Главная » 2022 » Июль » 11 » Закон охотника. Дмитрий Силлов. 007
12:41
Закон охотника. Дмитрий Силлов. 007

***

Воодушевившись, Краев тем же методом положил еще двоих и уже выцеливал четвертого, когда автоматная пуля ударила ему в бронепогон, прикрывающий плечо.

Немедленно резкая боль пронзила сустав, правая рука сразу же отсохла напрочь. А из лесу пёрли новые зомби. И со стороны кладбища тоже. Невооруженные, но опасные тем, что находились ближе к Андрею. В минуте ходьбы живому, в трех – мертвому с его рваной походкой паралитика. Блин, того и гляди толпой навалятся, как в кино, и начнут вдумчиво выковыривать еду из бронекостюма, словно устрицу из раковины.

Тратить батареи генератора на чрезмерно активные трупы Краев не стал. Как и пистолетные патроны. Не хватит их на всех мертвяков, которые вылезли из леса. Толпа голов в пятьдесят, и немногим меньшая стая от кладбища к нему тащится. Как там Шаров сказал? Две «роженицы», ни дна бы им, ни покрышки. Оставалось только одно – прорываться между двумя группами ходячих кадавров, пока они не отрезали путь, проложенный компьютером, встроенным в шлем. Который, кстати, пока что работал, высвечивая экстремально покрасневшей линией дорогу на карте. Интересный шлем. Когда дорога становится опасной, он ее красным подсвечивает, как на автомобильном навигаторе. Типа, такой путь лучше бы обойти, ну его нафиг.

Но обходить возможности не было, мертвяки явно собирались взять жертву в кольцо – и у них это неплохо получалось. Поэтому Андрей, вскочив с земли, рванул вперед, отстреливаясь и удивляясь скорости, с которой мчался. Артефакт, висящий на шее Краева, и вправду был бесценным…

Но не всемогущим. Потому что мертвецы, почуяв неладное, ускорились и пошли на перехват. Андрей понял – проскочить без боя не удастся. Завидев добычу, ходячие трупы стали двигаться довольно проворно, не так медленно и печально, как в кино про зомби показывают. Может, это они сытые ходят, еле волоча ноги. А когда жрать хотят, своими гнилыми подпорками перебирают будь здоров, не смотри что дергаются будто под током.

Две толпы сходились, причем те мертвяки, что с автоматами были, стрелять перестали. Патроны берегут? Похоже на то. И правильно, на фига их тратить, когда жертва сама бежит прямо в лапы. Еще пара секунд, и две толпы кадавров схлопнутся, словно створки дионеи – растения, питающегося зазевавшимися насекомыми.

…А Андрей бежал. Со всех ног. Стреляя практически в упор по сгнившим головам до тех пор, пока не кончились патроны. После чего Краев крутанул пистолет, и, перехватив его на манер молотка, на бегу принялся лупить тяжелой рукояткой АПС по тянущимся к нему рукам. Эффективность такого приема, конечно, была не фонтан – только очень хорошо прогнившие когтистые пальцы иной раз отваливались, напоследок брызнув гноем. Зато нож во второй руке работал на совесть. Удар – и черепушка, облепленная остатками почерневшей кожи, разваливается пополам. Второй – и рука, отрубленная по локоть, падает на серую траву. Хороший нож «Катран», словно специально для такой рубки придуман.

Андрей рубанул еще раз, уже особо ни на что не надеясь, ибо трупы были совсем рядом. Оскаленная башка с давно отвалившимися губами отскочила от туловища, которое рухнуло под ноги Краева. Андрей перепрыгнул его – и вдруг оказалось, что рубить больше некого. Мертвецы, что-то недовольно бормотавшие себе под то, что осталось от носов, теперь были позади. Впереди же была чистая зеленая линия на карте, ведущая прямо к цели.

* * *

Интересно работают большие стационарные «кротовые норы». Вошел в нее – и тут же вышел… Блин. А где это я, собственно, вышел?

Перед тем как прыгнуть в «кротовину», я конкретно так представил себе огромный научный комплекс Захарова, больше похожий на полукруглый бетонный бункер, при этом очень надеясь, что аномалия выкинет меня где-то поблизости от представляемого объекта…

Выкинула. Хрен знает куда. Позади, за мерцающим выходом из аномалии, какое-то полуразрушенное одноэтажное кирпичное здание, похожее на типовую советскую станцию техобслуживания. За ней какие-то гаражи виднеются, явно самодельные, почти полностью рыжие от ржавчины. Слева полуразложившийся труп кабана-мутанта валяется, справа какие-то разбитые, гнилые ящики. А прямо передо мной – столбик, на который натянут противогаз. Так в этих местах сталкерские могилы отмечают. Похоже, кто-то вышел из транспортной аномалии и тут же нарвался на пулю, упокой его Зона.

Я уж подумал о том, чтоб обратно в «кротовину» шагнуть, а потом от железнодорожного моста идти дорогой, которой уже доводилось ходить ранее. Но тут мой взгляд упал на покосившийся дорожный знак. Самой дороги больше не было, заросла травой и сорняками. А знак остался. Весь в пятнах коррозии, но несколько букв прочитать еще можно.                         ===                                 Я уж подумал о том, чтоб обратно в «кротовину» шагнуть, а потом от железнодорожного моста идти дорогой, которой уже доводилось ходить ранее. Но тут мой взгляд упал на покосившийся дорожный знак. Самой дороги больше не было, заросла травой и сорняками. А знак остался. Весь в пятнах коррозии, но несколько букв прочитать еще можно.

«Го… но… ка».

У любого опытного сталкера в голове, словно в компьютере, хранится информация практически обо всех объектах Зоны. И я – не исключение. Помнится, неподалеку от научного комплекса Захарова деревенька была. Ну-ка.

Я достал свой КПК, включил, загрузил карту. Ага, так и есть. Деревня Горновка, население которой, помнится, до аварии преимущественно занималось обслуживанием расположенного неподалеку пионерлагеря. Получается, всё, что от нее осталось, так это вон те кирпичные развалины. А деревянные дома жителей деревни сгнили, развалились и превратились в удобрения для густо растущих сорняков. Что ж, неудивительно. До знаменитой радиолокационной станции «Дуга» отсюда всего-то два километра. Стало быть, аномальный фон тут, мягко говоря, нехилый. Не только дома разваливаются, но и мутанты дохнут на ходу, как тот мутировавший кабан, что навеки уткнулся рылом в серую траву Зоны.

Но, тем не менее, оставалось только порадоваться, что «кротовина» выкинула меня неподалеку от научного комплекса Захарова – пешком тут меньше километра до него идти. Ну, я и пошел куда карта вела.

И почти сразу услышал выстрелы.

Сначала явно из автоматов молотили. Очередями. Ближний бой? Может быть. Потом одиночные захлопали, судя по звуку, калибром послабее. Кто-то из пистолета развлекался.

Я по привычке выстрелы посчитал. Не иначе, из «стечкина» кто-то работает, уж больно много характерных хлёстких хлопков без смены объемного магазина. И всё это в той стороне, куда мне надо. Ладно, не впервой нашему брату, словно по компасу, идти на звуки выстрелов. По ходу, мать его, карма у меня такая, переться туда, где народ увлеченно друг друга на ноль множит.

Бурьян в той стороне рос высоченный, с человеческий рост. Прям на границе деревни, за гаражами и начиналась серо-зеленая стена аномально разросшейся травы.

Не люблю я продираться сквозь такое, но ничего не попишешь, придется. Тем более что в той стороне вроде как отстрелялись. По опыту знаю – теперь там победители трупы шмонают на предмет хабара. Как раз пока я до места перестрелки дойду, они свое дело закончат и наверняка свалят подобру-поздорову. Не любят люди находиться там, где они только что убили других людей. Оставшаяся с каменного века в генетической памяти вера в мстительных духов? Или опасение, что на выстрелы могут прийти живые мстители или же другие любители пошарить по карманам мертвецов? Возможны и другие варианты, но факт остается фактом – с места удачно закончившейся перестрелки каждый выживший норовит убраться подальше.

Такие вот философские мысли гонял я у себя в голове, пока шел к стене бурьяна, уверенный в своей правоте, основанной на богатом сталкерском опыте…

И ошибся.

Внезапно бурьян зашевелился, и из него выскочил какой-то тип в легком бронекостюме, который таскает на себе в Зоне охрана научных экспедиций. Продуманная «шкура», практически не стесняющая движений и в то же время дающая неплохую защиту от пуль и аномалий.

Обычно для сталкеров охрана научников не особо опасна, если её не трогать. Свой у них интерес – чтоб яйцеголовых, что по Зоне шарятся, живыми на базу доставить. Те ж как увидят что-то для них интересное, запросто могут и в аномалию нырнуть, и из хвоста невиданного ранее мутанта начать волоски выдергивать для анализов. Вот охранники и пасут их, словно няньки детишек неразумных.

Только при этом секьюрити научника не было. Постреляли их, что ли, там, откуда этот охранник ноги сделал?

А он между тем остановился и уставился на меня, словно впервые сталкера увидел. И хрен его поймешь, что у него на уме, за матовым стеклом защитного шлема не видно ни черта. Стоит себе столбом. На поясе пистолет и нож, а в руках какая-то странная хрень, немного похожая на пушку Гаусса. Но не она…

И вдруг ни с того ни с сего этот охранник начал ту хрень в мою сторону разворачивать!

Не сказать, что я не был готов к такому раскладу – в Зоне любой незнакомец, у которого есть оружие, может без видимых причин применить его против тебя. Рожа ему твоя не понравилась, например. Или, наоборот, берцы приглянулись. Поэтому я не мешкая начал делать то же самое, благо автомат у меня в руках был, а не за плечом на ремне болтался.                 ===                            Патрон у любого нормального бойца всегда в патроннике, поэтому для того, чтоб начать стрелять, всего-то и нужно щелкнуть переводчиком огня, совместить линию выстрела с тушкой зловредного противника и нажать на спусковой крючок.

Жизнь научила меня делать это очень быстро… но в эти доли секунды я осознал, что охранник двигается быстрее меня.

Намного быстрее.

Конечно я оттолкнулся ногами, стремясь сместиться с линии его выстрела и уже в полете срезать противника очередью… но белая вспышка, которая расцвела на конце ствола его странного оружия, достала меня в полете.

Удар…

Адская боль во всем теле…

И темнота.

* * *

Андрей бежал, проламываясь сквозь заросли высокой травы и уже понимая – ушел! Спасся. Но при этом остался без связи. В наушниках по-прежнему была гробовая тишина.

Впрочем, ничего ужасного. Боевую задачу он и без связи выполнит. Сейчас Краев уже расценивал свою миссию именно так, по-военному, как учили. Взялся – выполни не думая. Потому что когда боец начинает размышлять о том, что делает, то может запросто умом тронуться. Или пустить себе пулю в башку. Чисто чтоб она больше не думала. Тем более, на кону была жизнь Маргариты, а тут уж не до размышлений.

Наконец, нереально высокий бурьян закончился. Андрей вывалился из него – и увидел человека. Того самого, фото которого показывал академик Захаров. Резко очерченные черты лица, складка меж бровей, внимательные глаза стрелка, привыкшего видеть в каждом человеке потенциальную цель.

Их взгляды пересеклись – и каждому стало понятно, что сейчас будет. Без разговоров. Две секунды вполне достаточно хорошим бойцам для того, на что у плохих бойцов уйдут минуты выяснения, кто, что, зачем, почём…

Двигаться они начали почти одновременно. Причем этот сталкер с говорящим позывным Снайпер всё сделал отлично. Краев даже сейчас не мог сказать с полной уверенностью, кто бы из них вышел победителем из короткой перестрелки, если б не «ускоритель», висевший на шее у Андрея.

Но артефакт сработал замечательно. Снайпер прыгнул, грамотно уходя с линии выстрела, но всё-таки на спусковой крючок нажать не успел. А может, просто не был до конца уверен, что Краев собирается в него стрелять. Похоже, он сомневался. Почему? Может, дело в защитном костюме?

Впрочем, размышлять времени не было – в любой момент на поляне могли появиться зомби. Поэтому Андрей разоружил сталкера, валявшегося в беспамятстве, связал его по рукам и ногам, взвалил на себя и пошел обратно, обходя по широкой дуге местность, где зомби с таким воодушевлением только что на него охотились.

Конечно, Захаров недвусмысленно дал понять, что больше хотел бы видеть Снайпера мертвым, нежели живым. Но добивать пленника Краев не стал. Если академику надо, пусть сам этим занимается. Совершенно ни к чему лишний раз убивать живого человека, когда можно этого не делать.

…Каким бы ты ни был мегабравым офицером спецназа, переть на себе взрослого мужика – это удовольствие еще то. Кто выносил раненых с поля боя, знает это не понаслышке. Подготовленный боец, на скелет которого накручены мышцы, тяжелые, словно мокрые канаты, плюс его шмотки с берцами в придачу, плюс его оружие – это как минимум центнер, к гадалке не ходи. От которого после километра ходьбы по пересеченной местности ноги начинают слегка трястись, что вполне объяснимо и закономерно. Особенно если ты, получив вырубивший тебя нехилый удар по башке, уже без малого сутки носишься как конь и воюешь без продыху.

Но Андрей был не из тех, кто мог позволить себе отдых, не дойдя до цели каких-то полкилометра. Обматерил себя последними словами, накрутил, подзарядился от того, что сам себя обложил семиэтажным, – и попер как танк по пересеченной местности, забыв про усталость. У русского спецназовца когда первое дыхание заканчивается, второе включается обязательно. Потом третье – и так далее, пока боец не выполнит намеченное. Или не умрет от перенапряжения, что случается очень редко. Потому что дыханий у российских воинов обычно ровно столько, сколько нужно для выполнения боевой задачи.

Краеву повезло. Мутантов на дороге не попалось, ходячих мертвецов тоже. Видать, разошлись кто куда после неудачной охоты, потеряв потенциальную жертву в высокой траве. Да и аномалия встретилась лишь одна, похожая на грязный вихрь, внутри которого бултыхалась гнойно-черная взвесь. Рядом с аномалией валялся зомби. Вернее, то, что от него осталось. И выглядело оно очень неаппетитно – так, будто живой труп проглотили, начали переваривать, а потом выплюнули.                           ===                                  Кстати, похоже, так оно и было. Не иначе, аномальный вихрь польстился на ходячую мертвечину, приняв ее за живого сталкера. Набросился с голодухи, начал жрать – и конкретно отравился тухлятиной. Сто процентов хреново ему было сейчас, как алкашу, пережравшему паленой водки. Вихрь качался, словно пьяный, при этом его слегка трясло. Короче, не до Краева ему сейчас было.

Андрей всё-таки на всякий случай обошел аномалию, держа ее в поле зрения. И когда уже отдалился на безопасное расстояние, услышал за спиной характерный утробный звук. Наверно, так зычно, с потрескиваниями и похрюкиваниями, мог бы блевать динозавр, заполучивший несварение желудка. Бывает же…

Наконец из-за рощи кривых деревьев показался знакомый купол колоссального научного комплекса. Андрей поднажал. Когда видишь цель, двигаться всегда легче, даже если уже выдохся, словно загнанный конь.

От артефакта, болтавшегося на шее, толку больше не было – похоже, и у него закончилась энергия. Поэтому Краев шел уже только на морально-волевых. И даже немного обрадовался, когда увидел профессора Шарова, вышедшего ему навстречу из ворот лаборатории в сопровождении двух кибов. Причем и у профессора, и у его пристяжи в руках были точно такие же парализаторы, как и тот, что висел у Андрея на плече так, чтоб можно было в любой момент перехватить его для стрельбы. Непростое это дело, конечно, когда у тебя на спине груз весом в центнер, но если надо, Краев бы справился…

А сейчас было надо.

Правда, Андрей понял это слишком поздно.

Ну не ожидал Краев, что ближайший помощник Захарова ни с того ни с сего вскинет свой парализатор – и выстрелит в него.

Конечно, Андрей оттолкнулся ногами, одновременно сбрасывая груз со спины и стремясь сместиться с линии выстрела, чтобы срезать Шарова из своего оружия, желательно вместе с его пристяжью…

Но тело бесчувственного пленника задержало рывок на мгновение. Которого оказалось достаточно. Белая вспышка расцвела на конце ствола шаровского парализатора и достала Андрея в полете.

Удар…

Адская боль во всем теле…

И темнота.

* * *

Когда тебя часто вырубают, вырабатывается определенный навык правильного прихода в себя. А именно – очнувшись, не открывать глаза, а сначала слушать, нюхать и осязать. То есть оценивать обстановку перед тем, как переходить к каким-либо действиям.

Однако с ходу у меня ничего не вышло. Было тихо. Пахло… ничем. Вообще никаких специфических запахов не ощущалось. С осязанием тоже было неважно. На запястья и щиколотки ничего не давит, значит, конечности не связаны. Однако пошевелиться не могу. Тела ниже шеи словно просто нет. Жесть… Такого я еще никогда не чувствовал. Явный повод заканчивать изображать из себя мумию, и наконец поднять отяжелевшие веки.

Что я и сделал.

Несколько секунд глаза привыкали к свету, после чего я обнаружил, что лежу на спине и смотрю в белый потолок с аккуратными и совершенно чистыми плафонами, горящими ровным, ненавязчивым светом. То есть это не Зона, где любые потолки грязнющие, а сохранившиеся светильники преимущественно разбитые. Офигительно глубокое умозаключение, ага. Но после того, как тебя искусственной молнией шибанули, и на этом спасибо. Могло вообще все мозги отбить.

Насчет молнии – это ко мне память возвращаться начала. И злость к тому типу, который ни с того ни с сего меня ею долбанул. Приличные люди, прежде чем друг в друга стрелять, хоть какой-нибудь повод для этого найдут. А это ж маньячество какое-то получается: увидел живого человека, и хренакс в него разрядом за здорово живешь. Кстати, может, я реально на психа нарвался? Но почему он тогда был в костюме охраны научников? И как ему удалось так быстро выстрелить? Обычные люди с такой скоростью двигаться не умеют…

Вопросов было больше, чем ответов. И все они были полной ерундой по сравнению с главным: почему я не могу двигаться?

Нет, веки поднимались-опускались как и раньше, язык в пасти ворочался без проблем, нос шмыгал, нижняя челюсть исправно щелкала зубами. И на этом, похоже, всё. Лежи себе, рассматривай совершенно неинтересный потолок, по которому даже мухи не гуляют. Скучно настолько, что от безысходности впору начинать орать. И сразу матом, который, как известно, всегда до всех лучше доходит, чем интеллигентные вопли на культурном русском языке.

Но прежде чем начать вопить как недорезанный буйвол, я всё-таки попробовал повернуть голову. Что мне с некоторым трудом, но удалось. Затекшие мышцы шеи работали, но на уровне ключиц начиналась мертвая зона. Наверно, так себя чувствовала описанная в фантастической литературе голова профессора, отделенная от тела, но, тем не менее, живая.                  ===                              Но прежде чем начать вопить как недорезанный буйвол, я всё-таки попробовал повернуть голову. Что мне с некоторым трудом, но удалось. Затекшие мышцы шеи работали, но на уровне ключиц начиналась мертвая зона. Наверно, так себя чувствовала описанная в фантастической литературе голова профессора, отделенная от тела, но, тем не менее, живая.

Угу. Что-то подобное я и ожидал увидеть в придачу к снежно-бело-стерильному потолку.

Слева стоял большой агрегат непонятного назначения. От него ко мне тянулись провода и трубки, по которым медленно текла какая-то зеленовато-желтая гадость. Для того, чтобы разглядеть, что и куда подсоединено, нужно было приподнять голову. Увы, не мой случай, хорошо что хоть повернуть удалось. Но в целом догадаться несложно. Трубки идут к венам, провода – к датчикам, закрепленным на моем теле. Ладно. Больше с этой стороны ничего интересного нету.

Я повернул голову направо.

О как!

Справа стоял хирургический стол, по ходу, такой же, на каком лежал я. Рядом со столом находился агрегат, аналогичный тому, что стоял у меня слева. А на столе лежал мужик. Ростом примерно с меня, мускулистый, на костяшках левой руки мозоли, какие появляются от вдумчивой отработки ударов на макиварах, досках и боксерских мешках. Стало быть, наш человек, не понаслышке знакомый с искусством набития лица ближнему своему. Также на руке мужика просматривалась татуировка – змея, оплетающая предплечье.

К нашему человеку от агрегата тянулись такие же трубки и провода, как и ко мне. Предполагал я верно: трубки оканчивались иглами, воткнутыми в вены, а провода – присосками, которыми было облеплено всё тело мужика.

А еще под нижней частью шеи татуированного каратиста я заметил небольшое устройство, типа подставки под загривок.

Не понравилась мне эта подставка, ох не понравилась. Сразу вспомнилась тема про то, что если воткнуть нож между пятым и шестым шейными позвонками, то ниже ранения будет парализовано всё тело. Что, собственно, сейчас со мной и было. По ходу, каратиста так же стреножили. Ну, зашибись. Попал так попал. Тюрьма, из которой не сбежать. Никак. Твою ж дивизию…

Где-то вне зоны моей видимости хлопнула дверь, и я услышал знакомый голос:

– Надо же, как замечательно, что вы пришли в себя. Некоторые параметры можно снять, только когда исходник находится в сознании.

В поле моего зрения неторопливо вплыл дружелюбно улыбающийся академик Захаров. Вот ведь сволочь. С виду прям рождественский Дедушка Мороз. Кто бы мог подумать, что за этой благодушной маской скрывается жестокий и расчетливый бизнесмен, который любой ценой привык добиваться того, что хочет. Впрочем, все настоящие ученые такие – ради своих целей готовы принести в жертву и себя, и уж тем более других. Поэтому ничего удивительного.

– Исходник? – переспросил я.

– Ну да, – пожал плечами Захаров. – Когда человек становится поставщиком базовых клеток для выращивания клонов, мы тут называем его исходником. Например, вы, Снайпер, исходник номер шестнадцать. Ничего особо интересного, кстати. Я ожидал большего. Реакция на раздражители быстрее, чем у обычного человека, выносливость получше, зрение идеальное. Признаков суперспособностей не обнаружено, что странно – вы ж, типа, Меченосец, борец со злом и всё такое, а не просто заурядный набор физических данных, превышающих средние показатели хомо сапиенс всего-то на двадцать процентов. Вот, например, один дружинник из соседней вселенной плюс двести процентов показывал. Так что я подумываю о том, чтобы списать вас за ненадобностью.

Тем более что вы не выполнили мое задание убить Кречетова и принести мне артефакт, называемый «фотошопом»3.

Лицо Захарова исказила неприятная гримаса. И куда делся добродушный старичок, каким я уже привык его видеть? Маска спала. Сейчас это был хладнокровный убийца, причем взбешенный хладнокровный убийца.

Впрочем, академик быстро справился с собой, вернув на лицо свою обычную маску. Он даже тепло так, душевно улыбнулся и продолжил:

– А еще вы зверски убили Касси, которая была мне как дочь. Согласитесь, немалый повод для того, чтобы ваш путь в мир иной был долгим и мучительным – уж это я вам обеспечу, поверьте, когда буду полностью уверен в вашей бесполезности. Поэтому даже хорошо, что вас не убили, а принесли мне живым, – просто я не надеялся, что с вашими суперспособностями возможно будет взять вас в плен. Но всё, что ни делается, к лучшему. К тому же есть теория, что на грани жизни и смерти атрофировавшиеся суперспособности могут проснуться. Так что в ближайшее время, думаю, мы проведем очень интересный совместный эксперимент. Это произойдет скоро, примерно через час, как только анализатор полностью соберет все данные о вас.                             ===                                    Академик подошел ко второму столу, на котором лежал каратист, и задумчиво уставился на неподвижное тело.

– А вот это совсем иной случай. Уникальный образец. Клетки его тела способны перестраиваться так, как не снилось ни одному мутанту Зоны. Кровь этого существа, которое я не рискну называть человеком, провоцирует у других биологических организмов совершенно фантастические изменения на клеточном уровне. Плюс у него в избытке присутствуют те самые суперспособности, которых у вас, Снайпер, я так и не нашел. Думаю, вы сами это прочувствовали, когда он вырубил вас из парализатора, в отличие от некоторых отлично выполнив свое задание. Правда, сейчас те способности как бы в анабиозе находятся, но в данном случае, думаю, это дело поправимое.

Вот оно что! На соседнем столе лежал тот тип в костюме охранника научных экспедиций, которого я повстречал в Зоне. Что ж, надо признать, двигался он с просто потрясающей скоростью, любой ктулху позавидует. Только вот интересно, его-то за что на стол определили? Вроде задачу выполнил, меня поймал, прогнулся перед Захаровым. В отличие от меня, который его задание не выполнил и оставил в живых профессора Кречетова.

Что я и озвучил.

– Ну, а он-то чем не угодил? Идеальная «торпеда» для вас. Его-то за что в подопытные кролики определили?

– Как вы выразились, «торпед» у меня хватает, – улыбнулся Захаров. – К тому же из хорошего исходника я при наличии достаточного количества заготовок могу наштамповать сколько угодно копий. А этот экземпляр уникален. Поэтому мне он интереснее здесь, в лаборатории, чем в Зоне на побегушках.

Захаров посмотрел на часы.

– Ладно, пойду я уже, заболтался с вами…

– Почему я не могу пошевелиться? – перебил я академика.

– Могли бы догадаться, – хмыкнул Захаров. – У вас чуть пониже затылка установлен блокиратор нервных импульсов, который работает намного лучше любых оков. Так что не пытайтесь освободиться. Результатом ваших дерганий головой могут стать лишь потянутые мышцы шеи, не более.

– М-да… – протянул я. – Зря я тебя спас тогда.

– Это вы мне, никак, про Долг жизни напомнить решили? – усмехнулся академик. – Бесполезно. Я ученый и поэтому не верю в эти ваши сталкерские байки про законы Зоны. А еще я практичный человек и делаю только то, что считаю разумным и рациональным. Помните, как у Лао Цзы: «Высший и превосходный человек всегда очень осторожно делает добро». Поэтому, господин Меченосец, на будущее рекомендую просчитывать собственную выгоду от спасения кого-либо.

Он мазнул взглядом по агрегату, стоящему возле моего стола, прищурился, видимо, что-то читая на встроенном мониторе, после чего добавил:

– Впрочем, судя по показаниям приборов, будущего у вас, скорее всего, не будет. Зато заготовка для качественной копии получится отличная.

И ушел, гад такой. Но, что самое обидное, он в чем-то прав. Слишком часто у тех, кому ты помогаешь, потом появляется желание тебе навредить. Еще кажется, Лев Толстой заметил, что если вдруг вы стали для кого-то плохим, значит, много хорошего было сделано для этого человека. Да и в народе говорят: не делай добра, не получишь зла. Так, может, и правда, хватит уже жить для других, пора бы и для себя…

Блин. Ага. Для себя пожить. Оставшийся час или сколько там еще надо этому анализатору, чтобы выдать приговор о том, что я ни на что не годен, кроме как стать биологической заготовкой? Вот уж попал так попал…

От осознания собственной беспомощности я начал потихоньку приходить в бешенство. Ну правильно, что еще делать в моем положении? Только и остается, что беситься, зубами скрежетать. Как вариант можно самоубиться по методу пленных самураев, откусив себе язык и захлебнувшись собственной кровью. Или, например, в рожу харкнуть тому придурку, что меня подстрелил, а потом сам угодил в подопытные зверюшки.

Мысль мне понравилась. Тупость, конечно, но если абсолютно нефиг делать, можно и дурью помучиться. К тому же во рту всякая невкусная гадость скопилась с привкусом гнилой крови, которую по-любому сплюнуть хотелось. Можно, конечно, от безделья отправить ее в потолок, но ведь по закону подлости и всемирного тяготения мне же в глаз она и прилетит. Поэтому я собрал языком все, что было пакостного в ротовой полости, повернул голову, прицелился – и плюнул.

Пролетев метра полтора, комок неаппетитной слизи шлепнулся туда, куда я метил. Прям в морду каратиста. Я аж возгордился слегка таким снайперским подвигом, совершенным без предварительной пристрелки. Еще бы накопить таких же клейких, вязких слюней, чтоб столь же метко плюнуть в усы Захарову, когда он придет за мной, – и можно считать, что я сделал все, что мог в совершенно безвыходной ситуации.                                       ===                               Мысль мне понравилась. Тупость, конечно, но если абсолютно нефиг делать, можно и дурью помучиться. К тому же во рту всякая невкусная гадость скопилась с привкусом гнилой крови, которую по-любому сплюнуть хотелось. Можно, конечно, от безделья отправить ее в потолок, но ведь по закону подлости и всемирного тяготения мне же в глаз она и прилетит. Поэтому я собрал языком все, что было пакостного в ротовой полости, повернул голову, прицелился – и плюнул.

Пролетев метра полтора, комок неаппетитной слизи шлепнулся туда, куда я метил. Прям в морду каратиста. Я аж возгордился слегка таким снайперским подвигом, совершенным без предварительной пристрелки. Еще бы накопить таких же клейких, вязких слюней, чтоб столь же метко плюнуть в усы Захарову, когда он придет за мной, – и можно считать, что я сделал все, что мог в совершенно безвыходной ситуации.

Мои размышления прервало странное хлюпанье со стороны соседнего стола. Я присмотрелся.

Ишь ты! Моё снайперское упражнение имело последствия. Вязко-мерзкие слюни шлепнулись на верхнюю губу каратиста, и, похоже, он на вдохе втянул их себе в ноздрю. И теперь, похоже, задыхался, не приходя в сознание. Забавно. Вот будет прикол, если он от моего плевка задохнется! Обломится тогда Захаров с суперисходником. Приятно будет навредить этому уроду таким нестандартным образом.

Но моим надеждам не суждено было сбыться. Каратист закашлялся, харкнул в стену моим подарком – и пришел в себя. Несколько секунд похлопал глазами, фокусируя зрение, после чего выдал:

– Где я?

– В поликлинике, – сказал я.

– Чего? – каратист с трудом повернул голову в мою сторону. – В какой поликлинике?

– В той, куда сдают для опытов таких шариков, как ты, – хмыкнул я. – Мультики в детстве не смотрел, что ли?

– Не до мультиков мне было в детстве, – хмуро бросил каратист.

– Понятно, – кивнул я, насколько позволяла частично парализованная шея. – Я так и подумал. Детства у тебя не было. Ты как родился, тебя сразу в армию призвали.

– А ты чего против армии-то имеешь? – прищурился каратист. – Сам-то служил?

И тут я начал ржать. Ну реально смешно. Лежат два парализованных тела, которые того и гляди в переработку пустят, и выясняют, кто из них круче. Ну и еще нервное напряжение сказалось, конечно, для снятия которого организм сам включает защитные механизмы, чтоб с катушек не слететь. И смех из них – самый лучший. Говорят, он еще и жизнь продлевает. Правда, в нашем случае вряд ли он мне ее продлит…

– Слышь, ты, хорош уматываться, – мрачно бросил каратист. – От твоего гогота уши закладывает. Лучше объясни, почему я не могу пошевелиться. Да и ты, смотрю, тоже.

Я ржать перестал. Отпустило. Проржался – и полегче стало. Хороший способ антистрессовой терапии. И объяснил.

– Вот гад этот академик! – душевно так произнес каратист. – Паскуда учёная. Ладно, разберемся. Тебя вроде Снайпером звать, верно?

– Есть такое дело, – хмыкнул я.

– Позывной, что ли?

– Типа того.

– А мой позывной – Мутант… Был в армии.

– В тему позывной, – заметил я. – Захаров так и сказал про тебя – мутант из мутантов. Только здесь такой позывной не прокатит. Крикнешь в Зоне: «Мутант!» – и половина народа за автоматы схватится. А вторая половина – за штаны, в которые наложит с перепугу.

– Тогда можно просто – Андрей Краев.

– Тоже не в тему, – отверг я предложение. – Человеческие имена-фамилии среди сталкеров не в моде и применяются только в особых, очень индивидуальных случаях.

– Понял, – отозвался Андрей. – Охотник пойдет? В моем мире, бывало, меня и так звали.

– Вот это другое дело, – одобрил я.

– Вижу я, нормальный ты мужик, Снайпер, – сказал Краев. – И это, не обессудь, что я тебя подстрелил. Академик мою девушку, считай, в заложники взял и сказал, что отпустит ее, если я тебя приволоку.

– Девушку? – переспросил я. – Ну-ка, расскажи поподробнее.

Он рассказал. М-да. Вполне в духе Захарова.

– Кстати, он тут про твои суперспособности распинался, – напомнил я. – К чему бы это, интересно?

– Были такие, – вздохнул каратист. – Да сплыли после того, как я в ваш мир попал. А может, это связано с тем, что вырубился я после удара моей машины об дерево… Атрофировались нафиг.

«Атрофировались…»

Слово, будто рыболовный крючок, зацепилось за мысль – и вытащило из памяти то, что чудом не забылось за ненадобностью.

– Захаров говорил, что они у тебя не атрофировались, а типа в анабиозе находятся. И будто есть теория, что на грани жизни и смерти спящие суперспособности могут проснуться.                  ===                           – На грани жизни и смерти? – переспросил Краев. – То есть, когда я концы заворачивать начну, мой организм может всё вспомнить?

– Или мой, – задумчиво проговорил я. – Хотя, как я понимаю, у тебя шансов больше. Академик сказал, мол, мои утраченные таланты его приборы вообще не показывает. Зато твои на них видно как на ладони.

– Видно, значит, – криво усмехнулся Охотник. – Значит, будем пробовать, если видно.

И, мощно выдохнув, больше не вдохнул.

Я с сомнением смотрел на него. Если этот Андрей из параллельной вселенной решил таким образом самозадушиться, то вряд ли у него что-то выйдет. Дыхание процесс рефлекторный, а рефлексы сильнее разума. Ну и инстинкт самосохранения никто не отменял. Может, какой-нибудь тибетский монах, искушенный в тайных практиках, и сумел бы таким образом ластами хлопнуть. Но вряд ли такое под силу простому спецназовцу, пусть даже очень сильному и волевому.

И я оказался прав. Как только лицо Краева начало синеть, в его грудь с жутким хрипом ворвался воздух. С полминуты Охотник тяжело дышал, а потом выдохнул:

– Твою ж… Тысяча прапорщиков… Ехихиньская маханька…

– Что? – не понял я.

– Ничего… Ни хрена ничего не выходит…

– И не выйдет, – вздохнул я.

– Не выйдет? – нехорошо оскалился Андрей. – Этот урод собрался из моей девушки какую-то пакость сделать, а ты говоришь, не выйдет?

– Да что можно сделать… – начал было я.

И услышал жуткий хруст. Такой звук бывает, когда голодный волк вгрызается в плоть только что убитой жертвы, мощными челюстями перегрызая толстую мышцу.

Оказывается, когда человек откусывает себе язык, звук получается точно такой же. Охотник выплюнул на пол окровавленный кусок мяса. Нехило так отгрыз однако, прям под корень, насколько смог его вытянуть вперед. Волевой парень, ничего не скажешь. Страшный человек. Многие хорошие бойцы могут рвать зубами врагов. Но очень мало кто сможет вот так, по-самурайски, откусить кусок от самого себя.

Изо рта Краева хлынула кровища. Я-то знаю, что такое артериальное кровотечение. На метр хреначит, как из брандспойта. Правда, сразу же напор ослабевает, и кровь начинает литься свободно, пульсирующей струей, практически мгновенно образуя на полу внушительную багровую лужу. При таких ранениях смерть наступает в считаные минуты.

Первым моим побуждением было заорать, позвать на помощь. Надо же, нормальный порыв нормального человека. Вот уж не ожидал от себя такого! Но, слава Зоне, он быстро прошел. Не для того этот парень себе язык отгрыз, чтобы его спасали. Нас с ним спасать поздно, нам и так и так кранты в лапах Захарова, потому что вот так лежать обездвиженным бревном, инкубатором собственных клеток для нужд поехавшего крышей ученого – это хуже смерти. Поэтому я просто смотрел, как Охотник истекает кровью.

Даже удивительно, сколько ее в человеке. Льется и льется. Меньше чем за минуту уже весь этот Краев в ней, стол в ней, и, думаю, на полу лужа офигеть какая. Только мне не видно, собственное плечо загораживает. Что бы там ни говорили, но есть и четвертая вещь, от которой трудно оторвать взгляд, – это как человек истекает кровью. Поэтому я просто лежал и смотрел, хотя шея уже нереально затекла от неудобного положения, аж в глазах мушки мельтешить начали. И, похоже, глюки начались. Потому что показалось мне, будто частично залитая кровью татуировка на руке Охотника довольно-таки энергично шевельнулась. Раз. Другой. Третий…

Внезапно раздался треск. Это кожа на предплечье Краева вздулась бугром, после чего порвалась.

И на локоть умирающего выползла… его татуировка. Та самая змея, что обвивала его предплечье. Странная такая змея, кстати. С круглой головой. Повернула она ее в мою сторону, посмотрела.

Твою ж душу… Это ни фига не змея, а какая-то хрень немыслимая с улыбающейся мордой, напоминающей интернетовский смайлик. Таких змей в природе не бывает, это я точно знаю. А еще я знаю, что татуировки не оживают…

Наплевав на все мои знания и прекратив на меня пялиться, змея очень шустро подползла к лицу Андрея, который, по ходу, уже отключился. Челюсть отвисла, глаза в потолок смотрят. Я в курсе, что это такое, скоро парня в агонии крючить начнет.

Но не начало. Потому что змея скользнула ему в рот, видимо, быстро оценила ситуацию, стремительно выползла обратно, разинула нехилую пасть, молниеносным кусом отгрызла себе хвост и, держа его в зубищах, скользнула обратно в рот Краева.

Сказать, что я обалдел от увиденного, значит ничего не сказать. Всякое я видел, путешествуя по разным мирам, но такое наблюдал впервые…    

  Читать дальше ...     

* * *

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 001

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 002 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 003

 Закон охотника. Дмитрий Силлов. 004 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 005

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 006 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 007

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 008

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 009

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 010

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 011

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 012 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 013

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 014 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 015 

О книгах Дмитрия Силлова. Сталкер. 


---

Источники:         https://libcat.ru/knigi/fantastika-i-fjentezi/boevaya-fantastika/428540-97-dmitrij-sillov-zakon-ohotnika-litres.html#text             https://www.litres.ru/dmitriy-sillov/zakon-ohotnika/?lfrom=236997940    https://libbox.ru/book/zakon-oxotnika  

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

***

***

***

 

Где-то есть город
... в горах,
Кто-то построил его,
Наверное, люди.
…Облако рядом,
Всего в двух шагах,
Странствует мимо,
Как на верблюде.
… С башен высоких
Взирает на мир,
… Красота.
Светом холодным,
Призрачно тихим
Являет, как Дух,
Чудеса…
И при этом,
Заметьте,
Творчество есть…
На далёкой,
Не нашей,
Планете.

Где-то в горах

Иван Серенький

***

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 54 | Добавил: iwanserencky | Теги: Закон охотника. Дмитрий Силлов, текст, Дмитрий Силлов, Закон охотника, из интернета, СТАЛКЕР | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: