Главная » 2023 » Декабрь » 5 » Низвергнутый 002
06:43
Низвергнутый 002

===

И всё же я едва не опоздал на занятия. Звонок уже прозвенел, когда я влетел в класс и, привычно кинув портфель на парту, уселся на место. Учителя еще не было, так что народ развлекался как мог — болтовня в классе стояла как на храмовой площади в выходной.
— Ямада Рэйджи, ты опоздал, — повернувшись ко мне, заявила Могами и надула губки. Сидевшая за ней рыженькая девушка улыбнулась и помахала мне рукой.
— М, а ты расстроилась, Могами?
— Вот ещё! От тебя одни проблемы, и...
— Таро так и не пришёл? — перебил я, вспомнив одноклассника из переулка.
— Кодзиро? Нет. Его вчера отправили в больницу, рука сломана. Не соскакивай с темы! — она снова гневно взметнула брови. — Ямада, ты чуть не устроил драку в классе вчера, и вообще подвергаешь опасности нас всех. Я как староста не могу тебе это поз...
О, так она ещё и староста.
— Тогда в следующий раз я не буду останавливать тех парней. Ты же готова оказаться на месте своей соседки? — перебив её, я кивнул на рыженькую, что-то увлечённо рисовавшую в тетрадке.
— Нет, но... — начала она, но не закончила фразу. В класс вошла учитель и начала урок. Правда, было ещё кое-что, что я хотел узнать.Быстро набросав небольшую записку, я кинул её рыжеволосой. Но промазал — бумажка ткнулась в локоть и упала, затерявшись в складках юбки. Девчонка её даже не заметила.
— Эй!
Ноль внимания.
— О-ой! — чуть громче прошептал я. — Слышишь?
— Не слышит, — зашептала Могами, украдкой обернувшись ко мне. — Она глухонемая. Может только по губам читать.
Нас прервал строгий голос учителя.
— Ямада, Могами. Я понимаю, что вам не терпится, но может пофлиртуете на перемене?
— Э... мы, я не!.. — взвилась с места староста, но тут же покраснела и под смешки половины класса села обратно. — Прошу прощения, сенсей.
Когда смешки утихли, а учитель продолжила лекцию, девчонка обернулась ко мне и гневно прошептала.
— Ямада, ты придурок.
— Ты мне тоже, Могами, — я ответил так, чтобы слышал весь класс. На этот раз захохотали все, только рыженькая оглянулась по сторонам с озадаченной мордашкой. Понемногу обстановка в классе разряжалась, напряжение уходило, и я начал приглядываться к ребятам. Устойчивые группировки здесь еще не сложились, но некоторые школьники уже собирались на переменах в кружки по интересам. Парни сбивались в кучки, прощупывая почву для будущих альянсов. И все, так или иначе, поглядывали на меня.
Вчерашняя демонстрация и мой откровенно нейтральный статус давали им почувствовать себя в безопасности. Всё шло строго по плану. Они должны начать доверять мне, прежде чем я смогу их использовать. В конце концов, на моей стороне уже был Таро. Неплохо для второго дня в школе.
Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и девчонок. Магия ставила их наравне с парнями в драке, а Махо-кай, как я уже успел выяснить, раньше была женской академией, здесь даже общежитие сохранилось. Были и банды, состоявшие из одних воинствующих дев. Такую силу нельзя игнорировать.
Весь обеденный перерыв я присматривался к группам старшеклассников, в которых явно угадывались и банды, и их лидеры. Столовая в обед напоминала поле боя в момент перемирия. Группы и классы, оккупировавшие отдельные столы, негромко переговаривались и изредка бросали друг на друга тяжёлые взгляды. Лишь первогодки да немногие нейтралы, занявшие столы в стороне от центра, могли позволить себе непринужденные беседы, да и то больше вполголоса и озираясь по сторонам. Отдельно я отметил парней с повязками на рукавах: дисциплинарный комитет не дремал и здесь.
Впрочем, большая политика пока меня волновала мало, сперва надо подчинить себе наш класс, а там будет видно.
— Эй, Ямада! — мне махнул парень с фингалом из нашего класса. — У нас дальше "история", ты идёшь?
— Позже, — кивнул я в ответ. — Доем сперва.
— Давай, не опоздай, — он заискивающе улыбнулся. — На третьем этаже будет, не забудь!
К слову, за мной тоже следили. Небольшая группа у входа, и лица-то подозрительно знакомые. Ну точно, это они встречали меня вчера у школьных ворот. Подельники Ураты, едва не получившие вчера от Ватанабэ. Следят, но подойти не решатся. Не здесь.
Раз так, пора действовать самому. Я поднялся и пошел к выходу, немного задержавшись у двери. Краем глаза заметил — один из бойцов торопливо что-то писал в телефоне, а другой встал и двинулся за мной.
Я вышел из столовки и пошел на третий этаж. Гад упорно следовал за мной, держась на расстоянии.
Выходит, что всё разрешится в здании школы, как требуют правила. В том, что драка будет сегодня, я не сомневался, вопрос был один — где. Точнее, угадал ли я с местом.
Свернув в коридор, я прошел мимо лестницы на третий этаж и направился к туалетам в конце коридора. Так и есть, у двери со скучающим видом стоял еще один второгодка. Внутри наверняка меня ждут сильнейшие бойцы, не больше двух — туалет всё же довольно тесный.
Значит, двое, плюс сам Урата. Разве ж отдаст он другим право отделать говнюка, дважды выставившего его идиотом перед сверстниками?
Камер здесь нет, до ближайшего класса далеко — криков не услышат, урок вот-вот начнется. Дисциплинарный комитет в столовой, так что маленькую месть можно провернуть быстро и чисто.
Что ж, декорации готовы, актеры на местах. Пора главной звезде выйти на сцену.
Натянув ухмылку, я подмигнул второгодке у входа и открыл дверь.
У раковины, опершись на столешницу, стоял рослый парень, напротив него у окна — девушка в кожаных перчатках без пальцев. А между ними и сам Урата.
Увидев меня, он расплылся в недоброй улыбке. Дверь за спиной закрылась, щелкнув замком.

***

===

Глава 4. Драка!

Ах, драка в туалете, классика жизни. Тупее придумать сложно.
— Ну здравствуй, Рэйджи, — осклабился Урата и повёл плечами.
Улыбнувшись в ответ, я вошёл в открытую кабинку и невозмутимо расстегнул ширинку.
— Потерпи. Ты же не ударишь неодаренного в спину при своих товарищах?
Скрип его зубов слышали, наверное, даже снаружи. Пасть еще ниже после двух неудач? Даже конченый не рискнёт, раз уж пришел восстанавливать пошатнувшийся авторитет.
А между тем я приступил к делу и невзначай покосился назад.
— Девчонка может выйти.
— Да ты совсем ..., Ямада...
— Спокойно, босс. Чего я там не видела? — ухмыльнулась девушка. — Меня твой вялый стручок не удивит, Рэйджи.
— Хоо. Жаль, что раньше тебе попадались только вялые стручки, — съязвил я и, смыв воду, развернулся.
Что может противопоставить лишенный силы бог перекачанному магией школьнику?
Абсолютное превосходство.
Они повелись на всё, что я им подкинул. Ещё вчера я дважды зашел в эту уборную, и они заметили, устроив засаду именно здесь. Когда знаешь поле боя, противостоять становится проще. Но я пошел дальше и сделал кое-какие приготовления. Оставалось лишь чутка поддеть Урату с друзьями, чтобы они переключили внимание на меня.
— Хватит тянуть, ублюдок! — рявкнул он и рванулся на меня. Аура магии обволокла его кулак. Я нырнул под его руку, — а он быстрый! — и дёрнул дверцу. Лёгкая створка ударила его по спине, боец впечатал заряженный кулак в стену.
От вида разлетающейся вдребезги плитки стало жутко. Какая же силища у эсперов?
Оказалось, достаточная — из пробоины в Урату ударила струя воды, заливая пол.
— Да бл... аа! — он дернулся назад, но короткий удар в челюсть выбил его из равновесия. Он поскользнулся и воткнулся головой в бачок.
Я скользнул назад — в сантиметре перед лицом пролетел кулак второго бойца. Он не растерялся и попытался достать хуком в корпус. Назад, ещё — пока парень технично работал кулаками, сзади пристраивалась его подруга. Хотят зажать в угол.
Последний джэб я едва не пропустил — пришлось подставить руку. Удар отбросил меня в стену как куклу, я едва не заорал от боли. ..., да они ох... со своей магией? К чёрту церемонии!
Выскользнув из-под удара, я схватил швабру из стоящего в углу ведра. Удар — и она разлетелась о блок, оставив в руке заостренный огрызок черенка. Боец ухмыльнулся, накачивая кулак радужным сиянием.
Да ... тебе! Нырнув под очередной удар, я вонзил острый обломок черенка в его колено. Брызнула кровь, школьник взвыл как сирена и отшатнулся назад.
Я метнулся вдогонку и прицельно ударил голенью ему в висок. Жалобно хрюкнув, он завалился назад. Опешившая подружка успела отпрыгнуть, а вот выползающий из кабинки Урата — нет. Оба растянулись на мокром полу, как лягушки.
Пока они не оклемались, надо заняться девицей. Дама не церемонилась и, обогнув товарищей, атаковала меня по корпусу. Чудом увернувшись от первых ударов, я попятился — и уперся в раковину. В этот миг её заряженный кулак нашел цель.
В рёбра будто врезался грузовик — я даже слышал их хруст. Сжав зубы, я броском оттолкнул её к кабинкам и схватил с покосившейся раковины спрей для окон. Не зря же я вчера его здесь оставил! Едва девчонка вскочила, как получила струю едкого дерьма в лицо.
От её визга заложило уши. В голове мелькнуло, а не кислота ли там была? Плевать. Я рывком открыл вторую кабинку и швырнул воительницу головой в ведро с траченой бумагой.
Тяжело дыша, я развернулся — и вовремя, Урата как раз поднимался на ноги. Крепкий удар по яйцам отправил его обратно к подельнику. Рыдающий пацан смог вытащить черенок из коленки и теперь пытался встать.
Пришлось взять его за шиворот и пару раз приложить об унитаз. На этот раз башка эспера оказалась крепче, санфаянс разлетелся на куски. Оставив бессознательного бойца среди окровавленных обломков, я выбрался из кабинки.
В ту же секунду меня сшибла сорванная с петель дверь в кабинку. Фурия, наевшаяся пользованной бумаги, с воплем возмездия сшибла меня с ног. Второй удар разметал тонюсенькую створку и пригвоздил меня к мокрым плитам, а стерва уселась сверху и начала молотить кулаками по голове.
Первый же удар едва не выбил из меня сознание. Я среагировал мгновенно. Сложив ладони лодочкой, резко ударил по ушам разгорячённой фурии, разрывая барабанные перепонки.
Жалость к собственному телу перевесила жажду моей крови. Девчонка выкатила глаза и, отшатнувшись, схватилась за кровоточащие уши. Поскользнувшись на луже, упала и поползла назад, заливаясь слезами.
Я медленно встал и, добавив воющему Урате ногой по шарам, поплёлся к двери. Ещё двое...
С той стороны слышалась возня, замок щёлкнул — и внутрь заглянул парень, что стоял на стрёме.
— Вы уже... а? — увидев побитых товарищей, он выпучил глаза и рванулся на меня, но я был быстрее. Схватив парня за ворот, втянул в туалет. Подножка, чуть довернуть траекторию, и боец воткнулся черепушкой в крепкий литой краник раковины. Кран сорвало с крепления, в потолок ударила струя воды. Я подставил рожу парня под воду и прижал к раковине. Хлебай, ... ...
Справа показался чей-то силуэт — я успел закрыться парнем, когда мощнейший удар отправил нас обоих в дверь. Петли не выдержали, мы с треском вывалились в коридор и повалились на пол.
— Ямада, ты сдохнешь! — проревел пришедший в себя Урата и, отбросив подельника, уселся на меня сверху. — ..., ты труп!
Первый удар раздробил плитку возле моей головы, а второй я поймал левым блоком. Ублюдок занес налитый сиянием кулак... и открылся.
Я бил наверняка, сложенными пикой пальцами в кадык. Если ударить правильно, так можно и убить. Но я нарочито расслабил руку и вмял дергающийся кадык в горло второгодки.
Этого хватило с лихвой. Судорожно ловя ртом воздух, он схватился за горло и свалился на пол.
— Они здесь! — донеслось из дальнего конца коридора, я обернулся на голос. Ещё человек семь или восемь бежали к нам. Знакомые рожи... друганы Ураты. Хах...
Я не успел даже встать, когда они обрушились на меня градом пинков. Удалось только закрыть голову руками, да расслышать сквозь крики и звуки ударов ещё один крик.
— Парни, валим, там Ширасаги!..
Я хотел посмотреть, кого так испугались второгодки, но следующий удар вырубил меня окончательно.
***
За окном медленно садилось солнце, когда в кабинет Дисциплинарного Комитета вошел седой мужчина в костюме. Неприметный, сухопарый и с острым крючковатым носом он был похож на старого ворона. Сняв пиджак, он сел во главе стола и посмотрел на замерших рядом школьников.
— Что там у нас, Ватанабэ?
— В Махо-кай сегодня произошло четыре драки, — рослый третьекурсник, больше похожий на тяжелоатлета, кивнул ему в ответ. — Мы уже составили для вас отчёт, господин Эндо.
— Давай, Ширасаги.
Миниатюрная девушка, прижав к груди папку с документами, сидела напротив него. Она поднялась и протянула ему несколько листков отчёта. Мужчина кивнул и принялся изучать документы, изредка поглядывая на девушку.
Она казалась полной противоположностью Ватанабэ. Большеглазая и стройная, как ива, с белоснежной кожей и угольно-черными волосами, Рикка Ширасаги стала замом главы отнюдь не за милую внешность. Среди второгодок она была сильнейшим бойцом, да и среди старших курсов мало кто рискнул бы сойтись с ней в поединке.
Девчонку обхаживали все банды начиная с первого курса, но только когда они с Ватанабэ помогли ей отбиться от особо рьяных поклонников, она решила присоединиться к Дисциплинарному Комитету. Сдержанная и исполнительная Ширасаги отлично дополняла деятельного Ватанабэ. Он уже и не представлял свою работу без этой колоритной парочки.
— Что скажешь, Ширасаги?
— Всё как обычно, — она дёрнула плечиком. — Два поединка на школьной арене между третьекурсниками, оба раза досрочная победа. Сагами-сенсей уже оказала первую помощь ребятам. Ещё одна драка в раздевалке, первокурсники. И одна — в туалете на втором этаже. Четверо второкурсников напали на первокурсника.
— Вот как, — он присмотрелся к отчету. — Он уже в больнице?
— Да, они все.
— Все? — он приподнял бровь.
— Все пятеро, — уточнил Ватанабэ.
— Хмм... а вот это необычно, — Эндо забегал взглядом по строчкам отчёта.
— Что тут необычного? — хмыкнула девушка и тряхнула головкой. Эндо улыбнулся. Ох и красивые же у неё волосы. Прям загляденье.
— Вот ты, Ширасаги, когда отчёт составляла, совсем ничего не заметила?
Девушка растерянно заморгала, крепче прижав к груди папку с документами.
— Ну... они пол-туалета разнесли. Парня явно ждали, такую засаду раскусить несложно. Но зачем он пошёл туда?
— Не там ты ищешь, девочка, — ухмыльнулся Эндо. — Этот первокурсник, он подготовил поле боя. Обрати внимание — он пользовался окружением и предметами. Одному из бойцов проткнули колено обломком швабры, у второго компрессионный разрыв барабанных перепонок. Третьему чуть не раздавили кадык. Характер повреждений нетипичный, школьники так не умеют.
Парень с девушкой переглянулись.
— В смысле?
— Эсперы вроде вас полагаются на мощь удара и точность. А здесь не то. Я такое только в спецназе видел. Били по критическим точкам, наверняка, и точно зная, как надо. Особенно раны последнего, как его...
— Урата, — подсказал глава.
— Ага, значит, его банда работала. Парень даже не понял, что его чуть не убили. Махо-кай видела разных первокурсников, но этот эспер очень хорош, раз уложил четверых бойцов не самой слабой банды второго курса.
— А он и не эспер, — фыркнул Ватанабэ.
Теперь уже Эндо с Ширасаги уставились на главу.
— Как это — не эспер?
— А вот так. Он неодарённый. Я сам с ним вчера говорил. Парень второй день в школе.
— Обалдеть, — шепнул себе под нос Эндо и снова забегал взглядом по строчкам отчёта, — Ямада Рэйджи, восемнадцать лет... хм.
— Н-но его всё равно чуть не забили до полусмерти, — голос девушки дрогнул. — Я сама видела, он еле дышал, там столько крови было. Его сразу в больницу повезли, половина рёбер переломана, и рука, и...
— Понятно, — прервал её Эндо. — Вот что, ребята. Как парень вернётся, присмотритесь к нему, только аккуратно. Про этот случай особо не распространяйтесь. Накопайте информации сколько сможете про этого Ямаду. И работайте тихо, не привлекайте внимания Студсовета и глав других банд. Лучше если это будет кто-то один. Ясно?
— Понял, — кивнул Ватанабэ. — Ширасаги, справишься?
Девушка поднялась и коротко кивнула.
— Можно идти?
— Иди. Куда-то торопишься? — прищурился Эндо.
— Потеряла кое-что, поищу, — её скулы порозовели. — Я сама разберусь.
Проводив взглядом школьников, Эндо достал из кармана пачку сигарет, закурил и вернулся к листку с отчётом. Будни отставного полковника, приставленного курировать одну из магических школ, начали играть новыми интересными красками.
***
... ...
Даже умирать было не так стрёмно. Болит вообще всё, каждая кость в теле, даже та, которую не сломала обезумевшая школота. Наверное, я поставил рекорд, попал в больничку на второй день обучения. Интересно, а до каникул я доживу?
Я разлепил глаза — и не узнал мою комнату. Я не дома? Ну да, припоминаю... больница, куча врачей, сердобольные медсёстры, капельницы и куча уколов в мою многострадальную задницу. И не только в неё. Ладно хоть положили в одиночную палату, всё же страховка в Махо-кай была что надо, как раз на такой случай.
— ...кажется, он проснулся, — сквозь шум в ушах послышался незнакомый голос. Ага, заметили? Облегчение-то какое. Выдайте хоть что ли обезболивающего, а лучше бутылку вина, если тут вообще есть вино.
— Рэйджи, родной!
А этот голос я знаю. Юмэми, мастерица карри и гроза бандюков. Маман хоста склонилась надо мной и погладила по щеке. Глаза красные — наверняка сидела тут и плакала, как над трупом. Тьфу ты, до чего ж тут дамочки нежные, а!
Но если она принесла карри, так уж и быть, потерплю её слёзы. Да ... с ним, с карри... дайте хоть какой-нибудь жратвы. Эй, медсёстры! У вас тут пациент от голода помирает!
— Рэйджи, ты меня слышишь? — Юмэми повернулась к блондинке в белом халате, по всей видимости, моему лечащему врачу. — Он точно в состоянии говорить?
— Да нормально... — сипло выдохнул я, не узнав своего голоса. От резкого вдоха ребра отозвались тупой болью. Но маман этого хватило, она тут же схватила мою руку и прижала к груди.
Организм среагировал мгновенно. Сыновних чувств к ней я не питал, так что ладонь, оказавшаяся между упругих прелестей Юмэми, заставила подростковые гормоны работать на полную катушку. А если дамочка оторвёт взгляд от моего расквашенного лица и глянет вниз, её ждёт большой сюрприз.
— Юмэми, мне б пожрать, — я с трудом вытолкнул слова из груди. — Помираю с голоду...
— Сенсей, ему уже можно есть?
— Конечно, сейчас организую, подождите минутку, — кивнула врач и вышла из палаты, оставив нас вдвоём. Как удачно-то, а! Э, стой, не клади мою руку обратно на кровать! Да что ж...
Мой стон, полный разочарования, женщина восприняла по-своему.
— Больно? Потерпи, Рэйджи. Мне сказали, органы тебе не отбили, критических повреждений нет, а сломанные ребра и рука срастаются хорошо. Главное, что ты жив, — она погладила меня по голове и, снова взяв мою руку, прижала её к груди. — Правда, придётся пропустить ещё пару недель в школе и первое время поучишься дома, пока раны не заживут. А с домашними делами я тебе помогу.
Под действием гормонов оголодавший организм окончательно взбесился. В голову полезли пикантные сцены с Юмэми в главной роли, и если бы не гипс, некоторые из них я бы попробовал прямо сейчас.
— Слушай, Юмэми, — начал я, — Я был неправ на твой счёт.
— О чём ты, родной?
— Когда я очнулся... то есть, после смерти отца. Я заставил тебя волноваться, и... — кое-как проглотив гордость, я продолжил. — Я был резок с тобой. Давай начнём всё сначала.
— Всё хорошо, Рэйджи, — она помотала головой. — Я люблю тебя, ты же знаешь. И верю в тебя.
Странно, но эти слова и тепло её тела умиротворяли. А может, вернувшаяся боль так удачно заместила бешеный поток гормонов. Я закрыл глаза и с улыбкой наслаждался ощущением тепла Юмэми, струящегося сквозь пальцы. Как же хорошо...
Стоп.
Я посмотрел внутрь, на своё астральное тело, и замер как статуя. Мне же не почудилось?
— Госпожа Ямада, — дверь открылась и в палату вошла медсестра с подносом. — Обед для пациента.
— Хорошо, я уже ухожу, — Юмэми поднялась и оправила платье, облегающее её стройную фигуру. Но сейчас её сексапильность отошла на второй план.
— Юмэми, возьми меня за руку ещё раз.
— Что? — она обернулась и приподняла брови. Я со стоном приподнялся на кровати, взял её узкую ладонь и закрыл глаза.
Ошибки быть не может, такое ни с чем не перепутать.
К крошечным капиллярам, едва начавшим опутывать осколок сфирота, протянулась тонкая, еле уловимая струйка энергии.
Сома.

***

===

Глава 5. Снова в школу!

— Господин Ямада, вам принести что-нибудь ещё? — молоденькая медсестра поставила у кровати поднос с фруктами и несколько книг.
— Спасибо, можете идти.
Поклонившись ровно так, чтобы я мог увидеть в расстегнутом вороте халата аппетитные груди в кружевном лифчике, медсестричка вышла из палаты.
Я оторвал от виноградной кисточки несколько ягод, отправил их в рот и снова закрыл глаза. Астральное тело здорово изменилось за последнюю неделю. На месте черной дыры, оставшейся от сфирота, теперь пульсировал крошечный шарик, перевитый тоненькой сеточкой каналов, капилляров и сосудов. Мой будущий сфирот рос с каждым днём и уже вносил свою лепту в моё выздоровление.
Немного полюбовавшись им, я вернулся к работе. Нельзя терять время, каждая минута сейчас на счету. Всю неделю с тех пор, как я попал в больницу, меня пичкали передовыми лекарствами и омерзительной едой, но все эти неудобства отошли на второй план. Даже медсёстры, откуда-то прознав про мой неравный бой, начавшие стайкой виться у палаты, не могли отвлечь от главного.
В сознании настойчиво билось одно и то же, яркой звездочкой сияя над всеми мирскими утехами.
В этом мире есть сома.
А раз так — я могу быть богом. Я верну себе свои силы. И благодаря Юмэми теперь я знаю, что могу её получить так же, как это было в моём мире. Нужно только найти людей, способных дать сому. Тех, кто верит в Рэйджи всем сердцем. Тех, кто готов его любить и пойдёт за ним по первому зову.
Сома берёт своё начало в душах тех, кто связывает себя с другим человеком. И чем связь сильнее, тем больше энергии. Вера, любовь, преданность, уважение, поклонение — подойдёт что угодно.
Мне не нужны храмы и статуи, мне нужны люди.
Но прежде всего — сфироты. Даже если на все семь уйдёт лет сто... чёрт, у меня нет ста лет. Это тело может и не дожить. Или ему не дадут. Земля полна магов, и если за два дня какие-то сопляки чуть меня не угробили, как неодарённому протянуть в их осином гнезде хотя бы год?
Вывод очевиден. Не лезть в самое пекло, не попадаться на глаза монстрам этого мира, и копить силы. Чтобы умело затаиться, нужно знать об этом мире как можно больше. Так что я с помощью книг и интернета семимильными шагами устранял пробелы в знаниях моего нерадивого хоста.
Но прежде всего — сфирот жизни. За раз его не вырастить, так что я разбил работу на четыре этапа. Если сомы будет достаточно, первый я завершу за две недели. Да, это даст лишь четверть истинной мощи, но я получу усиленную регенерацию, а главное — мостик ко второму сфироту силы.
Гоняя краем сознания эти мысли, я усердно выводил новый капилляр, когда в дверь постучали.
— Господин Ямада, к вам посетитель, — сообщила медсестра и добавила, надув губки. — Девушка.
— Впусти.
В душе я ликовал — наверняка это Юмэми принесла мне новую порцию горячих обнимашек, а главное — сомы! Но вместо знойной маман в палату вошла школьница.
Твою-то..., Могами...
Смерив меня строгим взглядом, староста села на стул возле кровати и открыла портфель.
— Привет, Ямада. Как твоё здоровье?
— Как видишь, лучше всех, — я поднял закованную в гипс левую руку и пошевелил пальцами. — Прошла всего неделя, а ты уже по мне соскучилась?
— Вот ещё, не говори ерунды, — фыркнула она. — Просто как староста класса, я обязана навещать больных учеников, а ещё приносить им домашнее задание и конспекты.
Она вытащила из портфеля пухлую папку с распечатками и положила на столик возле кровати.
— К Таро ты тоже так ходила?
— Кодзиро вернулся на следующий день после того, как тебя... — она запнулась, — Как ты подрался с Уратой. Он не так много пропустил, да и вообще, дураки не болеют. Я бы на твоем месте за себя переживала. Кодзиро и без того шумный, так теперь вообще покоя не даёт! Целыми днями жужжит, как бы вы вдвоём отделали второкурсников, да порывается сбежать в больницу с уроков.
— Но отнести распечатки ты ему всё-таки не дала, — усмехнулся я.
— Меня учитель попросил, а не то, что ты там себе надумал.
Я едва сдержал улыбку — девчонка врала как дышала, скользнувший по моему телу взгляд и порозовевшие скулы выдавали её с головой. И это было мне только на руку.
Староста, имевшая влияние на класс и старшекурсников с учителями, в моих планах была важной фигурой. Характер у неё, конечно, не подарок, но так даже интереснее.
— Насчёт драки, Могами. Класс в порядке?
— Да, больше они не приходили.
— Вот и отлично.
— Разве это отлично? Ты еле живой, пропустил столько занятий, и вообще, ты...
Она снова посмотрела на мою забинтованную руку и отвернулась.
— Могами.
— Что?
— Посмотри на меня.
Староста повернулась ко мне. Аккуратное личико побледнело, губы сжаты, в уголках больших глаз — слезинки.
— Доволен?
— Можешь нагнуться ко мне? Надо кое-что тебе сказать. Только сядь поближе.
Медленно покраснев, она пересела на край кровати и приблизилась. Нос защекотал легкий аромат шампуня, а тяжесть и тепло девичьего тела заставило сердце биться быстрее.
Она приблизилась к моему лицу и прошептала.
— Ну?
Я ловко приобнял её за талию и накрыл приоткрытый ротик поцелуем.
— Гх!.. — она вскочила с кровати, красная как помидор. — Ты совсем офигел, Ямада?! Какого чёрта ты творишь?
— Хм, даже приятнее, чем я думал, — я с улыбкой потянулся к винограду здоровой рукой. — Жизнь прекрасна, да, Могами?
— Ну так может и останешься в больнице до четвёртого курса? — фыркнула она. — И этого идиота Кодзиро с собой прихвати!
— Если ты будешь носить мне домашку, почему бы и нет? — отшутился я. — Виноград хочешь?
— Гхх, я домой! — она подхватила портфель и ураганом помчалась к двери. — Ты придурок, Рэйджи!
Яростно хлопнув дверью, Могами вылетела из палаты.
***
А на следующий день я наконец-то выписался из больницы. Правда, ещё неделю мне наказали сидеть дома, руке нужен покой. Но что мне было действительно нужно — это нормальная еда, сон и сома. Благо, с двумя их трёх мне могла помочь маман Рэйджи.
И дело пошло в гору! Сфирот понемногу рос каждый день, а я занимался тем же, чем занимается любой обычный подросток. Спал, учился и читал книги, в перерывах между сеансами астрального садоводства.
А ещё хотел жрать по пять раз в день, и возбуждался от любой красивой девчонки, прошедшей мимо. Правда, дома из девчонок была только Юмэми, но какая мне разница? По физическим кондициям она могла дать фору многим школьницам, а после моего откровения в больнице была только рада вниманию. И старательно не замечала, что "родной Рэйджи" иногда переходит границы чисто семейных отношений.
Да чего уж, я их просто игнорировал. Зато благодаря соме и моим ежедневным трудовым подвигам в астрале, сфирот вовсю заживлял мои раны. Всё шло лучше, чем я предполагал. Кости давно срослись, а раны затянулись, так что в гипсе нужды уже не было. Но я решил поносить его ещё пару дней. Кто же откажется от заботы такой роскошной женщины, как мать Рэйджи?
А пока с кухни доносился звон посуды и мелодичное мурлыканье Юмэми, я погрузился в книгу. За последние дни, наверное, уже двадцатую. Чем больше я читал и узнавал об этом мире, тем сильнее становилось ощущение, насколько же я ошибался, приняв этот мир за тюрьму, населенную людьми. Реальная картина была такой, что прошибал холодный пот.
Я попал не в выгребную яму и не в тюрьму для иссушенных богов. А в самое настоящее гнездилище магов.
Я слышал о таких мирах еще в Гелионе. Планеты, целиком превращённые в инкубаторы для выращивания воинов, архимагов и прочих чудовищ для войны с богами. Рассадник магии, замаскированный под цивилизацию, прикрывающейся ширмой равноправия, свободы, сострадания и человечности.
А в реальности миром правили высшие кланы магической аристократии. Императорская семья была лишь частью этой элиты и железной рукой держала кланы магов, военных и корпорации. Здесь решала магическая сила, и она была абсолютной властью, а вовсе не деньги или положение.
Всё было подчинено одной цели — созданию сильнейших эсперов. Все школы работали на культивацию сильных неофитов, способных в жестокой конкуренции друг с другом расти дальше, обретать новые силы и войти в правящую верхушку. А в непрекращающихся войнах между странами они обретали боевой опыт и мощь, способную противостоять даже богу.
Этим миром негласно правила магия. Сильные эсперы могли получить всё: лучшую работу, дома в элитных районах и дорогие машины, яхты и небоскрёбы. Те, что послабее, держали промышленность и армию, кланы всех мастей, мафию и всевозможные организации, столетиями дававшие Империи новых эсперов. Но даже древний род мог кануть в небытие, если не рождал сильных потомков.
Те же, в ком магия не проявилась, оставались на дне. Обслуживающий персонал, мелкие торговцы и мафиози, солдаты, менеджеры и работяги, ютящиеся в бедных районах и лишь иногда пробивающиеся поближе к центрам истинной власти. Лишь редкий талант и недюжинная смекалка могли выделить их из общей массы.
Пустышки. Неодарённые. Те, у кого нет шанса на будущее. Их судьба — служение, их районы — гетто. Их жизнь — игрушка в руках магов. У них был лишь один выход, заключить союз с магом и уповать на то, что их ребёнок сможет открыть в себе дар. Ген магии, который тщетно искали сотни лет, мог не проявиться у детей магических родов, и тогда каждый эспер из смешанных семей получал свой шанс.
Широко известный здесь слоган "ты можешь добиться чего угодно" редкие голоса дополняли фразой "если ты эспер".
Если магия выбирала тебя, то возносила до небес. И она же могла низвергнуть твой род в любом поколении.
В моём хосте пока ничего не проявилось, а Юмэми и вовсе была неодарённой.
К слову о ней... на часах уже семь, пора мыться.
Отложив нудную книгу о кланах магов Японской Империи, я вздохнул и посмотрел на часы.
— Родной, ванна готова! — донеслось с кухни.
— Иду.
Одежду прочь, кран — на полную, загипсованную руку повыше, и можно предаться блаженным водным процедурам. Потрогав ногой горячую, зеленоватую от душистых добавок воду, я медленно забрался в неё и вытянулся во весь рост.
Счастье-то какое... с самого Гелиона не принимал ванной. Хоть люди и отсталые во всех отношениях, но толк в еде и телесных радостях они знают.
Из-за запотевшей двери в ванную донесся тихий стук, а в матовом стекле проявился стройный женский силуэт.
— Рэйджи, тебе помочь помыть спину?
Я расплылся в довольной улыбке. А вот и она. Юмэми знала, что мне будет сложно мыться самому. А я знал, что она придёт помогать.
— Конечно.
Зашуршала дверь, в ванную вошла Юмэми, обернувшись полотенцем поверх слитного желто-зеленого купальника. Волосы забраны в хвост, открывая роскошную шею. Ммм.
— Рэйджи! — она всплеснула руками. — Сперва нужно помыться, а потом лезть в ванну!
Надо так надо. Я вылез и уселся на стульчик возле душа, пока она шуршала позади меня. Запахло мылом. Юмэми села сзади почти вплотную и, сжав пенящуюся губку, коснулась спины.
— Тебе не больно, Рэйджи? Мы ведь только вчера повязку с рёбер сняли...
— Всё прекрасно, начинай, — кивнул я. — Здесь довольно жарко, может, снимешь полотенце? К тому же, в купальнике ты просто неотразима, Юмэми.
— Перестань, Рэйджи, — в её голосе почувствовалась улыбка, — но мне приятно такое слышать.
В запотевшем зеркале я увидел, как она скинула полотенце, оставшись в одном купальнике. Узкие ладони прижались к моему плечу и начали натирать кожу.
Её старательности стоило бы поучиться многим жрицам. Юмэми уделяла внимание каждому сантиметру, где надо давя сильнее, хоть силы в её руках и было немного. Мягкие прикосновения переходили в поглаживания, окутывали плечи.
Закончив сверху, она вернулась к спине и, скользнув кончиками пальцев вдоль лопаток, коснулась круглой отметины у позвоночника. След раны от того самого боя, когда погиб отец.
— Шрам всё-таки остался...
— Это всего лишь шрам. Даже они зарастают со временем. Всё позади, Юмэми.
— Ты так изменился, Рэйджи, — негромко заметила она. — После того, что случилось с отцом. Повзрослел, стал серьёзнее... иногда мне кажется, ты стал другим человеком.
— Теперь это в прошлом. Я преодолел это, ради нас обоих. Нам нужно двигаться дальше.
— Ты прав, — кивнула она. — И всё же, не рискуй так, Рэйджи. Ты даже не представляешь, что я пережила, когда увидела тебя в больнице.
Не представляю? За полторы тысячи лет я видел и пережил куда больше, чем она может себе вообразить. Сотни и тысячи смертей. Рядом со мной она походила на несмышлёную девочку, плачущую из-за упавшего в грязь пряника.
Несмышлёную, но очень старательную.
В тишине, нарушаемой лишь шумом капель с потолка, я слышал, как стучит её сердце. Мягкие тёплые ладони продолжали водить по спине губкой то в стороны, то сверху вниз. Кончики её пальцев касались кожи и вызывали приятную дрожь. Чёрт, если она так моет, как же тогда выглядят её ласки?
Тело подростка среагировало мгновенно. Подхваченная ураганом гормонов фантазия нарисовала, как я снимаю с Юмэми купальник и, прижав к запотевшей стене, начинаю ласкать её. Она пытается сопротивляться моим рукам, но уже через минуту сама подается ко мне, упрашивая продолжать. Образ был таким ярким и живым, что я почти ощущал в ладонях её упругие груди и вкус её поцелуев.
Вверх, вниз... её узенькие ладони чувствовались даже сквозь губку. Усердная девочка дошла уже до поясницы, словно нарочно касаясь пальчиками боков. От её прикосновений голова шла кругом. Я закрыл глаза, полностью погружаясь в фантазию... и едва не вздрогнул.
Я посмотрел на астральное тело — сома вливалась в меня уверенной струёй. Куда сильнее, чем могла дать любая жрица. Они шли на любые ухищрения лишь ради пары лишних капель энергии! Все эти оргии, молитвы, поклонения.
Но то, что делала Юмэми...
Это было глубже страсти и веры. Она была особенной. Такого мощного потока не было никогда.
Что же в тебе сокрыто, Юмэми Ямада?
— ...всё, я закончила. Мне пора идти.
Я обернулся. Она так близко, что я чувствовал сквозь запах мыла её духи, тепло её рук.
— Погоди, не всё, — я взял её мягкую ладонь. — А спереди?
Она аж замерла. Надо же, её удивление выглядит так мило. А пока в хорошенькой головке Юмэми сочувствие боролось с разумом, её взгляд медленно пошёл вниз.
— Рэйджи, это немного неправильно, но...
Из-за двери раздалась трель звонка. Осекшись на полуслове, Юмэми обернулась к входу.
Чёрт...
— Домоюсь сам, ступай, — я отпустил её руку. Она быстро вышла из душевой и, закутавшись в халат, пошла к двери.
Вот же досада... ну да ладно, для первого раза хватит. Того, что я увидел, пока более чем достаточно. А продолжение будет, непременно.
Закончив с мытьём, я уже одевался, когда хлопнула входная дверь, а через минуту донесся приглушенный звук машины, отъезжающей от дома. Я вышел из ванной.
Юмэми сидела на полу в прихожей, сжимая кулаки, а рядом стояли два пакета, доверху набитые новыми подарками якудза. В воздухе ещё витал запах мужского парфюма и дешёвых сигарет. Я нахмурился.
— Всё хорошо?
— А... да, родной. Всё в порядке.
Из её сжатого кулака торчал край смятого конверта. Деньги. Те, что она наотрез отказывалась брать.
Вопросы были излишни. Но впервые за всё время на этой планете я почувствовал горечь.
К чёрту церемонии. Завтра я возвращаюсь в Махо-кай.
***
Следующее утро было полно сюрпризов. И начались они сразу, как только я открыл дверь в класс.
— Рэйджи, дружище!
Кодзиро Таро, будто поджидавший меня у входа, облапил меня как старого знакомого.
— Привет, Кодзиро, — кивнул я и оглядел весь класс. Странно... за полторы недели здесь всё поменялось. Тихони, боявшиеся высунуть нос перед второгодками, преобразились. Пара шумных компаний, группки девчонок и парней, обсуждавшие школьные дела, и несколько одиночек.
— Доброе утро, Ямада! — кивнул паренёк у входа. Тот самый, что получил фингал в прошлый раз. Как там его... да ... .
Кивнув парнишке, я прошел к своему месту, попутно подмечая тонкости новой обстановки. Многие открыто смотрели на меня и улыбались, кто-то здоровался, но были и другие.
Темноволосый парень в очках, сидевший в конце класса у окна, пристально смотрел на меня. Не дрищ, но и до здоровяка Таро ему было далеко. Эта поза, манера держаться, и взгляд... так смотрят на конкурента, от которого нужно избавиться. Надо взять его на заметку.
Ещё двое тусили возле группы парней и девчонок, бурно обсуждавших вчерашнюю дуэль на школьной арене. И, заметив мой взгляд, не смогли скрыть недовольства. Один, покрупнее и покрепче, сунул сжатый кулак в карман, а второй что-то негромко сказал ему — и оба отвернулись.
Третьей была девчонка, сидевшая сразу за очкастым фингальщиком у входа. Ещё в прошлый раз я заметил, как она поглядывала на меня и наматывала русый локон на пальчик. Спортивная фигура, два хвостика, пирсинг в ухе и ноздре. А ещё сбитые костяшки и свежие бинты на запястье. Эспер, или просто фанатеет от тренировок?
Увидев меня, она приосанилась и с ухмылочкой проводила взглядом. Нехорошим таким, плотоядным взглядом хищника. За этой дикой кошкой нужен глаз да глаз, такие могут и в ногу впиться, и в спину ударить.
Гремучая получалась смесь. Похоже, не все рады раскладу, что второкурсников выбил какой-то неодаренный. Возникшее напряжение было терпимым, но лишь до поры.
Я прошел у первого ряда и задержался у парты старосты.
— Доброе утро, Ямада.
— Доброе, Могами.
Рыженькая, неизменно сидевшая за ней, дружелюбно кивнула мне и подняла тетрадку с выведенной надписью.
"Привет, Ямада Рэйджи!"
— Здравствуй, ээ...
— Хаясэ, — подсказала староста. — Хаясэ Айко. Вообще-то мог бы прочитать в списке класса...
— Приятно видеть тебя в хорошем настроении, Могами, — съязвил я. — Готова повторить?
— Повторить что?
— Ну помнишь, когда ты навещала меня в больнице, — поиграв бровями, я сел на место.
— Ухуу, Ямада, только не говори, что ты охмурил нашу старосту? — Кодзиро расплылся в ухмылке.
— В своих мечтах! — фыркнула она. — Ямада, как представитель класса, я должна сделать тебе выговор!
— И за что же?
— Ты подрался со старшеклассниками, причём дважды. Вместо того, чтобы сказать мне, или попытаться договориться, полез в драку! Ты вообще понимаешь, что взрослые люди так не поступают? Мне пришлось сообщить учителю об этом проступке.
Интересно, она вообще понимает, в какой школе оказалась? Да здесь на каждом шагу здоровенные лбы друг другу рожи разбивали, и никто не жаловался. Могами не дура и понимала это. В чём же тогда дело?
Ребята за соседними партами начали оборачиваться к нам и прислушиваться. Намечалась новая веселуха и они были не против посмотреть на это с первых рядов. Хаясэ во все глаза смотрела то на меня, то на соседку, беззвучно шевеля губами.
Ах, вот оно что. Публичная порка.
— Я попытался, ты же видела, — я с улыбкой развел руками. — А что, нужно было их уговаривать, пока они меня в туалете ногами били?
Могами смутилась, взгляд скользнул по соседним партам. Все смотрели на неё и ждали ответа.
Да, девочка. Они давят на тебя. Это же ты вписалась на место старосты, вот и соответствуй.
— Можно было просто не доводить до драки! — не растерялась она и встала с места. — Сказал бы мне и вместе мы что-нибудь придумали!
— Придумали? Например?
— Подняли бы школьные правила, сообщили в дисциплинарный комитет, студсовет, учителям в конце концов! Они бы точно отреагировали и заставили бы их извиниться!
Я нахмурился и взял её за локоть.
— Пойдём-ка выйдем, Могами.
— Э... куда? Ямада!
Крепко держа за руку, я вывел девушку в коридор. Плотно закрыл за собой дверь, припёр Могами к стенке возле окна и зло зашептал ей в ухо.
— Так где же вы были весь прошлый месяц? Почему никто из вас не сообщил раньше? Чего вы все ждали-то?
Её взгляд был красноречивее любых слов. Бессильная ярость и страх.
— Ты не понимаешь, Ямада, — забормотала она. — Раньше нас бы не послушали.
— Даа? Почему?
Она стыдливо отвернулась.
— В чем дело, Могами? Потому что никто из наших не осмелился врезать этим уродам? Они тебе угрожали? Или учителя просто забили бы, потому что ты — неодарённая?
Девушка скрипнула зубами. Я попал в точку.
— Скажи мне честно, Могами. Я на твоей стороне.
— ...вместе. Всё вместе, — прошептала она. — Ты не знаешь, тебя не было здесь в первый день. Когда учитель ушёл за учебниками, к нам зашли эти... уроды. И сказали, что теперь класс будет подчиняться им. Конечно, были несогласные! Но за неделю они отловили по одному, запугали и избили их всех. Большинство из нас — неодарённые, что мы могли им противопоставить?
— А учителя?
— Они всё видели, но молчали. Я пыталась собрать ребят, объединить класс, даже стала старостой на вторую неделю учебы, но меня никто не слушал. Все были слишком напуганы. А потом они поймали и меня.
Могами побледнела, её взгляд быстро скользнул по коридору до двери и обратно.
— Девушка из той банды сказала, что если я хоть слово скажу Дисциплинарному комитету или учителям, они поймают меня после школы и сделают такое, что жить потом не захочется.
Она шмыгнула носом и продолжила.
— Они стали приходить в класс. "Присматривать" за нами. Издеваться над парнями, лапать девчонок. Терпеть это было невозможно, но все помнили, чем это грозит.
Вот, значит, как. А потом появился я, случилось то, что случилось, и все выдохнули с облегчением. Наша отличница вспомнила, что она староста, и начала возвращать себе позиции главы класса. За мой счёт, конечно же.
— И что ты хочешь сейчас, Могами?
— Жить нормальной школьной жизнью, — она упрямо посмотрела на меня. — Чтобы мы вместе учились и веселились, а не боялись выйти из класса на перемене. Помоги мне, Ямада.
Я усмехнулся. Надо же, наша строптивица переступила через свою гордость и попросила помощи.
— Подчиняться тебе, Могами, я не буду. Но и мешать тоже. Хочешь решать проблемы класса — решай, но не вмешивайся в мои дела.
— Ямада, это неправильно, — она сжала мою руку. — Большинство из нас неодарённые, нам нужно держаться вместе!
— Ну так и держись за меня, — ухмыльнулся я. — А не выставляй идиотом перед всем классом.
— Я не...
— Слушай, — перебил я. — Если тебе нужна помощь — так и скажи. Хочешь быть главной — так и веди себя как староста. А пока я не вижу, что ты готова к этому. И не верю, что ты готова решать проблемы класса.
Я мягко снял с себя её руку.
— Неодарённые тоже кое-что могут, Могами.
Не дожидаясь ответа, я пошел к классу, как сзади донесся настойчивый голос Могами.
— Ямада, и что мне сделать, чтобы ты поверил?
Я обернулся. Староста упрямо смотрела на меня, сжав кулаки, в уголках глаз висели капельки. Девчонке явно было не по себе, я здорово задел её самолюбие. Но она понимала, скажи я это в классе — её бы уничтожили.
— Сама догадайся. Пошли, Могами, скоро урок начнётся.
Шмыгнув носом, она потерла глаза и кивнула.
— Возвращаю вам старосту, — пропустив её внутрь, я отвесил классу лёгкий поклон.
— Хватит твоих шуточек, Ямада, — фыркнула Могами. — Отныне никаких драк! Как староста, я сама буду решать все проблемы с другим классами, тебе это понятно?
Вот оно как. Девчонка не собиралась отступать. Отличный ответ.
— Как скажешь, Могами, — я миролюбиво поднял руки. — больше никаких драк, если тебя это удовлетворит.
— Э не, Рэйджи. Тебе нужно кое-что другое, чтобы её удовлетворить, — вполголоса фыркнул Кодзиро, но слышал его весь класс, так что дружный ржач сотряс кабинет. Красная, как помидор, староста хотела что-то возразить, но сделала правильный вывод и села на своё место, прикусив язык. Лучше формальная победа, чем новые насмешки.
Класс немного успокоился и все разошлись по местам, готовясь к началу урока. Я обернулся к Кодзиро, сидевшему сзади.
— Таро, ты же в курсе дел в школе?
— А то, — ухмыльнулся он. — Я здесь каждый угол облазил, пока тебя не было. А что за вопрос?
— Хочу знать, какой сейчас расклад в Махо-кай, и что случилось в классе. Похоже, не все рады тому, что второгодки ушли.
— Тут такое дело, — он смущенно почесал нос. — Ты не знаешь, какую волну ты тут поднял, друг. Много чего случилось, короче... давай на обеде, без лишних ушей.
Прозвенел звонок, в класс вошел учитель. Опять та же мегера с военной выправкой, считающая себя учителем физики.
— Доброе утро, класс. Доставайте свои...
Её прервал строгий голос из динамика сети радио, разнесшийся по всей школе.
— Ямада Рэйджи, класс 1-С, немедленно явиться в кабинет Дисциплинарного Комитета. Повторяю...
Одноклассники снова уставились на меня, а Могами яростно зашептала.
— И что ты опять натворил, Ямада?
 

***

===


Глава 6. Возмутитель спокойствия?

От одного взгляда на людей, собравшихся у двери в кабинет Дисциплинарного Комитета, у меня закралось нехорошее предчувствие.
Когда я подошел, у кабинета уже сидели несколько человек, и все сплошь знакомые лица. Двое придурков из переулка, успевшие зализать раны, а ещё стерва и второй боец из банды Ураты. Возле его стула стоял костыль.
Едва я подошел, изнутри вышел третий парень, стоявший на стрёме. Лицо перекошено, нос до сих пор заклеен повязкой. Знатно же я ему рожу расковырял... Кивнув товарищам, он покосился на меня и поковылял прочь.
А дальше всё было просто. Участников драки по одному вызывали в кабинет и допрашивали, после чего отпускали. Меня решили оставить напоследок, так что спешить было некуда — я примостился на скамейке напротив двери и сунул руки в карманы.
В левом нашлась та самая подкладка, что я нашел в парке. Похоже, забыл выложить после драки. Мягкая штука приятно лежала в руке, так что я начал машинально сжимать её в ладони, обдумывая предстоящий разговор с Ватанабэ. Иллюзий того, что он будет лёгким, я не испытывал. Глава не тот человек, что поступится правилами ради личных симпатий.
Но когда подошла моя очередь и я вошел в длинный, светлый кабинет, вместо него за столом сидела невысокая девушка с чёрными волосами. Аккуратная прямая чёлка, чёрные колготки, строгий взгляд, поджатые полные губки — от неё прям веяло серьёзностью.
— Ямада Рэйджи? Садись.
Она кивнула на кресло напротив, нарочно придвинутое вплотную к столу. Допрашиваемый должен чувствовать себя неуютно, чтобы допрос был эффективным.
Я посмотрел ей в глаза. Голубые и светлые, как лёд. И такие же холодные.
— Красивые глаза, — усмехнулся я, выдвинув кресло подальше, и свободно уселся нога на ногу.
Не проронив ни слова, девушка открыла папку и достала несколько документов. Дверь в конце кабинета открылась и вошел громила Ватанабэ.
— Ямада, ты уже здесь, — кивнул он и сел рядом с девушкой. На фоне такой гориллы она выглядела совсем куколкой.
— Ватанабэ, — кивнул я. — И безымянная красавица.
— Ширасаги Рикка, — пояснил громила. — Мой зам.
Хоо. Так это та самая Ширасаги. Очень интересно. Такой ужасающей ауры, как у главы, от неё я не чувствовал. Даже интересно, чем она заслужила трепет и уважение второгодок?
— Ты же знаешь, зачем мы тебя вызвали?
— Даже не знаю. Не уступил место бабушке в автобусе?
— Давай без шуток, Рэйджи, — нахмурился он. — Ты нарушил правила школы. А я тебя предупреждал на этот счёт.
Я машинально потянулся в карман и сжал силиконовую подушечку.
— И какие же правила я нарушил?
Ватанабэ взял протянутый девушкой документ и зачитал.
— Порча школьного имущества, использование оружия в конфликте на территории школы, а также драка на улице. Это очень серьёзно, если ты не знал. Ученикам Махо-кай вне школы можно драться только на аренах.
— Тогда я даже не знал правил, — я с улыбкой пожал плечами.
— Ты зачислен два месяца назад и должен был узнать их заранее, — сухо парировала Ширасаги, — незнание не освобождает тебя от ответственности, Ямада.
— И что теперь, посадите меня в карцер?
— Нет. Но этого достаточно, чтобы школа оштрафовала тебя на солидную сумму, Ямада. В качестве компенсации, — кивнул Ватанабэ.
— По первым прикидкам, пятьсот тысяч йен.
Я нахмурился. Насколько мне удалось разобраться в местной валюте, это была неплохая сумма — два месячных оклада специалиста. Перед глазами снова встала Юмэми, сидящая на полу в прихожей с деньгами, зажатыми в кулаке.
Аренда дома, моё обучение, лечение и всё прочее вынуждали её пропадать на работе допоздна. Плюс подработки, плюс домашние дела... в последние дни она доводила себя до предела. Какой бы она ни была старательной, выжимать себя досуха нельзя — поток сомы ослабеет, а мне сейчас нужна каждая капля.
Ну уж нет. Получу штраф — лишусь её сомы.
— Я не начинал эти драки. Оба раза мне пришлось защищаться от второгодок. К тому же эсперов.
— А они утверждают обратное, — Ширасаги уткнулась в документ. — По словам Ичигаи, ты поддержал нападки Кодзиро и спровоцировал конфликт.
Хех, естественно, а что они ещё могли сказать? Что они начали первыми? Я с усмешкой вытащил руку из кармана. Расклад понятен, Ширасаги видит картину только с одной стороны. Я сжал подкладку и перешёл в контратаку.
— На Урату с подельниками тоже я напал? Насильно затащил в туалет и заставил начать себя избивать?
— Нет, но ты подготовился, а значит, планировал это, — она сверкнула глазами. — Не говоря уже о том, что спровоцировал их в кабинете 1-С, весь класс это видел.
Даже так. Кто-то в нашем классе подставляет меня перед комитетом. Или конкретно Ширасаги.
Её взгляд скользнул по мне и сосредоточился на руке. Пригляделась, пытается разглядеть, что же я там сжимаю.
— Серьёзно? Я первый день их знал, какая провокация? Ватанабэ, ты же видел, что они ждали меня у выхода. Это была банальная месть за тех двоих.
Громила хмыкнул.
— Верно, но это не отменяет ни драки, ни других нарушений, Ямада. По правилам ответственность несёт зачинщик. Ты мог не драться.
— Мне что, надо было дать им избить себя?
— Нет, но конфликты между эсперами решаются на школьной арене, — упрямо ответила девушка, продолжая буравить глазами мою руку. Что, так хочется увидеть?
— Если ты не забыла, я неодаренный. Этого нет в документах? — я открыл ладонь и, демонстративно перебирая пальцами, поочередно сжал ими подкладку.
О, увидела. И тут же побледнела как бумага, делая круглые глаза. Только не от удивления, а от испуга.
Хооо... в чём дело, Ширасаги? Что за интересная реакция? Я снова сжал подкладку.
— В-в конце концов, ты мог уйти от драки и попросить помощи! — сбивчиво выпалила она. Прежде хладнокровная, девушка явно занервничала.
Продолжая гнуть свою линию, я присмотрелся к её реакциям — и начал новую игру.
— Не в моих правилах бежать от проблем, — усмехнулся я. — Опросите других свидетелей. Кодзиро был там.
Снова сжал. Бледные скулы девушки начали наливаться румянцем.
— Он начал первый! — отсекла Ширасаги, — со слов Ичигаи.
— Так может услышать ещё чьи-нибудь слова? — вкрадчиво сказал я, сжимая руку сильнее. — К примеру, тех, кто был тогда в кабинете. Второгодки угрожали моим одноклассникам, если вы не в курсе.
— Чушь! — выпалила она. — Если так, они давно бы сообщили в Дисциплинарный Комитет!
Да что ж она так на эту подкладку пялится? У самой-то грудь нормальная, размер второй, почти троечка... стоп.
Я перевернул подкладку. Сходство поразительное. А изнутри-то ровная почти. И нашёл я её где?
Ах вот оно что.

Сложив два плюс два, я пристально посмотрел на грудь девчонки. Ширасаги буквально съёжилась под моим взглядом.
Догадалась, что я догадался.
— Но ведь они могли им угрожать. Это эффективно, хоть и банально... даже плоско.
Я с улыбкой сжал ладонь. Ширасаги залилась краской, до скрипа стискивая зубы.
— Это запрещено правилами, — вставил Ватанабэ. — Они знают это. Ямада, что за фигню ты в руке елозишь? Достал уже.
— Кистевой эспандер, — не моргнув соврал я. — Врачи сказали разминать руку после перелома. Вот что забавно, нашёл я его в парке, на месте драки. Представляешь, кто-то уложил восемь здоровенных лбов из другой школы. Интересно, кто бы это мог быть?
— П-представления не имею, — пробормотала Ширасаги.
— Во дела. Если этот кто-то из Махо-кай, получается, он тоже нарушил правила? Может, его поищем?
— Не соскакивай с темы, Ямада, — подал голос здоровяк, а девчонка продолжила давление.
— Даже если ты всего лишь защищался, ты испортил имущество школы! К тому же использовал его как оружие, а это запрещено!
— Да здесь драки каждый день. И рядом с ущербом от них сломанный унитаз и швабра выглядят совсем маленькими... — мой взгляд уперся в Ширасаги, — я бы сказал, едва заметными потерями.
Бедняжка аж папку к груди прижала. Думаешь, закрылась от меня? То ли ещё будет.
— Насчет остального — я в тот момент не про оружие думал, а жизнь свою спасал. Урата угрожал мне убийством. Проверьте камеру в коридоре.
— Ширасаги, ты проверяла камеры — было?
Они с Ватанабэ переглянулись — потупившись, девушка кивнула.
— А в случае защиты жизни оружие оправдано. В правилах это есть, — добавил я.
— Хочешь сказать, они и про драку на улице мне врали? — упрямилась Ширасаги.
— Не врали, а скрыли ма-аленькие нюансы. Раздули пузырь на пустом месте, — я сжал ладонь, буравя взглядом её папку. — Создали видимость того, чего на самом деле нет.
— Ямада, ты...
— Спокойно, Ширасаги, — глава опустил лапищу на хрупкое плечо зама. — Это твои догадки, Ямада.

   Читать   дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники : 

https://coollib.net/b/603242-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si/read

https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://litvek.com/book-read/603242-kniga-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si-chitat-online 

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Просмотров: 103 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: