Главная » 2023 » Декабрь » 5 » Низвергнутый 001
06:42
Низвергнутый 001

***


===

===

Михаил
Беляев

Низвергнутый: кланы высшей школы

Глава 1. Убить его!

"Завоюй уважение и любовь своей паствы. Лишь после этого ты можешь их использовать"

"Наставления для молодых богов".


— Стража! Тащите сюда этого бога-ублюдка. Пора ответить за всё.
Все шесть кругов кольцевой арены заполнили боги и богини, жаждавшие зрелища. Слыхано ли — один из них совершил настолько невероятное зверство, что потребовался Высший совет. Впервые за две тысячи лет.
— Пшёл.
От пинка в голую спину я вывалился на малахитовую площадку и растянулся на полу.
— Трусливый говнюк, а слабо в лицо ударить? — фыркнул я, силясь порвать путы, стянувшие руки за спиной. Страж лишь презрительно усмехнулся.
Вот же ..., поток сомы в теле и так едва успевает затянуть раны после побоев. Хорошо хоть у этих слабаков не хватило силёнок повредить один из сфирот астрального тела. Тогда о божественной регенерации пришлось бы забыть. Но что-то подсказывало, и с ней мне ходить осталось недолго.
Подхватив под руки, стражи дотащили меня до центра площадки и отошли в стороны. Я сплюнул кровавую слюну, поднялся и оглядел зал. Сквозь туман от пота и крови, застилающих глаза, проступили знакомые лица.
Боги всех рангов смотрели на меня с холодом и безразличием. Большинство из них я знал в лицо. И хорошо помнил, как еще недавно эти твари улыбались мне, заискивающе жали руки и прочили место в Высшем совете, лет эдак через пятьсот. Грязные божественные мрази, все до одного.
— Ну что, стервятники, — усмехнулся я, сглотнув кровь, — Не терпится пожрать моей сомы, да?
— Убейте его. Возмездия! Сожгите его сфироты...
— ТИХО!
Охо, а вот и он. Вседержитель, старейший из сонма Вселенной, вышел на площадку и одним словом заставил молчать всех. Могучий, кряжистый мужик, — несмотря на седину, никто не осмеливался (язык не повернётся) назвать его стариком, — для убедительности ударил в пол посохом. Тем самым, легендарным, из кости и энергоплатины, с которым он вел армии богов в бой против магов. Но на миг извечная война, идущая и сегодня, отступила на второй план.
— Молчать, — повторил он уже затихшему залу, и пошёл ко мне. Старейший пытался держаться хладнокровно, но по лицу было видно — внутри он кипел от гнева. Мерзкий старпёр явно не нотации читать мне будет, хаха.
— И что? — сплюнув наполнившую рот кровь, я посмотрел ему в глаза. — Что ты сделаешь мне, старый...
Свистнув, посох врезался в бок и отбросил меня в сторону. Судя по хрусту, рёбрам хана.
— Младший бог Гигас, — голос Вседержителя звенел от гнева, — Ты обвиняешься в нарушении кодекса Мелитаны, перемирия с магами, геноциде и уничтожении вверенного тебе мира. Это правда?
Последние слова он произнес так, будто и сам не верил. Всё-то ты знаешь, манипулятор херов.
Я с трудом поднялся на колени. В зале суда стояла тишина, все ждали моего ответа.
— Да. Чистая правда.
— Там жили семьсот миллионов человек. Семьсот миллионов невинных жизней. Женщин, детей, стариков. Они даже магией не обладали. И ты...
— Семьсот тридцать два миллиона, — с усмешкой бросил я, глотая кровавую слюну, — Считая не рождённых детей в утробах их матерей. И тех, кто был при смерти. Убил, одним махом. Всех.
На миг безразличное лицо Высшего исказила такая гримаса злости, что даже воздух задрожал, а мелкие песчинки и камешки с пола взлетели вверх. Не ожидал дед такой наглости, да?
— Почему?
Я тихо рассмеялся. Лживый подонок, да ты лучше всех знаешь, почему я это сделал! Но признаться не посмеешь, какую участь ты готовил им всем. Только вот теперь к хренам пошла вся твоя хитровыделанная затея. И что, будешь дальше ломать комедию?
— Все эти церемонии, расшаркивания, раболепие... надоело. Мне стало скучно. До безумия скучно.
— До безумия, значит.
Было слышно, как скрежетал зубами Высший. Наэлектризованный воздух искрил, местами разряды били в стены и пол, выбивая камешки из прочнейшего малахита.
— Ты безумен, Гигас, — холодно процедил он. — Посмотри на себя. Как из многообещающего юного бога ты стал психованным чудовищем?..
— Больной ублюдок, — фыркнул толстяк из первого ряда трибун. Когда-то крепкий, а теперь отрастивший уродливое брюхо и такую же уродливую козлиную бородку. Я едва сдержал смех — и это смеет говорить тот, кого последние лет триста обвиняют в скотоложестве, потому что ему не дают даже его жрицы? Пхах!
— Приговор, Всевышний! — донеслось с другого конца. — Выжги дотла его сфироты!
Краем глаза я заметил выскочку. Тощий тщедушный божок, из тех, кто может лишь плестись за кем-то более сильным. Этот червяк вечно заискивал передо мной, разве что ноги не лизал, как псина. Быстро же он забыл, как я однажды спас его, выгородив перед одним из Высших. А теперь завистливая тварь разве что руки не потирала в ожидании расправы.
— Он не заслуживает своей сомы, — вклинилась невысокая смазливая женщина из первого ряда, — Лишите его сил и предайте огню.
Даже сквозь кровавую пелену я узнал её лицо. Да эта сука была готова высосать сому прямо из тела! За милым личиком скрывалась настоящая змея с таким послужным списком, что последняя портовая шлюха рядом с ней была непорочнее храмовой девственницы.
По залу прокатился гомон, многоголосье желавших мне смерти слилось в монотонный гул. Лишь в третьем ряду нашлась безмолвная фигурка, украдкой утиравшая слёзы.
— Я сказал молчать. — посох снова грохнул в пол. — Гигас.
Выдавив горькую улыбку, я посмотрел ему в глаза.
— Ты должен был стать богом для миллиардов людей. Но ты предал их... и нас. Я вверил тебе этот мир, надеясь, что ты наберёшься опыта и встанешь рядом с нами как полноправный член Высшего совета. Но совершённое тобой выходит за все рамки добра и зла. Тебе больше нет места среди нас.
Совет встретил решение с холодным безразличием. Но краем глаза я всё же заметил, как какой-то облезлый толстый божок торжествующе сжал кулак.
— Я вижу лишь два решения, Гигас, — хладнокровно продолжил Вседержитель, — И первое — твоя смерть. Я заберу твою сому и выжгу сфироты астрального тела. А после тебя отправят к свету праотцов.
Ага, к свету... иначе говоря, сожгут. Лишив всех божественных сил и наработанной сомы, — энергии, воплощения человеческой веры, дающей силы богам. Старый ублюдок не смирится с тем, что потерял такой приток энергии из моего мира, и хочет урвать хотя бы остатки.
Готов спорить, все остальные тоже смотрят на меня как стервятники на жирный, лакомый кусок. Но лезть вперёд старшего никто не осмелится.
Ну да, не каждый день лишают сил бога, переполненного сомой целого мира.
— А второе? — усмехнулся я.
— Лишение сил и изгнание в мир людей, навечно и без права возвращения. Бесконечное покаяние.
По залу прокатился сдавленный ропот.
Ну ясно, ссылка, что хуже смерти. Унижение, изгнание и неминуемая гибель. Из всего многообразия миров, для изгнанных подходил только один. Тот, что звался Землёй.
Такое было лишь однажды, ещё до моего рождения. Одного из высших богов лишили сил и изгнали в тот мир, признав, что смерть — слишком слабое наказание. Он пропал навечно и бесследно.
— Уж лучше убей.
— Тебе не давали права выбирать, — презрительно бросил Вседержитель и, подняв посох, приблизился. Толпа за его спиной застыла в ожидании экзекуции.
Сотни глаз впились в меня. Ждут, суки, когда Высший ослабит меня и, насытившись, пригласит остальных к столу. Никто из них не осмелился бы бросить мне вызов в честном бою. Уж больно ссыкотно за свою тушку.
Могучее тело бога нависло надо мной, в занесенной руке сверкал посох.
— Гигас. Ты признал свою вину. Мой вердикт — смерть.
— Давай уже! — не сдерживая смеха, я раскинул руки, — Налетай, кушать подано!
Казалось, посох не коснулся кожи, а пробил всё тело насквозь. Сома, циркулирующая по моему телу, замерла — и безумным огненным водоворотом понеслась к посоху. Копившаяся тысячу лет сила покидала меня.
А следом пришла боль. Оружие коснулось моей головы — и сфирот разума взорвался тысячей сверхновых, выгорая дотла.
Как же больно, твою ...!!! Я оглох от собственного крика, безумная боль парализовала мышцы. Мир вокруг завертелся, сжимаясь и трепеща. А проклятый посох удар за ударом гвоздил моё тело, выбивая всё, что оставалось от Гигаса. Последние крохи живительной сомы уходили, нет, стойте!
Сквозь шторм боли я ощутил, как посох приближается к последнему сфироту, как запульсировала разорванная в клочья астральная оболочка. Спасти, хоть что-то!..
Сфирот рванулся, а через миг разлетелся от удара посоха на осколки, как переполненный водой стеклянный шар. На миг внутренним взглядом я увидел сверкающие капли сомы, окропившие осколки последнего сосуда.
Я бессильно рухнул на пол, даже не услышав последних слов старика.
— В ковчег его, сожгите с рассветом...
***
От боли темнело в глазах, ритмичный гул наполнил голову. Меня, опустошенного и дважды избитого, снова тащили за руки по коридорам. Сквозь багровую пелену я видел, как моя кровь оставляет кляксы на малахитовом полу. Кажется, ноги сковали путами из энергоплатины. Вот идиоты, видели бы они эти семь кратеров на моем астральном теле...
Всё, что было дальше, превратилось в череду отрывочных кадров в редких вспышках света.
Вспышка.
— ...тащите в Стелларис, легат займется этим... — донеслось сквозь шум в ушах.
Что, какой легат? Причем здесь армия? Или это очередные галлюцинации, накрывшие меня после удара Вседержителя? Я слышал голоса, прорывавшиеся сквозь гул, а перед глазами вставали незнакомые лица.
— Какой ещё... Стелларис... — еле шевеля губами выдохнул я.
-А ну заткнись! — чей-то кулак врезался в мой бок.
Снова вспышка.
На мгновение мир потух, а в следующую секунду перевернулся вверх ногами, я ударился о холодное чрево капсулы. За спиной щелкнула крышка, погружая мир во тьму.
Ещё одна — снова пол, пинки и чьи-то голоса, новые полосы размазанной крови на малахитовых плитах.
Новая вспышка — надо мной навис силуэт легата в массивной броне. Он отдавал команды кому-то за моей спиной.
И ещё одна. Снова тот же легат наставляет на меня световое копьё. Кажется, меня держат за руки, а за спиной гудит что-то, похожее на генератор врат...
От следующей вспышки я чуть не ослеп. Яркий луч пронзил грудь, я даже заметил, как пыхнули в стороны облачка крови. А затем рывок, и меня неудержимо повлекло назад, мимо двух воинов. Вокруг закрутилась черная бездна, пронизанная светом звёзд, сливаясь в воронку тоннеля телепортации.
— ...хуже смерти, — догнал меня суровый голос легата. Из последних сил я поднял руку и оттопырил средний палец, растягивая разбитые губы в улыбке.
Я падал в чернильную бездну, с каждым мигом затмевавшую свет. Ещё секунда, и сознание погаснет, а я умру, на этот раз навсегда.
На этот раз...
***
— ГХАХ!!!
С криком я вскочил на своей постели, рука судорожно сжалась на груди. Как больно, это жжение, дыра у сердца...
Её нет.
Пальцы проскребли по коже, задев маленькую круглую отметину. Всё тело била дрожь, по щекам катился пот. Я отдышался, немного успокоив разошедшееся сердце, и огляделся.
Где я?
Кровать в небольшой комнате, мокрое от пота одеяло, задернутые шторы, сквозь которые лился свет утреннего солнца. Ни зала телепортации, ни сонма богов.
Я жив? Судя по боли, да. Но где...
Волна образов, воспоминаний и лиц пронеслась перед глазами, водоворотом наполняя голову. Дом на Онигавара стрит, семья, похороны отца, безутешно рыдающая молодая женщина и мнущиеся позади якудза, опадающие сакуры, школа...
Чёрт, мне же в школу пора!
Я вскочил как ошпаренный, машинально вырубил назойливый будильник телефона и схватил со стула форму. Подскочил к зеркалу, на ходу пытаясь натянуть школьные брюки... и застыл как вкопанный.
СТОП! Какая еще, ..., школа? И кто это?!
Из зеркала на меня смотрел незнакомый парень в мятых трусах. Волосы взъерошены, глаза как у безумца, а на груди едва зажившая круглая рана.
Память подкинула — порт, вечер, разборки между кланами, отец вышел с остальными, началась перестрелка, я зачем-то выскочил на подмогу... крики, кровь и разлетающиеся в стороны люди. Здоровяк со шрамом, теснящий отца и еще троих к нашей машине. Мощный удар, жжение в груди... вспышка.
Всё встало на свои места.
Кажется, он умер. Мой хост, реципиент. А я, выходит, занял его место.
Ох... просто. За тысячу шестьсот лет своей жизни о таком я не слышал ни разу. Чтобы бог оказался на месте простого смертного...
Я усмехнулся.
Ну и мир его праху! Тело он мне оставил неплохое. Рослое и весьма развитое, хоть и не как моё прошлое. Я подошел и придирчиво рассмотрел крепкий, перевитый мышцами торс — парень явно готовился не гусей пасти. И в драке был не дурак, судя по сбитым костяшкам. А ноющее чувство голода и оттопыренные восставшим естеством трусы говорили — тело здоровое и в полном порядке.
А что осталось от Гигаса? Я с тревогой посмотрел внутрь себя. Астральное тело цело, не считая семи выжженных дыр, от макушки до промежности. Да уж, моим сфиротам конец. Правда, от последнего ещё остался крошечный осколок. А значит, из него можно вырастить обратно первый сфирот жизни. А за ним подтянутся остальные. Осталось раздобыть где-нибудь сому. Много сомы.
Где? Да черт его знает, я даже не уверен, что в этом мире она есть. Но теперь положение выглядит уже не так безнадёжно. Да, я остался без божественных сил и энергии, но это выглядит как хороший старт.
Кивнув отражению, я машинально натянул штаны и начал застегивать рубашку, когда раздалась трель сигнала. Вибрировал серый плоский предмет на столике у кровати. Память подкинула — смартфон, входящий звонок... надо взять. Рука машинально сжала телефон и приняла вызов.
— Родной, ты уже проснулся? — раздался обеспокоенный женский голос.
— Ты ещё кто? — буркнул я, вздрогнув от собственного голоса. Незнакомый, хриплый, но довольно приятный.
— Не шути так, Рэйджи. Ты ещё дома? Уже полвосьмого, ты и так пропустил три недели. Я не хочу, чтобы мой сын опоздал в первый день в школу...
— Я тебе не сын, женщина.
На том конце замешкались.
— П-почему ты... ох, Рэйджи. Мне тоже не по себе после того, как папа... — женщина всхлипнула, — Прости. До вечера, родной, удачи тебе сегодня в школе.
Я убрал телефон и, закончив одеваться, спустился. Дом был подозрительно знаком. Я видел его впервые, но точно знал, где находится кухня, что меня ждало на столе и даже как есть деревянными палочками. Правда, тело слушалось нехотя, все движения были медленными, неловкими. Не та скорость и сила, к которым я привык, даже рост другой.
Но еда в этом мире была великолепной. Рыба, вареные белые зерна и хлеб таяли во рту, я буквально утопал в многообразии вкусов и ароматов новой пищи. Класс! Если женщины тут настолько же хороши, как и еда, я не против остаться в этом мире! Нужно лишь понять, где я нахожусь, что происходит вокруг, и как устроен этот мир.
Закончив с завтраком, я подхватил в прихожей школьный портфель, закинул на плечо и вышел на улицу. Память моего хоста подсказала — налево и вверх по улице, минут тридцать пешком, и я на месте.
Я машинально сунул руку в карман — пальцы уперлись в твердую пластинку. Карточка с моей фотографией и вязью надписей, быстро сложившихся в слова.
"Ямада Рэйджи. 18 лет, ученик первого С класса высшей школы Махо-кай".
Ямада, значит. Я покрутил карточку между пальцев и сунул обратно. А ведь неплохо все складывается. Место, где неокрепшие молодые умы варятся в собственном соку, — для моего плана лучше не придумаешь! Правда, было ощущение, что я забыл что-то важное... впрочем, пофиг, потом вспомню.
От этих мыслей меня отвлекло странное чувство. Я огляделся — впереди, застыв у ограждения дороги, стояла невысокая симпатичная девушка. Судя по форме, тоже школьница. Стройная фигурка напряжена, руки сжимают портфель, а взгляд прикован к переулку между домами, откуда доносились знакомые звуки.
Пыхтение, приглушенные вскрики и удары чем-то тяжелым по телу.
Я поравнялся с ней и покосился на переулок.
— Не дёргайся, дерьма кусок!
Два парня моего возраста самозабвенно долбили ногами лежавшего на земле третьего, прижав его к стене. Рядом среди брызг крови валялись их школьные портфели. Третий явно успел дать сдачи — рубашка одного из бойцов порвана, а на скуле второго красовались ссадины. Но драка близилась к концу, затащить бой сразу с двумя парень не смог. Ещё немного, и он потеряет сознание, либо они проломят ему башку.
— Хоо, сколько крови... Ему конец, — я покосился на девушку. — Так и будешь стоять и смотреть?
Девчонка уставилась на меня расширенными от страха глазами. Было видно, она хотела помочь, но понимала, кто будет следующим, стоит ей вмешаться. Влезть не хватает духу, но и уйти не может. Хм, а с этого ракурса она ещё симпатичнее, чем сзади.
— Э-это не моё дело.
Побледнела, и голосок-то дрогнул, — перепугалась не на шутку, хоть и не показывает. Держится молодцом. Интересная девчонка.
Я кивнул на избитого школьника, закрывающего голову руками.
— Твой парень?
— Одноклассник... — помотав головой, она опустила глаза. — Мне пора идти.
— Бросишь его тут одного? Вы же из одной школы, — усмехнулся я.
— Как и ты, — она кивнула на герб, вышитый на моей рубашке. — Почему ты не вмешаешься?
— Мо... Могами! — донесся отчаянный голос избитого пацана.
— Эй, вы! — встрепенулся один из нападавших. — ..., Кенджи, нас спалили! Она сдаст нас Ширасаги!
— Я разберусь, постой-ка тут, — тяжело дыша, второй хлопнул его по плечу и пошел к нам. Девчонка инстинктивно попятилась и забормотала под нос.
— Извини, м-мне надо ид-ти
— Стоять, первогодки. Вы же всё видели, да? — не выходя из проулка, Кенджи остановился в паре метров от нас. Взмыленная физиономия придурка приняла угрожающее выражение. — Скажете хоть слово Дисциплинарному Комитету, я найду вас. Ты же из первого С?
Краем глаза я заметил неуверенный кивок девчонки. Из моего класса, значит?
— Тогда решено, — пацан мерзко ухмыльнулся. — Вы будете молчать, оба. Сболтнёте хоть слово — я найду обоих.
— Не пойдёт.
Он уже разворачивался, как замер и резко обернулся ко мне. Одноклассница тоже уставилась во все глаза.
— Ты что там тявкнул? — прорычал Кенджи, сжимая кулак. — Хватит яиц повторить?
— Ну так прочисти уши. С чего ради я должен покрывать такое дерьмо, как ты и твой дружок? Или твоих яиц хватило только на бой вдвоем против одного первогодки?
Мои слова попали в цель, гада явно зацепило. По потной роже пошли багровые пятна, он сжал окровавленные кулаки и попёр на нас. Девушка незаметно шагнула за мою спину, прижав к груди портфель.
— Сейчас ты пытаешься быть крутым, сопляк, но посмотрим, как ты запоешь, когда я выбью из тебя всю дурь, — он с хрустом сжал занесенный кулак, — Готовь зубы, щенок.
Он мгновенно бросился вперёд. Слишком быстро! На миг я успел заметить, как окутался радужным блеском его кулак — а затем в меня будто врезался стенобитный таран. От мощного удара меня швырнуло в стоящее у дороги дерево. Едва устояв на ногах, я хрипло схватил ртом воздух. Перед глазами поплыли круги.
— Берегись, он эспер! — вскрикнула девчонка, а Кенджи снова бросился на меня, подняв налитую сиянием руку.
Эспер... так в этом мире есть магия. Вот только не у меня.
Кажется, я попал.

***

===

Глава 2. Неприятности!

"Мудрый бог не медлит ни с благословением, ни с наказанием. Он знает цену своему слову".
"Наставления для молодых богов".

Вот что я упустил в мешанине воспоминаний — магия. Память тут же выдала упущенный фрагмент. В этом мире есть эсперы, владеющие магией. И старшая школа Махо-кай — одна из многих, созданных для них. Первогодки, еще не прошедшие метаморфозу, не получившие силы, были здесь самым низшим звеном. Но ненадолго.
Магия начинала проявляться с восемнадцати лет. Были уникумы, у которых начиналось в пятнадцать-шестнадцать, но таких были единицы. Организм проходил метаморфозу, — болезненное и кровавое изменение, после которого магия раскрывалась в теле эспера и наделяла его нечеловеческой, просто бешеной силой и выносливостью.
Это через несколько лет им предстояло усмирить силу и встать на долгий путь совершенствования, превращая себя в адептов. А пока бешеный поток магии вместе с гормонами и неокрепшей психикой давал просто термоядерную смесь, превращая подростка в неуправляемый снаряд.
И один из таких снарядов летел на меня, грозя размазать по дереву тонким слоем.
— Ты!..
Я метнулся под окутанный свечением кулак. Черт, какое же медленное тело! Чиркнув краем по моему плечу, Кенджи пролетел вперёд. Тут же получил бодрый пинок в спину и с размаху врезался кулаком в дерево.
От хруста заложило уши. Брызнув фонтаном щепы и обломков, дерево со скрипом рухнуло на дорогу, а Кенджи распластался по обломкам ствола, тряся башкой. Ждать, пока он придет в себя, я не стал.
От нахлынувшего адреналина боли я не чувствовал, а вот лёгкость — да! Пока противник пытался осознать, что случилось, я подскочил к нему и лупанул двоечкой по морде. То ли магия накачала его кости титаном, то ли он с каменной башкой родился, но удары его не проняли. А вот мои руки, несмотря на трудовые мозоли на нужных местах, мягко говоря офигели.
Отскочив, я тряхнул кистью. Будь у меня сфирот силы, парня бы размазало по всей улице метров на десять. Но эти убогие тычки даже ударами не назовешь!
Гад пришёл в себя и, развернувшись, снова попёр в атаку. Память услужливо подкинула: магическая сила укрепляет все структуры организма, делая его стойким к повреждениям, увеличивая силу и скорость, регенерацию... но слабости все же были.
Законы физики никто не отменял, а уж тем более — психику человека. Значит, бьем по уязвимым точкам.
— Слабак херов, ты...
Едва он открыл рот, я ударил открытой ладонью в лицо. Нарочито медленно, чтобы он успел заметить растопыренную пятерню, летящую в морду. И среагировал в точности как я ожидал — зажмурился и попятился, уходя от удара... и теряя равновесие.
Короткая подсечка, школьник завалился назад — и со всей дури, подкрепленной инерцией и моей рукой, грохнулся затылком на тротуар. Асфальт ожидаемо оказался крепче. Гад раскинул руки и обмяк, теряя сознание. Жить будет, но вот сотрясение ему обеспечено.
Тяжело дыша, я отошел от противника и направился в переулок. Девчонки уже и след простыл, сбежала еще когда Кенджи отправил меня в дерево. Ну и правильно, попасть под горячую руку не хотелось никому. Осталось вытащить ещё одного, пока он совсем не откинулся.
Второй эспер уже ждал меня. Стоило лишь показаться в переулке, как накачанное магией тело пулей метнулось ко мне. Я скользнул в сторону, уходя от удара... и едва не поймал лицом кулак противника. Вместо точного хука в висок я получил оплеуху предплечьем.
Шатнувшись, извернулся и отпрыгнул к стене, получив вдогонку джеб по печени. ..., ну что за медленное тело?! Если ничего с этим не сделаю, недолго и в ящик сыграть.
Говнюк снова пошел в атаку. Парень был опытнее Кенджи, дистанцию сокращал грамотно и бил точно, но не ему тягаться с тысячелетним опытом Гигаса в рукопашке. Первым же ударом я свернул ему нос — парень отшатнулся, инстинктивно закрывая лицо. Ой как зря! Двоечка в грудину — и снова эта грёбаная стена! Они что, вообще неуязвимые?
Увернувшись от ответного удара, я разорвал дистанцию. Придурок воспринял это как слабость и предсказуемо попер в атаку. Два удара мимо, разозленный эспер психанул и, максимально сблизившись, влупил мне прямым в голову. Шагнув в сторону и за спину сопернику, я вцепился в его шею и, используя его же замах, дал бедняге встретиться с жесткой каменной стеной.
Не хватило. Отмахнувшись могучим кулачищем, он скакнул на меня... и, взмахнув рукой, со вскриком шлепнулся на землю. Лежащий в луже крови третий школьник удержал его ногу, помогая отомстить обидчику.
Такой шанс я упускать не стал — град ударов обрушился на голову горе-эспера, вколачивая его в заплёванный асфальт. Я расчетливо и хладнокровно молотил его физиономию, пока она не превратилась в кровавую маску, а парень не вырубился, скорее от страха, чем боли.
Тяжело дыша, я поднялся с безвольного тела и вернулся к школьнику.
— Ты как? Цел?
— Угх... спасибо, — он поднялся, держась за мою руку, и с досадой пнул обидчика. — Говорил же, ..., землю жрать будешь!
— Я смотрю, вы с ним давно знакомы.
Смачно плюнув на эспера, он поднял портфель и заковылял к выходу.
— Этот говноед к нам в класс с первого дня ходить повадился. Лучше пойдём, пока другие не подтянулись...
Подхватив мой портфель, мы поспешили к школе. Парень, на ходу приводя себя в порядок и утирая платком кровь с лица, продолжал.
— Эти ... к нам сразу после вступительной церемонии припёрлись. Ублюдки из второго класса. Хотели узнать, кто из нас эспер, и затянуть к себе в банду. Сам же знаешь, как тут всё поделено.
Я утвердительно хмыкнул. В памяти хоста было на этот счет много всего, парень придирчиво изучал будущую школу. В Махо-кай, да и в любой другой школе, действовала своя негласная иерархия. Сильные эсперы сбивались в кучки и выясняли отношения между собой, деля власть и получая новых членов из классов послабее. Если кто-то не соглашался, его быстро брали в оборот — и либо склоняли на свою сторону, либо делали изгоем. Одиночек здесь не любили. И драки давно стали обычным делом.
До крайности, конечно, доходило редко, но поединки и бои между группировками школой не только не пресекались, но и поощрялись. Вся образовательная система была заточена на воспитание новых сильных магов, их развитие и прокачку. А формальный школьный совет и вовсе позволял проводить бои на многочисленных аренах школы.
С другой стороны, Дисциплинарный Комитет, следивший за порядком, не допускал совсем уж откровенного беспредела. Всё же в школе учились как дети богачей, промышленников и древних родов, так и ребята из простых семей, открывшие в себе дар. Встречались даже отпрыски кланов якудза. И вся эта солянка варилась в адском котле под названием Махо-кай вплоть до четвертого курса.
Первоклассникам, как низшему звену этой мясорубки, приходилось терпеть выходки старших и молиться, что их метаморфоза случится уже на первом курсе. После неё кто-то сразу примыкал к одной из многочисленных групп, кто-то держался обособленно. Были и те, кто делал вид, будто ничего не происходит.
Но вот моим одноклассникам не повезло. Судя по рассказу моего спутника, их взяли в оборот откровенно упоротые хмыри. Украдкой, втайне от Дисциплинарного Комитета, они вылавливали одиночек и прессовали их на переменах и после уроков, а в классе устанавливали свои негласные порядки.
— Такие вот дела, огрызаемся как можем. Кстати, я Кодзиро Таро, — закончив приводить себя в порядок, он убрал платок и протянул мне руку. Помогло слабо — отделали его с душой, ему прямая дорога в медпункт. Но держался парень бодро, да и слабаком он не выглядел.
Крепкий, плечистый пацан лыбился во весь рот и не производил впечатление отморозка, как те двое. Взгляд глуповатый, но честный.
— Ямада Рэйджи, — я сжал его ладонь.
— Ямада, Ямада... В нашем классе тоже есть Ямада. О! Так это ты месяц пропустил в больничке? О, удача! Ну теперь вдвоем мы точно этих козлов выпнем!
Я криво улыбнулся Кодзиро. Говорить раньше времени, что сил эспера у меня так и не проросло, я не хотел, сперва бы все разузнать и своими глазами увидеть. Но начало мне откровенно не нравилось.
Тем временем впереди показался обнесенный нарядным забором комплекс зданий, куда стягивались подростки в школьной форме. Судя по табличке, это и была старшая Махо-кай.
До начала уроков ещё было время, так что я оставил Таро у медпункта, невзначай заглянув внутрь. Первое, что бросилось в глаза — роскошная девушка в халате поверх блузки, местная медсестра. Хотя я бы назвал её настоящей жрицей любви.
Ладное личико молоденькой женщины могло поспорить с моими лучшими наложницами, а тонкая фигурка и проступающие сквозь халат округлости не оставили бы равнодушным даже камень. Высокая грудь, расстегнутая на две пуговки блузка, стройные ножки одна на другой, и аромат духов... организм быстро откликнулся волной желания. Эта дамочка буквально напрашивалась в постель.
Заметив мой хищный взгляд, девушка смутилась, но быстро натянула образ правильной медсестры и приняла Таро на поруки.
— Я могу рассчитывать на вас после того, как вы закончите с Кодзиро, Сагами-сенсей? — прочитав закрепленный на её груди бейдж, начал я. Если сплавить Таро в класс и остаться наедине, кто знает, до чего мы сможем договориться? Многие мои жрицы становились куда благосклоннее после небольшой беседы.
Она оценивающе посмотрела на меня и мягко улыбнулась.
— У тебя всего пара царапин, не думаю, что тебе нужна такая же помощь, как Кодзиро, — Сагами взяла со стола пару пластырей и протянула их мне. — Держи, этого должно хватить. Ступай лучше на уроки, скоро звонок.
— Ямада, держись там, скоро буду! — Таро показал большой палец, но тут же скривился от боли. Как бы его вообще в больницу не отправили, наверняка старшаки поломали ему пару-тройку рёбер.
Я уже выходил из кабинета, когда услышал сзади голос Сагами.
— Осторожнее с драками, Ямада, — она потупилась. — Н-но если поранишься снова, приходи. Я позабочусь и о тебе.
Кивнув в ответ, я поспешил по коридору в кабинет. Кажется, на доске у входа было что-то про это.. второй этаж, класс 1-С, верно? Я глазел по сторонам, но всеми мыслями был возле Сагами-сенсей. Встреча с такой милашкой явно поднимала настроение. Правда, ненадолго.
Стоило мне открыть дверь в класс, откуда доносились громкие голоса и смех, мысли о молоденькой медсестре рассеялись без остатка.
Чужаки уже были здесь. Ученики класса 1-С смирно сидели по своим местам, опустив взгляды на парты. А среди них вовсю развлекались трое, явно выделяющиеся на фоне остальных. Поднять головы никто не решался, лишь пара человек быстрыми взглядами ощупали меня. И среди них на первом ряду я заметил недавнюю знакомую. Ту девчонку, с улицы. Могами, да?
За соседней партой позади неё какой-то белобрысый детина внаглую щупал невысокую рыженькую девушку в очках, ничуть не стесняясь одноклассников.
Ещё один чужак, стороживший вход, сидел прямо на парте, отвешивая щелбаны щуплому парнишке с расплывающимся по скуле синяком. А третий сидел на второй парте по центру, по-хозяйски закинув на неё ноги, и надувал пузырь жвачки.
Едва я вошел, все взгляды тут же устремились ко мне. Кроме подонка, зажимавшего девчонку. Он не отрывался от её бедра, второй рукой подбираясь к высокой девичьей груди. На такую и не хочешь, заглядишься — уверенная двоечка, имеющая все шансы дорасти до тройки через год-два. Но перепуганная школьница даже пикнуть боялась. Как есть, беспредел.
Хоо, неужто мои подвиги так быстро разошлись по их тусовке, раз сюда приперся целый отряд бойцов? Очевидно же, что они нагрянули по мою душу.
Что делать, если в твой храм пришли еретики? Для меня ответ был один — вышвырнуть их на улицу. Что ж, мой выход.
Сняв сумку с плеча, я швырнул её на парту — ту самую, где примостился их жующийся главарь, — и подошел к доске. Затылком я почувствовал его прожигающий взгляд. Ничего, то ли еще будет. Быстро начертив мелом на доске свое имя, я повернулся и громко заявил.
— Ямада Рейджи, первый год. Неодарённый. Буду рад учиться с вами... когда избавимся от паразитов.
Теперь и поц, щиплющий рыженькую за бедро, поднял на меня глаза. Правда, руку не убрал, к своему несчастью.
— Хоо. С пополнением, класс, — похлопал в ладони их главарь. — У вас добавился ещё один бездарь. Я же не ослышался, Ямада?
— Так может, спросишь у Кенджи? — я подошел и, встав рядом с партой Могами, осклабился. — Ему есть что сказать... если осталось, чем.
Я кожей ощутил волну возмущения, идущую от Могами. И без того напряженная, она совсем окаменела, когда я подошел.
Зато второгодку проняло. Он аж в лице изменился. Спустил ноги с моей парты и встал. Чувствовалось, внутри он начинал закипать от гнева.
— Нашёлся, значит. Ты здесь новенький, так что слушай внимательно. В нашей школе старшие классы приглядывают за младшими, и конкретно ваш — под присмотром класса 2-А. Так что умерь свой гонор, сожми зубки и будь благодарен за то, что мы защищаем вас от других.
— Что-то не припомню, чтобы я просил вас о защите, — я с улыбкой оглядел класс. — А вы просили? М?
Никто из одноклассников не решился ответить.
— Выходит, никто, — я развел руками. — А раз так, уходите, пока прошу по-хорошему.
Он смерил меня тяжелым взглядом. После таких слов пути назад не было.
— Осторожнее со словами, Ямада, — тихо и с нажимом процедил он. — Как бы они тебя в больницу не привели. А то больно уж смело говоришь для пустышки. Ляпнешь ещё раз — церемониться с тобой я не буду.
Вместо ответа я шагнул к белобрысому. За мгновение рывком вытащил его руку из-под юбки рыженькой и, прижав к парте, вонзил карандаш в столешницу между растопыренных пальцев.
Девчонка ойкнула, а пацан даже дернуться не успел, лишь поднял на меня ошарашенный взгляд.
— Я сказал — пошли вон из моего класса.
— Ублюдок, ты... — зарычал главный и попер на меня, как за спиной скрипнула дверь, заставив всех обернуться.
В класс вошла учительница, подтянутая женщина в очках с тонкой оправой и жестким, колючим взглядом. Выправка и волевой взгляд выдавали в ней то ли бывшую военную, то ли настоящую мегеру.
— Звонок уже прозвенел, начинаем урок, — сухо бросила она. — Коэндзи, Сато, Урата, вас что, перевели из второго в первый класс? Идите в свой кабинет.
Смерив меня уничтожающим взглядом, главарь цыкнул, и пошел к выходу. Проходя мимо, он попытался оттеснить меня плечом, да смазал, и едва не запнулся.
— Тебе нехорошо? Может проводить? — полным сострадания голосом добавил я.
И ещё один бессильный злобный взгляд. Проходя мимо последней парты, он сгрёб со стола карандаш парнишки с фингалом и, сломав его двумя пальцами, бросил на пол.
— Ой, какой я неловкий...
— Ничего, принесешь новый, — вколотил я еще один гвоздь в самолюбие говнюка.
— Приходи, отдам, — он обернулся с убийственной улыбкой. — у меня карандашей на всех хватит.
Закрыв за ними дверь, училка оглядела кабинет — одноклассники сидели так, будто их плитой придавило.
— Ямада, сядь на свое место, — смягчив голос, она кивнула на парту, где лежала моя сумка. — Начинаем урок.
Разложив тетрадь и все остальное, я вслушался в слова учителя. Она начала довольно нудную лекцию по физике. Похоже, в этом мире научный прогресс едва выбрался из состояния пещерных людей, иначе я не мог объяснить настолько примитивные взгляды на устройство вселенной и её законов. Мне бы хватило получаса, чтобы камня на камне не оставить от их передовых, как им кажется, теорий.
А атмосфера в классе явно изменилась. Спиной я чувствовал взгляды одноклассников, да и сидящие впереди нет-нет, да оборачивались ко мне.
Но это меня особо не волновало. Надо было придумать, что делать со сфиротами, и где достать сому. Сейчас она была мне нужнее всего на свете. А что касается сфирота...
Внутренний взгляд нащупал израненное тело. Всё те же семь дыр. Взглядом я спустился к промежности, где должен был находиться сфирот Жизни. Крошечный осколок, застрявший в ткани астрального тела, я заботливо передвинул в центр зияющей пустоты.
Мне сказочно повезло — перед взрывом оставшаяся сома окропила его, не дав погибнуть. Он был похож на уголёк — еле теплится, но стоит дунуть посильнее, выгорит до пепла. Нужно вспомнить, как я выращивал первые сфироты.
Каждый бог сам создаёт свои сфироты. Работа с астральным телом — вещь индивидуальная, советы и помощь тут бесполезны. Однажды я уже смог вырастить их, один за другим. На первый сфирот ушло примерно пятьдесят лет. Думаю, второй раз справлюсь быстрее. Сперва нужно выстроить каркас и проложить каналы для потоков сомы...
От мыслей меня отвлекла брошенная в ногу бумажка. Я незаметно поднял её и развернул.
"Спасибо, что выручил, Ямада Рейджи!"
Я повернулся влево, откуда прилетела записка — на соседней парте сидела та самая девушка, рыженькая, которую мял второгодка. Она заметила мой взгляд. Тут же отвернулась и, краснея, смущённо пригладила густые пряди на висках.
Торопливо набросав ответ, я смял бумажку и метко послал её под руку соседке.
Что ж, начало положено. Осталось только решить, что делать с толпой разъяренных эсперов, ждущих меня за дверью класса.
Нутром чую, мои проблемы только начались, и разбираться с ними придётся в ближайшее время.
***
Как ни странно, до конца уроков никто так и не вломился в класс, старшие не подошли в столовой или на переменах, и даже в туалете — хоть ради этого я туда раза два отходил. В то, что козлы оставили меня в покое, я не верил.
Прозвенел звонок с уроков, мои одноклассники потянулись домой. Убрав тетради, я закинул кожаный портфель на плечо и пошел к выходу, как сзади меня окликнули.
— Ямада, постой, пожалуйста.
— А?
Могами Юи, девчонка из переулка, смотрела на меня, скрестив руки на груди. Строгое выражение лица, брови сдвинуты. Отчитывать собиралась, похоже.
— Надо поговорить. Насчет утра, и вообще всего. Ты не...
— Поговорим в другой раз, красавица, — я махнул ей и вышел из кабинета. — Сегодня я немного занят.
— Ямада! — сердито донеслось в ответ. — Не смей сбегать от меня как трус!
Не в этот раз, милашка. Тем более, она сама знает, что трусость тут ни при чем. Я спустился к входу в школу и выглянул наружу — за школьными воротами в нетерпении отирались несколько парней. Если Могами окажется втянута в ещё одни разборки, это уже не будет похоже на случайность. Пусть сидит в классе.
Спокойно дождавшись, пока народ рассосется, пошел к выходу. Как всегда, я был прав — парни ждали меня. Не угадал лишь с количеством.
У ворот терлись трое моих знакомых. Едва я пошел через двор к выходу, сзади и с боков двинулись ещё человек семь. Думаю, когда я шагну за ворота, к ним добавятся ещё люди.
Замедлив шаг, я покосился на ближайшего слева школьника — крепкий парень пытался шифроваться, но пристальный взгляд выдавал его. До ворот оставалось несколько шагов, мои "поклонники" начали приближаться, окружая сзади. Шаг, ещё...
Как я и думал, за воротами слева ждали ещё трое парней и одна девушка. Утренние гости повернулись ко мне, вставая поперек пути. Итого четырнадцать эсперов, против одного неодаренного. Шансов ноль, если дойдет до драки — меня просто размажут.
В такой ситуации даже бог не посчитает зазорным сбежать. Но я был окружён.
— Ну что, Ямада, — заулыбался утренний гость. — Давай-ка проверим, так ли круты твои яйца. Что ты там вякнул утром, козёл?
— Не знал, что тебя так волнуют мои яйца, Коэндзи, — рука скользнула в карман, нащупывая спрятанную туда заранее авторучку. Двоих-троих я точно успею вывести из строя, а дальше...
— Я Урата! — он сжал засиявший кулак и двинулся навстречу. Я сжал ручку и приготовился — ещё один шаг, он ударит, и...
— Стоять.
Сзади донесся низкий, тяжёлый голос. Шагнувший вперёд Урата замер, его взгляд испуганно застыл на ком-то позади меня.
Я ощутил такую тяжелую, давящую ауру, что ноги задрожали. Тот, кто шел сзади, был не просто бойцом. Этот монстр мог здесь всех положить на раз. Сила, наполнившая воздух, ужасала. Угроза, исходившая от Ураты с его подельниками, отступила перед надвигающейся смертельной опасностью.
Такое я ощущал лишь однажды. Тысячу лет назад, когда встретился в битве с архимагом.
Я обернулся — от школы к нам шёл незнакомец в школьной форме, могучий, как скала. Кустистые брови на квадратном лице без тени эмоций, кулаки как кувалды. Плечо, на котором едва не трещала закатанная рубашка, обтягивала красная повязка.
— Это Ватанабэ! Глава здесь!

***

===

Глава 3. Один против всех?

Здоровяк подошел ко мне — старшеклассники расступились, бросая на нас косые взгляды. Лишь теперь я разглядел надпись на его повязке.
"Дисциплинарный комитет".
— В чем дело, Урата? — он сложил волосатые руки на груди. — Объясни.
— Глава Ватанабэ, — он опустил кулак, свечение потухло. — Да вот парнишка попросил показать, как выглядит заряженный удар...
— Чушь, — перебил я.
— Он неодаренный, вот ему и стало интересно! — поддакнул кто-то.
— Тихо, — прогудел глава. — И ради этой ерунды ты здесь собрал полтора десятка бойцов? Кончай мне в уши лить, Урата. Ты знаешь правила. Драки между учениками за пределами школы проводятся только на специальных аренах.
— Этот гадёныш первым начал, — побледнев, он ляпнул первое, что пришло на ум.
— Ты ЗНАЕШЬ правила, — надавил здоровяк, приближаясь к нему. — Или хочешь их оспорить? Может, заявишься на моё место, чтобы их изменить, а? Давай, Урата, я никогда не отказывался от вызова.
— В-воздержусь... — он отступил, склонив голову.
— Тогда закончим это. Не думал, что два лучших бойца класса 2-А настолько мелочны, чтобы разбираться с одним первогодкой. Тем более — неодарённым.
Пристыженные бойцы покосились на Урату. Получить выговор при товарищах явно не добавляло ему авторитета, он и сам это понимал. С красным от злости лицом второгодка хлопнул меня по плечу и с мерзкой усмешкой пошел к зданию школы.
— Идём, ребята. Правила есть правила.
Бойцы ушли, оставив нас вдвоем с Ватанабэ.
— Эй, первогодка.
— Ямада Рэйджи.
— Ага. Ватанабэ Горо, глава Дисциплинарного Комитета Махо-кай, — кивнул он. — Что ты натворил, раз Урата притащил всю свою банду?
— Выгнал их из класса. Достали наших девчонок лапать.
Ватанабэ смерил меня строгим взглядом — а потом расплылся в жутковатой улыбке, будто на каменном изваянии открылась трещина через всё лицо.
— Ха! Первый раз вижу, чтобы неодарённый закусился с эспером и уцелел! Хах, Ширасаги это точно понравится!
— Рад за него.
— За неё. Это мой зам, правая рука. Кстати, держи.
Он протянул мне брошюрку с надписью "Свод правил Старшей Школы Махо-Кай. Утверждено Студенческим Советом и Дисциплинарным Комитетом". Твёрдый, как гвоздь, палец прижал её к моей груди.
— Изучай. Ты новенький, так что знать их должен назубок, если не хочешь иметь проблем с Дисциплинарным Комитетом. Нарушишь хоть одно — получишь штраф, а то и в карцер загремишь.
— Хоо... У вас и такое есть?
— И не только такое, — хмыкнул он и, напутственно хлопнув по спине, пошел обратно к школе. — Держи ухо востро с этим сбродом и постарайся больше не влезать в неприятности, Ямада Рэйджи.
Да уж... с таким иметь дело никто не захочет. Я болезненно поморщился — его хлопок мне чуть рёбра не поломал. Да и поведение ребят из 2-А многое говорило. Этот Горо не просто сильный боец, он — настоящий монстр.
Выдохнув, я убрал брошюрку в портфель и направился домой.
***
А там меня ждал новый сюрприз. На этот раз — в виде пары туфелек, стоящих в прихожей.
— Рэйджи? С возвращением! — с кухни донесся высокий женский голос.
Приплыли, блин... походу пора знакомиться с маман моего хоста. Воображение нарисовало дородную женщину в засаленном халате, с немытой головой и повышенной тревожностью.
Многие мои верующие приходили в храмы именно с такими, и под их чутким взором робко молились где-нибудь в уголке. Но зато дочери этих набожных мамаш выходили прекрасными жрицами. Особенно когда вкушали храмовой жизни... и ласк своего божества, хе-хе.
Вопреки ожиданиям, из кухни выпорхнула ухоженная, стройная женщина. Симпатичное округлое лицо, темные волосы ниже плеч и невысокий рост — будь она чуть младше, сошла бы за мою одноклассницу. В голове даже мелькнула мысль, а не начать ли сексуальную жизнь на Земле с этой миниатюрной милашки? Но в этом мире, похоже, инцест порицался обществом. Вот уж правда, тёмные люди.
Цепкий взгляд её серых глаз ощупал меня.
— Рэйджи, родной! Что случилось, ты с кем-то подрался? Откуда эти ссадины? Дай-ка посмотрю...
Не успел я опомниться, как её тонкие прохладные пальцы уже ощупывали ссадины на лице. Я отшатнулся, отворачивая голову.
— Перестань, женщина. Сказал же — я не твой сын.
— Родной, не говори так... — вздохнув, она быстро-быстро заговорила. — Я понимаю, что тебе больно после того, что случилось с папой, ты столько пропустил в школе, но это не повод срываться... мне тоже тяжело. Послушай, вместе мы переживем это, вот...
— Да перестань ты! — я сбросил её руки и, скинув ботинки, пошёл по лестнице наверх. — Со своими проблемами я сам разберусь.
— Родной, может, поговорим за ужином? Сегодня твои любимые тефтельки с карри...
Я уже поднялся до середины, как замер. В животе протяжно заурчало, да и запах, шедший с кухни, сводил с ума.
Чёрт, как же слаба человеческая плоть. Минуту назад я хотел запереться у себя, погрузиться в астральное тело и посвятить вечер созданию каркаса для сфирота, а что теперь?
— Ещё добавки? — маман не дожидаясь ответа взяла мою тарелку и навалила с горкой риса и ароматного карри. Дьявольское варево обжигало язык и горло, но остановиться было выше моих сил. Третья порция пошла.
— Угу...
— Кушай. Ты ещё растёшь, телу нужно много энергии, — довольно кивнула маман. Сев рядом, она подперла рукой щеку и с улыбкой уставилась на меня. Жуть какая... но пока не доем, не уйду. Во имя Вседержителя, этой пищей надо кормить богов.
— А ты чего не ешь? — облизнув ложку, я кивнул на её тарелку. Она положила себе крошечную порцию, и то едва к ней притронулась.
— Успею ещё. Лучше расскажи, как первый день? — снова завела она прежнюю шарманку. — Ты с кем-то подрался? Рэйджи, я понимаю, что ты уже взрослый, но если тебе хочется о чем-то поговорить, я всегда...
— Твоя гиперопека не сделает меня сильнее, женщина, — добив карри, устало вздохнул я.
— Я не...
— Чего ты хочешь? Почему ты так настойчиво лезешь в мою жизнь? — я пристально посмотрел в её расширившиеся глаза. Молодая мамаша явно опешила от такого поведения сына.
Она смущенно опустила голову и вздохнула.
— Я родила тебя в семнадцать лет, Рэйджи. Мы с твоим отцом сбежали от родителей, они не одобряли мои отношения, ещё и так рано. Говорили, что я ещё слишком юная и глупая, что никогда не буду счастлива с этим бандитом, что он доведет меня до нищеты. Но я верила в него, а он любил меня до безумия, и знаешь... у нас была мечта. Свой домик у озера, сын, мирная жизнь. И когда...
Её прервал переливчатый звонок и настойчивый стук в дверь. Женщина вздрогнула, по щеке скатилась слезинка.
— Я открою, — оставив её сидеть, я пошёл к входу. Снова громыхнул чей-то кулак, я открыл дверь.
В проёме показался рослый мужик в белом пиджаке нараспашку. Бандитская рожа, усеянная шрамами, щербатая улыбка, черные очки и татуировки, покрывающие всю кожу от шеи и до рук. В памяти всплыло: якудза, местные мафиози. А за его спиной тёрлись ещё двое таких же.
— Йоу, пацан, че так долго? — он бесцеремонно открыл дверь и ввалился внутрь. Под пиджаком явно угадывался какой-то предмет, наверняка оружие. Я шагнул назад, лихорадочно обдумывая варианты.
Кто они? По мою душу, из-за проблем в школе? Вряд ли кто-то из местных кланов будет влазить в разборки школоты, но тогда что они здесь делают? Пришли собирать дань с жильцов, или отжимать дом? Во всех мирах бандиты действовали одинаково, так что вариантов было немного.
И что делать? Напасть? Взрослый эспер без труда уделает школьника, неодаренного так тем более. А этот ещё и вооружён, как наверняка и те двое, что сейчас идут к дому.
— Капец тут чистенько, видал, братан? — он повернулся к подельнику, подходящему к двери. — Прям гостиница.
— Вы кто? — я решил действовать прямо. — Не помню, чтобы я звал вас сюда.
— А? — бандит повернулся и сдвинул очки. Один его глаз был перечеркнут шрамом. — Ты головой ударился, пацан? Дерзить друзьям будешь. Мать свою зови, у меня к ней есть дело.
— И что тебе от неё надо? — нахмурился я. Вторжения в свой дом, пусть даже превосходящими по силе людьми, я терпеть не собирался. И что же учудила маман? Приглянулась главе клана, и он послал своих братков за ней?
— А не твоё это дело, малец... — он приблизился и натянул плотоядную улыбку.
— Прекратите! — из кухни вышла мать и встала рядом со мной.
— Госпожа Юмэми! — якудза тут же изменился в лице, отступил и вытянулся по струнке, как перед большим боссом. Двое других тут же подскочили к нему, держа в руках какие-то свертки, и все трое дружно поклонились ей.
— Кадзама, никогда больше не смей грубить моему сыну, — в её тихом голосе впервые чувствовались нотки силы.
— Да!
— Зачем вы пришли? Я же говорила, что больше не хочу вас видеть. Нас больше ничего не связывает с кланом. Всё в прошлом. Просто дайте нам спокойно жить своей жизнью и не лезьте в наши дела.
— Но госпожа Юмэми... — начал один из парней сзади, как Кадзама жестом остановил его.
— Это визит вежливости, госпожа. Мы привезли подарки от босса, в знак его благодарности старшему брату Ямаде.
Он взял свертки и развернул один из них.
— Вот, тут мраморная говядина, свежий тунец, и...
— Не надо.
— Это подарок, — мужчина сложил пакеты на скамеечку у входа и, вытащив из кармана пиджака прямоугольный сверток, положил сверху. — И это тоже.
— Забери немедленно, — отрезала мать.
— Госпожа Юмэми, — с лёгким укором в голосе начал он. — Вы растите сына в одиночку, вам еще за аренду дома платить, эти деньги вам нужнее...
— Я не возьму ни йены из этих денег. Можешь не тратить время. Уходите, и заберите всё это с собой.
— Гос...
— Забирай.
Вздохнув, он спрятал деньги и покосился на свёртки.
— Еду я всё же оставлю...
— Рэйджи, проводи гостей. Они уже уходят.
Я протиснулся между понурыми здоровяками и открыл дверь. Женщина так и стояла у скамеечки, скрестив на груди руки. Один за другим гости протиснулись наружу и, развернувшись, снова поклонились нам с матерью.
— А ещё босс приглашает вас в гости! — встрепенулся один из них. — Ну, говорит, негоже такой молодой красавице, как вы...
— Заткнись ты, идиот! — шикнул Кадзама и влепил ему подзатыльник.
— Да что я такого сказал-то?..
Я дождался, пока братки сядут в машину, и закрыл дверь. Как только шум мотора затих вдалеке, я повернулся к матери.
Издав тяжелый вздох, она опустилась на колени. Все это время она держала себя в руках, но лишь теперь ослабила хватку.
Память моего хоста зияла дырами, копаться там сейчас было бессмысленно. Как и оставаться здесь. Опасность миновала, а утешать её я не собирался — никогда не умел общаться с матерями. Нужно было позаботиться о выращивании сфирота жизни, а не то ей скоро придётся хоронить ещё одного члена семьи.
Я пошел наверх, когда сзади донесся её тихий голос.
— Рэйджи... когда твоего отца не стало, я поклялась, что не допущу, чтобы ты пошёл по его стопам. Я сделаю всё, чтобы ты вырос достойным человеком, есть у тебя магия или нет. Я сделаю всё...
— Я спать.
Она посмотрела на меня красными от подступивших слёз глазами.
— Доброй ночи, родной.
Помедлив, я кивнул ей.
— Спасибо, Юмэми.
***
На следующий день я решил добираться до школы не напрямую, а прогуляться по окрестностям. Даже вышел за час до занятий. Не столько ради разведки, сколько ради того, чтобы сбросить дрёму.
Заснул я глубоко за полночь, потратив вечер на чтение всех доступных материалов об этом мире и на выращивание корневой системы сфирота. Среди богов были те, кто сравнивал сфироты со зданиями или механизмами, но мне больше нравилось сравнение с растением. Их основа была похожа не на каркас или фундамент, а на корни, проникавшие в астральное тело и питавшие чрезвычайно сложную систему сосудов и узлов сфирота.
Это была подходящая работа для бога — каждый капилляр, каждую ниточку, по которой потечет сома, нужно было продумать и выстроить, увязать друг с другом и сплести таким образом, чтобы сфирот питался равномерно и полноценно. И пока я мысленным резцом примерялся к каждому крошечному каналу, подводя его к осколку сфирота, прошло часов пять. Работы впереди немерено.
И пусть вчера я вырубился от усталости, но сейчас я смотрел на астральное тело и меня распирала гордость. Схема будущей корневой системы сфирота не просто была намечена — я ее улучшил, усовершенствовал, учтя опыт и ошибки прошлой попытки.
У меня нет пятидесяти лет на первый сосуд жизни. А потому я выращу его поэтапно, чтобы уже сейчас получить преимущество.
С этими мыслями я вошел в небольшой парк, через который решил срезать дорогу до школы. Времени оставалось немного, так что я закинул портфель на плечо и легкой трусцой побежал к выходу. Отличный способ скинуть сонливость, а заодно и проверить, на что способно это тело.
Обогнув несколько скамеек и фонтан, я решил срезать путь через лесопосадку. Перемахнув кусты, углубился в миниатюрную рощицу.
И здесь мое внимание привлек странный обломанный куст. Я подошел ближе и заметил под ним предмет, лежащий в траве. Поднял, отряхнул — в руке оказалась странная штука телесного цвета из податливого материала, напоминавшего желе, в форме половинки блюдца. Мягкая, ещё тёплая и пахнет приятно. Подозрительно знакомый запах.
Больше всего это напоминало вкладыши для увеличения груди. Так и есть — форма та же, мягкость, всё как надо. И в ладони лежала хорошо. Почти троечка, с учетом белья. Я перевернул подкладку — надо же, а изнутри едва вогнутая.
Хоо, да у хозяйки под ними вообще ничего нет? Это ж совсем детский размер!
Я оглянулся в поисках того, кто мог обронить этот странный предмет — и буквально оторопел. На поляне за кустом, в измятой траве лежали люди. Избитые до потери сознания парни, человек восемь, все в форме чужой школы, и готов спорить, все эсперы. Их отделали так, что они даже не шевелились. На траве, деревьях и примятых кустах, всюду виднелись поломанные ветки и брызги крови — следы жесточайшего боя. И завершился он от силы пару минут назад.
Я присел возле одного из бойцов — челюсть сломана, рука выбита из сустава, он едва дышал. Магия, конечно, не даст ему погибнуть, но тот, кто это сделал, сработал чисто и безжалостно.
— Нафиг... надо уходить, пока не заметили.
Я сунул в карман мягкую штуку и поспешил убраться из парка. Этот мир не перестаёт меня удивлять, и чем дальше, тем яснее понимание — сфирот жизни нужен мне немедленно.
***
 Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники : 

https://coollib.net/b/603242-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si/read

https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://litvek.com/book-read/603242-kniga-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-1-klanyi-vyisshey-shkolyi-si-chitat-online 

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Просмотров: 140 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: