Главная » 2023 » Май » 19 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 276
23:32
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 276

***

***

***   

===

~ ~ ~
Надежда может стать сильнейшим оружием в руках угнетенных или, наоборот, злейшим врагом тех, кто вот-вот потерпит в жизни полную неудачу. Во всяком случае, мы должны знать сильные и слабые стороны надежды.

Леди Елена Атрейдес. Из личного дневника
После многих недель бесцельного блуждания по космосу лайнер завис на орбите, и грузовой корабль, оторвавшись от него, стремительно набирая скорость, полетел к затянутому облачной атмосферой Каладану.

Дункан Айдахо понял, что близок конец его долгим мучениям.

Дункана, как безбилетного пассажира, поместили в заваленный всяким хламом грузовой отсек. Напрягая все силы, мальчик со скрежетом сдвинул в сторону большой металлический ящик, отогнул фланец ставня и прильнул к открывшемуся маленькому иллюминатору. Приникнув к твердому плазу, Дункан во все глаза рассматривал гладь океана, покрывавшего большую часть приближающейся планеты. Он наконец начал верить.

Каладан. Мой новый дом.

Он вспомнил, что даже с высокой орбиты Гьеди Первая глядела мрачно и темно, как застарелая гноящаяся язва. Каладан же, родина легендарного герцога Атрейдеса, выглядел из космоса как сапфир, сверкающий в лучах солнца.

После всего пережитого Дункану все еще казалось невозможным, что грубая предательница Джейнис Майлем оказалась верна данному ею слову. Она спасла его из своих, мелочных и низменных побуждений, но это обстоятельство не имело никакого значения в глазах Айдахо. Он был здесь.

* * *
То, что Дункан пережил во время долгого блуждания лайнера по просторам космоса на пути к Каладану, было хуже любого ночного кошмара.

В темноте, сгустившейся вокруг поселка лесной охраны когда Дункан приблизился к крылатому орнитоптеру, эта женщина сумела так сильно схватить мальчика, что лишила его всякой возможности сопротивляться. Айдахо отчаянно дрался, лихорадочно пытаясь освободиться из железных объятий Джейнис, но она ударила его по руке, содрав затвердевшую мазевую оболочку с глубокой раны на плече ребенка.

Смуглая женщина с неожиданной и удивительной для ее хрупкого сложения силой втащила Дункана внутрь маленькой крылатой машины и заперла входной люк. Завывая, как затравленный зверь, Дункан брыкался, царапался и, извиваясь, пытался вывернуться из мертвой хватки. Он рвался к люку, стремясь убежать туда, где его уже поджидали вооруженные до зубов охотники.

Но люк крылатой машины не поддавался, он был накрепко заперт. Тяжело дыша, Джейнис отпустила мальчика, поправила свои шоколадные волосы и уставилась на Дункана горящими глазами.

— Если ты сейчас же не прекратишь сопротивляться, Айдахо, то я выкину тебя отсюда прямо в лапы Харконненов.

С негодованием отвернувшись, она завела двигатель орнитоптера. Дункан услышал зловещий рокот и ощутил вибрацию, которая сотрясла воздушное судно, проникнув сквозь пол и сиденья. Мальчик прижался спиной к стене.

— Ты уже предала меня Харконненам. Ты была среди тех людей, которые схватили моих родителей, а потом и убили их. Это ты причина того, что мне пришлось постоянно тренироваться для их охотничьих забав. Они травили меня, как дикого зверя. Я знаю, что это сделала ты.

— Да, но времена изменились. — Она многозначительным жестом смуглой руки указала на приборную доску. — Я больше не помогаю Харконненам, особенно после того, что они мне сделали.

Возмущенный Дункан сжал кулаки, прижав их к бокам. Кровь, которая обильно потекла из открывшейся раны, пропитала порванную рубашку.

— Что же они тебе сделали?

Ему казалось невозможным, что найдется на свете мука, хотя бы приблизительно напоминающая то, что пришлось пережить ему и его родителям.

— Ты не поймешь, ты же просто молокосос, одна из их пешек. — Джейнис улыбнулась и подняла машину в воздух. — Но с твоей помощью я смогу славно им отомстить.

Дункан презрительно усмехнулся.

— Может быть, я и ребенок, но я всю ночь бил Харконненов и испортил им охотничьи игры. Я видел, как Раббан убил моего отца и мою мать. Кто знает, что они сделали с моими дядьями, тетями и двоюродными братьями и сестрами.

— Сомневаюсь, что на Гьеди Первой остался в живых хотя бы один представитель рода Айдахо. Во всяком случае, после того, что произошло сегодня ночью, они могут уцелеть лишь по чистой случайности.

— Если они это сделали, то зря потратили усилия, — ответил мальчик, скрывая боль. — Я не знал своих родственников.

Джейнис прибавила скорость. Машина летела среди деревьев, в полной темноте покидая заповедный лес.

— Сейчас я просто помогаю тебе убежать от охотников, поэтому заткнись и радуйся. У тебя нет иного выбора.

Джейнис вела орнитоптер, для маскировки не включая бортовых огней, однако Дункан сомневался, что ей удастся уйти от всевидящего ока Харконненов. Он убил несколько их солдат и, что еще хуже, унизил Раббана и посмеялся над ним.

Айдахо позволил себе довольную, хотя и мимолетную улыбку. Пройдя вперед, он сел на сиденье рядом с Джейнис, которая, пристегнувшись ремнями, сидела на месте пилота.

— Почему я должен тебе доверять?

— Разве я просила тебя доверять мне? — Она метнула на него горящий взгляд темных глаз. — Пользуйся тем положением, в котором ты оказался, и все.

— Ты собираешься мне что-нибудь рассказать?

Несколько мгновений Джейнис, сосредоточенно глядя на приборную доску, молчала. Машина поднялась над верхушками ветвистых деревьев, и женщина заговорила:

— Все это правда. Да, я действительно донесла на твоих родителей Харконненам. До меня доходили слухи, да я и сама считала, что твои отец и мать сделали что-то такое, что может разозлить власть, а Харконнены не любят людей, вызывающих у них гнев. Я же заботилась только о себе и своей выгоде. Я думала, что, выдав их властям, я получу какое-нибудь вознаграждение. Кроме всего прочего, это ведь твои родители создали проблему, а не я. Это они сделали ошибку, я же просто хотела получить за это наличными. Здесь не было ничего личного. Если бы не я, то на них донес бы кто-нибудь другой.

Лицо Дункана исказилось, вымазанные в грязи и крови руки сжались в кулаки. Как бы хорошо было набраться мужества и всадить в эту женщину нож, но тогда орнитоптер рухнет на землю. Джейнис — его единственная надежда на спасение, во всяком случае, сейчас.

Ее лицо тоже сморщилось в сердитой гримасе.

— Но чем отплатили мне Харконнены? Наградой, продвижением по службе? Нет, ничего подобного, они не дали мне ничего, если не считать зуботычины. Они даже не сказали спасибо. — По лицу женщины пробежала тень озабоченности, впрочем быстро исчезнувшая, как легкое облачко, на мгновение закрывшее солнце. — Это не так-то легко сделать, как тебе кажется. Думаешь, это доставило мне удовольствие? Но на Гьеди Первой редко выпадают возможности подняться, во всяком случае, все они до сих пор пролетали мимо меня. Но в тот момент мне показалось, что наконец-то пробил мой час. Но когда я пришла к чиновникам и попросила награду, они просто прогнали меня, предупредив, чтобы я никогда больше не тревожила их такими наглыми просьбами. Все было напрасно. После этого мне стало еще хуже. — Ноздри женщины затрепетали от обиды и гнева. — Никто не может так поступить с Джейнис Майлем, не поплатившись за это.

— Так ты делаешь это вовсе не для меня? — спросил Дункан. — Не потому что чувствуешь свою вину, не потому что хочешь искупить страдания, которые причинила людям. Ты, оказывается, просто хочешь поквитаться с Харконненами.

— Знаешь, парень, хватать надо все, что можешь поднять.

Дункан между тем покопался в ящике с припасами и нашел там две плитки фруктового риса и пакет сока. Не спрашивая разрешения, он сорвал обертки с плиток, вскрыл пакет и принялся за еду. От плиток исходил слабый запах корицы, имитирующей меланжу.

— Приятного аппетита, — не скрывая сарказма, произнесла Джейнис.

Он не ответил, рот его был набит пищей, и Дункан, громко чавкая, торопливо жевал.

Всю ночь орнитоптер летел на малой высоте, подбираясь к запретному городу Баронии. В какой-то момент Дункан даже подумал, что она хочет снова сдать его в тюрьму, где ему опять придется пройти все круги того же ада. Он сунул руку в карман и нащупал рукоятку своего тупого ножа. Однако Джейнис обогнула город-тюрьму и направила необнаруженный орнитоптер на юг, мимо дюжины городов и поселков.

Днем они сели, чтобы не обнаружить себя, пополнили запасы на придорожной станции, после чего Джейнис купила мальчику новенький синий комбинезон и довольно грубо обработала рану и ввела Дункану какое-то лекарство. Она делала это не столько из человеколюбия, сколько из стремления сделать так, чтобы ее маленький спутник не привлекал к себе излишнего внимания.

С наступлением сумерек они снова взлетели, направившись к югу, где находился негосударственный космопорт. Дункан не знал названий городов, мимо которых они пролетали, и не спрашивал об этом. Никто никогда не учил его географии. На все его вопросы Джейнис отвечала только руганью или попросту молчала, не удостаивая его ответом.

Комплекс коммерческого космопорта нес на себе отпечаток вкусов торговцев и пилотов Гильдии. В архитектуре его не было тяжеловесности, столь любимой Харконненами. Здания были функциональными, в стиле господствовала целесообразность, предпочтение оказывалось долговечности, а не красоте и роскоши. Помещения были достаточно просторными для того, чтобы в них могли передвигаться танки с гильд-навигаторами.

Джейнис посадила орнитоптер так, чтобы можно было в любой момент без задержек взлететь, включила систему сигнализации и вышла из машины.

— Следуй за мной, — приказала она Дункану и повела его по охваченному бурной суетой космопорту. — Я кое о чем договорилась. Но если ты потеряешься, то я не стану тебя искать.

— Но почему бы мне не бежать от тебя? Я тебе не доверяю.

— Я собираюсь посадить тебя на корабль, который увезет тебя с Гьеди Первой, подальше от Харконненов. — Она дразнящим взглядом посмотрела на мальчика. — Это твой выбор, малыш. Мне совершенно не нужны лишние хлопоты, так что веди себя благоразумно.

Дункан стиснул зубы и молча последовал за Джейнис Майлем.

Женщина привела его к старому грузовому кораблю, облепленному рабочими, которые грузили в побитую посудину упакованный груз. С помощью подвесных платформ они поднимали в грузовые отсеки поддоны с ящиками и как попало складывали их на палубу.

— Второй помощник командира этого корабля — мой старый друг, — сказала Джейнис. — Он мне кое-что должен.

Дункан не стал спрашивать, каким должен быть человек которого Джейнис могла бы считать своим другом, или что она могла такого сделать, чтобы этот человек чувствовал себя ее должником.

— Я не собираюсь платить ни одного солари за твой проезд, Айдахо, твоя семья и без того нанесла заметный урон моей совести, пошатнула мое положение, отношения с чиновниками Харконненов и ничего не дала мне взамен. Но мой друг Ренно говорит, что ты можешь прокатиться на грузовом корабле, правда, при этом ты не будешь много есть, но твоего рациона вполне хватит на то, чтобы не умереть с голода. Меню будет вполне стандартным.

Дункан осмотрел космопорт. Вокруг стояла деловая суета, казавшаяся мальчику хаотичной. Он не представлял себе, какой может быть жизнь на другой планете, в ином, незнакомом ему мире. Грузовой корабль выглядел старым и нисколько не впечатлял, но на нем можно вырваться отсюда, навсегда избавиться от Харконненов. Это была золотая птица, упавшая с неба прямо в руки.

Джейнис грубо взяла мальчика за руку и повела к погрузочной платформе. Раненое плечо отчаянно болело.

— Они везут подлежащие многократному использованию материалы и всякий утиль на перерабатывающие предприятия Каладана. Это вотчина Дома Атрейдесов, заклятых врагов Харконненов. Ты знаешь о вражде между этими Домами?

Дункан отрицательно покачал головой, и Джейнис рассмеялась.

— Ну конечно, ты не знаешь. Как может маленький грязный мышонок, вроде тебя, знать хоть что-то о Ландсрааде и Великих Домах?

Она остановила какого-то рабочего, который толкал перед собой подвеску, кое-как нагруженную каким-то хламом.

— Где Ренно? Скажи ему, что здесь Джейнис Майлем, которая хочет его видеть, причем немедленно.

Она взглянула на Дункана, который выпрямился и подобрался, стараясь пристойно выглядеть.

— Еще скажи ему, что я доставила обещанный груз.

Прикоснувшись к переговорному устройству, прицепленному к лацкану комбинезона, рабочий что-то произнес в микрофон. Не сказав ни слова Джейнис, рабочий направился дальше, толкая платформу к откатчику.

Дункан ждал, стараясь понять, чем занимаются люди в этом отсеке космопорта, Джейнис же хмурилась и явно не находила себе места. Правда, ждать пришлось недолго. Откуда-то появился неряшливо одетый человек, кожа которого была вымазана машинным маслом и блестела от выступавшего на ней жирно блестевшего пота.

— Ренно! — Джейнис помахала человеку рукой. — Сколько можно тебя ждать?!

Он подбежал, последовали долгий влажный поцелуй и страстное объятие, из которого Джейнис постаралась поскорее освободиться. Она указала рукой на Дункана.

— Вот он. Отвезешь его на Каладан. — Она улыбнулась. — Я не могла бы придумать лучшей мести, чем отправить этого мальчика прямо туда, где он доставит кое-кому меньше всего радости, да и кроме того, вряд ли им придет в голову искать его таи.

— Ты играешь в опасные игры, Джейнис, — сказал Ренно.

— Я обожаю игры. — Она сжала кулак и шутливо ткнула Ренно в плечо. — Смотри, никому не проболтайся.

Ренно изумленно вскинул вверх брови.

— Какой смысл возвращаться в этот вонючий порт, если в нем не будет тебя? Кто скрасит мое одиночество на топчане? Нет, мне нет никакого резона выдавать тебя. К тому же я все еще твой должник.

Перед тем как уйти, Джейнис присела на корточки и посмотрела в глаза юному Дункану Айдахо. Кажется, на этот раз в ее глазах появилось что-то похожее на сострадание. — Малыш, слушай меня внимательно. Я хочу, чтобы ты сделал следующее: когда прибудешь на Каладан, сойди с корабля и во что бы то ни стало постарайся попасть к самому герцогу Паулю Атрейдесу. Герцогу Атрейдесу. Скажи ему, что ты бежал от Харконненов и хочешь поступить к нему на службу.

Ренно еще выше вскинул брови и буркнул нечто нечленораздельное.

Лицо Джейнис сохранило твердость и полную уверенность в своих действиях. Она сыграет последнюю злую шутку с мальчишкой, которого она предала. Джейнис понимала, что у этого грязного, безвестного уличного бродяжки нет никаких шансов даже поставить ногу ни пол большого зала каладанского Замка. Но это не остановит мальчишку в его попытках сделать это, он будет повторять их из года в год…

Она уже одержала свою победу над Харконненами, похитив мальчишку, отняв его у охотников Раббана и лишив его жестокого удовольствия. Джейнис, узнав, что мальчика отвезли в лес, предприняла отчаянные усилия, чтобы найти его, похитить и отправить к злейшим врагам Харконненов. Что будет с мальчиком дальше, было ей абсолютно безразлично, но женщина забавлялась, представляя себе, сколько мучений и разочарований переживет Дункан, прежде чем оставит свои попытки пробиться к герцогу.

— Пошли, — грубо сказал Ренно, потянув Айдахо за руку. — Я найду тебе место на грузовой палубе, где ты сможешь спать и где тебя никто не найдет.

Дункан не оглянулся на Джейнис. Может быть, она ждала, что он попрощается с ней или поблагодарит за спасение, но он не стал делать ни того, ни другого. Она помогла ему не потому, что хотела позаботиться о нем, и не из раскаяния. Нет, он не станет унижаться перед ней, он не простит ей убийства своей семьи. Странная женщина.

Он зашагал на погрузочную платформу, глядя прямо перед собой, не зная даже, куда идет. Бездомный сирота, не знающий, что будет с ним дальше, Дункан шагал в неизвестность…

* * *
Ренно не позаботился об удобствах для Дункана и кормил его из рук вон плохо, но зато оставил в покое. Мальчик больше всего нуждался в восстановлении сил, отдыхе, ему нужно было несколько дней, чтобы рассортировать воспоминания, избавиться от одних и приучиться жить с теми, от которых избавиться невозможно.

Он спал один, как крыса в норе, в грузовом отсеке разбитого грузового корабля. Вокруг был один металл и всякий хлам, подлежащий утилизации. Мягких вещей не было, но он ухитрялся засыпать даже на пахнущем ржавчиной железном полу, прижавшись спиной к металлической холодной балке. Наступило самое спокойное время в его жизни.

Корабль между тем приближался к Каладану, где скоро он окажется один, без единого друга в чужом и враждебном мире. Дункан был внутренне готов ко всему. Жажда мести, сильная, как инстинкт, толкала его вперед; ничто не сможет отклонить его от избранной цели.

Теперь осталось лишь найти герцога Пауля Атрейдеса.

*** 

===

~ ~ ~
История позволяет нам понимать очевидное, но, к несчастью, слишком поздно.

Принц Рафаэль Коррино
Увидев грязные, всклокоченные черные волосы Лето, покрытый пылью костюм и струйки пота на лице, Ромбур не мог удержаться от смеха. Он не хотел оскорбить Лето своим ответом, но, кажется, принц не смог поверить в абсурдную историю, рассказанную другом.

— Черти Вермиллиона! Тебе не кажется, что ты немного преувеличиваешь, ну, признайся, что это так, Лето?

Ромбур пересек комнату и подошел к широкому окну. На полках и в углублениях стен кабинета принца находились образцы его богатой коллекции минералов — предмета гордости и восторга наследника Верниусов. От своих минералов, кристаллов и гемм Ромбур получал гораздо больше радости, чем от преимуществ своего положения графского наследника. Принц мог бы приобрести за деньги самые изысканные образцы, но предпочитал самостоятельно разыскивать камни в пещерах и скальных коридорах.

Но при всей своей страсти к познанию и поиску Ромбур, впрочем, как и вся семья Верниусов, оставался в полном неведении относительно брожения среди рабочих. Теперь Лето понял, почему старый герцог всегда настаивал на том, чтобы его сын понимал своих подданных и знал настроения народа.

— Мы правим только благодаря терпению наших подданных, мой мальчик, — говорил сыну Пауль, — хотя, к нашему счастью, большинство населения этого просто не понимает. Но если ты хороший правитель, то твой народ никогда не вздумает оспорить твое право на власть.

Было похоже, что известие, принесенное растрепанным другом, повергло Ромбура в растерянность. Молодой человек внимательно смотрел на массу рабочих, деловито копошащихся далеко внизу. Все было спокойно и безмятежно, как всегда. Ничто не предвещало беды.

— Лето, Лето…

Принц выставил вперед короткий толстый палец, указывая на очевидно довольную жизнью массу, которая работала внизу с прилежанием пчел.

— Субоиды не способны самостоятельно решить даже, что им съесть на обед, — продолжал Ромбур. — Еще меньше способны они к стачке или бунту. Для этого надо быть более инициативными.

Тяжело дыша, Лето отрицательно покачал головой. Пряди волос прилипли к его потному лбу. Он испытывал еще большее потрясение от того, что сейчас сидел в удобном анатомическом кресле в комфортабельных покоях наследного принца Верниуса. Спасая свою жизнь, юный Атрейдес руководствовался только инстинктом самосохранения. Теперь же, пытаясь успокоиться. Лето чувствовал, как бешено колотится его сердце. Схватив с подноса Ромбура стакан кислого цидритного сока, Лето жадно отпил большой глоток.

— Я говорю только о том, что видел своими глазами, Ромбур, к тому же я не склонен воображать опасность. Я слишком часто сталкивался с реальными опасностями, чтобы не уметь отличить их от воображаемых.

Лето, подавшись вперед, вперил горящий взор в лицо друга.

— Я еще раз говорю тебе, что происходит что-то неладное. Субоиды говорили о свержении Верниусов, уничтожении всего, что вы создали на Иксе, и о взятии власти в свои руки. Они готовы к насилию.

Ромбур все еще колебался, словно ждал, что друг сейчас произнесет окончательный вывод, но Лето молчал.

— Ну хорошо, я расскажу об этом отцу. Ты изложишь ему свою версию событий, и, я надеюсь, он разберется в ситуации.

Лето понуро опустил плечи. Что, если граф Верниус обратит внимание на проблему, только когда станет слишком поздно?

Ромбур отряхнул пурпурную тунику от воображаемой пыли, улыбнулся и задумчиво почесал голову. Для него было большим испытанием снова касаться неприятного предмета, он был искренне расстроен.

— Но если ты был внизу. Лето, то, без сомнения, видел, что мы заботимся о субоидах. Им дают пищу и кров, у них есть семьи, работа. Конечно, мы забираем львиную долю прибыли, но таков порядок вещей. Так уж устроено наше общество. Но мы не угнетаем наших рабочих и хорошо с ними обращаемся. На что они могут жаловаться?

— Может быть, они сами смотрят на это по-иному, — сказал Лето. — Физическое угнетение — не единственная форма притеснения.

Ромбур, просияв, протянул Лето руку.

— Пойдем, друг мой. Эта тема может придать новый ракурс нашим занятиям по политическому устройству. Можно использовать то, что ты рассказал, для построения некой гипотетической модели.

Лето последовал за Ромбуром. Слова друга не отвлекли его, а скорее еще больше расстроили. Он боялся, что иксианцы никогда не сумеют посмотреть на проблему иначе, чем на предмет политической дискуссии.

* * *
Граф Доминик Верниус правил своей промышленной империей с самого верхнего этажа Гран-Пале. Граф, рослый, могучего телосложения мужчина, расхаживал по прозрачному полу своего Сферического Кабинета, который, подобно хрустальному шару, свисал с потолка исполинской пещеры.

Пол и стены кабинета были сделаны их листов иксианского стекла, соединенных между собой без швов и искривлений. Было такое впечатление, что граф парит в воздухе над своими владениями. Временами Доминик чувствовал себя божеством, надзирающим за своей вселенной. Мозолистой ладонью он провел по свежевыбритой голове, ощутив легкое покалывание от бодрящего лосьона, которым пользовалась Шандо, массируя голову мужа.

Дочь Кайлея сидела в подвесном кресле и внимательно следила за отцом. Обычно Доминик благосклонно относился к ее интересу к делам Икса, но сегодня он был слишком сильно поглощен свалившимися на него неприятностями и не хотел тратить время на бесплодные дискуссии. Он стряхнул воображаемые пылинки со свежевыстиранной безрукавки и вернулся к серебристому столу, покрытому блестящей амальгамой.

Кайлея продолжала молча смотреть на отца, воздерживаясь от советов, хотя она прекрасно понимала суть проблемы, с которой неожиданно столкнулся Дом Верниусов.

Доминик не надеялся, что старый Руди спокойно смирится с потерей налоговых поступлений из-за усовершенствования лайнеров, построенных на Иксе. Нет, император, несомненно, найдет способ, как превратить простое техническое решение в повод для личной конфронтации, но Доминик не имел ни малейшего представления, каким окажется возмездие и в какой форме оно последует. Эльруд славился своей непредсказуемостью.

— Его всегда надо опережать на один шаг, — сказала Кайлея. — В этом ты всегда был силен.

Дочь вспомнила, как хитро отец умыкнул наложницу Шандо прямо из-под носа старого императора. Да, Эльруд никогда не забудет и не простит. Слова дочери выдавали ее возмущение. Она бы с гораздо большим удовольствием росла на благодатном Кайтэйне, чем в этом подземном царстве.

— Я не могу опередить его даже на полсантиметра, потому что не знаю, в каком направлении последует удар, — ответил Доминик. Казалось, что он парит в воздухе, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз. Спирали Гран-Пале нависали над его головой, а под ногами, казалось, был только воздух.

Кайлея разгладила кружева на платье, поправила прическу и, склонившись вперед, принялась изучать отчеты о перевозках и ценовые манифесты, надеясь найти лучшее решение для распределения по вселенной иксианских технологий. Доминик не думал, что дочь справится с этой проблемой лучше, чем опытные эксперты, но пусть девочка получит удовольствие. Во всяком случае, ее идея о распространении по миру иксианских машин, обучающих боевым искусствам, через черный рынок была поистине гениальной.

Доминик помолчал. На его лице появилась задумчивая грустная улыбка, длинные усы опустились, погрузившись в глубокие складки в углах рта. Его дочь была поразительно хороша, это будет настоящим украшением какого-нибудь могущественного владетельного Дома. Но она к тому же чертовски умна. Кайлея вообще была странной помесью: она была очарована придворными играми, стилем и великолепием Кайтэйна, но одновременно она же весьма серьезно вникала в дела Дома Верниусов. Даже в таком нежном возрасте она понимала, что сила женщины, ее ключевая роль состоит в умении воздействовать на закулисные пружины политики если, конечно, она не станет Сестрой Бене Гессерит.

Доминик не думал, что его дочь поняла мотивы Шандо которая оставила императорский двор и последовала за Верниусом на Икс. По какой причине любовница самого могущественного человека на свете добровольно оставила пышный императорский двор и отправилась с обветренным героем войн в его подземное царство? Временами Доминик и сам поражался этому, но его любовь к Шандо не знала границ, а она сама часто говорила, что ни минуты не жалеет о своем решении.

Кайлея представляла собой разительный контраст с матерью во всем, кроме красоты. Молодая женщина вряд ли могла чувствовать себя комфортно, постоянно одеваясь в самые изысканные и красивые наряды, но Кайлея всегда одевалась роскошно, словно боясь упустить свой единственный шанс. Казалось, таким способом она выражает свое негодование по поводу упущенных возможностей и при первом же удобном случае с гораздо большим удовольствием отправилась бы на Кайтэйн под крылышко влиятельного опекуна в императорском дворце. Старый Верниус замечал, что дочь охотно забавляется в компании двойняшек посла Пилру. Выйдя замуж за одного из братьев, Кайлея могла бы поехать на Кайтэйн в качестве жены посла при императорском дворе. Но К'тэр и Д'мурр были предназначены для службы в Космической Гильдии; скоро им предстоял экзамен, и, в случае успешной сдачи, они через неделю навсегда покинут Икс. Кроме того, Доминик надеялся, что сможет найти для своей единственной дочери более подходящую партию.

Может быть, это будет Лето Атрейдес.

На стене желтым светом мигнула телекамера, прервав течение мыслей старого Верниуса. Поступило важное сообщение, оформившее странные тревожащие слухи, распространявшиеся в обществе, как яд в сосуде с водой.

— Что? — рассеянно спросил он у Кайлеи. Дочь встала и, не говоря ни слова, подошла к отцу и, встав рядом, принялась читать бегущую строку сообщения. Изумрудные глаз девушки сузились.

Едва уловимый запах духов и блеск гребней в бронзовых волосах девушки заставили Доминика улыбнуться отеческой улыбкой. Маленькая леди, молодая деловая женщина.

— Ты уверена, что хочешь забить себе голову еще и этим, дитя мое? — спросил он, от души желая уберечь ее от суровой действительности. Отношения с рабочими были гораздо труднее, чем поиск самых передовых технических решений. Кайлея в ответ только с раздражением посмотрела на отца. Как можно задавать такие несуразные вопросы?

Сейчас Доминик читал подробности того, что услышал сегодня утром, хотя он до сих пор не мог полностью поверить в то, что якобы видел и слышал Лето Атрейдес. Возмущение зарождалось в глубине производственных помещений, в цехах заводов, там, где субоиды начали выражать недовольство своей участью. Положение было беспрецедентным.

Кайлея глубоко вздохнула, стараясь привести в порядок нахлынувшие мысли.

— Если субоиды так недовольны, то почему они не выбрали представителя и не вступили с нами в переговоры, предъявив свои требования?

— Они просто ворчат, дитя мое. Субоиды утверждают, что их заставляют собирать машины, которые являются нарушением запретов, установленных Джихадом Слуг, и они не желают заниматься святотатственным делом.

Сообщение закончилось, экран из амальгамы потемнел и погас. Кайлея уперла руки в бока. Юбки громко зашуршали, когда девушка принялась расхаживать по кабинету.

— Откуда они набрались таких смехотворных идей? Как субоиды вообще смогли осмыслить всю сложность тех операции, которые совершают механически? Их выводили и обучали на иксианских предприятиях. Кто вложил в их головы эти разрушительные идеи?

Доминик покачал сверкающей лысиной. Дочь задала очень хороший вопрос.

— Ты права, субоиды не могли дойти до такого своим Умом.

Кайлея продолжала возмущаться:

— Неужели они не понимают, как много мы им даем? Как многим мы их обеспечиваем и как дорого все это стоит? Я просматривала выплаты и премии. Субоиды просто не понимают, насколько хорошо они живут по сравнению с рабочими на других планетах. — Кайлея покачала головой, уголки рта опустились в скорбной гримасе. Она посмотрела на промышленную панораму, расстилавшуюся под ее ногами. — Может быть, их стоит свозить на Арракис или на Гьеди Первую. Тогда они перестанут жаловаться на Икс.

Однако Доминик не желал упускать главную тему разговора.

— Субоиды выведены как раса с пониженным уровнем интеллекта. Они пригодны только для механического выполнения четко поставленной узкой задачи, предусмотрено, что они выполняют работу, не жалуясь на условия. Это часть их ментальности. — Он принялся вместе с дочерью рассматривать рабочих, занятых строительством нового лайнера Гильдии. — Может быть, наши биоконструкторы что-то просмотрели, упустили что-то важное? Имеют ли субоиды свою точку зрения на события? Понимание определения мыслящей машины требует довольно обширных знаний и достаточного уровня интеллекта, но здесь могут быть белые пятна…

Кайлея отрицательно покачала головой и похлопала рукой по кристаллическому блокноту.

— Наши ментаты и советники-юристы очень щепетильны и придирчивы во всем, что касается ограничений Джихада, а методы контроля качества продукции у нас очень эффективны. Мы стоим на твердой почве, и они могут доказать любое наше утверждение.

Доминик задумчиво пожевал нижнюю губу.

— У субоидов не может быть конкретных обвинений в наш адрес, поскольку нет никаких нарушений предписаний Джихада. Во всяком случае, мы никогда намеренно не преступали границ. Никогда.

Кайлея внимательно посмотрела на отца, потом снова перевела взгляд на рабочих внизу.

— Может быть, тебе стоит послать капитана Жаза с командой. Пусть они перероют все камни внизу, просмотрят всю документацию и покажут субоидам всю беспочвенность их жалоб.

Доминик обдумал эту мысль.

— Конечно, я не хочу быть слишком жестким по отношению к рабочим. Я не желаю никаких репрессий и бунтов. С субоидами должны обращаться, как всегда, хорошо.

Он встретил взгляд дочери, это был взгляд взрослого человека.

— Да, — проговорила Кайлея, и в ее голосе прозвучали стальные нотки. — Так они работают намного лучше.

***  

===

~ ~ ~
Подобно знанию своего бытия, Сиетч представляет собой твердую основу, опираясь на которую ты выходишь в мир и во вселенную.

Фрименская мудрость
Пардот Кинес был настолько очарован фрименской культурой, религией и повседневным бытом, что совершенно забыл о спорах о его жизни и смерти, которые бушевали в Сиетче. Наиб Хейнар сказал Пардоту, что тот может разговаривать с людьми, рассказывая им о своих идеях, и Кинес разговаривал, пользуясь любой возможностью.

Весь лунный месяц фримены шепотом обменивались мнениями в маленьких пещерах и подвалах или перекрикивались за столами, сходясь на принятые у старейшин Сиетча встречи. При этом некоторые очень горячо сочувствовали словам странного пришельца.

Хотя судьба его не была до сих пор решена, Кинес и не думал даром терять время. Добровольные проводники водили его по Сиетчу, показывая все, что, по их мнению, могло вызвать у гостя интерес, но планетолог, к удивлению многих, перестал задавать вопросы о женщинах, работавших в мастерских, производящих защитные костюмы, о стариках, пополнявших запасы воды, или о высохших старухах, возившихся у солнечных печей или очищавших от металлической стружки точильные круги.

Такая бурная жизнь за запечатанными входами в пещеры изумляла Кинеса. Одни рабочие мяли остатки пряности, добывая из нее топливо, другие заквашивали волокна меланжи. Ткачи за своими механическими станками использовали собственные волосы, длинный мех крыс-мутантов, клочки пустынного хлопка и даже полоски кожи диких животных для изготовления необыкновенно прочной ткани. Были здесь и школы, в которых юных фрименов учили жизни в пустыне и навыкам смертельных, беспощадных поединков.

Однажды утром Кинес проснулся свежим и полным сил, прекрасно выспавшись на циновке, брошенной прямо на жесткий пол пещеры. Это было неудивительно: за свою жизнь Кинесу не один раз приходилось ночевать на голой земле под открытым небом. Планетолог умел отдыхать практически в любых условиях. На завтрак он ел обезвоженные фрукты и сухие лепешки, которые фрименские женщины готовили в термальных печах. На щеках Кинеса пробилась густая, песочного цвета щетина.

Молодая женщина по имени Фриетх принесла ему поднос с приправленным пряностью кофе, налитым в изукрашенную орнаментом чашу. Сервируя стол, женщина, как обычно, держалась скромно, опустив долу интенсивно окрашенные в синий цвет глаза. Кинес не думал о том внимании, которое оказывает ему эта женщина, до тех пор пока кто-то шепотом не сообщил ему:

— Это незамужняя сестра Стилгара, одного из тех, чью жизнь ты спас в схватке с харконненовскими собаками.

У Фриетх были приятные черты лица и гладкая загорелая кожа. Если бы она высвободила волосы из водяных колец, то ее локоны достали бы до пояса. Манеры ее были исполнены спокойствия, но в глазах таилось знание неведомого для Кинеса, что, впрочем, вообще отличало фрименов. Она бросалась выполнять любое, самое малое желание Кинеса даже тогда, когда он и сам еще не понимал, чего именно он хочет. Ему следовало бы заметить, насколько она красива, но он был слишком сильно поглощен исследованием всего нового, что привлекло его внимание в Сиетче.

Кинес допил бодрящий напиток, на дне остался только волокнистый осадок. Кинес достал свой электронный блокнот, чтобы занести в него свои наблюдения и некоторые посетившие его идеи. В этот момент послышался какой-то шум, и в дверном проеме показалась жилистая фигура Тьюрока.

— Я готов возить тебя туда, куда ты пожелаешь, планетолог, до тех пор, пока ты находишься здесь, в Сиетче Красной Стены.

Кинес согласно кивнул и улыбнулся, невзирая на то, что это предложение прозвучало довольно двусмысленно: он окончательно превращался в пленника. Они не стали ограничивать его любознательность. Просто было ясно, что он никогда не покинет Сиетч живым до тех пор, пока не будет решено окончательно и полностью поверить ему. Если он присоединится к ним и станет членом общины, то от него не может быть никаких тайн, если же будет решено казнить его, то можно ли опасаться предательства со стороны мертвеца?

Незадолго до этого Кинес осмотрел туннели, хранилища пищи, охраняемые запасы воды и даже кладбище Хуануй. Очарованный, он наблюдал жизнь семейных групп, этих закаленных мужей пустыни, каждый из которых имел по нескольку жен. Он видел, как все эти люди молились Шаи-Хулуду. Планетолог начал даже составлять очерк описания устройства жизни и быта этой своеобразной культуры — культуры Сиетча. Однако потребовались бы десятилетия упорного труда, чтобы во всех тонкостях постичь оттенки жизни и обычаев Сиетча. Родственные связи считались здесь от давно умерших предков, которые состояли в сложных родственных отношениях с ныне живущими.

— Мне хотелось бы подняться на вершину скалы, — сказал Кинес, вспомнив о своих обязанностях имперского планетолога. — Если бы мы сумели достать часть оборудования с моего вездехода — я надеюсь, вы сохранили его? — то я установил бы здесь метеорологическую станцию. Это жизненно необходимо: начать собирать систематические данные о климате, то есть об изменениях температуры, влажности воздуха и направлениях ветра. Причем устраивать такие станции надо в самых глухих местах.

Тьюрок посмотрел на него взглядом полным удивления и недоверия. Потом пожал плечами.

— Как тебе угодно, планетолог.

Зная о разговорах, которые вели старейшины об этом человеке, Тьюрок был настроен достаточно пессимистично. Судьба пришельца была практически решена. Конечно, он большой энтузиаст, но нельзя сказать, что он очень умен. Зачем ему тратить силы и продолжать никому не нужную работу? Но если это доставит ему радость в его последние дни…

— Пойдем, — заговорил Тьюрок. — Надень защитный костюм.

— О, зачем, ведь мы выйдем всего на несколько минут.

Тьюрок покосился на инопланетянина. У него был суровый взгляд, который заставлял юношу выглядеть старше своих лет.

— Каждый выдох в этом случае станет пустой тратой воды. Мы не настолько богаты, чтобы попусту разбазаривать воду.

Пожав плечами, Кинес принялся облачаться в свой покрытый складками, блестящий костюм, неуклюже застегивая все замки и застежки. Подавив тяжкий вздох, Тьюрок стал помогать планетологу, объясняя, как наилучшим образом извлечь пользу от ношения защитного обмундирования.

— Ты купил вполне приличный костюм. Это фрименская работа, — наставительно изрек молодой человек. — По крайней мере его ты выбрал удачно.

Кинес последовал за Тьюроком к складу, в котором хранился вездеход. Фримены сняли с машины ненужные, по их мнению, безделушки, а оборудование разложили по ящикам, расставленным по полу пещеры. Не было сомнения, что обитатели Сиетча думали о том, как использовать эти приспособления для своих нужд.

Они все еще хотят меня убить, думал Кинес. Неужели они не слышали ни одного слова из того, что я говорил? Странно, но мысль о скорой смерти не вызвала ни депрессии, ни страха. Он просто принял во внимание такую возможность, и принял ее как вызов. Он не сдастся, слишком многое еще предстоит сделать. Надо заставить их понять.

Среди кучи всякого барахла он нашел климатическую установку и взял ее в руки, но не сказал ни слова по поводу отношения жителей Сиетча к его вещам. Он знал, что для фрименов характерна общественная психология. Любая вещь, принадлежащая члену общины, принадлежала одновременно всей общине. Кинес провел всю свою сознательную жизнь в одиночестве и привык полагаться только на свои силы, не рассчитывая на помощь, и поэтому ему было трудно воспринимать фрименскую ментальность. Тьюрок не предложил свою помощь, он повел Кинеса вверх по крутой лестнице, ступени которой были грубо вырублены в скале. Кинес тяжело дышал, но не жаловался. Его проводник огибал каменные завалы, водяные ловушки и герметичные дверные заслонки. Иногда Тьюрок оглядывался, чтобы удостовериться, что планетолог следует за ним, а потом снова ускорял шаг.

Наконец они вышли из расщелины на усеянную щебнем вершину. Юный фримен отступил в тень, стараясь беречь влагу в прохладном месте, Кинес же вышел на открытое солнце. Все камни вокруг имели красновато-медный оттенок покрывавшего их лишайника. Хороший знак, подумал Кинес. Это след присутствия биологической системы.

Планетолог внимательно, до боли в глазах вглядывался в бескрайний простор Большого Бассейна. Кинес видел дюны, беловато-серые от примеси раздробленной скальной породы или коричневатые, если в их составе преобладал окисленный песок.

Виденные Кинесом песчаные черви и кишевший в песке пустынный планктон вселяли в планетолога уверенность в том, что на Дюне есть основа сложной и богатой экосистемы. Было ясно, что потребуется несколько толчков в нужном направлении, чтобы заставить цвести этот уснувший край.

Фрименский народ сможет это сделать.

— Имперский человек, — сказал Тьюрок, выйдя из тени, — на что ты смотришь с таким вниманием и что ты видишь в этой пустыне?

Кинес, не оборачиваясь, ответил:

— Я вижу безграничные возможности.

* * *
В запертом помещении в самой глубине Сиетча иссохший от старости Хейнар вел заседание Совета Старейшин, сидя во главе длинного каменного стола. Он отчужденно наблюдал за перебранкой старейшин, сверкая своим единственным глазом.

— Мы знаем о лояльности этого человека, — говорил один из стариков, Джерат. — Он работает на Империю. Мы видели его досье. Он находится на Дюне в качестве гостя Харконненов.

В мочке уха Джерата блестела серебряная серьга, снятая с контрабандиста, которого он убил в поединке.

— Это ничего не значит, — возразил другой старик, Адиид. — Разве мы, фримены, не надеваем другую одежду и другие маски, когда того требуют обстоятельства, и не притворяемся, что прекрасно себя чувствуем в чужом наряде? Ты лучше других должен знать, что о человеке нельзя судить только по его внешности.

Гарнах, изможденный, с длинными седыми волосами старик, сидел за столом, подперев подбородок костлявым кулаком.

— Меня больше всего бесят эти три молодых идиота. Что сделали после того, как этот человек помог им расправиться с шестерыми харконненовскими храбрецами? И что они должны были сделать? Любой здравомыслящий взрослый на их месте отправил бы планетолога вслед за этими червями, хотя и не без сожаления. Но это надо было сделать. — Он тяжело вздохнул. — Но они слишком молоды, неопытны и неважно обучены. Их ни за что нельзя было отпускать в пустыню одних.

Хейнар раздул ноздри.

— Не следует принижать этих юношей, Гарнах. На них легло моральное обязательство. Пардот Кинес спас им жизнь. Даже такие нахальные молодые люди, как эти трое, не могут не чувствовать бремя воды, которой они обязаны другому человеку.

— Но что ты скажешь о бремени ответственности, которая возложена на них по отношению к Сиетчу Красной Стены и его народу? — настаивал на своем длинноволосый Гарнах. — Неужели долг обыкновенному чиновнику Империи перевешивает долг перед нами?

  Читать  дальше ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 99 | Добавил: iwanserencky | Теги: книга, чужая планета, будущее, Дом Атрейдесов, литература, Вселенная, люди, Хроники, книги, Будущее Человечества, миры иные, писатели, слово, Кевин Андерсон, Хроники Дюны, фантастика, Брайан Герберт, ГЛОССАРИЙ, текст, проза, из интернета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: