Главная » 2023 » Декабрь » 6 » Низвергнутый 006
00:25
Низвергнутый 006

***

===

Глава 14. Ставки сделаны

Когда двери открылись, мы словно попали в другой мир. Светлое просторное помещение с несколькими столами, за которыми устроились парами и тройками старшекурсники. Между столами сновали девушки в масках наподобие маскарадных, в их руках — подносы с фишками и бумагами. А в дальнем конце комнаты, в отдельной зоне, стоял большой игровой стол, занятый старшекурсниками явно высокого статуса.
И без лишних слов было понятно — лидеры топовых банд школы играют именно там.
— Нам туда, — шепнул Коёми, кивая на них. — Видишь? Это генералы Махо-кай.
Я едва сдержал усмешку. Во всех мирах те, кто хоть немного возвысился над остальными, стремились к обособлению. Цветом в одежде или татуировками, символами или оружием, или особым местом. Неважно. Пожав плечами, я направился прямиком в ВИП-зону, где как раз завершался очередной раунд игры.
Вход в зону для лидеров нам преградил ученик в маске.
— Вам сюда нельзя, это...
Договорить ему не дал подошедший сзади студент в маске и тонких очках. Тот же самый, что вручил мне визитку в "Джокер".
— В чем дело? — он коснулся его плеча.
— Их статус. Они не соответствуют, семпай.
— Это особенные гости. Иди, я разберусь.
Тот кивнул и отошел, а парень, явно бывший одним из главных, с улыбкой продолжил.
— Игра вот-вот закончится, пока вы можете подождать здесь.
Мы устроились у входа и присмотрелись к участникам игры.
За столом сидели пятеро, за спинами пары человек стояли еще по одному. Советники, или просто близкие люди. На раздаче карт был тот самый парень в очках. Неспешность движений и застывшая полуулыбка выдавали в нем как минимум наследника клана, или сына крупного бизнесмена. Вряд ли в студсовете были рядовые ученики из простых семей.
А вот игроки были более чем колоритные. Первым оказался Кога Ичиро, бледный и еле справляющийся с нервозностью. Похоже, он решил удержать хоть толику ускользающей власти через игру после нашего эпичного разгрома. Впрочем, и это у него получалось плохо — его жалкая кучка фишек терялась на фоне ровных стопок других игроков. Он проигрывал, вчистую.
— Повышаю, — один из игроков сдвинул стопку фишек к центру стола, где лежали несколько карт оборотной стороной вверх.
— Это глава банды Мисава, Мисава Тору, — шепнул Коёми, кивая на поджарого мускулистого парня в цветастой рубахе, сидевшего справа от Ичиро. Он хмурил лоб и не отрывался от карт, его дела были чуть лучше, чем у Кога. На смуглых скулах играли желваки, но пока он сохранял спокойствие.
— Ну что, Кога, повышаешь или с тебя хватит? — с издевкой спросил сидевший слева парень. Он был полной противоположностью Мисава Тору. На тучном теле главаря едва сходилась рубашка, а пиджак нелепо болтался на широченных круглых плечах. Красный от пота, он с довольной улыбкой покосился на сидевшую слева девушку с татуировкой в форме слезы на скуле.
— Заткнись, Куроно, — огрызнулся Кога. — Я думаю.
— Куроно Шиничи, — шёпотом прокомментировал Коёми, — Четверокурсник. Говорят, он уже владеет начальной магией. У его отца третий по размеру бизнес в префектуре.
Оно и видно. Сынуля тоже третий по размеру, хотя насчет первых двух мест я не уверен.
— Раньше надо было думать, Кога, — добавила девушка с татуировкой. — Достал тупить.
— Не нарывайся, стерва! — сдавленно рявкнул он.
— А то что? — холодно ответила она. — Ударишь? Попробуй. Только я тебе не та первокурсница. Отделаю так, что в больнице с ложечки кормить будут.
Я присмотрелся к ней, подмечая особенности. Спортивная фигура, холодные злые глаза, острые черты лица и черные волосы чуть ниже плеч, собранные в хвост. На плечах — потертая кожаная куртка поверх облегающей майки, облепившей небольшую, крепкую грудь. Куда и пялился вполглаза обильно потеющий жирдяй.
— Ты-ы...
— Обожаю тебя в гневе, Аманэ, — плотоядно облизнулся парень в центре, сидевший напротив Кога. Мускулистый и громадный, как скала. — Так бы и взял на этом столе. Тебя, или ту милашку за твоей спиной.
— Подбери слюни и обломись. Она хоть и новенькая, но яйца тебе размажет не хуже меня, — усмехнулась девушка. — Так ведь, Ми?
— Аманэ Маи, лидер банды "Ангелы", — подсказал мой спутник. — А этот... глава банды Онигумо. Онигумо Шин. Его банда сейчас стала сильнейшей в Махо-кай.
Он говорил еще что-то, но я его не слышал. За спиной Аманэ стояла девушка, которую я узнал даже сквозь маску. Райдо Мики. Она тоже меня заметила — и смотрела во все глаза, не реагируя на слова лидера.
— Ну что, Ичиро? — надавил Онигумо. — Так и будешь сиськи мять? С Тадаши было приятнее играть, он хотя бы не медлил с...
— Повышаю! — рявкнул Кога и сдвинул оставшиеся у него фишки к центру стола.
— Принято, — спокойно сказал крупье, поправив очки. — Еще ставки? Ставок нет. Вскрываем.
Игроки открыли карты и положили их на стол. Глянув расклад, Ичиро с болезненным стоном повалился на стол.
Продул.
— С тобой приятно играть, Кога, — расплылся в улыбке Онигумо. — Всегда бы так.
— Да пошли вы! — он вскочил и попятился к выходу. — Пошли вы все ...! Чтоб вас!..
Он резко развернулся и рванул в нашу сторону. На секунду мы встретились взглядами. Его мелко затрясло от злости, бледное лицо моментально пошло красными пятнами.
— Т-ты!
— Здравствуй, Кога, — улыбнулся я, на всякий случай заслоняя собой Коёми. — Как голова? От моего слабого удара в ушах не шумит?
Издав сдавленный вопль, он рванулся к лифту, оттолкнув с пути нечаянно подвернувшуюся девчонку-крупье.
— Пошли, наш черёд, — шепнул я Коёми, как сзади донесся вопль Ичиро.
— Чтоб ты сдох, Ямада! Я убью тебя, клянусь всем!..
— Убивалка ещё не выросла, — с улыбкой ответил я и шагнул в ВИП-зону, не дожидаясь приглашения. Лидеры банд смотрели так, будто не сговариваясь решили воплотить угрозу Ичиро. Лишь Мики прятала взгляд, теряясь за спиной Аманэ Маи.
— Ты ещё что за кекс? — угрюмо бросил Мисава Тору, до скрипа сжимая кулак.
— Ямада, ты же слышал, — фыркнула Аманэ Маи, сверля меня таким взглядом, будто я цинично обесчестил всю её банду. Впрочем, насчет одной из "ангелов" у меня определенно были такие планы.
— Уважаемые игроки, я подведу итоги, — напомнил о себе крупье и начал сдвигать фишки. — Больше всего очков набрал господин Онигумо. За победу он получает две арены, сектора банды "кога" со второго по шестой, и два сектора "Мисава", а также сто двадцать миллионов йен выигрыша. С каждого.
— Везучий ублюдок, — процедила Аманэ, с ненавистью глядя, как крупье сдвигает её фишки к стопке Онигумо.
— Это игра, — вздохнул Куроно, вытирая красную рожу платочком. Жесть, от него так тащит потом, что даже в носу свербит. Теперь понятно, почему Аманэ сидит с лицом злобной стервы — она этой вонищей целый вечер дышит, тут любой скурвится.
— Жирдяй прав, игра есть игра, — осклабился Онигумо, подгребая фишки. — Мы все что-то поставили. Выиграй ты, я бы потерял два района и арену для тренировок. Так что не бузи, милашка, и послушно сожми зубки. Или хочешь сказать, что ты набралась смелости и решила отыграться?
— Тебе говорили, что ты дрянь, Онигумо? — огрызнулась она.
— Постоянно, — ухмыльнулся он. — В основном перед тем, как опуститься передо мной на колени с открытым ротиком. Так что, не надумала?
— Реванш? Я в деле, — девушка неприятно осклабилась, демонстрируя белоснежные зубки. — Только ради того, чтобы сбить спесь с твоей мерзкой рожи. Ставлю сектора пять и шесть, плюс парк за женским общежитием. Если выиграю, ты при всех встанешь на колени передо мной и оближешь мою обувь, Онигумо.
— Я тоже, — кивнул жиртрест, колыхаясь как студень. — Триста миллионов йен плюс долю Куроно и Кога на третьей арене. В случае выигрыша хочу ваши сектора и деньги.
— Мисава? — крупье бросил быстрый взгляд на качка в рубахе. Тот скрипнул зубами и кивнул.
— В деле. Двести миллионов и два сектора, от перекрестка Джиба до театра. Хочу сектора ангелов и Онигумо. Все, что вы ставите.
Онигумо присвистнул.
— Ставлю шестьсот двадцать миллионов, весь выигрыш. Плюс сектора Кога два, четыре и шесть. И обе наши арены. Если выиграю, заберу ваши сектора и арены. А Аманэ со своей девочкой сделают мне приятно своими...
-...каблуками по твоим яйцам, Онигумо.
Судя по тому, как напряжённо заулыбалась Аманэ, ставка была запредельной. Все сидевшие за столом, кроме Онигумо, выглядели довольно нервными: за один вечер каждый из них потерял увесистый кусок территории плюс внушительные деньги. Не говоря уже о том, что Онигумо получил и то, что принадлежало банде Кога. Если раньше и были надежды на сохранение баланса сил в Махо-кай, то если они не отыграются, всё полетит к чертям.
От напряжения над игровым столом разве что воздух не искрил.
Крупье повернулся к нам с Коёми.
— Какими будут ваши ставки, господа первокурсники? — он с полной ехидства улыбкой сверкнул очками. — Вы ведь собираетесь играть?
— А то, — я оттеснил Коёми и сел в кресло Кога. — Я в игре.
— И что же ты поставишь, неодарённый? — презрительно улыбнулся Мисава. — Свои долги?
— Учтите, ставка может быть любой, — предупредил крупье. — Деньги, недвижимость... люди. Если вы проиграете, мы найдём способ получить выигрыш. Ваша ставка?
— Сто миллионов йен, — я достал аккуратно сложенный чек от бухгалтера клана Могами. — Одним чеком. Без обмана.
Лидеры молча переглянулись, а у Мики, стоявшей за спиной Аманэ, аж приоткрылся рот. Лидер "ангелов" с усмешкой покачала головой.
— То-то я и думаю, чего это Кога жался за каждую фишку...
— Что хочешь в случае победы? — подсказал Куроно. Я оперся на стол и обвел взглядом моих соперников.
— Время для тренировок класса 1-С на любой вашей арене. Любое, на мой выбор.
Онигумо негромко рассмеялся.
— У мелких нищебродов и цели мелкие. Пусть будет так. А ты, задохлик?
— Моя ставка — пятипроцентный пакет акций в Коёми Хеви Индастриз, — Джин сел на свободное место рядом со мной. — В случае победы хочу место в студенческом совете и пост старосты в классе 1-С. Плюс время на четвёртой арене для класса 1-С. Любое, в любой день.
Куроно многозначительно присвистнул. Похоже, толстяк хорошо знал, сколько стоит доля в компании отца Коёми. Да и остальные молча переглянулись. Ставка выходила очень вкусная.
Я покосился на одноклассника — его холодный взгляд прильнул к соперникам. Он серьёзно решил спихнуть Могами с поста старосты? Мда... а приятель-то амбициозный.
— Ещё ставки будут? — спросил крупье. — Ставок больше нет. Тогда начинаем. Учтите, вы не сможете отменить ставку или уйти до окончания игры. Сегодня мы играем в "Максимал".
Одна из девушек-крупье принесла нам с Коёми фишки. Моя доля — ровно сто штук, по миллиону каждая. Горка Коёми была куда больше. Наш ведущий собрал со стола оставшиеся карты и начал тасовать колоду.
— Нужно ли вам озвучить правила игры, или уже играли в "Максимал" раньше?
— Озвучьте, — кивнул Коёми, выстраивая свои фишки ровными стопками. Странно... он точно знал правила, иначе не пошёл бы сюда так легко.
— Правила просты. Я выкладываю все карты на стол рубашкой вверх. В начале игры каждый из игроков получает на руки три карты. Каждый раунд игроки тянут по две карты, повышая ставку, или же пропускают ход. В конце раунда они выкладывают две карты на стол. Тот, у кого сумма чисел на картах выше, побеждает.
Я с нарастающим возбуждением обвел взглядом соперников. За их расслабленными лицами скрывались неимоверное напряжение и стресс. Мне же хотелось поскорее начать. Наконец-то, спустя столько лет, я снова чувствую, как огонь азарта растекается по венам! Давайте уже начнем!
Каждый игрок взял из колоды по три карты, а крупье начал выкладывать оставшиеся на стол.
— Игроки с равными числами делят приз поровну. Игра заканчивается, когда на столе не остаётся карт, либо игрокам больше нечего ставить. Победитель — игрок, набравший самое большое число в последнем раунде, или игрок, последним сохранивший возможность делать ставки. Правила всем ясны?
— Ясны, начинай уже, — процедил Мисава.
— Хорошо, первый раунд. Берите карты и делайте ставки.
Мы вытянули по две карты и переглянулись.
— Ставка, — Аманэ сдвинула пять фишек к центру.
— Поддерживаю, — пропыхтел толстяк, придвигая к её стопке двадцать своих. Столько же поставили и Онигумо с Мисавой.
— Повышаю, — Коёми сдвинул двадцать пять фишек.
— Осторожнее, парень, — довольно улыбнулся Онигумо, — чем больше ставка, тем выше шансы вылететь. Ямада?
Выдержав паузу, я сдвинул половину своих фишек.
— Ставка.
— Видимо, ты немного глуховат, Ямада, — осклабился здоровяк. — Будешь так ставить, в два счёта проиграешь.
Я негромко рассмеялся. Изнутри меня буквально распирал жгучий азарт, пальцы едва не сводило от желания.
— Но так же веселее, Онигумо? В азартных играх главное — риск. Если ты не рискуешь потерять всё, какой тогда смысл начинать?
За столом повисла тишина. Мои соперники уставились на меня так, будто я раскрыл им самый важный секрет мироздания.
— Веселее, значит, — хихикнула Аманэ. — О, поверь, это веселье ты запомнишь надолго... жду не дождусь!
— Ставки приняты, — кивнул крупье. — Вскрываемся.
Я выбрал и положил открытые карты. Восемнадцать.
— О, надо же, ты выиграл, — Осклабился Онигумо, — У меня семнадцать. Правду говорят, новичкам везёт, Ямада!
За минуту я разбогател на девяносто миллионов. Чёрт возьми, какое это божественное чувство! Всё или ничего, выигрыш или разгром! Эти люди швырялись деньгами, на которые можно купить ещё один дом, как трачеными салфетками! Одна секунда — и из нищеброда ты становишься богачом, а минутой позже теряешь всё. Как же я обожаю этот мир!
— Второй раунд, ставки?
Участники повторили ставки, больше пятнадцати фишек на этот раз никто не ставил. Только я с горящими глазами сдвинул десять стопок по десятку фишек в каждой. Генералы снова переглянулись, толстяк глянул на фишки и начал судорожно протирать лицо платочком.
— Сто миллионов? — осторожно спросил крупье. — Вы уверены?
— Хм, вы правы, — вздохнул я, — еще плюс двадцать. Ну? ставок нет, открываем?
***
Онигумо Шин ещё раз посмотрел в свои карты. Десятка, восьмерка, король. Расклад потрясающий, у Кога он выиграл с куда более слабыми картами. Эти нужно придержать до финала, пока остальные не растратят свои фишки. А если случится накладка, у него был туз в рукаве. Лишь бы этот идиот всё не испортил...
Он снова покосился на Ямаду. Неодарённый вылез неизвестно откуда и сходу начал ломать его игру. Всё внутри так и клокотало, стоит лишь посмотреть на его наглую рожу!
В нём бесило буквально всё. От небрежно расстегнутого воротничка рубашки и расслабленной позы до цвета взъерошенных волос. Слишком светлые для японца. Может в его дальней родне был кто-то из Франкии, Хансблатта, или даже Великой Славии? Чёртов полукровка, ублюдкам не место за одним столом с потомками великих родов. Сам факт того, что какой-то грязнокровый наглец без капельки магии сидел здесь, напротив него, выбешивало еще сильнее.
Но особо Онигумо раздражала его издевательская улыбка. И эти глаза... Как у зверя. Они горели животным азартом хищника, страстью безнадёжного игрока, почуявшего куш. Он как нимфоманка, жаждущая мужика, будет ставить снова и снова, пока не проиграет всё. Такого не запугать угрозами, он и рад продуть. Всё ради наслаждения.
— Вскрываемся.
Онигумо перевернул карты и быстрым взглядом окинул расклад соперников. На миг сбросив каменную маску, его лицо растянулось в довольной ухмылке.
— Я предупреждал, Ямада, — улыбнулся он, сгребая фишки. — Моя победа. Ставлю пятьдесят.
На душе полегчало. Ублюдок явно блефовал! Или он совсем неопытный и больной на всю башку, раз играет так открыто и на всё! Отлично, тем проще.
Нужно лишь развести этого дурака и выдоить из него всё до капельки.
За Мисаву можно не переживать, его фишек хватит ещё раунда на три. Наглую сучку Аманэ хорошо бы дотянуть до середины игры. Ей есть что поставить, в крайнем случае — пусть ставит свою подружку. Сопляк Коёми слишком осторожен, сразу видно — новичок.
А жирдяй... Он достаточно богат, чтобы профукать и пятьсот миллионов. Тут играло другое, эта потная свинья с ума сходит по Аманэ. Пока Куроно пялится на сиськи Маи, игра в его, Онигумо, руках.
Все вытянули ещё по паре карт. Онигумо сощурился — эманации магии, которые он умел видеть с детства, клубились над картами, подсвечивая их. Вот эти две, с краю... Отлично.
— Ставок больше нет. Открываем.
Победа Аманэ. Минус пятьдесят, но в следующем же раунде он отыграется... ещё пятьдесят, идиот Ямада ставит столько же. Он совсем кретин? С его-то резервами... хорошо, пусть выиграет.
Двадцать у Ямады, девятнадцать у Куроно и Аманэ.
— Ставки. Ещё? Открываем.
Всё, Мисава сдулся. Потратив последние фишки, скривил такую рожу, будто лимон сожрал. Придурок, это тебе не кулаками махать.
— Ну что, Аманэ, ты уже готова обслужить меня? — Онигумо кивнул на хилую стопочку фишек у локтя девушки.
— Рукой себя обслужишь, — холодно бросила она. — Повышаю.
Дерзкая ... ... но ведь даже бровью не повела! Умеет концентрироваться в критический момент... о, ничья, пополам с Ямадой. Ублюдок... бесит.
На следующем ходу выбыл и доходяга Коёми. Жирдяй чуть не хрюкнул от радости, когда половину фишек пацана сдвинули ему. Ничего, свинья, в следующем раунде тебя обезжирят...
— Повышаю. Сто фишек.
— Поддерживаю.
Отлично, свинка... иди на бойню.
— Поддерживаю, — с мерзкой ухмылкой Ямада сдвинул свои сто фишек.
У него осталось тридцать. Что за идиот! Хорошо, пора стать серьёзным. Пора стереть эту чертову улыбочку с твоей рожи, Ямада!
Вскрылись. Ничья с Ямадой, свинка всё же хрюкнул, но от расстройства. Новый раунд, Аманэ на волоске, Куроно обливается потом — у обоих осталось по двадцать фишек.
Раунд, последняя ставка этих идиотов. Проиграли. Получается, остались только мы с Ямадой...
— Как насчет сыграть на все, Онигумо? — нервно улыбнулся он. — Двести тридцать фишек против твоих семисот.
Хоо. Да ты никак на нервах, Ямада? А где же твоя наглая улыбочка? Вон как побледнел, и ручки-то задрожали, и голос поутих! Давай, так и должно быть, когда играешь по-крупному!
Ты уже сунул ногу в эту ловушку. Так что кончай метаться, грязнокровый.
— Попробуй, — кивнул Онигумо. — Всё-таки новичкам везёт, но как знать, где кончится твоё везение? Удача — та ещё переменчивая баба.
— Почему от тебя это всегда звучит так мерзко? — прокомментировала Аманэ с кислой миной.
— Будем надеяться, мне п-повезёт. Повышаю, — подрагивающая рука Ямады сдвинула все фишки. — М-максимал.
— Поддерживаю, — Онигумо сдвинул все свои фишки. — Максимал.
Еще плюс две карты. Туз и восьмёрка. Тебе конец, Ямада!
— Открываем.
На стол легли король и десятка. Двадцать. Ямада задрожал, на столе лежали восьмерка и девятка.
На этот раз Онигумо улыбнулся так, что свело челюсть. Вчистую, как и планировал! До тех пор, пока он видит на картах магические метки, он непобедим!
— Игра за... — начал крупье, но Ямада вскочил с места. — Подождите! Я могу поставить ещё!
Ммм?
— Ты хочешь продолжить игру? — ухмыльнулся Онигумо.
— Не будь идиотом, Ямада, — вступился Коёми. -Только еще больше потеряешь.
— Интересно, — ухмыльнулся Онигумо. — Тебе понравилось проигрывать, Ямада? Удача сегодня явно на моей стороне. Но если так хочется — давай.
— Если господин Онигумо не возражает, я не против, — пожал плечами крупье. — Что поставите?
— Недвижимость, на двести миллионов йен, — он напряжённо сел в кресло и сложил дрожащие руки на стол. — И моя жизнь.
Над столом повисла тишина. Выбывшие игроки переглянулись, даже Онигумо покосился на крупье.
— Двести миллионов йен недвижимостью, и? — уточнил он. — Я не ослышался, жизнь?
— Вы сами сказали, можно ставить что угодно, даже людей. Моя ставка — двести миллионов и моя жизнь.
— Ты псих, Ямада... — прошептала Аманэ.
— И к чему мне какой-то вшивый неодаренный? — фыркнул Онигумо, с трудом скрывая волнение. От такой ставки его аж бросило в жар. — К чему ты мне, ублюдок? Прислуживать в доме и лизать мои ноги?
— Человеческие органы на чёрном рынке стоят бешеных денег, Онигумо, — осторожно вставил Куроно, обливаясь потом как свинья перед бойней. — Он молодой и здоровый парень, покупателей найти будет нетрудно.
— Да и кланам иногда нужны люди для, кхм... не самых этичных целей, — добавила Аманэ, хмуря брови.
— Ямада, ты не смеешь делать такие ставки! — впервые за весь вечер подала голос её спутница.
— Идёт! — перебил Онигумо и рассмеялся. — Идёт, Ямада! Жизнь, значит? Я заставлю тебя валяться в ногах, вымаливая прощения на глазах у всех, проторговавшийся ты щенок! Я заберу у тебя всё! Давайте ему хреновы фишки!
На его голос стали стягиваться другие лидеры, всю их зону обступили девчонки-крупье и другие игроки рангом поменьше. Всех заинтересовала намечающаяся в ВИП-ложе дуэль.
— Ты должен что-то поставить взамен, — бесцветным голосом напомнил Ямада.
— А тебе этого мало? — Онигумо обвел руками гору своих фишек. — Куча денег и территорий?
— Ставка должна быть соразмерной, — вмешался крупье. С его лица не сходила довольная улыбка.
— Ставлю всё, что получил с начала сегодняшней игры, — осклабился он. — Доволен?
— Ставки приняты, — кивнул крупье, проследив, как девушки поставили перед игроками дополнительные фишки. — Мы продолжаем игру.

***

===

Глава 15. Ставок больше нет!

Получив новые фишки, я посмотрел на соперника. Он не скрывал торжествующей улыбки, ставка ему явно зашла, а риск он счёл оправданным.
— Берите карты, — кивнул крупье.
— Погоди, — я остановил Онигумо, уже потянувшегося к стопке. — Может, сделаем игру еще интереснее?
Он ехидно ухмыльнулся.
— Что, Ямада, ты понял свой промах и пытаешься выцарапать себе уступки? Поздновато включать заднюю. Что ты хочешь?
— У нас на руках осталось по три карты, плюс колода. Выложим карты колоды на стол и будем выбирать по две из них. Чтобы никто не усомнился в честности. Что скажешь?
— Честности? Так ты думаешь, я мухлюю? — Онигумо издал смешок. — Или сам решил схитрить?
— Я здесь первый раз, — напустив в голос волнения, возразил я. — Когда бы я успел? Ты сам сказал, мне поздно отступать. Я хочу использовать все возможности. Так что?
— Хорошо, Ямада, — кивнул он с видом полного превосходства. — Сделаем твою агонию интереснее.
Мы оба повернулись к крупье. Тот с улыбкой кивнул и начал выкладывать оставшиеся в колоде карты на стол.
— По правилам, игрок, делающий максимальную ставку в дуэли, тянет карты первым, — напомнил крупье, выложив последнюю карту. — Ваши ставки?
— Триста миллионов, — осклабился Онигумо.
— Повышаю, триста двадцать.
— Повышаю, четыреста, — отозвался соперник.
Я посмотрел на свой банк. У меня было немногим более семисот фишек. Можно было побороться, но сейчас это неважно. Онигумо хотел как можно скорее закончить партию, пока карты были в его пользу.
Я приподнял три свои карты, лежавшие на столе. Расклад так себе.
— Ямада, вы повышаете?
— Н-нет, — я страдальчески закрыл глаза. — Ход.
За спиной послышался ропот зрителей, к нашему столу было приковано внимание всего зала. Люди, закончившие игру, плотно обступили перила заграждения. Коёми и лидеры других банд буравили нас взглядами. Напряжение в воздухе росло, все жаждали увидеть развязку этой дуэли с огромными ставками.
А я не отрываясь смотрел на соперника.
Онигумо молча взял со стола две карты из разных концов и посмотрел в них.
— Теперь ты, Ямада, — осклабился он.
Я вытянул карты: пятёрка и девятка. Отлично.
— Открываем.
Четыре карты легли на стол. Толпа тихо вздохнула.
Девятнадцать против пятнадцати, — крупье забрал карты. — Ход за Онигумо. Ставки?
— Пятьсот.
— Триста, — я сдвинул еще три стопки.
— Ямада, Ямада, — тихо засмеялся он. — А может сразу все? Чего оттягивать? Если проиграешь снова, следующий ход будет последним.
— Пока и так сойдет, — криво улыбнулся я.
— Ход, Онигумо берет первым, — в тихом голосе крупье уже ощущалось напряжение. Как и остальные, он неотрывно следил за ходом игры и переживал не меньше. Я же медленно выдохнул, успокаивая разошедшееся сердце. По венам будто бежало пламя. Сдерживать обуявший меня азарт становилось сложнее. Чем ближе была развязка, тем сильнее меня охватывало это чувство.
Давай, Онигумо! Сделай ещё ставку, шагни ещё, тяни карты! Думаешь, я не вижу твоей игры?
Да ты зелёный сопляк по сравнению с богами Гелиона!
Сколько раз я играл с самыми матёрыми шулерами, и в их играх ставки были куда выше жалких денег и людей! Мы играли на целые миры! Миллионы жизней!
Твоя никчемная, жалкая игра не стоит и ногтя бога, проигравшего мне право на мир, в котором я правил тысячу с лишним лет.
Две карты. Посмотрев в них, он поднял взгляд на меня.
— Интересно, что там?
— Как знать, — я подтянул к себе две карты. — Возможно, четвёрка и семёрка. А может, нет.
Его взгляд на миг замер. Я взял свои карты, посмотрел — и выложил на стол.
— Вскрываемся.
В последний момент Онигумо перемешал карты и выложил на стол короля и семерку. Против моих двух девяток.
Толпа позади нас охнула, Онигумо слепо уставился на карты — и медленно поднял взгляд на меня.
— Ход за Ямадой, — крупье смахнул открытые карты. — Ваши ставки?
***
Глядя на то, как крупье передвигает его фишки Ямаде, хотелось скрипеть зубами. Этот ублюдок, как он смог?.. Неужели он тоже видит след магии на картах? Но этого не может быть, он же неодаренный...
— Ставлю триста.
— Повышаю, — Ямада сдвинул только что выигранные фишки. — Триста пятьдесят.
Онигумо сощурился: если у других эсперов за спиной первогодки силуэты мерцали и источали магический след, будто горящие факелы, то у Ямады тело даже не светилось. Лишь где-то внизу, из-под стола шло узким потоком едва заметное свечение, как узкий луч фонаря в ночи. Магия? Нет, слишком слабо для эспера. Впрочем, даже у неодаренных был магический фон, едва заметный.
Что ты такое, Ямада? Если это твой дар, ты тоже видишь магические метки?
— Ход... — буркнул Онигумо.
— Ставки сделаны. Тяните карты.
Он лихорадочно пробежался взглядом по оставшимся на столе картам. Метки почти рассеялись, игра шла слишком долго. Колода, что зачаровал подкупленный им крупье, возвращалась к исходному состоянию. Но на столе оставалось десятка два карт, оставшихся следов должно хватить.
Стоп, а что за карты у Ямады? В его руках меток не видно, но он вроде помнил, что вытянул наглый первокурсник... тройка, десятка и восьмерка? Кажется, так?
И сколько же он сбросил за игру? Заменил или нет? Чёрт!
— Господин Онигумо, ваш ход? — раздался голос крупье. Главарь встрепенулся — он что, пропустил, как Ямада взял еще две карты? Точно, в его руках уже пять... какие он взял? Пять и девять?
— Берёшь карты?
Он поднял голову. Взгляд Ямады, холодный и пустой, смотрел сквозь него.
— Да... беру.
Надо бить всем, что есть! Метки почти исчезли...
— Королева и шестёрка? — тихо, еле слышно произнёс Ямада.
По спине прошелся морозец. Онигумо посмотрел в карты.
Королева и шестёрка.
— Открываем.
***
— Чёрт! — раздалось за спиной, когда карты открылись. Ну да, я снова выиграл. Ещё плюс триста миллионов. Онигумо неуютно поёжился, у него оставалось чуть больше пятисот фишек. Весь выигрыш за сегодня.
В его глазах мелькнул страх.
— Ставка, — беспощадно, будто забивая гвоздь в стену, я сдвинул фишки. — Четыреста.
— Повышаю.
Четыреста десять. Нищеброд.
— Повышаю, — я сдвинул еще двадцать.
— Повышаю.
Пфф... тридцать? Серьёзно? А как же "я раскатаю тебя, щенок"?
За спиной среди перешёптываний других игроков раздался отчетливый смешок Аманэ.
— Что, Онигумо, уже не такой крутой, как раньше?
— Заткнись, Аманэ, — процедил он. — Повышаешь, Ямада?
— Ход.
И снова — мертвенная тишина. Спиной чую, как все уставились на меня в немом вопросе. Они ждали, что я буду давить.
— Отлично, Ямада, — улыбнулся Онигумо и вытянул две карты. — Ты никогда не подводишь.
Я вытянул две карты. Тройка и семёрка. Уже ничего не меняют.
— Открываем карты.
— Вот так! — соперник вскочил и торжествующе перевернул короля и десятку. — Получай!..
Хорошо, отвечу своими. Туз. И джокер.
Я буквально услышал, как разбиваются вдребезги все надежды Онигумо. Его глаза остекленели, здоровяк медленно перевёл взгляд на меня и опустился в кресло. Вокруг нас зазвучал встревоженный шепот, кто-то наспех делал ставки, кто-то просто насмехался над моим противником, явно натерпевшись от его банды в прошлом.
— Выиграл Ямада, — хладнокровно, нахмурившись, сказал крупье. — Новый ход. Ставки?
Онигумо вжался в кресло, вцепившись в подлокотники. Его налитые кровью глаза с ненавистью буравили меня. О да, насладись этим отчаянием! Я ещё не закончил с тобой!
— Ставлю всё, — я положил карты на стол. — Максимал.
Толпа ахнула. Онигумо вскинул голову, в его глазах заметалась целая смесь эмоций.
— Ну так что, Онигумо? — тихо, вкрадчиво начал я. — Это твой шанс отыграться. Всё или ничего. Что у тебя осталось на руках? Семёрка, тройка и восемь? На столе должны быть еще короли и тузы, ты же знаешь.
Он обвёл взглядом всё подпольное казино. Десятки глаз, включая главарей других банд, его соперников в борьбе за власть, были прикованы к нам.
— Ямада, ты наглый, мелкий ублюдок, — тихо процедил он сквозь зубы. — Ещё хоть слово, и я размажу тебя и твой класс по всей школе... клянусь...
— Кога говорил так же, — почти шепотом напомнил я. — Но ты же не такой лопух, как Кога.
Верзила едва сдерживался, но всё же выдержки у него было побольше чем у Ичиро. Я точно знал, что сейчас крутится в его голове.
Проиграть на глазах у всех какому-то первогодке? Быть униженным каким-то безродным ублюдком без толики силы перед всеми соперниками? Разве может он такое себе позволить?
— Ставлю всё. Максимал.
Я покосился на крупье. Он уже не улыбался. С каменным лицом он смотрел на меня так, будто я припёр к стенке не Онигумо, а его. С холодной, затаённой ненавистью.
— Мы сделали ставки.
Теперь уже на него смотрела толпа. Девчонки-крупье, лидеры банд поменьше, и выбывшие главари пятерки сильнейших.
— Ставки сделаны, — в мертвенной тишине голос крупье звучал как колокол. — Ставок больше нет. Тяните карты.
— Ходи первым, — кивнул я.
— Теперь всё решит только удача, — сглотнул Онигумо. — И сегодня она на моей...
Его рука зависла над картой. Сглотнув, он нерешительно сдвинул ее в сторону, вытянул первую. И вторую. Посмотрел.
— Твой ход, Ямада, — голос крупье был холоднее стали. Я медленно сдвинул две карты и прижал их пальцами.
— Если сейчас ты выиграешь, ты получишь всё, — произнёс я. — Арены, территории, деньги. Может, даже госпожа Аманэ сделает тебе приятно. Но если проиграешь...
Наши взгляды встретились. Онигумо как мог сохранял каменное лицо, но по глазам я понял: он в ужасе. И из этого тупика, в который он сам себя загнал, выхода не было.
Мы смотрели друг на друга, в невыносимой тишине напряжение достигло предела.
— Выведите зрителей, — крупье повернулся к ограждению. — Я прошу всех, кроме персонала и господ Куроно, Аманэ и Мисава, покинуть наше заведение.
— Эээ? Какого чёрта? — начали возмущаться остальные, но работники подпольного казино быстро выпроводили их наружу. Когда зал практически опустел, оставшиеся работники обступили наш стол. За спиной раздалось недовольное пыхтение Куроно.
— Что за цирк, зам... — начала Аманэ но крупье шикнул.
— Вы должны понимать, госпожа Аманэ, что дальнейший ход игры может повлиять на многое. Есть дела, которые должны делаться в тишине. Особенно когда они касаются таких крупных сумм.
Он был прав. На столе сейчас фишек было на полтора миллиарда. Это серьёзные деньги даже для богатеньких детей Махо-кай. Но главное, на кону была власть.
И если победа будет за мной, это потрясёт всю школу. Замять такое уже не получится.
Стиснув кулаки, крупье уставился на меня сквозь очки-половинки и медленно процедил.
— Открывайте. Ваши. Карты.
Онигумо медленно перевернул одну карту. Десятка. И семёрка.
— Если ты проиграешь, Онигумо, — я расплылся в дьявольской улыбке. — Что будет тогда?
Первая карта чиркнула краем по столу. Туз.
Здоровяк обливался потом не хуже Куроно. Его руки вцепились в край стола так сильно, что казалось, вот-вот выдерет кусок.
Мои пальцы зависли над второй и медленно повели ее в сторону. Воздух словно загустел, я ощутил такое напряжение, что волосы вставали дыбом.
— Стойте, — крупье задержал мою руку.
Вот и оно.
— Я предлагаю на этом завершить игру.
— Какого ... ?.. — воскликнула Аманэ. — Замглавы, ты ... совсем?
Я криво улыбнулся, глядя на растерянное лицо Онигумо. Бедняга не знал, радоваться ему или расстраиваться.
— Завершить? А как же выигрыш? Один из нас должен получить самый жирный куш во всей школе. Я не собираюсь уходить отсюда ни с чем.
— Это несправедливо, — поддакнула Аманэ, и ей вторил жирдяй Куроно. — Зачем тогда все это нужно, если прибыли нет? А?
— Вы правы, господа, — кивнул крупье. — В таком случае давайте заключим соглашение, которое устроит все стороны.
— Э-эй, Куроками, не слишком ли ты много на себя берёшь? — очнулся Онигумо. — Это против правил! А если Ямада блефует?
— Хочешь проверить? — я приподнял карту. — Ставка еще действует.
— Это наше заведение, — крупье сверкнул очками. — И здесь мы устанавливаем правила, господин Онигумо.
Тот хотел возразить, но глянув на свои карты и мою руку, едва удерживаемую крупье, отступил.
— Что вы хотите получить за досрочное завершение игры, господин Ямада?
— Всё просто, — я улыбнулся. — Раз вы хотите окончить игру, отмените её результаты. Деньги, территории, арены. Вернём всё к началу. А долю Кога пусть разделят участники игры.
— Справедливо, — тут же вклинилась Аманэ. — Каждый останется при своем. Хотя жаль, что этот урод не облизнёт мои ботинки.
— Согласен, — хмыкнул Мисава. — Никаких потерь.
— Выходит, мы просто встретились и поиграли в карты, — радостно улыбнулся жирдяй, доставая из кармана новый платок. — Не так уж и плохо, да, Аманэ?
— Отойди, жиртрест! — фыркнула она. — У тебя там что, целый склад платков, сальная ты свинья?
— Мой выигрыш... — начал Онигумо, но взгляд крупье его осадил. — Да чтоб тебя. Пусть будет так. Согласен.
— А что хочешь получить ты, Ямада? — сощурился замглавы.
— То, за чем пришёл, — я плотоядно осклабился. — Время на арене для класса 1-С. Любое, на любой. И в качестве компенсации, я хочу одну шестую долю всех денег, которые ставили участники игры.
— Это всё? — Куроками с торжеством посмотрел на меня и покосился мне за спину, коротко кивая кому-то. — Все согласны?
— Согласны.
— Тогда заключим сделку — он дал знак Онигумо, здоровяк поднялся с места и встал напротив меня. Поджав губы, он медленно поднял ладонь для рукопожатия.
— Твоя ставка принадлежит тебе. Обещаю, что класс 1-С получит время на любой подконтрольной мне арене в любое время. И шестая часть денег, что я ставил, твоя.
— Отлично, — я поднял руку. — Всё, как ты и сказал. Твоя ставка принадлежит тебе, Онигумо.
— Вы обещаете соблюдать этот договор? — Куроками сощурился так, что его глаза стали похожи на две щёлочки. Хм, а это-то ещё зачем? Что за церемонии?
— Обещаю, — кивнул Онигумо.
— Обещаю, — я пожал его руку. Гад мстительно стиснул мою ладонь так, что пальцы чуть не захрустели.
— А знаешь, Ямада, я всё-таки очень везучий. Давай проверим, кто победил бы, если не этот договор?
Мы повернулись к Куроками. Тот отрицательно покачал головой.
— Извини, Онигумо, но сегодня Фортуна повернулась к тебе задом, опустилась передо мной на колени и как следует поработала ротиком. Бывай, здоровяк, — я выдернул руку из его железной хватки и, махнув на прощание, пошел к лифту. Оставаться здесь не было никакого желания, да и Юмэми наверняка волнуется.
Остолбеневшие от увиденного поединка, остальные крупье даже не успели разойтись передо мной. Я нечаянно толкнул одного из них — вскрикнув, он упал на пол и выронил телефон.
— Извиняюсь, — буркнул я и, подняв телефон, вернул его владельцу. Интересно Коёми ждёт наверху, или уже смотался?
— Постой, Ямада, — уже у лифтов меня догнала Аманэ Маи. — Насчет этой игры.
— Ну? — я посмотрел в лицо генералу банды "ангелы". Оказывается, язвительная и жёсткая девчонка умела и улыбаться. Она крепко хлопнула меня по плечу.
— Ты неплохо держался. О тебе ходит много слухов, но ты оказался не таким уж конченым отморозком. Уж всяко лучше Кога. Надеюсь, нам еще выпадет шанс сыграть вместе. И это, хм. За то, что оставил моим девочкам их любимый парк с кафешкой, в общем...
— Пожалуйста, — кивнул я. — Хорошей ночи, сильно не шали, Аманэ.
— Ах ты ох...ий!.. — начала она, но я вошел в лифт и с улыбкой нажал кнопку подъема.
***
Лифт медленно поднимался, а я давил лезущую на лицо улыбку. Вот оно, ощущение победы! Давненько я так не щекотал себе нервы! Конечно, это не шло ни в какое сравнение с играми Гелиона или розыгрышу пленниц на Йор-61, и уж точно не было похоже на выкуп собственной жизни у тюремщиков с Харакса, но какая разница? Победа есть победа.
Я стал ближе ещё на один шаг к своей цели, возвращению божественной силы. А по-хорошему, не на один, а на десять — завтра вся школа будет шептаться о том, как наглый первогодка Ямада накрутил хвост не абы кому, а главарю Онигумо! А когда класс узнает, что это я обеспечил им арены для тренировок, ууу...
Я в приподнятом настроении вышел из лифта и беззвучно скользнул через зал столовки в коридор, обратным путём на свободу, попутно отбивая в телефоне сообщение Коёми.
— "Приз наш. Можешь начинать готовиться, нас пустят на любую арену".
Ответ пришёл мгновенно.
— "Ты победил? Серьёзно, Ямада?! Ты выиграл у Онигумо?!"
— "Не совсем. Но это мелочи, арены наши — это главное".
— "Махо-кай завтра будет стоять на ушах! Я недооценил тебя, Ямада. Ты просто псих! Как у тебя получилось?"
— "Секрет. Обсудим завтра. А пока порадуй Могами, идёт?"
-"Я тебе что, Таро на побегушках? Ты и радуй, она вроде твоя девчонка".
Я усмехнулся, представив лицо Могами в этот момент.
-"Нет её номера. Ладно, спишемся позже. Мне ещё из школы выбраться надо. Где встретимся?"
-"Я уже еду домой. Осторожнее, не попадись патрулю Дисциплинарного Комитета. Поймают — проблем не оберешься".
-"Понял. Давай".
Переключившись на телефон, я нашел контакт Юмэми — палец замер над кнопкой вызова. Несмотря на то, что я победил, на душе было неспокойно. Только что я чуть не проиграл в карты тело её сына. Конечно, будь на моем месте Рэйджи, он никогда бы не поступил так отчаянно. Но для эсперов человеческие жизни стоят ровно столько, сколько нужно для достижения их цели. Победить же после того, как они мне поверили, стало намного проще.
Если бы я не умел рассчитывать риски, то умер бы ещё в первые сто лет жизни.
Я убрал телефон и поспешил к ближайшей двери во двор. Пропустив патруль, слепо водящий лучом фонаря по окнам, выскользнул через заднюю дверь наружу и рванулся вдоль стены к задним воротам.
Махо-кай состояла из нескольких корпусов: учебный, два спортзала, арена и женское общежитие. Ворот тоже было двое, и справедливо посчитав, что ворота главного входа были под пристальным оком комитета, я не глядя рванул ко вторым.
Дорога к ним шла через старый, аварийный спортзал, окружённый небольшим парком. Деревья подступали к неприступной ограде территории школы, но редкие авантюристы находили лазы сквозь ограждение наружу в глубине парка. В общем, если попадусь, мне было куда улизнуть.
Бесшумно скользя среди кустов, я уже приближался к чернеющей громаде спортзала, как впереди зашуршали кусты. В мерцающем свете фонарей мелькнул невысокий силуэт — и скрылся в тени стены.
Тут же из глубины рощи донеслись чьи-то крики.
— Туда побежал! Быстрее!
Я пригнулся и замер. Боковая дверь в спортзал скрипнула, — внутрь метнулся тот самый силуэт.
Чужая погоня заставила кровь быстрее бежать по жилам. Как хищник на охоте, я затаился в кустах, прислушиваясь к шуму среди деревьев. Незнакомцы шли со стороны школьной ограды, и судя по голосам, их было по меньшей мере человек двадцать.
— Кто здесь? — послышался сзади зычный голос, по стене спортзала пронесся далекий луч фонаря.
Я обернулся, пригибаясь ниже. Патруль Комитета уже здесь! Затаиться в кустах между двух огней? Они в два счета меня найдут, у магов сильная интуиция. А если среди них есть хоть один с даром ищейки...
К чёрту. Дождавшись, пока луч фонаря уйдет в сторону, я метнулся к кустам у стены спортзала и юркнул внутрь, следом за незнакомцем.
Дверь за спиной скрипнула и закрылась, я остался в темноте, разрезаемой лишь тусклым светом уличных фонарей. Интересно, кого угораздило сюда забраться...
Рядом послышалось шевеление, я юркнул к стене и прислушался. Незнакомец точно был рядом, я слышал его сбивчивое, частое дыхание и отчаянный стук сердца. Испуганный и загнанный в угол беглец, кажется, не заметил моего прихода.
Ступая бесшумно, как хищник, я прошел вдоль стены и приблизился почти вплотную. Незнакомец сглотнул, и пошевелился, издав тихий стон. О, так он ещё и ранен.
Нельзя упустить этот шанс.
Выждав пару секунд, я прыжком с места бросился в темноту. Расчет был точен — подмяв под себя что-то мягкое, я сбил незнакомца с ног и мы повалились на пол. Тут же получив локтем по лицу, я попытался его скрутить, но не тут-то было.
Невысокий и худой чужак с нечеловеческой силой набросился на меня. Мы сцепились в схватке, в считанные секунды я получил несколько сокрушительных ударов по рёбрам. Я навалился всем телом и прижал незнакомца лицом к пыльным доскам. Но тот извернулся и техничным броском перекинул меня через спину.
От удара перед глазами поплыло. Едва я поднялся на локти, как передо мной в неверном свете уличных фонарей навис силуэт незнакомца. На свету мелькнули длинные черные волосы,испуганные светло-голубые глаза и тонкие, знакомые черты лица. Его занесенный кулак окутался радужным сиянием.
Точнее, её.
Она замерла, узнав моё лицо.
— Ты?!
По стене за нами скользнул яркий луч фонарика с улицы. А следом прогрохотал голос, который мы оба меньше всего хотели услышать.
— Стоять на месте! — рявкнул Ватанабэ и ударом ноги выбил дверь.

***

===

Глава 16. Бунтарка

Удивительно, с какой скоростью способен двигаться человек в критический момент.
Пока дверь с надсадным треском слетала с петель, я успел вскочить с пола, перехватить занесенную руку девчонки, сгрести её в охапку и рвануть к стене под окном.
Укрывшись за громадной тушей сломанного гимнастического козла, я прижал раненую беглянку к себе и зажал её рот ладонью. Выбитая дверь с грохотом разлетелась о противоположную стену, осыпав зал щепками. Мы вжались в стену и затаились.
— Кто здесь? — громадная фигура Ватанабэ с трудом протиснулась внутрь, яркий луч фонарика жадно заскользил по стенам.
Ширасаги задрожала всем телом. Я напрягся: если Ватанабэ пришел ей на помощь, почему она не рвётся к нему? Напротив, наша защитница школьных правил затаилась и тихонько сидит, не издавая ни звука. Выходит, он не знает, что она здесь. А значит...
— Не хочешь спалиться? — я беззвучно прошептал ей в ухо. Она коротко кивнула.
— Тогда тихо. Пикнешь — услышит. Поняла?
Снова кивок. А луч фонаря уже скользил по полу у наших ног. Я ощутил, как затрепетало сердечко Ширасаги — кажется, девушка зажмурилась. Наверняка сейчас молится всем своим богам.
Зря. Если кому и молись, то мне.
— Кто бы ты ни был, выходи, — угрожающе произнёс Ватанабэ и пошёл в нашу сторону. — Обещаю, с тобой поступят справедливо.
Луч ощупал гимнастического козла, обшарил стену рядом и двинулся дальше. Вместе с ним двинулся и Ватанабэ. Его шаги приближались, мы оба задержали дыхание, вцепившись друг в друга.
— Прятаться бесполезно, — глава был уже рядом с нашим укрытием, я отчетливо слышал его пыхтение. Пятно света уже мелькало над нашими головами. Ещё пару шагов...
— Он точно ушел сюда, я видел! — снова донеслось снаружи. — Не упустите его!
— Это ещё что за... — Ватанабэ замер в шаге от нашего укрытия и, глянув в окно, поспешил к выходу.
Я глянул на Ширасаги — девчонка застыла статуей, намертво вцепившись в мою руку. Случайность спасла нас от главы, но лишь на время.
А снаружи послышались голоса преследователей, они приближались к спортзалу.
— Тихонько сиди, — я ослабил хватку и убрал руку, которой прижимал к себе девушку. Она судорожно вдохнула, но даже не дёрнулась с места. Мы вслушались в голоса, доносящиеся снаружи.
— Эй, вот он! Стоять! Парни, сюда!..
— Кто вы такие и какого черта делаете в Махо-кай? — зычно спросил глава.
— Кто я? Ты не узнаешь одного из тех, на кого сам же и охотился, подонок?
Ширасаги снова застыла, вслушиваясь в голоса. На улице начиналось кое-что поинтереснее подпольных игр и нарушений школьных правил. Голоса множились, к спортзалу подтягивались новые бойцы, а говоривший, почуяв преимущество, стал наглеть.
— Да плевал я на твои правила, качок тупоголовый! За каждого избитого товарища ты ответишь по полной. Думал, можно безнаказанно нападать на учеников Сузубачи?
— Не знаю, о чем ты, но я никому не позволю болтаться на территории школы в комендантский час. Тем более — отбросам из Сузумэ-бачи.
— Хоо, вот значит как... Не надейся, что после таких слов твой поганый рот останется целым.
— Иди и рискни, птенец желторотый, — с насмешкой ответил глава.
Судя по возмущенным голосам, Ватанабэ здорово их зацепил. Дело явно шло к драке. И по спокойствию главы я понял, его совсем не смущал численный перевес пришельцев.
Меня разбирало любопытство, да и Ширасаги уже приходила в себя и беспокойно заёрзала. Мы тихонько приподнялись и выглянули в окно.
Ватанабэ стоял посередине дорожки к спортзалу, с трех сторон окружённый взмыленными от погони парнями. Рослые, сильные эсперы явно не собирались отступать, хоть он и был на голову выше любого из них.
Сам же глава Дисциплинарного Комитета хладнокровно стоял напротив их главаря, рослого старшекурсника, скрестив руки на груди. Он выглядел спокойно, даже расслабленно, но я чувствовал, как усилилась его давящая аура будущего архимага. Будь она чуть сильнее, в окнах задрожали бы стекла.
— Как тебя зовут? — небрежно бросил главарь. — Хочу знать, пока ты ещё можешь внятно произнести свое имя.
— Ватанабэ Горо, — пророкотал глава. — Третий курс Махо-Кай.
Бойцы замерли и переглянулись, послышался взволнованный шёпот.
— Босс, это же тот самый!.. Глава Дисциплинарного Комитета! Это он на прошлых играх за две минуты выбил половину нашей команды! Может, договоримся?..
— Тихо, — велел главарь. — Мне все равно, кто ты. Один из твоих ублюдков уже два месяца выбивает сильнейших бойцов нашей школы. Сегодня он отправил в больницу моего зама и нашего казначея. Если хочешь остаться целым, выдай нам эту мразь, и мы уйдём.
Я покосился на Ширасаги, вцепившуюся в подоконник побелевшими пальцами. Закусив губу, она глаз не сводила с главы.
И это она-то — мистический боец, выбивающий лучших из их школы? Эта щуплая коротышка, едва достающая макушкой до моего плеча?
Но ещё минуту назад она снова едва не отправила меня в больницу. Даже раненая и вымотанная, она была сильным бойцом. Сомнений нет, это была она.
Хе-хе, а наша правильная девочка скрывает много секретов!
— Впервые слышу об этом, — ответил Ватанабэ. — Но если кто-то из Махо-кай действительно творит такое, я обещаю тебе, что лично разберусь с ним.
— Н-да? Как?
— По всей строгости, — холодно бросил он. — Как велят правила школы.
— Сказал же, мне плевать на ваши правила. Можешь подтереться ими, тупица, — он яростно сплюнул на землю. — Бесполезно с тобой говорить. Ребята, мы сами найдём этого урода. Здесь и сейчас. А ты, Ватанабэ, либо свали с дороги, либо получишь первым. И не обессудь, но бить тебя я буду во всю силу.
Ватанабэ тихо, зловеще рассмеялся.
— Хорошо, как скажешь. Тогда и я не буду сдерживаться.
Он сжал пудовые кулачищи и медленно повёл плечами. В окнах задребезжали стёкла, кусты и ветви деревьев в радиусе двадцати метров задрожали так, будто налетел сильный ветер. Обступившие его бойцы нехотя попятились.
— Ну, кто первый рискнёт? — с вызовом бросил Ватанабэ.
— Не бойтесь этого медлительного громилу, — фыркнул их главарь и пошел вперёд. — Все знают, что в Махо-кай учатся лишь изнеженные детишки богатых...
Не закончив, он бросился вперёд с сияющим магией кулаком. Сблизился, технично нырнул вправо и ударил левым хуком.
— Ха! — Ватанабэ молниеносно уклонился и пробил такой мощный джеб по физиономии главаря, что того отбросило назад. Кувыркнувшись через голову, он улетел в кусты.
— Босс! — воскликнул один из бойцов и повернулся к главе. — Ты пожалеешь, гад! Парни, все вместе!
Эпичнее и глупее картины я не видел давно. Разгоряченные адреналином подростки с воплями всем скопом набросились на Ватанабэ, мельтеша охваченными магическим светом руками. Поначалу глава пытался уклоняться и прицельно бил в ответ. То и дело в кусты улетал то один, то другой боец, но остальные набросились на главу как собаки на медведя.
И в этот момент я понял — Ватанабэ ни разу не ударил магией. Ни разу! Он бил чисто силой мышц! Однако сейчас всё его тело подернулось бледно-радужным светом.
— Вы, уроды... Я сказал — успокоились! — гаркнул он и заработал кулаками во всю силу.
Это было настоящее побоище. Ватанабэ казался неуязвимым, заряженные магией кулаки рослых парней не оставляли никаких следов. Он же, напротив, выбивал одного за другим, порой вдалбливая очередного наглеца в посыпанную песком дорожку или отправляя в ближайшее дерево. Скупые и точные движения выдавали в нем опытного бойца, и клянусь всем, не хотел бы я столкнуться с ним в реальном бою.
— Давай-ка выбираться, а то станем следующими, — я тронул за локоть Ширасаги, завороженно смотревшую за дракой Ватанабэ. Встрепенувшись, она кивнула и шагнула за мной.
Из спортзала вели минимум две двери. Одну из них высадил Ватанабэ, и чтоб воспользоваться этим путем, нам пришлось бы пройти через него. Даже занятый боем, он мог нас заметить, я не хотел так рисковать. Мы пошли через задний ход, ближайший к учебному корпусу.
— Сюда, — я обернулся к девушке. Она стояла на месте без движения. Зубы сжаты, глаза смотрят в пол. И весь вес на одной ноге.
Ну ясно... Стоило догадаться раньше.
— Покажи, — я пошёл к ней. Она встрепенулась. — Я сейчас...
Сделала шаг — и, зашипев от боли, упала на пол. Я сел рядом и ощупал стремительно опухающую лодыжку. Замглавы попыталась отдернуть ногу и снова зашипела.
— Тише... — шикнул я. — Ты подвернула ногу. Вывих.
Она и сама знала. Ширасаги бессильно кусала губы и силилась не заплакать. Тоже мне, героиня, блин.
Вздохнув, я подхватил её на руки.
— Отпусти! — яростно зашептала она. — Ямада, я сама!..
— Ты уже наделала сама, — я кивнул на улицу, где Ватанабэ добивал оставшихся бойцов Сузубачи. — Он все ещё нас ищет, не забыла? Валим отсюда, пока еще можем.
— Вот и вали, я как-нибудь... — она снова сморщилась от боли. — Отпусти. Я лучше сама, чем доверюсь такому, как ты.
— О как, — усмехнулся я. — Не доверяешь мне что ли?
Ширасаги отвела взгляд. Мог бы и не спрашивать, учитывая всю нашу богатую и яркую предысторию. Даже случай с Могами вряд ли мог повлиять на её неприязнь ко мне.
— Если бы я хотел тебя сдать, давно бы сдал. Мы сейчас в одной лодке, Ширасаги. Понимаешь?
Она коротко кивнула. И, тяжело вздохнув, нехотя обхватила мою шею руками.
— Уходим.
Крепко держа свою ношу, я добрался до задней двери, тихонько открыл её и выскользнул наружу.
Мы пробирались к школе как настоящие шпионы. На крики бойцов сбегались остальные патрули, так что пару раз приходилось останавливаться в зарослях кустов и за деревьями, чтобы нас не заметили. Но вскоре мы вошли в учебный корпус через запасную дверь.
— Идем в медпункт, — немного переведя дух, я покосился на её ноги. Сквозь порванные колготки виделись кровоточащие ссадины.
— Нельзя, — она помотала головой. — Там везде камеры. Нас сразу увидят... лучше в наш кабинет.
Я кивнул. Кабинет Дисциплинарного Комитета был на втором этаже, дорогу я хорошо помнил. Прижав к себе легкое девичье тело, поднялся по лестнице и осторожно, стараясь не шуметь, дошел до знакомой двери.
Странно, но она была не заперта. Мы вошли в комнату, где меня допрашивали, и Ширасаги кивнула на следующую дверь у дальней стены.
— Туда.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники : 

https://coollib.net/b/603242-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si/read

https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://litvek.com/book-read/603242-kniga-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si-chitat-online 

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Просмотров: 89 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: