Главная » 2023 » Сентябрь » 1 » ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 412
01:12
ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 412

***

***

***

Он бросился к корабельному складу меланжи и с такой скоростью открыл замок, что просто сорвал его. Он извлек из ящиков темные плитки и мысленно прикинул, сколько меланжи ему сейчас потребуется, учитывая его ускоренный метаболизм. Ментатские способности не подвели. Учитывая, что метаболизм был очень быстрым, и питательные вещества сгорали быстрее, чем когда-либо в его жизни, сколько меланжи могло потребоваться? Как быстро она подействует? Тег решил съесть три вафли – это было в три раза больше той дозы, какую ему когда-либо в жизни приходилось принимать. Он торопливо проглотил темные прессованные плитки.

Когда меланжа растворилась в крови и попала в органы тела и в мозг, Тег буквально сразу почувствовал, что оживает. Теперь ему снова стало по плечу невозможное. Мышцы и нервы горели, ноги оставляли мокрые следу на полу.

В несколько мгновений он починил следующую систему. Но в это время боевые корабли неприятеля сомкнулись вокруг «Итаки», а корабль-невидимка все еще не мог лететь.

Тег посмотрел на свои руки и увидел, что кожа на них съежилась, словно отдав всю свою энергию мышцам.

Снаружи подошедшие вражеские корабли дали залп. Сгустки энергии понеслись вперед, словно облака, начиненные смертоносной взрывной мощью. Летели они, как казалось Тегу, страшно медленно. Но эти заряды сделают всякий ремонт бессмысленным, если вообще не разнесут корабль на куски.

Собрав последние силы, Тег снова ускорился и побежал к орудиям. К счастью, он успел восстановить часть оборонительных систем судна. Они, правда, были слабы, но управление огнем было исправно. Тег открыл ответный огонь, выпустив навстречу неприятелю фейерверк зарядов. Он направил лучи так, чтобы они перехватили и сбили направленные на «Итаку» снаряды. Однако, сделав залп, Тег отвернулся от пункта управления огнем и занялся следующим поврежденным двигателем.

Башар Тег чувствовал себя как сгоревшая дотла свеча, превратившаяся в маленькую горку оплавленного бесцветного воска. Несмотря на все его усилия, судьба все же взяла их за горло своей железной хваткой.

***   

===

20          
Как можем мы вознаградить человека, совершившего невозможное?

Башар Алеф Бурцмали. Панихида по солдату          

 

Стоя в навигационной рубке, Дункан смотрел на данные дисплеев в течение всего времени после исчезновения Майлса. Дункан понимал, что должен был сделать башар.

После взрывов «Итака» мертво зависла в пространстве, окруженная кораблями противника, ощетинившимися столькими орудиями, сколько Дункан не видел во всем боевом флоте Харконненов. Мины вывели из строя генераторы невидимого поля, оставив корабль беззащитным и уязвимым.

Спустя почти четверть века отчаянного бегства, они наконец были пойманы. Может быть, просто настало время встретиться лицом к лицу с таинственными охотниками. Кто были эти странные невидимые враги? Он различал лишь призрачные тени старика и старухи. И вот теперь…

На экране брешь в сети сузилась и почти закрылась, но потом опять расширилась, словно дразня его.

Дункан заговорил вслух, хотя и обращался больше к самому себе, а не к окружающим:

– Пока мы дышим, у нас есть шанс. Наша задача выявить возможность, пусть даже мимолетную, и постараться воспользоваться ею.

Тег сказал, что починит системы. Дункан знал о сдерживаемых способностях башара. Много лет Тег скрывал свой талант от сестер Бене Гессерит, которые боялись, что это признак потенциального Квисац-Хадераха. Теперь эти способности могут спасти их.

– Не подведи нас, Майлс.

Подкравшиеся со всех сторон боевые корабли открыли огонь по кораблю-невидимке. Дункан не успел выругаться, когда заметил, что с борта корабля были выпущены лучи, перехватившие снаряды противника. Прицел оказался точен, реакция стрелка удивительна. Все цели были поражены.

Дункан недоуменно моргнул. Кто выпустил ответный залп? Он недоверчиво покачал головой. Корабль был неспособен ни к маневру, ни к ответным выстрелам. По спине Дункана пробежал холодок восторга. Майлс!

Внезапно вспыхнули экраны бортовых систем: зеленые индикаторы замигали сами собой. Одна за другой начали включаться системы. Почувствовав какое-то движение, Дункан резко обернулся к двери.

Перед ним возник башар, но это был совершенно другой Майлс Тег, не юный гхола, воспитанный и обученный Дунканом, – это был изможденный старик, совершенно высохший, как древняя ходячая мумия. Плечи Тега сгорбились, он был готов рухнуть на пол. За это время он истощил себя свыше всех мыслимых пределов выносливости человеческого организма. Обычный человек на его месте был бы уже мертв.

– Борт… работает, – прерывающийся голос отнял у Тега остатки сил. – Вперед!

Все произошло в считанные мгновения, словно Дункан и сам впал в состояние повышенного метаболизма. Первым побуждением было поддержать друга, подхватить его. Тег умирал, возможно, он уже был мертв. Престарелый башар уже не мог самостоятельно держаться на ногах.

– Вперед, черт возьми!

Это были последние слова, которые башар сумел выдавить из себя.

Переведя мышление в ментатский режим, Дункан повернулся к панели управления, мысленно поклявшись не упустить шанс, созданный башаром ценой собственной жизни. Сейчас это главное. Он склонился над панелью управления полетом, и пальцы его словно ножки паука распластались по клавиатуре.

Тег рухнул на палубу, неестественно раскинув руки и ноги. Он был мертв, как высохший лист, сейчас он был старше, чем тот, исходный башар в последние моменты его жизни на Ракисе. Майлс! После стольких проведенных вместе лет, после тесной дружбы, учебы, верности. Мало людей за все прожитые Дунканом жизни значили для него столько же, сколько Майлс Тег.

Он отогнал прочь потрясение и скорбь, но память ментата ясно и отчетливо хранила все подробности их отношений. Майлс! Теперь Тег был всего лишь высохшим трупом на железной палубе. Но у Дункана не было времени на ярость и слезы.

Корабль-невидимка начал ускоряться. Дункан видел, что пока есть возможность вырваться из беспощадной сети, но сейчас приходилось еще учитывать огонь неприятельского флота. Враги выпустили второй залп.

Туманная трещина впереди словно магнитом притягивала к себе, манила, соблазняла. Дункан вел корабль к ней, двигаясь со скоростью, какую только допускали его человеческие рефлексы. Корабль рвал упрямые нити.

– Ну же! – крикнул Дункан, всеми фибрами души желая, чтобы это случилось.

По корпусу «Итаки» ударили несколько снарядов. Корабль сбило с курса и качнуло. Дункан правил к бреши, проявляя чудеса пилотского искусства.

Двигатели Хольцмана разогрелись сверх меры, и диагностические системы показывали сбои и отклонения в работе, но ни одна неисправность не мешала нормальной работе двигателей. Дункан все ближе и ближе подводил судно к бреши в сети. Вражеские корабли не могли им помешать, для этого им не хватало скорости.

Сеть продолжала рваться. Мысленно Дункан уже ликовал.

Он заставил себя снова обратить внимание на двигатели, развив ускорение, намного превосходящее допустимое. Ремонтируя двигатели, Тег не стал заниматься такими мелочами, как страховка и ограничение мощности. Набрав скорость, корабль уже почти вырвался из плена.

– Мы сделаем это! – воскликнул Дункан, обращаясь к погибшему башару, словно друг мог его услышать.

Гигантский, похожий на торпеду корабль Врага рванулся вперед. Ни один человек не смог бы придать кораблю такое ускорение, от такой перегрузки ломаются кости и рвутся сухожилия. Сжигая двигатель, вражеский корабль стремительно понесся наперерез «Итаке».

Системы маневрирования были уже и без того повреждены, и Дункан не смог вовремя увернуться от столкновения – слишком велик, слишком инертен был корабль-невидимка. Идущий на самоубийственный таран корабль зацепил корпус Итаки, сбил ее с курса и еще раз повредил двигатели. Неожиданный удар заставил огромный корабль вращаться вокруг продольной оси. Вражеский корабль взорвался, и волна взрыва оттолкнула «Итаку» назад, в тенеты проклятой сети.

Дункан выругался, не в силах сдержать досаду и ярость.

Двигатели Хольцмана не успели свернуть пространство до того, как «Итака» снова оказалась в ловушке. Панель управления осветилась красными аварийными индикаторами, а затем погасла. Небольшой внутренний взрыв окончательно вывел из строя двигатели Хольцмана. «Итака» снова недвижимо повисла в пространстве.

– Прости меня, башар, – поникнув, произнес Дункан. Делать ему было больше нечего, и он опустился на колени рядом с телом друга.

На экране загорелось сообщение, переданное с вражеского флагмана. Дункан был поражен до глубины души, увидев истинное лицо Врага.

Гладкое текучее металлическое лицо мыслящей машины появилось на экране.

– Вы – наши пленники. Ваше судно более не способно к самостоятельному полету. Мы доставим вас к всемирному разуму Омниуса.

Мыслящие машины!

Дункан изо всех сил старался переварить то, что он только что увидел и услышал.

Омниус? Всемирный разум? Враги, прикинувшиеся мирной деревенской парочкой, на самом деле оказались мыслящими машинами? Это невозможно. Мыслящие машины были объявлены вне закона тысячи лет назад, а последний Всемирный разум был уничтожен в битве за Коррин в конце Батлерианского Джихада.

Машины? Да еще и союзники лицеделов?

Вражеские корабли рванулись к «Итаке», как стая голодных гиен на свежий труп.

***   

===

21                 
Некоторые люди жалуются, что их преследует прошлое. Какой вздор! Я им просто наслаждаюсь.

Барон Владимир Харконнен, гхола               

 

Блокированная машинным флотом «Итака» оказалась в плену – с поврежденными двигателями и выведенным из строя оружием. Теперь Дункану оставалось только ждать и оплакивать мертвого друга. Ментата снедали тревога за будущее и терзали тяжкие воспоминания. Даже простые действия требовали неимоверных усилий.

Шиана была рядом с ним в навигационной рубке. Она всегда гордилась своей выучкой истинной сестры ордена Бене Гессерит, своей способностью не проявлять эмоций ни при каких обстоятельствах, но все же было видно, что она сильно переживает, когда они с Дунканом выносили из рубки тело Тега. Дункан не мог поверить, что оно могло быть таким хрупким и невесомым. Казалось, что останки башара состоят из паутинки сухожилий, высохших листьев и пустотелых косточек.

– Майлс погиб за всех нас, – сказал Дункан.

– Дважды, – отозвалась Шиана.

Ее слова заставили Дункана задуматься обо всех жизнях, отданных им самим за Дом Атрейдесов. Он хрипло произнес:

– На этот раз его жертва ни к чему не привела. Майлс растратил всю отпущенную ему жизнь, чтобы исправить судно. Он сделал все, но я не смог вырваться из западни. Ему не надо было этого делать.

Шиана сурово посмотрела на Дункана.

– Ему не следовало попытаться? Мы же люди. Мы должны пытаться, невзирая ни на что. Никто и никогда не дает нам гарантий. В жизни каждый поступок – риск. Башар сражался до конца, потому что верил в шанс. Я намерена делать то же самое.

Дункан снова посмотрел на сморщенное мумифицированное лицо друга, вспомнив всю решительность старого башара, все, чему тот учил его, когда он сам был юным гхола. Шиана права. Несмотря на то что Дункан не смог вырваться из ловушки, он и Майлс показали Врагу, что люди непредсказуемы и выносливы, что их нельзя недооценивать. Битва не окончена. Да что там, только для того, чтобы пленить «Итаку», машинам пришлось пожертвовать своим самым большим кораблем.

– Мы отнесем его в маленький шлюз, – сказал Дункан. Так как все их движения теперь контролировались Врагом, не было никакого смысла оставаться в рубке. – Я не хочу, чтобы его захватили мыслящие машины.

Останки башара отныне будут вечно дрейфовать в космосе. Остальных возьмут в плен и будут использовать в экспериментах мыслящих машин или в каких-то других целых – ведь не зря же всемирный разум в образе старика и старухи гонялся за ними столько лет. Это будет малая победа, но многими малыми победами можно выиграть большую войну.

Они подошли к одному из воздушных шлюзов, к тому, через который Дункан выбросил в космос вещи Мурбеллы, которые опутывали его, словно паутина до тех пор, пока он не смог освободиться. Они положили высохшее тело Майлса в камеру и закрыли люк. Дункан посмотрел в круглое наблюдательное окно и произнес слова прощания.

– Это не та церемония, какой он достоин. В прошлый раз его погребальным костром стал целый Ракис. Но у нас нет времени, – с этими словами, не раздумывая больше ни секунды, он нажал кнопку эвакуации воздуха из шлюза, а потом раскрыл внешний люк. Тело вылетело в открытый космос, люк закрылся. – Нам надо собрать всех, кто есть на борту, и приготовиться к обороне.

– К какой обороне?

Он посмотрел на Шиану удивленным взглядом.

– К любой, какую сможем придумать.

Подталкиваемый сотней вражеских судов, корабль-невидимка двигался в Синхронию, где массивные строения расступились, чтобы освободить достаточно места для его посадки. Видимая теперь «Итака» была похожа на связанное крупное животное, добычу удачливых охотников.

Барону Харконнену это зрелище представлялось величественным. Стоя на выступающем балконе одного из строений города всемирного разума, барон внимательно рассматривал медленно спускающееся судно. Конфигурация корабля-невидимки была ему незнакома, корабль был массивным, но не таким устрашающим, как думалось барону. Конструкция была более органичной и выглядела чуждой, не похожей на смертоносные корабли старой сардаукарской гвардии, военные суда Дома Харконненов или личные фрегаты самого барона. Это было проявление своеобразной биологической конвергенции – своими обтекаемыми формами корабль был похож на суда военного флота мыслящих машин.

Странный корабль, странные пассажиры.

Согласно предварительным данным машинной разведки, захватившей корабль, на борту было много гхола из его собственного прошлого, эти надоедливые докучные персонажи, как и подозревал Эразм, – леди Джессика, еще один Пауль Атрейдес, малозначительный мастер меча Дункан Айдахо и кто знает, сколько их там еще. Этих гхола стало много, как грязи!

Рядом с бароном на балконе стоял взволнованный Паоло, смотревший на импровизированный космопорт, готовившийся принять огромное судно.

– Мы убьем их всех, дедушка? Я не хочу, чтобы здесь был еще один Квисац-Хадерах. Я хочу быть единственным. Мне надо прямо сейчас принять ультра-пряность, которую привез Хрон.

– Я бы с удовольствием тебе ее дал, милый мой мальчик, но Омниус не разрешит. Прояви терпение. Если на борту есть еще один Пауль Атрейдес, то он, вероятно, податлив, уступчив и мягок. У него не было возможности поучиться у меня. – Полные губы барона скривились в презрительной гримасе. Сам Паоло не знал, насколько сильно изменились его основные, глубинные личностные черты. – У тебя не будет никаких проблем с ними, ты победишь их всех.

– Я уже очень живо себе это представил, – ответил Паоло. – Реальные видения, вызванные предзнанием, – теперь я точно знаю, что произойдет дальше.

– Значит, тебе не о чем волноваться.

Меняющие форму строения Омниуса согнулись, как тростник, а потом обхватили «Итаку» со всех сторон. Судно легло на живую металлическую подставку. Процесс посадки казался бесконечным. Неужели нужно столькими огромными скобами приковывать корабль к земле? Двигатели надежно выведены из строя, и у пленных нет никакой надежды запустить их и снова взлететь. Но у Омниуса была склонность к жестоким насильственным действиям. Барону давно бы следовало это понять.

Вскоре на балконе появился Эразм, принявший вид пожилой женщины. Бесстрастно поглядев на робота, барон изрек:

– Я хочу взойти на борт корабля. Хочу быть там первым. – Губы его сложились в мерзкую улыбку. – Хочу первым поприветствовать их.

Старуха удивленно моргнула глазами.

– Вы уверены, барон, что это будет мудро? Мы даже не знаем точно, кто именно находится на борту корабля. Если вас кто-нибудь узнает, вам скорее всего будет угрожать опасность. Вами была недовольна масса людей.

– Естественно, я приму меры предосторожности. Надеюсь, вы обеспечите мою безопасность. Например, предоставите мне сторожевых роботов или, еще лучше, вооруженных лицеделов. Паоло останется здесь, в полной безопасности, а я взойду на борт. – Он подбоченился. – В самом деле, я требую этого.

Эразм изобразил удивление.

– В таком случае мы лучше дадим вам лицеделов. Поднимайтесь на борт, барон. Вы будете нашим послом, нашим парламентером. Думаю, вы полностью проявите свои дипломатические способности, коих требуют обстоятельства.

***   

===

22           
Мы встретим Врага, сразимся с ним и умрем, если придется. Правда, я предпочитаю убить то, что мы должны убить.

Командующая Мать Мурбелла. Обращение к защитникам человечества         

 

Десять тысяч кораблей Гильдии против неисчислимого флота машинных судов.

Для этой битвы Командующая Мать собрала под знамена всех военных диктаторов, политических лидеров и самозваных генералов, а также своих диких сестер – тех, кто уцелел. Выставленные на пути наступления мыслящих машин, эти люди намертво окопались на своих оборонительных позициях.

В последнюю минуту прибыли представители Гильдии, чтобы помочь экипажам отбыть в назначенные места дислокации. Необстрелянные командиры были подготовлены настолько, насколько Мурбелле хватило времени. Призрачные солдаты, утомленные беженцы с планет, уже стонущих под пятой мыслящих машин, тысячами записывались в добровольцы. Каждое судно было вооружено несколькими облитераторами, день и ночь сходившими с конвейеров иксианских заводов.

Но к несчастью, Омниус готовился к этой войне не одну сотню лет.

Как природная стихия, мыслящие машины безостановочно двигались вперед, не меняя курса, не обращая внимания на силу оказываемого им сопротивления. Они прокатывались, как катки, по всем мирам, оказавшимся на их пути.

Для того чтобы план Мурбеллы сработал, флот машин надо было остановить во всех точках, во всех звездных системах. Второстепенных театров на этой войне не было. Командующая Мать разделила свои силы на сто групп по сто кораблей. Эти группы были рассредоточены на отдаленных друг от друга, но стратегически важных местах, готовые отразить наступающего Врага.

Последней линией обороны стали недавно построенные корабли, которые патрулировали космическое пространство в окрестностях Капитула вместе с другими, более старыми кораблями – для усиления обороны. Мурбелла понимала, что Капитул станет первой и главной мишенью Омниуса. Ожидая столкновения, Мурбелла считала, что ее корабли выглядят устрашающе, а линия обороны неприступна. Бойцы на борту кораблей были уверены в себе, не испытывая ни колебаний, ни страха.

Правда, по оценкам Новой Общины Сестер, численно враг превосходил ее более, чем в сто раз.

Для того чтобы поддерживать боевой дух экипажей, им регулярно показывали голографический фильм об испытаниях облитераторов на Ришезе. Люди восхищались мощью, заложенной в каждом из этих смертоносных снарядов. Наблюдатели Бене Гессерит надзирали за производством, а технический персонал следил за правильной установкой оружия на корабли. Мурбелла надеялась, что эта линия обороны сможет остановить наступление машинного флота Омниуса.

Больше всего Мурбелле хотелось, чтобы сейчас рядом с ней был Дункан Айдахо и наблюдал бы за последним решающим сражением. Чувствуя непомерную тяжесть единоличной ответственности за приказы, испытывая искушение поддаться суеверию и помолиться невидимому ангелу-хранителю, Мурбелла старалась укрепить свой дух перед смертельной схваткой.

«Мы должны победить!»

Большие корабли бороздили околопланетное пространство во всех точках, так как было неизвестно, с какой стороны появится противник. Внизу были видны переполненные временные лагеря беженцев, расположенные в опустошенных чумой районах. Люди хотели бежать с Капитула, но даже если бы нашлись суда для эвакуации, вывозить беженцев все равно было некуда. Каждое боеспособное судно в этом секторе было направлено на фронт борьбы с мыслящими машинами. Это было все, что могла выставить против машин человеческая раса.

– Вражеские корабли приближаются, Командующая Мать, – сказал администратор Горус, получив сообщение с сенсорной палубы. Косичка Горуса была растрепана, а кожа бледнее, чем обычно. Его убедили, что он должен стоять на палубе флагманского корабля на главном поле сражения и смотреть, как ведут себя произведенные им корабли; но это не доставляло администратору никакой радости.

– Как раз вовремя, как раз когда мы их и ожидали, – сказала Мурбелла. – Рассредоточьте корабли по самой широкой линии огня, чтобы мы могли поразить противника сразу во всех точках, прежде чем он успеет отреагировать. Машины умеют приспосабливаться, но они редко принимают в расчет неожиданности.

Горус кисло посмотрел на Мурбеллу.

– Вы делаете выводы на основании данных старых архивов, Командующая Мать? Экстраполируете данные давностью пятнадцать тысяч лет?

– В какой-то степени да, но я доверяю своим инстинктам.

Приближавшиеся тяжеловооруженные машинные корабли выглядели как увеличивающийся в размерах неотвратимый метеоритный дождь. Чудовищные корабли нависали как исполинская туча со всех сторон – тысячи против жалкой сотни. По всей линии обороны соотношение сил было точно таким же – один к ста.

– Приготовиться к пуску облитераторов. Остановить их до их приближения к Капитулу, – приказала Мурбелла, скрестив на груди руки. Командиры всех кораблей доложили о готовности.

Лавина наступающих вражеских кораблей замедлила свой бег, словно желая из любопытства взглянуть на маленькое препятствие, возникшее на ее пути. «Они непременно недооценят нас», – подумала Мурбелла.

– Увеличить цели. Стрелять по скоплениям машин. Кучность огня должна быть максимальна.

– Цели фиксированы, Командующая Мать, – сказал Горус, и его слова были немедленно переданы техникам Гильдии.

Мурбелла должна была упредить мыслящих машин, чтобы они не успели первыми открыть огонь.

– Запускайте облитераторы, – твердым голосом приказала Командующая Мать.

Из пусковых шахт вылетели серебристые искры и, вращаясь, понеслись навстречу машинным кораблям, но вскоре огненные следы стали гаснуть. Ничего не происходило, хотя было ясно, что некоторые тяжелые снаряды уже поразили цели. Машинные корабли, казалось, чего-то ждали.

Мурбелла нервно посмотрела по сторонам.

– Подтвердите, что облитераторы заряжены. Почему нет взрывов? Дайте второй залп!

Раздался неумолчный звон тревожной сигнализации. Горус перебегал от одного пункта связи к другому, что-то крича людям Гильдии на других палубах. На командный пункт явилась какая-то Преподобная Мать и остановилась перед Мурбеллой.

– Наши облитераторы не действуют. Они бесполезны!

– Но их же испытали! Наши сестры наблюдали за производством. Почему они оказались неисправными?

В этот миг беспомощно повисли в пространстве все сто кораблей Капитула; двигатели их замерли, рокот поворотных двигателей умолк.

– Что происходит? – закричал Горус. – Это диверсия? Нас предали?

Словно специально дожидавшиеся этого момента машинные корабли снова двинулись на сближение.

Пилот Гильдии бесцветным голосом доложил по связи:

– Искусственные навигационные системы не отвечают. Мы не можем управлять кораблями, они отказали. – Огни тревожной сигнализации заливали палубу мигающим светом.

– Машины вычислили, как нейтрализовать наши системы управления?

Горус обернулся к Мурбелле.

– Никакой нейтрализации, Командующая Мать. Они… они просто не работают. Ни один.

Машинный флот летел уже над их головами, тысячи судов, способных без труда сокрушить защитников Капитула. Мурбелла приготовилась к смерти. Ее бойцы были не способны защитить ни себя, ни планету, которую она поклялась сохранить.

Но вместо того, чтобы атаковать, Враг медленно проплыл мимо защитников, дразня их за бессилие. Машины даже не потрудились открыть огонь, показывая, что такая оборона не стоит того, чтобы ее замечать!

За первой волной наступавшего флота шла другая, показавшаяся сейчас на окраине солнечной системы. Эта волна тоже устремилась к Капитулу. То же самое, вероятно, происходило на всех участках выстроенной Мурбеллой обороны.

– Они знали! Проклятые машины знали, что наши облитераторы не сработают!

Корабли Омниуса облетели флот Командующей Матери, как будто это была груда никуда не годного щебня, и двинулись к беззащитной планете.

Ни на одном из новых военных кораблей Гильдии не было живого навигатора, большая часть навигаторов и их лайнеров исчезли в неизвестном направлении. На всех кораблях боевой группы стояли математические навигационные компиляторы. Математические компиляторы! Компьютеры… мыслящие машины.

Иксианцы! Она мысленно выругала себя за слепую веру в новые облитераторы и полную неспособность предугадать тактику неприятеля.

– Идемте со мной, администратор. Я хочу собственными глазами осмотреть эти облитераторы. – Она схватила Горуса за руку с такой силой, что на коже остались синяки.

Сопровождаемые миганием тревожной сигнализации они прошли в орудийный отсек, где было установлено новое оружие. На стеллажах лежали истребители планет, серебристые, похожие на гигантские яйца, облитераторы, изготовленные на заводах Икса. Навстречу им вышел подавленный сотрудник Гильдии.

– Мы проверили вооружение, администратор. Оно установлено правильно. Управление огнем работает. Мы только что выпустили дюжину облитераторов, но ни один из них не взорвался.

– Почему они не работают?

– Потому… потому что сами облитераторы…

Мурбелла прошла к стеллажу, у которого один их техников Гильдии вскрыл кожух облитератора. Под сложным лабиринтом контуров и деталей заряд облитератора был вплавлен в корпус, что делало оружие небоеспособным. Снаряд был нейтрализован еще при изготовлении.

– Это не оружие, а камни, все бесполезно, Командующая Мать. Это саботаж, – сказал Горус.

– Но я же собственными глазами видела испытания. Как такое могло случиться?

– Какой-нибудь часовой механизм мог сработать в установленное время, возможно, с кораблей Врага был послан отключающий сигнал. Это дьявольский трюк, который мы не смогли предусмотреть.

Мурбелла застыла на месте, пораженная стыдом и ужасом. Это она виновата в том, что они пали жертвой ошибки, которую, по ее мнению, должны были совершить машины. Она не разработала план на случай какой-то неожиданности. Вместе они вскрыли еще один облитератор – опять та же история – заряд расплавлен и слит с корпусом. Это оружие в течение нескольких лет делали на Иксе, оно обошлось в баснословное количество меланжи, сожравшее почти весь бюджет Капитула. Ее надули, как сопливую девчонку, а иксианцы кастрировали ее флот еще до начала боевых действий.

– Что с двигателями?

– Они могут функционировать, если мы будем работать без математических компиляторов.

– Плевать на компиляторы! Найдите способ починить хотя бы несколько облитераторов. Неужели они все нерабочие? Все до одного?

– Единственный способ узнать это, Командующая Мать, – открыть и проверить каждый из них.

– Мы можем выпустить их все, и посмотреть, не сработают ли хотя бы некоторые.

Мурбелла медленно опустила голову. Это действительно был выбор. В данном случае он ничего им не стоил. Она должна найти способ сражаться, и надеялась, что другим боевым группам повезет больше… но очень в этом сомневалась. Без облитераторов все планеты становились легкой добычей для машин, все планеты ожидала одна судьба – неминуемое уничтожение.

И виновата во всем была она одна.

***   

===

23              
Некоторые утверждают, что сохранение жизни иногда лучшая месть. Но лично я предпочитаю что-нибудь более экстравагантное.

Барон Владимир Харконнен, гхола             

 

Повинуясь капризу, барон приказал десяти лицеделам превратиться в копии сардаукаров Старой Империи. Он не знал, поймет ли кто-нибудь эту шутку – моды меняются, а история забывает детали и подробности, но этот маскарад помогал ему ощутить себя важной персоной. Когда-то он смог победить Атрейдесов, сумев привлечь на свою сторону незаконно переметнувшихся к нему сардаукаров.

Оставив Паоло на попечение Эразма, якобы для пущей безопасности, барон нарядился в мундир аристократа, увешанный золотыми цепями и топорщившийся от золотого шитья. На боку висел церемониальный кинжал с отравленным острием, в рукаве был спрятан лучевой станнер. Несмотря на то что мнимые сардаукары охраняли его, он им не очень доверял. Предусмотрительность никогда не бывает излишней.

Когда барон со свитой направились на захваченный в плен корабль, они долго не могли найти вход в длинном, в несколько километров, корпусе. Это было неприятно и унизительно, но для Омниуса не существовало преград. По его прихоти некоторые из близлежащих зданий превратились в гигантские инструменты для разрезания корпуса и снятия плит обшивки, чтобы обеспечить вход в корабль. Грубая сила всегда предпочтительнее, чем поиск маленького входного люка и расшифровка кода замка.

Когда корабль-невидимка был вскрыт, барон и сопровождавшие его лицеделы проникли на судно. Они остерегались засады, но двигались по судну с показной самоуверенностью, переходя с одной палубы на другую. Несколько наблюдательных камер Омниуса летели впереди, чтобы разведать путь и составить план корабля.

Пленники, несомненно, понимали, что единственный выход для них – капитуляция. Что еще могли они сделать? К несчастью, по опыту своей прежней жизни барон знал, что на свете существуют и фанатики, например, неукротимые банды фрименов на Арракисе. Кто знает, может быть, эти несчастные калеки решили сопротивляться до последнего и предпочтут умереть, включая и предполагаемого Квисац-Хадераха? Тогда Паоло останется единственным претендентом.

Внутри корабля первыми они встретили Дункана Айдахо и Преподобную Мать Бене Гессерит, назвавшуюся Шианой. Эти двое ожидали парламентеров, стоя посреди широкого коридора. Барон лишь смутно помнил этого человека по архивным записям Дома Атрейдесов: мастер меча с Гиназа, один из наиболее преданных бойцов Дома Атрейдесов. Он был убит, когда прикрывал бегство Пауля и леди Джессики с Арракиса. По презрению, какого не скрывал Айдахо, барон понял, что у этого гхола тоже восстановлена память.

– Эге, я вижу, вы меня знаете.

Айдахо не дрогнул.

– Еще мальчиком я бежал с Гьеди Первой, барон, перехитрив Раббана во время одной его охоты. С тех пор я прожил много жизней, но на этот раз надеюсь своими глазами увидеть вашу смерть.

– Как дерзко вы себя ведете. Вы напоминаете мне одну из тех тявкающих собак, которых так любил император Шаддам; они очень надоедливо лаяли и рычали, но стоило припугнуть их, как они сразу поджимали хвосты. – Сопровождаемый лицеделами-сардаукарами он шагнул в обширный холл. – Сколько людей у вас на борту? – Голос барона стал резким и властным. – Пусть они идут сюда для осмотра.

– Мы уже собрались, – ответила Шиана. – Мы готовы.

Барон вздохнул.

– Нет сомнения, что по кораблю рассыпаны команды боевиков, а на палубах прячутся снайперы. Мы просмотрим списки и сверим их с наличными людьми. Детское сопротивление, конечно, причинит нам некоторую головную боль, но вы им все равно ничего не добьетесь. У нас достаточно сил, чтобы уничтожить вас всех.

– С нашей стороны было бы глупостью оказывать сопротивление, – сказала Шиана, – во всяком случае, в данной ситуации.

Барон поморщился, услышав в голове противный девчоночий голос. Она играет с твоим сознанием, дедушка!

– Как и ты! – прошипел он вслух, озадачив этим всех присутствующих.

– Скоро на борт поднимутся еще пятьсот наших людей, – сказал командир мнимых сардаукаров. – Портативными сенсорами они прощупают каждое помещение на всех палубах, и мы найдем то, что ищем. Мы найдем Квисац-Хадераха.

– Квисац-Хадераха? – удивленно спросил Айдахо. – Не его ли так упорно искали старик со старухой? На этом корабле? Можете попусту тратить время, это ваше дело.

Шиана резко добавила:

– Если бы у нас на борту был супермен, то едва ли бы вы сумели нас захватить.

Это замечание встревожило барона. В голове снова зазвучал сводящий с ума голос Алии, смеющейся над его смущением. Лицо барона горело, но он старался не говорить с внучкой вслух. Что за глупость, говорить вслух с невидимой мучительницей. Тем временем в помещении собирались остальные пассажиры корабля, словно войска для смотра.

Один мрачный молодой гхола сильно смутил барона. У худого молодого человека была желтоватая кожа, лицо искажала гримаса отвращения. Глаза его горели ненавистью к барону, но тот никак не мог узнать этого гхола. «Интересно, что я ему сделал?» – подумал барон.

Смотри внимательно, дедушка. Неужели ты его не узнал? Он же тебя едва не убил!

Сохраняя на лице бесстрастное выражение, барон снова присмотрелся к гхола и вдруг увидел грубый ромб на лбу юноши.

– О, да это же Юйэ! Мой дорогой доктор Юйэ, какое счастье, что мы встретились. Я не думал, что мне выпадет удача сказать, как вы помогли Дому Харконненов много лет назад. Рад видеть, что на борту корабля у меня есть неожиданный союзник.

Юйэ был хрупок, худощав и слаб с виду, но глаза его горели убийственным огнем.

– Я вам не союзник.

– Ты слабый маленький червяк. Раньше тобой было очень легко манипулировать, и я снова сделаю это. – Барон страшно удивился, что этот недомерок не дрогнул и не изменился в лице. Кажется, эта версия Юйэ сильнее прежней, возможно, он извлек уроки из постыдного прошлого.

– У вас нет больше рычагов воздействия на меня, барон. У вас нет Ванны. Но даже если бы и была, то я не повторил бы старых ошибок. – Скрестив руки на своей узкой груди, он вызывающе выставил вперед острый подбородок.

Барон резко отвернулся от доктора Сук. В коридоре появились новые пассажиры корабля-невидимки. Молодая женщина с бронзовыми волосами выглядела как вылитая красавица леди Джессика. То отвращение, с каким она на него смотрела, подсказало барону, что ее память тоже пробудили. Знала ли Джессика, что она его дочь? Какой интересный разговор мог бы у них сложиться!

Рядом с Джессикой стояли темноволосая девушка, одетая в наряд фрименки, и темноволосый молодой человек – точная копия Паоло, только постарше.

– О, а это молодой Пауль? Еще один Пауль Атрейдес!

Молниеносное движение, укол отравленным острием, и второй Квисац-Хадерах навсегда исчезнет. Но барон содрогнулся при одной мысли о том, как отреагирует на такое убийство Омниус. Барон, конечно, хотел, чтобы Паоло занял господствующее положение, но он не желал жертвовать жизнью ради мальчишки. Хотя барон и воспитал его надлежащим образом, все же Паоло, в конце концов, был Атрейдесом.

– Привет, дедушка, – ответил Пауль. – Помнится, раньше ты был старше и толще. – Барон почувствовал раздражение от этой реплики. Хуже того, Харконнену показалось, что Пауль уже много раз мысленно произносил эту фразу, как будто видел эту встречу в десятках видений.

Но барон пересилил себя и притворно похлопал в ладоши.

– Разве не удивительна техника выращивания гхола? Это напоминает мне выступление на бис в жонглерском представлении, помните, они были в моде во времена Старой Империи? Все снова собрались для второго раунда, а, каково?

Пауль напрягся.

– Дом Атрейдесов в давние времена сокрушил и искоренил Дом Харконненов. Я предвижу и на этот раз такой же исход.

– Вот как! – Барон забавлялся, но не приближался к пассажирам. Он сделал знак сардаукарам. – Приведите сюда врача и дантиста. Пусть они осмотрят их, прежде чем я к ним приближусь. Особенно внимательно пусть осматривают зубы – нет ли там капсул с ядом.

Исполнив задуманное, барон повернулся, собравшись уйти, как вдруг заметил скромно стоявшую в сторонке рядом с мальчиком лет двенадцати маленькую девочку. У обоих были черты Атрейдесов, и барон похолодел, узнав Алию.

Эта девчонка не только убила его отравленным гомджаббаром, а потом стала охотиться за его мыслями. Теперь она еще и стоит перед ним во плоти и крови! Смотри, дедушка, теперь мы можем мучить тебя и изнутри, и снаружи! Голос ее колол изнутри череп ледяными иглами.

Барон среагировал мгновенно, не задумываясь о последствиях. Выхватив из ножен церемониальный кинжал, он схватил девочку за воротник и поднял клинок.

– Тебя называли Мерзостью!

Алия сопротивлялась с яростью бешеного животного, но не кричала. Ее маленькие кулачки с неожиданной силой ударили барона в живот, заставив его судорожно вдохнуть. Он покачнулся и, не колеблясь ни секунды, ударил Алию кинжалом в бок. Это было легко. Потом он извлек лезвие и ударил Алию еще раз, теперь в сердце.

Джессика дико закричала. Пауль бросился вперед, но было поздно. Дункан взревел от ярости и бросился на ближайшего сардаукара, убив его молниеносным ударом в горло. Потом он убил второго, сломав ему шею, и как разъяренный зверь бросился к барону. Барон не успел даже испугаться. Сардаукары окружили его плотным кольцом, а четверо других оттащили Дункана. Окружившие барона сардаукары подняли ружья, чтобы отогнать пассажиров от Харконнена.

Придя в себя, барон с издевательским смешком посмотрел на умирающую девочку.

– Это тебе за то, что ты когда-то убила меня.

Смеясь от вида крови на своих руках, он отбросил тело Алии в сторону, как ненужную куклу. Внутри, в голове, не раздалось ни звука. Может быть, эта мучительница тоже умерла?

Смертельное отчаяние отражалось на лицах стоявших вблизи пленников. Это встревожило барона. В окружении охранявших его лицеделов-сардаукаров он, улыбаясь, направился прочь. Два мертвых солдата превратились в лицеделов, что нисколько не удивило пленников. Атрейдесы сгрудились вокруг тела убитого ребенка, а сардаукары подняли и вынесли трупы своих товарищей.

Шиана остановила Дункана, бросившегося к барону.

– Одной смерти довольно, Дункан.

– Вовсе нет! Это лишь начало. – Он с большим трудом взял себя в руки. – Но на сегодня хватит и этого.

Барон издевательски рассмеялся, и лицеделы поспешно повели его прочь. Он посмотрел на их лица и понял, что лицеделы не одобряют его поступка.

– В чем дело? Я не должен давать вам отчет в своих действиях. Но зато Мерзости больше нет.

Нет, говоришь? Тонкий голос зазвучал в его голове как звон разбитого стекла. Нет! Не так-то просто от меня избавиться. Я пустила корни в твоей голове еще до того, как родилась эта гхола. Голос стал громким и пронзительным. Теперь я буду мучить тебя сильнее, чем прежде. Ты не оставил мне выбора, дедушка. Отныне я стану твоей совестью.

Барон вскинул голову и ускорил шаг, стараясь не думать о неистовствующей в его черепе Алии.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/272064/fulltext.htm   === 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 135 | Добавил: iwanserencky | Теги: Вселенная, Хроники, чтение, Брайан Герберт, Хроники Дюны, литература, слово, люди, чужая планета, писатели, из интернета, Кевин Андерсон, Будущее Человечества, книги, миры иные, проза, ГЛОССАРИЙ, книга, Песчаные черви Дюны, отношения, фантастика, будущее, повествование, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: