Главная » 2022 » Март » 27 » Одержимость. Генри Каттнер. 01.
10:30
Одержимость. Генри Каттнер. 01.

---


Одержимость

(пер.с англ. В. Волкова)

Пролог

Сияющая бездна навсегда разделила белые ночи Земли и сумрачные зори Венеры. Бездна пространства и Бездна времени.

Все ярче разгорались огни подводных Куполов, укрывших под поверхностью мелкого моря зачарованные в безвременьи города. Уже мало кто помнил, как незаметно венерианские сумерки сменяются тьмой. Но облака, плотно кутающие планету, все так же скрывали звездочку под названием Земля.

Двадцать седьмое столетие отсчитывало человечество. Семисот лет назад зажглись огни Куполов, шестьсот минуло с тех пор, как Земля умерла.

Венера была создана не для людей. Лишь жестокая необходимость заставила их жить на ней. Многое пришлось преодолеть, но время, еще недавно столь бурное и стремительное, все более замедляло ход. Не успевшую возродится цивилизацию ждал летаргический тупик.

Но перед вулканами и землетрясениями человек оказывался беспомощным и хрупким. Давно он осознал свое могуществе, но не долее двух месяцев выстояли его колонии на побережье.

Свирепость курского периода на Земле задолго до появления человека в землю же и ушла. Но на Венере он встретился со свирепостью, значительно превосходящей земную. Его оружие, слишком мощное, было в то же время и слишком слабым. В этом новом для него мире он встретился с невероятной силой первобытного буйства природы.

Встретился… и бежал.

Под водой он нашел спасение. Та же наука, что проложила дорогу в космос и погубила Землю, позволила построить на дне венерианских морей города, покрытые куполами из империума. Человек вернулся в море, как когда-то вышел из него. Под поверхностью моря зажглись огни, но зори навсегда сменились сумерками.

 

Часть первая

Забудь заклятья.

Пусть дьявол, чьим слугой ты был доныне,

Тебе шепнет, что вырезан до срока

Ножом из чрева матери Макдуф.

    Шекспир[4 - Вильям Шекспир, «Макбет», акт V, сцена 8.]

Знамением было рождение Сэма Уоркера, а вся его судьба была предопределена самой формацией общества, живущего под гигантскими Куполами.

Хрупкой и хорошенькой Бесси не следовало иметь детей. У нее были узкие бедра и слишком тоненькая фигурка. Кесарево сечение убило ее, но на свет появился Сэм, и ему предстояло уничтожить этот мир, чтобы уцелеть.

Ненависть — первое, что встретил Сэм в этом мире. Блейз Харкер люто возненавидел своего сына за смерть жены. Он никак не мог забыть едва слышные жалобные вскрики Бесси в ту ночь. Даже анестезия ей не помогала. К материнству она была не готова ни физически ни психологически…

Блейз и Бесси… Ромео и Джульетта своего времени. Они безумно любили друг друга. Легко и беззаботно они предавались наслаждениям, жизнь казалась прекрасной и бесконечной, пока не был зачат Сэм.

В подводных городах было что выбирать. По призванию любой мог стать ученым, инженером или, к примеру, художником. Праздность тоже была весьма уважаемым занятием, если позволяли средства. А если их нет… что ж, зерна лотоса дешевы и безотказно дарят забвение. Для талантливых предлагалось широкое поле деятельности: от талассополитики до ядерной физики, находящейся, впрочем, под строгим контролем. Для любителей острых ощущений в залах и на аренах Олимпа существовало множество развлечений, вплоть до самых дорогих и изысканных.

К этой элите принадлежали и Блейз с Бесси. Средства вполне позволяли им выбирать все лучшее, а культ наслаждений, исповедываемый в Куполах, обещал превратить их жизнь в сказку со счастливым концом. Но смерть Бесси породила ненависть.


Пять поколений Харкеров жило под Куполами и четыре из них встретились в одной комнате.

Джеффри некогда родил Рауля, Рауль родил Захарию, Захария родил Блейза, а Блейз — Сэма.

Небрежно раскинувшись на мягком диване, Блейз раздраженно выкрикнул своему прадеду Джеффри:

— Да катитесь вы все хоть к черту! Родственнички, век бы вас не видеть.

Атлетически сложенный блондин с нелепо оттопыренными ушами и огромными ступнями спокойно ответил:

— Молод ты еще так говорить. Двадцать-то хоть исполнилось?

— Не твое дело! — огрызнулся Блейз.

— А мне осталось двадцать до двухсот, — так же спокойно продолжил Джеффри. — Но, не в пример тебе, у меня хватило ума заиметь ребенка уже после шестидесяти и даже на то, чтобы не использовать для этого собственную жену. Но объясни ты мне, старому, чем мальчик-то виноват?

Насупившись, Блейз смотрел на свои руки. Тут не выдержал его отец Захария:

— Да что с ним разговаривать, с этим идиотом, — взорвался он. — Его место в пансионате для душевнобольных. Там он быстренько расскажет правду.

Блейз зло усмехнулся.

— Успокойся, папочка. Я предусмотрел ваши нежные порывы и принял меры. Я заранее прошел через множество тестов и испытаний, и теперь любая комиссия подтвердит мою психическую состоятельность и высокий коэффициент интеллекта. И вы все, дорогие родственнички, бессильны что-либо изменить.

— Пусть даже так, но ты не забывай, что и двухнедельный ребенок имеет все права гражданина, — возразил высокий смуглый и элегантный Рауль, дед Блейза, явно забавляясь семейной сценой. — Он сын тебе, и ты не имеешь права лишать его всего. Ты уверен, что все делаешь правильно?

— Уверен.

Джеффри повел грузными плечами, глазами сверкнул на Блейза.

— Где мальчик? — едва сдерживаясь, спросил он.

— Не знаю и не хочу знать!

— Он мой внук! — взвился Захария. — И мы найдем его, слышишь? Где бы он ни был, хоть на континенте.

— Это точно, — поддержал Рауль. — У семьи Харкеров достаточно власти, чтобы покончить с твоей дурью. До сих пор ты развлекался как только хотел. Отныне будем считать, что твоя вольная жизнь кончилась.

— Сомневаюсь, — усмехнулся Блейз. — Средств у меня вполне достаточно, чтобы обойтись без вас. А вот моего сыночка отыскать вам будет весьма сложно.

— Ничего, мы семья могущественная, — вслед за Раулем заметил Джеффри.

— Кто бы спорил… — с улыбкой согласился Блейз.

— Но любопытно, как вы узнаете его, если даже найдете?


Общество, культивирующее наслаждение, создало извращенную науку. Кто знает, сколько блестящих умов погибло в утонченной неге. И среди порабощенных искусственной эйфорией встречались великолепные специалисты любого профиля, согласных на все, лишь бы продлить удовольствие. Способный хорошо заплатить, Блейз легко нашел женщину, отлично знающую свое дело, во всяком случае, когда носила Мантию Счастья. Адаптированное животное венерианских морей, Мантия обволакивала свою жертву, устанавливала с ней нейроконтакт, и та медленно умирала в высочайшем наслаждении. Такая сладкая смерть стала настолько популярной, что промысел этих животных был строжайше запрещен.

Женщина прекрасно смотрелась в белоснежном мягком одеянии. Мантия причудливо мерцала и содрогалась в экстазе смертельного симбиоза. В гипнотической сосредоточенности женщина выполняла работу, которая должна была обеспечить ей достойные похороны года через два. Больше любители Мантии не жили.

Эндокринологию она знала до тонкостей, и через некоторое время Сэм Харкер навсегда утратил свои наследственные признаки.

Редкий пушок на голове ребенка, способный со временем превратиться в рыжую шевелюру, навсегда уничтожило специальное средство. Была изменена генетическая матрица. Искусно прооперированные мозжечок, щитовидная железа и шишковидный отросток мозга, представляющие пока просто комочки ткани, по мере созревания организма должны были все более отдалять внешность ребенка от фамильных черт Харкеров. Но сейчас это был всего лишь бесформенный комок хрящей и желеобразных тканей. Грубые швы четко просматривались на его мягком младенческом черепе.

— Сойдет, — усмехнулся Блейз. Перед его мысленным взором стояла Бесси. — Не так, чтобы совсем уж урод. Низенький, толстенький… кретин.

Подрагивающий комок плоти, слепя белизной бинтов в свете бактерицидных ламп, неподвижно лежал на операционном столе.

Женщина в Мантии, содрогаясь в неописуемом экстазе, тронула кнопку вызова и легла на пол. Ее глаза, пустые, словно зеркальца, слепо уставились в потолок. На вызов пришел ассистент. С послеоперационной обработкой мог справиться и он.


За Блейзом была установлена слежка. Таким образом старшие Хоркеры надеялись найти ребенка. Но Блейз, казалось, предусмотрел все. Отпечатки пальцев и снимок глазного дна Сэма он спрятал в тайнике. Сам же он попытался поскорее забыть сына, отдавая все на волю случая. Надежды для Сэма Харкера почти не оставалось.

Своеобразный будильник в мозгу Блейза потихоньку тикал, но зазвонит ли он когда-нибудь, не знал и сам Блейз. Реальность оказалась слишком жестока к нему, и он всеми силами старался забыть и Бесси, и сына. С отчаянной решимостью’он окунулся в водоворот гедонизма, и культ наслаждений снова раскрыл ему свои сладостные объятия.

Дни сменялись днями. Время тянулось невыносимо медленно. Свои ранние годы Сэм почти не помнил. Родители его, или точнее, те, кого он считал своими родителями, не имели с ним ничего общего. Операция, изменив внешность, не затронула мозг, и он унаследовал от предков-мутантов их интеллект и способности. Мутация, впрочем, приводила лишь к увеличению продолжительности жизни, но и этого оказалось достаточно, чтобы семья Харкеров господствовала на планете. Разумеется, они не были единственными долгожителями. От двухсот до семисот лет могли надеяться прожить несколько сот человек. Это качество передавалось потомству вместе с внешними признаками и бессмертных было легко узнать.

Одним из самых памятных впечатлений детства Сэма был карнавал. Родители его, надев неуклюжие цветные наряды, смешались с толпой.

Купол Делавэр сиял. Карнавал был древней традицией. Над дорогами туманом висели разноцветные душистые дымы. Сквозь них, лишь с трудом можно было разглядеть гуляющих. На карнавале все были равны. Правда, теоретически, так было всегда, но…

Именно на этом карнавале Сэм встретил прекраснейшую женщину в голубом. Впрочем, цвет был не совсем голубым — бархатистое одеяние переливалось всеми всевозможными оттенками. Мальчику страстно захотелось прикоснуться к ней. Чистые строгие линии платья гармонировали с ее утонченным лицом и волнами золотистых волос. Только издали он мог смотреть на нее, несмотря на неистовое желание узнать о ней как можно больше.

— А, Кедра Уолтон, — единственное, что смогла ответить мать. — Ей уже, наверное, под триста.

— Кто она? — Годы не имели значения.

— Для нас она недосягаема.


— Что ж, дорогой, пришла пора прощаться.

— Но почему?

— Мы вместе уже шестьдесят лет. Не многовато?

— Кедра, Кедра… как жаль, что мы так долго живем.

— Ну что ты… — улыбнулась, она. — Иначе мы бы просто не встретились. Мы бессмертны, и естественно, что нас тянет именно друг к другу. Потому мы и вместе.

Под террасой шумел и сверкал карнавал. Захария Харкер взял ее за руку.

— Я понимаю. Нам всем нужно разнообразие, — грустно сказал он.

— Да, потому нам и Надо расстаться. Возможно ли сотни лет быть вместе?

Захария задумчиво посмотрел на женщину.

— Нам, просто не хватает простора. Купола ограничивают нас, а с годами все больше хочется свободы.

— Вот я и освобождаюсь…

— Мы, бессмертные, должны уйти из Куполов. Только совсем молодые и смертные не замечают их стен. Но как они надоели нам за сотни лет! Они подавляют нас. Мы вырождаемся.

— Ты как думаешь?

— Да. Мы топчемся на месте. Нам грозит интеллектуальная смерть, хотя мы накопили огромные знания. В наших руках абсолютная власть, но применить ее негде.

— И где же выход? Другие планеты?

— Может быть. Но на Марсе и прочих планетах Солнечной системы: мы опять спрячемся под купола. Нам нужны звезды.

— Это невозможно!

— Но почему? Теоретически вполне возможно. Нужна только стартовая площадка. Не запускать же звездные крейсера с наших Куполов?

— Милый, стоит ли спешить? У нас впереди все время мира. Об этом не поздно поговорить и через пятьдесят лет.

— Хочешь сказать, что я тебя так долго не увижу?

— Успокойся, увидишь. Но не более того. Считай эти пятьдесят лет нашим отпуском. А потом мы снова встретимся.

Она встала и поцеловала его. Формально. Они оба знали, что самый яркий огонь рано или поздно превращается в серый пепел. Но они любили друг друга и верили, что когда-нибудь он вновь разгорится. И они встретятся через пятьдесят лет, и снова станут любовниками. До сих пор это им удавалось, ибо что такое пятьдесят лет для бессмертных?..


Крепкий худощавый мужчина уверенно пробирался сквозь толпу. Когда-то он так сильно загорел, что даже столетия в подводных городах, не выбелили его лицо, на котором застыла презрительная гримаса.

— Кто это? — спросил Сэм.

— Ты про кого? Вот этот? Не знаю. Отстань.


Старый мундир слишком бросался в глаза и ему пришлось напялить ненавистный целофлекс. Стоя на ленте Дороги, он проносился мимо огромного муляжа Земли, прикрытого траурным пологом. В каждом Куполе был такой шар — напоминание о величайшем преступлении человека. Мужчина, продолжая холодно усмехаться, подошел к маленькому зарешеченному окошечку в стене, окружающей сад, и протянул в него идентификационную карточку. Через минуту его пригласили пройти к Храму.

Потрясенный, он стоял перед святилищем Истины. Внушительное здание одним своим видом вызывало уважение. Жрец проводил его и указал на стул.

— Вы Робин Хейл?

— Да.

— Мы знаем о вас все, но несколько вопросов задаст сам Логист. Ждите.

Жрец ушел. На нижней террасе между растениями гидропонного сада бродил высокий худой человек.

— Логист, — обратился к нему жрец. — Вас ждет Робин Хейл.

Высокий человек остановился, поставил лейку, ладонью вытер костистое лицо.

— Черт подери! Мне бы еще знать, что говорить ему. Он же конченный человек.

— Сэр?!

— Да иду я, иду. Успокойтесь. Его бумаги готовы?

— Да, сэр.

— Вот и ладно. И не торопите меня. Я скоро буду.

Что-то бормоча себе под нос, Логист направился к лифту. Поднявшись в контрольную комнату, он с любопытством рассмотрел на экране визора загорелого человека, неловко сидевшего в глубоком кресле.

— Робин Хейл? — спросил он звучным голосом.

— Да! — Хейл вскочил.

— По моим сведениям вы бессмертный и можете прожить лет семьсот, но не знаете, чем заняться, так?

— Так.

— Что произошло с вами?

— То же, что и со всеми свободными солдатами.

Свободные Отряды прекратили свое существование в те времена, когда Купола объединились под общим руководством и этим навсегда ликвидировали войны. Но до этого они нанимали свободных солдат, чтобы те воевали за них.

— Хейл, вы просто пережили свое дело и своих друзей — свободных солдат. Среди них было не так уж много бессмертных.

— Да, — ответил Хейл.

— А теперь вы хотите, чтобы я подсказал вам, что делать дальше?

— Если сможете, — с горечью ответил Хейл. — Я не способен выдержать сотни лет безделья. Бесконечные удовольствия не для меня.

— Существует очень простой выход — умереть.

Хейл молчал.

— Способы легкой смерти вы знаете лучше меня, — продолжал Логист, — но вы, конечно, предпочли бы умереть в борьбе. Не так ли? — Чуть помолчав, Логист продолжил, но уже совсем другим тоном: — Подожди минутку, сынок, не, уходи. Я сейчас приду к тебе.


Вскоре из-за занавеса появилась высокая фигура Логиста. Хейл, пораженный, вскочил на ноги. Почти испуганно он смотрел на странного человека, возникшего перед ним.

— Садись, садись, — пригласил он Хейла. — Эти фанатики-жрецы ни за что бы не позволили мне показываться на людях. Но, к счастью, я здесь хозяин. Да и что они без меня? — Присев напротив Хейла, он достал из кармана странный предмет, оказавшийся курительной трубкой, и набил ее табаком. — Я сам его выращиваю. Весь этот антураж хорош для публики из Куполов, но ты другое дело.

Хейл изумленно смотрел на него.

— Но я всегда думал, что Логист это…

— А теперь думаешь, что все это враньё? Ну, это, как посмотреть. Когда-то мы так и делали. К людям выходил человек, то бишь я, но они не верили, думая что я просто высказываю свое мнение. Они считали меня обыкновенным человеком. Но они ошибались. Я мутант и я изучил все, начиная от Платона, Аристотеля, Бекона и Корзыбского и кончая Машинами Истины. Я в совершенстве овладел наилучшим способом решения человеческих проблем — логикой. И я знаю ответы лучше машины. Верные ответы.

Хейл спросил, по-прежнему недоумевая:

— Но вы, как и всякий человек, не можете быть непогрешимым. Или вы открыли какую-то чудесную систему?

— Я знаю только одну чудесную систему — здравый смысл.

Хейл пожал плечами.

Логист раскурил трубку, выпустил клуб дыма и продолжил:

— Ты не поверишь, но мне тысяча лет. Я родился еще в первую ядерную войну и помню все последующие. Еще до моего рождения мои родители хватанули вторичной радиации. Отсюда мой Дар, и я ближе всех к настоящему бессмертию. Может, ты читал о Бене-пророке? Тогда было много пророков, оно и понятно: большинству было ясно, что их ждет. Так вот, я и был этим Беном-пророком. Я первый предсказал гибель Земли. Немногие послушались меня, но именно они и начали колонизацию Венеры. А я был уже здесь, когда Землю сожгли. Я стал знаменит и в первую очередь за меня взялись различные ученые. Но все впустую. Они обнаружили только то, что мозг мой несколько необычен, но как он работает и почему мои прогнозы так точно сбываются, разобраться не смогли. — Логист задумался, пыхнул трубкой и заявил: — Самое интересное, что мои прогнозы еще никого не спасли.

— Вам на самом деле тысяча лет? — спросил Хейл, еще не совсем оправившийся от шока.

— Да. Почти. Я видел, как уходят и приходят годы, а вместе с ними и люди. Жизнь — ничтожная суета. Я мог бы стать диктатором, и все бы боготворили меня. Но зачем мне это? Я слишком хорошо вижу все последствия, и они мне не нравятся. Вот и сижу я здесь, в этом Храме, и отвечаю на вопросы, по большей части мелкие и глупые.

— Но все мы думали, что им отвечает машина, — пробормотал Хейл.

— Ну да. Люди так уж устроены, что верят машине больше, нежели себе подобному. Как бы то ни было, сынок, но верные ответы я и вправду знаю. Достаточно мне проанализировать информацию, как я тут же вижу правильный ответ. Почему и хочу побольше знать о том, кто спрашивает.

— Вы видите будущее?

— Можно сказать и так. Но в нем слишком много вариантов. Надеюсь, ты не станешь болтать? Клиенты всегда поднимали вселенский шум, стоило мне появиться перед ними. Впрочем, кто тебе поверит? Как ты убедишь людей, что всеведущий оракул вовсе не супермашина. Люди всегда предпочитали правде удобную ложь. Что я могу предложить тебе, сынок? Да, я знаю ответы, но их слишком много. Ты ищешь борьбы? В таком случае, иди на побережье.

— Зачем?

— Может быть, там ты найдешь смерть. Но смерть в борьбе. Ты сильный, и это как раз для тебя. Купола обречены. Они впали в спячку и заживо гниют; жизнь только там, на побережье. Найди единомышленников. Среди свободных солдат были и другие бессмертные. Найди их и ступай на поверхность.

— Это невозможно.

— Почему это? У вас же были Крепости на побережье.

— Все так, но джунгли могут убить нас. Мы уже когда-то дрались с ними и проиграли. Да осталась ли еще хоть одна не разрушенная Крепость?

— А вы их восстановите.

— Но зачем?

— Только там наше будущее, — сказал Логист и тихо добавил — Возможно, ты станешь диктатором Венеры.

Напряженное молчание прерывалось лишь хриплым дыханием Хейла.

— Вот и все, сынок, — сказал Логист. Он встал и протянул Хейлу руку. — Помни, зовут меня Бен Кроувелл. Если что понадобится, приходи. Но, кто знает, возможно я сам к тебе приду. Но на мою голову тогда не надейся.

Подмигнув, он выдохнул клуб дыма и зашагал прочь.


Жизнь под Куполами напоминала шахматы. Короток век у пешек. Слоны и ладьи живут куда дольше. Можно сравнить ее и с курятником, где главенствуют петухи, дольше всех увернувшиеся от ножа. Так и под Куполами верх держали долгоживущие. Демократия существует лишь в трех измерениях. Автократия — в четвертом, во времени. Как и библейские патриархи, они обладали огромной властью лишь потому, что жили достаточно долго, чтобы удержать и приумножить ее.

Разумеется, бессмертные знали больше, чем короткоживущие. Сама психология толпы отдавала им власть, благодаря определенному смещению в психике короткоживущих; так ребенок боится и уважает своих родителей только потому, что они прожили больше.

Постепенно на бессмертных стали смотреть с завистью, но и с уважением.

Человек вообще склонен перекладывать ответственность на других. Большинство всегда предпочитало жить бездумно и беззаботно. Так и сложилось общество, где бессмертные наверху совершенствовались в своем индивидуализме, управляя обществом и пользуясь благами, созданными низами, а те, в свою очередь, потихоньку проживали  свой век, перекладывая ответственность за все на верх.

Сложившаяся таким образом, культура казалась довольно стабильной, и это подтверждалось вековой неизменностью, но проницательный ум мог понять, что подобная культура свойственна только умирающей цивилизации.

Звали его Сэм Рид, но хромосомы Харкеров часто ставили его в трудное положение. Его неудержимо, несоответственно социальному статусу, тянуло ко всему новому.

Но его ограничивали непреодолимые невидимые преграды. И самой непреодолимой казалось время. Он мог прожить не более девяноста лет. Его разум восставал против такой обреченности. Что можно сделать за такой короткий срок? Общество было организованно бессмертными и для бессмертных. Все остальные приходили и уходили незамеченными, как тени.

В двенадцать лет он впервые устроился на работу в гидропонный сад. Его грубо выделанное лицо, лысая голова и не по годам изощренный ум позволяли ему убедительно лгать относительно возраста. Прилежно проработав некоторое время, Сэм поддался природному любопытству и начал экспериментировать с капризными культурами, причем слишком смело, не учитывая отсутствие опыта. Естественно, что растения он загубил.

Его выгнали. Но незадолго перед этим он в одном из бассейнов нашел чудный цветок, и его цвет — голубой — напомнил ему цвет платья красивой женщины на карнавале.

— Что это за цветок? — спросил он у садовника.

— Сорняк, — ответил тот. — Живучий, гад. Сотни лет не можем его уничтожить. Но этот еще ничего, а вот ползучий в сто раз хуже.

Вырвав цветок, садовник отшвырнул его в сторону, а Сэм подобрал и сохранил. Кто-то сказал ему, что это фиалка. Маленькое растение, очаровательное и скромное, совсем не походило на пышные гибридные цветы, сотни лет выращиваемые в гидропонных секциях. Сэм хранил его, пока он не рассыпался в прах. Но мальчик всегда помнил о нем, как и о женщине с золотыми волосами и в голубом платье.

Впервые выйдя за пределы своего Купола, отправившись по делам в Купол Канада, Сэм был потрясен видом на гигантские черные купола, сверкающими бриллиантами иллюминаторов в жемчужном шлейфе воздушных пузырьков. В путь он отправился на краденные деньги и с человеком, который за небольшую плату согласился сыграть роль его отца. В Куполе Канада человек этот исчез и Сэм никогда больше его не встречал.

Не по годам изворотливый, Сэм перепробовал множество работ, но все казались ему слишком скучными. Блейз Харкер знал, что делал, когда оставил нетронутым его мозг, изуродовав тело.

Но уродом его можно было назвать лишь по нормам того времени, да и то только среди бессмертных. Те были высоки, длинноноги, длинноруки, и эталоны красоты устанавливали по своему образцу. Коренастые и низкорослые смертные, естественно, считались уродами.

Неудовлетворенность, обычно присущая бессмертным, не давала Сэму покоя. Заботы простолюдинов его не волновали, а то, что влекло, оставалось недоступным, поскольку требовало длительного обучения, а у него не было ста лет, не было даже пятидесяти.

Но судьба, предопределив ему трудный путь, подарила ему учителя — помесь Хирона с Феджином. Звали его Слайдер.


Внешность злобного толстого старика с кустистыми седыми лохмами и прыщавым красным носом пугала и отталкивала. Но советы старый хрыч давал охотно, хотя и не навязывался, если не спрашивали.

— Людишки обожают развлечения, — поучал он юнца. — Они просто не могут жить без удовольствий. Во всяком случае, большинство из них. Но они даже не взглянут на то, что им неприятно. И заруби на носу юноша: мелким жульничеством ничего не добьешься. Надо ухитриться стать нужным боссам. Вот, к примеру, Джим Шеффилд. Он работает на нужных людей, и его шайка процветает. Пока… — Старик хихикнул. — Все просто: делай, что тебе говорят и что им нужно. Вопросов задавай поменьше. А для начала обзаведись полезными связями.

Старик высморкался и поморгал водянистыми глазами.

— Я шепнул Джиму о тебе. — Он сунул Сэму пластиковый квадратик. — Повидайся с ним. Ты понравился мне, иначе бы я палец о палец не ударил.

У двери он попридержал Сэма.

— Ты шустрый мальчишка. Далеко пойдешь. Но смотри, не забывай старика Слайдера. Кое-кто забыл. А я ведь не только услужить способен, могу и неприятности обеспечить.


Когда Сэм встретился наконец с Джимом Шеффилдом, ему уже стукнуло четырнадцать, и был он силен и мрачен. Но семнадцатилетний Джим был все-таки посильнее; он, кстати, тоже был выпускником «школы» Слайдера. Этот «хитрый деляга» давно действовал самостоятельно, и его шайка успела приобрести жутковатую известность. Во взаимоотношениях людей под Куполами огромную роль играла интрига. Италия времен Макиавелли по нравам и жестокости мало чем отличалась от эпохи подводных куполов. Открытое нападение считалось не просто незаконным, оно изобличало дурной тон. Интрига ставилась превыше всего, и в неустойчивом балансе власти честью считалось так запутать противника, чтобы он сам уничтожил себя. 

Банда Шеффилда работала по найму. В первом своем задании Сэм Рид — фамилию Харкер он знал лишь понаслышке — отправился под воду, чтобы набрать запрещенные в куполах водоросли. В помощь ему дали более опытного паренька. Но когда они через тайный ход вернулись под купол, их там уже поджидал Слайдер с излучателем в руке, в защитной маске и комбинезоне.

— Та-ак, мелкота, стойте там, где стоите, — прохрипел он сквозь маску и бросил излучатель Сэму. — Давай-ка поджарь свой мешочек. Сверху. Вот так… Теперь поворачивай, но не торопясь.

— Не надо. Ну, чего вы… — заканючил помощник Сэма.

Слайдер презрительно фыркнул и отобрал излучатель.

— Заткнись и делай, что тебе говорят. Иначе я махом сверну твою цыплячью шейку. Так… теперь поднимите руки и медленно поворачивайтесь. Ладушки… — Старик облучил одежду обоих пацанов.

Втроем они встретились с Шеффилдом. Удрученный, тот все пытался спорить со стариком. Но Слайдер только фыркал, да ерошил свои и без того взлохмаченные волосы.

— Что-то ты рановато лезешь из детских подштанников. Заткнись и слушай. Ты избавишь себя от многих неприятностей, если почаще будешь обращаться ко мне за советом. — Старик шлепнул ладонью по пластиковому мешку, который Сэм положил на стол. — Знаешь, что это за водоросль и почему она запрещена? Разве тебя не предупредили, что нужна максимальная осторожность?

— А я и был осторожен, — огрызнулся Шеффилд.

— Щенок! С ней только в лаборатории можно работать. Это металлофаг! Слыхал? Жрет любой металл. Безопасна она только после специальной обработки, а сырая опаснее сотни змей. Да и людям она не полезна. Вы еще можете загреметь в больницу. Только не воображайте, что это я о вас так забочусь. Мне самому в больницу неохота. А твоих недорослей нужно еще получше облучить ультрафиолетом.

Немощный с виду старикашка заметно поколебал агрессивность Шеффилда. Тот примирительно кивнул, встал, взял мешочек и вышел. За ним молча вышли его телохранители. Сэм во все глаза таращился на Слайдера. Тот подмигнул ему и сказал:

— Ты здорово ошибся, юноша, не посоветовавшись со мной.


Но не по годам развитый, мятежный и аморальный, Сэм редко совершал подобные ошибки. Краткость жизни, делающая обучение невозможным и бессмысленным, заставляла его восставать. Он истово ненавидел свое плебейское тело, ненавидел общество, которое было навязано ему на всю жизнь.

Одержимые гневом люди существовали всегда. Гнев, подобный гневу Ильи-пророка — огонь Божий, он сдвинет горы во благо человечества. Гнев тирана разрушителен и уничтожит целые народы. Но всегда такой гнев устремлен вовне.

Гнев Сэма был направлен против судьбы, а значит, против самого себя. Возможно, такой гнев ненормален. Но ведь и Сэма ни в коем случае нельзя было назвать нормальным человеком, как не был нормальным и его отец. Чем еще можно объяснить его противоестественный гнев на собственного сына? Но ответственна и кровь рода Харкеров, содержащая в себе этот порок. Сэм взрослел, проходя через множество метаморфозов, которые удивили бы смертного. Но его мозг был сложней и позволял ему жить на многих уровнях и успешно скрывать это. Однажды он открыл для себя богатые библиотеки Куполов и сразу сделался заядлым читателем. Не будучи интеллектуалом, — этому мешало внутреннее беспокойство, не позволяющее ему сосредоточить усилия на чем-нибудь одном, — он легко усваивал любую информацию, что, впрочем, не давало ему сколь-нибудь заметного преимущества перед остальными.

Книги он буквально глотал. То же самое беспокойство торопило его, и он загружал мозг беспорядочной информацией.

Но польза все же была. Пользуясь усвоенными сведениями, он мог, например, надежно замести следы убийства или провернуть ловкое мошенничество. Но большей частью знания лежали невостребованными в мозгу, способном обобщить тысячелетний опыт человечества.

Гнев все больше душил Сэма, когда он думал, что обречен исчезнуть менее чем через столетие, и что все его попытки вырваться из гнилого общества, возвыситься над ним, тщетны.

Но не меньше бесила Сэма неспособность понять, что именно мучает его, не дает покоя.

Он надеялся найти ответ в книгах, но книги молчали. Он подсознательно сопротивлялся своему генетическому наследию, подавлял в себе неясные порывы. Но от этого он становился все более жестким, даже жестоким. Гнев стремительно перерастал в настоящую одержимость.

Какое-то время книги все же примиряли его с жизнью, но однажды перед ним встала невероятная, почти невыполнимая задача. И он обречен был взяться за нее, ибо она и была его предназначением…

Как бы в противовес темным, зачастую кровавым делам, которыми он был вынужден заниматься, следующие пятнадцать лет он невероятно много читал. Его нельзя было назвать приятным в общении человеком: он открыто презирал людей, которых ему приходилось обманывать, и это презрение невольно переходило на его товарищей.

Он и сам не мог понять себя. Огонь ненависти ко всем прочим обжигал и его самого. Он был непредсказуем. И когда этот огонь разгорался, когда гнев рвался наружу, Сэм Рид становился неуправляемым и беззаконие торжествовало в самых страшных и жестоких формах. Репутация у него, мягко говоря, сложилась дурная. Доверять ему быстро перестали, но ловкие руки и изворотливый ум Сэма заставляли людей вновь и вновь прибегать к его услугам. Многие ненавидели его. Еще больше боялись, зная, что в момент очередного срыва он способен на невероятное по жестокости убийство. Правда были и такие, что искали знакомства с ним, и уж совсем немногие находили его привлекательным. Впрочем, Сэм, целиком поглощенный своими страстями, оставался безразличен к чужим эмоциям.                     


Тем временем жизнь под Куполами текла ровно и спокойно. Лишь изредка мятежное пламя, непрерывно сжигавшее Сэма, проявлялось у других людей. Иногда в довольно неожиданных формах, но почти всегда в безобидных. В годы юности Сэма на какое-то время вдруг стали популярны старинные кровавые баллады, вывезенные еще с Земли. Их громко, но без особой страсти распевали полупьяные, даже немного опасные толпы. Затем молодежь охватило преклонение перед Свободными Отрядами, увлечение романтикой первых сотен лет освоения Венеры.

Конечно, война считалась ужасной и совершенно неприемлемой, но ужас всегда притягивал человека, и многим она казалась великолепным приключением.

Легенды превращали свободных солдат в мужественных благородных героев, выполнявших тяжелую, очень опасную, но совершенно необходимую работу. Сказки о былом могуществе человека пьянили людей, все более отвращая их от однообразной, бессмысленной жизни в Куполах.

Многие жалели о тех временах. Свободные солдаты в красивых мундирах все чаще появлялись на экранах перед восхищенными зрителями, не подозревающими, насколько фальшив этот облик. Новое течение культуры, воспевающее подвиги первопроходцев, овладело душами короткоживущих, возможно, в противовес бесперспективной жизни.

Они давно разучились смеяться от души. Юмор их был эксцентричен и изощрен, но вызывал лишь ухмылки. Привычное однообразие сковало их души, а невозможность обучиться чему-либо усугубляла леность ума. В обществе бессмертных не было места для обычных людей, хотя сами бессмертные существовали лишь благодаря им.

А вот свободные солдаты смеялись открыто и искренне.

Реже плакали — слезы означали поражение. Чувства их были грубы, но искренни. Поступки — честны и отважны.

Сэм считал свободных солдат чем-то вроде вымерших динозавров старой Земли, но и его увлекла романтика тех времен, хотя он в глубине души посмеивался над собой. Нельзя, конечно, считать, что сами солдаты очаровывали людей, скорее уж, некие романтические представления о свободе и вольной жизни.

Разумеется она и пугала их. Любой из них отшатнулся бы, предложи ему что-то в этом роде. Необходима была сильнейшая встряска, чтобы романтика превратилась в реальность. 

Со свирепой жадностью Сэм читал о временах освоения Венеры. Со странной ностальгией внимал рассказам о старой Земле, ее широких горизонтах и невероятно красивых зорях. Пытаясь представить себе вольное небо, он напевал старые песни и жалел, что родился слишком поздно. Ему еще не пришла в голову мысль, что борьбе с таким противником, как яростная непокоренная планета, можно отдать всего себя без остатка.

Мир, в котором он жил, казался ему слишком простым, а трудности — искусственными. Барьеры, ограничивающие этот мир, сковывали его, но порой ему казалось, что они достаточно хрупки и их можно легко разрушить, не опасаясь пораниться. Но ломать тоже слишком просто. Нужна была созидательная цель, оправдывающая это, а Сэм ее еще не видел.

Время было пока самым страшным и неумолимым его врагом. Гнев вспыхивал в нем с новой силой, когда он думал о длинной чреде столетий, которые ему не суждено прожить. Противоречивость характера, ненасытного, но не способного удовлетворить свои желания, заставили Сэма Рида возненавидеть этот мир, со всеми его мужчинами и женщинами. Более того, он возненавидел самого себя. Не встречая в этом мире достойного противника, Сэм объявил войну всем. И воевал двадцать лет.


Одна лишь странность волновала его. Осознавал он ее смутно, не пытаясь разобраться в причине. Возможно, среди прочего на него повлияли рассказы о Земле, о ее невероятно голубом небе. Да мало ли… Но именно голубой цвет волновал его, как ничто другое.

На этой же планете все было серое. Серое море почти сливалось с тяжелыми, серыми, провисшими до самой воды облаками. Серым одеялом моря окутывали Купола, под которыми тлела серая жизнь. И от того, наверное, в сознании Сэма голубой цвет навеки утраченного земного неба прочно связался с понятием о свободе…


В небольшом кафе, расположенном на одной из Дорог, он познакомился с миниатюрной девушкой, которая танцевала там в костюмчике из голубых перьев. Она и стала его первой любовницей. Сэм снял квартирку на одной из улиц Купола Монтана, и они жили там около шести месяцев, ссорясь не чаще, чем другие пары.

Но однажды он пришел домой рано утром после ночного дела с бандой Шеффилда. Едва открыв дверь, он почувствовал странный запах. От тяжелой сладости с примесью кислого перехватило дыхание.

Маленькая танцовщица лежала, скорчившись, у стены. Лицо ее словно щупальцами сжимал лепестками бледно-желтый цветок, с красными прожилками. На голубое платье из-под судорожно сжатых лепестков медленно капала кровь.

Рядом валялись зеленые обрывки коробки, в ней кто-то прислал ей цветок-убийцу.

Кто это сделал, Сэм так никогда и не узнал. Сотворить такое могли не только враги, но и друзья, испугавшись, что девчонка возьмет слишком большую власть над ним и как-то помешает темным, но весьма выгодным делам. Могла быть и соперница среди танцовщиц. Конкуренция среди них была довольно жестока, кстати, и за респектабельных, по их мнению, мужчин.

Но наказать кого-то следовало, и Сэм, проведя краткое расследование, вынес и сам же привел в исполнение приговор над теми, кто мог оказаться виновным в преступлении. Исполнив долг в отношении несчастной жертвы, и избавившись от некоторого количества недругов, Сэм не слишком расстраивался: характер у девушки был не лучше, чем у него самого. Собственно, единственным ее достоинством были голубые глаза. Важен был принцип и репутация. Никогда не мешает лишний раз напомнить врагам о себе. Что до девушки, то он ее вскоре забыл.      

  Читать  дальше  ...   

***

Одержимость. Генри Каттнер. 01. 

Одержимость. Генри Каттнер. 02.

Одержимость. Генри Каттнер. 03.

 Одержимость. Генри Каттнер. 04.

Одержимость. Генри Каттнер. 05.

Одержимость. Генри Каттнер. 06.

Одержимость. Генри Каттнер. 07. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 08. 

 Одержимость. Генри Каттнер. 09. 

***

***

***

***

***

***

Источник : http://royallib.com/book/kattner_genri/nochnaya_bitva_sbornik.html  ===

Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.  https://disk.yandex.ru/d/g_BaAsc5YNHmHA              Смотреть на Яндекс-Диске - Иллюстрации. Ночная битва. Генри Каттнер. Сборник.  Писатель Генри Каттнер

***

***

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

***

***

---

Ночная битва. Генри Каттнер. 01

Ночная битва. Генри Каттнер. 02

Ночная битва. Генри Каттнер. 03 

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

Жил-был Король,
Познал потери боль…

---

 

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

 

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 96 | Добавил: iwanserencky | Теги: роман Одержимость, Одержимость, писатель Генри Каттнер, фантастика, проза, слово, текст, Генри Каттнер, космос, Венера, Роман, из интернета, будущее | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: