Главная » 2017 » Февраль » 25 » Роман " Россия молодая"... Книга 1... №28
17:00
Роман " Россия молодая"... Книга 1... №28

7. ДЫШИТ МОРЕ

 

     Весь  день  и  всю  следующую  ночь  в  монастыре  пировали  по  случаю
чудесного  избавления  от  гибели  в морской пучине. Монахи палили из пушки,
таскали   в  трапезную  ставленные  монастырские  меда,  жареную  треску  на
деревянных  блюдах,  моченые в уксусе молоки. С яхты было видно, как царь со
своими  приближенными пошел смотреть монастырскую солеварню, как вернулся и,
взяв  в  руки  топор,  принялся  обтесывать  бревна для креста, как монахи и
свитские водрузили крест на скале...
     - Ишь  каков  мужик  непоседлив, царь-от! - сказал дед Федор. - Все ему
надо  знать,  всюду  сам  пойдет.  Давеча с монахами завелся - как-де треску
солят, да как-де ее ловят, да как-де сало топят...
     Антип  смотрел  на  берег хмуро, с похмелья болела голова, было обидно,
что ночью Рябов вывел его из монастырской трапезной.
     - Без  всякого  без  почтения!  -  попенял  он  кормщика. - Я было уж и
простил  тебя,  непутевого,  а  ты  меня  -  за  загривок. Я помню, я хоть и
хмельной был, да помню...
     Семисадов  принес  с  берега  от монахов меда и трески, матросы на яхте
сели ужинать. За едою Антип объявил рыбакам:
     - Простил  я  Ваньку-то! Не для него, клятого, для Тайки. Чего мыкаться
по  чужим-то  дворам?  Не  гоже.  Не  тот  у  меня достаток, чтобы на них не
хватило.  Ну, работать будет Ванька-то, не посидит сложа лапища. Я стар уже,
годы  мои  преклонные, наработался. И кости болят от погоды. Как сырость али
взводень  разыграется  -  смертушка.  Лежать  стану  на печи, а Ванька пусть
хозяйствует.  Людей  нанимать,  покрутчиков,  на  тряску  в  лодье  сходить,
посмотреть, как на меня народишко работает, рыбку на ярмарке продать...
     - Ты об чем толкуешь, батюшка? - спросил Рябов.
     - Об  тебе  и  толкую.  Будешь  при  моем хозяйстве. Денег, слава богу,
скопил,  не  нищий  человек, не побирушка тесть у тебя. Наймешь покрутчиков,
рыбку у них примешь, продашь ее...
     Рябов усмехнулся, обветренное лицо его стало недобрым.
     - Я-то?
     - Вестимо, ты!
     - Уволь, батюшка.
     - Велика  честь,  что  ли?  Недостоин?  - осклабился Антип. - Совесть в
тебе не дозволяет! Уводом увел девку, а я простил? Так, что ли?
     Рыбаки-матросы  царевой  яхты  молчали, поглядывали то на Антипа, то на
Рябова.
     - Уволь,  батюшка,  -  опять  сказал  Рябов.  -  Не  пойду  я  к тебе в
приказчики.
     Антип поморгал, не понимая.
     - Не  пойду,  и  весь  мой  сказ!  - громче, круто произнес Рябов. - Не
надобно  мне ни чести твоей, ни прощения от тебя. Не был я никогда и не буду
живоглотом,  за  лодьи  да  за снасти, что рыбацким потом достались, еще три
шкуры драть. Сам я себе хозяин, сам себе и покрутчик...
     Антип  встал  на ноги, сжал кулак, заругался черными словами. Семисадов
и  дед Федор повисли у него на плечах, оттерли подальше от Рябова. Тот стоял
спокойно,  потом  не  торопясь  повернулся, сошел на берег. Антип кричал ему
вслед бранные слова, кормщик не оборачивался.
     - Я-то  - живоглот? - спрашивал Антип в ярости. - Я? А? Я ему прощение,
а он мне что? Ну, тать, ну, шиш, ну, лапотник, попомнишь...
     Рыбаки  молчали, переглядывались, пересмеивались. К вечеру Антип совсем
расходился,  топал  на  рыбаков  ногами,  кричал, что скрутит всех в бараний
рог,  что  никто  не  смеет ему перечить, он самим царем обласкан и теперь в
такую  силу  взойдет,  что  все  только  ахнут. Дед Федор попытался было его
укротить, он пнул старика сапогом. Тогда Семисадов сказал со вздохом:
     - Иди,  Антип,  ляжь,  отдохни.  Напился  пьян  и  шумишь.  А  ты перед
Иваном-то  Савватеевичем  - мелочь мелкая... Иди, иди, а то я и рассердиться
могу...
     В  сумерки  дед  Федор,  Семисадов, Рябов собрались в мозглой, холодной
царевой  каюте,  зажгли  свечу, стали разглядывать оставленные испанцем дель
Роблесом  морские  карты  и  чертежи. Рябов, неумело держа в пальцах гусиное
перо,  обмакнул  его  в  чернильницу,  подумал, провел жирную черту там, где
должен был быть по-настоящему Летний берег.
     - Ишь ты, какой смелый! - сказал дед Федор.
     - Хожено  здесь  перехожено!  -  ответил Рябов и, высунув кончик языка,
старательно  подправил  было  черту, но с пера вдруг густо капнули чернила и
растеклись по карте.
     Дед  Федор  засмеялся,  засмеялся  и Семисадов, Рябов с досадой швырнул
перо  в  сторону. Дед Федор потянул к себе другую карту - Беломорское горло,
стал  рассказывать, что сколь ни бывал там, ни единого разу не видел в горле
сплошного  льда,  и без ветра тоже там не случалось. Семисадов заспорил, дед
Федор обиделся:
     - Молод еще мне перечить. Экой отыскался!
     Сверху  по  палубе  раздались  шаги,  кто-то  быстро спускался в каюту.
Рыбаки  обернулись  -  Иевлев, веселый, ясноглазый, стоял в дверях. Медленно
подошел  к столу, сел, поглядел на карты, компас, пытливо всмотрелся в глаза
Рябова...
     - Словно и впрямь мореходы ученые. Об чем разговор?
     - Мало ли, - сказал Рябов. - Отоспались, вот и чешем языки.
     Иевлев  отворил  сундук  в  царевой  каюте,  достал обернутую в тряпицу
книгу, что взял Рябов у вдовы деда Мокия.
     - Кому занадобилось? - спросил кормщик.
     - Государь требует.
     Рябов усмехнулся, разгладил бороду:
     - Приглянулось Петру Алексеевичу морюшко наше. Дышит ему...
     - Это как - дышит? - спросил Иевлев.
     - А  так,  Сильвестр  Петрович,  дышит,  манит,  зовет, значит. Выходи,
дескать, морского дела старатель, пора, мол, стоскуешься без меня...
     Лицо кормщика стало серьезным, почти суровым.
     - Слышь? - сказал он Иевлеву. - Разгулялось нонче...
     Сквозь  однообразное  поскрипывание  - борт яхты терся о сваи причала -
Сильвестр Петрович ясно услышал мощный грохот волн.
     - Слышь?
     Сильвестр Петрович кивнул.
     - Ругаешься  на него, как застигнет тебя в пути бурей, мучаешься с ним,
а  манит,  распроклятое!  - вновь заговорил Рябов. - Одному человеку хоть бы
что!  Послушает  да пойдет. А другому - ох, не уйти от него. Вот и на тебя я
гляжу - манит и тебя, а? Верно?
     Он засмеялся раскатисто:
     - Трудно  вам  будет,  ребята, обвыкать. С малолетства-то куда легче, а
когда  в  возраст  войдешь - труднее. Мы, здешние, все - с малолетства, а вы
мужики - ишь вымахали, а в море впервой хаживаете.
     - Привыкнут!  -  сказал дед Федор. - Я одного знал - годов двадцать ему
было,  -  только  впервой  море увидал, с Вологды он, вологодский. Ничего, и
посейчас  плавает...  Конечно,  не  больно ладный мореход, наживщиком ходит,
дальше не пошел. Недурен, а робок...
     Сильвестр  Петрович  улыбался,  слушал  молча.  Потом,  полистав книгу,
сказал задумчиво:
     - Деды  ваши  плавали,  отцы  плавали, сами вы всю жизни в море. Есть у
вас  от  дедов  и  прадедов  великая  книга  морского хождения. Надобно нам,
братцы,  собрать  вместе все, что наплавано, начерчено, записано российскими
морскими  пахарями. Запишем вместе в книгу, будет у нас все, что понадобится
для морского хождения в сих водах...
     - Учить нас будешь, что ли? - спросил дед Федор.
     - Учить?  -  удивился Иевлев, задумчиво покачал головою. - Нет, дедуля,
не  мне вас учить. Знаю мало, а что знаю, то покуда девать мне некуда. Узнаю
поболе  -  может,  оно и сгодится вам, а нынче не мне вас учить, а вам меня.
Нет  и  не может быть морехода истинного без опыта всего, что знаете вы. Для
того  буду  учиться у вас искусству вашему и вам, может, сгожусь. Возьмете в
ученики?
     - В зуйки? - широко улыбнулся Рябов. - Что ж, дединька? Возьмем?
     - Давай  возьмем!  -  добродушно  согласился дед Федор. - Только ты уж,
Сильвестр  Петрович,  не  погневайся,  коли  маненько и попадет когда. У нас
запросто:  торок  ударит,  толковать некогда, всердцах - и по уху, и по чему
попало бьем, горячим, значит, чтобы побойчее справлялся...
     - Не погневаюсь!
     На  палубе  постояли,  послушали  море.  Дед Федор, назидательно подняв
корявый палец, говорил:
     - Не  стоит  оно  без  перемены-то,  а  живет,  не  мертвое  оно,  как,
допустим,  камень  али  бревно,  а  живое,  вроде как мы, человеки. Оттого и
говорят,  как  про  человека,  - дышит, дескать. Мы - люди, человечки божьи,
живем  скоро,  поспешаем,  дышим  часто, оттого и короток наш век. А море-то
вечное,  и  дышит оно редко. Вон грудь-то морская, богатырская, куда глаз ни
кинь  -  море-морюшко. И когда начинает грудь морская вздох свой, мы говорим
- прибывает вода. Так, Иван Савватеевич?
     Рябов молча кивнул. Лицо его в сумраке белой ночи казалось грустным...
     - Поднимается  лоно  морское,  -  говорил  дед  Федор,  -  дышит и реки
наполняет  вздохами  своими.  Наполнив  же реки, морюшко словно бы отдыхает.
Тогда  мы  говорим: "Задумалось Белое, задумалось, отдыхает..." И, отдохнув,
дрогнет море наше...
     - Сие  есть приливы и отливы, - сказал Иевлев. - Об том ведаю. Дважды в
сутки  бывают  они, две полые воды и две малые, так ли?.. Ну, пойду я, пора,
Петр Алексеевич книгу ждет...
     Он пошел к скрипящим сходням, обернулся, сказал:
     - Об многом еще потолкуем, господа мореходы...
     - Потолковать   можно!  -  ответил  Рябов.  -  Отчего  не  потолковать.
Стариков  на  досуге  собрать  надобно, они многое поведают: и то расскажут,
как  во  льдах  плавать  надобно, и то, каковы приливы и отливы в горле, и о
воронке  с кошками... Коли и взаправду манит вас море, господа корабельщики,
коли  верно,  что  дышит  вам  оно,  будет  делу  большая польза от стариков
наших...
     Иевлев  ушел  в  монастырь,  на  шканцах  появился  дель Роблес, позвал
русских играть с ним в кости.
     - Я-то  не  пойду!  -  сказал Рябов Семисадову. - Поиграл с ним давеча,
хватит, дорогая игра...
     И  вышел  на берег - пройтись. Дед Федор шагал рядом, охал, что-де ноют
ноги. Потом со вздохом пожаловался:
     - А  на  матерой-то земле не усидеть, Ванюха. На печку бы пора, да нет:
дышит оно, море, манит...

( http://lib.ru/PROZA/GERMAN/rosmol1.txt - ссылка к источнику)

***     Читать далее...      " Россия молодая"... Книга 1... №29

***             Россия молодая. Роман. Книги 1 и 2. Оглавление 

***  27 декабря (7)                                                                                                                                                                                                 ***

Тексты к роману Ю. Германа Россия молодая (3).jpg

***

Иллюстрация к роману Ю. Германа Россия молодая. Фото библиотечной книги (7).JPG

***

Просмотров: 153 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель Юрий Герман, советский писатель, Россия молодая, Юрий Герман, творчество, фото из интернета, писатель, роман Россия молодая | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: