Главная » 2022 » Июль » 11 » Закон охотника. Дмитрий Силлов. 006
12:37
Закон охотника. Дмитрий Силлов. 006

***

===

Возле костра сидели еще трое вооруженных бойцов в той же форме. По ходу, военные из охраны периметра, наипервейшей задачей которых является отлов сталкеров с последующим переправлением оных в места длительного заключения. Либо уничтожение таковых, если они добровольно не захотят сдать оружие и отправиться за решетку. Блин, вот уж свезло так свезло… Кто бы мог подумать, что вояки рискнут продвинуться так далеко вглубь Зоны! Да и какого, собственно, хрена им тут надо?

Какого – выяснилось немедленно.

Один из них, поставив на землю ополовиненную банку тушенки, с напускной досадой воткнул вилку в недоеденное, резко дослал патрон в патронник своего АКС74У и направился ко мне.

Идти было недалеко, шагов пять от силы. Но я уже успел прикинуть, откуда тут взялись вояки с кордона. Сразу видно, молодые. Похоже, только приехали на охраняемый объект. И, услышав о вагоне, полном золота, решили ночью свалить с дежурства и попытать счастья. Ну а чо? Подумаешь, Зона. Вон она, за колючей проволокой, рукой подать. Тишина, такая же земля, как и везде. А что деревья кривые и без листьев, так они и в радиусе пятидесяти километров от Зоны встречаются. Мутантов не видать, аномалии только в служебном наставлении видели. Прыгнули в джип да рванули, пока начальство не видит, ибо спит по ночам.

Правда, когда приехали, чёт стрёмно стало. Рука вон висит оторванная, хрень какая-то наверху клубится. Лучше подождать какого-нибудь лоха, пусть слазит туда, откроет вагон да нам золотишко сверху поскидывает. Ну, это если у него получится, конечно, и вторая оторванная конечность рядом с первой не повиснет.

Всё это я мигом прочитал в глазах юного воина, который шел ко мне, положив палец на спуск и ненавязчиво так направив автомат мне в живот. Молодец, защитник людей от Зоны. В жизни ж как? Прав тот, у кого автомат, и плохо тому, у кого его не окажется в нужное время.

Что военный и озвучил, остановившись в двух шагах от меня.

– А вот и сталкерюга пожаловал на огонек. Добро пожаловать, – глумливо усмехнувшись, сказал он. После чего смачно плюнул мне под ноги и, закончив лирическое вступление, перешел к делу. – Так, ружье снял и на землю бросил. Живо.

Я подчинился. Не рекомендуется дергаться, когда человек с автоматом, нацеленным тебе в брюхо, уже выбрал половину слабины спускового крючка. «Ремингтон», недовольно звякнув подвижным цевьем, упал возле ног автоматчика.

– Хороший сталкер, – усмехнулся тот, слегка расслабившись. – А теперь нож отстегнул и бросил туда же.

Понятное дело, что нож на поясе бойцы в камуфляжах за оружие не считали. Вояки вообще придерживаются мнения, что при наличии огнестрела нож – это лишь инструмент для открывания консервов, не более. Опасное заблуждение, имеющее место быть до первой стычки с приличным ножевиком в ограниченном пространстве.

Я себя большим мастером ножевого боя не считал, но кое-какие навыки в этом отношении, думаю, освоил. А еще кое-что знал я о таких вещах, как военная психология. В свое время пару-тройку заумных книжек осилил с красной печатью «Секретно» на обложке, из которых вынес с десяток абзацев – тех, что были реально применимы в жизни.

Поэтому, еще снимая ружье с плеча, изобразил я на лице крайнюю степень испуга, что автоматчику явно понравилось. И когда трясущимися руками принялся отстегивать нож с пояса, у меня это с первого раза не получилось.

– Только ты это, командир, не стреляй, ладно? – подрагивающим от ужаса голосом произнес я. – Я ж просто погреться подошел, я же ничего такого…

– Нож отстегивай нах, придурок, хорош трендеть, – раздраженно бросил военный.                                         ===                           – Так не получается, командир, – чуть не плача, произнес я. – Руки трясутся, замерз, а тут ты с автоматом. Помоги, а?

И шагнул к автоматчику, жалобно глядя ему в глаза.

Когда у бойца что-то просят другие люди, явно демонстрируя при этом его несомненное превосходство над собой, и при этом сокращая расстояние, в таких просителей обычно сразу стреляют только опытные воины, имеющие большой опыт боевых действий. Обычный человек, далекий от войн, спецтренингов и книг по военной психологии, преимущественно с досадой морщится и очень часто снисходит до помощи немощному – тем более, если таковая сулит прибыток.

«Бритва» автоматчику явно понравилась, и он, опустив свой АКСУ вниз, сделал шаг навстречу. Да и правда, чего париться, когда кореш с пистолетом наверняка держит на прицеле этого лоха-сталкера.

И это было ошибкой.

Потому, что у «лоха» вдруг перестали трястись руки, которыми он на удивление сноровисто выдернул нож из ножен, одновременно сделав движение, которым обычно люди отгоняют назойливую муху…

Когда человеку перерезают трахею и сонные артерии, он в первую секунду вообще ничего не чувствует. Ну, разве что легкое жжение, похожее на слабый удар током, – кто брился станком, тот знает это ощущение, которое возникает при легком порезе. Правда, потом начинает першить горло. Человек рефлекторно пытается кашлянуть – и всё. В легкие через располовиненную трахею устремляется поток крови, и раненый, булькая горлом и задыхаясь, довольно быстро захлебывается ею – если, конечно, раньше не умрет от потери крови.

При этом бойцу, убивающему врага подобным образом, желательно не попасть под струю кровищи, которая непременно хлестанет из раны, причем довольно далеко. Плюс к тому же мне очень не хотелось поймать пулю от верзилы, жующего бутерброд, – похоже, самого опытного в этой команде. Поэтому я шагнул в сторону, одновременно хватая раненого за плечи и разворачивая его лицом к товарищам.

Получилось. Необстрелянный боец, получив серьезное ранение, зачастую начинает чувствовать себя несчастным, уязвимым, надеяться, что кто-то большой и сильный обязательно придет и поможет… А также верить тому, что говорят другие, не раненые…

– Всё нормально, стой так, – сказал я раненому на ухо, одновременно перерезая ремень автомата, висящего у него на плече. Хорошие это два слова – «всё нормально». Особенно если произнести их уверенно. Свойственно людям верить в хорошее, даже когда жизнь толчками вытекает из них, просачиваясь сквозь пальцы, сжимающие располосованное горло.

Мне была нужна еще секунда для того, чтобы поднять АКСУ и из-за спины бойца, которому я вскрыл трахею, снять того верзилу с пистолетом.

Но верзила мне той секунды не дал. Он всё понял мгновенно и начал стрелять раньше.

Хлесткие хлопки выстрелов слились с мощными ударами в тело раненого. Верзила стрелял в мой пока еще живой щит, надеясь свалить его и достать меня прежде, чем я нырну в темноту…

И у него это почти получилось. Пули мощного пистолета молотили в бронежилет раненого, грозя сбить меня с ног, а когда одна из них угодила в лицо моего щита, стало совсем гнусно.

Хорошо, что боец, прикрывавший меня, оказался довольно высоким, и пуля, прошив его череп насквозь, лишь сшибла балахон с моей головы, слегка чиркнув по волосам. Правда, следом мне в лицо хлестануло всё, что было в черепе щита. Ну, или почти всё, благо мозгов в башке воина было немного. Правда, ее содержимого вполне хватило, чтобы залепить мне глаза полужидкой омерзительной кашей.

Неприятная ситуация, когда по твоей роже чужие тощенькие извилины стекают, перемолотые пулей в фарш. У меня богатое воображение, именно так мне эта пакость и представилась. И потому разозлился я не на шутку. А когда я злой, у меня рефлексы включаются, которые у любого, кто по Зоне много ходил и умудрился выжить, работают намного лучше мозгов.

Вот на рефлексах и сделал я то, насчет чего мозгами б десять раз подумал. Толкнув мертвое тело от себя, я резко присел и с колена дал вслепую длинную очередь, патронов в десять, всеми силами стараясь удержать в руках трясущийся АКСУ, который почти сразу начал плеваться и безбожно задирать ствол вправо и вверх. Всё равно что злобно гавкающую, извивающуюся таксу в руках сжимать, не давая вырваться. Только хуже.

Но я держал, ни хрена не видя, стреляя вслепую, на звук пистолетных выстрелов, слушая, как над моей головой свистят пули. А потом еще в перекат ушел, влево, в темноту, полоснув второй очередью по тем, кто должен был сидеть у костра.               ===                                   В бок ткнуло что-то острое, похоже, я, по земле катаясь, на камень напоролся. Но это ерунда. Если могу кувыркаться, значит, живой и вроде как целый. И только успел я утереть лицо рукавом – фу, блин, гадость-то! – как услышал вопли:

– Твою ж мать, ранил он меня, пацаны!

– Вот падло! На, перевяжись. Ща мы его достанем!

– Да никуда он не денется. Схоронился, поди, и сидит как мышь, трясется.

– Сейчас мы его!

Вояки подбадривали себя воплями, накручивали, куражились, но в темноту как-то не особо рвались. Зато мне, укрывшемуся за углом какого-то полуразвалившегося кирпичного сарая, был хорошо виден круг света, отбрасываемый костром. И тень, которая осторожно так ползла по этому кругу – какой-то из бойцов аккуратно, по сантиметру двигался вперед, готовый в любую секунду как открыть огонь, так и отпрыгнуть назад.

Но я не спешил. Патронов у меня осталось всего ничего, и мне нужен был верный выстрел.

Тем временем бравые воины засомневались.

– Так, этого еще не хватало. Неужели ушел?

– Да не, тут он. Спрятался, сволочь. Слышь, ты, урод, лучше не нарывайся. Выходи сам с поднятыми руками. Тогда оставим в живых, гарантирую!

Тень ползла. Еще сантиметр. Еще… Есть! Из-за насыпи показался сначала ствол автомата, потом голова, щекой прижавшаяся к прикладу. Я аккуратно совместил мушку с целиком и плавно потянул за спусковой крючок.

Автомат дернулся, об угол сарая звякнула гильза. А там, возле костра, звучно шмякнулось на землю тело. Полагаю, мертвое.

– Ах ты, паскуда! – взревел голос военного, похоже, единственного, оставшегося целым и невредимым. И следом: – Слышь, ты, снайпер хренов! Лови подарочек.

Там, возле костра, звякнуло что-то, будто ложка несильно стукнула об кружку. Но я уже бежал в темноту, прекрасно зная, какой «гостинчик» сейчас прилетит оттуда, ибо звук был очень знакомым…

Я только и успел пробежать с десяток шагов и шлепнуться на землю, когда на том месте, где я только что стоял, громко хлопнула взорвавшаяся граната. И почти сразу следом – вторая. По ходу, боец решил не рисковать и прочесать эргэдэшками опасный сектор.

Земля обильно посыпалась мне на голову, над ней засвистели осколки. А в голове уже пульсом билось: «Вынуть гранату, свести усики, выдернуть чеку, бросить… Пять секунд, может, четыре… Успею? Должен успеть…»

Третья граната рванула почти рядом со мной, и тут же штанину сильно дернуло.

«Осколок… Плевать!»

В бою не поймешь сразу, то ли только одежду повредило, то ли и мясо задето. Не до того, адреналин глушит все ощущения. Да и некогда в такой ситуации анализировать, что почем. Поэтому, как только рванула третья граната, я вскочил и побежал. Прямо туда, к пятну света, рискуя нарваться на пулю верзилы, который, как я понимаю, пока еще жив. Или получить прямо под ноги РГД-5, если метатель гранат успеет выдернуть чеку раньше, чем увидит меня…

И он успел.

Когда я вылетел из темноты на свет, он как раз заносил руку для броска. Но немного замешкался, встретившись со мной взглядом. Не ожидал, что я вот так буром попру. По себе судил наверняка. Он бы точно в такой ситуации лежал, прикрыв голову руками, как написано в воинских наставлениях. Потому и удивился боец сильно, и от того удивления замер на долю секунды…

И той доли мне хватило, чтобы резануть по нему короткой очередью, при этом падая на землю, так как я краем глаза успел заметить, как раненый верзила, так и сидящий в автомобиле на старом месте, свежезабинтованной рукой поднимает пистолет…

Однако выстрела не последовало. Потому что там, у костра, рвануло. Выронил подстреленный боец гранату, она и сработала. Нормальный ход. Если ты не успел метнуть гранату с выдернутой чекой, она резко перестает быть твоим другом…

Как только там, впереди, хлопнул взрыв, я вскочил на ноги, готовясь мочить тех, кто вновь попытается завалить меня – и при этом искренне надеясь, что в магазине осталось больше одного патрона. Снаряжал-то его не я, и фиг знает, сколько их там. Хотя спасибо тому, кто снаряжал: будь их меньше, на месте убитых мною военных валялся бы один убитый я…

Но мочить было больше некого.

Гранатометчик лежал в костре головой – вернее, тем, что от нее осталось после взрыва. Стрелок, выползший из темноты, валялся на земле, раскинув руки, а его оторванное лицо лежало на прикладе автомата – пуля калибра 5,45, попав в мясо, теряет устойчивость и зачастую выписывает в нем удивительные кренделя…

Верзила же продолжал сидеть в машине, но пистолета в его руке уже не наблюдалось. Другим были заняты руки бойца. Они нежно придерживали кишки, вывалившиеся из живота, распоротого осколком гранаты.                          ===                                  Я подошел ближе. Услышав шаги, верзила с усилием оторвал взгляд от своих внутренностей и поднял на меня глаза.

– Зря мы сюда пришли, – с трудом сказал он. – На сказки о золоте польстились. Идиоты. Так вот она какая на самом-то деле… Зона…

Я молчал. Перед смертью некоторым надо выговориться. Это нормально. Это их право.

Но верзила, по ходу, сказал всё, что хотел. Только тихо добавил:

– Сделай это быстро, сталкер. Очень уж больно.

Я вздохнул.

Брехня, что добивать раненых легко. Даже если они враги, всё равно непросто поднять автомат и послать пулю между глаз, смотрящих на тебя в упор. Сильный парень, хоть и молодой. Другие зажмуривались либо отводили взгляд. Не многие смогут так уйти, глядя прямо в лицо смерти. Твою ж душу, второй раз за день…

Автомат тявкнул, сверкнула в ночи линия выстрела. Между глаз верзилы образовалось отверстие, ярко пламенеющее по краям, а затылок бойца взорвался алым фонтаном, забрызгав подлокотник автомобильного сиденья.

– Упокой тебя Зона, – пробормотал я. После чего отсоединил магазин.

Так и есть. Трассер был последним. Так многие делают, кому лень считать боеприпас, чтоб в горячке боя точно знать, когда он закончится.

Короче, мне повезло. Одного магазина хватило на решение проблемы. Ну и потери были скромными – только штанину осколок разорвал да кожу на ноге слегка поцарапал. Ерунда, пластыря достаточно будет. Неужто Зона сменила гнев на милость и теперь вновь помогает мне? Хотелось бы в это верить…

А вот четверым золотоискателям свезло меньше. Вернее, не повезло совсем. Верно сказал верзила – некоторые Зону узнают только вот так, держа свои кишки в ладонях. Это называется – не приняла их она. Разжевала, проглотила, а потом блеванула ими, словно отравой из другого мира, случайно попавшей в организм.

Но если нахальные вояки не понравились ни мне, ни Зоне, то оружие и амуниция, которые они принесли с собой, меня вполне устроили. Кстати, уже светать начало, поэтому я обошелся без фонаря, разбирая трофейное добро.

Рваные штаны и куртку, которую я, кстати, тоже разодрал, катаясь по земле, я сменил на военный камуфляж, снятый с убитых, – только нашивки оторвал и выбросил. Насчет этого я не брезгливый. Хочешь выжить в боевой ситуации, значит, будь готов вы?резать из себя пулю, когда ранен, освежевать и сожрать крысу, когда голоден, и снять с убитого врага всё, что необходимо, когда без этого не обойтись. Иначе более подготовленный противник рано или поздно выстрелит в тебя, снимет с твоего трупа всё, что понравится, а потом сожрет кусок твоей ляжки, даже не потрудившись его поджарить. А после плюнет на твои останки и пойдет себе дальше – живой, сытый и полностью экипированный.

Помимо одежды я прихватил новенький АКС74У – по ходу, их бойцам прям со склада в масле выдали, а также поясную сумку с четырьмя полными магазинами, масленкой и принадлежностями к автомату. Помимо этого, аккуратно сдвинув в сторону расползшиеся кишки, я снял с разорванного осколком ремня верзилы кобуру от самозарядного пистолета Сердюкова, а также подобрал валявшийся рядом с машиной сам СПС, выполненный в экспортном варианте «Гюрза» с изображением змеи на боковой поверхности затвора. Второй раз мне попадается в руки эта замечательная машинка, и я уж очень постараюсь больше с ней не расставаться. Плюс к этому я еще две РГД-5 сунул в карманы. Можно было и больше прихватить, их в машине целый ящик оказался, но не стал. Мало приятного лишний вес на себе тащить.

Само собой, взял я и флягу с водой, и рюкзак со всем необходимым. То есть затарился трофеями полностью, как положено. Конечно, жаль было оставлять три новеньких автомата и кучу остального хабара, но париться со схроном у меня времени не было. Поэтому я свалил в машину и трупы, и оружие, облил это всё бензином из канистры, и совсем уже собрался поджечь – оставлять в Зоне оружие без присмотра нежелательно по-любому, если не хочешь, чтоб тебя из него пристрелили. Но потом посмотрел наверх, почесал репу – и вытащил из машины второй рюкзак, который набил консервами с тушенкой. Лишь после этого я поджег автомобиль, слегка пробежался и спрятался за тем самым кирпичным сараем, где скрывался четверть часа назад.

Ждать пришлось недолго. Рвануло нехило, у меня аж уши заложило. Ну, как бы там ни было, мертвым военным я обеспечил достойные похороны.                  ===                              Ждать пришлось недолго. Рвануло нехило, у меня аж уши заложило. Ну, как бы там ни было, мертвым военным я обеспечил достойные похороны.

Я без особого любопытства мазнул взглядом по тому, что осталось от автомобиля, потом взвалил на плечо второй рюкзак с консервами и полез наверх по насыпи, к останкам моста.

Не сказать, что путь был слишком сложным. Конечно, и земля из-под ног осыпа?лась, и пару раз я вообще чуть не навернулся, но минут через пятнадцать я был на месте. Еще столько же занял процесс залезания на ржавые останки ближайшего вагона и затаскивания туда второго рюкзака с тушенкой при помощи веревки, привязанной за лямку.

Даже если б аномалия была сытой, не мешало бы ее подкормить прежде, чем лезть туда самому. А она, зараза, была голодной, как я предполагал. Над вагоном, зависшим в воздухе, лишь прозрачный воздух чуть колыхался. Легендарная «кротовая нора» уже давно и безуспешно ждала свою жертву. Но опытные воро?ны, насмотревшись на гибель товарок, облетали стороной опасное место, а сталкеры как-то не спешили повторять печальный опыт хозяина конечности, висящей на ручке вагона.

Кто-то, видимо, пытался через крышу проникнуть в его недра, но толку от этого тоже было немного. Рядом с аномалией валялась ржавая аккумуляторная болгарка. А на самом краю крыши расположился сгнивший труп с половинкой сломанного диска, глубоко вошедшей в череп. Видать, как только смельчак коснулся памятника Зоны тем диском, так он и разлетелся на куски. И, что самое интересное, на крыше вагона – ни царапины. Хотя, может быть, следы неудачного вскрытия крыши есть под трупом. Но ради того, чтобы посмотреть, есть они там или нет, я не стал двигать скелет с присохшими к нему кусками почерневшего мяса. Не настолько я любопытный.

Меня больше интересовала голодная «кротовина». Которую я подкормил. Раскрутил на веревке рюкзак с тушенкой и метнул его в аномалию.

Колеблющийся над вагоном воздух влажно чавкнул. Рябь на нем усилилась, став похожей на морские волны, гонимые ветром. «Кротовина» потеряла прозрачность. Переваривает. Самое время!

Есть одно правило: когда аномалия, захавав приличную добычу, занимается пищеварением, она обычно больше никого не жрёт. Зачастую даже если ты сдуру или спьяну в нее мордой ткнешься и попытаешься обнять, не убьет. «Электрод» может током вдарить несмертельно, «гравиконцентрат» просто плюху отвесит, от которой ты улетишь метра на три. Но это только если хорошо покушает, сытно. И не захочет халявной добавки, потому что больше не влезет.

Я не был уверен, что такая большая «кротовина» нажралась десятком килограммовых банок тушенки. Но она явно призадумалась, пытаясь как следует распробовать неожиданный подарок. И пока она размышляла, я разбежался, перепрыгнул с полуразвалившегося вагона, стоящего на рельсах, на тот, что висел над провалом – и с размаху влетел в довольно чавкнувший ледяной кисель, при этом лихорадочно пытаясь представить себе то место, где хочу оказаться.

* * *

События разворачивались слишком быстро для того, чтобы можно было их как следует осознать. А осознать было бы неплохо. Но – не получалось. Мозг, перегруженный информацией, офигевал от происходящего. Нет, Андрей много чего видел в своем мире – и людей, превращающихся в чудовищ, и чудовищ в человеческом обличье. Казалось бы, пора привыкнуть к необычному…

Но тут масштаб был иной.

Каким-то образом его перенесло в Украину, но явно не в ту, которая была в его родном мире. То есть, получается, он в другой вселенной? Ладно, допустим. Значит, теперь ему предстоит жить в мире, где по лесам шляются твари, которых профессор Шаров назвал мутантами, где того и гляди можно вляпаться в смертоносную аномалию и где безумно ценные артефакты могут подарить фантастические способности, при этом наградив супермена смертельной дозой радиации.

Про все это Краев услышал на кратком инструктаже, пока перевязывался и переодевался в невиданный костюм из очень гибкого материала со встроенными бронепластинами. Причем профессор недоверчиво посматривал на бойца, задающего вопросы, ответы на которые, как понял Краев, известны тут любому школьнику. Хотя похрен, пусть смотрит, главное, чтоб сведения сливал – с чем, кстати, Шаров справился отменно. И теперь, загруженный информацией о Зоне, словно индийский слон, Андрей шел по зараженной земле, держа в руках оружие, которое в его мире водится только в фантастических фильмах.                     ===                        – Генератор вероятностей показывает, что, скорее всего, цель появится возле старых гаражей, расположенных в полутора километрах к северу отсюда, – пробубнил скучный голос Шарова в наушниках защитного шлема, который Краеву был выдан в придачу к костюму.

– А другие варианты ваш генератор не показывает?

– Вероятность появления цели в указанном районе восемьдесят семь и шесть десятых процента, – сказал Шаров тоном, каким заслуженный учитель втолковывает раздолбаю-двоечнику правила хорошего поведения. – Поэтому рассмотрение других вариантов не считается целесообразным. И не забывайте посматривать на экран детектора аномалий и мутантов в правом нижнем углу забрала вашего шлема. Мутанты будут обозначены синими точками, аномалии – красными.

Андрей покосился куда было сказано.

Бронестекло шлема было абсолютно прозрачным, и если б не зеленые строчки данных о температуре за бортом, радиационном фоне, степени загрязнения воздуха и т.?д., можно было бы подумать, что стекла в шлеме нет вовсе. Детектор, представляющий собой мини-карту местности, был пуст. О чем Андрей и доложил профессору Шарову.

– Я вижу, – буркнул тот. – Данные ваших датчиков выводятся ко мне на монитор.

– Ну и зачем мне тогда на тот экран посматривать? – поинтересовался Краев. – Поди, вы лучше разберетесь, если там что-то появится, я ж по-любому его впервые вижу. Случится опасность – предупредите небось, всё равно ж беседуем от нефиг делать.

Андрей трепался, играя на нервах профессора – который, кстати, сразу ему не понравился – больше для того, чтобы заглушить в себе ощущение, что его тупо используют для каких-то неведомых целей. Послали какого-то мужика отловить в уплату за выздоровление Маргариты. А ей точно плохо? И не усыпил ли ее академик Захаров для каких-то своих целей, а ему, Краеву, в уши надул и отправил на задание, словно запрограммированного робота? Причем никак не узнать, правду сказал академик или набрехал с три короба: потолочные пулеметы, управляемые искусственным интеллектом, есть очень весомый аргумент для убеждения сомневающихся.

«Ладно, приволоку я ему того снайпера, – решил для себя Андрей. – А дальше – по обстоятельствам. Когда нет другого выхода, надо пользоваться тем, который есть».

А вокруг расстилалась та самая Зона, о которой с почтительным придыханием говорил Шаров. Унылый, тоскливый пейзаж, зловеще подсвеченный кроваво-красным рассветом, характерный для очень глубокой российской глубинки. Поле, заросшее сорняками. Развалившийся деревенский домик вдали на краю того поля. Левее – кладбище с покосившимися крестами. Правее – темная стена леса. Кривые в нем деревья или нет, отсюда не видать, но, скорее всего, такие же, как почти везде. Уродские и без листьев. Над головой свинцовое небо, смахивающее на гигантскую могильную плиту. И трава под ногами, почему-то серая, полудохлая, по земле стелется эдаким ковром, похожим на грязный саван.

С такого, мать его, пейзажа впору уйти в тяжкий запой или тупо повеситься. А потом ожить, как эта трава, и стать персонажем из фильма ужасов, с перекошенной рожей, выпученными глазами и обрывком веревки на шее. На фоне кладбища оно будет смотреться вообще зашибись, никаких дополнительных декораций не надо.

Андрей так живо представил себе эту картину, что даже не особо удивился, когда показалось ему, что крест на одной из могил шевельнулся. Бывает, разыгралось воображение. Но когда накренилось и упало надгробие, что стояло рядом с крестом, Андрей понял. Не глюк это, а тенденция. Потому что вон там, чуток подальше, еще один крест начал крениться набок, словно его снизу что-то выталкивало из земли.

От небывалого зрелища Краева отвлекло дополнительное шевеление в нижней части забрала. Андрей с усилием оторвал взгляд от шевелящегося кладбища и увидел, что на мини-карте этого сектора Зоны появилось несколько точек. Не синих, не красных, как пророчил профессор Шаров, а серых. Что бы это значило?

– Слышь, координатор, тут какая-то немыслимая хрень творится, – сказал Краев. – Если глаза меня не обманывают, на кладбище кресты и надгробия шевелятся.

– Не обманывают, – с досадой отозвался голос в наушниках. – На старое кладбище роженица наползла. Вот ведь не вовремя-то!

– Кто наполз? – не понял Андрей.

– Аномалия, – отозвался Шаров. – Очень неприятная аномалия, которая оживляет мертвецов. Поэтому тебе желательно побыстрее оттуда убраться.                       ===                    – Но у меня курс проложен мимо этого кладбища, – сказал Краев. – Прям впритирку. И чего теперь делать? Обходить через лес?

– Вот черт! – вместо ответа воскликнул профессор. – К лесу тоже нельзя. Там вторая роженица, очень большая, тащит за собой… Простите. Что вы сказали, господин Захаров? Вернуть объект? Но ведь вы же сами… Срочно? Хорошо, конечно…

И в это время со стороны леса простучала автоматная очередь. Длинная, в полмагазина, не меньше. Бестолковая. Не стреляют так по далеким целям, потому что практически нереально очередью срезать ростовую фигуру на расстоянии в полкилометра…

Но пуля, как известно, дура. И одна из этих дур, выпущенная не пойми кем, ударила в шлем Андрея. Точно попала, прям в центр забрала.

Ощущение было, будто кувалдой долбанули по ведру, плотно обложенному ватой изнутри и надетому на голову. Прилети такое в незащищенный череп, была б в том черепе дыра, несовместимая с жизнью. А так только мозг слегка встряхнуло, как при хорошем ударе в лоб кулаком, упакованным в боксерскую перчатку. Да в наушниках стало тихо. От слова вообще.

Впрочем, Краеву сейчас было не до связи, явно отрубившейся от прямого попадания пули. Когда в тебя стреляют, надо стрелять в ответ. А из оружия у него помимо генератора электрических импульсов, – по факту парализатора, типа мощного электрошока, – только пистолет АПС, который он выбрал в оружейной академика, да еще тяжелый нож «Катран», смахивающий на короткий меч с пилой на обухе.

АПС, конечно, аппарат отличный, но стрелять из него в противника с расстояния в пятьсот метров, мягко говоря, непродуктивно. Поэтому Андрей сноровисто упал в положение лежа и пополз в ту сторону, откуда стреляли, ругая себя за то, что не прихватил что-то более дальнобойное. Но Шаров уверял, что идти придется недалеко, плюс генератор с двумя запасными батареями весил как три «калаша»… Ну и вот. Что вышло, то вышло.

Неважный маневр – ползать на брюхе по открытой местности, где из укрытия есть только снулая трава, в которой разве что только хомяк спрячется. Но вариантов было немного, поэтому Андрей полз прямо на выстрелы. Которые теперь звучали чаще.

Стреляли несколько человек. Неприцельно. Но при этом явно в него. Что за мазилы, здоровья и счастья тому, кто их тренировал? Был бы там, на краю леса, хоть один приличный стрелок, Краеву пришлось бы нелегко, несмотря на защитный костюм. Это ж не тяжелые броники с пневмоприводами, которые висели в оружейной, – их Шаров назвал экзоскелетами. Вряд ли его костюм выдержит попадание автоматной пули с близкого расстояния. Но кто ж там, мать их, так упорно пытается его, Андрея, достать, при этом столь хреново стреляя?

В это время солнце поднялось над лесом – и Краев увидел.

Их было шестеро. Все в камуфле, с автоматами. Не иначе, военные. Правда, странные какие-то. Походка будто у паралитиков, причем у всех. Оружие вроде правильно держат, но такое впечатление, что вот-вот выронят. И при этом очень упорно пытаются стрелять в него. Вот у одного магазин опустел. Он его отсоединил, выронил, постоял, подумал, поднимать не стал, полез за вторым. Достал, с третьей попытки вставил его в шахту, дослал патрон, начал стрелять, водя стволом автомата туда-сюда, словно шлангом брандспойта. Перепились они там, что ли, вусмерть?

Расстояние уже позволяло. Андрей из положения лежа прицелился, плавно потянул за спусковой крючок АПС. Выстрел…

Краев точно видел, что попал в голову. Нижняя челюсть одного из автоматчиков аж брызнула во все стороны осколками костей и зубов. Однако бойца это никоим образом не впечатлило. Тряхнул башкой, словно отгоняя назойливую муху, и снова потащился вперед, периодически постреливая в сторону Андрея.

Краев подивился, конечно, с такого расклада, но не особенно. Потому что на кладбище произошло нечто весьма интересное. Из-под упавшего креста, поднатужившись, вылез человек в грязном костюме-тройке, и сразу же аналогичной рваной походкой направился к Андрею.

– Вот ведь, тысяча прапорщиков, – пробормотал Краев себе под нос. – Стопудовые, самые настоящие зомби.

Впрочем, удивлялся Андрей недолго – в своем мире и не такое видел. Просто целиться стал тщательнее. И следующим выстрелом успешно вышиб мозги тому, чью челюсть немилосердно разлохматил до этого.

Получив пулю в бровь, живой мертвец незамедлительно рухнул на спину и больше не двигался. Ага. Значит, не врут фильмы про зомби насчет того, что ходячим мертвякам, дабы они окончательно подохли, нужно мозги вышибать – или то, что от них осталось.  

  Читать  дальше

* * *

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 001

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 002 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 003

 Закон охотника. Дмитрий Силлов. 004 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 005

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 006 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 007

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 008

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 009

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 010

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 011

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 012 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 013

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 014 

Закон охотника. Дмитрий Силлов. 015 

О книгах Дмитрия Силлова. Сталкер. 


---

Источники:         https://libcat.ru/knigi/fantastika-i-fjentezi/boevaya-fantastika/428540-97-dmitrij-sillov-zakon-ohotnika-litres.html#text             https://www.litres.ru/dmitriy-sillov/zakon-ohotnika/?lfrom=236997940    https://libbox.ru/book/zakon-oxotnika  

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

***

***

***

 

Где-то есть город
... в горах,
Кто-то построил его,
Наверное, люди.
…Облако рядом,
Всего в двух шагах,
Странствует мимо,
Как на верблюде.
… С башен высоких
Взирает на мир,
… Красота.
Светом холодным,
Призрачно тихим
Являет, как Дух,
Чудеса…
И при этом,
Заметьте,
Творчество есть…
На далёкой,
Не нашей,
Планете.

Где-то в горах

Иван Серенький

***

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 48 | Добавил: iwanserencky | Теги: Дмитрий Силлов, текст, Закон охотника. Дмитрий Силлов, СТАЛКЕР, из интернета, Закон охотника | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: