Главная » 2023 » Ноябрь » 6 » Дюна: Пол. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 437
21:37
Дюна: Пол. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 437

***

***

***

 

Формам необходимо следовать неукоснительно. От этого зависит жизнь и смерть нашей цивилизации.

Правила Великой Конвенции в приложении к войне убийц            

 

С внезапным прибытием кораблей Атрейдеса с тысячами хорошо обученных и тяжеловооруженных солдат эрцгерцог Арманд получил под свое начало готовые к бою планетарные силы, удвоившие его собственную военную мощь. Вместе два полководца имели реальные шансы наголову разгромить Грумман.

Но сначала надо было выиграть битву на Икаце, битву, которую эрцгерцог не планировал и которой не ожидал. Нельзя было рисковать захватом планеты мятежниками в отсутствие эрцгерцога Арманда и герцога Лето.

На секретном военном совете, созванном в отобранном у мятежников дворце, эрцгерцог дрожал от слабости, вызванной горем и незажившей еще раной. Голос его звучал надтреснуто и хрипло, напоминая звук холодного ветра, шевелящего голые ветви опавших деревьев.

– Я не собирался вести гражданскую войну.

Гарни в довольно развязной позе сидел в большом резном деревянном кресле, но эта поза не была знаком легкомыслия, а всего лишь готовностью в любой момент вступить в схватку.

– Зато Видал планировал ее давно, и теперь это совершенно очевидно, – сказал Гарни. – Сегодня утром разведчики обнаружили в Элакке расположения воинских формирований и систему укреплений. Поверьте мне, такие укрепления не строятся за одну ночь. Вы доказали всем, что он лжец хотя бы тем, что вы живы, милорд.

Лето озабоченно покачал головой:

– Если бы он выждал еще немного, то его предательство не было бы таким очевидным.

Арманд тяжело вздохнул:

– Видал легкомысленно решил, что я наверняка убит. Теперь, когда он на всю планету объявил об этом, то как сможет он объяснить мое возвращение?

Гарни коротко рассмеялся.

– Этот человек очень плохой вождь, если считает, что все его планы обязательно должны исполниться.

– И теперь из-за этого начнется большое кровопролитие. – Эрцгерцог опустил голову, отчего на лоб его упали пряди длинных седых волос. – Но почему за ним последовало так много моих людей? Его обман ясен и очевиден. Может быть, он сочинил какую-то легенду, чтобы посеять сомнения среди подданных? Может быть, он сказал им, что я – лицедел? Или он просто ничего им не сказал?

– Более всего вероятно последнее, – задумчиво произнес Лето. – Но простым солдатам не пристало лезть в политические хитросплетения. Их дело – выполнять приказы.

Уитмор Бладд сидел за столом с противоположной стороны, немного поодаль от эрцгерцога. Мастер меча был бледен, но старался вести себя вызывающе и проявлял нехарактерную для него прежде кровожадность:

– Мы сокрушим мятежников, не важно, какой ценой. Икац скоро снова будет полностью под вашей властью, милорд. После этого мы сможем двинуться на Грумман. Это лишь вопрос времени, когда мы получим голову Хундро Моритани. Клянусь вам в этом, милорд. – Эрцгерцог медленно кивнул, не поднимая отяжелевшей от раздумий и страданий головы.

– Да, но наш путь к победе может оказаться тернист. Как я могу смириться с кровавой войной против собственного народа, обманутого одним предателем?

– Может быть, нам и не придется развязывать полномасштабную гражданскую войну, – сказал Лето. – Да, наши армии могут сокрушить элаккских мятежников, но будет непозволительной роскошью позволить лучшим Икацским бойцам перерезать друг другу глотки.

– Но есть ли у нас выбор? Сейчас наше дело рассматривается в суде Ландсраада. Вы предлагаете ждать решения Кайтэйна, а в это время Видал будет укреплять свои позиции. При этом каждый день задержки будет на пользу виконту Моритани, который так же усилит оборону Груммана.

Лето, казалось, внимательно изучал текстуру сандаловой столешницы.

– Мы привели сюда мою армию и соединили ее с вашей для того, чтобы немедленно двинуться на Грумман. Теперь, когда Видал понял, что мы имеем над ним подавляющее преимущество, он решит, что мы начнем против него большую войну и не будем проводить точечные операции, как того требует Великая Конвенция. Видал никогда не заявлял о своем вступлении в войну убийц, но тем не менее он в ней участвовал. Виконт Хундро Моритани просто наплевал на правила ведения такой войны. – Лето скрестил руки на груди, лицо его стало жестким, взгляд сосредоточенным. – Но нам этого делать не следует. Другие нарушили правила войны убийц, но это не значит, что мы получили карт-бланш делать то же самое. Одно преступление не оправдывает другое, особенно когда речь идет об эмоциональных всплесках, столь характерных для междоусобных войн.

Гарни понял, куда клонит Лето.

– Надо соблюдать формальности, – громко и отчетливо произнес трубадур своим звучным голосом.

Утомленный физическим и душевным недомоганием, эрцгерцог, однако, не сразу понял, о чем идет речь.

– Так что вы предлагаете, мой друг?

– Я предлагаю опрокинуть их расчеты. Они решили, что мы готовимся к полномасштабной гражданской войне, и готовы защищаться от нападения крупных военных сил. Но мы должны показать им, что        ведем только и исключительно войну убийц. Мы и будем использовать убийц. Оборонительные линии и фортификационные сооружения могут защитить от наступления армии, но любую оборону могут преодолеть один-два хорошо обученных диверсанта.

– Это сделаю я, – сказал Гарни. – Оранжевая Католическая Библия гласит: «Праведен мой Господин, и враги моего Господина – враги Бога».

– Я лично должен пролить кровь моего врага, – произнес эрцгерцог.

– Вы не можете идти, Арманд. – В голосе Лето прозвучало неподдельное сострадание, хотя он и понимал, что констатирует очевидность. – Я пойду вместо вас. Я и Гарни будем убийцами.

– И я, – подал голос Уитмор Бладд. – Во имя чести Дома Икаца и моего господина эрцгерцога, позвольте и мне участвовать в уничтожении наших врагов.

Однорукий Арманд не желал признаваться даже самому себе в своей слабости, но отрицать очевидное он не мог.

– Нет, вы останетесь здесь, мастер меча. Мне тоже нужна служба безопасности. Мы еще не закончили обыск дворца и не прочесали городов. Вы нужны мне здесь.

Бладд почувствовал себя униженным этим ответом, полагая – и, возможно, справедливо, подумал Лето, – что эрцгерцог напомнил ему о его неудаче.

– Но, милорд, вы не можете послать аристократа выполнять такую кровавую работу. Герцог не должен подвергать свою жизнь ненужной опасности.

– Да, не должен, – сказал Лето, – но, как бы то ни было, я это сделаю. Я не так уж беззащитен. Спросите Гарни или Дункана Айдахо. Они – мои лучшие бойцы и многому меня научили.

Гарни кивнул.

– Герцог Лето в первую очередь аристократ и редко позволяет себе участие в рукопашных схватках, но он превосходный боец. Он побеждает даже меня в одной схватке из десяти.

– В четырех из десяти, Гарни.

Шрам на лице Холлика слегка покраснел.

– Не мне спорить с вами, мой герцог.

Арманд задумался.

– Мы предпримем отвлекающий маневр, будем продолжать наращивать военные приготовления, как будто действительно собираемся всеми силами обрушиться на Элакку. Шпионы Видала сами укрепят его в такой уверенности. Он не будет ожидать нападения со стороны нескольких человек, хотя именно этого требуют правила ведения войны убийц.

– Мы с Гарни составим план и при первой же возможности проникнем на Элаккский континент.

===

Если человек попадает в тяжелое положение, то что в нем проявляется – доброта или жестокость? Этим выбором определяется характер.

Герцог Лето Атрейдес

 

Стоя рядом с Суэйном Гойре на плоской крыше самой высокой башни монастыря, Дункан оглядывал крутые, заросшие джунглями холмы. Устроенные на склонах холмов террасы зеленели садовыми посадками.

На башню вместе с мужчинами поднялась одна из сестер-затворниц и принялась раскладывать корм в птичьи кормушки. Похоже, сестры решили устроить фруктово-злаковый пир для больших черных ястребов. Дункану подумалось, что эти птицы легко находят добычу в джунглях. Видимо, монахини задумали сделать хищников вегетарианцами. Потом до Дункана дошло, что зерна и фрукты служат приманкой для мелких пташек, которые уже и становятся добычей хищных птиц. Ястребы кружили высоко в небе маленькими, едва заметными на фоне облаков точками, откуда стремительно пикировали в густые джунгли.

Гойре отгородился от Дункана молчаливой сдержанностью, которую носил, как носят теплый грубый плащ в холодную погоду. Дункан плохо помнил и был едва знаком с этим человеком, ибо, когда Гойре служил при дворе Атрейдесов, сам Дункан учился в школе мастеров меча на Гинаце. Именно в то время Гойре стал капитаном герцогской гвардии. Дункан знал только о проступке этого человека и довольствовался этим.

Гойре наконец заговорил:

– Пол сильно напоминает мне маленького Виктора. Тоже очень похож на отца.

– Я почти не знал Виктора. Он погиб к тому времени, когда я вернулся с Гинаца.

Внешне Гойре никак не отреагировал на ответ Дункана, несмотря на резкость его слов.

– Нет, а я очень хорошо знал мальчика. Я видел его ежедневно, с самого утра и до вечера. Я был его телохранителем, но не справился со своими обязанностями.

– Пола охраняю я, – сказал Дункан.

У Гойре были усталые красные воспаленные глаза.

– У меня не было намерения причинить вред Виктору, но мы же знаем, что неудача превращает в пустяк любые благие намерения. Действие и результат. Только это имеет значение.

Оба снова надолго замолчали, глядя на круживших в поднебесье ястребов, на зеленые холмы, протянувшиеся до самого горизонта, на серое пустое небо. Далеко, почти на горизонте, Дункан рассмотрел какие-то воздушные суда, летавшие где-то возле прибрежных городов.

– От чего или от кого ты защищаешь Пола? – спросил наконец Гойре. – Какое отчаяние привело вас сюда? Обычная междоусобица не может требовать таких крайних мер.

Вздохнув, Дункан рассказал о кровавой вражде между виконтом Моритани и Икацом, в которую вмешался Дом Атрейдесов. Когда Дункан замолчал, старый гвардеец спросил:

– Ты думаешь, что опасность до сих пор не миновала? Подозреваешь, что к Полу могут подослать новых убийц?

– Виконт Моритани задумал убить сына герцога, хотя и не знаю, какую причину измыслил его извращенный ум. Пол жив, и я хочу, чтобы так было и впредь. Пока буду сохранять бдительность.

– Но сейчас в этом нет никакого смысла для грумманцев, ведь Пол невинное дитя.

– Все это не имело смысла с самого начала, но тем не менее попытка убийства была совершена. Между прочим, Илеса тоже была ни в чем не виновата.

Гойре многозначительно кивнул. Оба смотрели теперь на серебристые самолеты, приближавшиеся к монастырю. Обтекаемые воздушные суда стремительно скользили над зеленым балдахином джунглей. Отсюда, с удобного наблюдательного пункта, эти корабли казались такими же маленькими, как кружившие в небе ястребы. Через несколько мгновений послышался рев моторов.

Гойре напрягся.

– До сих пор мне ни разу не приходилось видеть здесь таких кораблей. Мы получаем мало…

Но Дункан сразу понял, что это не грузовые суда.

– Они собираются атаковать!

– Да! – Гойре подтолкнул Дункана к лестнице. – Иди же! Иди к Полу!

Дункан бросился вниз в тот момент, когда корабли начали быстро перестраиваться в боевой порядок.

Обнажив меч старого герцога, Дункан словно вихрь ворвался в ткацкую мастерскую.

– Они идут. Нам надо искать убежища!

Готовый к любым неожиданностям, Пол сразу же без колебаний подбежал к старшему товарищу.

Не обращая внимания на слова мастера меча, Елена, казалось, была готова отчитать его за нарушение порядка, но в это время несколько сильных взрывов сотрясли стены монастыря.

– Начинайте эвакуацию. Выводите сестер из здания!

– Я не буду этого делать, – с ледяным спокойствием ответила Елена. – Это наша крепость, наш дом.

Гордость была для нее важнее выживания.

– Ты хочешь сказать, что великий Дункан Айдахо не сможет защитить нас своим мечом?

Поморщившись, Дункан схватил Пола за руку и потащил за собой к выходу на каменную лестницу.

– Я не клялся защищать вас, миледи. Ваша безопасность зависит теперь только от вас. Вашу крепость атакуют!

– Эта война убийц не имеет ко мне никакого отношения, – стояла на своем Елена.

– Теперь имеет! – крикнул от двери Пол. – Меня пытаются убить. Но вы будете убиты просто потому, что окажетесь на пути.

Сестры продолжали ткать ковер, так как не услышали            никакого приказа из уст своей настоятельницы. Раздался второй мощный взрыв, в помещении ходуном заходили станки.

– Это не простое убийство, – сказал Пол. – Это военное нападение.

– Виконт Моритани уже показал всем, как далеко он может зайти в своей слепой ярости. Мой долг – защитить вас. – Дункан дернул Пола за рукав, они выбежали на винтовую лестницу и бросились вниз, перескакивая через три ступеньки. – Нам надо выбраться отсюда. Стены не выдержат взрывов.

Когда они выбежали во двор, самолеты сделали круг и снова зашли на цель. На монастырь посыпались бомбы. Здание издало чудовищный дребезжащий звук. Словно молнии по толстым каменным стенам побежали извилистые трещины. Объятая огнем главная башня дрогнула и рухнула, подняв столбы пыли.

Внутри оставались бабушка Пола и все ее женщины. Как уничтоженный Еленой узор, вся башня являла теперь собой уродливые руины, беспорядочную груду серых камней, освещенных красным пламенем. Пол изо всех сил старался отыскать в душе хотя бы намек на ужас и потрясение от смерти бабушки, но не нашел там ничего, кроме пустоты.

Самолеты носились над разрушенным зданием с оглушительным грохотом и воем. Потом корабли начали садиться, и из них стали выбегать боевики, на которых не было ни военной формы, ни знаков различия. По двору бежали сестры. Некоторые держали в руках импровизированное оружие, собираясь защищать крепость, многие же просто хотели скрыться, но бежать им было некуда.

Пол сразу ухватил суть дела.

– Если они пытаются убить меня и взорвали для этого башню, то откуда же они узнают, что я тоже убит?

Дункан обнажил меч, готовясь защищаться.

– Ниоткуда, – отрицательно мотнув головой, прохрипел Дункан. – Это всего лишь еще один спектакль виконта Моритани. Он обожает разрушения и смерть. Он просто упивается хаосом.

К ним подбежал запыхавшийся, покрытый с ног до головы пылью Суэйн Гойре. Он был ранен шрапнелью, на волосах запеклась кровь.

– Бери Пола и беги в джунгли!

– В каком направлении?

– В любом, лишь бы подальше отсюда. Теперь это главная твоя задача. – В руках у Гойре было два массивных деревянных чурбака. Один был заточен под копье, второй – под тяжелую дубину. – У меня есть персональный защитный экран и эти две палки. Я смогу задержать их ровно столько, сколько потребуется вам, чтобы скрыться.

– Дункан, мы не можем так постыдно бежать! – воскликнул Пол, не желавший оставлять Гойре одного сражаться за них.

– Моя стратегическая задача – спасти вас, молодой хозяин. Такова миссия, которую поручил мне ваш отец.

Тем временем внешние стены треснули от взрывов и стали обваливаться, в них появились широкие бреши, за которыми сразу начинались дикие джунгли. Дункан не дал Полу договорить и потащил его к ближайшему проходу.

– Если единственный способ выполнить мою задачу – это отвлекающий маневр и отступление, то я без колебаний к нему прибегну.

Гойре включил полевой щит, окутавший его тело непроницаемым коконом. Старый солдат поднял оружие. Дункан понимал, что Гойре старается оправдаться за старый грех, за ошибку, повлекшую смерть Виктора. Может быть, Гойре надеялся, что герцог Лето простит его, если он пожертвует жизнью ради спасения Пола? Возможно.

Дункан поколебался, думая отдать Гойре меч старого герцога, но потом отказался от этой мысли. Меч был его единственным оружием, и Дункан не имел права отдать его, лишившись лучшего средства защиты Пола.

Гойре со страшным криком бросился навстречу атакующим – один против нескольких десятков. Это было героическое самоубийство.

Дунан протащил Пола сквозь заваленную каменными обломками и пылью брешь под густую листву джунглей. Обернувшись в последний раз, он увидел, как Суэйн Гойре врукопашную схватился с атакующими солдатами. Его щит громко вибрировал, но Гойре неутомимо бил противников своим деревянным оружием. Потом убийцы сгрудились вокруг старого капитана. Их оружие было куда острее.

Пол и Дункан не разбирая дороги бросились в лес.

===

Когда лазерный луч сталкивается с защитным полем, происходит разрушительное взаимодействие немыслимой энергии, уничтожающее обоих противников. Это превосходная метафора политики.

Сафир Хават. Уроки стратегии                    

 

Маленький орнитоптер, летя на малой высоте, едва не касался вершин поросших травой холмов Груммана. Двигатели работали тихо, крылья двигались почти бесшумно. Машина производила шума не больше, чем крупная птица. Рессер сидел рядом с управлявшим орнитоптером виконтом. Моритани делал вид, что испытывает новое судно, предназначенное для отслеживания табунов диких лошадей.

Но Рессер не заблуждался на этот счет. Он понимал, что Хундро Моритани готовится к войне.

Грумманские солдаты, свирепые и закаленные воины, набранные в степных селениях, занимали позиции в соляных туннелях и шахтах, расположенных под дном высохшего озера в окрестностях Ритки. Моритани собрал сотни своих жеребцов в загонах по периметру крепостных валов. Все кони были закованы в доспехи с острыми шипами. Правда, лошадей было раз в десять больше, чем всадников. Рессер не мог понять, каким образом сможет кавалерия противостоять современной армии.

Орнитоптер продолжал свой неторопливый полет. Заходящее солнце окрасило окна крепости в оранжевый цвет. Казалось, что цитадель объята пламенем. Виконта настолько захватила эта иллюзия, что он забыл о штурвале. Нисходящий поток бросил машину к земле, и брюхо орнитоптера едва не протаранило вершину очередного холма. Но Моритани вовремя опомнился и потянул ручку на себя.

– Сейчас не время умирать, – по-деловому произнес он. – Ни мне, ни тебе. Пока не время. Надо сделать одно дело, Рессер.

По возвращении с Кайтэйна виконт все время пребывал в приподнятом настроении, несмотря на опалу Ландсраада и гнев Императора Шаддама IV.

– При всем моем уважении, милорд, – сказал рыжий мастер меча, – я не могу понять вашей тактики. Вы что, сознательно спровоцировали Падишах-Императора?

– Абсолютно сознательно. Приближающаяся битва выглядит настолько страшной, что наш отец родной, Император Шаддам, сам прибежит, чтобы мы не причинили себе увечий. – Он уставил в Рессера пылающий взгляд. – Вспомни, как мои предки оставили неизгладимый след на Салусе Секундус и как проклятые Коррино потом охотились за ними, горя жаждой мести.

– Я все помню, милорд, но я не могу понять, чего вы хотите таким способом добиться. Герцог Атрейдес и эрцгерцог Икац выжили после вашей попытки их убить. Вы слышали собственными ушами, как они подали на вас формальную жалобу и заявили протест. Но ясно, что на этом они не остановятся. Я уверен, что они объединят свои военные силы, чтобы нанести по Грумману жестокий удар. Вы собирались вести войну убийц, но готовите настоящую полномасштабную войну. Как мы можем надеяться на победу в войне с двумя благородными Домами?

Рессер знал, что с Атрейдесом сюда прибудет и его старый друг по Гинацу Дункан Айдахо.

Моритани беззаботно рассмеялся.

– О, друг мой Рессер, ты же ничего не понял! Нам нет нужды наносить им поражение. Нам надо только продержаться до тех пор, пока Коррино не спасет нас. А он спасет, вот увидишь. Грумман – мощный магнит, который притянет к себе всех наших врагов.

Все    еще смеясь, Моритани схватился за штурвал и, увеличив скорость, погнал машину к каменным скалам за Риткой. Но Рессер заметил, что большие сильные руки виконта сильно дрожат.

– Вот тогда все будет разом кончено, – продолжил Моритани, переходя на зловещий шепот. – Не важно, какое имя носил наш благородный Дом – Тантор или Моритани, но его всегда недооценивали. Теперь же все снова вспомнят наше имя.

Ужасное предчувствие поразило Рессера до глубины души.

– Что вы намерены делать, милорд?

– Мой сын мертв, и мой род умрет вместе с ним.

– Вы можете иметь других детей, вы можете повторно жениться, милорд.

– Нет, Рессер. Когда умерла Цилла, душа моя погрузилась в непроглядный мрак. Вольфрам был моим законным наследником, но Икац заставил его страдать и умереть – только из одного упрямства, духа противоречия и назло мне! Мы не можем иным способом разрушить заговор наших врагов. Мой род угаснет так, что его конец будет крупными буквами вписан во все исторические хроники. И ты поможешь мне в этом.

Рессер, стараясь сосредоточиться, сделал несколько глубоких вдохов.

– Я поклялся служить вам верой и правдой, милорд.

– Грумман станет могилой Дома Моритани и трех его главных врагов, даже могилой Дома Харконненов, если нам повезет. Я попросил барона прислать сюда его наследника, который возглавит дивизию баронских солдат, переодетых в грумманскую форму. – Виконт устремил взор к далекому горизонту. – Рессер, я хочу, чтобы вы открыли ядерный арсенал нашего семейства и заложили заряды в подземных коридорах цитадели – в разных местах. После этого вы снимете заряды с предохранителей и переведете управление кодами в мой тронный зал.

– Атомный арсенал, милорд? – Орнитоптер резко взмыл вверх над крышами Ритки, и Рессера с силой вдавило в кресло. Много лет назад Дункан Айдахо просил его разорвать клятву, данную бесчестному виконту, но Рессер отказался это сделать. Хотя Дункан и был не согласен с этим решением, он понял своего товарища, потому что сам был сторонником Атрейдеса, добрым и смелым воином своего благородного Дома, так же, как Рессер был защитником Дома Моритани. Рессер ревностно исполнял свою клятву, отлично понимая, что его хозяин нарушает все правила и провоцирует своих врагов.

Но атомное оружие?!

Виконт Моритани пожал плечами, продолжая небрежно управлять орнитоптером.

– Не думай, что Великая Конвенция есть такой же священный текст, как Оранжевая Католическая Библия. Это не более чем древнее соглашение, заключенное перепуганными людьми, не пришедшими в себя после ужасов Батлерианского джихада. Эти отжившие правила нам уже не подходят. Приготовь ядерные заряды, как я приказал. – Он прищурил свои темные глаза. – Или ты хочешь предать меня? Мне надо напомнить о данной тобой клятве? О клятве на крови?

Слова виконта резали больнее, чем бритва. Рессер не сомневался, что виконт прикажет ему прыгнуть вниз, если не получит удовлетворительного ответа. Мастер меча не боялся смерти, но боялся принять неверное решение. Может быть, надо отобрать у Моритани штурвал и направить орнитоптер в склон ближайшего холма. Это будет наилучший выход для всей Империи. Но Рессер не мог смириться с мыслью об убийстве хозяина, какими бы доводами он ни пытался это оправдать.

Отвернувшись к иллюминатору, Рессер отвечал со всей искренностью:

– Милорд виконт, разве я не ваш мастер меча, долг которого оставаться с вами даже тогда, когда вас покинут все остальные?

Издав удовлетворенный рык, виконт изменил курс и направил машину к цитадели Ритки. Уже были зажжены огни, отмечавшие место приземления. Небо потемнело, и Рессер, подняв голову, принялся рассматривать звезды и думать о людях, живущих на планетах дальних звездных систем.

===

Даже если ты нанял убийцу, чтобы устранить соперника, кровь его все равно на твоих руках. Правители, забывающие об этом, становятся тиранами.

Герцог Лето Атрейдес               

 

В густых джунглях Пол бесстрастно наблюдал, как Дункан расправляется еще с одной ищейкой убийц. Листва была настолько удушающей и густой, что ни одна сторона даже не думала маскироваться, хотя, конечно, все время приходилось быть начеку. За Дунканом и Полом непрерывно охотились с того самого дня, когда в результате воздушного налета был разрушен монастырь сестер-затворниц.

Широкие листья надежной стеной закрывали от посторонних глаз. В шляпках огромных мясистых грибов собирались лужицы дождевой воды, в которых плодились колонии креветок. Башни папоротника заслоняли солнце, словно стараясь задушить всех своих соперников. Лианы стелились под ногами и обвивали стволы деревьев, пригибая их своей тяжестью к земле. Весь лес представлял собой один исполинский капкан.

Все время, пока они блуждали по лесной глуши, Пола не покидало ощущение, что он находится в подводном мире, полном листьев и травы. Персональные защитные экраны мало помогали в передвижении, но по крайней мере они останавливали тучи безжалостно жалящих насекомых.

Дункан испытывал страшное недовольство, используя благородное оружие как мачете, но делать было нечего. Мечом старого герцога он прорубал тропинку в густом подлеске, тупя и портя клинок. Кусты и трава росли здесь достаточно быстро для того, чтобы скрыть след, но ищейки все равно умудрялись выслеживать свои жертвы.

Дункан уже убил пятерых. Переплетенная листва и густо растущие лианы не давали грумманцам передвигаться по джунглям целыми подразделениями, поэтому преследователям приходилось действовать поодиночке. Убийцы, служившие виконту, были наглыми, хорошо вооруженными… и легко уязвимыми.

Испорченным мечом старого герцога все еще можно было и убивать, в чем убедилась последняя жертва Дункана. Пол стоял рядом, глядя, как кровь сочится из зияющих ран мертвеца. Сердце его уже перестало биться, но кровь продолжала течь из ран, повинуясь силе тяжести. Протянув руку, Пол поймал каплю темно-красной жидкости и сжал ее в ладони, словно дождевую каплю.

– Тебя не огорчает то, что ты убил этих людей, Дункан?

– Нет. Я не могу испытывать сострадания к людям, пытающимся убить нас, Пол. Я убиваю их для того, чтобы тебе не пришлось делать это самому.

Он опутал лодыжки убитого лианами и повесил его на сук – беспомощного, поверженного и униженного.

Питающиеся трупами животные быстро обглодают мертвое тело, но Пол и Дункан понимали, что рыщущие по лесу убийцы скоро тоже обнаружат эти останки, так же, как нашли останки предыдущих четверых. Пол предложил закапывать убитых, но Дункан отказался, сказав, что преследователи найдут их, невзирая на густую листву.

– Нам надо оставить им послание, которое их разозлит, – сказал он. – Так они сделают больше ошибок.

Пол посмотрел на лицо убийцы, но не смог обнаружить в нем ничего человеческого. Он не хотел знать, почему этот человек выбрал для себя такую жизнь, что заставило его стать орудием бессмысленных убийств для виконта Моритани. Была ли у этого человека семья? Мертвые глаза закатились под веки. Теперь это был не человек, а кусок сырого мяса.

Убить или быть убитым. Нет лучшего места для такого урока, чем каладанские джунгли.

Оставив повешенного позади, оба двинулись дальше. Пол пока      

не понимал, куда ведет его Дункан. Очевидно, у мастера меча не было какого-то определенного плана. Он просто охранял своего подопечного. Тем не менее у Пола было такое ощущение, что за ними кто-то следит. Они не знали, сколько еще разведчиков преследуют их, но было ясно, что пятью убитыми Дунканом их число не исчерпывается.

Отражение нападений убийц было только одной из забот о выживании. Джунглям было наплевать на то, что он – сын герцога Атрейдеса, и опасностей, подстерегающих путников, было здесь более, чем достаточно. Однажды они вспугнули кабана, и зверь преследовал их до тех пор, пока не сбился с тропинки и не запутался в зарослях дикой ежевики.

Кроме того, надо было все время думать о пропитании. Правда, в джунглях можно было найти множество съедобных плодов, стеблей, кореньев и грибов. Дункан отважно предложил первым пробовать плоды, чтобы удостовериться в том, что они не ядовиты. Но Пол когда-то прилежно изучал флору Каладана и запомнил, какие растения съедобны.

Они испытали большое облегчение, когда вышли наконец на пятачок примятой травы. Отсюда по подлеску бежала едва заметная извилистая тропка. Вероятно, это был след какого-то крупного зверя. Можно было надеяться, что она выведет их на луг или к ручью. Утомленные схваткой и бесконечными блужданиями, Дункан и Пол выбрали путь наименьшего сопротивления.

Дункан насторожился.

– Возможно, идти нам и правда станет легче, но зато ищейкам будет проще взять наш след.

– Но эта тропа крупных животных. Мы можем идти достаточно тихо, чтобы не привлечь внимания убийц, но достаточно шумно, чтобы вспугнуть зверей.

Сквозь густые кроны пробился солнечный луч, осветивший симпатичную лужайку, покрытую яркими синими и красными цветами. Вокруг, собирая пыльцу, жужжали бесчисленные насекомые. Пол широко улыбнулся и набрал в легкие побольше свежего воздуха. Как приятно было оказаться на лугу после темной тюрьмы девственных джунглей.

Дункан застыл на месте.

– Думаю, это ловушка.

Пол включил защитный экран и положил ладонь на рукоятку кинжала. Дункан обнажил меч. Было тихо, слышался лишь шелест колыхавшейся на ветру листвы высоких деревьев.

С гулким звуком с деревьев начали падать трупы, привязанные лианами к сучьям, мертвые руки безвольно болтались, не доставая до земли. Тела упали с деревьев словно зловещие дары, подскакивая на лианах, а потом повисли, как жуткие плоды, как подражание тому, что сделал Дункан со своими пятью жертвами. С ветвей свисали шесть мертвецов.

Дункан настороженно огляделся, ища прячущиеся силуэты или тени.

– Я никого здесь не вижу.

Пол застыл в полной неподвижности. Он напряг все свои чувства, приглядываясь к мельчайшим деталям обстановки. В конце концов ему удалось различить двигавшиеся в чаще фигуры, сливавшиеся с тенями листьев пращевидных папоротников.

– Это каладанские дикари, – прошептал он. – Я их вижу.

Едва заметным жестом он указал Дункану на две мускулистые фигуры почти полностью обнаженных мужчин, мелькавших среди листвы.

Пол довольно много читал об этих людях и знал несколько слов и фраз, которыми прибрежные купцы пользовались для общения с дикими первобытными племенами. Пол порылся в памяти и выкрикнул туземные слова, обозначавшие «друг» и «спасение». Пол не был уверен, отличают ли дикари их с Дунканом от грумманских убийц, да и не знал, занимает ли их эта разница. Может быть, дикари убивают любого чужака, вторгнувшегося в их владения.

Пол и Дункан, застыв, ждали на краю поляны. Мертвые убийцы продолжали, слегка покачиваясь, висеть на лианах. Некоторые из этих людей были убиты уже довольно давно, может быть, несколько дней назад. Интересно, давно ли они начали их убивать. Эти люди – преднамеренно или случайно – сохранили жизнь ему и Дункану.

Вдруг с дерева, зашумев ветвями, спрыгнули три грациозные фигуры. Даже Пол не смог их увидеть, хотя они сидели буквально над головами путников. Перед ними стояли три дикаря, покрытые татуировками.

Среди них была одна стройная женщина с седоватыми волосами. Глубоко посаженные глаза обведены кругами ягодного сока. Волосы были украшены сапфирового цвета хитиновым панцирем какого-то жука размером с ладонь Пола. Это было своеобразное живое украшение. Ножки жука шевелились и временами судорожно подергивались.

– Друг, – снова повторил Пол.

С деревьев на траву лужайки спрыгнули еще с десяток дикарей. Дункан был готов в случае необходимости сразиться с ними, но Пол отключил защитное поле, снял руку с кинжала и повернул обе руки ладонями вверх.

Очевидно, каладанские дикари хорошо понимали разницу между грумманскими убийцами и их потенциальными жертвами. Туземцы повели Пола и Дункана в свое стойбище, оказавшееся небольшой полянкой, уставленной похожими на птичьи гнезда хижинами, сплетенными из побегов, травы и гибких ивовых ветвей. При таком теплом климате и обилии растительной и животной пищи туземцы не нуждались в более основательных и надежных жилищах.

Высокая женщина с жуком в волосах, была, вероятно, вождем. У Пола был слишком ограниченный словарный запас, чтобы нормально общаться с ней, но местные жители жестами дали понять, что оба могут чувствовать себя в безопасности. Женщина была вооружена узловатой дубиной, рукоятка которой была отполирована множеством ладоней. Вдоль вогнутой стороны дубины были вделаны зубья, превращавшие ее в довольно грозное оружие.

На костре, разведенном в середине поляны, поджаривалась туша какого-то зверя. В воздухе плавал восхитительный ароматный дымок. Последние несколько дней Пол питался исключительно фруктами и ягодами, и запах мяса буквально сводил его с ума. Женщина жестом предложила им взять по ломтю мяса, и им пришлось отрывать свои порции прямо от горячей туши голыми руками.

Пол не совсем понимал, как им с Дунканом удалось встретить этих людей, как они их обнаружили и как долго продлится их гостеприимство. Они так плохо понимали друг друга. Пол и Дункан спасались от преследования уже много дней, и Пол сомневался, что им удастся убедить вождя вывести их назад, в цивилизованный мир.

Туземцы срезали с ветвей тела убийц и потащили их через лес. Когда группа дошла до стойбища, мужчины и женщины набросились на трупы, сдирая с них все ценное. Люди делали это так буднично, как будто это было одной из их обязанностей по хозяйству. С трупов проворно сняли одежду, обувь и пояса с амуницией. У туземцев не было опыта обращения с приборами ночного видения, средствами связи или сложным оружием. Они лишь скользили равнодушными взглядами по вещам, которые не были для них чем-то полезным.

Некоторые женщины натянули на себя запятнанные кровью рубашки мертвых убийц. Снятые с трупов штаны и куртки были повешены рядом с коврами – произведениями сестер-затворниц. Пол был удивлен, с каким почтением эти люди обращались с тканями.

Потом тела раздетых догола убийц сложили в кучу. Полу стало любопытно, что произойдет дальше. Сожгут ли туземцы трупы на костре? Он опасался, что у этих дикарей сохранился старый обычай каннибализма – поедания трупов поверженных врагов.

Дункан принялся                 рассматривать оснащение, снятое с трупов, стараясь извлечь из осмотра полезную информацию. По большей части все приборы были иксианского происхождения и, вероятно, куплены на черном рынке. Одежда и обувь убийц были скорее всего изготовлены на Груммане.

– Виконт никогда не стеснялся брать на себя ответственность за совершенные им преступления, – задумчиво произнес Пол. – Он гордится ими.

– Да, действительно, но почему он так нагло себя ведет? Чего он хочет добиться? Не играем ли мы ему на руку? Он же не может не понимать, что если доведет нарушение правил до крайности, то в дело будет вынужден вмешаться Император.

Взглянув на один из трупов, Пол вдруг заметил красный шрам в области дельтовидной мышцы. Такие же отметины были и у остальных мертвецов.

– Дункан, что это?

Дункан достал нож, воткнул его в не успевшую окоченеть ткань и несколько раз повернул лезвие. Расширив отверстие, он извлек из мышцы нечто похожее на крошечного металлического паучка с длинными волокнистыми ножками, уходящими в глубь тела. Дункан извлек непонятное устройство наружу.

Но, несмотря на то что изделие было покрыто кровью, Пол все же понял, что это такое. Электронный локатор.

– Они следили за передвижениями своих разведчиков.

Туземцы, особенно седая женщина-вождь, с любопытством следили за действиями Пола и Дункана, очевидно, не понимая, зачем надо было взрезать плечи убитых врагов. Может быть, они подумали, что это какой-то победный ритуал, похожий на их собственные.

Дункан откатил в сторону труп, склонился над следующим и принялся выковыривать устройство из его плеча.

– Поторопимся, Пол! Нам надо уничтожить эти передатчики, пока не стало слишком поздно. Думаю, что кто-то уже пеленгует их.

===

Самая большая армия и тщательнейшим образом разработанный план могут оказаться уязвимыми из-за одной-единственной упущенной детали.

Сафир Хават. Уроки стратегии                        

 

Плотный туман, характерный для этого времени года, окутал Элаккский континент. Под его прикрытием туда и проникли Лето и Гарни.

Туман давал влагу для туманных деревьев. Похожие на корзины побеги росли вверх из земли словно причудливые гнезда. Туманные деревья были очень капризными растениями, чутко реагирующими на любые, даже незначительные колебания погоды и климата. Много лет назад, еще до рождения Пола, на леса туманных деревьев было сброшено какое-то биологически активное вещество, практически полностью уничтожившее нежные деревья. В преступлении обвинили Дом Моритани, с того момента и началась вражда между двумя семействами.

Туманные деревья были для элаккцев чем-то большим, нежели необычными растениями. Они считались формой искусства. Художники, отобранные по всей Империи по их телепатическим способностям, начинали работать с молодыми побегами и силой сосредоточенного видения направляли рост ветвей, придавая растениям необычные высокохудожественные, подчас фантастические формы.

Видал построил свой замок в густой дикой роще высоких туманных деревьев. За высокими ветвями ухаживали таким образом, что они приняли форму великолепного оборонительного сооружения высотой около десяти метров. Семь высоких толстых стволов образовывали круг. На стволах держался лабиринт ветвей и сучьев, образовывавший комнаты, залы и коридоры жилища элаккского герцога и его семейства.

Древесная крепость Видала располагалась в километре от скопления его боевых кораблей, бараков и палаток, в которых жили его мятежные солдаты. Здесь же размещались все оборонительные вооружения, какие герцог смог собрать. В плотном утреннем тумане тонкие переплетенные ветки деревьев казались когтистыми лапами, опутанными клочками ваты. Гарни насторожился.

– Настоящая охрана Видала не будет торчать здесь, стоя разинув рот, как какие-нибудь туристы.

Лето подтянулся ближе к своему спутнику, стараясь не привлекать внимания. Они с Гарни были одеты в форму элаккских солдат, убитых при попытке бегства из дворца эрцгерцога. Придворным портным потребовалось всего полдня, чтобы вычистить и подогнать по размеру два комплекта обмундирования, в то время как другие специалисты сделали для Гарни и Лето безупречные солдатские книжки.

В успешном переходе главную роль сыграла подробная топографическая карта, позволившая Лето и Гарни преодолеть считавшуюся непроходимой глушь вблизи от древесной цитадели Видала. Эрцгерцог Арманд увлекался естественными науками не меньше, чем коммерцией. Очень давно он провел геодезическую разведку и нанес на карту всю территорию Икаца, причем наиболее подробно – плодородные влажные леса и долины Элаккского континента. С помощью этих мелкомасштабных карт Лето и Гарни смогли пройти через густые рощи и горные долины, пробраться через труднодоступные лесные каньоны по обходным тропам, о существовании которых, вероятно, не догадывался и сам Прад Видал. Для того чтобы добраться к древесной крепости, им пришлось пройти по огромному бревну, перекинутому через узкое ущелье.

Они вышли к цитадели незадолго до рассвета. Полная луна серебрила густой туман. По периметру резиденцию Видала охраняли десять парных патрулей.

Приближаясь к дому-дереву, Лето и Гарни шли рядом, держа руки на оружии, изображая из себя такой же патруль. Сохраняя на лицах сосредоточенное выражение, они, не прячась, вышагивали на виду у обветренных и закаленных элаккских солдат.

Читать    дальше    ...

***

***

***

***

***

---

===   Источник :  https://www.litlib.net/bk/176683/read           

=== Источник : https://vse-knigi.com/books/fantastika-i-fjentezi/boevaja-fantastika/page-34-298179-dyuna-pol-braian-herbert.html 

===  Источник :  https://knijky.ru/books/dyuna-paul  

===

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 50 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатели, Кевин Андерсон, чужая планета, люди, Брайн Герберт, проза, Хроники, фантастика, литература, ГЛОССАРИЙ, будущее, чтение, миры иные, Хроники Дюны, из интернета, книги, слово, Будущее Человечества, Дюна: Пол, Вселенная, отношения, повествование, Дюна, Брайан Герберт, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: