Главная » 2022 » Март » 27 » Одержимость. Генри Каттнер. 04.
14:28
Одержимость. Генри Каттнер. 04.

 

---

Часть вторая

И действительно будет время, Когда желтый дымок заскользит по улицам

И будет тереться о стекла окон, Будет время, будет время Подготовиться к встрече тех,

кого вы встретите; Будет время убивать и созидать; Будет время для всех работ И для ответа на все вопросы.

Т. С. Элиот.


Он еще ничего не понимал. Голова его, до предела забитая несвязными, но мучительными мыслями, одновременно была на диво пуста, а ему очень хотелось понять, что происходит. Сэм Рид стоял на движущейся Дороге, под его ступнями слабо вибрировали ее полотно. Перед ним нисходящей спиралью разворачивался город. Это был его город. Он узнавал улицы, открывающиеся перед ним. Но детали, способные что-то напомнить, ускользали от него. Едва мерцающее сознание не позволяло ему сосредоточиться на чем-нибудь. Он успел забыть даже о первых мгновениях после своего пробуждения. Но до сих лор перед глазами его маячило то, что он увидел в зеркальце: отражение знакомого, неизменившегося лица.

«Надо напиться», - решил он. Но и эта простенькая мысль с трудом пробилась по размякшим за сорок лёт мозговым извилинам. Кроме дырок в карманах не оказалось ничего. «Дела, - подумал он. - Ни памяти, ни денег. Даже прошлое куда-то подевалось». Перед глазами его вновь замаячило отражение в зеркальце. «Ба, да я же бессмертный! Вот тебе и ничего!»

Конечно, ничего такого просто не могло быть. Наркотический порошок способен и не на такое. Дрожащими пальцами он быстро ощупал себя. Гладкие щеки, крепкая шея без складок и морщин, тугие мышцы рук - это что, тоже фантазия? Значит, сорок лет - ложь! А прохожий наврал. Сэм напряг свои ватные мозги, это далось непросто. Однако он кое-что вспомнил и это «кое-что» подсказало ему, что человек этот не походил на случайного прохожего. Слишком странно, с каким-то непонятным интересом смотрел он на Сэма. Было похоже, что он специально ждал пробуждения Сэма, и в зависимости от того, что тот станет делать, готов был остаться или уйти.

Он никак не мог вспомнить его лицо. Только расплывчатый силуэт. Но глаза! Сэм вспомнил: в них был явный интерес и какое-то непонятное намерение, что случайным быть не могло. Эта мысль накрепко застряла в голове. Человек явно находился там с какой-то целью, и она была связана именно с Сэмом.

- Надо же -сорок лет! Чего только не бывает… - бубнил себе под нос Сэм. - Впрочем, проверить это просто.

На первый взгляд город не изменился. До и что могло измениться в этих сонных Куполах? Все так же висел над зданиями муляж мертвой Земли под траурным пластиковым саваном. Однако, он позволил Сэму сориентироваться. Все вокруг заняло свои места. Он вспомнил, где находятся его квартиры и те шикарные апартаменты, в которых он занимался любовью с очаровательной голубоглазой девушкой перед тем, как она бросила ему в лицо ядовитый порошок.

Он вспомнил лицо Кедры и слезы у нее на глазах. И жест, которым она приказала убить его. Кстати, почему он жив? Ошибка? Конечно, не Кедра и не Розата хотели его смерти. Как бы то ни было, они любили его. Это был приказ Захарии Харкера. Что ж, он ответит за это. А Кедра и Розата?.. «Девочка, девочка… хорошенькая моя, голубоглазая… ты пожалеешь, что родилась». Сэм сжал кулаки. Как он ей доверял! Она предала его… А как же 40 лет? Если правда, то время уже привело приговор в исполнение.

Итак, первое, что необходимо выяснить - сегодняшнюю дату. Он проплывал мимо огромного общественного экрана. Раньше здесь толпились кучи народа. В его время все толкались и вытягивали шеи, чтобы получше разглядеть происходящее на экране. Но народу оказалось мало. Ни на него, ни на экран никто не обращал внимания. А он вспомнил, какой ажиотаж бывал раньше, стоило ему появиться на улице. Но люди стали другими. Одежды отличались более смелым, а на женщинах - слишком откровенным покроем. Но на лицах читалась апатия и скука. Его опыт только по одному этому мог бы определить, сколько прошло времени, но слишком уж вяло работала голова, да и память отказывала. Он один стоял у экрана, а люди безразлично проходили мимо.

Да, все изменилось. 40 лет?

Яркая болезненная вспышка пронзила его мозг. В сознании его молнией пронеслось: «Бессмертие! Бессмертие! Какие возможности, какие опасности, какая слава!» Это превосходило все, о чем он мечтал. Необъятность перспектив на мгновение испугала его, накатили сомнения. Он пытался вспомнить существует ли средство, способное вызвать каталепсию и задержать старение организма на 40 лет, но ничего такого не вспомнил. Может, все так и есть? Он бессмертный? Этого, конечно, не может быть, но вдруг правда?Что же это было? Тошнотворный запах порошка все еще чувствовался в ноздрях. В горле першило, донимала невыносимая жажда.«Я должен вылечиться. Прежде всего — вылечиться».Он вспомнил. Был такой наркотик. Он вызывал многолетний сон и человек, если не умирал во сне, просыпался, но через некоторое время снова впадал в сон. Нужно лекарство, чтобы избавиться от рецидивов, и он найдет его! Лишь бы хватило времени. Рано или поздно выработается иммунитет, правда, на это может не хватить и жизни. Но и иммунитет не всегда спасал. Наркотик имел вирусную природу, вирус быстро мутировал, и человек вновь впадал в сон, на этот раз, в вечный.На мгновение Сэм запаниковал. Надолго ли этот период бодрствования? А если вирус активизируется прямо сейчас? Если все время спать, то к чему бессмертие?Но вылечиться он обязан! Тем более, что это вполне возможно. Жажда все усиливалась. Теперь он понял, что это означает. Надо торопиться! Но на лекарство нужны деньги. Много - несколько тысяч кориум-кредитов. А он пуст, как новорожденный. Конечно, бессмертие - самое большое богатство. Просто неслыханное. Но без денег оно бессмысленно. Чудовищный парадокс: впереди у него столетия, но один паршивый час может все решить.Только не паниковать. Это гибель. Сэм заставил себя успокоиться. С чего начать? Для начала надо узнать, как совмещаются наркотик и бессмертие.Затем - деньги и лекарство.А как быть с бессмертием?Многообещающее преимущество. Особенно, если держать его в тайне.Каким образом?Маскироваться? Но под кого?Под себя, Сэма Рида, но не бессмертного? Семидесятилетнего Сэма Рида?А где взять деньги? Вернуться к прежней практике? Но как при этом не раскрыть свою тайну? В голове у него замелькали варианты, но он решил оставить это на потом. Если, конечно, будет какое-нибудь «потом».В первую очередь - деньги и информация.С информацией легче и безопаснее. Начнем с нее. Необходимо узнать, что тут происходило последние 40 лет, что стало с его делами после того, как он исчез. Любопытно и другое: где он, собственно, был все эти десятилетия и почему. Совершенно ясно, что о нем забыли, и общественный деятель из него теперь никакой.Он направился в ближайшую библиотеку, а по дороге думал, где раздобыть деньги. Когда-то он был очень богат, но порошок, что бросила ему в лицо Розата, превратил деньги в пыль. Во всяком случае, большей частью.Несколько вкладов он положил на свое имя. На них надежды мало, но 4 были на предъявителя. Есть надежда, что враги не смогли их проследить, задача лишь в том, как заполучить эти немалые деньги. Но если они не пропали за 40 лет, то и за несколько часов с ними ничего не случится.Ему было нечем заплатить за отдельный кабинет в библиотеке и он прошел к длинному столу в читальном зале, где спрятался от соседей за звуконепроницаемыми перегородками. Он нажал кнопку.Перед ним на экране побежали строчки - события за последние 7 дней.

Рип Ван Винкль просматривал сюжеты двадцатилетней давности. Они не убеждали в прочности этого мира, но позволяли Сэму Риду хоть на что-то опереться.Неизвестные опасности ждали его за стенами библиотеки, и он,перелистывая страницы прошлого, учился их избегать. Заметно изменились мелочи: манеры, жаргон, мода. Но так бывало всегда. Именно мелочи сильнее всего бросаются в глаза. Глубинные же перемены заметить куда труднее.Сэм все глубже погружался в прошлое. События того времени так ярко разворачивались на экране, что Сэм вновь явственно ощутил запах наркотика. Сухость в горле донимала все сильнее, и он решил, что не мешает поторопиться. Он повернул ручку - строчки замелькали быстрее.

Пронзительный голос выкрикнул ему в ухо: «СЭМ РИД ПРИНЯЛ СОННЫЙ ПОРОШОК!» По экрану мелькнуло изображение. «Карьера Сэма Рида закончилась. Он найден уснувшим в своих апартаментах. Друзья его в недоумении. Все считают, что у него не было причин принимать сонный наркотик…» Дальше опять замелькали строчки.

И это было все. Проект колонизации лопнул мыльным пузырем спустя всего четыре дня. Расследование его самоубийства, ибо такой долгий сон смертного иначе расценивать нельзя, кончилось ничем.

Свободный солдат Робин Хейл никак не прокомментировал это. Да и что он мог сказать? Обнаружилось, что акций продано на триста процентов, а это достаточно убеждало, что Сэм и сам не верил в успех предприятия. Однако свара началась изрядная. Рассвирепевшие вкладчики готовы были в клочья разорвать и саму фирму, и ее людей. Но Робин Хейл на то и был свободным солдатом, ему приходилось усмирять стихии и похлеще.

Очень многие верили Сэму, но когда проект лопнул, имя его было безнадежно опорочено. У публики не было ни времени, ни желания задуматься, насколько логичен его поступок, и все решили, что он просто струсил, убедившись в несостоятельности своей затеи, и скрылся в наркотическом сне. Его прокляли и постарались поскорее забыть.Как оказалось, все его вклады нашли, тайники опустошили. Плохо он их спрятал. Подробности Сэм слушать не стал.Он тяжело задумался, откинувшись на спинку стула.За событиями сорокалетней давности чувствовалась рука Захарии Харкера. Сэм представил себе его лицо. Юное, улыбающееся, безжалостное лицо бога, снисходительно наблюдающего мелкую суету смертного. Да, Сэм был всего лишь пешкой в его игре. А пешками легко жертвуют. Захария был хорошим игроком. Вот только он не знал еще, что игра едва началась! Сэм снова включил экран. Не помешает просчитать следующие ходы.К своему удивлению, он узнал, что Хейл все же основал колонию, несмотря на отсутствие поддержки и активное противодействие врагов.Но о колонии сообщалось очень мало. Мелкие сенсации, вроде очередного убийства, вытесняли события на континенте. Лишь изредка мелькали краткие сообщения из Крепости на краю джунглей. Харкеры хорошо знали свое дело.Сэм выключил экран. Что ж, первоначальный план придется немного изменить. Во-первых, нужны деньги. Он снова ощутил противную сухость во рту. Сбережения исчезли. А что осталось?Он сам и его опыт. И еще — тайна. Придет время, и он ею воспользуется. Что еще? Земля! Документы на нее аресту не подлежат. Но под своим именем затребовать их невозможно. Правда, есть и другие пути. Но и об этом можно подумать позже.Деньги - в первую очередь. Сэм поджал губы. Из библиотеки вышел хищник,выслеживающий жертву. Для крупной операции нужна хорошая подготовка и опять же деньги. Для начала придется ограбить первого же простофилю в темном переулке.Охота оказалась удачной. Впрочем, жертве тоже повезло — удар носком, набитым мелкой галькой, не расколол ее череп. Сэм с удовольствием убедился, что сохранил неплохую форму. Странно, обычно жертвы сонного порошка к моменту смерти или пробуждения больше походили на скелет. Где же он провел эти 40 лет и кто подкармливал его?Он опять вспомнил человека в тупике. Будь у него тогда ясная голова, он бы взял этого наблюдателя за глотку и вытряс бы из него все, что тот знал. Впрочем, для этого еще будет время.В кармане у него весело шуршали сорок три кредита, и он направился в некое заведение, где 40 лет назад его хорошо знали. Обслуга там работала прекрасно, кормила вкусно и, что самое главное, умела держать рот на замке. Учитывая консерватизм Куполов, заведение должно быть на прежнем месте.Он прошел мимо нескольких модных салонов. Сквозь стекла были видны мужчины и женщины, терпеливо позволяющие украшать себя в соответствии с современной модой. Сэм заметил, что мода стала гораздо изощренней. Щегольства под Куполами значительно прибавилось: мужчины расхаживали в завитых бородах и кудрях. Но сейчас Сэм предпочел бы разумную скромность.

Заведение оказалось на своем месте и еще действовало. Удивляться Сэм не стал, но нервы его напряглись. С минуту он постоял у входа. 40 лет назад все узнавали его. Интересно, как будет сейчас?..Пусть даже в нем заметят нечто знакомое. И что же? Человек - существо недоверчивое, и все решат, что это не более, чем внешнее сходство. На чем и успокоятся; ведь это гораздо логичнее, нежели признать Сэма Рида живым и не постаревшим. Большинство же родились незадолго до краха колонии и могли видеть Сэма лишь мельком и с детским равнодушием. Тех, кто хорошо помнил его, осталось мало, а ослабевшее зрение и множество образов, перемешанных в их одряхлевших мозгах не позволят признать в нем бывшего кумира. Опасаться оставалось только какого-то совершенно невообразимого, невероятного случая. Сэм вздохнул и открыл стеклянную дверь. Уверенным голосом он сказал, что ему нужно.

- Постоянную или временную?

- Временную, - ответил Сэм, немного подумав.

- Быструю? - имелась ввиду быстрая трансформация внешности — вполне обычное дело для клиентов этого заведения.

Да.

Мастер принялся за дело. Брови и ресницы высветлил, из рыжих они превратились в седые. Голову оставил лысой. Подбородок украсил грязно-белой бородой. Нос и уши состарил на 40 лет. Через некоторое время Сэм увидел в зеркале человека, прожившего последние 40 лет в тяжких трудах и заботах.

- Чтобы быстро сменить облик, - посоветовал мастер, - бороду можно снять, а выражение лица изменить. Морщины убрать труднее, но при работе лицевых мускулов они заметно разглаживаются.

Он подвел Сэма к зеркалу и показал, как это делается. В конце концов, результат удовлетворил обоих.

- Отлично, - похвалил Сэм. - Мне нужен еще костюм.

Ему предложили плащ, шляпу и башмаки. Нехитрая с виду одежонка, но с секретом. Шляпа легко меняла форму. Широкий и темный плащ, неплохо маскирующий совсем не старческую фигуру, свободно прятался в кармане брюк, настолько тонка была его ткань. А если с башмаков снять здоровенные потертые пряжки, то взору открывались пышные голубые банты, и башмаки чудесным образом превращались во вполне элегантные бальные туфли.

Выйдя через черный ход, Сэм старался ковылять, изо всех сил подражая походке восьмидесятилетнего старика. Плечи его согнулись, словно на них давили прожитые годы. Он вернулся в библиотеку, постоял перед зеркалом в холле и остался доволен.На этот раз его интересовала криминальная хроника.Преступные организации в каком-то смысле напоминают стада, перегоняемые с одного пастбища на другое, более богатое. Пробежав на экране информацию, Сэм быстро нащупал свежее «пастбище». Характер преступлений практически не изменился, но Сэма это не удивило. Порок куда стабильнее, чем добродетель.В небольшом полулегальном магазинчике он купил бутыль с красной жидкостью и дымовую шашку, довольно мощную. Инструкция подробно объясняла, как ее применять для уничтожения насекомых в гидропонных садах. Сэм не стал ее читать. Он уже применял такую штучку, и нужна она была ему совсем не против насекомых.

Осталось подобрать место для ловушки.

Поблизости, как помнил Сэм, находились два переулка. Место довольно глухое, а в одном из переулков должен быть подходящий пустой подвал. В нем он и припрятал шашку, а при входе положил несколько кусков металла размером с кулак и постарался их хорошо замаскировать. Таким образом он подготовился к решающему шагу.

О том, что ждет его впереди, Сэм старался не думать.

Ему здорово помогала мысль о бессмертии, она погружала его в эйфорию, бесконечно далекую от необходимости как-то обеспечить себе это долгое будущее. Ему приходилось постоянно напоминать себе о наркотике и лечении, и это немедленно превращало его в хищника.

На предполагаемом сытном пастбище Сэм заказал дешевое виски, не забывая ни на минуту о своем преклонном возрасте. У стариков, как правило, дыхания не хватает, голос слабый, дребезжащий, и Сэм старался во время разговора дышать поверхностно. Старости также присуща замедленность движений. И дело даже не в старческой хромоте, а в том, что одряхлевший мозг плохо управляет телом, нарушается координация и приходится обдумывать каждый шаг. Старикам, как и малым детям, мир одинаково опасен, но дети еще не осознают опасностей тяготения, а значит, и не боятся. И Сэму, симулирующему старческую опасливость, приходилось ступать медленно и осторожно, как бы рассчитывая каждый свой шаг. Но сейчас он сидел в «Джем О’Венус», потягивал виски и быстро пьянел, как и положено старику.

Наверное, со времен Древнего Рима завелись такие вот грязные полууголовные заведеньица. Сюда сходились люди, скатившиеся с вершин общества. Они еще пытались сохранить остатки манер. В одежде их мог блеснуть золоченый пояс. Могла удивить чудной расцветки шляпа с пышными перьями или плащ, переливающийся всеми цветами радуги.

В кабаке процветали азартные игры, не обижали здесь и любителей грязных развлечений, а выпивка, разумеется, всячески поощрялась. Не в пример высшим кругам, где увлекались сложными электронными играми, в «Джем О’Венус» предпочитали что попроще — карты и кости.

Среди игроков знакомых не было, но типы Сэм определил сразу. Из них он выделил нескольких. Его заинтересовали те, кто не заботился, где сидеть, и те, кто садился только лицом к двери. Но пока Сэм подсел к игрокам. Они были достаточно пьяны и не проявляли излишней осторожности. Сунувшись пару раз с непрошеными советами, он чуть погодя сам вступил в игру. Никто не возражал.

Оказалось, что карты здорово изменились. Заметно увеличился размер, они украсились весьма сомнительными рисунками. Правда, старые земные карты начали выходить из моды еще сорок лет назад, но Сэм не ожидал, что это произойдет настолько быстро.

Припомнив прошлый опыт, Сэм подобрал напарников так, чтобы выигрывать, но не слишком заметно. Крупно поживиться здесь он и не рассчитывал. Карты он издавна считал не самым надежным источником денег, и потому соглашался только на невысокие ставки. Но он очень хотел произвести впечатление и сумел создать видимость, что деньжат ему перепало немало.

Убедившись, что его заметили, Сэм вышел из кабака и с минуту постоял у входа, пьяненько покачиваясь. Почти сразу за ним вышел человек, которому Сэм показался достаточно пьяным.

— Эй, дед, хочешь сыграть еще?

Исподволь, но внимательно осмотрев его, Сэм остался доволен и позволил втянуть себя в разговор. Разобравшись, что цель собеседника не темный переулок, а паршивенький игорный дом, некогда бывший забегаловкой, Сэм согласился.

Карты оказались обычными, партнеры трезвыми, и Сэм, не решившись смошенничать, проигрался вдребезги, да еще влез в долги.


Таким образом он и очутился у Дока Малларда. Именно так позволял называть себя невысокий человек с красивыми кудрями, искусственным загаром и почти без шеи.

— Что надо? Я не даю в долг! — холодно уставился на Сэма Маллард.

Сорок лет назад этот человечек ходил под стол пешком и писался в штанишки. Сейчас он возомнил себя боссом в деле, которым Сэм Рид давно владел в совершенстве. Сэму вдруг показалось, будто он смотрит на этого человечка с огромной высоты. Он был бессмертен…

Но бессмертие не гарантировало долголетия, и Сэм, решив не хамить, сбросил пьяную личину, но не годы, и холодно, но вполне вежливо произнес:

— Нам нужно поговорить наедине.

Сэм еле сдерживал улыбку, пока Маллард важно рассматривал его. Но вот они остались вдвоем и Сэм доверительно сказал:

— Слышали вы что-нибудь о Сэме Риде?

— Сэм Рид?.. A-а, ну, разумеется! Энтузиаст-неудачник. Колонии, сонный порошок… Этот, что ли?

— Этот, да не совсем. Я Сэм Рид!

Маллард, казалось, остолбенел. Скорее, от того, что пытался вспомнить подробности скандала, забытого еще во времена его детства. Впрочем с момента основания Куполов этот скандал был одним из самых громких и чтобы вспомнить подробности, особого труда не потребовалось.

— Глупости, — заявил он. — Он мертв. Все это знают.

— Я перед вами и я Сэм Рид. Меня вылечили. Потом я долго жил в колонии, а вот теперь вернулся.

— И что с того?

— Да ничего. Я о том, что моим распискам можно верить.

Маллард пренебрежительно фыркнул:

— Фи, с поверхности только нищие и прут. Там еще никто не разбогател.

— Перед уходом я здесь заначил много денег.

— Рассказывай… Я вспомнил твою историю. Все твои заначки распотрошили. У тебя не осталось ни гроша. Ты нищ, ты никто.

Сэм сдержался. Он заставил себя говорить спокойно.

— А семь тысяч кредитов, это тебе как?

Маллард разве что не потирал руки — эк он обдурил старого глупца!

— А как докажешь, что ты Сэм Рид?

— Отпечатки пальцев…

— Куда как убедительно, — развлекался Маллард. — Да нынче любой дурак их может подделать.

— А сетчатку глаза?

Маллард засомневался. Но, через некоторое время, приняв решение, он бросил несколько слов в микрофон. Вошел человек со здоровенным фотоаппаратом. Он потребовал смотреть прямо в объектив, и Сэм едва не ослеп от вспышки. Ждать пришлось долго.

Наконец на столе зажужжал коммутатор и тонкий голосок оповестил: 

— Все нормально, Док. Это он. Картотека подтверждает.

Щелкнув переключателем, Маллард сказал:

— Отлично! Мальчики, входите.

Вошли четверо крепких мужиков.

— Мальчики, перед вами Сэм Рид. У него есть кредитки, позарез нам необходимые. Поспрашивайте его…

Методы допроса не менее консервативны, как и сама боль. Мальчики очень старались, и Сэму было очень больно. Он держался изо всех сил, но не дольше, чем может выдержать старый человек. Затем он сломался и заговорил.

Во время этого чрезвычайно оживленного «разговора» он однажды испугался, что не выдержит борода. Мальчики трудились на совесть, но и мастер знал свое дело — приклеенная волосня держалась прочно.

Маллард спрашивал, а Сэм отвечал, захлебываясь старческим дыханием:

— Тайник… открывается только кориумным ключом.

— Сколько нужно кориума?

— Фунт и три четверти…

— А что ж ты сам не берешь свои денежки?

— Я только-что с побережья… Остальные тайники нашли… этот остался… Но открыть его без кориумного ключа я не могу. Где я достану столько кориума? Семь тысяч кредитов… а денег на ключ нет…

Маллард долго сопел и чесал за ухом.

— М-да… Самый надежный в мире замок. Ты что, не мог настроить его на меньшее количество кориума?

Сэм по стариковски гордо вскинул голову.

— Э-э, в те времена я был предусмотрителен. Замок не открыть, если не знать точное количество кориума. Да и не каждый столько достанет…

— Фунт и три четверти… — оборвал Док старческую похвальбу. Он приказал одному из своих людей: — Выясни, сколько это стоит.

Сэм старательно прятал улыбку в бороде. Откинувшись на стуле, он с любопытством рассматривал Малларда. Сэму не нравились ни его методы, ни он сам. Гнев вновь одолевал его после сорокалетнего перерыва. Вне зависимости от цели, одержимость всегда заставляла его идти наперекор всем препятствиям. Горе тому, кто встанет на его пути. Сейчас этот Маллард… Сэм до боли сжал кулак, явственно представляя, как на этой лоснящейся шее сжимаются его пальцы.

И тут ему в голову пришла неожиданная мысль. А достойно ли бессмертного простое убийство? Сэм увидел великолепнейшие возможности. Какая сладкая месть! Можно спокойно наблюдать, как враг умирает долго, очень долго. Можно даже позволить ему состариться.

Забавная идея. Время… его так много, но и всегда мало. Бессмертием надо распоряжаться осторожно, шаг за шагом.

И первый шаг — тайник-ловушка, куда он заманит этих ничтожеств.

Первый шаг на бесконечном пути.

Компания ввалилась в подвал, и Сэм нехотя показал куда положить кориум. Кориум — уран 233, а точнее, активированный торий — далеко не игрушка, и помещался он в непроницаемом для радиации тяжелом контейнере, слишком большом, чтобы поместиться в кармане. Для защиты от излучения открытого контейнера принесли разборный шит. Кориум положили, где указал Сэм, и прикрыли щитом.

Рядом с Сэмом стояли четверо — сам Маллард и трое его горилл. Все вооружены. Сэм нет. Еще один человек Малларда стоял снаружи. Сэм скрытно налил на бороду растворитель клея. Теперь эта мочалка снимется легко.

Тишину нарушало только хриплое дыхание бандитов. Сэм сделал несколько глубоких вдохов — через секунду ему понадобится кислород. Маллард осторожно возился со щитом и контейнером, похожим на древний фотоаппарат с устройством вроде диафрагмы. Открывал ее специальный спусковой механизм.

— Здесь? — Маллард ткнул пальцем в кирпичную стену.

Сэм молча кивнул. Маллард нажал кнопку и отскочил. Послышался щелчок — и все.

— Тайник чуть выше, — торопливо пробормотал Сэм.

— Дайте-ка я сам, — спотыкаясь, Сэм направился вперед. Один из головорезов схватил его за плечо.

— Куда? Покажи, где. Вдруг у тебя там пушка…

Сэм показал. Маллард поскреб стену, что-то нащупал и довольно хмыкнул.

— Ага, нашел! — сказал он и потянул кирпич.

Сэм еще раз глубоко вздохнул и прыгнул в сторону. Из тайника стремительно выползло облако темного дыма. Подвал заполнило удушливой пакостью. Настала пора действовать.

Не открывая глаз, он ринулся к стене, слыша за собой удивленные крики. Выстрел! Но луч прошел мимо. Острые углы контейнера больно врезались в ладонь. Он вынул из стены еще один кирпич и сунул кориум в нишу. Кирпичи плотно закрыли тайник.

— Не стрелять! — давясь дымом, завопил Маллард. — Все к двери. Поллард! Не входи сюда! Задержи эту сволочь!

Сквозь дым Сэм рванул к двери. Клубы дыма уже густо валили через порог. Он нагнулся, нащупывая припасенный заранее кусок металла. Нет! Не может быть!.. Вот он! Пальцы сжали холодную железяку.

Перед ним, направив на него пистолет, стоял Поллард.

— Где Рид? — закричал ему Сэм. — Он…

Поллард всматривался сквозь дым, пытаясь разглядеть, кто перед ним. Сэм ударил его тяжелой железкой в лицо. Приглушенно вскрикнув, Поллард начал оседать на пол. Не дожидаясь пока он упадет, Сэм перепрыгнул через него и со всех ног припустил за угол. Там он сдернул плащ и бороду, распихал их по карманам. Сорвав шляпу, он изменил ее форму, надел, содрал пряжки с башмаков, явив банты. Краска не понадобилась. Сэм мазнул окровавленными руками по лицу и упал на землю, головой в ту сторону, откуда прибежал.

Послышался топот. Из-за угла выскочили Маллард и один из его головорезов. Следом выбежал еще один. Увидев Сэма, все бросились к нему.

Сэм держался рукой за нос и растерянно моргал.

— Ч-ч… Что тут… — Голос его уже не был старческим.

Появился четвертый бандит.

— Поллард убит! — заорал он.

— Заткнись! — рявкнул Док и обратился к Сэму: — Куда он побежал, этот чертов старик?

— Вон туда, — Сэм показал рукой. — Он налетел на меня. Нос мне разбил… — Сэм протянул окровавленную руку.

Задерживаться Маллард не стал. Он окликнул своих людей, и они всей кучей бросились в указанную сторону. Сэм встал и осмотрелся. Улица была немноголюдна, но один из случайных прохожих озабоченно смотрел на Сэма.

— Со мной все в порядке! — крикнул Сэм доброму самаритянину и помахал рукой. — Не волнуйтесь, я не ранен.

Уверенный, что Маллард гонится за стариком, Сэм неторопливо свернул в переулок, откуда только что выбежал и подошел к подвалу. Дым все еще густо валил, и Сэм споткнулся о тело Полларда, что помогло ему найти дверь в подвал. Там Сэм отыскал незакрепленный кирпич, взял контейнер и положил кирпич на место. Через минуту скоростная полоса Дороги уносила его от Дока Малларда и его мальчиков.

И что дальше?                  ===                    ===


Кориум продать нетрудно. Но если желательно избежать вопросов, то продавать лучше нелегально. Естественно, что Маллард сообразит проследить за черным рынком кориума. И хотя Сэм стал совершенно не похож на старого жулика, что обманул Дока, следовало соблюдать осторожность. Во всяком случае, до тех пор, пока у него не появится надежное прикрытие.

Вряд ли каналы сбыта изменились за сорок лет, но могли измениться люди, а в этих делах лучше иметь дело с теми, кого хорошо знаешь, и кто знает тебя. Но те люди, которым Сэм доверял, если и живы, то вряд ли все еще у дел. У Сэма снова пересохло в горле — он вспомнил о Харкерах и горько улыбнулся. Те-то всегда при деле.

Что же делать? Где найти нужных людей?

Безрезультатно прошарахавшись по городу три часа, Сэм пришел в ярость. Совершенно дурацкая ситуация! Он ловко надул Малларда, в руках у него на несколько тысяч кориума, а сбыть товар некому. Все старые контакты порвались.

Последний грош он спустил в карты. Все сильнее давали себя знать голод и жажда. Не унизительны ли эти примитивные рефлексы для бессмертного?

Смешно до слез. Бессмертие отнюдь не избавляет от угрозы голодной смерти. Еще забавнее другая проблема: необходимо немедленно избавиться от последствий наркотика, иначе бесконечная вереница лет превратится в бесконечный сон.

Вдруг Сэм вспомнил старика, заменившего ему отца много лет назад.

Поразительно: Слайдер оказался не только жив, но и жил все в той же квартирке, расположенной в самом темном уголке Купола.

Сэм этого не ожидал, он даже не стал гримироваться и вошел к старику прежним Сэмом Ридом.

Маленькие слезящиеся глазки Слайдера с недоверием глядели на Сэма. Лицо старика посинело, оплывшее тело погрузилось в перину.

— Входи, входи, сынок, — просипел он.

Чуть живой, он тяжело дышал, но все же, кряхтя и моргая, приподнялся в постели. В комнате царил неописуемый хаос.

— Плесни-ка мне, — старик кивнул на бутылку, стоящую на столе.

Сэм откупорил ее и подал. Слайдер с жадностью отхлебнул прямо из горлышка. Щеки его разрумянились.

— Ну и народ эти бабы! Никогда не сделают, как я прошу. Чего пришел?

С удивлением Сэм смотрел на безобразное сварливое существо, оказавшееся бессмертным. Но это бессмертие выглядело слишком отвратительно, чтобы кто-то мог пожелать себе такого. «Ему должно быть более ста лет», — подумал Сэм.

Он подошел и отобрал бутылку.

— Вначале ты ответишь мне на некоторые вопросы.

— Отдай бутылку!

— Нет. Скажи мне…

Старик сунул руку под грязную перину, и через секунду в грудь Сэму смотрел лучевой пистолет.

— Отдай бутылку, сынок, — негромко повторил Слайдер.

Пожав плечами, Сэм вернул ему бутылку. Он решил терпеливо сносить выходки старика. Все-таки он из того времени и очень нужен.

— Послушай Слайдер, мы столько не виделись. Неужели тебе все равно?

Громадное бесформенное тело затряслось в пароксизме смеха. Кровать жалобно заскрипела в такт.

— Э-э, сынок, лет тридцать… или сорок. Давненько…

— Но ведь ты узнал меня. Почему тебя не удивляет, что я совсем не изменился? Что ты слышал об этом? Где я пропадал?

Слайдер совсем зашелся от смеха.

— Ну, ты даешь, сынок! Да ведь с «Оранжевого Черта» еще не такие глюки бывают. Зато отлично снимает любые боли. — Он потянулся к разноцветному шару на столе. — А ты — всего лишь моя галлюцинация. Так что не трепыхайся.

В шаре Сэм разглядел оранжевый порошок. Он узнал его.

— Ну и ну… — только и сказал он.

Маленькие умные глазки Слайдера уставились на Сэма. Челюсть медленно отвисла.

— Смотри-ка, это и вправду ты, — пробормотал он. — Ну сынок, удивил ты меня.

Но Сэм думал об оранжевом порошке. Сильнейший наркотик, он уничтожал грань между реальным и воображаемым. Отличный анальгетик, но человека порабощает полностью. Пользы от старика, похоже, не будет. От него он не узнает, где пропадал сорок лет.

— Ну, и что с тобой было, Сэм? — спросил Слайдер. — И почему ты до сих пор не умер?

— Не знаю. Сорок лет назад мне бросили в лицо сонный порошок. И это все. Больше я ничего не помню. Но почему я не постарел?

— Порошок молодость не сохраняет.

— Почему же я молод? Что ее сохраняет?

Кровать опять заходила ходуном.

— Делов-то! Родись от правильных родителей и живи хоть тысячу лет!

— Что?!

Сэма затрясло. Эта мысль еще не приходила ему в голову. Проснувшись молодым, он сделал вывод о бессмертии, но как это могло случиться, он не задумывался. Его грела мысль, что ему, как и бессмертным, суждено прожить сотни лет. Но они ведь такие стройные, высокие, красивые…

— Почему ты лысый? С детства? — спросил старик. Сэм кивнул, и Слайдер продолжил: — Наверно, ты болел в детстве. Нет? Я с первой встречи заметил у тебя на голове маленькие шрамы. Сейчас они почти пропали. Однако, сынок, я совсем не дурак и помню разговоры, ходившие давным-давно. Вот только с тобой их до сих пор не связывал. Трепали о какой-то женщине, которая за Мантию Счастья сделала младенцу операцию.

— Какую?

— На железах внутренней секреции. Тебе это что-нибудь говорит?

— Да… — прохрипел Сэм.

В висках молоточками стучала кровь. Вдруг он схватил пластиковый стул и с силой ударил им по колену. Руки и ногу пронзила боль, но жаркая волна ярости немного отступила. Сэм отшвырнул стул и уставился Слайдеру прямо в глаза.

— Значит, я бессмертный по крови, — жестко сказал он. — Кто-то поэкспериментировал надо мной. И этот кто-то расплатился за мое уродство Мантией Счастья.

— Бутылку отдай! — завопил вдруг Слайдер.

— Ты ее уже выдул, — спокойно напомнил Сэм. — И забудь, что я тебе наговорил. Ты мне сможешь помочь?

— Сомневаешься?!

Сэм показал старику контейнер.

— Кориум. Меня не интересует, за сколько ты его толкнешь, но мне нужны две тысячи кредитов. Все, что сверху — твое. Но откуда он, никто не должен знать.

— Украл? — поинтересовался Слайдер. — Лучше расскажи.

— Да, у Малларда.

— Молодец! — старик захихикал. — Лады, все устрою. Включи-ка экран…

— Мне пора.

— Давай-давай. Но через час будь здесь.

— Ясно: Только смотри: ты один знаешь, что я не состарился. — Сэм достал бороду и нацепил ее.

— Да ладно, сынок, уж мне-то ты можешь верить. А теперь проваливай! — вдруг взъерепенился вредный старикашка.

Сэм вышел.


Вряд ли кто мог узнать в нем организатора давно провалившейся кампании колонизации. Пусть даже он кому-то покажется знакомым — мало ли похожих лиц бывает. Однако в больнице Сэма ждал тщательный осмотр. В архивах наверняка сохранился снимок сетчатки и прочие данные. Никакая маскировка тут не поможет.

А если… Сэму вдруг пришло в голову, что он может выдать себя за собственного сына. Почему бы и нет?

Могли же быть у него сыновья. Ясно, что коренастый плебей бессмертным быть не может. Что ж, это решение проблемы, так тайна сохранится.

Осталось придумать имя., Хаотическая начитанность позволила извлечь из тайников памяти смутное воспоминание о пророке Самуиле и его сыне Джоэле. Джоэль... неплохо. Отныне Сэма Рида будут звать Джоулем Ридом.


Через тридцать пять минут он оцепенело стоял в приемном отделении больницы. Невероятное известие повергло его в шок. Мысли путались, и он мог лишь тихо повторять:

— Что такое? Как вы сказали?

— Вас выписали сегодня утром, — терпеливо повторил молодой регистратор.

Сэм открывал и закрывал рот, словно рыба на берегу.

Парень с любопытством посматривал на него.

— Странно… Неужели вы совсем ничего не помните? Хотите поговорить с врачами?

Сэм кивнул.


Врач длинно и нудно разъяснял ему:

— Вас привезли шесть недель назад. Человек, что привез вас, назвался Эвансом. Сказал, что он приезжий, но адреса своего не оставил. Сообщил только, будто остановился в каком-то отеле. Его можно поискать, если хотите. Плату за лечение кто-то перечислил еще до вашего появления. Состояние ваше в момент поступления было удовлетворительным. — Врач полистал больничный матрикул Сэма. — Нас заверили, что до этого к вам применяли соответствующее лечение. Сегодня утром вас выписали. Вы были совершенно здоровы. Явился за вами не тот человек, что привез вас сюда, но назвался он тоже Эвансом. Вот и все, мистер Рид. Больше я ничем вам помочь не могу.

— Но я ничего не помню, — Сэм потер лоб. — Как это понимать? Я…

— К сожалению, средства, вызывающие амнезию, очень легко купить на черном рынке, — ответил врач. — Из больницы вы вышли в хорошем костюме и с сотней кредитов в кармане. Они были на месте, когда вы очнулись?

— Нет, я…

— Значит, вас ограбили.

— Да, наверное…

Человека легко лишить сознания. Удар по голове или горсть порошка в лицо. Только вот, раздев жертву, грабители редко удосуживаются одеть ее, хотя бы в жалкие лохмотья. В остальном же история выглядела вполне правдоподобно.

Если не считать человека, который ждал его пробуждения в тупичке.

— Жаль, что вы не знаете адреса Эванса. — С этими словами Сэм в страшном смятении покинул кабинет врача.


Узкая лента Дороги уносила его от больницы. Где искать этого человека? Наверняка он, организовавший эту цепь чудес, постарался тщательно замести следы.

Захария Харкер? Этот многое должен знать. Это он стоял за Кедрой Уолтон, когда она подала сигнал. Голос Иакова, а рука Исава.

Неужели он сорок лет следил за ним? И Кедра тоже? Как тщательно все продумано. Но к чему, заплатив за лечение, грабить и раздевать? Оставили неимущим, как новорожденного.

Впрочем, тогда он был богаче. Тогда у него еще не отобрали внешность бессмертного, которую он мог передать своим детям. Детям? Но кто сказал, что его лишили этой способности? Сэм вдруг с гордостью понял, что будь у него на самом деле сын, он был бы не менее стройным и высоким, чем Захария Харкер. И бессмертным не только по праву рождения, но и по внешности.

От такой перспективы, вполне, впрочем, возможной, голова пошла кругом. Он вспомнил о Слайдере и испытал неведомое ему доселе чувство жалости, какое испытывает человек к кошке или собаке, чей век много короче человеческого.

Стало понятным, отчего Семьи были так дружны. Это возможно только между равными, когда любви и дружбе не мешает жалость. Не зря бездонная пропасть издавна разделяла людей и богов.

Однако, пора было переходить к насущным делам. Любопытно, благодаря чьей снисходительности он еще жив? Жаль, что не довелось схватить за глотку человека, который был при его пробуждении. Но кто и зачем вылечил его, кто и зачем живым выпустил в мир? Да еще, словно в насмешку, с пустыми карманами и в лохмотьях. Неужели только из интереса подсмотреть, что он еще натворит? Бог мой, поступить так мог… Захария Харкер. Сэм посмотрел на толпы людей вокруг. Кого из них он интересует? Или соглядатай устал, отпустил его на свободу? Сэм чувствовал себя совершенно беспомощным.

Придет время, и он узнает об этом. А может, и не придет.

Как бы то ни было, первый шаг сделан: в кармане две тысячи кредиток. Еще немного, еще пару шагов и — бессмертие!

Но об этом потом. Ни к чему мучить себя бесплодными фантазиями. В первую очередь не мешает разобраться с этими Эвансами. Придется опять тащиться к Слайдеру. Но дальше он все сделает сам.    ===

В который раз пересохло горло. Сэм засмеялся. Надо же, как он сам себя запугал! Обыкновенная жажда, глоток воды избавит от нее. Сэм сошел с Дороги и поспешил к ближайшему пункту Общественной Помощи. Там он нашел воду, свежую и холодную, и пил ее, покуда мог.

Огромные здания, сверкающие разноцветными огнями, высились над мерцающими полосами Дороги. Еще выше темнела полусфера купола из империума, с зеленоватыми провалами иллюминаторов. Сэм смотрел на это привычное великолепие, а внутри росло что-то радостное, ликующее, не вмещающееся уже в этот ограниченный мирок, рвущееся туда к облакам, к небу, которых он никогда не видел. Бессмертие! Как много можно сделать! И даже торопиться не надо! Время у него было. Все время мира.

Но сейчас — время убивать. 

  Читать  дальше ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник: http://royallib.com/book/kattner_genri/nochnaya_bitva_sbornik.html

Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.https://disk.yandex.ru/d/g_BaAsc5YNHmHAСмотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

---

---

Ночная битва. Генри Каттнер. 01

Ночная битва. Генри Каттнер. 02

Ночная битва. Генри Каттнер. 03 

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

Жил-был Король,
Познал потери боль… 

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 49 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель Генри Каттнер, космос, роман Одержимость, Генри Каттнер, Одержимость, из интернета, слово, Роман, проза, будущее, фантастика, текст, Венера | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: