведь хотела помочь... Я была готова на всё ради Горо.
— Я понимаю тебя, сестрёнка, — Юи обняла её. — И, клянусь, помогу тебе вернуть его. Но пожалуйста, помоги мне вернуть Рэйджи.
— Когда нас уже вели в кабинет он сказал, что я ему нужна, — она шмыгнула носом. — Как так? Почему Ватанабэ меня отверг, а Ямада наоборот?..
— Для него главное — люди, а не правила, Рикка, — вздохнула Юи. — Вот и всё. Ты поможешь мне его спасти, сестра? Даже если ты откажешься, я все равно его найду. Но если он хоть немного тебе дорог, помоги мне.
Она повернулась, между засаленных черных прядей блеснул её голубой глаз. Потухший, безжизненный взгляд скользнул по Юи.
— Я подумаю.
Девушка отвернулась, дав понять, что больше из неё ничего не вытянуть. Укрыв её одеялом, Юи вышла и направилась к отцу. Но на полпути её встретила Фубуки.
— Вот ты где, Юи, — она жестом поманила её, делая строгие брови. — Куда собралась? Спасать Ямаду?
Она с достоинством выдержала строгий взгляд матери и кивнула.
— Опять Ямада, — ухмыльнулась она. — Он умелый боец, умеет торговать на бирже как опытный игрок, умен, изворотлив и наделен еще кучей талантов. И нарисовался рядом с тобой в минуту крайней нужды. Тебе это странным не кажется?
Куснув губу, она покачала головой.
— Я так и думала. А теперь расскажи мне всё про твоего парня Рэйджи, дочь.
* * *

В мутных картинах, пробегающих перед глазами, было одно и то же. Громадные звёздные линкоры, подходящие к золотистому шарику мира Йор-61. Высадка... наша первая, нужно выбираться из биокапсулы...


— Подъём, салаги! — рявкнул легат за матовым геостеклом.


Черт, я уже был здесь и знаю, что дальше. Высадка, мы шли в первой волне. Тридцать четыре божества с двумя сфиротами, молодые и злые, со световыми копьями наперевес.


Мы шли парами к вытянутой китоподобной туше десантного модуля, переругиваясь и хохоча. Через два часа нас останется всего семеро.


— Идеальный день, чтобы спалить парочку магов, а, Гигас? — задорно крикнули рядом знакомым голосом. Кто это... Керсис? Или Астес?


— Вперёд, мальчик, — у входа в трюм нас ждала насмешливая богиня с ружьем из энергоплатины наперевес. Все знали ветерана "Крылатых дев" Литану, провожавшую бойцов в первую высадку.


— Продержитесь до рассвета, а там мы вам поможем, — она подмигнула мне и шлепком отправила в трюм. Ещё минута — и шаттл улетел к поверхности, кувыркаясь как булыжник в плотных слоях атмосферы.


Литана... Знала бы она тогда, что ради мести за неё я выжгу половину этой проклятой планеты.


-... Гигас.

— А?
Я нехотя разлепил веки, ко мне стало возвращаться чувство верха и низа. А ещё — боль.
Боль в запястьях и лодыжках от держащих меня оков. Пронзающая боль в шее, стянутой ошейником. И слабость.
Перед глазами плыли мутные пятна, все звуки сливались в одну сплошную какофонию. Кровь бурлила от разъедающего моё тело токсина. Это наркотик...
Закрыл глаза и провалился в астрал. Мои сфироты, они целы! Великая Мелитана, мои сфироты жизни и силы вернулись!..
Но стоило послать в них крошечный импульс, он разбился о сияющую сферу как глиняный черепок.
Это яд. Астроблокатор, делающий бога бесполезным куском мяса. Я мог сколько угодно любоваться переполненными сомой сфиротами, но ничего с ними сделать не мог. Разве что активировать "чудо" — сияющую алую точку в центре каждого сфирота. Но тратить его на такой мизер не стал бы даже идиот.
Глубоко дыша, я плавно направил молочный поток сомы вверх, к черному провалу напротив солнечного сплетения. Раньше там был третий Сфирот Защиты.
В реальность меня вернул тяжёлый шлепок. Мотнув головой, я разлепил заплывшие веки.
Комната три на четыре метра, выложенная малахитовой плиткой — экран сканирования. В центре — железный стол, прикрученный к полу. Стул и стальная дверь. А ещё цепи, закреплены на потолке, на которых я и висел.
Передо мной стоял имперский дознаватель Хирата и скалился, сжимая жёлтыми зубами зубочистку.
— Очухался, ублюдок?
Я посмотрел на него сквозь мутную завесу, но второй удар стряхнул её напрочь. Я дёрнулся, роняя капли крови на пол.
— Где...
— Здесь я задаю вопросы, мразь, — он воткнул заряженный кулак мне под ребра. Чуть не выплюнув лёгкие, я закашлялся.
— Ямада Рэйджи, восемнадцать лет. Сын Юджи и Юмэми Ямада, хм, запись исправлена... Хм, — он сел за стол и открыл пухлую папку с моим именем. — Подделано. Глубоко же эти мрази из Якудза проникли в наши архивы.
Я сглотнул наполнившую рот кровь и пошевелил запястьями — кандалы держали крепко.
— Что, жмёт? Это оковы из вашей энергоплатины, из таких не вырваться. А попытаешься использовать свои силы — ингибитор в твоей крови спалит нервную систему. Посмотрим, сколько ты будешь регенерировать обратно свои нервы?
Я даже пытаться не стал. С моим опытом плена и пыток, порой доходивших до полного абсурда, я понимал — он не блефует. У магов были средства, выворачивающие кости наизнанку, заставляющие кровь течь в обратную сторону, или сворачиваться тромбами по всему телу. В вопросе пыток они достигли совершенства. Как и мы.
Регенерация бога — обоюдоострый меч. Пока есть сома, мы залечим любую рану, но и боль от неё будет такой, что живой позавидует мертвому.
— Хороший божок, — убедившись, что я замер и слушаю, он снова открыл папку. — Вот ведь какая штука, Рэйджи. Наследил ты не меньше, чем твой отец. А он был мастером гадить Империи.
Перелистнув страницу, он зачитал.
— Вот послушай! Ямада Юджи в составе банды напал на военный конвой и, убив семнадцать человек, захватил бесценные артефакты. полученные из мира 33825-В. Дальше: месяц спустя они совершили повторное нападение на лабораторию, где исследовался образец высокоуровневой энергоплатины и сжег заживо восемь человек, при этом обезглавил троих, предположительно, бензопилой.
Я стиснул зубы. Если это правда хоть наполовину, нрав у моего бати был крутой.
— Но яблоко от яблони недалеко падает, да? — оскалился он. — Ямада Рэйджи. В пятнадцать лет запер в туалете одноклассника и заставил вытирать собственное дерьмо рукой, а потом сломал замок и ушел. Бедняга почти сутки просидел в уборной. В шестнадцать участвовал в грабеже магазина маговейпов и вынес ценности на двести тысяч йен. А через месяц сжёг три машины и мотоцикл своих соседей, при этом едва не спалив дом. Тогда чуть не погибли люди. В семнадцать склонил девушку на год младше себя к близости, а потом шантажировал её этим, заставляя воровать у родителей деньги. Да ты подонок, Ямада. Просто конченая мразь.
Идиот, как будто меня хоть каплю волнует, каким уродом был мой хост! Да подох — и черт бы с ним! Даже хорошо, что он освободил мне место.
— Но самое интересное было этой весной, — плюнув мне под ноги зубочисткой, он достал новую и вернулся к листку. — После успешного налета на трофейную колонну, перевозившую, между прочим, обломки оружия богов, банда твоего отца затаилась на месяц. Вся Имперская Разведка искала следы обломков, но нашла только три из семи.
В его взгляде читалась такая ненависть, что меня аж окатило его могучей аурой. Архимаг... и очень сильный.
— Подельники твоего папаши решили, что им мало почти готового энергооружия богов, и пошли на второй заход. Только ублюдков ждала не машина, набитая бесценными артефактами, добытыми кровью и жизнями наших бойцов, а засада. В которой почти все и передохли. Но вот же незадача, среди этих отморозков был школьник! И он тоже помер!
Хирата подскочил ко мне и рывком растерзал рубашку на моей груди. Заскорузлый палец уперся в розоватый шрам.
— Ты должен был подохнуть как собака вместе со своим стариком! Но ты выжил, одумался, и стал чинить подвиги налево и направо! Вся эта дерьмовая история, — он метнул папку с досье в угол комнатки. — Это всё не про тебя! Никакой ты не Ямада. Ты даже не челвоек! Грёбаный бог, враг всего живого, исчадие космоса!
Я тихо засмеялся. Старый козёл был прав, маги сотен миров нас такими и видели — средоточием вселенского зла. И мы видели их такими же. Мутантами, изувеченными магией, в безумии уничтожающими тех, кто дает нам драгоценную сому.
Грязные паразиты, выжигающие сотни миров вместе с милилардами верующих. Генетические отбросы.
Между нами было слишком много общего.
— Я знаю, как поступают боги, — выдохнув, он нахмурил брови. — Сперва вы посылаете разведчиков в мир магов. Незаметных шпионов, вынюхивающих слабости в нашей обороне, состояние мира, его потенциал. Они убивают ключевых фигур, вносят смуту и хаос. А потом приходит армия вторжения — и стирает с лица планеты города и континенты. Стерилизует целый мир, чтобы превратить его в свиноферму, заселенную мясными болванчиками.
— С твоей фантазией... — прошептал я, еле двигая губами. — Тебе бы книжки писать... козёл старый.
— Я видел второго твоего подельника, — фыркнул он. — Ублюдок куда способнее тебя. Сколько вас ещё прибыло сюда?
Вот оно что. Этот идиот думает, что мы с карателем заодно. Он не знает, что меня низвергли! Ослепленный ненавистью к богам, он даже этого не просчитал!
— Сколько вас прибыло?! — он отступил, на ходу складывая плетение. — Какая у вас задача? Отвечай!
Он завершил плетение, сложившееся в очень знакомый узор. "Малая печь".
Вспышка! Внутри меня будто разожгли адское пламя, заставляя корчиться от боли и стонать.
— Сколько ещё богов прибыло!? ОТВЕЧАЙ!
От боли из глаз посыпались искры. Её можно был сравнить только с разрывом сфирот, но слава вселенной, их это плетение не достанет.
— СКОЛЬКО ВАС И КАКОЕ У ВАС ЗАДАНИЕ?!
Следующий удар едва не вырубил меня. Ослепительный разряд молнии прошил все тело, уходя в стены по цепям. Свет замерцал, в ушах загудело так, что меня замутило. В воздухе запахло паленой кожей и волосами.
Он пытал меня минут пятнадцать, повторяя одно и то же. Плетение за плетением, он отрабатывал на мне весь свой арсенал. Но он и представления не имел, сколько раз я переживал подобное. Пытки, истязания, раздробленные кости и вырванные пальцы.
— Крепкий ублюдок, — выбившись из сил, он отступил к столу. — Ну ничего, у нас впереди мно-ого времени. Я все равно выбью из тебя ответы. Я умею их доставать.
Он подошел к железной двери и щелкнул замком, бросив на меня ехидный взгляд.
— Вернее, она. Приступай!
Сквозь алую завесу крови я разглядел вошедшую в помещение девушку. Тонкий стан, длинные серебристые волосы, безумный огонек в глазах.
— Да, дядя.

***

===

Глава 29.

Дверь лязгнула засовом, оставляя нас наедине с сереброволосой красавицей.
— Я же говорила, Рэйджи, что всегда добиваюсь своего, — президент Ямано приблизилась, на ходу доставая короткий нож с изогнутым лезвием.
На ней была идеально отглаженная школьная форма, будто она не к пыткам готовилась, а шла на праздник. Юбка, блузка, пиджак — безупречны до ломоты в зубах.
— Почему?..
— М? Почему я здесь? — она подошла вплотную. — Мой клан веками управлял Имперской Разведкой и защищал страну. За это Император разрешил Ямано вмешиваться во что угодно.
Так вот откуда эти замашки, самоуверенность и тяга к хитрым планам! Дрянь могла вмешаться в любой момент, пользуясь положением клана... но решила влезть именно сейчас.
Она с улыбкой провела кончиком ножа по моей обнаженной груди — сверху вниз, оставляя неглубокую царапину, обрастающую капельками крови. Теплый золотистый металл... энергоплатина.
— Неплохой трофей... — осклабился я. — Батя подогнал?
— Знаешь, что такое "родовой дар"? — она провела пальцем по царапине и облизнула его. — Это когда магии в членах одной семьи из поколения в поколение придают одну форму. Десять поколений спустя она врастает в гены, становясь частью тебя.
В её глазах словно огонь вспыхнул. Коварно улыбаясь, она приблизилась и провела влажным язычком по моей груди. По тела прошла странная дрожь, меня бросило в жар, и совсем не от возбуждения. Я задрожал, глядя, как она слизывает капли крови с моей кожи и целует соски.
— Знаешь, какой у меня? — оторвавшись от них, она улыбнулась. — Мои слизистые выделяют особый токсин. Если он попадёт в тело, то обострит все ощущения тысячекратно.
Она обняла мою голову и глубоко, с чувством поцеловала. Её гибкий язычок сплелся с моим, я почувствовал привкус своей же крови в её слюне. Чёрт... а девчонка отлично целовалась. От аромата её волос закружилась  голова. Хотя после маленькой разминки от Хираты головокружение и не прекращалось.
Она засасывала меня почти минуту, работая губами и языком не хуже элитной шлюхи. Это — тоже навык её рода? Как бы то ни было, дрянь залила в меня столько своего токсина, что уже на последнем поцелуе я почувствовал сильное жжение во всем теле.
— Мм? — она оторвалась от моих губ и, тяжело выдохнув, довольно ухмыльнулась. — Уже действует.
— Раз уж на то пошло, — я зажмурился от нарастающей боли. — Может и внизу ртом поработаешь?
— Будь ты более сговорчивым раньше, я и не такое бы тебе сделала, — она негромко рассмеялась. — Но если хочешь, туда я тоже доберусь.
Она прижала изогнутое лезвие к моей промежности и легонько надавила.
— Или сразу начать с него?
— Ссс...
— У тебя длинный язык, Рэйджи, — лезвие разрезало ремень и, войдя в кожу, пошло вверх. — Мог бы поласкать меня им. А вместо этого придётся его укоротить.
Ямано взяла меня за подбородок и воткнула короткий клинок в щёку по самую рукоять, пронзая язык.
Я сжал зубы и застонал — от боли перед глазами замелькали искорки. Сссс... не врала, даже маленькую рану я чувствовал так, будто меня заживо прокручивали в мясорубке.
Наслаждаясь моими страданиями, она медленно прокручивала лезвие в ране. Наконец, удовлетворившись моей реакцией, она достала нож. Сфирот жизни, хоть и заблокированный отравой Хираты, начал медленно залечивать рану. Разрез покрылся дымящимися пузырями, вызывая очередной приступ боли.
— Если хочется кричать, кричи, — девушка положила прохладный пальчик на порез и, дождавшись, пока зарастающие края сузят ранку, сунула палец внутрь. — Отец был прав, ваша регенерация удивительна. Значит, пока у тебя есть сома, ты залечишь любые травмы? А как насчет частей тела — их ты тоже сможешь отрастить?
Она с силой открыла мой рот и коснулась языка кончиком ножа. Секунду подержав его, она убрала клинок и шагнула назад, наслаждаясь зрелищем.
Эта ... хлеще Хираты... если тот — просто псих, то Цубаки обожает то, что делает. Кое-как разлепив веки, я заметил, как сквозь ткань её блузки проступают напряженные соски.
— Ты т-тварь... — выдохнул я, еле ворочая зарастающим языком. — Возбуждаешься от пыток и страданий, а?..
— Сколько здесь ещё таких, как ты? — невозмутимо спросила она. — Только тот, второй бог? Что Гелион приказал вам сделать?
Регенерация завершилась, я медленно поднял голову. Сссс  невозмутимо улыбалась, поигрывая ножичком. Она знала о богах, Гелионе и еще куче всего...
— О, спорю, ты думаешь, откуда я все знаю? — она снова подошла и приобняла меня за талию. — Ведь все в Махо-Кай и представления не имеют о том, что кроме их мира есть ещё сотни других миров. Что есть боги и мы. Что каждая из планет, населенных магами, служит Высшему Совету.
Цубаки убрала нож и прижалась ко мне всем телом, скользя ладонями вдоль по спине вниз. Прильнув губами к уху, она зашептала.
— Я узнала про богов в шесть лет, когда к отцу пришли посланники Совета. И уже тогда захотела увидеть бога вживую. Но мне показывали только ваши трупы, как жаль... понимаешь, как тебе повезло, что нашла тебя именно я?
— Нашла?
Её пальчики проникли под одежду и сжали мои ягодицы.
— Твоя кровь, — пояснила она. — Тогда, в кабинете. Я сделала анализ. Твои клетки переполнены маной. Но откуда? Ты же неодаренный! И тут я все поняла. Как связаны твои успехи, поражение Куроками, появление того луча света и многое другое. А всё, что было дальше...
Верно. Лишь подтвердило её догадки.
— Признаться, я удивлена, Рэйджи, — она отлипла от меня и снова вытащила нож. — Ты восстановился так быстро! Мне интересно, что случится раньше — ты начнешь говорить, или от регенерации закончится твоя сома? Давай проверим!
Облизнув губы, она медленно вдавила лезвие ножа мне под ребро. Я едва не завыл — чувство, как металл входит в тело, царапает кости и перерезает мышцы, было таким ярким, что даже боль отошла на второй план.
— Давай же, Рэйджи... — подначивала она. — Говори... или пой!
Не в силах больше сдерживаться, я закричал. Бетонная коробка задрожала от криков, с потолка посыпалась пыль, а воздух завибрировал в такт моему голосу.
Я был прав, Ямано — конченая садистка. Эта сссс... кайфовала от вида моих страданий. Ловко орудуя ножом, она делала во мне всё новые дырки, едва не доставая до органов. И улыбалась так, словно попала в Диснейленд на день рождения.
Сумасшедшая мразь вонзила нож напротив печени и повела им в сторону. На пол хлынула кровь, а Цубаки сунула ладонь в рану и обхватила мою печень.
— Рэйджи-и... — сладко протянула она, расплываясь в улыбке. — Внутри ты такой теплый, обволакивающий и мягкий... как же я хочу насладиться этим подольше! Но дядя дал всего сутки на допрос. Может, просто скажешь мне то, что он хочет, а остальное время мы будем развлекаться, а?
— Ты долбанутая, — кое-как переведя дыхание, прошептал я. — Поганая больная дрянь...
— Как же тут хорошо... — Цубаки сжала пальцы, её дыхание участилось. — Ты чувствуешь то же самое, когда ... девчонку Могами? Или вы ещё ни разу? Чёрт, как же это возбуждает!
Она вытащила руку и, тяжело дыша, медленно облизнула пальцы один за другим. Прижав нож к моему животу, она повернула лезвие плашмя и повела вниз.
— Твоя регенерация удивительна, бог. Ты так быстро восстановился! А если я отрежу тебе кое-что другое?
Держа нож правой, она дрожащими от возбуждения пальцами расстегнула мои джинсы и стащила их. Цубаки посмотрела мне в глаза с похотливой улыбкой.
— Как погляжу, не только я возбуждаюсь от этого, — её ладонь ловко юркнула в трусы и обхватила налитое кровью естество. — Тебе ведь тоже хочется...
Я забился от боли, пронзающей всё тело. Чёртов токсин делал любое прикосновение неимоверной пыткой, и чем чувствительнее была часть, которой она касалась, тем хуже.  Меня будто растаскивали по мускулу на дыбе, заживо вытягивали жилы из тела.
— Ты ведь ещё не можешь использовать свою силу? — девушка прижалась к моему уху и жарко зашептала. — Я ослабила тебя достаточно, чтобы ты не смог пошевелиться. Так что могу снять эти оковы.
Я попытался дернуться — и лишь вяло трепыхнулся. Эта дрянь снова ввела какой-то яд?.. А Цубаки, закусив губу, торопливо открыла кандалы сперва на правой, а потом и на левой руке. Я рухнул на пол как подкошенный, тело практически не слушалось.
Цубаки окончательно слетела с катушек. Отбросив нож, она стянула с себя бельё и уселась на меня сверху. Тяжесть и жар её тела стотонным прессом вдавили меня в пол, я изогнулся и застонал.
— Хочешь правду, Рэйджи? — сдернув мои трусы, она прижалась ко мне и двинула бёдрами. — Здесь нет прослушки, так что я скажу тебе.
То ли у Цубаки вся голова дерьмом была забита, то ли я недооценил степень её сумасшествия. Если бы не чёртов токсин, превращающий каждое касание в пытку каленым железом, я бы обалдел от ощущения жара и влаги внизу. Хотя чего жаловаться, я же хотел снять напряжение с девчонкой? На, ..., снимай на здоровье! Если только эта больная похотливая сссс не прирежет меня в порыве страсти. Ох ё!..
Помогая себе рукой, она направила моё естество в себя и со стоном опустилась. Я заскрежетал зубами — ни... это не приятно! Даже сравнить не с чем, если только не пытаться изнасиловать шредер. А дрянь начала изображать из себя наездницу, ускоряясь с каждым движением.
Надо сбросить её с себя, пока она меня до смерти не заездила! Токсин Хираты уже должен был ослабеть, а с двумя сфиротами я ее по всем стенам размажу.
— Боже... я овладела богом! — застонала она, ложась на меня. — Как ощущения, Рэйджи? Больно? Тяжело?
Я с трудом поднял руки и вцепился в ее плечи, но она лишь усилила натиск. Получается, яд отпускает!
Девушка куснула меня за ухо и с неистовством зашептала.
— Ты не выйдешь отсюда, пока я не получу ответ. Мне плевать на Хирату, разведку и ваши войны. Мне нужна твоя сила.
— Зачем? — прошептал я.
— Твоя сила в обмен на мое молчание о тебе, — повторила она, прижав палец к моим губам. — Ты выйдешь, только дай мне хоть что-то для Хираты. Это договор, Рэйджи...
Цубаки нависла над моим лицом, её глаза были холодны как лёд. Она серьёзна как никогда.
Я выдавил улыбку сквозь боль.
Эта коварная мразь хочет договора! Попользоваться мной для своих целей взамен на мою свободу? Она всерьез рассчитывала, что Имперцы меня отпустят? Тут было что-то ещё, куда глубже дрязг с разведкой. Что может быть важнее? Разве что... дела клана.
Если всё, что она сказала о своей семье, правда, росла девчонка под жесточайшим гнётом. Если у неё есть старшие братья или сестры, шансов на главенство в клане у неё нет, а властолюбивая стерва этого не стерпит. Она хочет выйти на первые роли в клане, и ничем не побрезгует. А ручной бог даст ей колоссальные возможности. И плевать, что он враг, если его можно использовать.
Нельзя оставлять её в живых. Она и так знает слишком много.
Я снова пошевелил руками — боль понемногу притуплялась, а в мышцы возвращалась сила. Один взгляд в астрал подтвердил, сфироты заработали на полную катушку. Змея недооценила мою регенерацию, иначе ввела бы куда больше яда.
Хочешь обмануть и использовать бога, Ямано Цубаки? Тогда не думай, что тебе так легко это удастся.
— Двое, — прошептал я в ответ, обнимая ее талию. — Убить Императора.
Она вздрогнула — а я начал двигаться ей навстречу. Получив ответ, она с улыбкой проскребла пальцами по моей груди и полностью отдалась близости. По бетонной коробке плыли уже не мои крики, а её стоны пополам с влажными звуками. Наездница возбудилась настолько, что не продержалась и минуты — задрожав всем телом, она исторгла высокий вскрик и уткнулась в меня, неистово сжимая лоном ... .
Тяжело дыша, я оскалился в улыбке: будь она хоть трижды хитрой гадиной и эспером, обратная волна сомы от секса с богом смоет и её! Пока она выпала из реальности, надо пользоваться этим. А заодно и проверить кое-что новенькое.
Приподняв её одной рукой, я быстро начертил плетение "молот". По нервам во всем теле прокатилась огненная волна, плетение активировалось. Она даже вскрикнуть не успела — девчонку сдуло с меня и приложило об стену с такой силой, что потрескались плитки.
Она рухнула на пол, теряя сознание.
Удалось... я использовал силу магов. Разрази меня Вселенная, я маг!
— Вот и договорились, — тяжело дыша, я медленно поднялся и натянул испятнанную кровью одежду. Перед глазами встала странная картина: после активации плетения весь мир будто разделился. Лежащая на полу девушка мягко светилась бледно-голубым светом с маленькими искорками. А лежащий рядом нож из энергоплатины тускло мерцал золотистым сиянием.
Я поднял руки: между ладонями пробегали вспышки желтых разрядов, а в глубине, под кожей, виднелась тонкая сеточка ручейков голубоватой энергии, повторявшая нервные окончания.
Что это вообще такое? Мана?
Золотые и голубые частицы отталкивались друг от друга, как магниты. Они вытесняли друг друга, лишь изредка сливаясь и исчезая во вспышке. Если золотое — сила бога, а голубое — магия, то они противоположны друг другу?
Сейчас думать об этом точно не было времени. Торопливо собрав вещи, я сунул нож в карман и примерился к двери. Если с той стороны меня ждет Хирата, это будет занимательный бой...
Выдохнув, я прикрыл глаза — сфироты вовсю прокачивали сому через себя, потихоньку вытягивая её поток к третьей дыре, чернеющей на месте Сфирота Защиты.
Мои силы вернулись. Пора пустить их в дело.
* * *
Надо отдать должное Имперской Разведке, так просто сбежать мне от них не удалось.
Когда выбитая дверь вылетела в коридор, смяв стоящего рядом охранника, по всему зданию прокатилась тревожная сирена. Я рванул по коридору к лестнице наверх. Навстречу мне начала открываться дверь, но мощным пинком на ходу я вогнал её обратно вместе с тем, кто за ней был. За дверью вскрикнули, послышался глухой звук удара чего-то тяжелого о стену.
Не теряя времени, я в три прыжка поднялся наверх, выбил очередную хлипкую дверь и ворвался в помещение. Похоже, меня держали в подвале отделения полиции: по обе стороны прохода виднелись рабочие места с компьютерами, за которыми работали сотрудники. Правда, теперь все два десятка полицейских повернулись ко мне.
— Это еще кто? — один из них сразу потянулся к кобуре на поясе.
К чёрту! Пнув ближайший стол в сторону стрелка, я ломанулся к двери наружу. Силы удара хватило смести три рабочих места подряд, складывая их как фишки домино. Беднягу прижало к стене, а пока остальные соображали, я почти добрался до выхода...
— ИДИОТЫ! — раздался сзади вопль Хираты. — Не дайте ему уйти! Огонь, все!
Гад точно применит магию, нужно уйти с линии огня! Я метнулся в сторону от двери — и понял, что угадал. Толстенную дверь расплавила мощнейшая вспышка магии, оставив громадную дыру с оплывшими краями.
Прокатившись по полу, я бросился к окну, но в последний момент заметил, как на раме замерцали контуры энергосети. Если прыгну, плазменные нити разрежут меня на части. Я заскрежетал зубами: раз не хочешь выпускать меня, я сам проложу выход!
Отпихнув навстречу Хирате еще несколько столов несчастных полицейских, я сжал кулак — и, направив сому, ударил по стене. Всё здание содрогнулось, оглушительный грохот ударил по ушам. Кулак словно таран пробил в стене громадное отверстие, осыпав улицу здоровенными кусками кирпича и штукатурки.
Закашлявшись от пыли, я вслепую ломанулся в пролом. Сзади загрохотали выстрелы, по плечу чиркнула пуля. Но боль от ранения даже близко не стояла рядом с тем, что творила со мной Ямано. Чуть не врезавшись в стену здания, я бросился по улице, когда сзади ударила мощнейшая волна ауры. Архимаг!
А мгновение спустя меня чуть не сбило с ног сокрушительной ударной волной. В соседние стены ударила шрапнелью лавина обломков, по асфальту вокруг меня забарабанили камешки. всё заволокло пылью. Я обернулся.

  Читать  дальше  ...    

***

***

***

***

Источники :

 https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://coollib.net/b/608768/read  

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_2_klany_vysshej_shkoly-b74368

https://www.knigago.com/books/sf-all/popadanec/608768-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-2-klanyi-vyisshey-shkolyi/ 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 86 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: