Главная » 2023 » Ноябрь » 4 » Удар 055
22:24
Удар 055

***  

===

Глава 4             

Слуга не соврал. Ровно в полдень из ворот выехала карета, и медленно покатила по дороге. Граф был педантом, чётко следовал своему расписанию и никуда не спешил. Карету не сопровождала никакая охрана, но я не обольщался. Слуга предупредил, что на деловые встречи граф всегда берёт с собой своего личного чародея. После недолгого расспроса я выяснил, что чародей был весьма средним по силе, но тем не менее надо было подготовиться заранее и его вывести из игры первым делом. Сюрпризы мне были не нужны.
Расспросив ещё на всякий случай слугу и о расположении комнат в доме, я связал его, заткнул рот, и оставил в своём доме в Ликарии, который сейчас пустовал. Хван Корд забрал дочек, и убыл в неизвестном мне направлении, а Кирсан жил теперь во дворце герцога, постигая тонкую науку дворцовых интриг. Так что дом пустовал, и я решил использовать его для своих целей. Даже если парень сбежит оттуда, то предупредить хозяина ну никак не сможет. Хотя вряд ли он в ближайшее время будет в состоянии что-то делать. Побочным эффектом от эликсира правды был сильнейший упадок сил и сонливость. Ну, хоть отоспится немного. Как закончу дела, верну его обратно и даже десяток золотых выдам за неудобство. Лица моего он не видел, так как сразу после перемещения я завязал ему повязку на глаза, так что необходимости в его устранении не было.
Дождь уже давно закончился, но его дело жило до сих пор. На черепичной крыше было очень скользко, и я даже пару раз чуть не навернулся оттуда, в последней момент успевая схватиться за трубу. Я не сильно боялся, что меня заметят, так как дом на котором я устроил засаду явно был не жилой, уж не знаю почему, а прятался я со стороны двора, почти сливаясь с крышей в своём тёмном плаще. К тому же, было довольно пасмурно. Если кто и мог меня увидеть, то разве что издалека, и то вряд ли, так как я старался не высовываться и вообще не шевелиться. Да и, как я успел заметить, тут вообще мало кто смотрел вверх. Разве что ночью на звёзды, да днём на Великих сестёр, но они были с другой стороны от меня. А так большинство горожан передвигались по городу опустив лицо вниз, в тщетной надежде найти оброненную каким-нибудь растяпой монетку.
Слуга, разумеется, не знал, к кому и по каким делам поедет граф, но мне это было и не нужно. Главное, что он выберется из дома и у меня будет, наконец, возможность закончить уже со всем этим делом. Раздам долги, помогу Танаке выйти сухим из этой истории, и свалю отсюда. Хватит. Дома дел полно. Правда, я чувствовал, что рано или поздно предстоит не простой разговор с архимагом, вряд ли он не попробует меня найти, когда поймёт, что я свалил отсюда, ну да и овощ с ним. Пусть найдёт меня сначала в России-то, а там у него власти нет, так что надавить он на меня не сможет. В идеале бы, конечно, попасть на приём к русскому архимагу, вот только что я ему скажу? Помогите, меня преследует китайский архимаг? Глупо как-то. Так-то ведь он мне ничего плохого ещё не сделал, а подозрения к делу не пришьёшь. Вот, кстати, странно… Почему мой знакомый архимаг не обратился за помощью к русскому архимагу, если тут такая беда надвигается? Или обратился, но мне об этом не сказал? От этих размышлений жутко разболелась голова, но тут они были прерваны выехавшей из ворот каретой.
Я натянул пониже капюшон, скрывая лицо, и Прыжком переместился на следующую крышу, провожая карету. На всякий случай я решил дать ей возможность отъехать подальше от особняка, а потом уже действовать. И действовать самым наглым, уже проверенным способом. Дав карете отъехать где-то с километр, и дождавшись, когда она окажется в узком безлюдном переулке, я открыл портал прямо перед носом у лошадей. Затормозить они не успели, и прошли внутрь, утащив за собой карету. Тут же я Прыжком скакнул к порталу, и шмыгнул следом за ней.
* * *
Я довольно долго думал, где же мне побеседовать с графом так, чтобы нам никто не помешал, да ещё и с учётом того, что открывать портал я мог только туда, где уже бывал ранее, и при этом, меня возможно ждёт бой с чародеем. То есть, крайне желательно было то, чтобы там, куда мы направимся, никого не было. Сначала задачка показалась мне не разрешимой, но тут меня осенило. А ведь есть такое место! И вот там нам точно никто не помешает.
Выскочив из портала, я тут же прыжком переместился на карету, где лёгким тычком кулака по затылку отправил отдыхать кучера, изумлённо вытаращившегося на выросший вдруг перед ним лес. Бить старался аккуратно, чтобы не убить. Бедолага-то не виноват в том, что его хозяин злодей.
Испуганные лошади опасливо прислушивались к звукам леса, и недовольно фыркали, принюхиваясь к лесному воздуху. Я думал, что их понесёт в диком страхе при перемещении сюда, и возможно карету ещё и ловить придётся, но обошлось. Они лишь переминались с ноги на ногу, встревоженно ржали, и жались друг к другу. Всё действие заняло буквально несколько секунд, так что не удивительно, что пассажиры кареты не сразу отреагировали на изменение обстановки. Лишь спустя ещё десяток секунд в окне кареты показалась удивлённо-встревоженная голова графа.
— Жак, что происходит? Где мы и как здесь оказались? — раздражённо крикнул он, видимо, приняв меня за кучера. Неудивительно. Тот тоже был в таком же как я плаще, так что в полумраке леса, да ещё и со спины вполне можно было ошибиться.
— Жак, ты оглох, что ли? — повысил он голос, не дождавшись от меня ответа. Мне же было не до него. Я спешно навешивал на себя защиту и готовил силу к атаке. Я не знал, чего ждать от чародея графа, потому не мало маны влил в несколько воздушных копий и парочку воздушных же таранов и молотов.
— Жак! Ты сейчас плетей себе заработаешь! — рыкнул он неуверенно, видимо, поняв, что дело явно не чисто. Так ничего и не ответив, я спрыгнул с кареты, и рывком открыл дверь с другой стороны от торчавшей из кареты головы графа, после чего резко дёрнулся в сторону, уходя от вылетевшего оттуда огненного шара с мой кулак размером. Рефлексы сработали. Уже только после этого я вспомнил, что у меня сейчас купол отрицания стоит, так что подобные угрозы мне не страшны, и сунулся обратно, проигнорировав летевший в меня очередной файербол, который бессильно разбился о мою защиту. Чародей действительно оказался довольно слабым, и моя защита без малейшего труда выдержала его удары, так что я особо не заморачиваясь выдернул из кареты тощего, как будто чем-то высушенного старика с длинной белой бородой, который попытался было что-то возмущённо вякнуть, но тут же закрыл рот, когда я продемонстрировал ему свой полыхающий огнём кулак.
— Не вмешивайся, если жить хочешь! — угрожающе проворчал ему я. Что-то какой-то я добрый слишком. Сам себя не узнаю. Я же не собирался чародея в живых оставлять, а тут вдруг решил пожалеть его, увидев, какой он старый. Видимо, меня всё же немного мучило чувство вины за убитого у алхимика слугу. Но к сожалению, или к счастью, он меня не послушался, и даже не успев встать с земли атаковал меня молнией, которая также бессильно растаяла при ударе о щит. Старик не успокоился, резко вытянул в мою сторону правую руку, из указательного пальца которой в меня вдруг полетел какой-то сгусток, который при ударе о мой купол внезапно развернулся, превратившись в что-то наподобие энергетической сети, которая попыталась укутать меня, но бессильно сползла с моей защиты, а дальше я не стал ждать, что ещё он там придумает, и вломил ему в грудь воздушным тараном. Я постарался сделать это аккуратно, чтобы сильно не навредить ему, но явно не рассчитал силы. Его буквально снесло в сторону, он впечатался спиной в дерево, сполз на землю, и затих. Надеюсь, не убил. А дерево-то, кстати, знакомое! — присмотрелся я. Ну точно! Это же то дерево, на котором я оказался, когда попал в этот мир. Хотя, чему я удивляюсь? Сам же выбрал это место для перемещения, как наверняка безлюдное, так что ничего удивительного в том, что это оно — нет. На меня аж ностальгией повеяло. Накатили воспоминания…
— Мих, это ты? — дрожащим голосом поинтересовался за моей спиной граф, — Что это на тебя нашло? Да за подобное тебя же Великий Кхор на зелья пустит!
— Не пустит, — ухмыльнулся я, хоть он и не мог сейчас видеть моей ухмылки, — Боюсь, что Великий Кхор уже ничем теперь вам не поможет. Ни зельями своими специфическими, ни услугами, — спокойно повернулся к нему я, убедившись, что чародей не подаёт признаков жизни. Граф испуганными глазами смотрел на меня через открытое окно кареты. Я медленно пошёл к нему.
— Что это значит? — проскрипел он трясущимися губами, — Не хочешь же ты сказать, что он умер? — я лишь молча улыбнулся ему в ответ.
— А даже если и так, то что ты хочешь от меня? Я всего лишь нанял тебя с твоим другом для определённой работы. К чему это всё? — не сдавался он, с ужасом глядя на меня.
— Всего лишь нанял? Серьёзно? — аж восхитился я от его наглости, — Вот сейчас об этом мы с тобой как следует и побеседуем. Кого ты там нанял, с какой целью и что тебе за это будет, — оскалился я, делая к нему очередной шаг, и тут мне сзади в купол прилетел удар такой силы, что он аж негодующе загудел, а меня слегка качнуло. Не понял? — удивился я, поворачиваясь. Старик чародей стоял, прислонившись к стволу дерева и с ненавистью глядел на меня.
— Да что же ты такое? — проскрежетал он сухим голосом, — Я не знаю ни одной защиты, способной выдержать подобный удар! Думаю, императора заинтересует информация о твоих необычных способностях.
— Может и заинтересует, — лениво согласился с ним я, — Если он узнает о них, — давно уже подготовленное воздушное копье задрожав от нетерпения сорвалось с привязи, и пригвоздило его к дереву. От жалости не осталось ни следа. Я хладнокровно смотрел, как он скривился от боли, бессильно открывая рот, не способный издать ни звука из-за пошедшей горлом крови. Не будем мучить старика, — решил я, и добил его ударом воздушного молота в голову. Лишний раз убедился, что моя жалость только вредит мне. Хорошо ещё, что в этот раз без последствий обошлось. Я обернулся к графу, и не сдержавшись, выматерился, так как дверь кареты оказалась распахнута, а самого его внутри не обнаружилось. Впрочем, он не мог далеко уйти, так что поиски, думаю, не затянуться. К тому же, направление его движения выдавала примятая трава.
— Зря ты так! Лишь оттягиваешь неизбежное! — громко крикнул я, не боясь, что меня кроме него кто-то мог услышать, — Раз, два, три, четыре, пять — я иду искать. Кто не спрятался — я не виноват! — не отказал себе в удовольствии чуть-чуть поглумиться я, и прыжком сместился к виднеющемуся вдалеке дереву, в сторону которого вели следы. Потом ещё к одному дереву, далее к кустарнику, в зарослях которого и обнаружилась испуганная пропажа.
* * *
— Ну всё, бывайте, — распрощался я с кучером и слугой, лежавшими связанными в карете, с повязками на глазах. Честно говоря, больше всего мне было жаль лошадей, которых в лесу наверняка очень быстро сожрали бы какие-нибудь хищные животные, потому я и решил не оставлять в лесу их с каретой после разговора с графом. Закинул внутрь кареты всё ещё находившегося без сознания кучера, на всякий случай. Метнулся порталом до дома, где оставил слугу, переместил его тоже в карету, и уже после этого вернул их в город. При обыске кареты обнаружился довольно большой камень силы, видимо, принадлежавшей старику чародею, так что проблем с маной не было, и после всего этого со спокойной душой отправился спать. Всё-таки сегодняшний день меня прилично вымотал. Я прямо в одежде рухнул на кровать, лишь выложив перед этим на столик пузырёк, который раздобыл у графа.
Как я и думал, он действительно рассчитывал приворожить Эльзу любовным зельем, но неожиданно не к себе, как я думал, а к своему племяннику. Как оказалось, граф довольно трезво смотрел на вещи, и понимал, что брак с ним привлечёт слишком много внимания в обществе к его персоне, да и герцог мог весьма неоднозначно отнестись к подобной кандидатуре зятя, потому он и решил женить своего племянника, которым вертел как хотел, на Эльзе. Детей у старика не было, и своим наследником он назначил сына сестры, который был весьма слабохарактерный и позволял дяде вертеть собой как тому угодно. Граф рассчитывал, что став мужем Эльзы и соответственно будущим герцогом, племянник приблизит его к себе, а со временем, когда станет герцогом, вся реальная власть сосредоточится в руках дяди. Я восхитился его оптимизмом. Рассчитывать в его возрасте пережить герцога, который был гораздо моложе его, было странно, но обработанный зельем граф спокойно объяснил мне, что долго герцог после свадьбы дочери не прожил бы, так как для него было уже припасено зелье с очень мощным ядом, следы которого было невозможно обнаружить в организме. К тому же, алхимик исправно поставлял ему за приличную плату зелья укрепляющие здоровье, что позволило бы графу ещё лет двадцать как минимум прожить, так что планы у него были большие. И племянник в них посвящён не был, так что я решил того не трогать. Пусть радуется привалившему наследству. Тело графа вряд ли найдут, но, думаю, через какое то время его признают умершим. Уж не знаю, сколько тут это время занимает — год, два? Да и по барабану. Это меня уже не касалось.
Я лёг на бок, и стал рассматривать хрустальный пузырёк, в котором алело любовное зелье, раздумывая, что с ним теперь делать… Понятное дело, что оно не вечно действовало на человека. По словам графа, эффект сохранялся в течении шести декад, после чего медленно спадал. Зелье нужно было добавить жертве в бокал с чем либо, и когда та выпила бы его, то влюбилась бы в первого человека, которого увидела, поэтому герцог разработал целую операцию по охмурению Эльзы. Он планировал втереться к ней в доверие, пригласить в свой особняк на бал, где и провернуть дело с приворотным зельем и аккуратным подводом к ней племянника под каким-нибудь предлогом. Он был уверен, что у себя дома без проблем провернёт это. Вообще, он был прямо одержим этой идеей сделать своего племянника герцогом Ликарии, но чем это было вызвано, я так и не смог выяснить. На все вопросы на этот счёт граф не отвечал, лишь замыкаясь в себе. Даже зелье правды не помогло. Я чувствовал, что что-то тут не так, и неспроста он зациклился на этом, но… Ничего узнать так и не удалось, и в итоге я просто плюнул на это дело. Овощ бы с ним. Мне такие подробности и не нужны. Прямо во время допроса я вдруг почувствовал, что моя способность перемещаться между мирами вернулась. Не знаю, как это получилось, и как я это понял. Просто знал, что всё, можно и домой. И теперь эта мысль не покидала меня, буквально толкая меня открыть портал и свалить отсюда. Но пока я держался. Надо было хотя бы с Танакой попрощаться. Естественно, не говоря, куда именно я собрался. Скажу, что решил родину свою навестить, и ведь почти не совру при этом. К тому же где-то на самом краю сознания мелькала у меня одна идея насчёт этого любовного зелья, но пока я терзался в сомнениях, а стоит ли? Надо было переспать с этой мыслью, и утром на свежую голову принять решение. Я перевернулся на другой бок, подложил под голову руку, и моментально провалился в глубокий сон.
* * *
— Танака, держи, — протянул я другу бокал с водой. Он взял его и удивлённо глянул на меня.
— Эльза на балкон вышла воздухом подышать, и я краем уха слышал, что она сказала, что хочет пить. Составь ей компанию, — подмигнул я ему, не став рассказывать, каких усилий мне стоило вывести её туда, отсечь от неё всю толпу её свиты, и сделать так, чтобы она хоть не на долго осталась одна, — Поспеши давай, пока тебя кто-нибудь не опередил, — подмигнул я ему. Он благодарно мне кивнул, и поспешил в сторону балкона, но через пару шагов замер, и обернулся.
— Ты в эти свои горы, надеюсь, не прямо сейчас собрался? Обратно-то нас проводишь? — с подозрением спросил он.
— Не знаю, дружище. Зависит от того, сколько мы ещё здесь пробудем, — развёл руками я, — Домой тянет со страшной силой, а отсюда туда добраться даже быстрее. Да и я уверен, что вы и без меня прекрасно справитесь. Давай, иди уже! Не заставляй девушку мучаться от жажды, — махнул я рукой. Он кивнул мне, и быстрым шагом ушёл. Думаю, Эльза будет рада его видеть. Она действительно сейчас очень хотела пить. После зелья алхимика Великая сушь пить ей хотеться будет ещё несколько дней. Так что в том, что она выпьет воду из бокала Танаки, я не сомневался. Я, кстати, вовсе не был уверен, что поступаю с ней правильно, но… Но я был уверен, что лучше Танаки о ней никто не позаботится. А если даже что-то будет не так, то через шесть декад эффект зелья спадёт, и они продолжат жить своей жизнью. Это граф торопил бы племянника со свадьбой, а им торопиться некуда. Учитывая, какой тут долгий процесс от помолвки до самой свадьбы, думаю, до неё эффект зелья пропадёт. Надеюсь, что я всё же не ошибся, — тяжело вздохнул я, зашёл в какую-то то ли кладовку, то ли чулан, активировал портал в свою комнату, где подхватил подготовленную заранее сумку, и открыл ещё один портал. Всё. Хватит с меня. Пора домой. Дальше пусть живут без меня…

 

***  

===                         


Глава 5                          

Точкой назначения я выбрал свой новый дом, и переместился прямо в спальню. Стояла абсолютная тишина, что, впрочем, было совсем не удивительно. На улице царила ночь, и лишь луна разгоняла темноту в комнате, подсматривая в окно. Я бросил сумку в шкаф, и огляделся. Похоже, слуги время зря не теряли и навели тут порядок. В комнате царила идеальная чистота, а постель была явно застелена чистым бельем. От него, по-моему, даже слегка пахло стиральным порошком, что указывало на то, что его поменяли совсем недавно. Спать пока совсем не хотелось, и я решил прогуляться по дому, посмотреть, что изменилось за время моего отсутствия. В том мире прошло почти двадцать дней, значит тут я отсутствовал почти три месяца. Не год, конечно, как в прошлый раз, но тоже весьма прилично. Тогда меня ожидали не слишком-то приятные новости, так что сейчас мне было даже немного страшно узнавать, что тут произошло пока меня не было. Может и к лучшему, что сейчас ночь на улице. Есть время до утра немного прийти в себя. От звонков друзьям пока воздержусь.
Я тихонько вышел из комнаты, и побрёл по ночному дому. Слуги наверняка уже спали, и мне не хотелось никого беспокоить и будить своим внезапным возвращением, так что я старался не шуметь. От того запустения, какое было у дома, когда я его приобрёл, не осталось и следа. Стены были перекрашены, везде царили чистота и порядок, на полу был постелен новый паркет. Это только то, что я заметил в полумраке, но пока мне всё нравилось. Я спустился на первый этаж, прошёл на кухню и включил свет. Кухонный гарнитур был полностью заменён, как и вся бытовая техника. Чаю, что ли, попить? Да и чего-нибудь съесть не мешало бы, — вспомнил я вдруг что уже давно ничего не ел. На балу закрутился так с делами, что даже бутерброда в рот не кинул, и сейчас мой живот активно напоминал мне про эту мою оплошность. Я поддался на его уговоры, и заглянул в холодильник, оказавшийся битком набитым продуктами. Готовить-то я сейчас, понятное дело, ничего не буду, но голодным не останусь, — решил я, вытаскивая палку колбасы, и кусок сыра. Осталось только ещё хлеба найти. Я стал открывать шкаф за шкафом, тихонько напевая себе под нос, — Хлеб, хлебушек, где же ты?
— В самом крайнем шкафу посмотрите, господин, — донёсся спокойный голос от двери, а я от неожиданности чуть не подпрыгнул. Терпеть не могу когда ко мне подкрадываются.
— Добрый вечер, — в дверном проёме застыл дворецкий, с лёгким любопытством глядя на меня. В нём только халат выдавал, что он только недавно проснулся. На лице никакой помятости, заспанности, и щетины я не заметил, даже чёрные, с лёгкой проседью, волосы были элегантно зачёсаны назад.
— Тогда уж ночи, — проворчал я, открывая всё же крайний шкаф и доставая оттуда батон. Осталось только доску и нож найти…
— Присаживайтесь, господин, я сейчас всё сделаю, — подошёл он ко мне, и забрал у меня из рук продукты. Я не стал спорить, и уселся за стол. Уже через пару минут передо мной появилась чашка с горячим чаем, и тарелка с бутербродами, которые он нарезал просто моментально. Видна рука мастера. Я вгрызся в бутерброд, и запил его обжигающим чаем.
— Господин, позвольте спросить? А как вы попали в дом? — поинтересовался он, дождавшись моего подтверждающего кивка, — У меня в комнате сигналка срабатывает, когда кто-то входит в дверь. Ну не в окно же вы залезли? Простите за любопытство, но мне нужно знать, каким образом в доме могут появиться гости.
— Не переживай, — отмахнулся я бутербродом, — Кроме меня сюда никто так не сможет попасть. Это особенность моей магии, скажем так, — без подробностей просветил его я, — Лучше расскажи, меня кто-нибудь искал в моё отсутствие?
— Поначалу нет, — мотнул головой он, — Но вот в последние пару недель о вас многие вспомнили. Сначала дядя ваш позвонил, и попросил сообщить ему сразу, как только вы появитесь. Потом Юлия Оболенская позвонила, поинтересовалась, не вернулись ли вы из вашей поездки, ну а в последние дни Алексей Витальевич почти каждый день звонил. Очень уж вы ему нужны зачем-то и вот прямо срочно, — спокойно отчитался он.
— Спасибо. Иди отдыхай. Дальше я тут сам справлюсь, — отпустил я его. Он молча кивнул и вышел. Я никуда не торопясь продолжил пить чай. Ну а смысл сейчас дёргаться? Не знаю, что там за срочность у Психа, но до утра точно подождёт. Он скорее всего уже спит давно. А может даже не один… Утром. Всё утром.
Вот ведь… Вроде миры разные, а и там и тут нет мне покоя. Псих просто так точно не стал бы названивать, видимо, что-то у них стряслось, а значит, не зря я так рвался сюда. Как будто мне что-то подсказывало, что надо скорее домой отправляться. Надеюсь, все у Эльзы с Танакой будет хорошо, — промелькнула у меня вдруг в голове неожиданная мысль. Хоть я и гнал от себя подобные мысли, но всё же на самом краю сознания проскальзывало у меня, что может зря я их свёл? Может, я сделал ошибку, подлив ей зелье? Лишил её выбора… Вдруг бы она ещё нашла свою настоящую любовь? А с другой стороны, если она в итоге влюбится в Танаку, то что, это разве будет уже не настоящая любовь? Так хотя бы я был уверен, что рядом с ней будет человек, который её по настоящему любит, и позаботится о ней. Честный, благородный, не способный на мерзкий поступок… Эльза же слишком легкомысленная и увлечься может кем угодно. Разве лучше было бы, если бы моим уходом из её окружения воспользовалась бы какая-нибудь мразь, которой от неё была бы нужна лишь герцогская корона? Не уверен. В любом случае, дело уже сделано, и сожалеть об этом поздно. Я сунул кружку в раковину, и пошёл спать. Чувствую, завтра, а точнее, уже сегодня, меня ждёт очень не простой день.
* * *
— Алексей Витальевич, японцы прибыли. Впускать? — вырвал Психа из дремоты голос секретарши в селекторе. Он устало потянулся, и бросил взгляд на часы. Ровно девять часов. Пунктуальные, сволочи. Этого у них не отнять.
— Дай мне пару минут, потяни время. Спроси, может, они что-то пить будут. Чай там, или кофе. А потом уже впускай, — нехотя отозвался он. С гораздо большим удовольствием он бы просто послал их к овощам, прекрасно понимая, зачем они явились, но нужно было сохранять лицо и соблюсти формальность.
— Хорошо, Алексей Витальевич, — прощебетала девушка. Повезло всё же ему с ней. Мало того, что симпатичная, так ещё и сообразительная, и организованная. За два месяца выстроила работу приёмной так, что всё как часы работало. Он уже и не представлял, как бы справлялся без неё со всей этой рутиной. Хорошо ещё, что от Ани удалось отбиться и защитить её. Очень уж ей не понравилось наличие такой симпатичной девушки рядом с ним. Но вроде поняла в итоге, и не обиделась. Псих потянулся, потом поднял с диванчика скинутый туда вечером пиджак, и накинул его на себя. Бросил взгляд в зеркало. Вроде, ничего, не сильно помятый. Сойдёт. И не скажешь, что он почти всю ночь тут за столом провёл. Слишком много всего навалилось в последнее время на их молодую компанию. Пришлось срочные завалы разгребать. Нет, они, конечно, догадывались, что тема с мобильными телефонами людям зайдёт, но что будет такой ажиотаж, даже не предполагали. С одной стороны, деньги валом пошли, а с другой, с большими деньгами пошли и большие проблемы. Слишком много желающих откусить кусок от столь вкусного пирога нашлось. Отбиваться буквально со всех сторон приходилось. Без Михи с некоторыми людьми было тяжело совладать. Даже влияния Анны не всегда хватало. К тому же, он не любил прикрываться своей девушкой. Мужчина должен сам решать свои проблемы, иначе какой он тогда мужчина?
Тут его размышления были прерваны открывшейся дверью, и в кабинет бесшумно проскользнули трое японцев в строгих деловых костюмах.
— Прошу прощения за вторжение, — кивнул ему самый пожилой из них, произнеся фразу на чистом русском языке, — Рады вас, наконец, видеть лично, Алексей Витальевич. Позвольте представиться, Куруми Аканаши, к вашим услугам. Заместитель исполнительного директора компании Панасоник. Это мои помощники, Сатоши Каяма и Аташиро Каминэ, — два молодых человека молчаливо кивнули.
— Здравствуйте, господа. Проходите, присаживайтесь, — Псих изобразил на лице дружелюбие, встал из-за стола, пожал им руки, и жестом показал на стулья. Японцы ещё раз ему поклонились, и расселись на предложенные места. Молодые люди стразу же достали блокноты и ручки, приготовившись фиксировать происходящее, их же босс дружелюбно рассматривал Психа с лёгкой улыбкой на губах. Псих почувствовал накатившее раздражение, и с большим трудом его подавил.
— Итак, господа. Чем обязан вашему визиту? — решил сразу перейти он к делу, сложив руки на груди, — Наша же сделка давно уже закрыта и все обязательства по ней выполнены, насколько я помню? У вас появились какие-то вопросы?
— Ну что вы, господин Мезенцев, — снисходительно отозвался японец, обратившись к Психу по фамилии, — К самой сделке у нас вопросов никаких нет. Тут всё чётко. Всё, что было указано в контракте, мы получили, в свою очередь, выполнив перед вами все финансовые обязательства. Вы согласны с этим? Вам же вся сумма пришла? — чуть наклонив голову, поинтересовался он. Психу почудилась еле уловимая усмешка на его лице.
— Да, подтверждаю, вся сумма получена. Но для этого вовсе не обязательно было приезжать на встречу. Думаю, наша бухгалтерия уже поставила вашу в известность о получении денег. Так что же привело вас ко мне? — сухо поинтересовался Псих.
— О, сущие пустяки! — губы японца чуть тронула улыбка, и тут же пропала, растворившись на невозмутимом лице, — Нам надо уладить с вами небольшое недоразумение. Так, сущую мелочь. Надо решить, как вы компенсируете нам те убытки, которые мы из-за вас понесли, — холодно закончил Аканаши, почти не мигая глядя на Психа. Того, впрочем, подобными взглядами было не смутить.
— Любопытно, — Псих откинулся на спинку стула, и скучающе глянул в сторону окна, — И в каких же ваших убытках мы виноваты и каким образом?
— Алексей Витальевич, — укоризненно покачал головой японец, — Ну зачем же вы так? Я думаю, вы прекрасно понимаете о чём идёт речь. Но если вы решили поиграть с нами в недопонимание, то хорошо, я вас просвещу. Как вы помните, мы купили у вас всё производство ваших Молний за очень большую сумму, рассчитывая в ближайшем будущем её отбить и выйти в прибыль, но что же происходит? Как только мы перевозим производство, и развёртываем его на новых площадях, вы вдруг начинаете выпускать ваши мобильные телефоны. Телефоны, после появления которых надобность в Молниях упала практически до нуля. Нас пока спасает только то, что вы ещё не во всех странах успели развернуть их продажи, и вот там Молнии пока ещё хоть как-то продаются, хотя и там продажи заметно упали, так как покупатели ждут, когда и в их стране появятся эти ваши телефоны. Получается, наша компания из-за вас понесла огромные убытки. Нам кажется, что в данном случае вы по отношению к нам поступили нехорошо. И теперь нам с вами надо решить, как вы нам сможете помочь минимизировать наши потери, — японец замолчал, и всё также доброжелательно смотрел на Психа.
— Нам? Решать? — вопросительно поднял вверх бровь Псих, — Что-то я не пойму суть ваших претензий, уважаемый господин Аканаши. У нас с вами была заключена сделка. Причём, сделка, инициированная вашей стороной. Все обязательства по этой сделке были выполнены сторонами в полном объёме. Претензий тут быть не может. По окончанию контракта все наши отношения были закончены. Что там мы дальше стали продавать вас должно было касаться только в одном случае — если бы мы вас обманули и продолжали выпускать приёмники. Но мы на рынок выпустили совершенно новый продукт, который вас не касается никаким образом. Да, возможно, функционально он в чём-то и заменяет Молнии, но и только. Но это бизнес, господин Аканаши. Вы сами должны понимать, что всегда есть определённые риски, которые могут привести к финансовым потерям. Как говорится, ничего личного, просто вам не повезло. Я вообще не понимаю, к чему вы это всё сейчас мне говорили. Считаете, что мы вас в чём-то обманули? Ну так обращайтесь в суд, и пусть он нас рассудит. А так наша компания никаким образом не будет компенсировать вам финансовые потери, — жестко закончил Псих, не отводя глаз от японца, на которого, казалось, его речь никак не подействовала.
— Всё так, уважаемый господин Мезенцев, — лишь кивнул ему в ответ японец, — Формально вы действительно правы, и по закону нам вам предъявить нечего. Любой суд примет вашу сторону, мы это прекрасно понимаем. Иначе мы бы вас уже завалили исками. Но помимо закона есть ведь и, так сказать, неформальные отношения. Вы же знали, продавая нам передатчики, что скоро ваш новый продукт полностью заменит их, а значит, по вашим же понятиям, вы нас просто кинули. Весьма нагло и цинично. Вот только так себя вести могут позволить только те корпорации, которые либо сами представляют из себя серьёзную силу, либо могут опереться на кого-то, представляющую эту силу. Вы же молодая компания, без серьёзных покровителей и с довольно слабым силовым ресурсом. От Морозовых вы сами отстранились, они в это вмешиваться не будут. Ваша связь с внучкой императора тоже вам не поможет. Он не будет из-за вас портить отношения с нашей корпорацией. Максимум, поможет вам административным ресурсом на территории Российской империи. Но это никак вам не поможет, если у вас появятся неприятности за её пределами. А они появятся, это я вам обещаю. Насколько нам известно, у вас большие планы на эти телефоны. Вы хотите захватить мировой рынок. Стать первопроходцами в этой сфере. Вот только мы этого вам не дадим сделать, если не придём сегодня к какому-нибудь соглашению, — японец замолчал, безэмоционально глядя на Психа. Его помощники что-то активно строчили в блокноты. И зачем им это надо? — мысленно недоумевал Псих, — Они что, протокол встречи делают, в котором будет зафиксирован их наезд?
— Ну, хорошо. Допустим, я понял вашу позицию. Не принял, но понял, — после недолгого раздумья, произнёс Псих, — И что же вы предлагаете? Что вы от нас вообще хотите? Чтобы мы вернули вам деньги за Молнии?
— Нет, ну зачем же, — опять одними уголками губ улыбнулся японец, — Мы прекрасно понимаем, что деньги вам сейчас нужны для раскручивания темы с мобильными телефонами. Мы не будем вам с этим мешать. Наоборот, даже готовы помочь вам финансово. Вложить в ваше дело, скажем, сотню миллионов рублей. Думаю, они вам лишними не будут. Как думаете, Алексей Витальевич? — неожиданно подмигнул он.
— Ну, с деньгами у нас сейчас проблем нет, в том числе, благодаря и вам, — не удержался от небольшой колкости Псих, — Но ради интереса всё же позвольте полюбопытствовать, и что же вы хотите получить за эти деньги? — состроил недоумённое лицо Алексей, уже прекрасно понимая, на самом деле, куда они клонят.
— Не так уж много, на самом-то деле, — чуть шире улыбнулся японец, из-за чего улыбка стала больше походить на оскал, — Всего лишь небольшую долю акций вашей корпорации Ростелетех. Российские телекоммуникационные технологии, кажется, так она у вас называется?
— И насколько небольшую? — спокойно спросил Псих, хотя внутри уже весь кипел от ярости.
— Пустяки. Всего пятьдесят один процент, — деланно небрежным жестом отмахнулся японец, — За такие огромные деньги это действительно пустяки. К тому же, получив контрольный пакет акций, мы поможем вам с рекламой. Согласитесь, но всё же корпорация Панасоник гораздо известнее на мировом рынке чем какой-то там Ростелетех.
— Соглашусь, но это лишь пока. Уверен, что совсем скоро наша корпорации станет не менее известна, чем ваша, — глухо произнёс Псих, — Так что извините, но вынужден вам отказать!
— Вы хорошо подумали о последствиях вашего решения? — сухо спросил Аканаши, — Этим решением вы подставите под удар очень много ваших людей. Как вы собираетесь их защищать, если с ними вдруг что-то случится? Да, мы знаем о вашем уникальном даре, но вы один, и вы не сможете быть везде. Да, владелец вашей фирмы виртуоз. Но он тоже только один, и к тому же, уже давно неизвестно где находится и когда появится. Вы подумайте всё же. Мы уезжаем завтра, и перед вылетом я ещё позвоню вам, чтобы узнать ваше окончательное решение.
Японцы разом все встали, коротко поклонились, и молча вышли из кабинета. Псих молча сидел, и гипнотизировал дверь, закрывшуюся за ними. Сволочи, конечно, но в чём-то они правы. Один он это дело не вытянет…
— Алексей Витальевич, пришёл княжич Михаил Морозов. К вам можно? — ожил вдруг селектор. Псих даже не сразу понял, что ему сказали. А когда до него дошло, он чуть не подскочил, и резко вжал кнопку на селекторе, — ДА!!
Ну вот. Пусть теперь у Михи голова болит, что с этим всем делать, — с облегчением подумал он, встал из-за стола, и шагнул к открывающейся двери.

***  

===                   

Глава 6                  

— Ну, привет, бродяга, — шагнул мне навстречу Псих, и крепко сжал в объятиях. Вроде по местному времени меньше трёх месяцев не виделись, но всё равно он за это время сильно изменился. Побледнел, осунулся, по моему, похудел даже. Под глазами виднелись тёмные круги. В общем, сдал заметно.
— Привет, — хлопнул я его по плечу, — Ты чего замученный такой, как будто на тебе год пахали? И что это за японцы сейчас от нас вышли?
— Японцы? О, это долгий разговор. Падай, — кивнул он мне на ближайший стул, и уселся сам. Я сел, и с любопытством огляделся. А не плохо он тут устроился. Большой кабинет в современном стиле. На светлых стенах висели несколько узких полок, у одной из стен стоял большой кожаный диван. Стол, за которым мы сидели, был явно из каких-то ценных пород деревьев, с красивым переливающимся узором.
— Про мой вид даже лучше не спрашивай, — вздохнул он, и зевнул, прикрыв рот ладонью, — Я уже последние ночи три почти не сплю. Дел столько скапливается, что днём не успеваю разгребать. Не поверишь, но даже бумаги подписывать некогда. Вечером, после работы, вот сажусь тут, и час только на подписание бумаг трачу. Это хорошо ещё, что моя новая секретарша, Ольга, предварительный разбор бумаг делает. Что срочное, что не очень, на что надо обратить особое внимание и тому подобное. Без неё я бы тут совсем зашился. Ну, а японцы, — на секунду задумался он, пробарабанив пальцами по столу, — Это представители компании Панасоник. Всего лишь хотят отжать у нас контрольный пакет акций. Пустяки! — с деланно беззаботным видом махнул он рукой.
— О как! — я удивлённо уставился на него, откинувшись на спинку, — А харя не треснет?
— У них-то? Это корпорация Панасоник. Одна из крупнейших в мире по производству бытовой техники. У них не треснет, — вздохнул он, — Скорее, они нам её порвут. Слишком у нас несопоставимы силы. Я, конечно, про нашу службу безопасности не забыл, активно развиваю, но на данный момент у нас в противостоянии с ними нет ни шанса.
— А что, они уже угрожают? — закинул я ногу на ногу, с любопытством глядя на него. Возмужал парень. И не скажешь, что ему всего девятнадцать. Прям мужик. Вон как серьёзно брови хмурит. Почему-то меня не сильно напрягла история с этими японцами. Куда больше меня интересовала реакция Психа на всё это дело. То, как он справляется с кризисными ситуациями.
— Прямым тестом заявили, что не позволят нам развернуться за пределами Российской империи, — скупо ответил он, — Считают, что мы кинули их, когда продали им всё производство Молний, и сразу же после этого начали выпускать мобильные телефоны. Нет, в чём-то может они и правы, конечно. Мы же прекрасно понимали, что Молнии резко просядут в спросе, когда появятся мобильные телефоны, но это же бизнес. Сами понимать должны, что существуют определённые риски. Но понимать они не хотят. Хотят лишь компенсировать свои потери при помощи нас. Причём, деньгами не откупиться, им нужен лишь контрольный пакет акций.
— Да, губа у них не дура, — задумчиво пробормотал я, — Надеюсь, это все твои неприятности на сегодняшний день?
— Если бы, — криво усмехнулся он, — Наши телефоны буквально взорвали рынок, и теперь чуть ли не в каждой крупной стране нам пытаются ставить палки в колёса, требуя, чтобы мы делились. В России мы ещё худо бедно справляемся с недовольными. Для этого у нас ресурсов достаточно. А вот за границей у нас влияния почти нет, увы! — развёл он руками, — Боюсь, что столь крупный кусок нам не по зубам, и придётся всё же с кем-нибудь делиться.
— Значит, поделимся, — пожал плечами я, — Вот только не с этими японцами. Слишком жирно им будет. Ты узнал, кто у них основной конкурент на мировом рынке?
— Да, — кивнул он устало, — Я тоже мыслил в этом направлении. Им буквально на пятки наступает корейская компания Самсунг, а чуть позади этих двух держится наша Вега. Их у нас Голицыны курируют. Это те, кто у нас пытался Молнии отжать. Помнишь?
— Помню, — подтвердил я, — И как бы я не хотел поддержать отечественного производителя, эти сразу идут к овощам. Во-первых, за ними глаз да глаз нужен будет, могут попытаться всё отжать, а во-вторых, обратись я к Голицыным, это может не одобрить дядя. Боюсь, что в таком случае мы окончательно испортим с ним отношения. Кстати, это было бы довольно занимательно позлить его, — я аж чуть не передумал, как представил себе его реакцию. Бомбить его, думаю, знатно будет. Но… Нет. Не буду я привлекать к своему бизнесу тех, кто пытался его у меня отжать.
— Есть, кстати, ещё вариант, — продолжил я, — Не долю в компании отдать, а лицензии на производство продать. Тому же Самсунгу, например. И поделить сферы влияния. Себе, например, Россию и Европу забрать, а им всё остальное — Азия, Африка, Америка, Австралия. Тогда и Япония в их зоне окажется, и придётся уже Панасонику с ними бодаться, а мы останемся в стороне, и будем развиваться потихоньку. С самыми активными и влиятельными персонажам в Европе, которые нам мешают, можно будет и акциями поделиться. В небольшом количестве. Выбрать, например, троих самых влиятельных, предложить процентов по пять в обмен на их помощь в устранении всяческих бюрократических проволочек. Кстати, а что у нас сейчас по акциям? У кого сколько на руках? Может, уже и дарить-то нечего? — спохватился я.
— Да тут тоже всё не так просто, — пробормотал Псих задумчиво, — У тебя пятьдесят пять процентов, десять процентов у меня, пять у Доцента, и по одному у Глисты, Шкета и ещё троих ключевых сотрудников. Остальные двадцать пять были проданы. Может, на бирже что есть.
— Ну и в чём сложности? Выкупи то, что торгуется сейчас на бирже. С моих можешь четыре процента забрать. Мне главное, чтобы контрольный пакет у меня на руках остался. Прорвёмся, в общем, — ободряюще подмигнул я Психу, — Да и хватит пока о работе. Расскажи лучше, что у вас тут нового в моё отсутствие произошло? Как там Глиста со Шкетом? На личном фронте у тебя как? Давай, выкладывай, в общем.
— Да вроде, ничего особенного не произошло за это время, — он протянул руку к стоявшему на столе кувшину с водой, налил себе в стакан, сделал глоток, и продолжил, — Я, правда, весь в работе был, так что мог и упустить что-то. Глиста со Шкетом поступили в МГУ. Причём, Глиста пошёл программированием заниматься, а вот Шкет как ни странно юридическое направление выбрал. На личном фронте тоже без перемен, тьфу-тьфу, — суеверно постучал он под дереву, — Я боялся, что после смерти императора Анну заберут у меня, всё таки он был главным сдерживающим фактором, но всё обошлось вроде.
— Стоп! — прервал его, — В смысле, после смерти императора? Так с этого и нужно же было начинать!
— А, так это уже после твоего убытия произошло? Я думал, что при тебе ещё. Говорю же, замотался тут, голова не соображает уже, — виновато пожал он плечами, — Сейчас расскажу, погоди секунду. Давай хоть кофе попьём, — я согласно кивнул, он вызвал секретаршу, которая, кстати, как львица билась на входе, когда я только пришёл, не пуская меня внутрь без предупреждения, и попросил пару чашек кофе у неё.

— Так вот, — продолжил он, когда девушка весьма оперативно, буквально через пару минут, поставила перед нами кофе, и удалилась, цокая каблуками, — Месяца два назад император умер. Народу сообщили, сердце не выдержало. Так это или нет, я, сам понимаешь, не знаю. Анна об этом говорить не захотела, да я и не настаивал. Ей и без того тяжело было. Она его очень любила. И тут появилась новая проблема. Как ты знаешь, у императора сыновей не было, только две дочери, которые по правилам престолонаследия не могут занять престол. Анна дочь старшей из них, а у младшей есть сын, наш с тобой ровесник, кстати, которому недавно девятнадцать исполнилось. Вот его несколько лет назад император и назначил наследником. Казалось бы, всё просто и очевидно, но… — тут Псих сделал драматическую паузу, и глотнул кофе, — Но после похорон императора, на следующий же после них день, вскрыли его завещание, в котором неожиданно наследником значился его младший брат Константин, губернатор Казанской губернии. И это повергло всех в шок… Сразу поменялся весь расклад сил… Большинство кланов такого хода не ожидало. Все слишком привыкли к мысли, что императором будет Алексей, внук императора. Сделали на это ставку, включив в его ближайшее окружение нужных людей, заключая союзы с расчётом на это, а тут… А тут к власти приходит совсем другой человек, у которого уже есть свой сложившийся круг, в котором нет места больше никому… И это я рассказываю только то, что сам смог понять. Наверняка подводных камней намного больше. В общем, никто этого решения императора не понял. Сразу пошли слухи, что завещание подделано. Ведущие кланы, в том числе, и твой, пошли на беспрецедентный шаг. Обратились в Верховный суд с требованием провести почерковедческую экспертизу. Суд больше месяца рассматривал их запрос, и в итоге отказал. Счёл, что нет оснований. На следующей неделе будет коронация Константина, вот только в обществе чувствуется напряжение. Слишком много недовольных этим решением. Дело осложнилось тем, что пару недель назад попытались похитить Алексея. Каким-то чудом он сумел отбиться от нападавших, и сейчас находится под усиленной охраной, которую приставили к нему кланы. Многие считают, что это Константин попытался устранить основного конкурента. Последний же, боясь волнений, стянул в столицу войска на период коронации. В общем, всё это очень плохо пахнет, — поморщился Псих, — Мне кажется, кланы что-то задумали… Теперь я за Анну очень переживаю. Как бы она не угодила в эти жернова…

— Анна умная девушка, думаю, она знает, что делает, и не будет лезть туда, куда не надо, — постарался приободрить его я, — И теперь я догадываюсь, почему вдруг дядя вспомнил обо мне, и захотел увидеть. Скорее всего, в это непростое время решил, что виртуоз рядом не помешает, — задумчиво пробормотал я, на секунду даже малодушно пожалев, что поспешил вернуться. Как всё было бы проще, заявись я когда уже всё было бы закончено, и на престоле уже сидел бы новый император, кем бы они ни был. А теперь как бы дядя не решил меня использовать в своих мутных схемах… Нет, понятное дело, что я его пошлю, вот только этот товарищ может меня в них включить и без моего на то согласия. Слишком уж он хитровыдуманный. Ладно, прорвёмся как-нибудь.
— Хорошо, — выдохнул я, — Буду иметь ввиду. Будем решать проблемы по мере их поступления. А пока предлагаю собраться нашим старым составом, и обмыть моё возвращение. Как думаешь?
— Я только за! Всеми частями тела! — поднял вверх обе руки Псих, рассмеявшись, — Не поверишь, так закрутился, что уже и не помню, когда в последний раз пиво пил. Расслабиться не помешает. Только давай не сегодня. Рабочий день, дел ещё полно, а мне бы хоть пару часиков поспать ещё. И не завтра, — помрачнел он, — Пятница, конец недели. Целый ряд совещаний с подведением итогов, опять же японцы эти звонить будут… Давай лучше послезавтра, в субботу. Как раз Глиста со Шкетом со своей учебы освободятся, ну и у Радченко твоего с Рассказовым будет время планы поменять, если что.

— Согласен, — я встал, потянулся, и хлопнул его по плечу, — Побегу я. С дядей надо встретиться, и ещё кое с кем. Завтра постараюсь тоже поприсутствовать на совещаниях. Послушаю хоть, чем вы тут без меня занимались. И кстати, — вдруг вспомнил я, — Мне-то как владельцу телефон какой-нибудь выделите, или мне в магазин бежать за ним?
— Вот что ты за человек? Не надо никуда бежать, — проворчал недовольно Псих, — Мог бы и не вспомнить про него. А так весь сюрприз испортил. Будет тебе телефон. Как раз в субботу на встрече и подарим.
— Лады, — обрадовался я, хлопнул ещё раз его по плечу, и поспешил на выход, торопясь на уже не такую приятную встречу.

* * *

Дядя как обычно принял меня у себя в кабинете. Молча встал, когда я вошёл, шагнул на встречу, крепко сжал руку, хлопнул по плечу, глянув в глаза, и показал жестом на кресло. Я насторожился. Ох, не к добру всё это. Слишком уж он рад был меня видеть. Но лишь тоже молча кивнул ему, и сел на предложенное место. Князь вернулся на своё, закрыл глаза, и устало потёр виски. Выглядел он не важно. Весь какой-то помятый, с трёхдневной щетиной, кругами под глазами. Странно… Вторая моя встреча, и оба собеседника неважно выглядят. Тенденция, однако.

  Читать    дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://coollib.net/b/669629-aleksandr-gavrilov-maski-sbroshenyi-chast-2-si/read   === 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 408

...

...

Легион лицеделов всюду протянул свои щупальца. Иксианцы, якобы занятые производством оружия, опустошали запасы пряности на Капитуле; теперь исчезают и камни су, еще один источник богатства Общины. Гильдия теперь обходится только кораблями с компьютерными компиляторами. У навигаторов не осталось никаких источников меланжи.

Падут все враги лицеделов. Он позаботится об этом. Отступники тлейлаксы и мастера Тлейлаксу истреблены, иксианцы уже у Хрона в кармане. На очереди Новая Община Сестер, Гильдия и все остальное человечество. Наконец, когда он и его подручные победят мыслящих машин, на свете не останется никого, кроме лицеделов. Этого будет достаточно.

Довольный собой, Хрон поднялся на настил пристани и отнял сеть с камнями су у женщин, начавших их сортировать.

– Ваша добыча упала настолько, что многие купцы КООАМ возвращаются от вас с пустыми руками.

Користа склонилась к уху Хрона.

– Я надеюсь нанять охотников, чтобы выследить морских червей и понять, что это такое. Возможно, мы найдем что-то интересное – может быть, что-то более ценное, чем камни су.

Ага, значит, эти женщины что-то заподозрили насчет ультра-пряности!

– Я сильно в этом сомневаюсь, – небрежно обронил Хрон. Он взвалил на плечо сеть с камнями и зашагал к взлетной площадке. Учитывая ставки в этой вселенской игре, он решил направиться в сердце империи мыслящих машин. Надо будет доставить ультра-пряность Омниусу, и пусть всемирный разум продолжает носиться со своей сумасбродной идеей создания собственного Квисац-Хадераха.

 ... Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 101 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: