Главная » 2021 » Март » 4 » Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 006
02:34
Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 006

***

Кэй Бэр  инстинктивно взглянул на часовую градуировку вдоль перематывавшейся ленты - пять часов утра по времени "Паруса" и кто знает сколько по этой планете...
"Мы отправим надежно рассчитанное... - Голос прервался, затем снова возник, более глухой и слабый, как если бы говорившая отвернулась от приемника. - Включаю! Еще!.."
Прибор смолк, но лента продолжала перематываться. Слушавшие обменялись тревожными взглядами.
- Что-то случилось! - начала Ингрид Дитра.
Из магнитофона полетели торопливые, сдавленные слова: "Спаслись двое...  Лаик не допрыгнула... подъемник... дверь не смогли закрыть, только вторую! Механик Сах Ктон пополз к двигателям... ударим планетарными... они, кроме ярости и ужаса, - ничто! Да, ничто..."  Лента некоторое время вращалась беззвучно, затем тот же голос заговорил снова:
"Кажется, Ктон не успел.  Я одна,  но  я  придумала.  Прежде  чем
начну, - голос окреп и зазвучал с убедительной силой:  - Братья,  если
вы найдете "Парус", предупреждаю, не покидайте корабль никогда".
     Говорившая громко  вздохнула  и  сказала  негромко,  как бы самой
себе:
     "Надо узнать про Ктона. Вернусь, объясню подробнее..."
     Щелчок - и лента продолжала сматываться еще около двадцати  минут
до  конца катушки.  Но напрасно ожидали внимательные уши - неизвестной
не пришлось ничего объяснить, как, вероятно, не пришлось и вернуться.
     Эрг Hoop выключил аппарат и обратился к своим товарищам:
     - Наши погибшие сестры и братья спасают нас!  Разве не чувствуете
вы рук сильного человека Земли!  На корабле оказался анамезон.  Теперь
мы получили предупреждение  о  смертельной  опасности,  подстерегающей
здесь нас!  Я не знаю,  что это такое,  но, наверное, это чужая жизнь.
Будь это космические, стихийные силы, они не только убили бы людей, но
повредили и корабль.  Получив такую помощь,  нам было бы стыдно теперь
не спастись и не донести до Земли  открытия  "Паруса"  и  свои.  Пусть
великие  труды погибших,  их полувековая борьба с космосом не пропадут
даром.
     - Как  же вы думаете запастись горючим,  не выходя из корабля?  -
спросил Кэй Бэр.
     - Почему  не выходя из корабля?  Вы знаете,  что это невозможно и
нам придется выходить и работать снаружи. Но мы предупреждены и примем
меры...
     - Я догадываюсь,  - сказал биолог Зон Тал,  - барраж вокруг места
работы.
     - Не только, но и всего пути между кораблями! - добавил Пур Хисс.
     - Конечно!  Так как мы не знаем,  что нас подстерегает, то барраж
сделаем двойной - излучением и током.  Протянем провода, по всему пути
создадим световой коридор.  За "Парусом" стоит неиспользованная ракета
- в ней хватит энергии на все время работы.
     Голова Бины  Лед  со  стуком  ударилась  о  стол.  Врач  и второй
астроном  придвинулись,   преодолевая   тяжесть,   к   бесчувственному
товарищу.
     - Ничего!  - объявила Лума Ласви.  - Сотрясение и перенапряжение.
Помогите мне дотащить Бину до постели.
     И это простое дело могло бы отнять слишком много времени, если бы
механик  Тарон  не  догадался  приспособить  автоматическую  тележку -
робота. С помощью ее всех восьмерых разведчиков развезли по постелям -
пора было отдохнуть,  иначе перенапряжение не приспособленного к новым
условиям организма обернется болезнью.  В  трудный  момент  экспедиции
каждый человек стал незаменим.
     Вскоре две автоматические тележки для универсальных  перевозок  и
дорожных работ,  сцепленные вместе, принялись выравнивать дорогу между
звездолетами.  Мощные кабели протянулись по обеим сторонам намеченного
пути. У обоих звездолетов установили наблюдательные башенки с толстыми
колпаками из силикобора(28).  В  них  сидели  наблюдатели,  посылавшие
время  от  времени  вдоль пути веера смертоносных жестких излучений из
пульсационных камер.  Во все время работы не угасал ни на секунду свет
сильных  прожекторов.  В киле "Паруса" открыли главный люк,  разобрали
переборки и приготовили  к  спуску  на  тележки  четыре  контейнера  с
анамезоном  и  тридцать  цилиндров с ионными зарядами.  Погрузка их на
"Тантру" являлась гораздо более сложной задачей. Звездолет нельзя было
открыть,  как  мертвый  "Парус",  и  тем  самым  впустить  в  него все
наверняка убийственные порождения  чужой  жизни.  Поэтому  люк  только
подготовили  и,  раскрыв  внутренние  переборки,  перевезли с "Паруса"
запасные баллоны с жидким воздухом.  По задуманному  плану  с  момента
открытия  люка  и  до  окончания  погрузки  контейнеров приемную шахту
следовало непрерывно продувать сильным напором сжатого воздуха.  Кроме
того, борт корабля прикрывался каскадным излучением.
     Люди постепенно осваивались  с  работой  в  стальных  "скелетах",
немного  привыкли  к почти тройной силе тяжести.  Ослабели нестерпимые
боли во всех костях, начавшиеся вскоре после посадки.
     Прошло несколько земных дней. Таинственное "ничто" не появлялось.
Температура окружающего воздуха стала резко падать. Поднялся ураганный
ветер, крепчавший с каждым часом. Это заходило черное солнце - планета
поворачивалась,  и материк,  на котором стояли звездолеты,  уходил  на
"ночную"    сторону.   Охлаждение   благодаря   конвекционным   токам,
теплоотдаче океана и толстой атмосферной шубе было нерезким, но все же
к   середине   планетной   "ночи"   наступил   сильный  мороз.  Работы
продолжались с включенными обогревателями скафандров. Первый контейнер
удалось спустить из "Паруса" и довезти до "Тантры", когда на "восходе"
разбушевался новый  ураган,  гораздо  сильнее  закатного.  Температура
быстро  поднялась  выше  нуля,  струи  плотного воздуха несли огромное
количество влаги,  молнии сотрясали небо.  Ураган настолько  усилился,
что звездолет стал вздрагивать от напора чудовищного ветра. Все усилия
людей сосредоточились на укреплении  контейнера  под  килем  "Тантры".
Устрашающий  рев  урагана  нарастал,  на плоскогорье крутились опасные
столбчатые вихри,  очень похожие на земные  торнадо.  В  полосе  света
вырос  огромный смерч из снега и пыли,  упиравшийся воронкой вершины в
пятнистый  и  темный  низкий  небосвод.  Под   его   напором   провода
высоковольтного   тока   оборвались,   голубоватые  вспышки  замыканий
засверкали среди сворачивавшихся кольцами проволок.  Желтоватый  огонь
прожектора, поставленного около "Паруса", погас, как задутый ветром.
     Эрг Hoop отдал распоряжение укрыться в корабле, прекратив работу.
     - Но  там  остался  наблюдатель!  -  воскликнула геолог Бина Лед,
указывая на едва заметный огонек силикоборовой башенки.
     - Я знаю, там Низа, и сейчас отправлюсь туда, - ответил начальник
экспедиции.
     - Ток  выключился,  и  "ничто" вступило в свои права,  - серьезно
возразила Бина.
     - Если ураган действует на нас, то, несомненно, он действует и на
это "ничто".  Я уверен, что, пока буря не ослабеет, опасности нет. А я
здесь  так  тяжел,  что  меня  не сдует,  если я,  прижавшись к почве,
проползу. Давно уже хотелось подстеречь "ничто" в башенке!
     - Разрешите  мне  с  вами?  -  подпрыгнул  в  своем  "скелете"  к
начальнику биолог.
     - Пойдемте, но только вы - более никто.
     Два человека долго  ползли,  цепляясь  за  неровности  и  трещины
камней,  стараясь  не  попасться  на  дороге вихревых столбов.  Ураган
упорно силился оторвать их от почвы,  перевернуть и покатить. Один раз
это  ему  удалось,  но  Эрг  Hoop  ухватил катящегося Эона,  навалился
животом и уцепился руками  в  когтистых  перчатках  за  край  большого
камня.
     Низа открыла люк своей башенки, и ползуны по очереди протиснулись
в  него.  Здесь  было  тепло  и тихо,  башенка стояла прочно,  надежно
укрепленная в мудром предвидении бурь.
     Рыжекудрая девушка-астронавигатор   и   хмурилась   и  радовалась
приходу товарищей.  Низа честно призналась, что провести сутки наедине
с бурей на чужой планете было бы неприятно.
     Эрг Hoop  сообщил  на  "Тантру"  о  благополучном   переходе,   и
прожектор  корабля  погас.  Теперь в первобытном мраке светился только
слабенький огонек внутри  башенки.  Почва  дрожала  от  порывов  бури,
ударов  молний  и шествия грозных смерчей.  Низа сидела на вращающемся
стуле, опершись спиной на реостат. Начальник и биолог уселись у ее ног
на кольцевидный выступ основания башенки.  Толстые в своих скафандрах,
они занимали почти все место.
     - Предлагаю  поспать,  - негромко зазвучал в телефонах голос Эрга
Ноора. - До черного рассвета еще верных двенадцать часов, только тогда
ураган стихнет и станет тепло.
     Его товарищи охотно согласились.  Придавленные тройной  тяжестью,
скорчившиеся  в  скафандрах,  стиснутых  жесткими каркасами,  в тесной
башенке,  сотрясаемой бурей, люди спали - так велики приспособляемость
человеческого организма и скрытые в нем силы сопротивления.
     Время от  времени  Низа  просыпалась,  передавала  дежурному   на
"Тантре"  успокоительные  сведения  и  дремала  снова.  Ураган заметно
ослабел,  содрогания  почвы  прекратились.  Теперь   могло   появиться
"ничто", или, вернее, "нечто". Наблюдатели башенки приняли ПВ - пилюли
внимания, чтобы взбодрить угнетенную нервную систему.
     - Мне не дает покоя чужой звездолет, - призналась Низа. - Мне так
хочется узнать, кто "они", откуда, как попали сюда...
     - И мне тоже,  - ответил Эрг Hoop. - Давно уже по Великому Кольцу
передавались рассказы о железных звездах и их планетах-ловушках.  Там,
в  более  населенных частях Галактики,  где корабли летали уже давно и
часто,  есть планеты погибших звездолетов.  Много  старинных  кораблей
прилипало к этим планетам,  много потрясающих историй рассказывается о
них - теперь почти преданий, легенд о тяжком завоевании космоса. Может
быть, на этой планете есть звездолеты еще более древних времен, хотя в
нашей  редко  населенной  области  встреча  трех  кораблей  -  явление
совершенно исключительное.  В окрестностях нашего Солнца до сих пор не
было известно ни одной железной звезды - мы открыли первую.
     - Вы думаете предпринять исследование звездолета-диска? - спросил
биолог.
     - Обязательно!  Как  может  простить  себе  ученый упущение такой
возможности!  Дисковые звездолеты в смежных с нами населенных областях
неизвестны.  Это  какой-то  дальний,  может  быть,  странствовавший  в
Галактике несколько тысячелетий после гибели экипажа или  непоправимой
порчи. Может быть, многие передачи по Кольцу станут нам понятнее после
получения  тех  материалов,  которые  мы  доставим  с  этого  корабля.
Странная форма у него - дисковидная спираль,  ребра на его поверхности
очень выпуклы. Как только кончим перегрузку "Паруса", займемся чужаком
- сейчас пока нельзя оторвать ни одного человека.
     - Но мы обследовали "Парус" за несколько часов...
     - Я рассматривал диск в стереотелескоп. Он заперт, нигде не видно
никакого отверстия.  Проникнуть внутрь  любого  космического  корабля,
надежно  защищенного  от  сил,  много  более  могучих,  чем все земные
стихии, очень трудно. Попробуйте пробиться в запертую "Тантру", сквозь
ее   броню  из  металла  с  перестроенной  внутренней  кристаллической
структурой,  сквозь верхнее боразонное покрытие -  это  задача  похуже
осады  крепости.  Еще  труднее,  когда  корабль  совершенно  чужой,  с
незнакомыми принципами устройства. Но мы попытаемся его разгадать.
     - А когда мы посмотрим найденное в "Парусе"?  - спросила Низа.  -
Там должны быть потрясающе интересные наблюдения тех прекрасных миров,
о которых шла речь в сообщении.
     Телефон донес добродушный смешок начальника:
     - Я,   мечтавший  с  детства  о  Веге,  больше  всего  сгораю  от
нетерпения.  Но для этого у нас будет много  времени  на  пути  домой.
Прежде  всего  -  вырваться  из этого мрака,  со дна преисподней,  как
говорили в старину. Исследователи "Паруса" не делали посадки, иначе мы
нашли  бы  множество  вещей  с  тех  планет  в  коллекционных кладовых
корабля.  Вспомните,  мы обнаружили,  несмотря на  тщательный  осмотр,
только  фильмы,  измерения и записи съемок,  пробы воздуха и баллоны с
взрывной пылью...
     Эрг Hoop  умолк и прислушался.  Даже чуткие микрофоны не доносили
ветрового  шума  -  буря  стихла.  Снаружи   сквозь   почву   слышался
скрежещущий шорох, передававшийся стенкам башенки.
     Начальник двинул рукой,  и понявшая его без слов  Низа  выключила
освещение.  Мрак  в  нагретой  инфракрасным излучением башенке казался
плотным,  как черная жидкость,  будто сооружение стояло на дне океана.
Сквозь  прозрачную  твердь  силикоборового  колпака замелькали вспышки
коричневых огоньков,  отчетливо видимых людьми. Огоньки загорались, на
секунду    образуя    маленькую   звездочку   с   темно-красными   или
темно-зелеными   лучами,   гасли   и   опять   появлялись.   Звездочки
вытягивались  цепочками,  которые  изгибались,  свивались  в  кольца и
восьмерки,  беззвучно  скользили  по  гладкой,  твердой,  как   алмаз,
поверхности  колпака.  Люди  в башенке ощутили странную резь в глазах,
острую мгновенную боль вдоль крупных нервов тела,  точно короткие лучи
коричневых звездочек иглами втыкались в нервные стволы.
     - Низа,  - прошептал Эрг Hoop,  - передвиньте регулятор на полный
накал и сразу включите свет.
     Башенка осветилась ярким голубым земным  светом.  Ослепленные  им
люди  не  увидели  ничего  - вернее,  почти ничего.  Низа и Эон успели
заметить, или это только показалось, что мрак с правой стороны башенки
не  сразу  исчез,  а  на  мгновение  остался  каким-то  растопыренным,
усаженным щупальцами сгустком.  Это "нечто" молниеносно вобрало в себя
щупальца и отпрыгнуло назад вместе со стеной тьмы, отброшенной светом.
Эрг Hoop ничего не увидел,  но не имел оснований не  доверять  быстрой
реакции своих молодых товарищей.
     - Может быть,  это призраки?  - предположила Низа.  -  Призрачные
сгустки  тьмы вокруг зарядов какой-то энергии вроде,  например,  наших
шаровых молний,  а вовсе не формы жизни?  Если здесь все черное,  то и
здешние молнии тоже черные.
     - Ваша догадка поэтична,  - возразил Эрг Hoop,  - только она вряд
ли  верна.  Прежде всего "нечто" явно нападало,  домогаясь нашей живой
плоти.  Оно или его собратья уничтожили людей  с  "Паруса".  Если  оно
организованно и устойчиво,  если может двигаться в нужном направлении,
накапливать и выделять какую-то энергию,  тогда,  конечно,  ни о каком
воздушном призраке речи быть не может.  Это создание живой материи,  и
оно пытается нас пожрать!
     Биолог присоединился к доводам начальника:
     - Мне кажется, что здесь, на планете мрака, мрака только для нас,
чьи  глаза  не  чувствительны  к  инфракрасным  лучам  тепловой  части
спектра,  другие лучи  -  желтые  и  голубые  -  должны  очень  сильно
действовать на это создание.  Реакция его так мгновенна,  что погибшие
товарищи  с  "Паруса"  не  могли  ничего   заметить,   освещая   место
нападения... А когда замечали, то было поздно и умиравшие уже не могли
ничего рассказать...
     - Сейчас мы повторим опыт, как ни неприятно приближение "этого".
     Низа выключила  свет,  и  снова  трое   наблюдателей   сидели   в
непроглядной темноте, поджидая создания мира тьмы.
     - Чем вооружено оно?  Почему его приближение  чувствуется  сквозь
колпак и скафандр?  - задавал вслух вопросы биолог.  - Какой-то особый
вид энергии?
     - Видов энергии совсем мало, и эта, несомненно, электромагнитная.
Но самых различных модификаций ее,  бесспорно, существует множество. У
этого существа есть оружие, действующее на нашу нервную систему. Можно
представить себе, каково прикосновение такого щупальца к незащищенному
телу!
     Эрг Hoop поежился,  а Низа Крит внутренне  содрогнулась,  заметив
цепочки коричневых огоньков, быстро приближавшиеся с трех сторон.
     - Существо это не одно!  - тихо воскликнул  Зон.  -  Пожалуй,  не
следует допускать их прикасаться к колпаку.
     - Вы правы.  Пусть каждый из нас повернется затылком  к  свету  и
смотрит только в свою сторону. Низа, включайте!
     На этот раз каждый из  исследователей  успел  заметить  отдельную
подробность,  из  которых составилось общее представление о существах,
похожих на гигантских плоских медуз,  плывших на небольшой высоте  над
почвой  и  колыхающих  внизу  густой бахромой.  Несколько щупалец были
короткими по сравнению с размерами существа и  достигали  в  длину  не
более  метра.  В  острых  углах  ромбического  тела  извивались по два
щупальца значительно большей длины. У основания щупалец биолог заметил
огромные  пузыри,  чуть  светившиеся  изнутри  и как бы рассылавшие по
толще щупальца звездчатые вспышки.
     - Наблюдатели,  почему  вы  включаете и выключаете свет?  - вдруг
возник в шлемах чистый голос Ингрид. - Нужна помощь? Буря кончилась, и
мы приступаем к работе. Сейчас придем к вам.
     - Ни в коем случае! - строго приказал начальник. - Налицо большая
опасность. Вызовите всех!
     Эрг Hoop   рассказал   о   страшных   медузах.   Посоветовавшись,
путешественники   решили   выдвинуть  на  тележке  часть  планетарного
двигателя.  Огненные  струи  длиною  в  триста  метров  понеслись  над
каменистой равниной,  сметая все видимое и невидимое на своем пути. Не
прошло и получаса,  как люди тянули  оборванные  кабели.  Защита  была
восстановлена.  Стало  очевидно,  что анамезон должен быть погружен до
наступления планетной  ночи.  Ценой  неимоверных  усилий  это  удалось
сделать,  и изможденные путешественники,  плотно закрыв люки, укрылись
за  несокрушимой  броней  звездолета,  спокойно  прислушиваясь  к  его
содроганиям. Микрофоны доносили снаружи рев и грохотание урагана, и от
этого маленький ярко освещенный мирок, недоступный силам тьмы, делался
еще уютнее.
     Ингрид и Лума раздвинули стереоэкран.  Фильм был  выбран  удачно.
Голубая   вода   Индийского   океана  заплескалась  у  ног  сидящих  в
библиотеке.  Шли игры Посейдона - мировые соревнования по  всем  видам
водного  спорта.  В  эпоху Кольца все люди дружили с морем так близко,
как это могли  только  народы  приморских  стран  в  прошлом.  Прыжки,
плавание,  ныряние  на моторных досках,  на ветровых плотиках.  Тысячи
прекрасных  юных  тел,  покрытых   загаром.   Звонкие   песни,   смех,
торжественная музыка финалов...
     Низа склонилась к сидевшему рядом биологу,  глубоко задумавшемуся
и унесшемуся душой в бесконечную даль,  к ласковой родной планете с ее
покоренной природой.
     - Вы участвовали в таких соревнованиях. Эон?
     Биолог взглянул на нее непонимающими глазами.
     - А, в этих? Нет, ни разу. Я задумался и сразу не понял.
     - Разве вы думали не об этом?  - Девушка  показала  на  экран.  -
Правда,  необыкновенно  свежеет  восприятие  красоты нашего мира после
мрака, бури, после электрических черных медуз?
     - Да, конечно. И от этого еще больше хочется добыть такую медузу.
Я как раз ломал голову над этой задачей.
     Низа Крит  отвернулась  от  смеющегося  биолога  и  встретилась с
улыбкой Эрга Ноора.
     - Вы тоже размышляли, как изловить этот черный ужас? - насмешливо
спросила она.
     - Нет, но думал об исследовании диска-звездолета.
     Лукавые огоньки в глазах начальника почти рассердили Низу.
     - Теперь  мне  понятно,  почему  в  древности  мужчины занимались
войной.  Я  думала,  что  это  только   хвастовство   вашего   пола...
считавшегося сильным в неустроенном обществе.
     - Вы  не  совсем  правы,  хотя  отчасти   поняли   нашу   древнюю
психологию.  Но у меня так - чем прекраснее и любимее моя планета, тем
больше хочется послужить ей.  Сажать сады,  добывать металлы, энергию,
пищу,  создавать  музыку  -  так,  чтобы я прошел и оставил после себя
реальный кусочек сделанного  моими  руками,  головой.  Я  знаю  только
космос,   искусство   звездоплавания   и   этим   могу  служить  моему
человечеству.  Но ведь цель - не самый полет,  а добыча нового знания,
открывание  новых  миров,  из которых когда-нибудь мы сделаем такие же
прекрасные планеты,  как наша Земля.  А вы,  Низа,  чему  вы  служите?
Почему  и  вас  так  влечет  тайна  звездолета-диска?  Только  ли одно
любопытство?
     Девушка порывистым  усилием  преодолела  тяжесть  усталых  рук  и
протянула их начальнику.  Тот взял их в свои большие  ладони  и  нежно
погладил. Щеки Низы заалели, усталое тело наполнилось новой силой. Как
тогда,  перед опаснейшей посадкой,  она прижалась щекой  к  руке  Эрга
Ноора,  простив  заодно  и  биологу его кажущуюся измену Земле.  Чтобы
окончательно доказать свое согласие с обоими,  Низа предложила  только
что  пришедшую  ей  в  голову  идею.  Снабдить  один  из водяных баков
самозахлопывающейся крышкой.  Положить туда в виде приманки  сосуд  со
свежей кровью,  а не консервированной из врачебного запаса. Кровь даст
любой из астролетчиков.  Если черное "нечто" проникнет туда  и  крышка
захлопнется, то через заранее подготовленные краны надо продуть баллон
инертным земным газом и заварить наглухо края крышки.
     Эон пришел в восторг от изобретательности "рыжеволосой девчонки".
     Эрг Hoop  возился  с  настройкой   человекоподобного   робота   и
подготовлял мощный электрогидравлический резак,  с помощью которого он
надеялся проникнуть внутрь спиралодиска с далекой звезды.
     В уже  знакомом  мраке  стихли  бури,  мороз  сменился  теплом  -
наступил девятисуточный "день". Работы оставалось на четыре земных дня
-  погрузка  ионных зарядов,  некоторых запасов и ценных инструментов.
Кроме того,  Эрг Hoop счел необходимым  взять  некоторые  личные  вещи
погибшего экипажа,  чтобы после тщательной дезинфекции доставить их на
Землю как память родственникам. В эпоху Кольца люди не обременяли себя
вещами - переноска их на "Тантру" не составила затруднения.
     На пятый  день  выключили  ток,   и   биолог   вместе   с   двумя
добровольцами  - Кэй Бэром и Ингрид - заперся в наблюдательной башенке
у  "Паруса".  Черные  существа  появились  почти  немедленно.   Биолог
приспособил   инфракрасный   экран  и  мог  следить  за  убийственными
медузами.  Вот к баку-ловушке подобралась одна из них; сложив щупальца
и свернувшись в округлый ком,  она стала пробираться внутрь.  Внезапно
еще один черный ромб появился у раскрытого устья бака. Первое чудовище
растопырило  щупальца  -  вспышки  звездчатых  огоньков  замелькали  с
неуловимой быстротой, превращаясь в полосы вибрирующего темно-красного
света, которые на экране невидимых лучей засверкали зелеными молниями.
Первое отодвинулось,  тогда второе мгновенно свернулось в ком и  упало
на  дно бака.  Биолог протянул руку к кнопке,  но Кэй Бэр задержал ее.
Первое чудовище тоже свернулось и последовало за вторым. Теперь в баке
находились  две страшные медузы.  Оставалось лишь удивляться,  как они
могли до такой степени уменьшить свой видимый объем.  Нажим  кнопки  -
крышка  захлопнулась,  и тотчас пять или шесть черных чудовищ облепили
со всех сторон огромную,  облицованную цирконием  посуду.  Биолог  дал
свет,  сообщил  на  "Тантру" просьбу включить защиту.  Черные призраки
растаяли по своему обыкновению мгновенно, но двое остались в плену под
герметической крышкой бака.
     Биолог подобрался к баку,  притронулся к крышке - и получил такой
пронзительный  нервный укол,  что не сдержался и закричал от неистовой
боли. Левая рука его повисла парализованная.
     Механик Тарон  надел защитный высокотемпературный скафандр.  Лишь
тогда удалось продуть бак чистым  земным  азотом  и  заварить  крышку.
Краны также запаяли, окружили бак куском запасной корабельной изоляции
и водворили в коллекционную камеру. Победа была одержана дорогой ценой
- паралич руки биолога не проходил,  несмотря на усилия врача. Эон Тал
сильно страдал,  но и не подумал отказаться от похода к  спиралодиску.
Эрг Hoop,  отдавая дань его ненасытному стремлению к исследованиям, не
смог оставить его на "Тантре".
     Спиралодиск -  гость  из  дальних  миров  -  оказался  дальше  от
"Паруса",  чем это показалось путешественникам вначале. В расплывшемся
вдали свете прожекторов они неверно оценили размеры корабля.  Это было
поистине  колоссальное  сооружение,  не  меньше  четырехсот  метров  в
поперечнике. Пришлось снять кабели с "Паруса", чтобы дотянуть защитную
систему до диска.  Таинственный звездолет навис  над  людьми  отвесной
стеной,  уходившей  далеко  вверх  и терявшейся в пятнистой тьме неба.
Угольно-черные тучи  клубились,  скрывая  верхнюю  треть  исполинского
диска.   Малахитово-зеленая   масса   покрывала   корпус.   Ее  сильно
растрескавшийся слой был около метра толщины.  В зиянии трещин  из-под
него  выглядывал  ярко-голубой металл,  просвечивавший синим в местах,
где стерся малахитовый слой.  Обращенная к "Парусу" сторона диска была
снабжена спирально свернутым валообразным возвышением, двадцати метров
в  поперечнике  и  около  десяти  метров  в  вышину.  Другая   сторона
звездолета,  тонувшая  в  кромешной  тьме,  казалась  более  выпуклой,
представляя  собой  как  бы  срез   шара,   присоединенный   к   диску
тридцатиметровой  толщины.  По  этой  стороне  тоже изгибался спиралью
высокий  вал,  словно  на  поверхность  выступала   наружная   сторона
погруженной в корпус корабля спиральной трубы.
     Колоссальный диск глубоко утонул своим краем в почве.  У  подошвы
отвесной   металлической   стены   люди  увидели  сплавленный  камень,
растекшийся в стороны, как густая смола.
     Много часов затратили исследователи в поисках какого-нибудь люка.
Но он был либо скрыт под малахитовой окалиной,  либо вообще  запирался
так искусно,  что не оставлял следов на поверхности корабля.  Не нашли
они ни отверстий оптических приборов,  ни кранов продувочной  системы.
Металлическая скала казалась сплошной. Предвидевший это Эрг Hoop решил
вскрыть  корпус  корабля  с  помощью  электрогидравлического   резака,
одолевавшего самые твердые и вязкие покрытия земных звездолетов. После
короткого совещания  все  согласились  взрезать  верхушку  спирального
вала.  Именно  там  должна была проходить какая-то пустота,  труба или
кольцевой ход по  кораблю,  сквозь  который  можно  было  рассчитывать
добраться до внутренних помещений звездолета без риска упереться в ряд
последовательных переборок.
     Серьезное изучение   спиралодиска  могло  быть  выполнено  только
специальной  экспедицией.  Для  посылки  ее  на  эту  опасную  планету
следовало  доказать,  что  внутри  гостя  далеких  миров сохранились в
неприкосновенности приборы и материалы,  что уцелел весь  обиход  тех,
кто  вел корабль через такие бездны пространства,  перед которыми пути
земных  звездолетов  были  лишь  первой  робкой  вылазкой  в  просторы
космоса.
     Спиральный вал на другой стороне диска подходил вплотную к почве.
Туда  подтащили  прожектор  и высоковольтные провода.  Синеватый свет,
отраженный от диска,  тусклым туманом рассеялся по  равнине  и  достиг
темных  высоких  предметов  неопределенных  очертаний,  вероятно скал,
прорезанных воротами бездонной темноты.  Ни отсвет  туманных  звездных
пятнышек,  ни  лучи прожектора не давали ощущения почвы в этих воротах
мрака.  Вероятно, там и был спуск на низменную равнину, замеченную при
посадке "Тантры".
     Низко и глухо урча, подползла автоматическая тележка, выгрузившая
единственного  на  корабле  универсального робота.  Нечувствительный к
тройной тяжести, он быстро передвинулся к диску и стал у металлической
стены,  похожий  на  толстого  человека  с  короткими ногами,  длинным
туловищем и громадной, угрожающе наклоненной вперед головой.
     Повинуясь управлению  Эрга  Ноора,  робот  поднял своими четырьмя
верхними конечностями тяжелый резак и  стал,  широко  расставив  ноги,
готовый к исполнению опасного предприятия.
     - Управлять роботом будем только Кэй Бэр и я в скафандрах  высшей
защиты, - распорядился в телефон начальник экспедиции.  - Остальные, в
легких биологических скафандрах, отойдите подальше...
     Начальник запнулся.  Что-то  прошло сквозь его сознание,  вызвало
сокрушающую тоску в сердце,  заставило подогнуть колени.  Гордая  воля
человека  сникла,  заменившись тупой покорностью.  Весь в липком поту,
Эрг Hoop безвольно шагнул к черным воротам.  Крик Низы,  отдавшийся  в
его  телефоне,  вернул  сознание.  Он  остановился,  но  темная  сила,
возникшая в его психике, снова погнала его вперед.
     Вместе с начальником так же медленно,  останавливаясь и,  видимо,
борясь с  собой,  пошли  Кэй Бэр и Эон Тал - те,  что стояли у границы
светового круга.  Там,  в воротах  мрака,  в  клубах  тумана  возникло
движение  формы,  неизъяснимой  для  человеческого представления и тем
более устрашавшей.  Это не была уже знакомая медузообразная  тварь;  в
серой  полутени  двигался черный крест с широкими лопастями и выпуклым
эллипсом  посередине.  На  трех   концах   креста   виднелись   линзы,
отблескивавшие в свете прожектора, с трудом пробивавшего туман влажных
испарений.  Основание креста утопало во мраке неосвещенного углубления
почвы.
     Эрг Hoop  шел быстрее других,  приблизился к непонятному предмету
на сотню шагов и упал.  Прежде чем оцепеневшие люди смогли сообразить,
что  дело  идет  о  жизни и смерти начальника,  черный крест стал выше
круга  протянутых  проводов.  Он  склонился  вперед,  словно   стебель
растения,  явно  намереваясь перегнуться через защитное поле и достичь
Эрга Ноора.
     Низа с  исступлением,  придавшим  ей  силу  атлета,  подскочила к
роботу и завертела рукоятками управления на его  затылке.  Медленно  и
как   бы   неуверенно  робот  стал  поднимать  резак.  Тогда  девушка,
отчаявшись в своем умении управлять сложной машиной,  прыгнула вперед,
прикрывая  собой  начальника.  Из  трех  оконечностей  креста вылетели
какие-то змеящиеся светлые струи или молнии.  Девушка  упала  на  Эрга
Ноора,  широко  раскинув  руки.  Но,  на  счастье,  робот уже повернул
раструб резака со скрытым внутри острием к центру черного креста.  Тот
конвульсивно   изогнулся,   как   бы   падая  навзничь,  и  скрылся  в
непроглядной темени у скал. Эрг Hoop и оба его товарища сразу пришли в
себя,  подняли девушку и отступили за край спиралодиска.  Опомнившиеся
спутники уже катили импровизированную пушку из планетарного двигателя.
С  неиспытанным  ранее  чувством  жестокой  ярости  Эрг  Hoop направил
разрушительную   струю   излучения   к   скалам-воротам,   с    особой
тщательностью  подметая  равнину  и  стараясь  не пропустить ни одного
квадратного метра почвы.  Эон Тал стал  на  колени  перед  неподвижной
Низой,  негромко спрашивая в телефон и стараясь разглядеть подробности
ее лица под силиколлом шлема.  Девушка лежала неподвижно,  с закрытыми
глазами.  Признаков  дыхания  ни услышать в телефон,  ни уловить через
скафандр биолог не смог.
     - Чудовище  убило Низу!  - горько вскричал Эон Тал,  едва завидев
подошедшего Эрга Ноора.
     Сквозь узкую  смотровую  полоску  шлема  нельзя  было рассмотреть
глаза начальника.
     - Немедленно  доставьте ее на "Тантру",  к Луме!  - В голосе Эрга
Ноора более чем когда-либо звучали металлические ноты. - Помогите и вы
разобраться в характере поражения...  Мы останемся вшестером и доведем
до конца исследование.  Пусть геолог  отправится  с  вами  и  собирает
всевозможные  горные породы по пути от диска до "Тантры" - мы не можем
задерживаться более на этой планете.  Здесь надо вести исследование  в
танках высшей защиты,  а мы только погубим экспедицию. Возьмите третью
тележку и поспешите!
     Эрг Hoop    повернулся    и,   не   оглядываясь,   направился   к
звездолету-диску.   "Пушку"   выставили   вперед.   Ставший   за   нее
инженер-механик  включал  реку  огня каждые десять минут,  обводя весь
полукруг вплоть до края диска.  Робот поднес  резак  к  гребню  второй
внешней петли спирального вала,  который здесь, у погруженного в почву
края диска, приходился на уровне груди автомата.
     Громкое гудение  проникло  даже  сквозь  толщу  скафандров высшей
защиты.  По выбранному участку  малахитового  слоя  зазмеились  мелкие
трещины. Куски  этой  твердой  массы  отлетали,   гулко   ударяясь   о
металлическое  тело  робота.  Боковые  движения  резака отделили целую
плиту  слоя,  обнажив  зернистую  поверхность   ярко-голубого   цвета,
приятного даже в свете прожектора. Наметив квадрат, достаточный, чтобы
пропустить человека в скафандре,  Кэй Бэр заставил  робота  энергичным
нажимом провести в голубом металле глубокий разрез,  который не пробил
всей его толщи. Робот прочертил вторую линию под углом к первой и стал
двигать острием резака взад и вперед,  увеличивая напряжение. Разрез в
металле углубился более  чем  на  метр.  Когда  механический  помощник
прочертил  третью  сторону  квадрата,  то  разрезы  стали расходиться,
выворачиваясь наружу.
     - Осторожно!  Все назад!  Падайте! - завопил в микрофон Эрг Hoop,
выключая робота и отшатнувшись.
     Толстенный кусок металла вдруг отвернулся,  как крышка консервной
банки.   Струя   невообразимо  яркого  радужного  пламени  ударила  из
отверстия по касательной вдоль спирального вздутия.  Только это спасло
незадачливых исследователей, да еще то, что голубой металл моментально
заплавился и вновь закрыл прорезанное отверстие.  От  могучего  робота
остался ком сплавленного металла, из которого жалобно торчали короткие
металлические  ноги.  Эрг  Hoop  и  Кэй  Бэр  уцелели  лишь  благодаря
предусмотрительно  надетым  скафандрам.  Взрыв  отбросил  их далеко от
странного звездолета, разбросал остальных, опрокинул "пушку" и оборвал
высоковольтные кабели.
     Очнувшись от потрясения,  люди поняли, что остались беззащитными.
По  счастью,  они  лежали  в  свете  уцелевшего  прожектора.  Никто не
пострадал,  но Эрг Hoop решил,  что с них  довольно.  Бросив  ненужные
инструменты,   кабели   и   прожектор,  исследователи  погрузились  на
неповрежденную тележку и поспешно отступили к своему звездолету.
     Удачное стечение  обстоятельств  при неосторожном вскрытии чужого
звездолета  вовсе  не  зависело  от  предусмотрительности  начальника.
Вторая попытка сделать это должна была окончиться много плачевнее... А
Низа, милый астронавигатор, что она?.. Эрг Hoop надеялся, что скафандр
должен  был  ослабить  смертоносную  силу черного креста.  Не убило же
биолога  прикосновение  к  черной   медузе.   Но   здесь,   вдали   от
могущественных земных врачебных институтов, смогут ли они справиться с
воздействием неведомого оружия?..
     В переходной камере Кэй Бэр приблизился к начальнику и показал на
заднюю  сторону  левого  наплечника.  Эрг  Hoop повернулся к зеркалам,
которые всегда  находились  в  переходных  камерах  для  обязательного
осмотра  самих  себя  при  возвращении  с  чужой планеты.  Тонкий лист
цирконо-титанового наплечника распоролся.  Из  рваной  борозды  торчал
кусок небесно-голубого металла,  вонзившийся в изоляционную прокладку,
но не проткнувший внутреннего слоя скафандра. С трудом удалось вырвать
осколок  металла.  Ценой  большой  опасности и в конце концов случайно
образец загадочного металла спиралодискового звездолета  теперь  будет
доставлен на Землю.
     Наконец Эрг  Hoop,  освобожденный  от  скафандра,  смог  войти  -
вернее,  проковылять под давящим тяготением страшной планеты -  внутрь
своего корабля.
     Вся экспедиция ожидала его с огромным нетерпением.  Катастрофа  у
диска  наблюдалась  в  стереовизофоны,  и  нечего  было  спрашивать  о
результатах попытки.  
  Читать  дальше  ... 

    Источник :   https://mir-knig.com/read_353731-1

***

  Туманность Андромеды. ЖЕЛЕЗНАЯ ЗВЕЗДА. Иван Ефремов. 001 

  Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 002 

   Туманность Андромеды. ЭПСИЛОН ТУКАНА. Иван Ефремов. 003

  Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 004 

   Туманность Андромеды. В ПЛЕНУ ТЬМЫ. Иван Ефремов. 005 

 

    Туманность Андромеды. КОНЬ НА ДНЕ МОРСКОМ. Иван Ефремов. 008 

   Туманность Андромеды. ЛЕГЕНДА СИНИХ СОЛНЦ. Иван Ефремов. 009 

   Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 010 

   Туманность Андромеды. СИМФОНИЯ ФА МИНОР ЦВЕТОВОЙ ТОНАЛЬНОСТИ 4,750 МЮ . Иван Ефремов. 011 

   Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 012 

Туманность Андромеды. КРАСНЫЕ ВОЛНЫ . Иван Ефремов. 013 

  Туманность Андромеды.ШКОЛА ТРЕТЬЕГО ЦИКЛА . Иван Ефремов. 014

Туманность Андромеды. ТИБЕТСКИЙ ОПЫТ . Иван Ефремов. 015

  Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 016

Туманность Андромеды. ОСТРОВ ЗАБВЕНИЯ. Иван Ефремов. 017

Туманность Андромеды. СОВЕТ ЗВЕЗДОПЛАВАНИЯ. Иван Ефремов. 018 

Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 019

Туманность Андромеды. АНГЕЛЫ НЕБА . Иван Ефремов. 020

Туманность Андромеды. Иван Ефремов. 021

Туманность Андромеды.СТАЛЬНАЯ ДВЕРЬ . Иван Ефремов. 022

Туманность Андромеды. ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ . Иван Ефремов. 023

Туманность Андромеды.ПРИМЕЧАНИЯ К РОМАНУ "ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ" . Иван Ефремов. 024

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

 Звездные корабли. Иван Ефремов. 

  У коммунаров Ефремова. Почему? 

  Час Быка. Иван Ефремов.

  ...Из статьи Ивана Ефремова "Восходящая спираль эволюции" (1972)

Иван Ефремов и братья Стругацкие - их миры в фантастике

***

***

***

 











 


***

***

No 44, таинственный незнакомец. Марк Твен...

Из живописи фантастической

Шахматист Волков

Шахматы в...

Обучение

О книге 

На празднике

Поэт 

Художник

Песнь

Из НОВОСТЕЙ

Новости

 Из свежих новостей - АРХИВ...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 187 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, литература, классика, фантастика, Иван Ефремов, слово, Туманность Андромеды | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: