Главная » 2023 » Май » 27 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 297
15:01
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 297

***

***

***   

Ромбур положил руку на плечо сестры.

— Если этого достаточно для Кайлеи, то подавно хорошо и для меня.

— Значит, договор заключен, — подытожил разговор Шаддам после того, как ответ Лето был передан посреднику. — Мы подготовим официальные бумаги.

Следующие слова Шаддама были остры, как отточенная бритва.

— Надеюсь, что больше я не услышу от вас упоминаний об этом деле, герцог Лето.

Шаддам резко выключил связь, и два навигатора прервали свой ментальный контакт. Лето сердечно обнял Ромбура и Кайлею, зная, что теперь наконец-то обеспечена их безопасность.

***  

===

~ ~ ~
Только глупцы оставляют свидетелей.

Хазимир Фенринг
— Я буду скучать по Кайтэйну, — сказал Фенринг необычайно мрачным тоном.

Через день он отправится на Арракис, чтобы занять пост имперского наблюдателя на этой планете. Сослан в пустыню! Однако Марго призвала его поискать преимущества в этом назначении. Фенринг и сам умел находить преимущества. Может быть, в намерения императора не входило наказание? Может быть, это назначение с повышением?

Фенринг вырос рядом с Шаддамом. Оба они были больше чем на двадцать лет моложе Фафнира, бывшего наследника Трона Золотого Льва. Имея взрослого сына и массу дочерей от многочисленных жен, Эльруд не возлагал больших надежд на младшего принца, и по предложению матери Фенринга, Сестры Бене Гессерит, разрешил ему посещать школьные занятия вместе с Шаддамом.

За много лет Фенринг превратился в агента принца, в его доверенное лицо, которому можно было поручить любое, самое щекотливое задание, вплоть до убийства Фафнира. Товарищи делили между собой очень темные секреты, и их разрыв мог навлечь на каждого из них крупные неприятности. Оба прекрасно сознавали это.

Шаддам — мой должник, будь он проклят!

Когда новый император остынет и хорошенько поразмыслит, то поймет, что ему не следует превращать Фенринга не только в противника, но даже и в мелкого слугу. Ничего, пройдет совсем немного времени, и Шаддам отзовет Хазимира с Арракиса. Это лишь вопрос времени.

Фенринг сумеет обернуть это назначение к своей выгоде.

Леди Марго, на которой он женился три дня назад, не создавая лишнего шума и обойдясь без пышных торжеств, приняла руководство слугами. Она постоянно что-то приказывала, и под ее бдительным оком слуги и служанки с быстротой молнии паковали и грузили вещи. Как и всякая Сестра Бене Гессерит, она была неприхотлива и не отличалась изысканным вкусом. Однако, понимая необходимость соблюдать внешние приличия, она распорядилась послать на Арракис целый контейнер безделушек, украшений и одежды из гардероба Дома Коррино. К этому были добавлены мебель из императорского дворца, имперские сервизы, ковры и постельное белье. Все это придаст необходимый вес Фенрингу, укрепит его положение и украсит его личную резиденцию на Арракине, расположенную далеко от официальной столицы Харконненов в Карфаге. Демонстративная независимость и роскошь покажет Харконненам и его министрам мощь Шаддама и зоркость его всепроникающего ока.

Улыбаясь, Фенринг следил, как Марго ловко справляется со своей задачей. Она поспевала всюду, шелестя своими юбками, ободряя слуг улыбками и находя нужные резкие слова для тех, кто ленился. Какая великолепная женщина! Милые возлюбленные хранили друг от друга множество тайн, и их постепенное открытие должно будет доставить обоим большую радость.

С наступлением темноты они отправятся на пустынную планету, которую ее уроженцы называют Дюной.

* * *
После полудня, в часы отдыха, в течение которых ни император, ни его давний друг не высказывали никаких сожалений, Фенринг сидел у консоли для игры в магнитные шары, ожидая, когда Падишах Император Шаддам IV соизволит бросить свой шар. Они сидели одни в комнате отдыха, стены которой были отделаны плазом, в верхнем этаже одного из флигелей дворца. Похожие на стрекоз орнитоптеры жужжали высоко в небе, выше воздушных змеев, украшенных лентами и радужными воздушными шарами.

Фенринг что-то напевал себе под нос, хотя знал, что Шаддама сильно раздражает этот монотонный звук. Император наконец выбрал для поля, управляющего полетом шара, нужную скорость. Стержень, в который надо было попасть, дрогнул от удара, черный шар попал в самый центр диска, соединенного со стержнем, и взлетел в воздух. Шаддам отпустил рычаг, и шар попал в поле 9.

— Вы хорошо тренировались, сир, хм-м? — сказал Фен-ринг. — Но разве у императора нет других, более важных обязанностей? Впрочем, вам придется здорово попотеть, чтобы побить меня.

Император посмотрел на рычаг, который только что отпустил с таким видом, словно шар подвел его.

— Хотите поменять рычаги? — язвительно спросил Фен-ринг. — Этот чем-то вам не нравится?

Шаддам упрямо мотнул головой.

— Пусть остается этот — на некоторое время это будет наша с тобой последняя игра, Хазимир. — Раздувая ноздри, он тяжко вздохнул. — Я же говорил тебе, что могу и сам решать свои дела.

Он немного поколебался, прежде чем продолжить.

— Но это не значит, что я больше ни во что не ставлю твои советы.

— Естественно, сир. Именно поэтому вы посылаете меня в пыльную дыру, населенную песчаными червями и немытыми варварами. — Сквозь игровое поле он недовольно посмотрел на Шаддама. — Я думаю, что это большая ошибка, ваше величество. В эти первые, самые трудные дни вашего правления вы, как никогда, будете нуждаться в объективных советах. Вы не сможете решать дела в одиночку, и кому вы можете доверять, кроме меня?

— Мне кажется, что я неплохо разрешил кризис с Лето Атрейдесом. Я один сумел избежать катастрофы.

Не спеша ударить по шару в свою очередь, Фенринг сказал:

— Я согласен: результат получился благоприятный — но мы ведь до сих пор не знаем, что ему известно о нашей связи с Тлейлаксу.

— Я не хочу демонстрировать большую озабоченность по этому поводу.

— Кххмм. Может быть, вы и правы, но если вы разрешили проблему, то скажите мне вот что: если не Лето, то кто в действительности стрелял по кораблям тлейлаксов? И самое главное, каким образом?

— Я продумываю альтернативы.

Огромные глаза Фенринга вспыхнули.

— Лето стал невероятно популярен, возможно, когда-нибудь он станет угрожать вам, претендуя на трон. Он ли явился виновником кризиса или нет, но именно герцог Лето сумел обернуть его к своей выгоде, одержав победу и приумножив честь своего Дома. Он преодолел нагромождение препятствий и повел себя с замечательным благородством. Члены Ландсраада ценят такие вещи.

— Да, да, это верно, верно… но нам не о чем беспокоиться.

— Я не разделяю вашу уверенность, сир. Недовольство среди Великих Домов полностью не рассеяно, как нас пытались в том уверить.

— На нашей стороне Бене Гессерит, благодаря моей жене.

Фенринг фыркнул.

— На которой вы женились по моему предложению, сир; но только из того, что ведьмы что-то говорят не следует, что они говорят правду. А что, если этого союза окажется недостаточно?

— Что ты имеешь в виду? — спросил Шаддам, делая знак Фенрингу, чтобы тот ударил по шару.

— Подумайте о герцоге Лето, о его непредсказуемости. Может быть, он сколачивает военный союз для нападения на Кайтэйн. Его громадный успех придает ему силу на возможных переговорах, а он — и это совершенно очевидно — очень амбициозен. Вожди Великих Домов горят желанием говорить с ним. Вы, напротив, не имеете такой популярности и возможной поддержки.

— У меня есть сардаукары. — Говоря это, Шаддам все же нахмурился, охваченный сомнениями.

— Следите за своими легионами, в них могут просочиться враги. Я уезжаю на Арракис, и меня очень волнует то, что может произойти здесь в мое отсутствие. Вы сказали, что справитесь с этими трудностями, и я верю вам. Я просто хочу дать вам наилучший совет, как делал это всегда, сир.

— Я ценю твои усилия, Хазимир. Но я не могу поверить, что мой кузен Лето создал кризис на лайнере, зная, к какому результату он приведет. Это было слишком неуклюже, слишком рискованно. Он не мог знать, что я буду свидетельствовать в его пользу.

— Он знал, что вы что-то предпримете, поскольку у него имелась какая-то компрометирующая вас информация.

Шаддам отрицательно покачал головой:

— Нет. Возможность проигрыша была колоссальной. Он почти потерял все свое достояние.

Фенринг выставил вперед длинный палец.

— Но примите во внимание возможную славу, которой он добивался, хмма? Для доказательства, просто посмотрите на то, что произошло с ним за это время. Я сомневаюсь, что он все это спланировал, но Лето теперь герой. Его любит народ, аристократы восторгаются им, а тлейлаксы были выставлены перед Ландсраадом как хнычущие дураки. Я бы предложил вам, сир, пока я буду на Арракисе, не спускать глаз с Лето и следить за его растущими амбициями.

— Спасибо за совет, Хазимир, — сказал Шаддам, повернувшись спиной к игровой консоли.

— О, кстати, я не говорил тебе, что собираюсь повысить тебя?

Фенринг коротко хмыкнул.

— Я бы не назвал Арракис местом, куда посылают в виде награды. «Имперский наблюдатель» звучит не слишком возвышенно, не правда ли?

Шаддам улыбнулся и царственным жестом вздернул вверх подбородок. Он давно собирался это сделать.

— Да, да, но как звучит словосочетание «граф Фенринг»?

Фенринг остолбенел от изумления.

— Вы… делаете меня графом?

Шаддам кивнул.

— Граф Хазимир Фенринг, имперский наблюдатель, назначенный на Арракис. Твое семейное состояние увеличится, друг мой. Со временем ты получишь место в Ландсрааде.

— И место в совете директоров ОСПЧТ?

Шаддам рассмеялся.

— Всему свое время, Хазимир.

— Значит, Марго станет графиней, как я полагаю? — Его черные глаза блеснули, когда Шаддам утвердительно кивнул. Фенринг старался скрыть радость, но император легко прочитал восторг на лице друга.

— А теперь я скажу тебе, почему это назначение столь важно именно для тебя и для Империи. Ты помнишь человека по имени Пардот Кинес? Это планетолог, которого мой отец послал туда несколько лет назад.

— Конечно, помню.

— Ну так вот, он не слишком усердно помогает нам в последнее время. Поступило всего несколько хаотичных бессистемных докладов, прошедших, по-видимому, хорошую цензуру. Один из моих шпионов даже доложил, что Кинес слишком близко сошелся с фрименами и даже скрестил с ними свою линию, породнившись с ними. Теперь он один из них. Он стал туземцем.

Фенринг от удивления вскинул брови.

— Имперский слуга мешает свою кровь с отвратительным примитивным племенем?

— Я надеюсь, что это не так, но мне хочется знать правду. В сущности, я хочу сделать тебя моим имперским царем пряности, который будет тайно наблюдать за операциями с меланжей на Арракисе и за продвижением работ по созданию синтетической пряности на Ксуттухе. Тебе придется постоянно курсировать между этими двумя планетами и императорским дворцом. Ты будешь передавать только зашифрованные сообщения и только лично мне.

Когда до Фенринга дошла грандиозность поставленной перед ним задачи и ее возможное воздействие на политику и экономику, он ощутил лихорадочное нетерпение, в котором растворилось его недавнее недовольство. Он не мог дождаться момента, когда поделится этой новостью с Марго — с ее умом воспитанницы Бене Гессерит она, без сомнения, отыщет дополнительные преимущества нового назначения.

— Это звучит очень заманчиво, сир. Этот вызов достоин моих дарований. Хмм, я, кажется, буду рад такой работе.

Повернувшись лицом к игровой консоли, Фенринг попытал счастья, повернул внутренний диск и запустил шар, который попал на поле 8. Раздосадованный, Фенринг резко тряхнул головой.

— Неважный бросок, — заметил Шаддам. Ловким движением он забросил шар на поле 10 и выиграл партию.

***  

===

~ ~ ~
Прогресс и прибыль требуют вложений человеческого труда, оборудования и капитала. Однако есть еще один ресурс, значение которого часто недооценивают, но именно он окупается сторицей — это вложение времени.

Доминик Верниус. Секретные работы на Иксе
Не осталось ничего, что можно потерять.

Не осталось вообще ничего.

Граф-отступник и герой войн, известный когда-то под именем Доминика Верниуса, умер и был вычеркнут из всех списков людей, считавшихся цветом Империи. Однако физически он остался жив и скрывался под разными обличьями, не собираясь сдаваться.

Когда-то Доминик сражался за своего императора. Во время многочисленных войн он лично убил тысячи врагов из орудий и стрелкового оружия, он чувствовал кровь противника, когда убивал его клинком или одними голыми руками. Он сражался, работал и любил, не жалея сил, на последнем дыхании.

И расплатой за все эти годы труда стали бесчестье, изгнание, смерть жены, немилость, в которую впали его дети.

Несмотря на все это, Доминик не сдавался, поставив перед собой ясную цель. Он понимал, что значит ждать.

Хотя старый стервятник Эльруд умер, Доминик не чувствовал никакого желания прощать. Власть императорского трона сама по себе ранила и вызывала боль. Этот новый правитель, Шаддам, окажется не лучше Эльруда…

Из своего далека Доминик внимательно следил за событиями на Каладане. Ромбур и Кайлея были в безопасности в этом убежище даже после смерти харизматического вождя — старого герцога. Верниус в одиночестве оплакал гибель своего друга Пауля Атрейдеса, но не осмелился ни прибыть на похороны, ни прислать шифрованное соболезнование юному наследнику Лето.

Он испытывал страшное искушение прибыть на Кайтэйн во время Конфискационного Суда. Ромбур сделал тогда большую глупость — вместе с Лето приехал в императорскую столицу, покинув Каладан. Эта поездка могла обернуться арестом, судом и казнью. Если бы до этого дошло, то Доминик примчался бы на Кайтэйн, чтобы, пожертвовав собой, спасти сына.

Но такой шаг не понадобился. Лето был освобожден, амнистирован и, во что было труднее всего поверить, прощен. Что показалось графу еще более невероятным — были прощены его дети: Ромбур и Кайлея. Как такое стало возможным? Мысли Доминика мутились, морщины раздумий избороздили его гладкий высокий лоб. Шаддам самолично спас юного Лето. Шаддам Коррино IV, сын презренного императора Эльруда, уничтожившего Дом Верниусов, по какому-то непонятному капризу вдруг прекращает дело. Доминик мог только догадываться, какие огромные взятки и связи были пущены в ход, чтобы добиться такого решения. Оставалось непонятным еще одно: какими сведениями располагал шестнадцатилетний, неопытный правитель Лето Атрейдес, чтобы шантажировать императора Всей Известной Вселенной.

Доминик, однако, отважился сделать один рискованный шаг. Граф считал это своим долгом. Наперекор здравым рассуждениям, движимый и ослепленный своим горем, он переоделся в ветхую одежду, перекрасил кожу в медный цвет и один отправился на Бела Тегез. Прежде чем предпринимать какие бы то ни было шаги, он должен был увидеть место, где сардаукары Эльруда зверски убили его жену.

Пользуясь воздушным и наземным транспортом, он обследовал всю планету, не осмеливаясь ни о чем спрашивать местных жителей, хотя многие косвенные данные указывали место, где произошла бойня. Наконец он нашел место, где раньше было поле, ныне вытоптанное и посыпанное солью, чтобы на этой земле больше никогда и ничто не взошло. Господский дом был разрушен и сожжен дотла; то, что осталось, было залито бетоном. Могилы Шандо, естественно не было, но Доминик сердцем чувствовал ее присутствие.

Здесь была моя любовь.

Под тусклыми лучами двойного солнца Доминик преклонил колени на изуродованной земле и плакал до тех пор, пока не потерял представление о времени. Только когда он выплакал все свои слезы, в сердце его не осталось ничего, кроме огромной, давящей пустоты.

Теперь он был готов сделать следующий шаг.

Доминик Верниус начал свое путешествие по закоулкам Империи, собирая верных людей, бежавших с Икса, — людей, которые были готовы идти с ним до конца, независимо от цели, людей, которые предпочитали полную опасностей жизнь прозябанию на сельскохозяйственных планетах.

Он посетил своих офицеров, которые воевали под его командованием при подавлении мятежа на Эказе, людей, которым он был десятки раз обязан жизнью. Отыскивая старых солдат, граф понимал, что подвергает свою жизнь большой опасности, но он целиком и полностью доверял своим бывшим боевым товарищам. Хотя за его голову была обещана немалая награда, Доминик понимал, что никто из них не захочет получить эти деньги ценой предательства своего бывшего командира.

Доминик надеялся, что новый Падишах Император Шаддам IV настолько погрузится в государственные дела, что не заметит исчезновения некоторых людей, которые воевали под знаменами Верниуса в те дни, когда Шаддам был еще подростком и даже не считался кронпринцем, поскольку первым в цепи наследования числился тогда еще живой Фафнир.

Прошло много лет, срок вполне достаточный для того, чтобы многие ветераны осели по своим домам, вспоминая о славных днях за кружкой доброго пива, приукрашивая события, которые теперь казались более волнующими и будоражащими кровь, чем это было в действительности. Треть старых бойцов отказались присоединиться к Доминику, но остальные спокойно согласились и ждали приказа.

Когда Шандо решила скрыться, то она уничтожила все свои документы, изменила имя и, воспользовавшись аккредитивом на предъявителя, купила небольшое поместье на Бела Тегез. Ее единственная ошибка заключалась в том, что она не учла упорства императорских сардаукаров.

Но Доминик не повторит этого промаха. Для того, что он задумал, потребуется такое место, где никому не придет в голову его искать. Место, откуда он сможет досаждать Ландсрааду и быть постоянной занозой в боку императора.

Это было единственное оружие, которое еще оставалось в его распоряжении.

Готовый начать свой подвиг, Доминик Верниус купил у контрабандистов незарегистрированный космический корабль, в который взял с собой дюжину верных людей. Эти старые товарищи сложились и купили вооружение, чтобы присоединиться к своему бывшему командиру для нанесения ударов по сардаукарам — для того, чтобы покрыть себя славой, сражаясь за правое дело.

После этого он направился в хранилище атомного оружия, оружия запрещенного, однако каждый Великий Дом имел в своем распоряжении такое средство устрашения. Абсолютно запрещенное статьями Великой Конвенции атомное оружие Дома Верниусов хранилось на одном из мелких спутников пятой планеты Алкауропса. Черви-тлейлаксы, захватившие Икс, ничего не знали об этом арсенале.

Теперь в контрабандном корабле Верниуса была сосредоточена мощь, которой вполне хватило бы для уничтожения целой планеты.

«Мщение всецело в руках Господа». Так гласит стих Оранжевой Католической Библии. Но после всего пережитого Доминик не чувствовал себя больше религиозным человеком, не заботил его больше и закон, который якобы надо исполнять. Теперь он отступник, а значит, находится вне пределов юрисдикции какого бы то ни было закона.

Он смотрел на себя теперь как на величайшего в мире контрабандиста. Он спрячется там, где его никто и никогда не найдет, но откуда сам он сможет сильно вредить тем Домам, которые предали его и отказали ему в помощи.

Со своим ядерным арсеналом он сможет оставить след в истории.

Скрывшись от метеорологических спутников, установленных Гильдией, Доминик повел свой корабль, начиненный атомными бомбами, в направлении необитаемого полярного региона пустынной планеты Арракис. Резкий холодный ветер трепал старую форму его людей, когда они ступили на эту пустынную землю. Арракис. Теперь здесь будет главная военная база графа.

Пройдет немало времени, прежде чем кто-нибудь услышит о Доминике Верниусе. Но когда он будет готов… то содрогнется вся Империя.

***  

===

~ ~ ~
Мир держится на четырех вещах: учении мудрых, справедливости великих, молитвах праведных и доблести храбрых. Но все это ничто без правителя, который обладает искусством правления.

Принц Рафаэль Коррино. Дискурс о галактическом управлении
По извилистой тропинке, сбегавшей с крутого берега, и по грубым ступеням, вырубленным в твердой скале. Лето спускался к старому причалу под стенами Замка Каладана.

Лучи полуденного солнца, совершавшего свой путь по небу, покрытому клочковатыми облаками, отражались в спокойных водах моря, простиравшегося до самого горизонта. Лето задержался на отвесном утесе и, прикрыв глаза ладонью, оглядел прибрежные влажные заросли келпа, рыбацкие флотилии с распевающими матросские песни экипажами и линию рифов, очерчивавших топографию бескрайнего моря.

Каладан — мир, изобилующий порем и джунглями, тучной землей и природными ресурсами. Этот мир принадлежал роду Атрейдесов на протяжении двадцати шести поколений. Теперь он принадлежит ему, принадлежит по неоспоримому праву.

Лето любил эту планету, аромат моря, соленый ветер океана, запахи келпа и рыбы. Здешний народ всегда тяжко работал во благо своего герцога, а Лето, в свою очередь, не жалел сил ради процветания народа. Если бы Лето проиграл Конфискационный Суд, что сталось бы с добрыми гражданами Каладана? Заметили бы они смену власти, если бы планету передали суррогатному владыке из Дома Мутелли, Дома Терранос или любого другого члена Ландсраада? Возможно, да… но возможно, и нет.

Однако сам Лето не мыслил себя вне этого места. Именно здесь должны жить Атрейдесы. Если бы даже его лишили всех титулов и прав состояния, он все равно вернулся бы на Каладан и поселился возле моря.

Хотя Лето твердо знал, что невиновен, он не мог понять, что же все-таки в действительности произошло с кораблями Тлейлаксу на лайнере Гильдии. У него не было ни единого доказательства того, что это не он произвел выстрелы, которые едва не спровоцировали большую войну. Напротив, он в свое время настолько пылко признался в своей ненависти к тлейлаксам, что ни один Дом Ландсраада, даже союзный Каладану, не решился возвысить голос в поддержку Лето. Если бы они это сделали, то рисковали бы остаться без своей доли при дележе имущества Дома Атрейдесов. Однако, даже учитывая это, многие Дома выразили свое ободрение действиями Лето по защите своих друзей и членов экипажа своего фрегата.

А потом, каким-то чудом, его спас своим вмешательством император Шаддам.

По пути домой Лето вел длинные разговоры с Туфиром Гаватом, но ни юный герцог, ни старый воин-ментат так и не смогли понять, почему Шаддам так испугался блефа и почему он вступился за Лето. Будучи почти мальчиком, Лето тем не менее понимал, что нельзя верить в чистый альтруизм, какими бы трогательными ни были речи Шаддама перед членами суда. Было ясно как день: новому императору было что скрывать. И это что-то касалось его связей с Тлейлаксу.

По поручению Лето Гават разослал шпионов на разные планеты с заданием собрать как можно больше информации на эту тему. Однако император, предупрежденный посланием Лето, стал намного более осторожным и скрытным.

На огромном пространстве Империи Дом Атрейдесов не был особенно могущественным и не имел большого влияния на Дом Коррино, и следовательно, у последнего не было веских оснований выступать в защиту герцога из Дома Атрейдесов. Кровные узы не были достаточным основанием. Хотя Лето и приходился кузеном Шаддаму, но многие Дома могли проследить подобное родство, особенно если начать исследование с времен Великого Переворота.

И каким образом оказались вовлеченными в это дело Сестры Бене Гессерит? Были ли они друзьями Лето или его врагами? И прежде всего, кто прислал столь важную информацию о связях Шаддама в кубике, который сам собой рассыпался на части? Можно было ожидать коварного удара от скрытых врагов, но Лето никогда не слышал о существовании скрытых союзников.

Самым загадочным оставалось главное: кто в действительности стрелял на лайнере?

Погруженный в тяжкие думы, Лето спустился с утеса и направился к тихому доку, где стояли на причале суда Атрейдесов. Море было спокойным, и у пристани осталось только две лодки: рыбацкое суденышко и яхта. на мачте которой развевался вымпел с гербом Атрейдесов.

Как близок к уничтожению был этот герб совсем недавно.

Подставив плечи яркому солнцу, Лето уселся на краю берега и прислушался к волнам прибоя и крикам серых чаек. Он полной грудью вдыхал напоенный запахами соли, рыбы и водорослей воздух. Вспомнил он и о том происшествии, когда они с Ромбуром едва не сгорели в пожаре на рыбацкой лодке, отправившись за коралловыми геммами. Какая это была мелочь по сравнению с тем, что произошло позже.

Лето загляделся на краба, который сполз со скалы, скользнул по опорам пристани и скрылся под водой.

— Доволен ли ты положением герцога, или предпочел бы стать рыбаком после всего этого? — раздался веселый голос Ромбура. Иксианский принц был с утра в хорошем настроении.

Лето обернулся, ощутив тепло нагретой солнцем скамьи, на которой он сидел. По усыпанному галькой пляжу к нему направлялись Ромбур и Туфир Гават. Лето знал, что сейчас ментат и Мастер Убийств начнет отчитывать его за то, что он сидит спиной к берегу, когда шум океана покрывает все звуки и враг может подкрасться сзади, не будучи вовремя услышанным.

— Мне кажется, что я мог бы быть и тем и другим, — ответил Лето, поднимаясь и отряхиваясь. — Так я мог бы лучше понять мой народ.

— «Понимание своего народа мостит путь к пониманию природы власти», — монотонным голосом процитировал Гават максиму Атрейдесов. — Надеюсь, вы раздумывали о государственных делах. Ведь нам так много надо сделать после того, как все вошло в нормальное русло.

Лето тяжко вздохнул.

— Нормальное? Мне кажется, что в нашем положении очень мало нормального. Кто-то попытался начать войну с тлейлаксами и вовлечь в нее наш Дом. Император боится меня, потому что думает, что я что-то знаю. Дом Верниусов до сих пор считается отступническим, а Ромбур и Кайлея остаются здесь на правах изгнанников, хотя они прощены и отменена награда за их головы. Более того, мое имя остается запятнанным, ведь многие до сих пор уверены, что это я атаковал корабли тлейлаксов.

Он подобрал с берега плоский камешек и забросил его так далеко, что не смог рассмотреть всплеск на месте его падения в воду.

— Если это и победа Дома Атрейдесов, то она имеет горький привкус, Туфир.

— Возможно, — сказал Ромбур, подойдя к уткнувшейся носом в берег лодке, — но все же это лучше, чем поражение.

Старый ментат кивнул, его продубленное многими ветрами лицо блестело на солнце.

— Вы вели себя с подобающими достоинством и честью, мой герцог, чем снискали всеобщее уважение к Дому Атрейдесов. Это победа, которую не следует сбрасывать со счетов.

Лето взглянул вверх, на острую крышу Замка Каладана, высившегося на вершине скалы. Это его замок, его дом.

Он подумал о древних традициях своего Дома, о том, как будет преумножать их. В своем царственном положении он был осью, вокруг которой обращались миллионы жизней. Может быть, жизнь простого рыбака легче и спокойнее, но это жизнь не для него. Он всегда останется герцогом Лето Атрейдесом. У него есть имя, титул, друзья. И жизнь хороша.

— Пойдемте, молодые мастера, — сказал Туфир Гават. — Время приступить к следующему уроку.

Вслед за Мастером Убийств воодушевленные Лето и Ромбур принялись подниматься вверх, к подножию Замка.

---

  Читать дальше - ПОСЛЕСЛОВИЕ ...  

***

***

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 266. Том 1 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 267 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 268 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 269

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 270

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 271

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 272

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 273

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 274 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 275

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 276

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 277 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 278

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 279

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 280

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 281

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 282-01

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 282. Том 2

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 283-01

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 283

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 284 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 285 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 286

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 287 

 Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 288 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 289 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 290

 Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 291 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 292

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 293 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 294

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 295

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 296 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 297 

Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 298. ПОСЛЕСЛОВИЕ

***

***

  Читать   дальше - Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. 

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

  Читать   дальше - Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. 

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 148 | Добавил: iwanserencky | Теги: литература, Дом Атрейдесов, книга, ГЛОССАРИЙ, книги, Будущее Человечества, будущее, писатели, проза, из интернета, Кевин Андерсон, слово, миры иные, Хроники, Вселенная, люди, Брайан Герберт, Хроники Дюны, чужая планета, текст, фантастика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: