Главная » 2022 » Март » 27 » Одержимость. Генри Каттнер. 06.
21:08
Одержимость. Генри Каттнер. 06.

 

***

===

Его могли отключить в любой момент. Но то ли операторы растерялись, то ли Харкеры не решились на открытый выпад, но Сэму закончить позволили.

— Я верю в успех, — продолжал он. — Честно признаюсь, что работаю и на себя. Да-да, именно! Но не только на себя, но и на всех вас. На всех, кто не правит, на простых людей. И я не отступлю! Но если однажды вы не услышите моего сообщения о делах на побережье, то вы сами поймете, кого в этом винить…

Когда Сэм, закончив выступление, исчез с экрана, на улицах и в домах Купола Делавер поднялся ропот. Люди, впервые за многие годы, столпились у общественных экранов. И впервые в истории человечества, нашедшего приют на чужой враждебной планете, с верхних ярусов Дорог послышался мощный голос толпы.

Скорее удивленный, чем угрожающий, он внушал благоговейный страх. Во все времена этот голос звучал предупреждением.

И Харкеры затаились. Они все слышали и все поняли. Но время позволяло им ждать.


Таким образом Сэм на какой-то срок мог чувствовать себя в безопасности. Пока. Он понимал это и спешно укреплял свои позиции. Общественному мнению свойственно меняться, и против Харкеров он искал поддержку понадежнее. Вспомнил он и о Сари. Наполовину из Харкеров, она явно была ненормальной. Но почему? Она была, возможно, единственным ключом к Семьям, и ответ на этот вопрос мог оказаться весьма полезным. В архивах бессмертных хранились только статистические данные, имена и краткие биографии. Тут ловить было нечего. Образ жизни бессмертных Позволял им избегать стрессов, вызывающих неврозы у короткоживущих. А что, если сама длительность жизни провоцирует стрессы, невозможные у простого человека?

Сэм неустанно искал и думал. Он исследовал множество версий, но безрезультатно. Наконец, он наткнулся на некий многообещающий факт.

Репродуктивный цикл бессмертных выглядел нетривиально. Периоды деторождения прерывались интервалами от пятидесяти до семидесяти лет. От бессмертных всегда рождался бессмертный. Но эти дети, если вообще выживали, были крайне слабы и первые месяцы их выхаживали под стеклянным колпаком.

С удивлением Сэм обнаружил, что одновременно с рождением Сари Уолтон в семье Харкеров родился мальчик. В тот период они оказались единственными выжившими потомками бессмертных Купола Делавер.

Но сам мальчик и его отец Блейз Харкер бесследно исчезли.

Заинтригованный, Сэм продолжал копаться в записях, пытаясь разыскать следы этого потомка бессмертных. Дата смерти отсутствовала. Записи о мальчике обрывались семьдесят лет назад.

Сэм это запомнил.


— Еще один. Он нам вполне сгодится, — сказал свободный солдат и на шаг отступил от прибора. — Взгляните.

Сэм неуверенно прошел по качающейся палубе и прильнул к окуляру. Необычная атмосфера корабля, идущего по волнам, волновала его. Как и всякого жителя Куполов, его тревожило бесконечное открытое пространство, беспокоил влажный ветерок. Все казалось необычным, все вызывало тревогу.

Небо, молочно-белое, отражалось в море, и море тоже становилось молочно-белым. Громада разрушенной Крепости на берегу почти скрывалась под штурмующими ее джунглями. Постоянный гул доносился оттуда. Различались крики, визг и рев пожирающих друг друга животных. О борт корабля настойчиво било море. В ушах Сэма посвистывал ветер. Для рожденного в Куполах поверхность Венеры выглядела враждебной.

Но Сэм, забыв обо всем, смотрел в окуляр.

Мир мерцающего света и призрачных раскачивающихся водорослей открывался его взору. Мелькали смутные силуэты подводных тварей: глупыми глазами смотрели рыбы с сияющими хвостами, мельтешили похожие на снежинки сифонофоры, медузы раскачивались в каком-то только им ведомом ритме. Лениво сжимались в яркие полосатые кулачки анемоны. Мирно колыхался раскидистый радужный веер губки.

И посреди этого чарующего призрачного мира лежал корпус затонувшего корабля, весь облепленный водорослями и ракушками.

Третий из найденных кораблей, достойных, по мнению Хейла, чтобы их поднять.

— Он куда крепче, чем кажется, — уверял он Сэма.

— Корпус сделан из чрезвычайно прочного сплава. Когда-то мы восстанавливали и не такие руины.

Голос Хейла прервался. Он молча уставился в пустынную даль моря, словно вспоминал былые походы и мощный флот, некогда бороздивший эти воды. Тогда во славу Куполов, бывших священными и неприкосновенными, на пространствах серых морей велись войны. И Купола, сделавшие ставку на побежденных, выплачивали контрибуцию кориумом. А символические взрывы глубинных бомб неподалеку от империумных сфер лишний раз напоминали об их уязвимости.

Но те времена канули. Джунгли разрушили и поглотили Крепости. Корабли опустились на дно у своих причалов. Брошенные людьми, они заросли водорослями и ракушками, но прочный металл корпусов пережил забвенье.

Сэм и Хейл внимательно изучали береговую линию, где раньше высились башни Крепостей. Когда-то Хейл даже жил в некоторых из них. Он до сих пор мог на память перечислить гавани и суда враждующих сторон.

Первые два корабля, поднятые со дна, после небольшого ремонта вполне годились для плавания.

— Вот теперь им не загнать нас под империум, — сказал Хейл, держась одной рукой за поручень, а другой смахивая брызги с лица. — Теперь — только вперед.

— Дорого это будет нам стоить, — ответил Сэм, — больше, чем у нас есть. Надо придумать что-то особенное.

— Что?

Сэм оценивающе взглянул на Хейла. Не пора ли открыть карты? Несколько недель он осторожно подготавливал Хейла к решению, которое тот отверг бы без предварительной обработки.

Неудача недопустима. Уже дважды Сэм входил в этот мир без гроша в кармане, беспомощным и окруженным множеством врагов. Но с того момента, когда он очнулся в темном переулке с пересохшим от жажды горлом, он снова вскарабкался на первую ступень лестницы, ведущей к звездам, и отступать не собирался. И методы, которые он хотел применить для достижения своих целей, особой щепетильностью не отличались.

Именно это качество позволило ему заманить в ловушку Дока Малларда и получить кориум, с которого он начал свое второе восхождение. Для следующего шага опять нужен был кориум. Но на этот раз противник у него был во сто крат сильнее — Харкеры.

Что запросто получилось с Маллардом, с Харкерами не проходило. Придумывая западню для них, Сэм сломал голову, но придумать ничего не мог. Они были неуязвимы, ибо имели все, что только могли пожелать. Сари? Существует наркотик, способный подстегнуть ее желание отомстить Захарии. Она может убить его. Или себя. Или  обоих. Скандал в Семьях был бы на руку Сэму. Но организовывать это долго. Разумеется, рано или поздно он уничтожит Захарию. Но сейчас его смерть ничего не решит, а предпринимать что-то нужно срочно.

Сэм оказался в положении первопроходцев Венеры. Их оружие тоже либо уничтожало напрочь, либо легко ранило. Уничтожение не годилось на данный момент, но все остальное оставляло врага неуязвимым.

Сэму оставалось или отказаться от своих замыслов, или решиться на чудовищный шаг.

— Хейл, — жестко начал он. — У нас есть достаточно кориума, чтобы сделать то, что вы когда-то делали. На Купола надо сбросить бомбы.

Хейл изумленно взглянул на Сэма и расхохотался.

— Ты в своем уме?

— Думаю, что да. У вас есть другие предложения?

— Ты ошибся, Рид. Я не убийца.

— Но свободные солдаты…

— Сравнил! Тогда…

— Вот именно — «тогда», — перебил Сэм. — Вы воевали по приказам Куполов. Воевали, грабили, убивали, а Купола расплачивались кориумом. И грозили вы им бомбардировкой самих Куполов. Я понимаю, это был блеф. Причем, взаимный. Так вот, я и предлагаю сблефовать снова. И Семьи будут считать это блефом. Единственная наша задача — перехитрить этих снобов.

— Как ты себе это представляешь?

— Не все ли равно? В случае удачи мы сорвем куш. Не выйдет? Что ж, нам и так терять нечего.

— Но они же будут уверены, что мы не решимся. Население Куполов примет все за шутку. Ты же знаешь эти равнодушные толпы. Они подымут нас на смех. В этих теплицах у них давно пропал инстинкт самосохранения. Как вы убедите их, что мы не шутим? Не в самом же деле…

— Все мы люди, — перебил его Сэм. — Да, мы несколько подзабыли, что такое война и настоящая смертельная опасность. Шутка ли, столько столетий без войны! Но вы присмотритесь. У людей точно так же раздуваются ноздри в гневе — наследие предков, когда их рот был забит плотью врага, а дышать было надо. Они точно так же боятся смерти. Поверьте моему опыту подворотен. Нет, они еще не изжили свои страхи.

— Я отказываюсь, — упрямился Хейл. — Это не по мне.

Купола замерли. Наступила мертвая тишина. С телеэкранов прозвучала угроза. Но через минуту послышался ропот, быстро сменившийся безудержным хохотом.

Отчасти Хейл оказался прав. Угрозу всерьез не восприняли. Колонии существовали только благодаря поддержке Куполов. «Как же можно атаковать собственных кормильцев? Не даже если все они там рехнулись в своих колониях, то шарахнут они по какому-нибудь другому Куполу, а не по нашему», — рассуждали обыватели.

Но когда Сэм назвал конкретный Купол — Делавер, назвал время — сейчас, назвал откуп — кориум, страсти разгорелись не на шутку.

Конечно, блеф мог не пройти. И на этот случай Сэм припас еще некое оружие, хотя мощным его нельзя было назвать. Все зависело от искусного применения. В нужный момент оно могло принести успех. Но применив его, Сэм отрезал все пути к отступлению. Впрочем, были ли они у него?

Сэм нашел Блейза Харкера.

В принципе, суть этой схватки была в конфликте Сэма с Захарией, главой клана Харкеров. А клан Харкеров, в свою очередь, служил образцом всем Семьям. Захарии на его высотах была, возможно, безразлична наивысшая точка напряжения. Он мог позволить себе знать или не знать ее. Но Сэм ее знал и поставил на кон. Захария был обречен на поражение.

Разумеется, Сэм предполагал ответные действия Семей. Один раз он уже схватился с ними и проиграл. Но теперь настал его час.

Отыскал Блейза Слайдер. Узнав об этом, Сам заявился в его каморку в районе притонов Делавера. Слайдер сладко спал в объятиях «Оранжевого Черта». Пока Сэм расталкивал его, он сквозь наркотическую одурь называл Сэма именем Клано и перечислял все его преступления, которые Сэм не совершал.

Изрядная доза алкоголя развеяла наркотическое забытье, и оплывшее тело тяжело заскрипело кроватью.

— A-а… сынок… Достал я тебе этого Блейза.

Сэм, получив листок с адресом, бросился к выходу.

— Ты куда, сынок? — проскрипел старик. — Ты не сможешь проникнуть к нему.

— Я очень постараюсь.

— Тебе понадобится несколько недель, пока не найдешь кого-то, кто очень любит деньги… Отыщешь ловких помощников… Проникнешь в этот квартал. А план отступления? А..

— Ладно, не скрипи. Сам-то ты сможешь мне помочь?

— Постараюсь.

— Тогда начинай. В три недели уложишься? Больше я ждать не могу.

— Успокойся, сынок. Я все сделал.

Сэм изумленно уставился на Слайдера. Этот немощный с виду старикашка не переставал его удивлять.

Старик гадко по-своему захихикал.

— Я еще гожусь на что-то. Не воображай, что работенка была из легких. Но я справился. Закрой ставни и выключи свет. Я сейчас.

На стене появился светлый квадрат. Искажаемые неровностями, задвигались тени. Камера, очевидно, была прикреплена к поясу человека, нанятого на это рискованное дело. Картины резко менялись. Человек то шел, то бежал. Иногда он останавливался, и картины становились вполне разборчивыми.

Вплотную к объективу появилась какая-то решетка. За ней — ноги в белых брюках. Потом решетка исчезла. На мгновение камера зафиксировала сад, уставленный множеством фонтанов. Такое возможно было увидеть только в цитаделях бессмертных.

Камера поворачивалась то вправо, то влево. Иногда оператору приходилось прятаться, и объектив тогда закрывали занавес или дверь. Затем опять проносились комнаты и коридоры.

Скорость резко увеличилась. Похоже, человек побежал. Стремительно неслись мимо стены, пропадая, когда человек пробегал угол. Качался лифт с застекленными стенами. Снова коридоры. И все бегом.

Опять решетка. Увеличиваясь, прутья наплыли на объектив и растаяли.

События ускорились. Завертелась богато уставленная комната. Три человека в ней. Они, похоже, боролись.

Кадр качнулся, сдвинулся. Появился еще один человек. Он надвигался на камеру, держа в руке что-то блестящее. Слепящая вспышка! Изображение пропало.

Кадры с борцами пришлось прокрутить несколько раз с замедлением. Снова и снова возникала комната с обитыми бархатом стенами. Трое медленно боролись. Под их ногами мягко проседал толстый ковер.

Двое пытались скрутить третьего — высокого, стройного человека. Внимание привлекала прекрасной формы голова. Даже резкие движения его были величественны. Искаженное злобой лицо заливала кровь из разбитых губ.

Глаза его закатились, рассмотреть лицо казалось весьма трудно. Со звериной ловкостью этот человек бросался из стороны в сторону, увлекая за собой своих противников. При этом он еще успевал хохотать и колотить себя руками по бокам. Сцена походила на странный и жутковатый балет. Наконец двое начали потихоньку одолевать. Один из противников навалился на него. Другой медленно-медленно натянул смирительную рубашку. Изображение сдвинулось. Вспышка!..

— Вот это и есть Блейз Харкер, — сказал Слайдер. — Плесни-ка в стакан. Да и себе тоже. Тебе это, похоже, не помешает.


— Нам нужен кориум, — обращался Сэм к жителям Куполов. — Мы имеем на него право. Время болтовни и обещаний кончилось. Мы начинаем атаку. Что скажешь, Харкер?

Под Куполами, спрятанными под толщей морей, люди затаили дыхание. Затем в девятнадцати Куполах из двадцати послышался гул. Сэм угрожал не им.

Лишь Купол Делавер молчал. Люди оцепенели от ужаса. Только слышалось мягкое гудение Дорог в их бесконечном неустанном движении.

Захария изволил помедлить. Ожидание стало невыносимым, когда он, тонко выбрав момент, дал сигнал. На экранах появилось прекрасное лицо бессмертного, отодвинув на задний план лицо Сэма, сразу ставшее невыразительной тенью.

— Ты глупец, Рид! И блеф твой глуп!

Тень снова превратилась в лицо Сэма, а лицо Захарии стало прозрачным.

— Ты ошибаешься. Это не блеф. Смотри!

Два врага исчезли, уступив экран изображению сияющего моря. Столбы солнечного света, пробив облака, упирались в голубую воду. Флот из пяти кораблей двигался по этому великолепию, оставляя за собой шлейф сверкающих брызг.

Небольшие, но защищенные империумной броней корабли выглядели весьма устрашающе. Под прозрачными колпаками двигались какие-то силуэты, но не люди, а равнодушные механизмы, созданные для разрушения. Отсутствие людей пугало еще больше.

— Смотрите все! — крикнул Сэм.

Море неподалеку от кораблей вдруг вспенилось, поднялось высоченным белесым столбом, на мгновение замерло и чудовищным водопадом обрушилось вниз.

Экран потемнел. Чуть погодя на нем появилась другая картина — зеленовато-желтый подводный мир. Камера, видимо, находилась недалеко от поверхности. Переливались блики от волн, поднятых темными тушами бронированных кораблей. Один, второй, третий, четвертый, пятый…

От последнего отделился серебристый предмет и пошел вниз. Камера сопровождала его, не выпуская из фокуса. Под Куполом Делавер у зрителей перехватило дыхание. Невозможно было определить, что за цель выбрала эта железная тварь.

Бомба падала, казалось, вечно. Но мало кто за ней следил. Большинство смотрели на нижний срез экрана, ожидая появления дна. Напряжение становилось невыносимым. Где же дно?! Но вот появился песок. Чистый, в мелкой аккуратной ряби.

Бомба ударила в него. Фокусировка тут же изменилась, чтобы охватить весь взрыв. Мало что удалось разглядеть, но хватило и этого… Экран, прежде чем ослепнуть, успел показать свирепый подводный смерч, перемешавший живое с неживым… Только звуковой канал донес глухой раскат взрыва.

Услышали все. Не не только услышали. Купол Делавер — Купол! — вздрогнул, словно от страшного удара гигантским молотом.

Раскат стих. Все молчали.

Сэм стоял на мостике флагманского корабля, когда по каналу шифрованной связи пришло сообщение.

Пробегающие яркие точки Сэм привычно складывал в слова: «Из купола Монтана час назад отбыла Кедра Уолтон. Она направляется в купол Делавер».

Сэм невольно взглянул вниз.

— Разве она не знает, что там творится?

— Наверное, нет. Но по прибытии узнает. В Делавере включены все общественные экраны.

— Сари подсунули снадобье?

— Да. Сразу, как только Кедра выехала. Скорее всего, она его уже приняла.

Загудел другой экран связи. Говорил Робин Хейл:

— Как дела, Рид?

— Идут потихоньку, — ответил Сэм и переключился на связь с Монтаной.

На этот раз олимпийская самоуверенность Захарии его просто смешила. Сэм с торжествующей улыбкой смотрел врагу прямо в глаза.

Все шло по плану. Сэм точно рассчитал время. Приближался ключевой момент, кульминация наступит при появлении Кедры. Удар психологической бомбы будет много мощнее и эффективнее тех, что сбрасывали с кораблей.

Запалом этой бомбы станет Сари. Она примет, если еще не приняла, порошок, который через своих людей подсунул ей Сэм. Наркоман не спрашивает, он просто берет и принимает наркотик. Но к этому наркотику подмешано кое-что еще, и это станет для Захарии неприятным сюрпризом.

Психика Сари подверглась массированной атаке. Она доведена до крайности и достаточно одного случайного жеста, чтобы ее воспаленный мозг прорвал тонкий покров нормы и взбунтовался. Блейз и Сари, родившиеся под знаком роковой звезды, что изредка проглядывала сквозь пелену облаков, были отмечены безумием.

— Рид, — спокойно сказал Захария. — Ты не посмеешь уничтожить Делавер.

— Это была только первая бомба, — возразил Сэм. — Сейчас мы идем к вашему Куполу и каждые пять минут будем сбрасывать по одной. Последняя упадет на купол.

— О последствиях вы не подумали?

— Это ваша проблема. Вооружены мы хорошо. У нас радары, зенитки, управляемые снаряды, ракеты. А вы под водой, да еще без оружия. На ответный удар вы неспособны. Для нас пара пустяков накрыть вас в ваших Куполах. Думайте. Только скорее. Еще немного, и вам останется только умереть…

Его слышали во всех Куполах. Сэм переключил экран на одну из крупнейших центральных площадей Делавера. Туда со всех сторон стекались огромные толпы. Это были строители, а не воины. Ничего, колониям и строители пригодятся.

Но это потом. А сейчас он сражался.

Где Хейл? Как он? Свободный солдат не на шутку беспокоил Сэма. Сможет ли он, если придется, сбросить роковую бомбу? А сам он, Сэм Рид? Сможет ли?

Нет, нельзя допустить, чтобы зашло так далеко.

Кедра наверняка уже на полпути и, скорее всего, знает о происходящем. Небось, спешит на помощь своему Захарии. В течение целых столетий она любила его. Но не вспышками звездного пламени, а словно планета, приближающаяся к своей звезде в перигее и исчезающая в апогее. Да, она захочет быть рядом с Захарией в этот страшный час.

— Следующую! — приказал Сэм.

Эта бомба ударила в скалу. Раскатистый гром прошел по звуковым каналам. Толпа колыхнулась.

Крупная дрожь пронзила Делавер. Сомнений не оставалось — Купол затрясло, как в лихорадке.

Массы народа все скапливались под общественными экранами и, затаив дыхание, следили за дуэлью Сэма Рида и Захарии Харкера.

Первым заговорил Сэм:

— Сдавайся, Харкер. Что-то потеряют только Семьи, но не простые люди. Я знаю, чего вы боитесь. Короткоживущие пойдут на поверхность, и вы не сможете ими управлять. Так?

— К вам волен идти любой желающий, — парировал Захария. — Но только в Куполах люди свободны. Там вы превратите их в рабов. Всему свое время, сейчас еще рано выходить на поверхность. Слишком опасно. Вам нужен кориум? А я думаю, что это только первое ваше требование. Затем, вам понадобится насильственный набор рекрутов, принудительный труд.

— Время споров миновало, — сказал Сэм. Голос его звучал во всех. Куполах Венеры. — Или мы уничтожим Делавер, или вы заплатите нам.

— Здесь полмиллиона людей!

— По вашему, лучше погубить колонию? Может быть, вы даже готовы погибнуть, лишь бы уничтожить ее? Я не верю вам! Остальные бессмертные наверняка уже покинули Делавер, а вас ждет самолет.

Это был вызов, и Захария не мог его проигнорировать. На экране он тоже видел толпы, застывшие у экранов. Престиж бессмертных держался только на безграничном доверии, а если толпы перестанут верить, бессмертные мигом утратят свое положение.

Обращаясь к Сэму и Куполам, Захария сказал:

— Никто из бессмертных не покинул Делавер. Я говорю с вами из Зала Совета Харкеров. Смотрите.

Экран показал огромный зал. Он был пуст, только Захария сидел перед пультом связи. Но отворилась дверь, и стали заходить мужчины и женщины. Сэм искал знакомые лица. Он узнал только Рауля.

Не ошибся ли он во времени?

— Сейчас мы увидим другие Семьи, — сообщил Захария.

Появились другие Залы Советов купола Делавер. Святая святых. Они быстро заполнялись. Рэндольфы, Вуды, Дэвидсоны, Моусоны. Из них только Харкеры были истинными правителями Купола Делавер. Крупным планом снова появился Захария. Среди бессмертных Сэм увидел Джеффри… поискал глазами Сари. Вот она! Он внимательно присмотрелся к ней. Приняла ли она наркотик? Сари сидела неподвижно, но руки ее судорожно сжимались в кулаки и снова разжимались. Сэм узнал, что хотел.

— И этот твой обман не пройдет, — сказал Захария.

— Все бессмертные остались в куполах.

— Неужели вы скорее умрете, чем отдадите нам немного кориума? — спросил Сэм. — Это ваше дело, покуда касается только ваших жизней. Но вы сами говорили, что в куполе полмиллиона человек. Это как? Кроме того, кориум не принадлежит лично вам. Он — достояние всего народа. И вы не вправе решать за него.

— Мы тоже народ, — ответил Захария.

— Разве? Да что вы знаете о народе? Вам, бессмертным божествам, нет дела до простых людей, работающих на вас в надежде на эфемерное вознаграждение. Все блага достаются вам. Вы просто наслаждаетесь жизнью и ничего не делаете, пока короткоживущие вкалывают на вас. Они умирают, рожают детей и те тоже умирают, а вы пребываете в бесконечной неге. Вы можете позволить себе отложить колонизацию. Вы можете и подождать, зная, что все равно однажды выйдете на поверхность, к небу и звездам. А мы? Мы умрем. И дети наши умрут. И дети детей. Но они создадут пирамиду, на которую вы взойдете, а они никогда ее не увидят. Кто вам сказал, будто вы народ? Нет, вы не народ! —  Сэм уже кричал. — Вы вообще не люди! Вы же — бессмертные!

— Все не так! Мы правим от имени народа, потому что у нас больше опыта.

— Опыта, говорите? — переспросил Сэм и вдруг поинтересовался: — А почему среди вас не видно Блейза Харкера?

— Его сейчас нет в Делавере.

— Может, перейдем на направленный луч? — предложил Сэм.

После паузы изображение на всех общественных экранах в Куполах пропало. Светились лишь два экрана — Сэма и Харкеров.

— Можете не отвечать мне, — сказал Сэм. — Хотите, покажу видеофильм? Там вы и увидите своего родственничка. Представляете, что будет с вашей репутацией, если все узнают, что бессмертные могут сходить с ума?

Защелкал экран шифрованной связи: Сэм прочитал световые импульсы: «Кедра Уолтон вступила на территорию Купола Делавер». Все шло по плану!

Но тут другой экран завопил: «Слушайте людей куполов! Слушайте!» Сэм очень не хотел отвлекаться. Он все поставил на кон, и помешать могла любая случайность. Но он все же переключил канал и прислушался.

Общественные экраны в куполах были отключены. Людей отрезали от важнейших событий, касающихся всех, и как раз в момент наивысшего напряжения.

Людям это не понравилось…

На улицах Куполов все громче раздавался гневный ропот. Огромные толпы возбужденно кипели вокруг общественных экранов. В любой момент страсти могли выйти из-под контроля. Надо было срочно что-то предпринимать.

Сэм вернулся к изолированному лучу. Харкеры тоже слышали этот гул. И они осознали необходимость быстрых действий. Сэм довольно усмехнулся. Этого он и добивался. Надо было заставить аристократов спешить. Они не привыкли к этому в своем бессмертии и наделают ошибок. Сэм же всю жизнь чувствовал нехватку времени. Он всегда спешил и научился действовать быстро. Жаль, что он не умел так же быстро говорить…

— Бессмертные, помните о своем престиже! — быстро, как только мог, проговорил он. — Вы утратили связи с людьми. Что вы знаете о чувствах и нуждах простых людей? Что станется с верой в вас через несколько десятилетий, бессмертные? Я короткоживущий и счастлив этим!

Сэм перестарался. Захария взглянул на него с удивлением, будто уловил фальшивую нотку. Подобная напыщенность речи — не для частных разговоров. Только толпу можно подкупить высокопарной риторикой.

Сэм открыл рот, чтобы сказать еще что-то, но тут позади Захарии открылась дверь, и Сэм понял, что расчет его точен.

— Какое лицемерие! — вскричал он. — Как это похоже на вас! Использовать доверчивую женщину, чтобы отшвырнуть ее, когда можно вернуться к своей…

Вошла Кедра Уолтон. Сэм краем глаза увидел, как Сари вскинула голову, всплеснув золотисто-зелеными волосами, как под сверкающим платьем напряглись ее плечи. Но смотрел Сэм только на Кедру.

Словно ничего не услышав, она быстро шла через зал.

Высокая, стройная, прекрасная, с гордо откинутой головой и тяжелой копной волос. Она на ходу расстегнула плащ, сбросила его, и он сверкающим водопадом опустился на пол. Белые тонкие руки протянулись к Захарии.

«Так и должно быть, — подумал Сэм. — Не могла она бросить Захарию в такую минуту». Их связывали много десятилетий, даже столетия. Они давно стали единой душой и разумом. А главное, она любила его. И вот она пришла, чтобы выручить его, чтобы помочь ему бороться.

Но все забыли о Сари. Сэм успел перевести на нее взгляд. Захария тоже обернулся, но опоздал. Сценарий Сэма развивался. Измотанная психика Сари, добитая наркотиками, что подсунул ей Сэм, стала неуправляемой. Остановить ее уже никто не мог.

Все было предопределено. Сари ненавидела Захарию и Кедру. И стоило ей увидеть, что они снова вместе, как безотчетная ярость поглотила ее. Родившись под знаком взорвавшейся Земли, она сама была обречена взорваться во вспышке безумного гнева.

За долю секунды чинное собрание невозмутимых бессмертных превратилось в омерзительную свалку. Мужчины толпой набросились на вопящую Сари, в невероятной толкучке пытаясь оторвать ее пальцы от горла Кедры.

Усмехнувшись, Сэм нажал на кнопку пульта и его лицо появилось на общественных экранах. Зловещий ропот толпы сменился тишиной, когда Сэм закричал в микрофон:

— Харкеры! Харкеры! Что случилось? Почему нет связи? Харкеры! Вы слышите меня?

Бессмертные не отвечали.

— Харкер! Харкер! Ты что, покинул Делавер? Ответь мне!

Прогрохотала еще одна бомба. Купол Делавер ощутимо сотрясся. Толпы, качнувшиеся вместе с ним, негодующе загудели.

Сквозь грохот и треск империумного купола слышался голос Сэма:

— Делавер! Делавер! Ответьте! Если Харкеры сбежали, кто у власти? Делавер! Ответьте!

Внезапно на экране появилось лицо Захарии. Он тяжело дышал и пытался отереть с лица кровь, текущую из глубокой царапины на щеке. Но в его голосе прозвучало ледяное спокойствие:

— Мы и не собирались бежать. Мы…

Страшный рев толпы заглушил его голос. Взревел весь Купол Делавер. Случилось невероятное — толпы осмелились усомниться в бессмертных. Страх смерти уничтожил инстинктивное преклонение перед ними. Короткоживущие впервые возмутились.

Захария продолжал открывать рот, но его никто не слышал. Истеричный рев толпы поглотил все остальные звуки. Людям, должно быть, показалось, что Купол рушится, а потрепанный вид вернувшегося на экран Захарии только подстегнул эти подозрения. Случилось что-то ужасное, но что именно, люди могли только гадать, а Купол все сильнее и сильнее сотрясался от приближающихся взрывов. Ужас вырвался из многих тысяч глоток звериным ревом. Толпы, яростно скандируя, стали требовать капитуляции.

И тут Сэм ошибся.

Ему бы молча сидеть и спокойно наблюдать развитие событий. Он сделал все, как следовало: натравил толпу на бессмертных, и тем некуда было деваться, кроме как уступить требованию народа. Но Сэм не выдержал невозмутимого вида Захарии. О, как он их ненавидел! Как желал он унизить их, увидеть страх в их глазах. У него помутилось в голове от неистового желания ударить это холеное юное лицо, вырвать у гордого бессмертного признание в поражении.

Но он не мог его ударить. Сэму оставалось только прокричать в микрофон что-то неразборчивое. Из-за несмолкаемого шума никто его не понял, но когда общественные экраны заполнило его грубое рыжебровое лицо, толпы смолкли и услышали его слова:

— Немедленно сдавайтесь! — яростно ревел Сэм. — Харкеры не способны управлять Куполом! Отдайте нам все, что мы требуем! И если не боитесь, покажите, что у вас там творится в Зале Совета! Включайтесь в связь! Попробуйте показать, насколько разумны Харкеры в момент кризиса! Нет! Подождите! Давайте, я покажу! Люди куполов! Сейчас вы увидите Блейза Харкера!

На заднем плане экрана тень, которой был Захария, сделала нетерпеливый жест. Лицо и голос Сэма исчезли. Ясно стал виден Захария. Он наклонил на экране голову, словно Бог, разглядывая охваченную паникой толпу у своих ног. Спокойно он сказал:

— Вы в безопасности, люди Куполов. Ни одна бомба не упадет на вас. Но у меня есть для вас новость, которую я до сих пор скрывал. Пришло время сказать все. Этот человек, Джоэль Рид, заверил вас, что никогда не видел своего отца. Он поклялся смыть позор со своего имени. Поклялся сделать для колонизации поверхности все, что наобещал когда-то его, якобы, отец, Сэм Рид.

Захария сделал паузу и отчеканил:

— Люди куполов, этот человек снова солгал вам. Он и есть Сэм Рид!

Только через некоторое время тишину нарушил гул толпы. Захария поднял голову и продолжил:

— Мы можем это доказать. У нас есть снимок сетчатки его глаза и отпечатки пальцев. Мы представим вам их. Но посмотрите внимательно на этого человека. Это Сэм Рид, и он уже однажды обманул вас. Можете ли вы еще раз поверить ему? Можно ли верить человеку, которому все вы безразличны, и которого интересует лишь личная выгода? Да, можете довериться ему, но он вас все равно обманет. — Захария повернулся к Сэму. — Сэм Рид, что вы скажете людям, которых вы обманули? Или вы будете Отрицать это? Отвечайте же, Сэм Рид.

Лицо Захарии на экране ушло в тень. Крупным планом перед толпой предстал Сэм.

Захария тяжело дышал. Дрожащей рукой он отирал кровь со щеки. Захария утратил свое хладнокровие!

Пока этого никто не понял. Даже Сэм. Потом он поймет это, но сейчас ему надо было соображать быстро. Не более чем через пятнадцать секунд он обязан ответить. Ответ у него почти созрел. Он знал это. Он ощущал его, но пятнадцать секунд уже прошли…

Но тут его осенило. Захария все же допустил ошибку. И фатальную! Мыслить быстро бессмертные не привыкли. За долгие беззаботные столетия они разучились мгновенно определять опасность и быстро устранять ее. Они привыкли оперировать столетиями, не не днями и, тем более, не секундами.

Лицо Сэма на экране разгладилось, он рассмеялся.

— А я и не буду отрицать! Да, я допустил ошибку, но сам же ее и исправлю. Харкер прав: я — бессмертный!

Он помолчал, чтобы все осознали услышанное.

— Когда мне в лицо бросили наркотический порошок, мне было сорок лет. Еще сорок лет я отсутствовал. Но взгляните на меня. Похож я на восьмидесятилетнего? — Он смотрел на людей с тысяч общественных экранов. Лице его излучало непоколебимую уверенность.

Люди смотрели на его искаженное гневом грубое лицо. Нет, он не выглядел старым и его голый череп не был похож на облысевший. Но если прекрасной формы голова его еще могла свидетельствовать о принадлежности к элитной породе, то лицо не могло быть ликом бессмертного.

— Взгляните на меня, — повторил Сэм. — Неужели не видно, что я совсем не похож на бессмертного? Но почему же, спросите вы, я, прожив восемьдесят лет, не постарел? — Сэм вперил в толпу свой яростный взгляд. — Я такой же, как вы, простой человек! Но я долго жил на поверхности и понял, почему бессмертные панически боятся колонизации. Да-да, все вы помните, как они мешали нам. Так почему же они боятся? А я скажу, почему! Потому что все вы можете стать бессмертными!

На этот раз Купол готов был взорваться изнутри. Не менее пяти минут понадобилось, чтобы страсти несколько улеглись. И, пожалуй, никто, кроме Сэма, не слышал, как Захария Харкер устало произнес:

— Кориум твой, Сэм Рид. Ты можешь дурачить их, раз уж они позволяют. Посмотрим, как ты дашь им бессмертие.

   Читать   дальше   ...   

***

Одержимость. Генри Каттнер. 01. 

Одержимость. Генри Каттнер. 02.

Одержимость. Генри Каттнер. 03.

 Одержимость. Генри Каттнер. 04.

Одержимость. Генри Каттнер. 05.

Одержимость. Генри Каттнер. 06.

Одержимость. Генри Каттнер. 07. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 08. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 09. 

***

***

***

***

***

***

***

Источник: http://royallib.com/book/kattner_genri/nochnaya_bitva_sbornik.html

Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.https://disk.yandex.ru/d/g_BaAsc5YNHmHAСмотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

---

---

Ночная битва. Генри Каттнер. 01

Ночная битва. Генри Каттнер. 02

Ночная битва. Генри Каттнер. 03 

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

Жил-был Король,
Познал потери боль… 

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 53 | Добавил: iwanserencky | Теги: космос, писатель Генри Каттнер, Генри Каттнер, будущее, Одержимость, проза, роман Одержимость, фантастика, Роман, текст, из интернета, слово, Венера | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: