Главная » 2023 » Декабрь » 5 » Ветры Дюны. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 467
03:32
Ветры Дюны. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 467

***

***

===

День формирует плоть, и плоть формирует день.

Герцог Лето Атрейдес

 

Герцогини не было на Каладане, а в это время старуха поднималась по тропе от города к замку, отказываясь принять помощь случайных встречных. Она мрачно бормотала что-то себе под нос, и люди старались обходить ее стороной. Население было настроено буйно, чему соответствовала и погода. Весь минувший час шел сильный дождь, улицы стали мокрыми, с крыш капало.

Женщина поднималась по каменной лестнице ступенька за трудной ступенькой. Высокий мужчина в мундире открыл перед ней дверь, и она с благодарным кивком вошла. Любому наблюдателю было бы ясно, что подъем вконец обессилил ее и теперь ей нужно посидеть и отдохнуть, но на самом деле женщина скрывала свою силу. Она пришла рано, чтобы занять место в первом ряду, где все ее увидят.

До сих пор ее лицедейство имело успех. Никто не заподозрил бы, что Гайус Элен Мохиам – преподобная мать Бене Гессерит.

Она осматривалась блестящими птичьими глазами. Здание было старое правительственное, фрески на стенах воспевали доблестные деяния знаменитых герцогов Атрейдесов. На новой фреске она узнала Пауля в костюме матадора, противостоящего огромному салусскому быку.

Пауль Атрейдес, этот безрассудный неуправляемый Квисац-Хадерах, сам стал салусским быком, разрывающим и растаптывающим имперские традиции. Всего за несколько лет Муад'Диб в одиночку лишил Бене Гессерит власти и влияния, заставив сестер бежать назад на Баллах IX… но не оплакивать свое поражение, а чтобы перегруппировать силы. Мохиам твердо знала – Пауля нужно убрать. Она надеялась, что его преемника будет легче контролировать.

«Он мой внук», – с горечью думала она. Как ей хотелось не быть частью генетической цепи Бене Гессерит, породившей такое чудовище! После всего, что Пауль сделал, Мохиам находила его еще более отвратительным, чем барон Владимир Харконнен, от которого она когда-то понесла. Теперь она горько сожалела, что не убила внука, когда была такая возможность. Возможностей было много, одна сразу после его рождения, когда она убила Питера де Вриса и спасла младенца.

«И напрасно».

Но Бене Гессерит способны на более широкое восприятие истории. Ошибку можно исправить. И она намерена сделать это сейчас.

Она сидела, вздохами и ерзаньем преувеличивая свои усталость и слабость, а в зал продолжали входить горожане. На помосте появился мэр Хорву, чем-то занялся, потом, бормоча что-то, просмотрел повестку. Шум превратился в громкое гудение – гудение определенно гневное, вызванное императорским указом об изменении названия планеты.

«Терпение». Мохиам скрыла улыбку.

Ей вспомнилась другая возможность убить Пауля Атрейдеса, которую она тоже не использовала. Он был подростком, любопытным, энергичным, взирающим на мир широко раскрытыми глазами, когда она поднесла к его шее отравленный гом-джаббар. Легкий укол – и все эти ужасы не случились бы, во имя Пауля не погибли бы сотни миллиардов, не были бы стерилизованы четыре планеты и человеческая цивилизация не склонилась бы к убийствам и фанатизму. Легкий укол…

«Опять ошибка. Серьезная ошибка».

Она поклялась, что больше этого не будет. Погрязнув в политических и религиозных делах империи, она сомневалась, что сможет приблизиться к Паулю. Мохиам вспомнила язвительные слова, сказанные Паулем после победы над императором: «Думаю, лучше наказать тебя долгими годами жизни, в которые ты не сможешь дотянуться до меня или заставить меня выполнить хоть одно из твоих коварных желаний».

Сестрам придется перенести боевые действия в другую область, где они мастера. Использовать в качестве оружия население отдельных планет. А какое оружие против Атрейдесов лучше жителей Каладана? И хотя ей было строго запрещено появляться на Арракисе, она тайно побывала там.

Теперь, скрываясь среди местных жителей, она располагает необходимыми документами, удостоверяющими личность, контактными линзами, скрывающими синие от пряности глаза, наложенными отпечатками пальцев, измененными чертами – сейчас она способна обмануть кого угодно. Мохиам беспокоилась, что ее могут узнать леди Джессика или Гурни Халлек, но герцогиня Каладана отправилась на Салусу Секундус выполнять поручение сына, а эрл Халлек остался в своем деревенском поместье. Все к лучшему. Никто на этой планете не узнает ее.

Кампания Бене Гессерит по свержению Пауля Муад'Диба начнется здесь. Мохиам разворошит этот муравейник и посмотрит, как будут выбегать муравьи. Пауль уже обидел жителей Каладана и потерял их уважение. Он повернулся к ним спиной, оскорбил сменой названия планеты на Часра Сала Муад'Диб. Нелепое название. Сама Мохиам не могла бы просить о лучшей возможности.

Выступив вперед на тонких птичьих ногах, которые, казалось, не в силах выдерживать его тело с толстым животом, местный мэр объявил городское собрание открытым.

– Мы все знаем, зачем собрались здесь сегодня. – Его слезящиеся глаза осматривали толпу. – Мы не можем позволить какому-то далекому чинуше переименовывать напгу планету. Вопрос в том, что с этим делать.

Собрание криками выразила свой несфокусированный гнев, годы тревоги и недовольства толпами паломников, нахальными инопланетянами, вторжением внешних событий, которые должны оставаться далеко.

– Каладан – это Каладан.

– Это наша планета, наш народ.

Хорву на помосте кричал в громкоговоритель:

– А что если предложить в качестве компромисса «Каладан Муад'Диба»?

– А что если мы предложим нового мэра? – предложила женщина в первом ряду, и все рассмеялись.

Особенно сердился один мужчина.

– Фанатики из пустыни не должны решать, как нам жить. Что знают эти грязные люди о море и о приливах, о ловле рыбы, о тучах и бурях? Ха, да они и дождя никогда не видели! Что они знают о том, что нужно нам? Фримен и неделю не проживет в море.

– У нас нет ничего общего с империей Муад'Диба, – сказал другой. – Я не знаю этого «Муад'Диба», я знаю только Пауля Атрейдеса, который должен быть нашим герцогом.

– Соберем армию и сразимся с ними! – резким голосом выкрикнула какая-то женщина.

Мохиам с большим интересом наблюдала за этим диалогом, но последнее предложение было столь нелепым, что крики стихли. Мэр печально покачал головой.

...

– Нет, нет, ничего такого. Мы не устоим против армии Муад'Диба, вы все это знаете.

– Тогда не затевайте войну. – Мохиам с трудом встала и повернулась к аудитории. – Мы не хотим войны. Мы хотим, чтобы нас оставили в покое. Как уже сказали многие из вас, Каладан не часть бесконечного кровопролитного джихада, и мы провозглашаем свою независимость. Наш законный герцог – Пауль Атрейдес, а не этот человек, который называет себя иностранным именем. Каладан не участник этой борьбы. Мы никогда не хотели в ней участвовать. Мы не приглашали безумных паломников, которые, как стаи саранчи, обрушиваются на наш город. Мы просто хотим, чтобы все стало прежним.

Мохиам услышала разговоры вокруг:

– Независимость… Независимость! Да ведь это замечательно!

Независимость. Это слово, как свежий морской ветер, пронеслось по залу. Люди наивно полагали, что эта новая идея не потребует применять оружие против орущих убийц-федайкинов.

В попытке утихомирить толпу мэр поднял костлявую руку.

– Мы здесь не обсуждаем мятеж. Я не хочу участвовать в этом.

– Тогда ты пришел не туда, – сказала Мохиам, очень довольная тем, в какое русло повернуло обсуждение. – Я стара и видела многое. Когда-то, когда честь Атрейдесов и человеческое достоинство еще кое-что значили, я была служанкой в доме старого герцога Пауля. После смерти герцога я спокойно жила в глуши. За эти годы многие из вас видели меня, но никто не замечал.

Мысль подсказана, и теперь многие соглашаются: да, видели ее в городе время от времени.

– Что стало с честью Атрейдесов? Мы хотим лишь уважения. Хватит с нас этих глупостей. Либо мы выступим против этих священников, либо они будут вытирать о нас ноги. Не гните спину. Если Пауль Атрейдес сохранил любовь к Каладану – а я считаю, что сохранил, – он примет волю своего народа. Мы не хотим ему зла, но должны сохранить свою идентичность. Ибо мы народ Каладана! – Она в последний раз осмотрела толпу. – Или вы хотите, чтобы вас повсюду называли «народ Чисра Сала Муад'Диб»?

Она буквально выплюнула это название.

Пора было уходить. Собрание приветствовало ее, пока она шла по проходу к двери, спускалась по каменным ступеням и исчезала во влажной ночи. Ей даже не потребовалось использовать Голос…

Уходя, она слышала, как мэр Хорбу с воодушевлением приветствовал ее предложение как разумный компромисс. Не видевший ее манипуляций, он отныне понесет факел, а позже никто не сможет ни назвать ее, ни найти. Теперь Хорву поведет их по все более опасной тропе. И, когда Джессика вернется домой с Салусы Секундус, контроль будет полностью утерян.

Мэр Хорву и все эти люди – всего лишь мясо для стервятников в новой политической битве, и Мохиам не чувствовала себя виноватой. Вся империя – огромная шахматная доска, а она может передвигать самые важные фигуры, никогда не забывая о разнице между игроком и его пешками.

Широким шагом она вышла в дождь, больше не показывая признаков старости. «Порой быть человеком очень трудно», – думала она.

===

Иногда действия определяются милосердием, необходимостью или виной. Логика может быть безупречной и неопровержимой, но сердце не знает логики.

Гурни Халлек, незаконченная песня                     

 

Гурни нравилось ощущать поток адреналина, когда его гончие шли по следу. Когда он бежал за собаками, он был так поглощен охотой, что почти забывал болезненные воспоминания, накопившиеся за жизнь. Джессика была далеко, на Салусе Секундус, передовые линии джихада Муад'Диба тоже далеко отсюда, и Гурни считал – самое время охотиться.

До недавних пор он вел столь бурную жизнь, что и помыслить не мог о домашних животных. Но сейчас он эрл Каладана, благородный человек. От него ждут, что он обзаведется собственным поместьем, большим домом, свитой слуг – и, конечно, охотничьими собаками.

Гурни не собирался привязываться к собакам, даже не давал им отдельных кличек, но нужно было как-то называть их, не только «Эй ты, Черная» или «Белое Пятно». Особых идей у него не было, и он назвал шесть собак по планетам, на которых сражался в джихаде: Галация, Джиеди, Джакар, Анбус, Хавири и Сил. У каждого пса был свой характер, и они отзывались на внимание, когда он гладил их по голове или трепал по груди, расчесывал шерсть или угощал лакомствами.

Гончие не один час бежали по болотам и вспугнули зайца, за которым бросились с диким лаем. Сегодня, впрочем, после долгой утомительной погони охота получилась не слишком удачная. Но по крайней мере собаки размялись, побегали, и он тоже. Одежда у него промокла от пота, в груди жгло.

Когда он отвел их на псарню и выдал по лишней чашке похлебки, пес по кличке Джиеди заворчал за едой. Ему это было несвойственно, но сегодня во время погони он отставал. Озабоченный Гурни зашел на псарню и увидел, что глаза у собаки покраснели и слезятся. Когда хозяин коснулся его, Джиеди предостерегающе зарычал.

– Ты выглядишь больным, парень. Пожалуй, стоит тебя изолировать от остальных.

Он потащил упирающуюся черно-коричневую собаку за ошейник в отдельный вольер. Если к утру псу не станет лучше, придется отправиться в Кала-Сити за ветеринаром.

На следующее утро собака выглядела гораздо хуже, глаза у нее стали алыми от внутренних кровоизлияний. Джиеди лаял и хрипел, потом завыл, как от сильной боли. Когда Гурни подошел к его вольеру, несчастный пес с ворчанием, щелкая зубами, бросился на перегородку.

Еще у трех собак: Джакара, Анбуса и кремового Хавири – покраснели глаза, псы жались в вольерах, не выходя из них. Гурни в глубине души почувствовал страх и немедленно вызвал в поместье ветеринара.

Тот бросил на собак всего один взгляд и покачал головой.

– Вирус огня в крови. Симптомы несомненные, и ты знаешь, милорд, что эта болезнь неизлечима. Как ты ни любишь своих собак, им станет только хуже. Они будут мучиться, начнут нападать друг на друга и даже на тебя. Тебе нужно устранить заболевших, пока не заразились две оставшиеся. Если хочешь, я возьму это на себя.

– Нет! Ты должен что-то сделать.

Ветеринар посмотрел на него из-под тяжелых век.

– Огонь в крови – редкая болезнь животных на Каладане, но, если животное заразилось, исход всегда смертельный. Отдели двух здоровых собак немедленно, или потеряешь и их. Но остальные… – Ветеринар покачал головой. – Прекрати их страдания. Бешеных собак убивают. Все это знают.

Гурни практически втолкнул ветеринара в его машину, потом вернулся на псарню. Здоровые псы Галация и Сил смотрели на своих больных товарищей из двух отдельных вольеров и скорбно подвывали.

Гурни попросил одного их своих оруженосцев помочь отсадить трех больных и вялых собак в пустые клетки. Хавири вырвался и попытался укусить его, но Гурни благодаря воинским навыкам и чутью вовремя увернулся. Холодея, он понял, что, если заразится, ему будет уготовано долгое мучительное лечение – и никаких шансов на успех.

Пес по кличке Джиеди, больной, но не вялый, с лаем бросился на изгородь, и царапал ее, пока морда не покрылась кровью, а когти не начали ломаться. Из глаз собаки лилась слизь, и Гурни заплакал. Пес не узнавал его, он больше не знал ничего, кроме боли и вызванной вирусом ярости.

Гурни случалось переживать страшные трагедии: с самой юности его пытали и заставляли работать на Харконнена в загонах для рабов; его сестру изнасиловали и убили; в дни службы дому Атрейдесов он пытался остановить ужасную бойню на свадьбе герцога Лето; позже он сражался на полях Груммана, Дюны и на других бесчисленных планетах, участвуя в джихаде Пауля. Боль и горе закалили Гурни.

А это собака… всего лишь собака.

Стоя у вольера, Гурни ничего не видел сквозь пелену слез. Колени у него подгибались, сердце билось так, что грозило взорваться. Он чувствовал себя трусом, не способным совершить необходимое. Он своей рукой убил множество людей. Но тут перед ним любимые животные…

Двигаясь как древний механизм, он открыл шкаф с оружием и достал пистолет, стреляющий иглами.

Время от времени он стрелял в загнанную дичь, стараясь быстрее прекратить ее страдания. Но теперь пальцы не слушались его. Он прицелился, но пистолет дрожал, а собака рычала.

Ему все-таки удалось попасть иглой в грудь Джиеди. Собака в последний раз заскулила и упала, погрузившись в милосердное молчание.

Гурни прошел к другим конурам, в которых неуверенно жались больные собаки. Но не смог застрелить их. Они еще не достигли точки невозврата. Выронив пистолет на землю, Гурни ушел.

Только два пса не были заражены. Он приказал поместить их в карантин.

...

Но на следующий день покраснели глаза и у Сила, и Гурни вывел его из конуры, где он обитал с Галацией. Пять из шести! Он слишком боялся, слишком долго отворачивался от правды. Теперь он взял себя в руки.

Пришлось еще четыре раза пускать в ход пистолет. Легче не становилось. Гурни стоял дрожа, ошеломленный, подавленный.

Оставалась только Галация, самая нежная из всех, она больше прочих радовалась вниманию: сука, которая хотела, чтобы с ней обращались, как с принцессой.

Оставшись один на псарне, где пахло кровью, Гурни прошел в вольер и сел на пол рядом с Галацией. Собака лежала, опустив голову на лапы, уши ее повисли. Он гладил ее рыжеватую шерсть и чувствовал огромную печаль. Но одну он по крайней мере спас. Всего одну.

Если бы он не тянул, если бы посадил в карантин первого пса, как только заподозрил болезнь, если бы раньше вызвал ветеринара, если бы… если бы… если бы ему хватило храбрости потерять нескольких собак, он мог бы спасти остальных. Но он мешкал, не исполнял свой долг, и остальные гончие заплатили за это.

Как сильно он ни любил их, убить этих собак было единственным способом уменьшить потери, помешать им причинять новый ущерб, по возможности ослабить неизбежную боль. Как только вирус начал распространяться, все иные возможности отпали.

Гурни тяжело вздохнул. Он чувствовал слабость и опустошение. Галация заскулила. Он потрепал ее по голове. Она беспомощно посмотрела на него.

Глаза у нее покраснели.

===

Почему вред можно причинить мгновенно, а лечение требует дней, годов, даже столетий? Мы истощаем силы, пытаясь ликвидировать ущерб быстрее, чем возникает новая рана.

Доктор Веллингтон Юэх, медицинские архивы Сука                 

 

Поскольку прежний император решил сопровождать группу инспекторов в поездке на преобразованные территории, простая поездка в пустыню превратилась в такое сложное дело, словно предстояло большое сражение. Императорский воздушный корабль был загружен продовольствием и освежающими напитками, и у каждого высокопоставленного пассажира был по меньшей мере один слуга.

Священники-кизары, сопровождавшие Ирулан и Чани, не видели необходимости в присутствии бывшего императора; многие из них вообще не понимали, почему он до сих пор жив: любого побежденного предводителя фрименов давно бы казнили. Но Ирулан приказала им держать свои возражения при себе.

– Так надо.

На борту большого транспортного корабля Джессика постоянно была начеку в ожидании столкновений между федайкинами, священниками и домашней стражей Коррино. Несколько групп федайкинов составляли личную охрану императора на случай, если люди Муад'Диба тайно попытаются его убить. Но Джессика знала, что, если бы Пауль решил убить Шаддама IV, не стал бы делать из этого тайну.

Когда Чани отослала федайкинов и священников, Шаддам не скрыл своего презрения; он оставался на передней обсервационной площадке летящего корабля.

– Простая наложница не должна командовать на борту мужчинами.

Говорил он достаточно громко, чтобы услышали все.

Рука Чани опустилась на рукоять крисножа, федайкины и священники приготовились немедленно начать бой. Сардаукары придвинулись и окружили императора плотной защитной стеной.

Но Джессика положила ладонь на запястье Чани и сказала – тоже громко, чтобы слышали все:

– Прежний император показал, что его роль ничтожнее даже, чему роль наложницы. Когда-то я тоже была наложницей, а сейчас я правящая герцогиня.

Оскорбление потрясло Шаддама, а когда граф Фенринг громко рассмеялся, император побагровел.

– Довольно обмениваться колкостями, – выпалила Ирулан. – Отец, должна напомнить, что мой муж может приказать снова стерилизовать Салусу Секундус. Все присутствующие будут рады, если инспекция быстрее закончится, поэтому давайте работать.

Когда корабль стартовал, Джессика села между Чани и Ирулан. Женщины друг друга не любили, но давно научились терпеть – ведь они жили в одной крепости. Каждой что-то нужно было от другой: Чани хотела называться женой Пауля, а Ирулан не хватало его любви.

Джессика, не оказывавшая предпочтения ни той, ни другой, понизила голос, чтобы их разговор оставался частным.

– Мне нужна ваша помощь, вас обеих. Я слишком долго была оторвана от сына и больше его не знаю. Решения Пауля я вижу только издалека в пристрастных отчетах, и, откровенно говоря, многое из того, что он делает, меня тревожит. Расскажите мне о повседневной жизни Пауля, о его настроении, мнениях. Я хочу понять его.

Больше всего она хотела понять, почему он так легко допускает убивать во имя его. Давным-давно, когда в дуэли на ножах Пауль убил Джеймиса, Джессика не позволила ему ощутить торжество и заставила прочувствовать последствия его собственных действий – убийства – и какие обязательства это налагает.

– Каково это – чувствовать себя убийцей?

Сын, ошеломленный, устыдился.

А теперь он блаженно разрешает убивать миллиарды…

«Я мать Пауля, – думала Джессика. – Разве я не должна всегда любить его и поддерживать? Но если он будет продолжать в том же духе, вся галактика увидит в нем величайшего тирана, какого еще не знала история».

Ирулан заговорила официально и жестко, но позволила пробиться легкому оттенку боли.

– Пауль не разговаривает со мной по душам. Его доверенное лицо – Чани.

Джессика не думала, чтобы Чани когда-нибудь критиковала действия Пауля или сомневалась в них. Молодая женщина пожала плечами.

– Муад'Дибом руководят его предвидение и Бог. Он видит то, чего мы не можем видеть. Какой смысл спрашивать объяснений необъяснимого?

Верный своему обещанию, Пауль направил на Салусу Секундус свой лучший планетологический отряд преобразователей, и эти люди постоянно оставались в поле, меняли ландшафт, устанавливали испытательные станции. У них редко возникала необходимость бывать в куполообразном городе Шаддама.

С роскошной обсервационной площадки корабля Джессика видела жесткие кусты, русла ручьев, прорытые нежданными наводнениями, и необычные волшебные очертания скал, возникшие под действием сильных ветров. Несмотря на тяжелые, не приспособленные для жизни условия, население на планете было значительное – из числа закаленных выживших и потомков каторжников, которых сюда ссылали много столетий. Тут и там в каньонах виднелись дома под куполами и сооружения из гофрированного металла. Под раздвижными навесами прятались растения; навесы давали им убежище от резких колебаний погоды.

– Салуса в сравнении с Дюной не кажется такой уж суровой, – сказала стоявшая рядом с ней Чани. – Очевидно, люди могут здесь выживать, если будут старательны и изобретательны.

Сзади к ним подошла Ирулан.

– Но жить здесь не очень приятно.

Чана резко ответила:

– Разве Муад'Диб должен сделать их жизнь приятной? Это люди должны обеспечить себе сами.

– Они стараются, – вмешалась Джессика. – Ущерб когда-то давно причинили люди, и люди сейчас стараются его ликвидировать.

Шаддам с мостика объявил:

– Наша цель – северо-западный бассейн, место самых крупных реставрационных работ. – Он показал на заметную линию на местности. – Передвижной наземный лагерь сейчас у подножия вон того сухого ущелья. Все необходимое вы сможете увидеть с воздуха.

– Мы сами решаем, что нам необходимо увидеть, – сказала Чани. – Отвезите нас вниз. Я лично поговорю с планетологами. Они работают во имя Лита, моего отца.

– Нет, вполне достаточно посмотреть отсюда, – ответил Шаддам, как будто ему принадлежало последнее слово.

Но Чани возразила.

– Мы с Ирулан должны повиноваться. – Она искоса взглянула на принцессу. – Или ты боишься испачкать руки?

Рассерженная Ирулан повернулась к отцу.

– Немедленно снижаемся.

С недовольным видом бывший император передал распоряжение пилоту. Воздушный транспорт и корабли сопровождения сели, как во время вторжения, удивив работающих планетологов. Преобразователи в пыльных, грязных комбинезонах бросили работу и заторопились навстречу посетителям.

Работами в этом сухом ущелье руководили двое: Ларе Сивеска с мрачной планеты Гулат и коренастый мужчина, представившийся как Квомба с Гран-Хейна. Джессика знала, что обе эти планеты не слишком удобны для жизни.

Внешность Сивески поразила Джессику: высокий, худой, со светло-русыми волосами и аккуратно подстриженной бородой. Неужели он сознательно подражает убитому доктору Лит-Кейнсу? Среди гостей был сам император Шаддам, а также Ирулан и Джессика, но самое большое впечатление на планетологов произвело знакомство с Чани.

– Дочь Лита! Принимать тебя для нас большая честь! – сказал Сивеска, наклоняя голову. – Все мои коллеги и я – мы учились в школе планетологов в Арракине. Позволь показать тебе, чем мы тут заняты. Наше самое горячее желание – отдать дань уважения учению и мечтам твоего отца.

...

Они окружили Чани, не обращая, к его досаде, внимания на Шаддама, хотя работа мало его интересовала.

Разговаривая только с Чани, руководители работ проявляли безграничный энтузиазм, перечисляли гектары преобразованных земель, называли температурные градиенты и относительные следы влаги. Пока они сыпали непонятными числами, процентами и техническими подробностями, Чани опустилась на колени на песчаную почву каньона. Зарылась в нее пальцами, просеивала камешки, песок и пыль.

– Эта планета мертвее Дюны.

Ирулан осталась стоять, изящная и красивая, повернувшись к пустыне в профиль.

– Но Салуса гостеприимней и становится все лучше. Согласно отчетам новые экосистемы хорошо действуют, и сильные бури сократились до одной в год.

Чани встала и отряхнула песок с ладоней.

– Я не это имела в виду. Салуса была уничтожена ядерным оружием и много столетий использовалась как тюрьма: у планеты мертва душа.

Команда планетологов заканчивала приготовления к большой проверке.

– Глубокое сканирование показывает наличие большого водоносного слоя под покрывающей породой, – сказал Сивеска. – Мы собираемся вскрыть преграду и создать канал, чтобы река снова могла течь. Это изменит вид всего материка.

– Хорошо, заканчивайте с этим, – сказал Шаддам, как будто все ждали его приказа.

За следующий час группа упаковала оборудование и инструменты, и транспорты переместили все это за край каньона. Квомбу и Сивеску пригласили на наблюдательный корабль, чтобы они давали объяснения. Все работы в каньоне прекратились, были установлены глубокие заряды, и корабли сопровождения удалились на безопасное расстояние.

Квомба и Сивеска прижались к окнам наблюдательной площадки, Джессика чувствовала их искреннюю преданность делу. Ожидание казалось бесконечным. Шаддам стал жаловаться на задержку, но его прервали глубокие подземные взрывы, на стены широкого каньона обрушились обломки и пыль.

А из-за столба пыли и дыма показалась стена воды, словно кровь, вернувшаяся в сосуд; вода несла с собой осадочные массы. Поток принял в свое коричневое течение пролежавшую столетия почву и повлек ее дальше.

Квомба издал высокий радостный крик. Сивеска улыбнулся и почесал рыжеватую бороду.

– За половину того времени, что нам потребуется на Дюне, Салуса станет раем земным. Всего несколько столетий, и эта планета снова станет плодородной, способной поддерживать многочисленные виды жизни.

Он огляделся, как будто ждал аплодисментов.

Шаддам лишь кисло заметил:

– Несколько столетий? А мне какая от этого польза?

Он вел себя так, словно не собирался оставаться здесь долго.

Джессика внимательно его изучала: судя по скрытному выражению глаз, он что-то утаивал. И ее заинтересовало, что могут задумать Шаддам и Фенринг. Она ни на миг не поверила, что Коррино покорно подчинились обстоятельствам и отказались от всех притязаний.

===

Мы избегаем того, что не хотим видеть; мы глухи к тому, что не хотим слышать; мы игнорируем то, чего не хотим знать. Мы мастера самообмана, манипулирования собственным восприятием.

Бене Гессерит, «Итоги». Архивы Валлаха IX                   

 

Джессика была рада вернуться после Салусы Секундус к спокойной красоте Каладанского замка, где могла вдыхать влажный соленый воздух и видеть разноцветные рыбацкие лодки в гавани. Чани и Ирулан со своими отчетами вернулись на Арракис; Джессика приложила собственные отдельные впечатления.

Она собиралась снова забыть о джихаде и о том, что делает Пауль.

Но не могла.

Годами сын отдалялся от нее, становился незнакомцем в плену у собственной легенды. Ей всегда внушало опасения то, как легко он облачился в религиозную мантию, чтобы повести за собой фрименов. Может, ей все-таки следовало оставаться на Дюне в роли советника: Пауль нуждается в ее советах и ее нравственных ориентирах.

Она всегда оставляла ему возможность сомнений, но, как капли воды точат камень, так в ее сознание проникали вопросы. Он ничего не объяснял ей. Его прозрения не обязательно были единственной дорогой к выживанию человечества. Что если он уже запутался и просто делает заявления наобум, ожидая, что последователи примут их, как принял Шаддам? Что если Пауль верит окружающим его фанатикам и льстецам?

Джессика не успела порадоваться возвращению домой, в древний замок, – явился мэр Хорву в сопровождении местного священника Аббо Синтры и попросил непредусмотренной аудиенции. Опять. Неудивительно, что они говорят, будто дело у них чрезвычайное. Эти двое, никогда не покидавшие планету, понятия не имеют, что такое чрезвычайность и срочность.

Священник в домотканом одеянии выглядел неуместно в комнате, где тринадцать лет назад проводил злополучную брачную церемонию герцога Лето. Хорву надел между тем официальный мундир, который надевал только на особые церемонии, народные праздники и государственные похороны.

Джессика мгновенно насторожилась.

– Миледи герцогиня, – начал Хорву, – мы не можем этого допустить. Это оскорбление затрагивает самую суть нашего наследия.

Джессика села не на трон, а на стул за письменным столом.

– Пожалуйста, поточнее, мэр. О чем мы сейчас говорим?

Мэр удивленно посмотрел на Джессику.

– Как вы могли забыть объявление? Поменять Каладану название на… – Он наморщил лоб и посмотрел на священника. – Как это звучит, Аббо?

– Чисра Сала Муад'Диб.

– Кто такое запомнит? – фыркнул Хорву. – Эта планета всегда называлась Каладан.

Синтра расправил манифест космопорта, расписание прилетающих и улетающих кораблей. И на каждом входном документе планета значилась под неблагозвучным чужим именем.

– Только посмотри, что они сделали!

Джессика постаралась не показывать тревоги.

– Это ничего не значит. Люди, выпустившие эти информационные листки, здесь не живут. Фримены все равно называют Арракис Дюной – а эта планета называется Каладан. Если я поговорю с сыном, он изменит свое намерение.

Лицо мэра прояснилось.

– Мы знали, что ты нас поддержишь, миледи. Пока ты на нашей стороне, мы достаточно сильны. В твое отсутствие мы уже начали решать проблему. Как ушла от джихада ты сама, так поступает и все население Каладана.

Джессика нахмурилась.

– О чем ты?

Мэр как будто гордился собой.

– Мы объявили о независимости нашей планеты от империи Муад'Диба. Каладан отлично проживет сам по себе.

Синтра энергично добавил:

– Дело срочное, и мы не могли ждать возвращения твоего корабля. Население уже подписало петицию, и мы отправили декларацию независимости в Арракин.

Эти люди были подобны огромным неуклюжим быкам на тонком фарфоровом поле политики.

– Вы не можете просто выйти из империи! Вы давали присягу, принимали конституцию ландсраада, существуют древние законы…

Священник невозмутимо отмахнулся.

– Все в конце концов образуется, миледи. Ясно, что мы не представляем никакой угрозы для Муад'Диба. На самом деле от Каладана ему мало проку, это всего лишь место паломничества… и паломников мы уже в основном спровадили.

В голове Джессики стремительно мелькали мысли. То, что казалось мелочью, могло превратиться в событие-водораздел. Если бы жители этой планеты просто решили не обращать внимание на ее переименование, Пауль мог бы закрыть на это глаза. Но они открыто бросили вызов Муад'Дибу. Эти глупцы поставили ее сына в невозможное положение, из которого он не может пойти на попятную.

– Вы не понимаете, к чему это приведет. – Чтобы сдержать гнев, Джессике потребовалась самая действенная техника Бене Гессерит. – Я ваша герцогиня, а вы действовали, не советуясь со мной? Некоторые правители казнили бы вас только за это.

Синтра фыркнул.

– Послушай, миледи, ни один правитель Каладана не стал бы наказывать нас за то, на что мы имеем право. Так мог поступить бы Харконнен.

– Возможно, вы плохо знаете Харконнена, – сказала Джессика.

Они и представить себе не могут, что барон ее отец.

– О, мы всего лишь одна планета, к тому же небольшая, – сказал мэр Хорву. – Пауль поймет нас.

В глазах Джессики вспыхнуло нетерпение.

– Пауль увидит, что одна из планет бросила ему вызов… не какая-то – его родная планета. Если он оставит это без внимания, сколько планет увидят в этом молчаливое разрешение на выход из Империи? Из-за вас его ждут один мятеж за другим!

Хорву рассмеялся, как будто это Джессика ничего не понимала.

– Я помню, как ты появилась здесь, юная ученица Бене Гессерит, миледи, но мы-то были с герцогами Атрейдесами век за веком. Нам известно их милосердие.

Джессика не верила собственным ушам. Эти люди ничего не знают ни об империи, ни об имперской политике. Они считают всех руководителей одинаковыми, полагают, что одно действие может быть никак не связано с другими. Эти люди могут помнить молодого Пауля Атрейдеса, но никто из них не представляет, как изменился Пауль.

...

– Я помню, как ты появилась здесь, юная ученица Бене Гессерит, миледи, но мы-то были с герцогами Атрейдесами век за веком. Нам известно их милосердие.

Джессика не верила собственным ушам. Эти люди ничего не знают ни об империи, ни об имперской политике. Они считают всех руководителей одинаковыми, полагают, что одно действие может быть никак не связано с другими. Эти люди могут помнить молодого Пауля Атрейдеса, но никто из них не представляет, как изменился Пауль.

– Где эрл Халлек? Он знает, что вы сделали?

Мэр и священник переглянулись. Хорву откашлялся, и Джессика поняла, что они действовали за спиной Гурни.

– Эрл в своем поместье и не появлялся в Кала-Сити… несколько дней. Мы считали, что не стоит беспокоить его по такому делу.

– Все очень просто, миледи, – сказал Синтра. – Мы не участвуем в джихаде и никогда не участвовали. Политика и войны не имеют к нам никакого отношения. Мы просто хотим, чтобы планета снова стала такой, какой была при двадцати шести поколениях Атрейдесов.

– Пауль теперь не просто Атрейдес. Он также Муад'Диб, мессия фрименов и святой император. – Она скрестила руки на груди. – Что вы будете делать, когда он пришлет армию федайкинов, арестует и казнит всех, кто выступал против него?

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://homeread.net/book/vetry-dyuny-kevin-anderson  

Источник : https://readnow.me/k/vetry-dyuny-anderson

Источник :  https://vse-knigi.com/books/fantastika-i-fjentezi/socialno-psihologicheskaja/107159-braian-gerbert-vetry-dyuny.html  === 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 82 | Добавил: iwanserencky | Теги: Хроники Дюны, люди, миры иные, писатели, Брайн Герберт, Ветры Дюны, текст, слово, ГЛОССАРИЙ, Кевин Андерсон, будущее, Будущее Человечества, Брайан Герберт, чтение, из интернета, проза, фантастика, литература, чужая планета, книги, Хроники, Вселенная, повествование, отношения, Дюна | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: