Главная » 2020 » Февраль » 22 » БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 030
14:35
БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 030

...

***

***

***

***


Алехин, прищурившись, рассматривал своих противников в сеансе. Кого только не было в зале - все рода войск, все чины. Даже один генерал сидел за шахматной доской. А позади играющих - зрители, тоже военные, но низших чинов. Пришли посмотреть, как будет сражаться начальство с чемпионом мира. Ни одного штатского - им запрещено присутствовать на армейских праздниках.

Царила напряженная тишина. Военные о чем-то тихо переговаривались друг с другом, бросали любопытные взгляды на Алехина. Чемпион мира был сегодня в отличном настроении. Только что Шехтель сообщил ему о том, что получен приказ выдать ему визу в Испанию. Наконец-то! Можно уехать отсюда, поехать в Аргентину. Жаль, конечно, что не разрешили поехать Грейс, по она что-то молчит, не отвечает на письма. Может, что-нибудь плохо с домом в Дьепе? Ничего, устроюсь сам, потом можно будет вызвать и Грейс».

Близилось начало сеанса. К Алехину подошел чех Каличка, привезший из шахматного клуба комплекты фигур и помогавший в организации сеанса. Он отвел Алехина в сторону.

- Случайно я слышал сейчас разговор Шехтеля по телефону, - сообщил он чемпиону мира. - Видимо, с каким-то начальником. Против вас, оказывается, подобрали очень сильный состав. Шехтель хвалился: собирается напоследок устроить вам разгром.

- Вот как! Самый сильный состав. А вы знаете кого-либо из сидящих?

Каличка осмотрел ряды участников сеанса.

- Нет. Мне никто из них не известен, - уверенно сказал чех.

- Отлично! - обрадовался Алехин. - Значит, хотят учинить разгром? Ну что ж, посмотрим. Пусть попробуют, - улыбнулся Алехин.

- Может быть, лучше попросить уменьшить количество досок, - предложил Каличка. - Вы ведь так слабы после болезни.

- Ничего, дорогой Каличка! - вздохнул русский чемпион. - Мне в жизни приходилось выдерживать и не такое. Давайте начинать.

Алехин вошел внутрь прямоугольника столов. Его встретили напряженным молчанием. Он подошел к первой доске, за которой сидел генерал, и хотел уже сделать первый ход. Затем он вдруг хлопнул рукой по левой стороне груди и полез в боковой карман пиджака. Пошарив там и не найдя, что нужно, Алехин обыскал затем остальные карманы. Вид его был растерянный, он в удивлении пожимал плечами. Затем он подозвал к себе Каличку и о чем-то долго совещался с чехом. Каличка явно не соглашался с предложением чемпиона. В конце концов Алехин, видимо, уговорил чеха, и тот обратился к немцам со следующими словами:

- Уважаемые господа офицеры! Чемпион мира приносит глубочайшие извинения. Он где-то потерял свои очки и не может играть сеанса. Но, чтобы не срывать намеченного выступления, господин Алехин решил давать сеанс вслепую.

- Это как так? - крикнул кто-то из зрителей.

- Чемпион мира будет находиться в соседней комнате и по памяти играть все тридцать досок. Я буду передавать его ходы по шахматной нотации, а также относить ему ваши ответы.

В зале несколько минут царило небывалое возбуждение. Участники сеанса, вместе с ними и стоявшие сзади зрители, оживленно обсуждали неожиданное и необычное решение чемпиона. Появился Шехтель. Он подошел к доске, за которой сидел генерал, туда же устремились два организатора сеанса. До Алехина и Калички донеслись их возбужденные голоса.

- Это унизительно для нас! - горячился генерал. - Я лично не собираюсь участвовать в такой игре.

- А что делать? - вмешался один из организаторов. - Он действительно всегда играет в шахматы в очках.

- Пошлите куда-нибудь за очками, - предложил генерал.

- Куда? Сегодня воскресенье. Потом подобрать очки не такое быстрое дело, генерал.

- Но как же он будет играть?! - удивленно воскликнул другой организатор. - Вслепую на тридцати досках! Этого не могли делать ни Ласкер, ни Капабланка.

- Его разобьют наши ребята, - поддержал первый организатор.

Эти слова оживили Шехтеля.

- Как вы сказали: разобьют? - переспросил Шехтель. - Вот и хорошо. Это будет замечательно! Вы полагаете, что играть вслепую труднее, чем обычным способом? - спросил Шехтель.

- В несколько раз! - охотно сообщил организатор. - Да еще против такого состава.

- Тогда решаем играть! - твердо заявил Шехтель. - Вы оказали: оскорбительно, - обратился Шехтель к генералу. - Что ж, смеется тот, кто смеется последним. Начинайте игру! - приказал Шехтель Каличке.

В зале постепенно вновь воцарилась тишина. Поднявшиеся было со стульев опять вернулись на места. Позже всех подсел к шахматам генерал: он долго о чем-то возмущенно говорил с Шехтелем, важно взмахивал рукой; Шехтель что-то примирительно ему отвечал, обнимал его рукой за спину, как бы подталкивая к доске. Потом они оба засмеялись какому-то удачному замечанию, и генерал сел за доску. Но и тогда вид его был оскорбленно-величествен, первые свои ходы на доске он делал с явным пренебрежением.

Алехин прошел в соседнюю комнату, сел в удобное кресло спиной к двери и попросил у Калички кофе. Предстоящий сеанс на тридцати досках вслепую немного пугал Алехина, и он на мгновение пожалел, что придумал под влиянием минуты этот трюк с очками. Нет, его не пугало ни количество досок, ни состав. Сколько раз ранее он давал подобные сеансы. Алехин боялся, что в том физическом состоянии, в каком он был после проклятой скарлатины, не выдержит огромной нагрузки. Но делать было нечего, и он стал вырабатывать план предстоящего сражения.

Сеанс одновременной игры вслепую - самый трудный из всех шахматных аттракционов. Он требует от мастера гигантского напряжения умственных сил, нервов, памяти. Организм сеансера подвергается такому чрезмерному напряжению, что давно уже определена вредность подобных выступлений. Алехин читал, что в Советском Союзе сеансы вслепую запрещены государственным уложением как вредно отражающиеся на здоровье шахматистов. Это в Советском Союзе, по па Западе любят рекламу, трюки; только на них несут свои доллары и франки любопытные. Сколько раз Алехину приходилось именно с помощью такой игры привлекать к себе внимание мира или поддерживать свое пошатнувшееся материальное положение.

Игра вслепую ошеломляет того, кто первый раз ее наблюдает. Как шахматист может запомнить тридцать сложных, запутанных партий? Сражение в таких сеансах длится в течение семи часов, а то и больше, в партиях делается в среднем по сорока ходов. Каждый из противников уже с самого начала старается пойти особым, отличным от соседа путем, причем многие участники, иногда, умышленно запутывают своего «слепого» противника необычным ходом. Сеансер в течение длительного времени должен держать в уме весь ход борьбы на тридцати досках, помнить расположение каждой пешки, каждой фигуры. Работа непонятная для обычного человека! Она более удивляет, чем арифметический трюк циркового феномена или мастерство пианиста- Виртуоза, играющего на память множество сложных сонат.

Игра вслепую требует особых качеств мозга и своеобразной тренировки. Даже крупнейшие шахматисты, например Ласкер, Капабланка, Нимцович, редко играли больше чем одну-две партии вслепую. Алехин беспредельно любил шахматы и он не мог упустить возможность познать методы «игры, не глядя на доску», испытать особые «колдовские» ощущения, которые эта игра вызывает.

Начало сеанса развертывалось довольно быстро. Каличка по очереди двигался от доски к доске и делал ход, который сообщал ему Алехин. Не медля ни секунды, он передавал ответ противника. То и дело слышался его голос:

- Седьмая доска: дэ-семь, дэ-пять! Девятая доска: конь эф-шесть! Алехин тут же говорил свой ответный ход. Так Каличка сделал несколько кругов. Пока игрались известные теоретические варианты, Алехину думать особенно не приходилось, но вскоре темп игры явно замедлился: чемпиону приходилось вспоминать сделанные ранее ходы, уточнять в памяти расположение фигур. Он по нескольку минут думал над ходами.

Вскоре в зале воцарилась обычная обстановка сеансов. Соседи консультировались друг с другом, оценивая качество намеченного хода, к ним присоединялись и зрители. Завязались споры, слышались взаимные колкости, рассуждения о сделанном ходе, о позициях. Мастерство Алехина удивляло противников, они никогда не видели ничего подобного. Особенно активно обсуждал ход сеанса маленький рыжий немец с авиационными петличками.

- Что ни говорите, а здесь кроется какой-то обман, - уверенно заявлял соседям летчик. - С тридцатью вслепую! Этого же не делал ни один шахматист.

- А вот Алехин сделал, - подзадоривал летчика сосед.

- Фокус, определенно фокус, как в цирке, - не сдавался немец. - Где-нибудь у него спрятан механизм.

- Вот здесь, - показывал сосед себе на голову. - И неплохой механизм.

Летчик вдруг заволновался и вылез из-за стола.

- Я его сейчас проверю, - хитро подмигнув, заявил он. - Я запишу позицию и попрошу Алехина ее повторить.

Вынув из кармана блокнот, он переписал расположение фигур и направился в соседнюю комнату. Здесь он внимательно смотрел на Алехина со всех сторон, пытаясь заглянуть ему под полу пиджака, в карманы. Наконец он обратился к чемпиону мира.

- Вы меня простите, герр Алехин, - сказал немец. - Я девятнадцатая доска. Не могли бы вы сказать, каково мое положение.

- Неважное, хотя внешне все выглядит благополучно, - улыбнулся Алехин.

- А можете вы сказать расположение моих фигур?

- Пожалуйста, - согласился Алехин, и быстро стал перечислять: - Белые: король жэ-один, ферзь е-пять, кони цэ-три и же-четыре, пешки а-два, бэ-два…

- Хватит, хватит! - поспешил остановить чемпиона летчик, едва успевавший следить по бумажке за речью Алехина. - И вы можете это сделать на всех тридцати досках?

- Да, - ответил Алехин.

- Это феноменально! - невольно восхитился немец. - Скажите, господин Алехин, откуда у вас такое искусство игры?

- С потолка, - буркнул Алехин, которому этот рыжий мешал думать.

- То есть… как это? - растерялся немец.

- Очень просто. Однажды я прибил над своей кроватью на потолок шахматную доску. Каждое утро и каждый вечер я разбирал на ней партии безо всяких фигур. Вот и научился.

Немец растерянно глядел в глаза Алехина, не понимая, шутит он или говорит серьезно. Наконец, поблагодарив Алехина, он отправился к своей доске. Тотчас к нему подошел Каличка.

- Вы играете на девятнадцатой доске? - спросил чех.

- Я, - ответил летчик.

- Я уже был у вас, вы уходили, - произнес Каличка. - Алехин играет ферзем на же-семь и объявляет вам мат в три хода.

Немец схватился за голову под дружный смех соседей и зрителей.

- Проверил! - заливались офицеры. - Вот тебе и механизм! Мат в три хода!

- Пятая доска прекратила сопротивление, - сказал Каличка Алехину, войдя к нему в комнату.

- Вы видели, какой интересный эндшпиль был в этой партии, - радостно сообщил чеху чемпион мира. - Точно такое же окончание я выиграл у Романовского в Петербурге тридцать лет назад. Только там черная пешка стояла на а-шесть. Любопытный эндшпиль, жаль, что немец защищался не лучшим образом.

- Вам что-нибудь нужно? - спросил чех.

- Да, Каличка, будьте любезны, кофе. Потом, еще одна просьба. Достаньте мне несколько сигарет. Я опять забыл портсигар. Проклятая память!

Вновь потекли часы игры, не прерываемые особыми происшествиями. Часов через пять Алехин выиграл десятка два партий, в трех игра закончилась вничью. Оставалось всего несколько досок. Вокруг них столпились любопытные и те, кто уже кончил игру. Эти подсказывали больше всех: не сумев победить в собственной партии, они прилагали усилия, чтобы показать свою силу в партиях соседей.

Вдруг в одном углу в одной из партий возникло бурное оживление. После длительного совещания с окружающими офицер, игравший на этой доске, заявил Каличке:

- Передайте господину Алехину: я играю ферзем на е-четыре. Ему шах и мат в четыре хода.

Каличка ушел в соседнюю комнату и тут же вернулся.

- Вы немножко опаздываете, - улыбаясь, заявил он самоуверенному немцу. - Чемпион мира в свою очередь объявляет вам мат в два хода.

И, передвинув белую ладью, Каличка защитился от шаха черного ферзя. В свою очередь от вскрытого шаха белым слоном защищал только один ход, да и то ненадолго.

Количество досок уменьшалось с катастрофической для немцев быстротой. Алехину теперь легко было играть небольшое количество партий, и он отвечал на ходы немцев значительно быстрее. Вскоре осталась всего одна доска, на которой играл генерал. Он, по- Видимому, понимал шахматы лучше других, кроме того, ему помогало больше всего советчиков. Делая ход, он поучал окружающих, высказывал глубокомысленные, на его взгляд, суждения о шахматах. Но вскоре и его позиция стала безнадежной, и он сказал Каличке, что сдает партию.

В зале появился усталый, но довольный Алехин. Он подошел к Каличке, все еще стоявшему около доски генерала. Немец воспользовался случаем, чтобы как-то оправдать перед низшими чинами свой проигрыш.

- Я грубо ошибся, - сказал генерал Алехину. - Сыграй я…- генерал посмотрел на бланк, где он записывал ходы, - сыграй я ферзем на дэ-пять вместо эф-пять, вам было бы плохо.

- Вы так считаете? - спросил Алехин.

- Это элементарно! - продолжал генерал. - А тут что ж, - показал он на свою позицию, в которой сдался. - Моя позиция безнадежна. Летит ферзь, я сдался во время.

Алехин присел на стул напротив генерала.

- Хорошо, - решительно произнес он. - Вы говорите, безнадежна. Играйте.

И он перевернул на сто восемьдесят градусов доску. Теперь ему достались черные фигуры. В положении, где немец сдался, Алехин сделал хитрый ход конем. Выяснилось, что ферзя брать нельзя, в этом случае белые получили бы мат. Генерал схватился руками за голову. Ничего себе положение! Такой срам - сдался в позиции, где еще можно было сопротивляться. Он долго думал, выискивая способ победить, доказать этим свою правоту и неправоту Алехина. Но что он мог сделать против такого шахматиста. Прошло три хода, четыре, и теперь уже позиция белых стала незащитимой. Алехин, взявшись за безнадежное дело, одержал верх.

- Сдаюсь, - пролепетал генерал. - Неизбежен мат в два хода.

- Играйте, - приказал Алехин, вновь перевернув доску и взяв себе белые фигуры. Умелым ответом он ликвидировал угрозы неприятеля - мата не получалось, - и затем в несколько ходов сам заматовал черного короля. Офицеры, стиснув зубы, чтобы не рассмеяться, следили за посрамлением самоуверенного начальника.

Было уже темно, когда Алехин и Каличка вышли на улицу. Молча они прошли несколько кварталов, затем чех сказал:

- Мне сюда, господин Алехин, - показал он направо. - Здорово вы играли!

- Вот и не получился разгром-то! - улыбнулся Алехин. - А вы боялись.

- Когда вы едете и куда? - поинтересовался чех.

- Пока в Мадрид, - сообщил Алехин. - Только туда можно сейчас получить визу. А оттуда махну в Южную Америку. Там сейчас много шахматистов, настоящая жизнь.

- Желаю вам самого лучшего счастья и особенно здоровья, - промолвил Каличка. - Только моя личная к вам просьба: не играйте больше таких сеансов.

- Хорошо, дорогой друг, - с улыбкой произнес Алехин. - Но вы понимаете: были чрезвычайные обстоятельства. Потерял очки. Что теперь будет говорить начальству Шехтель?


Печально начинался шестой десяток жизни шахматного чемпиона. В Праге, городе, который нацисты сделали местом постоянного жительства Алехина, он страдал от голода, тягот оккупационного режима. К тому же эта нелепая скарлатина! Слабый, еще не оправившийся от болезни Алехин был вынужден сразу давать сеансы, иначе он не получил бы продовольственных карточек.

А в Мадриде новые проблемы: здесь мало интересовались шахматами, и прожить шахматисту-профессионалу было крайне затруднительно. Друзья-шахматисты, правда, старались как-то поддержать чемпиона мира. Они организовывали турниры в разных городах страны: здесь Алехин мог заработать немного денег и прожить неделю-другую на иждивении великодушного владельца отеля. Изредка давал он сеансы, читал лекции, но отыскивать такие возможности с каждым днем становилось все труднее.

- Каковы ваши планы? - спросил один репортер.

- Какие я могу иметь планы! - печально произнес Алехин. - Лучшая часть моей жизни прошла между двумя войнами, нанесшими огромный урон Европе. Обе войны разбили мою жизнь, с той лишь разницей, что в конце первой войны мне было всего двадцать шесть лет и я был полон энтузиазма, которого теперь нет у меня и в помине! Если когда-нибудь я напишу мои воспоминания - что вполне возможно, - люди поймут, что шахматы были главным фактором в моей жизни. Они дали мне возможность удовлетворить мое честолюбие и в то же время убедили меня в абсолютной ненужности честолюбивых претензий. Сегодня я продолжаю играть в шахматы потому, что люблю это искусство само по себе и еще потому, что они заполняют мой ум и удерживают меня от дум и воспоминаний.

Печальные слова!

Приехав в Мадрид, Алехин уже в первые дни понял, что о возможности поехать за океан, - а сколько раз он мечтал об этом, находясь в зоне, оккупированной немцами, - не может быть и речи. Капабланка умер, вместе с ним исчез повод пригласить Алехина на долгожданный матч-реванш. В Аргентине поселилось много европейских гроссмейстеров и мастеров, и, если говорить откровенно, создавался явный избыток шахматных специалистов. Потом деньги: где взять уйму денег на билет до Буэнос-Айреса? И еще одно: если бы даже Алехину удалось разрешить финансовые проблемы, все равно с поездкой в Аргентину или Соединенные Штаты ничего бы не вышло.

Американский шахматный журнал в одном из своих номеров поместил гневное письмо некоего Джорджа Бромберга. Тон письма и особенно смысл его удивили и взбудоражили шахматный мир. Возмущенный тем, что чемпион мира играет в турнирах в оккупированной Европе, мистер Бромберг разошелся в гневе, потребовал дисквалифицировать чемпиона мира, не пускать его ни в какие турниры и вообще запретить печатать его партии. «Я откажусь подписываться дальше на ваш журнал, если вы будете печатать партии Алехина», - грозил мистер Бромберг.

На страницах журнала развернулась жаркая дискуссия, но лишь отдельные шахматисты, для которых, очевидно, не дорог был ни сам Алехин, ни шахматное искусство, поддержали Бромберга. «Алехин должен утратить свой титул; нужно также запретить продажу его книг», - предлагал новые репрессии мистер Дж. Платц из Бронкса. Однако большинство читателей сохраняли благоразумие и ясными доводами показывали нелепость предложений Бромберга и Платца.

«Если мы пойдем по этому пути, то следующий шаг, который мы будем обязаны сделать, - это сжечь книги Алехина», - писал один. «Никто же не снимает с программ Вагнера, Бетховена, Моцарта только потому, что они родились на вражеской территории», - вторил ему другой. «Мы не надеемся, что вы будете продолжать печатать партии Алехина, - вторил коллегам третий. - Мы требуем этого». А четвертый свою мысль выразил образно: «Если святой Петр плохой шахматист, а дьявол - отличный, - писал он, - то я предпочту разбирать партии дьявола».

«А почему вы так нападаете на Алехина? - спрашивал Джон Ханнак из Филадельфии, - Ведь Макс Эйве тоже играет с фашистами. Он же в сорок первом году сыграл в Карлсбаде матч с чемпионом фашистской Германии Боголюбовым».

И тут же приводил свой разговор с Алехиным в сорок первом году.

- Что вы скажете о вашем друге Эйве? - с явным вызовом спросил тогда Ханнака Алехин. - Он уже сотрудничает с фашистами. А я - царский офицер - стою за свободу и демократию и ненавижу расизм. Я знаю только хороших и плохих шахматистов, не смотрю, евреи они, магометане или буддисты. Я готов играть матч с большевиком Ботвинником и американцем Решевским и не буду разглядывать их генеалогическое дерево.

А еще один читатель спрашивал: «А почему вы не клеймите Ефима Боголюбова? Этот человек стал в последние годы выразителем самой откровенной фашистской идеологии. Проиграв одну из турнирных партий Флору, Боголюбов сказал в сердцах:

- Вот скоро Гитлер завоюет Россию, тебя поймают и по моей протекции не повесят, а только расстреляют.

Когда на турнире в Ноттингеме в тридцать шестом году Решевский, следуя канонам своей религии, попросил в субботу одного из любителей записывать ходы, его противник Боголюбов вскочил возмущенный.

- Это выпад против моей родины! - закричал шахматный проповедник расизма.

И вот теперь вы не клеймите его? Оставляете в покое и других, кто играл в немецких турнирах. Почему?

Ответ на эти вопросы вскоре дала статья в том же журнале. В годы войны в шахматной жизни США важную роль играл гроссмейстер Рейбен Файн - человек с тяжелым характером, выливший впоследствии немало грязи на Капабланку и Алехина, на своего соотечественника Решевского и на всю американскую шахматную организацию. В те годы фотография Файна из сходила со страниц журнала «Америкэн чесс ревю», в каждом номере печаталась минимум одна его поучающая статья.

Тайное стало явным. В очередной пространной статье Файн решительно заявил, что Алехин давно уже является чемпионом мира только по названию, что имеются уже шесть человек - один из первых сам Файн, - кто легко его побьет в матче. Вывод, по Файну, был ясен: нужно лишить Алехина звания чемпиона мира и разыграть это звание вновь, желательно в турнире с участием шести или восьми человек. Одним из первых участников такого турнира был назван сам Файн. Так этот развязный молодой человек, укрывшись в безопасном месте, не испытывающий ужасов войны, решал судьбу своих измученных в военном горниле коллег.      Читать    дальше    ...     

***

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 001

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 002 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 003 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 004 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 005

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 006

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 007

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 008 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 009

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 010 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 011

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 012

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 013 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 014  

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 015 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 016 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 017

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 018

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 019 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 020

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 021 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 022

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 023 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 024

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 025 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 026 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 027 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 028

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 029

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 030 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 031 

БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 032 

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

***

***

*** 

 

***

***

***

Алехин, Александр Александрович

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

 

Шахматы

Александр Алехин

фр. Alexandre Alekhine
Alexandre Alekhine Color.jpg
   

Дата рождения 19 (31) октября 1892

Место рождения Москва, Российская империя

Дата смерти 24 марта 1946 (53 года)

Место смерти Эшторил, Португалия

 
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg Георгиевская медаль 3-й степени Георгиевская медаль 3-й степени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Алекса́ндр Алекса́ндрович Але́хин (распространённое написание и произношение «Алёхин» ошибочно; 19 (31) октября 1892, Москва — 24 марта 1946, Эшторил, Португалия) — русский  шахматист, выступавший за Российскую империю, Советскую Россию и Францию, четвёртый чемпион мира по шахматам. Алехин вошёл в число сильнейших шахматистов мира перед Первой мировой войной, заняв третье место на  петербургском турнире 1914 года,  в 1920 году стал первым чемпионом РСФСР, а в 1921 году покинул Россию и переехал на постоянное место жительства во Францию, гражданином которой стал в 1925 году. В 1927 году Алехин выиграл матч за звание чемпиона мира  у считавшегося непобедимым Хосе Рауля Капабланки  и затем в течение нескольких лет доминировал в соревнованиях, выигрывая крупнейшие турниры своего времени с большим преимуществом над соперниками. Дважды, в 1929 и 1934 годах, Алехин защитил титул в матчах против Ефима Боголюбова, в 1935 году он проиграл матч Максу Эйве, но через два года победил в матче-реванше и удерживал звание чемпиона мира до самой смерти. Алехин — единственный шахматист, который умер, являясь действующим чемпионом мира.

Алехин был чрезвычайно разносторонним шахматистом. Больше всего он известен атакующим стилем игры и эффектными, глубоко просчитанными  комбинациями.  Вместе с тем ему принадлежит большое количество теоретических разработок в дебютах,  он обладал высокой эндшпильной  техникой.

***

О чемпионах мира по шахматам... 01 


4 чемпион мира - Александр Алехин

Период «царствования» 1927 – 1935, затем 1937 – 1946. Представлял Россию и Францию.

Alehin

Первый русский чемпион мира.

Алехин родился в России. После разных драматических перепетий первой мировой войны, пролетарской революции, в 1921 уже будучи одним из ведущих шахматистов мира окончательно покинул родину и обосновался во Франции.

В 1927г . в матче за первенство мира победил Х.Р.Капабланку. В 1935г. на короткое время уступил титул Максу Эйве. Затем взял реванш. Единственный из чемпионов, ушедший из жизни в звании чемпиона мира.

Алехин – шахматист разностороннего дарования. Аналитик, исследователь, литератор. И конечно игрок исключительной  практической силы. Считается одним из сильнейших чемпионов мира всех времен.


***

5 чемпион мира - Макс Эйве

Период чемпионства 1935 – 1937. Представлял Голландию.

Победа в матче над Алехиным была воспринята как сенсация. Этого не ожидали даже соотечественники Эйве, не говоря уже о самом Алехине, с легкостью согласившемуся играть на «поле соперника». Что бы та не говорили, победа Эйве была заслуженной и одержана в честной борьбе.

Макс Эйве в жизни был умным и разносторонним человеком. Он преподавал математику, имел звание профессора. В дальнейшем занимал ост руководителя ФИДЕ.

***
6 чемпион мира - 
Михаил Ботвинник

Периоды чемпионства: 1948 1957, затем с 1958 по 1960, затем с 1961 по 1963. Страна СССР.

botvinnik

Самый первый мировой чемпион из СССР.

Михаил БОТВИННИК узнал шахматы в двенадцать лет. Тем не менее, упорство, настойчивость и «научный» подход к шахматам сделали свое дело – к 30-летнему возрасту Ботвинник выдвинулся на лидирующие позиции в советских и мировых шахматах.

Все предвкушали матч за звание чемпиона  с Александром Алехиным. Но помешала война. После кончины Алехина в 1948 году состоялся матч-турнир на первенство мира, принесший уверенную победу Ботвинника.

Единственный из чемпионов, который дважды возвращал себе звание чемпиона, побеждая в матчах-реваншах Михаила Таля и Василия Смыслова.

Ботвинник отличался основательностью подготовки, учетом психологических особенностей соперника, настоящим чемпионским характером.

 Читать смотреть ещё и дальше...Источник :Чемпионы мира по шахматам среди мужчин в хронологическом порядке

***

Женщины - чемпионки мира по шахматам

Чемпионы мира по шахматам

Ещё о чемпионах... 01

Ещё о чемпионах... 02

Чемпионат мира по шахматам 

Новости

ШАХМАТИСТЫ

Шахматы в Приморско-Ахтарске  Смотреть 

Разные разности

***

Просмотров: 86 | Добавил: iwanserencky | Теги: шахматные чемпионы, книга, биография Александра Алехина, Александр Алехин, БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ, проза, чемпион, литература, Википедия, А.А. Котов, люди, история, чемпионы мира, чемпион мира, человек, шахматисты, чемпионы, О людях, шахматы, Александр Алёхин | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: