Главная » 2022 » Март » 27 » Одержимость. Генри Каттнер. 02.
10:55
Одержимость. Генри Каттнер. 02.

  

---

Много женщин побывало у него с тех пор. Он менял квартиры, каждый раз на еще большую и комфортабельную. И наконец, после довольно грязного, но весьма выгодного дельца, он без особого сожаления бросил в очередной квартире очередную девушку и переехал в центр Купола Монтана, где его ждала роскошная многокомнатная квартира, которую он разделил с изящной синеглазенькой певичкой.

К тому времени он имел под разными Куполами три квартиры. Чаще он жил в роскошной. На всякий случай держал квартирку попроще. А в одном из мрачных уголков купола Вирджиния, темном и славном зловещими слухами, он осмотрительно подобрал нору, совсем небольшую, но очень удобную для определенного рода делишек.

В роскошной, он, как человек солидный, устроил богатую библиотеку, благо что проблем с пополнением не было. Гостей восхищал музыкальный салон с великолепным набором записей и бар с изысканными напитками на любой вкус. Любителям предоставлялся широкий выбор наркотиков. В комнаты эти пускали только по особому приглашению Сэма, а счастливцы считали его удачливым коммерсантом из какого-то отдаленного Купола. Таким образом, Сэм Рид почти обеспечил себе жизнь, какая полагалась ему по праву рождения.

        И вскричала Царица Ветров и Тьмы 
        И восплакала горько она:
        «Знай, мой юный убийца — назавтра тебе 
        Неминуемая смерть суждено…»

Сидя за маленьким столиком, Сэм вел игривый разговор с девушкой. Розовый бархат ее наряда переливался огнями первого дня ежегодного карнавала. Сквозь прозрачные иллюминаторы купола и мутное море тускло пробивался полуденный свет. Впрочем, точного времени никто не знал: чтобы никто никуда не спешил все часы на время карнавала останавливали.

Кафе медленно вращалось под негромкую музыку внутри прозрачного цилиндра. На собственной оси вращался и каждый столик вместе со стульями. С непривычки от такого двойного вращения могло и затошнить. При желании Сэм сквозь легкое облачко пушистых волос девушки мог видеть нарядно расцвеченный в честь карнавала Купол, распростершийся под ними.

Душистый дымок невесомой цветной лентой проплыл между ними. Крошечные капельки душистой жидкости осели на лице Сэма. Отгоняя дымок, он помахал перед собой ладонью и нетерпеливо спросил девушку:

— Что скажешь, малышка?

Девушка прикрыла нежные голубые глаза длинными густыми ресницами, улыбнулась, погладила маленькой рукой двурогую лиру, украшенную разноцветными лентами.

— Можно я позже отвечу? Через минуту мой выход.

— Немедленно, — коротко и жестко ответил он. Что звучало необычно — до сих пор он не позволял себе так обращаться с женщинами. Но на данный момент роскошная квартира пустовала, и Сэм решительно считал, что девушка должна поселится там. Сейчас ему казалось, что еще ни одна женщина его не волновала, как Розата.

Маленький ротик девушки продолжал нежно улыбаться. Под облачком коротких волос посверкивали умненькие глазки. Пела она тонким бархатистым голоском и ее пение приятно волновало душу.

Он слегка побаивался ее, но, будучи Сэмом Ридом, сам шел в западню. Опасность он всегда встречал с открытым забралом. А сейчас он решил, что если уж он никак не может прогнать из мыслей эту бархатистую пигалицу, то уж лучше пресытиться ей. И Сэм очень спешил исполнить свое желание.

Коснувшись пальцами струн, Розата тихо спросила сквозь чистый перелив звуков:

— Говорят, что Шеффилд уже не друг тебе?

— Помнится, я о чем-то спросил тебя, — холодно произнес Сэм.

— И я тоже.

— Ладно. Так и быть, завещаю тебе годовой доход, если этот дурак доберется до меня первым. Тебя это волновало?

Она покраснела и так дернула струну, что та исчезла в яростной вибрации.

— Ты дурак, Рид. И мне не нужны твои дурацкие деньги.

Разговор не клеился. Розата и вправду себя вполне обеспечивала. Она была популярна, и средств ей хватало. Сэм вздохнул. Ему было бы спокойней, если бы она пошла к нему из-за денег.

Умолкла мелодия, под которую вращалось кафе. Звучно ударил гонг. Поплыли цветные ароматические облака. Розата встала, прижимая узкую изящную лиру к крепкому бедру.

— Мне пора, — сказала она. — И знай, Сэм, я умею быть опасной. А отвечу я тебе через несколько дней. Жди…

— Ладно, учту. Жду тебя после карнавала. А твой ответ я знаю наперед.

Она улыбнулась, а затем пошла по проходу, перебирая струны и тихо напевая. Мужчины с восхищением смотрели ей вслед.

Сэм поднялся и вышел из кафе. Его догоняла жалобная песня о Женевьеве. Розата блестяще исполняла ее, изящно преодолевая трудные бемоли, придавая старинной мелодии минорное звучание.

«О Женевьева, милая Женевьева. Дни приходят, дни проходят», — рыдала Розата, глядя на уходящего Сэма. Кончив песню, девушка поспешно прошла в свою уборную и набрала номер Шеффилда.

— Джим, — быстро заговорила она. — Здесь только что был Сэм…


Он бы убил ее, если бы услышал этот разговор. Но он не слышал. В это время он шел навстречу случаю круто изменившему его жизнь.

Движущаяся Дорога проносила мимо него женщину в голубом. Глаза Сэма уловили ее движение, когда она прикрыла голову голубой вуалью. Он остановился. Какие-то люди налетели на него, но он не замечал ничего, кроме женщины. Один из прохожих, недовольно заворчав, явно намеревался поскандалить, но, взглянув на гранитное лицо Сэма, притих и исчез.

Розата все еще стояла у него перед глазами, и Сэм смотрел на женщину с меньшим воодушевлением, чем можно было ожидать. Смутное воспоминание заставило его присмотреться внимательнее. Вуаль колыхалась от движения Дороги и в голубых глазах женщины мелькали голубые тени. Это было прекрасно.

После некоторого колебания, причины которого и сам не понимал, он сквозь розовое облачко карнавального дыма устремился к женщине, ступая словно хищник — мягко и неслышно. Он почти забыл тот карнавал в юности, когда впервые увидел ее. Лицо женщины в голубом платье странно взволновало его.

Карнавал всех уравнивал, но Сэм и без этого заговорил бы с ней. Он приблизился к ней, всмотрелся в ее лицо. Она оказалась выше его, очень стройной и элегантной, с налетом изысканной томности, что веками культивировалась бессмертными. Впрочем, томность казалась естественной. Для нее.

Голубое с золотистыми блестками платье просвечивало сквозь голубой же покров. Черные локоны каскадом обрамляли лицо и, собранные тяжелым золотым обручем, ниспадали до тонкой талии. Золотые колокольчики тонко позванивали в ушах, проколотых с нарочитым варварством. В этом сезоне в моде была такая вот первобытная простота. С такой же высокомерной грацией она носила бы и кольцо в носу, потребуй этого мода. Она повернулась к Сэму, словно королева к подданному.

Смущаться Сэм не стал и, подавив некоторое колебание, напрямую предложил ей:

— Может быть, пройдемся? — и взял ее под руку.

По ее египетским, резко очерченным губам невозможно было определить, улыбается ли она. Но если и улыбалась, то это была надменная улыбка. Голова ее гордо откинулась назад словно ее тянули тяжелые локоны.

Она внимательно рассматривала его. Колокольчики в ее ушах молчали. Сэм слишком смахивал на обыкновенного короткоживущего. Лишь проницательный взгляд мог заметить странную противоречивость его облика. За сорок лет одержимость наложила на его лицо свою печать: он словно непрерывно и напряженно боролся с чем-то ненавистным. И это напряжение придавало лицу особую выразительность и даже некую привлекательность, сглаживая грубые плебейские черты.

Интриговало и полнейшее отсутствие волос. Хотя плешивость — явление распространенное, но он, как ни странно, не выглядел лысым. Пожалуй, волосы даже испортили бы классическую форму его черепа. В свое время Мантия Счастья, возможно, обусловила, некоторую небрежность, благодаря которой сохранилось наследие Харкеров: плотно прижатые к благородному черепу красивые уши, правильные черты скул и тяжелого подбородка.

Даже на карнавал ни один из бессмертных не оделся бы с ног до головы в алый бархат, не говоря уже о нелепом золоченом поясе. Но именно так выглядел бы любой из Харкеров, вздумай он одеться в такой костюм.

Ни слишком широкая грудь, ни толстая шея не могли скрыть кровь бессмертных, это подтверждала и его манера держаться.

Прищурив стальные глаза, Сэм смотрел на аристократку. Лицо его разрумянилось. Он протянул руку, и бархат собрался алыми складками.

В неожиданном порыве женщина улыбнулась ему. Грациозным движением плеча она отбросила длинный рукав и положила на его сильную руку свою узкую ладонь с золотыми кольцами на каждом пальце. На его руке, толстой, поросшей рыжими волосками, ее рука казалась восковой. Почувствовав, как напряглись тугие мышцы Сэма, она снисходительно улыбнулась.

— Когда я впервые увидел вас, — сказал он, — ваши волосы были не так черны.

Она молча искоса глядела на него. Он рассматривал ее словно перед ним была не живая женщина, а портрет, странным образом подошедший к нему.

— Тогда они были золотыми, — .уверенно сказал он.

Она настолько сильно поразила его в детстве, что он вдруг вспомнил все до мельчайших подробностей.

— Это было тридцать лет назад. Я хорошо помню. Тогда вы тоже были в голубом.

Женщина, заметила вскользь, глядя мимо него, будто разговаривала с кем-то другим:

— Наверное, это была дочь моей дочери.

Сэм был потрясен. Разумеется он знал о долгоживущих аристократах, но ни с кем из них ему еще не приходилось разговаривать. На тех, кто меряет свое время десятилетиями, встреча с теми, кто меряет ее столетиями, производит ошеломляющее впечатление.

Он резко рассмеялся, и в глазах женщины появился интерес. Ей еще не приходилось слышать, чтобы короткоживущий так смеялся — смехом самодовольного, уверенного в себе человека, совершенно безразличного к мнению других.

Те, кто находил Сэма привлекательным, никогда не могли понять, что, собственно, в нем привлекательного. Но Кедра Уолтон поняла. Именно то, отчего такие, как она, навешивали варварские украшения и распевали воинственные песни, не вникая в их смысл. Людей завораживали жизнестойкость и мужество, давно утраченные под Куполами.

— Как вас зовут? — в голосе ее слышалось едва уловимое презрение.

— А зачем вам это знать? — с нарочитой грубостью спросил он, насупив рыжие брови.

Она замерла. Горячая волна прошла по ее телу, унося холодок отчужденности. Вздохнула. Нежные пальцы легонько погладили рыжие колючие волоски на его руке.

— Вы можете рассказывать о себе, пока мне не надоест, — сказала она, глядя ему в глаза.

— Вам легко надоесть?

— Да, очень.

Он окинул ее оценивающим взглядом и то, что он увидел, понравилось ему. За сорок лет он неплохо изучил нравы в Куполах, и ему показалось, что он раскусил ее. Для нее он был не более чем экзотической игрушкой, о которой иногда вспоминают, чтобы раздуть угасающий интерес к жизни. Что ж, он не прочь развлечь ее.

— Пошли, — сказал он.


Случилось это в первый день карнавала, а на третий, последний день, она намекнула, что и после карнавала связь их может продлиться. Он удивился, но особой радости не почувствовал. Была Розата. Был временной барьер. Сэм для нее — лишь крайний миг в ее бессмертии.

Повиснув во тьме, они внимательно следили за трехмерным изображением. Где-то высоко над венерианским материком кружил самолет, объектив которого ловил свирепую схватку зверя с растением. Развлечение это было чрезвычайно дорогим. Требовался самолет-робот, сложная приемная и передающая аппаратура и несколько операторов к ней.

Зверь дрался с растением. Кто-то из них должен был умереть.

Зверь, великолепно вооруженный для свирепой драки, был огромен, но его мощное гибкое тело было все в крови. Ветви с удивительной точностью хлестали длинными острыми шипами по израненному телу, разбрызгивая капли яда, блестевшие во влажном сыром воздухе. Музыка подчеркивала яростный ритм схватки.

Кедра коснулась кнопки. Музыка стала тише. Невидимый музыкант продолжал перебирать клавиши, над джунглями все так же кружил самолет, но Кедра резко отвернулась от зрелища. Ее шелковистые волосы со слабым треском заискрились в темноте.

— Я ошиблась, — заявила она.

— В чем именно? — резким голосом поинтересовался Сэм. Ему очень хотелось досмотреть схватку.

— В тебе. Я недооценила тебя, а может переоценила… Не поняла еще, — она ласково коснулась его щеки.

Он погладил в ответ ее бархатную щечку, пожал плечами, осторожно провел рукой по волосам, но вдруг схватил золотой обруч, скрепляющий волосы Кедры, и грубо его сдернул. Волосы Кедры щекотно заструились по его руке.

— Хватит играть со мной! Я тебе не щенок. Говори, что хотела сказать.

Она засмеялась.

— Если бы ты был постарше… — высокомерно, но с явным сожалением протянула она.

Он резче, почти грубо отпустил ее. Она покачнулась и вцепилась в его плечо, чтобы не упасть.

— Тебе самой-то сколько лет? — небрежно спросил он.

— Двести двадцать.

— Ого! Тогда ясно, почему я наскучил тебе, старушка моя. Я младенец перед тобой.

Она снова рассмеялась.

— Ну что ты, Сэм. Ты далеко не ребенок. И вовсе мне не наскучил. Вот это меня больше всего и беспокоит. Мы такие разные. Для нас обоих было бы лучше, если бы ты мне наскучил — я бы без сожаления оставила тебя и тут же забыла. Но в тебе что-то есть… Не пойму пока, что именно.

Апофеоз музыки заглушил все звуки. Где-то далеко в болоте один из соперников торжествовал победу.

— Как просто было бы, если бы ты был тем, кем кажешься. — Кедра глубоко вдохнула. — У тебя чудесная голова, но ты не сможешь долго ею пользоваться, а жаль. Если бы ты был не… этим… Я бы, наверное, вышла за тебя замуж. Временно, разумеется.

— Ну и как? Приятно чувствовать себя богиней? — раздраженно спросил Сэм.

— Обиделся? Я высокомерна, да? Ну, извини. Ты заслуживаешь знать правду. Спрашиваешь, приятно ли чувствовать себя богом? И приятно, и страшно. Прежде всего, это ответственность. Мы не можем играть с жизнью, как нам заблагорассудится. Первые сто лет я училась, путешествовала, изучала людей и мир. Следующее столетие развлекалась интригами: училась дергать людей за ниточки. Чтобы Совет, например, принимал нужные мне решения. Своего рода джиу-джитсу для мозга. Надо сыграть так на самолюбии человека, чтобы он сделал не то, что хочет сам, а то, что нужно мне. Но все эти штучки ты, похоже, знаешь не хуже меня. Вот только времени усовершенствовать это умение у тебя нет. Жаль. Очень жаль. Правда-правда. Ты необычен.

— Не говори больше о замужестве: я и сам никогда не женюсь на тебе.

— Ой, куда бы ты делся! Я ведь могу прямо сейчас…

Перегнувшись через ее колени, Сэм щелкнул выключателем. Резкий свет залил маленькую комнату со множеством подушек. Кедра рассмеялась и заморгала.

— Ой, Сэм, я же ничего не вижу! Я выключу, — она потянулась к выключателю. Сэм перехватил ее руку и больно сжал пальцы.

— Слушай меня внимательно, прелестная старушка, — резко сказал он. — Я сейчас уйду, и ты меня никогда больше не увидишь. Ясно? У тебя нет ничего, без чего я не обойдусь.

Он встал.                     ===                      ===

Она торопливо вскочила, позабыв о достоинстве, но в движении ее было что-то змеиное. Тонко зазвенели золотые блестки на платье.

— Ну, постой же, Сэм. Не спеши так. Ну, прости меня… Это же только слова. Я совсем не хочу расставаться с тобой. Пойдем со мной на Олимп. У меня есть к тебе важное дело. Я покажу тебе кое-что.

Из-под рыжих ресниц на нее холодно смотрели стальные глаза. Кустистые брови его сдвинулись, когда он объявил, во что это ей обойдется. Она сразу же согласилась. Но в уголках ее рта застыла неуловимая египетская улыбка.


Олимп воспроизводил навсегда утерянную и полузабытую родину человечества. Гигантский купол накрывал множество комнат, нависающих над огромным залом. Оригинальный замысел архитектора создавал иллюзию земного окружения. Искусно укрытые проекторы могли окружить зрителей толпами землян и разнообразных земных животных.

На одной и той же почве росли пальмы и сосны. Цветущие деревья обвивались виноградными лозами. Времена года здесь смешались и только ученый мог разобраться в этой мешанине земной флоры и фауны. Но все же это была Земля, только в некоем романтическом ореоле.

Цвет почвы менялся от зеленого к коричневому. Радовали глаз нежно-зеленые лезвия высоких трав. От непривычно ярких и разнообразных соцветий рябило в глазах, но все это казалось естественным и на гидропонику совсем не походило.

Кедра взяла микрофон и что-то сказала тихо, но повелительно. Одна из комнат-ячеек отошла от стены и мягко Приземлилась перед ними. Они вошли в нее. Комната поднялась и поплыла в воздухе.

На подушечках у низенького столика сидели мужчина и женщина. Сэм узнал мужчину — Захария Харкер. Он был высок и строен, и в глазах его читался не возраст, но опыт и зрелость, и это резко контрастировало с юным лицом. Ровное, уверенное спокойствие исходило от него.

А женщина…

— Сари, дорогая, — обратилась Кедра к женщине, — со мной гость. Сари — моя внучка, — пояснила она Сэму. — Извини Захария, но я не знаю фамилии Сэма. Он забыл мне ее сообщить.

Фамильные высокомерность и самоуверенность проглядывали в нежных чертах Сари Уолтон. Волосы невероятного золотисто-зеленого цвета в хорошо продуманном беспорядке падали на точеные плечи. Тонкое и мягкое платье из меха венерианского животного тигриной масти слишком откровенно облегало ее гибкое тело, подчеркивало округлость бедер и широкими складками струилось до тонких лодыжек.

Надменность на лицах бессмертных плохо маскировала недоумение. Волна гнева в очередной раз захлестнула Сэма, но он, хоть и с трудом, подавил ее. Он казался себе неуклюжим уродливым ребенком, восстающим против взрослых. Одержимость заставляла его ненавидеть эти прекрасные лица.

— Сядьте, — указала Кедра на подушки.

Сэм неуклюже опустился на подушки, взял предложенный бокал с освежающим напитком и неприязненно покосился на аристократов.

Кедра, заметив недоуменные взгляды друзей, решила объясниться.

— Когда я вела его сюда, я думала о свободных солдатах. Он… Как ваша фамилия?

Сэм мрачно назвался. Она откинулась на подушки. Мягко сверкнули золотые украшения. Она казалась абсолютно спокойной, но Сэм чувствовал ее напряжение. «Замечают ли это другие», — подумал он.

— Я сейчас все объясню, Сэм Рид, — сказала она. — Предыдущие двадцать лет я провела в созерцании.

Он слышал, что это означает. Что-то вроде женского монастыря — высокая религия чистого разума. Ее адепты в стремлении познать смысл существования отрекались от внешнего мира.

Он знал о бессмертных больше, чем они подозревали, но лишь в той мере, в какой короткоживущий может знать о жизни, рассчитанной на тысячелетия. В общем-то их жизнь была только частью огромной совершенной мозаики, собранной из тех же элементов, что и жизнь простых смертных. Жизнь есть жизнь, и дни, независимо от ее продолжительности, остаются днями, с одинаковыми для всех превратностями. Периоды созерцания были необходимы для сохранения душевного равновесия.

— И на что вам сдались эти свободные солдаты? — хрипло спросил Сэм.

Он знал, что сейчас внимание публики сосредоточилось на Робине Хейле — последнем воине оомантических времен. Все помешались на его проекте колонизации поверхности Венеры. Спокойная размеренная жизнь в Куполах наскучила обществу, и примитивная, полная опасностей жизнь на поверхности манила своей романтикой. Но пока проект оставался на бумаге. Скептики пытались развенчать его. Но большинством крестовый поход на континент был принят с каким-то лихорадочным воодушевлением.

— На что нам сдались… — медленно и раздумчиво повторил Захария. — Вы наверняка слышали о проекте, Сэм Рид. Что вы скажете о нем?

Сэм фыркнул, нахмурился и помотал головой. У него появилось неистовое желание перессорить эту компанию великовозрастных хитрецов.

Вмешалась Кедра:

— Закончив созерцание, я обнаружила что проект колонизации — самое заманчивое из всего, о чем я до этого слышала, но и самое опасное. Поэтому мы считаем, что еще рано. Затея может оказаться гибельной.

— Почему? — мрачно спросил Сэм.

Захария поставил бокал на стол.

— Слишком рано. Мы еще не готовы, ни психологически, ни технически. Необходима всесторонняя подготовка. А этот проект… Его нужно остановить любой ценой!

— Захария внимательно посмотрел на Сэма.

Сэм с ненавистью подумал, что бессмертный видит в нем больше, чем ему бы хотелось. Хотя… об этих людях никогда и ничего не знаешь точно: они слишком долго живут и слишком много знают… Сам прищурился и выпалил напрямик:

— Вы хотите, чтобы я убил Робина Хейла?

В маленьком зале воцарилась тишина. Казалось, предложение Сэма было для них неожиданно. Они молча переглядывались друг с другом, словно переговаривались без слов. Пожалуй, люди, прожившие столь долго, могли читать мысли по едва заметным движениям мышц лица.

Наконец Кедра сказала:

— Да, это лучший вариант. Убейте ого.

— Лучший вариант — сегодня же, — добавил Захария. — Но не позже, чем через сорок восемь часов. События развиваются стремительно. Хейла необходимо остановить, тем более, что другого лидера пока не видно. Вы справитесь?

— Вы в своем уме? — зло спросил Сэм. — За кого вы меня принимаете?

Кедра рассмеялась.

— Именно за того самого. Неужели ты думаешь, что я провела бы три дня с человеком, о котором ничего не знаю? А фамилию твою я знала с самого начала. Итак, к делу. Сколько вам нужно заплатить, чтобы вы справились?

Сэм вспыхнул. От ненависти у него помутилось в глазах. Никому еще он не позволял так дурачить себя.

— Вам это обойдется вдвое дороже, чем кому-другому. — Он назвал очень высокую цену.

— Нет, — ответил Захария. — Слишком дорого.

— Перестань, Захария, — перебила его Кедра. — Я заплачу. На это у меня есть свои причины и достаточно веские.

Захария с беспокойством глянул на Кедру. Причины легко читались на ее лице. Он понял, что их брак может не возобновиться.

Сари положила бледную ладонь на его руку.

— Милый, пусть она делает, что хочет, — тихо сказала она. — У нее на все хватит времени. Придет и твой день.

Во взглядах, которыми обменялись бабушка и внучка, Сэм заметил нешуточную ревность.

— Взгляните туда, — Захария указал рукой. Стена стала прозрачной и в соседней ячейке-комнате Сэм увидел худощавого, но крепко сложенного человека в темно-коричневом костюме. Вот он! И он здесь уже два часа.

— Мне знакомо это лицо, — сказал Сэм, поднимаясь. Пол комнаты качнулся от его движения. — Высадите меня. Я позабочусь о нем.


Сэм занял свободное место у длинной стойки и заказал выпивку. Нечасто человек с плебейской внешностью появлялся в баре для бессмертных, но бармен, лишь взглянув на жесткое лицо Сэма, раздумал связываться и только буркнул:

— Да, сэр.

Ждать Хейла пришлось долго и выпивку пришлось повторить дважды. Купол заведения медленно, с низким гулом поворачивался над ним. Ячейка с «клиентом» начала плавно снижаться по спирали. Сэм терпеливо ждал.

Ему очень не хотелось ввязываться в дела бессмертных. Это было просто опасно, более того, здорово походило на самоубийство. Сэм не тешил себя иллюзиями. Он хорошо понимал, что однажды станет им не нужен… Сэм едва ли не впервые испытал страх. Ему врезалась в память выражение лица Захарии. Наконец ячейка опустилась. Человек вышел. Сэм не стал тратить лишних слов и напрямик сообщил:

— Меня только что наняли убить вас.


Когда они через два часа покидали Олимп, банда Шеффилда уже напала на их след.

Что называется нашла, коса на камень… Сэм никогда бы не продвинулся в своей темной карьере, если бы не владел даром убеждения. Но и Робин Хейл после того, как объявил о своем проекте, частенько становился объектом обработки искуснейших ораторов и научился легко с ними справляться. Силы оказались равными. Бессмертный Хейл столкнулся с кровью бессмертных Харкеров, и сразу это почувствовал. Сэм, как обычно, строил свою речь на убедительности доводов, но на Хейла больше действовала внутренняя убежденность.

Сэм старался говорить спокойно, но быстро. Он понимал, что их жизни связаны сейчас тонкой нитью длиной в сорок восемь часов. Безопасность была обеспечена только в этих пределах. Затем они умрут, если не придумают что-то особенное. Сэм очень старался, чтобы его голос звучал искренне и убежденно.

Тут их и нашли парни Шеффилда. Сэм и Хейл только-что вышли с Олимпа. На движущейся Дороге толпа на мгновение разделила их. Сэм толкался, пробиваясь к Хейлу, и слишком поздно среагировал на поднесенную к лицу грушу. Дурманящий аромат порошка больно ударил ему в мозг.

Все вокруг стало замедляться и наконец замерло.

Кто-то схватил его под руки.

Кто-то вел его по Дороге. Лампы ярко освещали улицу до поворота, но порошок заставлял свет гипнотически пульсировать. Неподвижно замерли ароматные цветные облачка. Все вокруг застыло, будто замороженное. Сознание работало смутно, но он понимал, что ошибся, позволив Кедре отвлечь себя. Не закончив одного дела, он принялся за другое. Внимание ослабло, за что он сейчас расплачивался.

Какой-то медленный водоворот возник на Дороге. Крики, толчки. Сэм воспринимал их, как во сне. Лицо свободного солдата накладывалось на открытые в крике рты. Солдат приближался, делая странные медленные движения.

Но от этих движений все вдруг отступили к краю полосы. Хейл взял Сэма за руку и потащил его за собой.

Сэм не помнил, как они оказались в одном из гидропонных садов. Мозг его едва воспринимал окружающее. Вот Хейл отсчитал монеты дежурному при входе в сад. А вот они уже стоят перед резервуаром, заполненном зеленой листвой.

Откуда-то издалека донесся голос Хейла:

— Надеюсь, доза была не слишком большой. Иначе тебе ничего не поможет. Попробуем эти листочки.

Хейл растер в руках какое-то голубоватое растение и сунул под нос Сэму.

Сэм расчихался, но движение вокруг вдруг ускорилось. Жестокая боль судорогой свела мышцы и ударила в мозг, взорвалась в глазах яркими цветными шарами, поднялась до невыносимого апогея и тут же улеглась.

Сам дрожал и обливался потом, но с радостью обнаружил, что может говорить. Часто моргая, он смотрел на Хейла. Время пошло обычным своим ходом.

— Ну как, все в порядке? — спросил Хейл.

— Э-э… да, кажется, — с трудом ответил Сэм.

— Твои друзья?

— Ага. Я позволил себе несколько расслабиться. Ничего, сам улажу. Если буду жив.

Хейл рассмеялся.

— Ну ладно, пошли ко мне. Нам есть о чем поговорить.


— Они же представления не имеют, что ждет их там, — зло говорил Хейл. — Ума не приложу, как их убедить? На сушу они и носа не показывали. Все им кажется сплошной романтикой. Вообразили себе этакий крестовый поход за веселыми приключениями.

— А ты попробуй убедить меня, — предложил Сэм.

—  Я говорил с Логистом, — начал Хейл. — Это его идея. А мне позарез нужно было хоть чем-то заняться. Я сразу ухватился за его идею, но пока ни черта не получается. Люди так и прут ко мне. Возжаждали, видите ли, романтики, а я никак не могу им втолковать, что дело это трудное и очень опасное. Эти изнеженные придурки не понимают, что ничего, кроме надежды на будущее, я им предложить не могу. Но самое неприятное, что среди этих энтузиастов я не нахожу подходящих людей. Мы выродились под Куполами, — он горько усмехнулся. — Я им предлагаю не мир, но меч, а они не верят, даже смеются. Им и не снился весь ужас побережья.

— На что это похоже? — поинтересовался Сэм. — Как оно там, наверху?

— Совсем не то, что ты видел на экранах с самолета. Джунгли можно познать только снизу. Оттуда бы ты увидел, как бешеные грязевые потоки размывают, уничтожают все вокруг. Живые ветви брызжут ядом, он убивает мгновенно. Монстры, которых не сразу остановит даже танк. Да мало ли… Да эти изнеженные мальчики погибнут сразу, и колонизация кончится, не начавшись. Я уже начал было в Старой Крепости, но джунгли нас вышибли. Стены и заграждения не выдержали натиска и рухнули. Теперь они бесполезны. Все надо начинать сначала. Техника, что там оставалась, мертва — забита, опутана растениями, разведена их кислотными соками. Кругом ползают ядовитые твари. Везде шныряют гигантские хищники. Похоже, у них начисто отсутствует инстинкт самосохранения. Они нападают отчаянно и не задумываясь. Даже растения наступают стремительно. Мы не успевали расчищать, как вновь прорастала ядовитая пакость. Нам просто не хватило сил удержать плацдарм. Да-да, военная терминология тут вполне уместна. Даже лишайники, подумаешь, чепуха какая, способны прогрызть дерево, стекло, металл, а человека живьем съедают. А ведь мы еще очень мало знаем Венеру, ее экология несравнима с земной. А нам приходится не только защищаться, но и содержать себя.

— А для этого нужны деньги и поддержка, так? — спросил Сэм. — А семьи бессмертных пока против.

— Знаю. Я начинаю думать, что Логист ошибся.

— Вы один взялись за это дело?

— Да, — кивнул Хейл.

— Энергичный человек мог бы вам помочь.

— Нет такого человека. Меня уже обманывали. Это мой крестовый поход, и я не могу довериться кому-то еще.

Мысль, что пришла в голову Сэма, заставила его вздрогнуть. Он торопливо спросил:

— А мне?

— А ты чем лучше?

Сэм лихорадочно вспоминал, не сказал ли он лишнего. Вроде бы, нет. Он продолжил:

— Я рискую головой, отказавшись убить вас. Это что-нибудь значит? Но я еще не объяснил, почему обманул Харкеров. Я очень хочу участвовать в вашем деле. И, не буду скрывать, рассчитываю заработать на нем.

— Я уже говорил вам — проект нереален, — ответил Хейл, но глаза его заблестели.

«Попался!» — подумал Сэм. Вслух же он сказал:

— Необходима мощная поддержка, и я найду ее. Еще нужна идея, за которой пойдут все. Идея у меня есть. Должно получиться. Я знаю, что делать. Доверьтесь мне.

Хейл долго молчал. Он задумчиво тер подбородок, сопел, прикидывая что-то в уме. Наконец решился:

— Пошли к Логисту.

А вот этого Сэм не хотел. Он боялся Логиста, как черт ладана. Свет чистого разума мог легко проникнуть в его темную душу, и высветить то, что Сэм тщательно скрывал. Но Хейл умел убеждать и порукой тому была его долгая жизнь. Они пошли к Логисту.    


Говорил с ними сияющий полупрозрачный шар на металлическом пьедестале.

— Я предупреждал вас, Хейл, что предсказывать не умею, — сказал он.

— Но вы говорили, что ваши ответы неизменно верны.

— То, что верно для вас, не обязательно верно для Сэма.

— Вы можете дать два ответа, — нетерпеливо вставил Сэм.

Разговаривая, как он думал, с машиной, Сэм невольно расслабился. Он с готовностью отвечал на вопросы машины, сообщил свои данные, выглядевшие в его изложении вполне пристойно… Нетерпение его было объяснимо: сорок восемь часов, отпущенные бессмертными, истекали…

Разрозненные черты сардонического лица Бена Кроувелла мелькали  и переливались в сияющем шаре. Робин Хейл узнавал его, но для Сэма, никогда не видевшего настоящего Логиста, они не имели смысла.

— Люди Куполов утеряли пионерский дух, — сказал шар. — Ищите подходящих людей среди заключенных.

— Нам нужны честные люди, — возразил Хейл.

— Среди преступников найдутся и честные. Большинство из этих людей оказались не на своем месте и не в свое время. В неподходящем обществе любой из вас может стать преступником. Но именно преступники, и вообще люди чем-то недовольные станут вашими лучшими помощниками. Среди них вы найдете геологов, физиков, биологов…

— Но ведь даже второсортные специалисты стоят очень дорого, — возразил Сэм. — Где мы возьмем такие деньги?

— Они обойдутся вам дешево. Вы еще удивитесь, узнав, сколько недовольных даже среди лучших. В Куполах все слишком благоустроено, слишком спокойно. Трудиться с полной отдачей нет никакого смысла.

— Когда нам начинать?

— Сначала избавьтесь от насущной опасности. А вот потом можете спросить еще раз.

— Но если вы не согласны с Семьями, почему бы вам не помочь нам против них?

Тени в шаре суматошно задергались. Логист, видимо, покачал головой.

— Я не всесилен. А Семьи очень могущественны. В их руках все, в том числе политика и экономика. Совет и губернаторы — только ширма. Всем заправляют Семьи, а они опытны и безжалостны. Законы, которые они проводят, часто кажутся короткоживущим жестокими, однако внуки их будут благодарить бессмертных. У них великолепное социальное видение, но на этот раз они ошибаются. Цивилизация идет к упадку быстрее, чем они думают. Спасение — в колонизации поверхности, но они не могут на нее решиться, считая, что эта попытка обречена на провал, а для следующей уже не будет ни возможностей, ни желания. Но ждать, пока они решатся, гибельно. Время уходит необратимо. Но планетой, к сожалению, правлю не я. И Семьи не доверяют мне, они считают, что я против них: слишком много я им противоречил.

Для Робина Хейла это было не ново и он нетерпеливо перебил:

— Вы можете дать прогноз? Шанс есть?

Некоторое время Логист молчал. Затем послышались странные звуки, перешедшие в хохот. Это несколько удивило Хейла, а Сэма потрясло. Машина смеется!

— Шанс есть, и причем недурной! А если с вами будет Сэм Рид, он значительно возрастет. Вот все, что я хотел сказать. Пока достаточно.

Сэм застыл, глядя на хаос теней в шаре. Что все это значит? Неужели машина может обманывать? Что, собственно, она предложила и не ошибается ли насчет Сэма?

— Благодарю вас, Логист, — сказал свободный солдат. Сэм уставился на него. Благодарить машину?! Да еще явно неисправную?

Они уходили, а хохот, усиленный эхом, несся им вслед. С высоты своего тысячелетнего опыта, Логист мог посмеиваться над тем, что ждало Сэма Рида.


«Избавьтесь от насущной опасности», — передразнил Сэм Логиста.

Они сидели за грязным столиком в полутемной тайной квартирке Сэма. Здесь им ничего не грозило. Но нельзя же торчать тут вечно. Сэм прикидывал, сколько агентов выслеживают их.

— Идеи есть? — спросил Хейл.

— Что вы суетитесь? Или не доверяете мне?

— Доверяю… Обстоятельства заставляют, иначе бы я никогда не поверил человеку, который приходит ко мне и заявляет: мне поручили убить вас. Но я знаю Семьи, потому и поверил тебе. Так как насчет идеи?

Зло насупив брови, Сэм смотрел на Хейла. Его раздражала легкость, с которой тот согласился на партнерство. Правда, он сам желал этого, но мотивы Хейла его не устраивали. Сэм не доверял людям, которые удачу дела ставили в зависимость от надежности партнера, а еще больше его раздражало, что Хейл был из бессмертных. За это он почти ненавидел свободного солдата. В нем было все то же, что в Уолтонах и Харкерах: крайняя самоуверенность и надменность. Но главное — Хейл не был рабом времени, напротив, время служило ему.                   ===                       ===

Прожив сотни лет, он обрел колоссальный опыт, он уже сталкивался со всеми возможными обстоятельствами. У него было достаточно времени, чтобы не спеша все обдумать и в итоге подобрать соответствующий обстоятельствам выход. У Сэма не было безграничного запаса времени, как у бессмертных, и он не мог сказать, как они: «И это минует».

Он глубоко вдохнул и уклончиво ответил:

— Они не захотят связывать свои имена с нашей смертью. Они ударят исподволь. До сих пор они не боялись народа, потому что он был неорганизованной толпой. Но твой проект покончит с этим. А Семьи очень боятся, что это всколыхнет толпу и направит против них. Насколько я знаю, многие увлеклись проектом. — Сэм искоса взглянул на Хейла. — Да, идея у меня есть, но мы обсудим ее позже.

— Договорились, — спокойно согласился Хейл.

«Вот и ладно», — подумал Сэм. Он вдруг понял, что для этого человека война вовсе не романтическое предание. Он видел убийства и убивал сам. Смерть хорошо ему знакома, и он привык смотреть ей в лицо. Волна ненависти вновь накатила на Сэма, но он заставил себя говорить спокойно:

— Я хочу продать идею крестового похода. Вы слушаете меня?

Хейл кивнул и улыбнулся.

— Нам нужна рабочая сила, — продолжил Сэм. — Но работа очень опасная и люди будут гибнуть. Главная проблема в том, чтобы им было за что рисковать жизнью. А вы сможете, кстати, их защитить?

— Да, но только не от скуки и еще от некоторых венерианских штучек. Взять лишайник, например. Он пролезает в любую щель и может заживо сожрать человека. Кроме того, там сильнейшее ультрафиолетовое излучение. Клетки мутируют. Рак кожи и все такое… Я уже говорил: это тебе не пикник.

— Итак, нам нужны недовольные хорошие специалисты. Неудачники, одним словом.

— Правильно. И что же?    

  Читать  дальше  ...    

***

Одержимость. Генри Каттнер. 01. 

Одержимость. Генри Каттнер. 02.

Одержимость. Генри Каттнер. 03.

 Одержимость. Генри Каттнер. 04.

Одержимость. Генри Каттнер. 05.

Одержимость. Генри Каттнер. 06.

Одержимость. Генри Каттнер. 07. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 08. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 09. 

***

***

***

***

***

***

***

Источник : http://royallib.com/book/kattner_genri/nochnaya_bitva_sbornik.html  ===

Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.  https://disk.yandex.ru/d/g_BaAsc5YNHmHA              Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.

***

***

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

***

***

---

Ночная битва. Генри Каттнер. 01

Ночная битва. Генри Каттнер. 02

Ночная битва. Генри Каттнер. 03 

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

Жил-был Король,
Познал потери боль…

---

 

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

 

***

***

Просмотров: 67 | Добавил: iwanserencky | Теги: космос, из интернета, будущее, фантастика, Роман, Одержимость, роман Одержимость, Венера, текст, Генри Каттнер, слово, проза, писатель Генри Каттнер | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: