Главная » 2022 » Июль » 11 » Закон охотника. Дмитрий Силлов. 011
12:54
Закон охотника. Дмитрий Силлов. 011

***


* * *

Штурмовая группа двигалась осторожно. Неизвестный ученый оказался неплохим бойцом. Вместо того чтобы остановиться после предупредительного выстрела, саданул по пулеметчику из гранатомета, потом сумел соскочить с подбитой «галоши» и скрыться в кустах.

Хряк был вне себя и сказал не возвращаться без головы ученого, который к тому же наверняка ранен или вообще убит. Понятное дело, не жбан яйцеголового ему нужен, а дорогой бронекостюм. На один такой можно выменять десять средних «ХВ» группировки «Воля», в которые сейчас были упакованы бандиты. Хотя хорошая у «вольных» броня, многослойная, с десяти метров пистолетную пулю держит запросто. Ну и бронемаска на лице тоже штука полезная от касательных попаданий. Правда, если в нее автоматная пуля ударит под прямым углом, от запреградного действия мало не покажется – были случаи, когда после такого из всех щелей той маски мозги лезли, словно паста из тюбика. Но так то если «маслину» рожей поймал под прямым углом, без разницы, в маске ты или нет, по-любому ластами хлопнешь.                                   ===         Об этом как раз думал командир штурмовой группы по прозвищу Витя Шайба, в прошлом подающий надежды хоккеист, получивший срок за драку. После зоны Витя в спорт не вернулся, а занялся банальным рэкетом, благо физиономию и ширину плеч имел подходящие для этого рода занятий. Но за беспредел был вынужден «сделать ноги» от своих же подельников, вследствие чего оказался в украинской Зоне, которая, в отличие от мест лишения свободы, пишется с заглавной буквы.

Тема с шустрым и на удивление метким ученым Вите с ходу не вкатила, о чем он Хряку прямо и заявил. Мол, яйцеголовые так не стреляют, чтоб кумулятивный выстрел вогнать точно в амбразуру. И не хрен бы с тем ученым? Пусть подыхает в канаве по ту сторону дороги, откуда он так и не вылез после того, как шоссе расчесали вдоль и поперек из крупнокалиберных пулеметов.

Но главарь группировки решил показать характер. Помидорно покраснел щекастой рожей, достал из кобуры позолоченный «Вальтер» и начал орать, забрызгав Вите слюнями весь подбородок. Мол, Шайбе не только по барабану гибель пулеметчика, но он и на приказы пахана болт забил, понты колотит не в тему, даже чистый хабар группировки забрать не хочет. Попутно пристяжь пахана недвусмысленно отщелкнула книзу переводчики огня своих АК.

В общем, понятно, без вариантов. И сейчас Шайба шел к той проклятой канаве в сопровождении тройки своих пацанов, с которыми не один месяц топтал обе зоны – и ту, что со строчной буквы пишется, и ту, что с заглавной. Собрал корешей, когда решил делать ноги в Украину, думал, тут рай для ловцов удачи. Ага, как же. Везде хорошо, где нас нету, да только куда ни приди, везде своих уродов хватает.

А больше реальных кентов у Вити в этой группировке не было. Все нормальные бродяги откололись после того, как Индус исчез, остались одни отморозки, которые Хряку в рот смотрят. И теперь на все опасные мероприятия новый пахан шлет Шайбу и его кентов – потенциальных конкурентов под пули подставляет.

«С хрена ли я тут остался и пацанов своих на это дело уговорил? – думал Витя, не забывая держать на прицеле подозрительный кювет, в котором скрылся ученый. – Валить надо было из банды вместе с остальными. Вот вернемся обратно, и…»

Додумать мысль не получилось – Шайба обошел дымящиеся на асфальте останки научной «галоши», и сразу в поле его зрения попало что-то зеленое, торчащее из кювета. Опа-на, тот ученый. Лежит в канаве лицом вниз и не двигается.

По ходу, прав оказался Хряк, мать его за ногу, – склеил ласты яйцеголовый. Остается снять ценный бронекостюм, обшмонать труп на предмет артефактов, которые частенько у ученых водятся, и кандехать обратно. Не таким уж сложным оказалось задание.

Серёга Лом, что стоял слева, поднял свой импортный автомат – сложный в разборке, как часовой механизм, но зато на редкость точный в бое и стреляющий почти без отдачи.

– На хрена? – Витя ударил по стволу.

– Так это, Шайба, ё-моё… Контрольный надо в кукушку на всякий случай… – попытался отбрехаться Серёга.

– Ты, Лом, свою пустую кукушку маслиной отконтролируй, – посоветовал Витя. – Шлем продырявишь, потом Хряк неделю мозги канифолить будет. Пошли сымем бронеклифт и канаем отсюда.

Один из бойцов заржал, на что Лом огрызнулся:

– Харе ржать, мля! Не зря, блин, у тебя погоняло Конь – мёдом не корми, а дай фиксы свои поскалить.

Четверка спустилась в канаву, глубокую, словно траншея, да еще вдобавок густо заросшую кустами.

– Твою ж маму! – ругнулся сквозь зубы Шайба, когда его нога, утяжеленная бронированным ботинком, поехала по раскисшей осенней глине и бывший хоккеист чуть не грохнулся со всего маху рядом с трупом ученого. Случись такое, в глазах пацанов авторитет вожака мог бы нехило пошатнуться – мол, тоже мне, командир, по трезвяку на ногах не стоит.

Витя на ногах устоял, но злость на Хряка закипела вновь, словно вода в чайнике. Послал, как «шестерок», грязь месить, а сам в крепости, падла, отсиживается. Теперь уже сто процентов: вот вернемся и…

Додумать решительную мысль не получилось и на этот раз. «Труп» ученого внезапно резко перекатился на спину, и в руках у него был бесшумный автомат «Вал». Шайба только успел увидеть, как в направленном на него стволе мигнул выстрел, – а дальше на Витю обрушилась чернота, где больше не было ни злости на кого-либо, ни сожалений по поводу бездарно и бесполезно прожитой жизни.

* * ** * *

Самый здоровенный бандит, получив пулю в бронемаску, грохнулся на спину. Второй застонал и упал на колени – выскочивший из кустов Катар вонзил ему нож чуть ниже затылка, точно между подвижных бронепластин.

А вот Припас, прятавшийся в тех же кустах, сработал грубо. Его «Пустынный орел» грохнул дважды – и два бандита попадали на землю, словно их стенобитным тараном снесло. И на фига я, спрашивается, изображал из себя приманку, если всё равно чисто сработать не получилось?

– Не кипишуй, сталкер, всё ро?вно, – предупредил мои вопросы Припас, вылезая из кустов. – Было бы их двое, вообще вопросов бы не было. А так в натуре без мазы. Эти два фраера педальных сейчас бы из тебя решето сделали, если б не я.

– Он прав, – сказал Катар, с усилием выдергивая нож из шеи трупа. – Твой сценарий, Снайпер, вернуться обратно в шкуре этих фраеров хорош без базара, но сейчас мы его чутка переиграем. Припас, сымай вон тот клифт, и маску налепить себе на портрет не забудь. Короче, бодягу не разводим, наскоряк шуршим.

Они и правда всё быстро сделали. Я еще ни разу не видел, чтоб кто-то с такой скоростью снял с трупа средний бронекостюм и натянул на себя. При этом Катар умудрялся еще и беседовать с рацией, которая хриплым голосом поинтересовалась, что там за выстрелы и чего вообще происходит.

– Яйцеголовый шмалять начал, паскуда, – мастерски подделывая голос старшего группы, говорил Катар, втискиваясь в забрызганный кровью «Хранитель воли». – Коня и Лома завалил вглухую. Но мы его вырубили, живым доставим.

Рация взорвалась семиэтажным матом, густо пересыпанным уголовным жаргоном. И пока динамик перечислял места, откуда родились покойные Шайба и Лом, которые по собственной тупости насадились на «маслину» от яйцеголового ученого, Катар с Припасом упаковались в зеленые бронекостюмы и зафиксировали на лицах защитные маски. Теперь их не то что бандиты, родная мать не узнала бы. И план их мне понравился, в который они посвятили меня очень коротко, не вдаваясь в детали.

Правда, не совсем представлял я, что мы будем делать, когда дойдем до крепости. Ну, благодаря эффекту неожиданности десяток бандитов положим, а остальные расстреляют нас. Не такие уж они лохи, какими, возможно, представлял себе их Катар. Вполне себе приличные бойцы, привыкшие выживать в Зоне и соответствующе реагировать на выстрелы в свою сторону.

Но, тем не менее, всё это я гонял в голове, идя прямо на стволы, которые сто процентов были направлены из крепости в мою сторону. Я эти невидимые линии выстрела, что шарятся по моему телу, даже сквозь бронекостюм кожей чувствую. За долгое время хождения по Зонам выработалось у меня такое вот аномальное свойство физически ощущать, когда кто-то в меня целится. Поэтому сейчас у меня неприятно чесались переносица, шея и грудь очень паскудным, особым чёсом. До омерзения знакомое ощущение, которое ни с каким другим не спутаешь. Все мои отработанные рефлексы прям ныли – стреляй в ответ, уходи в перекат, прячься… Но нет, надо было идти, мысленно кроя матом ученых, не интегрировавших в «Научник» эффективного средства от почесухи.

А позади меня шли Катар с Припасом, для пущего театрального эффекта пихая меня в спину стволами трофейных автоматов. Вот интересно, а что им мешает сдать меня Хряку? Ведь за мою голову в Зоне очень существенные деньги можно получить, и награду эту пока никто не отменял. И вообще вся эта история про Индуса запросто могла быть «фуфлом», которое «прогрузили фраеру, а тот повёлся, как спиногрыз на шоколадку». Но про это лучше было не думать.

Из оружия у меня осталась только «Бритва», засунутая в расстегнутый боковой карман рюкзака – в случае чего выхватить успею. Правда, против нескольких огнестрелов никакой нож не поможет, это и лысому ежу ясно. Ладно, поживем – увидим.

Бандитскую крепость реально делали по образу и подобию научного комплекса Захарова. Даже схему бронированных ворот скопировали с вделанной в них небольшой дверью, которая при нашем приближении открылась, выпустив наружу двоих бойцов в аналогичных костюмах группировки «Воля». Интересно, за что ж «вольные» к бандитам настолько расположены? Просто так в Зоне ничего не делается, значит, причина есть, и веская. И, скорее всего, это деньги – повод для появления любых криминальных союзов. Например, вы нам артефакты, отнятые у сталкеров, а мы вам – бронекостюмы, производство которых отлажено и поставлено на поток. Нормальный взаимовыгодный бартер…                  ===                            – А ну-ка, тормознули нах! – проорал один из бойцов, направляя на нас свой автомат. – Чё у тебя с голосом, Шайба? Простыл, что ли? Туда шел – нормально базарил, а в рации будто кто другой тему толкал.

– Ты сам-то вкуриваешь, чего плетешь? – осведомился Катар всё тем же измененным голосом. – Вместо того чтобы бред гнать, на, принимай пассажира.

И сильно толкнул меня стволом в спину.

Я нелепо взмахнул руками, как и положено ученому, впервые попавшему в такую ситуацию, споткнулся и по инерции пробежал те несколько метров, что отделяли меня от бандитов.

– Назад, я сказал, глиста ученая, – бандит даже не удосужился направить на меня ствол автомата, просто сильно пнул меня ногой навстречу. Думаю, поймай я этот удар в пах тяжелым бронированным ботинком, и через защиту отдалось бы довольно неприятно. Но у меня на этот характерный пинок всегда рефлекс срабатывает, отработанный еще давным-давно в моем самом первом спортзале после увольнения в запас. Конечно, в зависимости от угла, с которого наносится удар, возможны варианты, но сейчас эта комбинация была оптимальной. А именно – блок голенью, одновременно выхватывая «Бритву» из кармана рюкзака. И когда бандит начал проваливаться вперед, я рубанул ножом ему по руке, сжимающей автомат, а обратным движением – по горлу.

Второй бандит начал было разворачиваться ко мне вместе со своим автоматом, но тут уж Катар не сплоховал. Короткая очередь из «Вала» бросила бандита на ворота, по которым он медленно сполз вниз. Катар же, подойдя, равнодушно выстрелил обоим бандитам в головы. Тут я с покойным Ломом вполне согласен: контрольный выстрел – это всегда гарантия от неконтролируемых неожиданностей в будущем.

– Клёвое у тебя перо, – заметил Катар, кивнув на отрубленную руку бандита. – Я его еще в прошлый раз срисовал. Не думаешь его сбагрить? Если да, просто назови цену. Не сейчас, конечно, когда дело сделаем.

– А ты б друга продал? – поинтересовался я, поднимая с земли автомат бандита и стряхивая с него отрубленную руку.

– Понял, – кивнул Катар. – Я так, чисто поинтересовался.

И первым шагнул через стальной порог крепости.

Он и Припас точно знали, куда идти. Вернее, бежать. Прямо, направо, опять прямо. Кто-то из обитателей крепости попытался заступить дорогу, даже рот было открыл, но пуля, выпущенная из «Вала», прервала возмущенный вопль в зародыше. Я отметил, что Катар стреляет просто замечательно для простого бандита: на бегу, с бедра, почти не целясь попасть в раззявленную пасть противника – дело непростое. Да и одним ножом убить ктулху, как он это проделал на арене, тоже не каждый сможет. Не говоря уж о том, чтобы раненому и без оружия выжить в Зоне. Стало быть, непрост татуированный, ох, непрост.

Мы старались до поры до времени передвигаться бесшумно, потому только Катар и стрелял из практически бесшумного «Вала», который я не стал требовать назад – это ж не «Бритва», которая уже, считай, часть меня. Но через полминуты режим тишины пришлось нарушить. До Хряка наконец дошло, что его провели как младенца, и над нашими головами заревели динамики:

– Братва, лашла в хате! Вали залетных!!!

В стальной многоэтажной крепости голос Хряка звучал словно колокол – глухой и то услышит. И сразу на всех этажах, соединенных меж собой лестницами, застучали по металлу бронированные либо подбитые стальными гвоздями подошвы.

– Срисовали, шавки, – сплюнул на бегу Припас. – Ничо, авось пробьемся.

Куда пробьемся? Хрен его знает. Но если есть куда пробиваться, это уже неплохо.

Выскочившего из-за угла бандита я срезал короткой очередью – на мой взгляд, этот режим огня только и нужен для боя в помещении, да еще для подавления противника огнем – конечно, когда патронов чуть больше, чем завались. В остальных случаях я предпочитаю работать одиночными.                 ===                               Но сейчас был не тот случай.

Бандиты полезли из всех щелей, словно тараканы во время обработки помещения дезинсекторами. И если на нашей стороне была внезапность, то на их – численность. Трудно отстреливаться на бегу, когда в тебя лупят из автоматов, пистолетов и ружей со всех сторон. Плюс то еще удовольствие бежать в довольно тяжелом бронекостюме, который ни разу не гарантирует неуязвимости. Тяжелое занятие.

Особенно когда в тебя попадают.

Пуля ударила в низ грудной бронепластины. По ощущениям – будто боксер в живот кулаком заехал. Больно, блин, аж дыхалку на секунду прихватило. Но это терпимая боль. Если б я без «Научника» был, в одной камуфле, тогда труба дело. А так я даже стрелять не перестал, вогнав короткую очередь в рыло меткому бандиту, который в меня попал.

Конечно, нам еще повезло в том, что обитатели крепости были без защиты. Правильно, кто ж внутри такого укрепления в бронекостюмах парится? Они ж как рыцарские доспехи, одеваются только перед серьезной битвой или выходом в Зону. А дома-то можно и в толстовках походить…

Короче, мы штук десять бандюков положили на бегу, пока Припас, задыхаясь, не ткнул стволом в какие-то металлические ворота, находящиеся прям внутри крепости.

– Туда!

Ну, туда так туда. Интересно только, за каким хреном внутри своего дома дополнительную загородку ставить?

Катар выстрелил в висячий замок на воротах, и тот слетел с петель, обиженно звякнув порванной дужкой. Пока Припас толкал створку, мы с Катаром держали оборону. Поганое занятие, когда ты на открытом месте, а в тебя стреляют со всех сторон. Правда, стреляют не особо прицельно. Когда ты, в отличие от противника, не в броне, как-то не особо хочется геройствовать и вылезать из-за укрытия. Тем не менее вторая пуля всё-таки долбанула меня в плечо, да так, что я чуть автомат не выронил. Но броненаплечник не сорвало, хотя синяк будет нехилый. Фигня, переживем.

– Готово! – крикнул Припас.

Выпустив по врагам напоследок оставшуюся четверть магазина, я нырнул в щель между створками ворот вслед за Катаром. После чего помог Припасу задвинуть нехилый такой металлический засов, намертво заблокировав ворота изнутри. Конечно, сварены они довольно криво, но всё равно какое-то время продержатся. Пока кто-нибудь не притащит гранатомет и не рискнет долбануть по ним кумулятивным выстрелом.

– Быстрее, – выдохнул Припас.

Я обернулся, одновременно меняя опустевший магазин автомата на полный…

И невольно присвистнул.

Это был… гараж. По-другому я это и не назвал бы. Большое помещение, по моим прикидкам площадью примерно с одну восьмую часть крепости, занимали верстаки, механизмы, характерные для автослесарной мастерской… и на первый взгляд вполне исправные бронированные машины. Одна БРДМ-2РХБ и два БТР-70, которые активно использовались при ликвидации аварии на ЧАЭС.

Правда, в отличие от тех машин эти были оснащены полагающимися им штатными пулеметами. В Рассохе зараженные и наполовину растащенные на детали бронемашины стояли рядами, потихоньку разваливаясь от коррозии под слаборадиоактивными дождями. Но на этих трех не было ни единого пятна ржавчины. Они, словно музейные экспонаты, поблескивали свежей зеленой краской и выглядели так, будто только что сошли с конвейера.

Но не эти броневики были самым удивительным экспонатом гаража. Потому, что над ними величественно возвышалась башня ИСУ-152, тяжёлой самоходно-артиллерийской установки периода Второй мировой войны – бронированной махины на базе тяжелого танка ИС с толстенной пушкой-гаубицей калибра 152,4 миллиметра.

Я много читал об истории Зоны, и о ликвидации последствий аварии 1986 года в частности. Поэтому знал, что в тот страшный год порядка десяти этих бронированных монстров были привезены к месту катастрофы. Во время войны фашисты уважительно называли нашу ИСУ-152 Dosenoffner, что в переводе с немецкого означает «консервный нож».

И не случайно.

Первоначально планировалось использовать самоходки для стрельбы по основанию разрушенного Четвертого энергоблока кумулятивными снарядами, чтобы через пробоины получить доступ внутрь заваленных помещений – дыры были необходимы для протаскивания трубопровода подачи жидкого азота под фундаментальную плиту. Но потом от этой идеи вроде как отказались. Правда, есть сведения, что тогда в Зоне ИСУ-152 использовалась как таран для разрушения зданий, подлежащих сносу6.                  ===                                      И вот теперь одна из них стояла в двадцати шагах от меня – как и броневики, свежевыкрашенная, с виду как новенькая. Только интересно: это правда гараж или всё-таки музей с «мертвыми» экспонатами?

– Броня на ходу, – развеял мои сомнения Припас, заклинивая засов взятым с верстака гвоздодером. – Я ее своими руками восстановил для Хряка, когда он еще не совсем ссучился. Крайнее средство для прорыва из Зоны, если крепость конкретно накроют правительственные войска. Но когда мое терпение лопнуло, я свалил нафиг. И нашел Катара.

– Это еще кто кого нашел, – усмехнулся татуированный. – И сейчас посмотрим, не зря ли мы сюда притащились. Ну что, оседлаем самоходочку?

– Ага, – бросил через плечо Припас, направляясь к ИСУ. – Я пока ее заведу, а вы пулемет заряжайте. И пушку заодно, если эти придурки снаряды еще не продали.

В дверь гаража уже молотили чем-то тяжелым, но грубо сваренные стальные ворота пока что держались. Поэтому мы с Катаром, не теряя времени, последовали совету Припаса, который, к моему удивлению, оказался весьма талантливым техником.

– И как же ты ее восстановил? – не удержался я от вопроса.

– Я ж раньше на тракторе работал, – пояснил Припас, отпирая люк самоходки. – Естественно, весь ремонт своими руками делал. А в армии был мехводом тяжелого танка Т-72, знаю его как свои пять пальцев. Ну а тут такая тема подогналась. Восстановил, короче. Понятное дело, кое-что Хряк с Большой земли заказал, остальное тут нашли. У ИСУ управление, конечно, отличается, но разобраться можно.

– И что, не фонит?

– Ну как не фонит, фонит, конечно, – пожал плечами Припас, справившись наконец с люком. – Но мы ж сталкеры или где, чтоб радиации бояться.

– Ясно-понятно, – сказал я, ныряя в самоходку через люк следом за Припасом. Нырнул – и офигел.

С самоходно-артиллерийскими установками Второй мировой войны я был знаком только по картинкам. И то, что я увидел внутри, требовало подробного инструктажа на тему, что тут и как. Ну снаряды на полках. Ну рукоятки механического наведения орудия по вертикали и горизонтали. Ну место механика-водителя, похожее на тесную кротовую нору, куда Припас скользнул с удивительным проворством. Интересно, а что мы с Катаром тут делать будем? Тут по ходу экипаж должен быть как минимум вдвое больше – помимо мехвода командир, наводчик, замковый, заряжающий…

– Двигай на командирское место, к пулемету, – распорядился Катар. – Я тут сам разберусь.

Вот это – по мне! Рядом с правым круглым люком бронемашины на турельной установке был установлен крупнокалиберный пулемет ДШК, принцип работы которого я представлял гораздо лучше, чем систему заряжания древней бронетехники. Как там с ней Катар будет разбираться, хрен его знает. А я лучше пулеметом займусь, тем более что ворота под ударами извне вот-вот рухнут.

Я только-только успел заправить ленту, как они рухнули. И в гараж повалили бандиты. На этот раз вперед пустили группу в тяжелых экзоскелетах, вдобавок держащих перед собой специальные шестидесятикилограммовые штурмовые бронещиты, специально для экзо и разработанные. Такой руками если и удержишь, то недолго. А без пневмоприводов, увеличивающих мускульную силу рук, нести его под огнем просто нереально.

А самоходка еще даже разворот не начала…

Ну я и вдарил по группе из ДШК почти в упор. Сначала по щитам, чтобы сдержать напор толпы. Получилось – крупнокалиберный пулемет хороший аргумент для того, чтобы не торопиться. Когда же штурмовики вынужденно остановились, дал длинную очередь по ногам. Да, щиты прикрывали колени, и даже часть голеней, но я стрелял по бронеботинкам, выглядывающим из-за нижнего края стальных плит, которые несли бандиты.

Расчет оказался верен. Несколько человек упали, открывая бреши в стене щитов, куда я и принялся молотить, кроша в кровавую кашу тела тех, кто шел следом за штурмовиками.

Многоголосый человеческий вопль ударил в стены гаража, прорываясь даже сквозь разрывающий перепонки звук молотьбы ДШК. Жуткое зрелище, если честно, когда крупнокалиберный пулемет почти в упор рвет на части толпу людей, отрывая руки и головы, раздирая в клочья тела, выбивая из них фонтаны крови. Но когда понимаешь, что иначе эти люди меньше чем через минуту разорвут тебя, эмоции куда-то деваются и остается только работа. Монотонная и неинтересная, как долбёжка старого асфальта отбойным молотком. Води стволом пулемета да краем глаза поглядывай, не кончилась ли лента.                                    ===                                        Правда, у меня еще одна забота появилась. Оставшиеся в живых штурмовики воткнули щиты в пол и спрятались за ними – не до штурма и не до стрельбы в такой ситуации, главное, щит удержать, уповая на механические мускулы экзоскелета. Но над головами выживших из темных коридоров крепости, что были там, за рухнувшими воротами, кто-то принялся стрелять по мне. Неприцельно, но довольно плотненько. Ствола три, не меньше, судя по вспышкам. Пока автоматы. Но это временно. Сто пудов сейчас кто-то с пулеметом присоединится, а то и с РПГ. И вот это уже точно будет невесело.

Пули в основном щелкали по броне да визжали над головой. Но одна по касательной долбанула в шлем. Ощущение, как если б у меня ведро на голове было надето, а по нему молотком хренакнули. Неприятно, но терпимо. Я дал очередь туда, в темноту, по вспышкам, но результата, само собой, не увидел – попал, не попал, непонятно. А из толпы между тем кто-то шустрый выстрелить успел…

Сволочь. Не только шустрый, но и меткий. Пуля прям в центр бронестекла саданула, отчего оно сразу пошло мелкими трещинами. Любая, даже очень хорошая защита имеет свой предел прочности, и спасибо моему шлему, что он удержал две пули подряд.

Правда, от такого подарка мой собственный внутренний прицел сбился конкретно, потому что глаза собрались в кучу, а голова стала похожа на гудящий колокол, по которому со всей дури ударили рельсой. Но я всё-таки сквозь мелкую сетку трещин в бронестекле смог разглядеть хвост ленты своего пулемета, в которой осталось от силы десяток патронов.

Но самоходка наконец-то начала разворот в сторону штурмующих! Еще немного, и пулемет не понадобится – бандитов можно будет просто раздавить гусеницами…

Я сильно тряхнул головой, чтоб глаза вернулись обратно на свои места, откинул бесполезное теперь разбитое забрало шлема… и я увидел то, чего опасался с самого начала.

Гранатометчика.

Он вышел из темноты коридора, уже заранее пристроив на плечо трубу РПГ-7, заряженного кумулятивным выстрелом. И это был трындец. Броня танков и самоходок Второй мировой войны не была рассчитана на кумулятивные выстрелы из современных гранатометов. Не знаю, какова толщина лобовой брони ИСУ-152, но вряд ли она толще «лба» своего прародителя, тяжелого танка ИС-1, тактико-технические характеристики которого я примерно помнил. Вроде «лоб» у него сто двадцать миллиметров. А кумулятивный выстрел РПГ-7 четыреста прошивает запросто, словно иголка плотную ткань…

Я, конечно, выстрелил. Выпустил остаток ленты в гранатометчика, искренне надеясь, что попаду…

Но надеждам этим не суждено было сбыться. Голова моя всё еще гудела после прямого удара пули в шлем, да и самоходка разворачивалась довольно шустро. Сложно, поймав конкретный нокдаун, попасть в ростовую фигуру, сидя при этом в ревущем, трясущемся, вращающемся монстре.

Пули ушли «в молоко», где-то пробив стены насквозь, а где-то взвизгнув об них рикошетами. А гранатометчик спокойно прицелился – и выстрелил.

Короткая вспышка, фигуру стрелка окутало белесым дымом, а я невольно зажмурился. Потому что знал, как оно будет дальше. Удар головной части взрывателя о преграду, срабатывание детонаторов и разрывного заряда, кумулятивная струя сильно нагретых газов пробивает броню ИСУ-152… Внутрь самоходки врывается веер осколков отколовшейся брони и огненная струя температурой в шестьсот градусов. А потом начинают взрываться топливные баки и боекомплект, так как температура кумулятивной струи вполне достаточна для того, чтобы поджечь топливо в баках и порох в снарядах…

Мысль быстрее реактивного снаряда, поэтому я очень живо представил себе, как изуродованные тела Катара и Припаса корчатся в неистовом пламени и как оно мгновенно поджаривает снизу меня, наполовину торчащего из люка…

Однако вместо ревущей струи огня снизу меня шибанула по закрытым глазам яркая вспышка. Не были б веки плотно сжаты, ослеп бы надолго…

А так ничего, обошлось. Я даже от удивления глаза открыл – и поразился очень красивой картине.

Прямо перед мной, на расстоянии вытянутой руки дрожала и вибрировала полупрозрачная субстанция цвета чистого неба, внутри которой ревело пламя, попавшее в западню. Красивая и жуткая картина… которая просуществовала недолго. Миг – и пропала она, лишь в воздухе повисло облако черной пыли да вонь сгоревшей взрывчатки мазнула по ноздрям.

А гранатометчик, паскуда такая, хоть и щурился подслеповато, поймав сетчаткой ярчайшую вспышку, но уже вставлял в свой РПГ-7 новый выстрел!                           ===                            – Сука потрошёная! – раздался снизу рёв Припаса. – Единственный «щит» сжег, гадёныш!

К слову, «щит» – это полумифический редчайший артефакт, мгновенно реагирующий на быстролетящие предметы. В барах поговаривали, что если носить его на груди, то он способен за пару метров остановить пулю или даже артиллерийский снаряд, который летит в тебя. Я всегда считал эти россказни сказками, но судя по произошедшему только что, похоже, гранатометчик три секунды назад уничтожил уникальный арт. Судя по сталкерским басням, недостатками «щита» были высокая радиоактивность и одноразовость – после срабатывания артефакт разрушался, отдав всю свою энергию. И, судя по воплю Припаса, второго «щита» у него не было.

Но он был уже и не нужен, потому что самоходка летела вперед, набирая скорость, сбивая на своем пути живых и давя гусеницами тела мертвых. Гранатометчик вскинул было свой РПГ, но выстрелить не успел. Клиновидный передок ИСУ-152, похожий на таран, врезался ему в низ живота, выбив из человеческого тела нечеловеческий вопль. А дальше я уловил лишь заглушаемое рёвом движка слабое чавканье, с которым гусеница проехалась по мясу, которое мгновение назад было живым человеком.

Самоходка летела прямо на стальную стену, и я счел за лучшее нырнуть внутрь бронемашины, захлопнув за собой люк. После чего мощный удар сотряс ИСУ-152, и я услышал срежет рваного металла, царапающего броню. Судя по нему, самоходка просто смяла стену и разодрала ее словно лист бумаги… и, ревя двигателем, покатилась дальше внутрь крепости.

Возле лобовой бойницы стоял Кардан, стреляя по кому-то из автомата. Ну, почему не пострелять, если есть для этого дела специальная дырка в броне. Поэтому мне ничего не осталось, как влезть на командирское место и припасть к перископу, обеспечивающему круговой обзор. Видно через него было поганенько, тем более что внутри крепости с освещением не очень, но понять, что происходит, можно.

ИСУ-152 разносила крепость изнутри. По ходу, не зря ее «консервным ножом» прозвали. Мощная машина крушила сварные колонны, раздирала в клочья стальные стены и перегородки, давила гусеницами лестницы, сминая их в гармошку. Эпическое зрелище мести. Вот только интересно – когда крыша крепости рухнет, сумет ли самоходка выбраться из завала, не похоронив сама себя под грудой металла?

Бандиты разбегались кто куда от беснующейся машины, а Катар, рыча как бешеный волк, поливал их свинцом из автомата. М-да, похоже, я попал в команду психов, которым для полного счастья не хватало третьего. Вполне согласен с высказыванием, что месть – это блюдо, которым нужно наслаждаться с холодной головой – ну, или что-то в этом роде. А когда шляпа дымит как паровоз, это уже не продуманная, качественная месть, а пьяный угар и вообще не пойми что такое.

Но вдруг я увидел, как откуда-то из темноты появились два человека – один впереди, второй за ним – и пошли навстречу самоходке. Думаю, Катар и их бы срезал очередью, но он как раз, оторвавшись от бойницы, менял магазин. А Припас, увидев идущих, вдруг сбросил обороты, а потом и вовсе остановил машину.

– Что за нах? – рыкнул Катар.

– Сам глянь, – коротко бросил Припас.

Татуированный посмотрел в свою бойницу. Но стрелять не стал, а лишь растерянно протянул:

– Твою ж мать…

И рванул к люку.

– Ты уверен? – поинтересовался Припас, но Катар уже вылезал наружу.

Через прибор было видно очень плохо, а я от природы любопытный. Интересно мне стало, с чего это татуированный так резво подорвался со своего места. Поэтому я откинул командирский люк и высунулся наружу.

Пока самоходка мяла в металлолом внутренность крепости, какой-то обломок стали сорвал пулемет со станка. Но это не страшно, у меня на крайний случай автомат есть, который всё это время был у меня за спиной. Высунулся я, значит, пригляделся – и прифигел немного. Потому что узнал тех двоих, что неторопливо шли к самоходке.

Впереди, слегка прихрамывая, шел Индус. Тот самый бандитский авторитет, которого я однажды спас в тюрьме – и который потом дал мне возможность выйти живым с его базы, хотя по всем раскладам я должен был там погибнуть7. Сейчас на нем были какие-то грязные лохмотья, лицо осунувшееся, обросшее свалявшейся бородой. Руки Индуса были зафиксированы за спиной экстремально изуверской «египетской» вязкой – заведены за спину и связаны в локтях. В таком положении о побеге не думается, ибо каждый шаг отдается в плечевых суставах, ноющих от нестерпимой боли.               

 Читать  дальше  ...   

***

***

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 001

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 002 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 003

 Закон охотника. Дмитрий Силлов. 004 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 005

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 006 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 007

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 008

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 009

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 010

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 011

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 012 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 013

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 014 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 015 

О книгах Дмитрия Силлова. Сталкер.

***

* * *

---


---

Источники:         https://libcat.ru/knigi/fantastika-i-fjentezi/boevaya-fantastika/428540-97-dmitrij-sillov-zakon-ohotnika-litres.html#text             https://www.litres.ru/dmitriy-sillov/zakon-ohotnika/?lfrom=236997940    https://libbox.ru/book/zakon-oxotnika  

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

***

***

***

 

Где-то есть город
... в горах,
Кто-то построил его,
Наверное, люди.
…Облако рядом,
Всего в двух шагах,
Странствует мимо,
Как на верблюде.
… С башен высоких
Взирает на мир,
… Красота.
Светом холодным,
Призрачно тихим
Являет, как Дух,
Чудеса…
И при этом,
Заметьте,
Творчество есть…
На далёкой,
Не нашей,
Планете.

Где-то в горах

Иван Серенький

***

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 43 | Добавил: iwanserencky | Теги: Закон охотника. Дмитрий Силлов, Дмитрий Силлов, из интернета, Закон охотника, текст, СТАЛКЕР | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: