Главная » 2020 » Февраль » 21 » БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 008
07:48
БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 008

***

***

...

***

***

В передней раздался звонок.

Надя, - сказал Алехин и, поднявшись с кресла, пошел встречать жену. Волянский последовал за ним. В передней стояла небольшого роста, полнеющая женщина с крупными чертами лица. Ее трудно было назвать красивой, но какая-то неуловимая печать доброты и обаяния невольно притягивала внимание мужчин. Надя сняла высокую шляпу-тюрбан, под которой обнаружились густые черные волосы. Алехин помог жене снять пелерину. На черном платье почему-то был приколот желтый бант, что явно противоречило канонам старого вкуса.

- О, да вы чаевничаете! - воскликнула хозяйка дома, войдя в гостиную. - Молодцы! Попроси и мне чаю, - обратилась Надя к мужу, - только без молока. А Валя давно приехал? - обратилась она затем сразу к обоим мужчинам.

- Уже час беседуем, - ответил Волянский. - Я - бездельник и своей болтовней мешаю Саше заниматься.

- Что вы! - возразила Алехина. - Он так рад поговорить с вами. После этого он еще лучше работает. А я задержалась у Гвендолины. Вы знаете ее мужа, Валя. Изнар - отличный инженер. Живут они с Гвендолиной душа в душу. Мне кажется, скоро я буду бабушкой.

- Очаровательная бабушка! - воскликнул Волянский. - Побольше бы таких!

- А когда мы будем гулять на вашей свадьбе? - улыбаясь, спросила Надя Волянского. - Что же, так вы и будете вечно ходить бобылем?

- Ему не до женитьбы, - вмешался Алехин.

- Нет, почему же, я с удовольствием женюсь, только на миллионерше, - ответил Волянский. - Другого выхода у меня нет.

- Если так, то женись на племяннице Вандербильда, - продолжал потешаться Алехин. - Ты знаешь, Надя, Валя окончательно решил ехать в Америку.

- Все-таки? - спросила Алехина.

- Иначе у меня нет выхода, - провел ребром ладони по горлу Волянский.

- Так ничего и не получилось с работой, жаль, - тихо произнесла Надя. - А деньги-то у вас на проезд есть?

- Кое-что собрал. Берегу с лучших времен.

- Если будет не хватать, мы вам дадим. Правда, Саша? - обратилась Алехина к мужу. Тот согласно кивнул головой.

Горничная убрала чайную посуду. Надя вынула из сумочки фотографии Гвиндолины, ее мужа. Несколько минут все рассматривали любительские фотографии.

- Вот что, давайте поедем в Америку вместе, - внесла вдруг предложение Надя. - Мы с Сашей тоже ведь едем в Нью-Йорк, - обратилась она к Волянскому.

- Ах, да, конечно! Я читал: большой турнир в Нью-Йорке. А тебе не утомительно будет играть в турнире перед матчем с Капабланкой?

- Что поделаешь? Должен, - уклонился от объяснений Алехин.

Собеседники опять замолкли. Некоторое время они вновь занимались разбором фотографий. Вдруг в коридоре раздался телефонный звонок. Алехин поднялся с места, подошел к аппарату и поднял трубку. Надя с Воляпским с места наблюдали за ним.

- Алло! Здравствуй, Савелий! - произнес Алехин. - Ничего, как ты? Когда еду? Думаю, числа пятого… А ты? Конечно, лучше вместе… И Видмар, Нимцович, Шпильман… Всем, конечно, лучше… Что?! Не читал… Ну и что там написано?…

Алехин замолчал и несколько минут слушал. С каждой секундой его лицо все больше омрачалось, брови сошлись к переносице. Валя и Надя с удивлением наблюдали, как сильно действовала на него какая-то неприятная новость.

- Безобразие! - крикнул в трубку Алехин. - Я так и знал, что они придумают что-нибудь подобное. Я сейчас же пошлю телеграмму с протестом… Или откажусь от турнира… Что?! Ну, конечно, издевательство!… Все делается для Капабланки. Конечно, глупость. Будет иметь право на матч, но не будет иметь денег. А аргентинская договоренность пропадет… Нет, это у них не выйдет! Я играть не буду! Хорошо, спасибо, что позвонил. Будет что-нибудь новое, сообщи. До свидания! Как вам это нравится! - почти крикнул Алехин, повеспв трубку и вернувшись в гостиную. - Я так и знал, что что-нибудь произойдет. Я говорил тебе, Валя! Все полетело к чертям, вся моя работа, все, чего с таким трудом добивался!

- Успокойся, Саша, - положила руку на плечо мужа Надя. - Что произошло?

- Очень просто, - чуть успокоившись, разъяснил Алехин. - Организаторы турнира в Нью-Йорке добавили пункт к условиям турнира, которого раньше не было. «Первый призер, - пишут они, - или второй, если первым будет Капабланка, получает право играть матч с чемпионом мира». Как вам нравится?! Абсолютное презрение к нашей договоренности. Специально делается, чтобы запутать вопрос, лишить меня права на матч.

- Но ведь второй призер, если не ты, не будет иметь никаких денег на матч. Ведь на его матч аргентинцы не дадут денег, - вмешался Волянский.

- Разумеется! - все еще горячился Алехин. - Это специально и делается, чтобы уговорить Капабланку отказаться от моего вызова. Нет, это не пройдет! Утром пошлю телеграмму: пусть играют без меня… Посмотрим, что у них получится!

Хотя Алехин бодрился, грозил кому-то, на душе у него было тяжело, и это отлично чувствовала Надя, хорошо изучившая характер мужа. Настроение у всех сразу испортилось. Надя тревожно поглядывала на расстроенного Алехина. Тот сидел, уставившись сквозь очки близорукими глазами в угол комнаты. Волянский попытался было успокоить друга, развеселить его. Но что он мог поделать в такой ситуации? Какое может быть успокоение, когда рушится дело всей жизни, дело, которому отданы действия и помыслы целых шести лет. Посидев с полчаса, Волянский поднялся и распростился с Алехиными.

Нужно ли удивляться, что Алехин не мог заснуть в эту ночь. Бессонница - неизбежный спутник любого крупного шахматиста. Во время ответственных турниров приходится переживать много потрясений; как заснешь, если только что потерпел неприятное поражение? Когда-то Алехин пробовал одолевать бессонницу при помощи лекарств. Ничто не помогало. Позже не то случай, не то чей-то умный совет научил его более совершенному методу. Если не спится, ни за что не оставайся в кровати! Поднимись, съешь яблоко или стакан простокваши и полчаса почитай. Потом возвращайся в кровать. В этом случае Алехин всегда засыпал.

Но сегодня даже этот испытанный способ не помог - слишком велика была неприятность. Алехин во второй раз слез с кровати и тихонько, чтобы не будить жену, в пижаме и туфлях вышел из спальни. В темноте он прошел в кабинет, зажег настольную лампу и сел в рабочее кресло около письменного стола. Горькие мысли роились в его отяжелевшей голове. Какой удар, все шло так хорошо! Аргентина, матч, и вдруг все сразу полетело к чертям! Что же теперь будет, неужели опять ждать долгие годы?

«А может, не поднимать шума, - согласиться? - мелькнула на мгновенье мысль. - Ведь у тебя все шансы занять в Нью-Йорке второе место, а то и первое. Нет Ласкера - организаторы постарались избавить Капабланку от неприятного конкурента. Нет, - решил Алехин в следующую минуту. - Никаких компромиссов, только твердая позиция. Я не имею права рисковать делом всей жизни! Завтра же телеграмму: или снимают пункт, или не поеду в Нью-Йорк».

Алехин вынул из стола несколько толстых тетрадей, на обложке каждой из них было написано печатными буквами: «X. Р. Капабланка». Взвесил на ладони итог своих многолетних трудов. Тяжелая работа даже по весу! А сколько сил отняли эти тетради, сколько нервов. И вот теперь это все может оказаться совершенно ненужным!

Начав перечитывать одну из тетрадей, Алехин незаметно увлекся и вскоре позабыл про невзгоды. На этих страничках было написано те главное, что составляло смысл всей его жизни. Как победить Капабланку? План большого, трудного сражения разработан в мельчайших деталях, не упущена ни одна подробность или внешне незаметный, даже второстепенный факт. Как полководец перед решающей битвой, Алехин старался предусмотреть каждую деталь грядущего сражения. Все приготовлено: отточено ударное оружие, вооружены основные силы, проверены тылы и резервы. Все учтено: и топография местности, и характер неприятеля, и его привычки. Можно начинать бой!

В двух тетрадях было разобрано несколько сот партий, сыгранных чемпионом мира. Все они были систематизированы, оценены и проанализированы. Это был не простой анализ, какой обычно делают шахматные мастера: плохой ход - знак вопроса, отличный - два восклицательных. В этих тетрадях была учтена психология каждого хода, восстановлены мысли, какими руководствовался человек, переставлявший фигурку с одной клеточки на другую.

И потом выводы. Приказы самому себе: как играть. Разобраны и изучены все стадии шахматной партии, решена проблема расходования времени и цейтнота. Учтена психология грядущей битвы, особенности Капабланки как шахматного бойца. Когда нужно его атаковать, когда уходить в защиту, когда нужна смелость, когда, наоборот, осторожность.

Самая толстая тетрадь была посвящена вопросу: как начинать партию, какие играть дебюты. На первый ход е-четыре ответ ясен - французская защита. Здесь Капабланка редко идет на осложнения, они ему теперь не по душе. Раньше, в молодости, - другое дело! Теперь же он обязательно меняется на дэ-пять. А что в этом случае грозит Алехину? Игра уравнивается, чего еще нужно черным?

Вероятнее всего, кубинец большинство партий будет начинать ходом ферзевой пешки. Долго искал Алехин решение проблемы - что делать в этом случае! Применять новейшие системы - Нимцовича, Грюнфельда, но ведь в них Капабланка всегда сумеет остаться с небольшим позиционным перевесом. А известно, как трудно защищаться против него именно в таких положениях.

Однажды ночью в голову Алехина пришла блестящая мысль. И как только он раньше до этого не додумался?! Ферзевый гамбит - вот решение задачи! И не какой-нибудь острый вариант, а простейшая разгрузочная система. Изобретение Капабланки против самого Капабланки! Сам выдумал систему, сам против нее борись! Замечательная мысль! Перевеса здесь чемпион мира не получит, и черным защищаться будет легче, чем в остальных дебютах. Правда, здесь выиграть черными будет трудно, ну что ж, возложим надежды на белых. Опять-таки будем следовать Капабланке: белыми на выигрыш, черными на ничью! «Правда, при этой тактике я не отдаю себе отчета, как я смогу выиграть у Капабланки шесть партий, но я не думаю, чтобы он смог тоже выиграть у меня столь большое число партий».

Значит, ферзевый гамбит нужно изучить досконально. Алехин раскрыл еще одну тетрадь, здесь были собраны все известные партии и варианты ферзевого гамбита. Двухцветные диаграммы отмечали критические позиции того или иного варианта. Перелистывая страницы, Алехин иногда задерживался на миг на некоторых наиболее важных диаграммах. Вскоре он отложил эту тетрадь в сторону и перешел к следующей.

Эта была посвящена середине игры - миттельшпилю. Здесь были скомплектованы позиции из партий Капабланки, где проявлялись особенности стиля игры кубинца, разбирались его ошибки, ускользнувшие от взоров мастеров-комментаторов. Только придирчивый взор Алехина мог отыскать неточности во внешне безукоризненной игре чемпиона мира. Последняя тетрадь была посвящена эндшпилю. Здесь, в заключительной стадии партии Капабланка считался непревзойденным, но пытливый взгляд Алехина и в этой стадии игры нашел ошибки в действиях кубинца. Сколько было здесь диаграмм, где к ходу Капабланки ставился большой вопросительный знак. Не гордитесь, сеньор Капабланка, не так-то уж вы безошибочны в эндшпиле! И не надейтесь победить в заключительной стадии, я совсем не намерен избегать разменов и упрощений. Здесь вы столкнетесь с техникой, которая по крайней мере не уступает вашей. Коса найдет на камень!

Алехин собрал в стопку тетради и ласково погладил драгоценное сокровище. Он вспомнил телефонный звонок Тартаковера и неприятную новость, пришедшую из-за океана.

- Неужели опять катастрофа? - беззвучно спросил сам себя Алехин, горестно покачивая головой. - Неужели ни к чему был весь этот труд, изнурительные часы ночных анализов, бессонные ночи раздумий? Опять крушение надежд, долгие годы новых ожиданий.

Что-то заставило вдруг Алехина поднять взор от письменного стола и обернуться. В дверях стояла Надя: на плечах ее пеньюар, на ногах комнатные туфли. Глаза не заспаны, видимо, она тоже не могла уснуть в эту ночь. Сколько времени она стояла так, наблюдая мужа? Увидев, что Саша смотрит на нее, Надя подошла к письменному столу и обняла Алехина за шею.

- Не спится, дорогой? - участливо произнесла Надя.

Теплота ее полной, мягкой руки успокоила Алехина. Он поцеловал гладкую кожу руки выше локтя, Надя ласково потеребила пальцами его спутавшиеся волосы.

- Все будет хорошо, родной, - тихо произнесла Надя. - Мое сердце чувствует: все будет хорошо.

- Нет, какое безобразие! - резко поднял голову Алехин, отчего пальцы Нади соскользнули с его волос. - Поставить такое условие в такой момент! Это же издевательство!

- Конечно! Конечно, родной. Ты должен привыкнуть к этому. Но это последнее препятствие, я тебя уверяю - последнее. Вот посмотришь: отменят они это условие. Все будет хорошо, так, как нам нужно.

Любящая женщина нежно гладила мужа по щекам, плечам, по груди. Ласковые теплые руки жены вселяли в Алехина уверенность и новые силы. Так заботливая мать успокаивает ребенка, неосторожно расквасившего себе нос. Да и то сказать: разве в доброй, ласковой жене не видят далекую тень матери самые сильные, самые отважные люди? Разве не нуждается самый воинственный из мужчин в ласке, разве не успокаивает нежная забота самого удрученного, самого потерянного!

Голова Алехина прильнула к груди жены, усталые веки сомкнулись. Невзгоды казались ему далекими и совсем не страшными.

 

6


Одна мысль тревожила Капабланку - мысль о Кончите. Принимая поздравления, обнимаясь со старыми друзьями, Хосе Рауль не переставал думать о той, ради которой долгие годы стремился в Аргентину. Рассеянно отвечая на вопросы любителей шахмат, он с нетерпением ждал минуты, когда сможет, наконец, освободиться и поспешить к театру комедии, где они условились встретиться с Кончитой.

Кубинец сгорал от нетерпения скорее увидеть Кончиту и в то же время боялся этой встречи. Какова она теперь, как изменило ее время? Тринадцать лет - долгий, очень долгий срок для женской красоты! Может, он ее и не узнает. «Старайтесь никогда не встречать женщину, которую вы когда-то любили», - вспомнился ему где-то вычитанный совет. И все же его тянуло к Кончите - чудесное прошлое еще не потеряло над ним власти.

Кончита Веласкес - какое имя! Даже в самом сочетании звуков слышится что-то игривое, кокетливое, танцующее. Кон-чи-та. Попробуйте произнести эти три слова, и вы невольно поведете плечами в такт таинственной музыки, заключенной в этом имени. Веласкес. Произнесите вслух это слово, и вы обязательно, словно дирижер, взмахнете рукой.

И конечно, женщина, носящая такое имя, не может не быть красавицей. В который раз Капабланка вспоминал блаженные дни молодости! Уже в первые минуты знакомства с молодой аргентинкой он стал тогда ее послушным рабом. Пленительное рабство! Баловень женщин, Капабланка с Кончитой был покорен и кроток; привыкший повелевать, он спешил выполнить каждое ее желание, каждый минутный каприз. Да и она - знаменитая актриса, избалованная преклонением, - едва лишь оставалась наедине со своим другом, мигом забывала капризный, властный тон и становилась скромной любящей женщиной.

Вспомнилось Хосе Раулю, как расставались они в первый раз, как встретились потом и снова расстались на долгие, долгие годы… Сколько раз вспоминал кубипец за эти годы блаженное время радости.

Кто знает, может быть, им так и не довелось бы увидеться, если бы не предложение аргентинцев организовать матч чемпиона мира с Алехиным. Русский гроссмейстер давно уже претендовал на шахматную корону, однако ему потребовалось целых шесть лет для того, чтобы собрать нужные средства. Тщетно пытался он уговорить меценатов- сторонников своегчэ яркого таланта; и в Европе и в Соединенных Штатах никто не отважился выбросить пятнадцать тысяч долларов на дело совершенно безнадежное. Разве может кто-нибудь обыграть Капабланку, непобедимого «чемпиона всех времен»? Велико было удивление шахматистов всего мира, узнавших о внезапном решении аргентинского правительства дать нужные средства. А ведь объяснилось все это просто: аргентинские любители захотели воочию быть свидетелями триумфа своего любимца, а заодно и увидеть искрометную, полную фантазии и выдумки игру русского чемпиона.

Весть о том, что матч состоится в Буэнос-Айресе, вызвала у Капабланки двойственное чувство. Было неприятно, что все же придется играть с Алехиным, - кому хочется защищать высший шахматный титул против самого опасного противника? Но в сообщении было и хорошее: уж если играть этот матч, то, конечно, в Буэнос-Айресе!

Капабланка любил аргентинскую столицу, здесь он чувствовал себя, как дома. По душе ему был и город, ровными квадратами - ну впрямь шахматная доска! - раскинувшийся на берегу Ла-Платы, и быстрый говор жизнерадостных, экспансивных аргентинцев. Ничуть не страдал он от жары; правда, влажность воздуха в Буэнос-Айресе порой была чересчур высокой, зато не так палит солнце, как в Гаване, а в весенние октябрьские вечера ему, жителю экватора, порой было даже немного холодновато.

Без сожаления оставил Капабланка нелюбимую жену, семью, не приносившую счастья. Глория с годами становилась все надменнее, мимолетное счастье первых дней оказалось мифом. Не принесли счастья и дети. Юный Хосе, которого Капабланка так любил, и совсем маленькая Глория полностью находились под влиянием матери, что было не удивительно. Бесконечные турниры, сеансы редко давали возможность кубинскому чемпиону бывать дома.

В Бразилии Капабланка дал несколько сеансов одновременной игры и за месяц до начала матча приехал в Буэнос-Айрес. Аргентинцы устроили своему кумиру пышную встречу. Друзья, знакомые, бесчисленные поклонники выражали свой восторг ему, завоевавшему высший шахматный титул. Доктор Карлос Кваренцио, старый друг Капабланки, предоставил в полное его распоряжение свой дом. По мнению некоторых, это было не совсем удобно: Кваренцио - судья матча, и пребывание в его доме одного из участников могло вызвать ненужные кривотолки. Но что делать: дружба есть дружба!

…Увлекшись воспоминаниями, Капабланка не заметил, как подошел к театру. Еще издали он всматривался в стоящих у входа женщин. Капабланка боялся не узнать изменившейся Кончиты и обидеть ее этим. Зря они договорились встретиться на улице. Но волнение оказалось излишним - все произошло совсем просто: еще несколько шагов, и статная женщина в легком платье безмолвно бросилась к нему навстречу.

О, эти первые минуты встречи после долгой разлуки! Мучительны они своей напряженностью, смущением, растерянностью. Не знаешь, что сказать, клянешь себя за то, что стоишь растерянный, безмолвный.

- Как вы живете, Хосе Рауль? Я так рада, что вы приехали! Наконец-то! - твердила Кончита.

Время изменило Кончиту, однако придало ей новую прелесть. Смуглое лицо ее, когда-то отличавшееся матово-коричневой кожей, как будто увяло, стан не был так гибок, как раньше, пышные, жгуче-черные волосы поредели, вместо детски наивной улыбки - грустная улыбка усталой женщины. Но опыт жизни дал ей уверенность в себе, сложную науку кокетства, умение каждым жестом, действием, словом своим показаться с выгодной стороны, подчеркнуть свое обаяние, внушить людям чувство восхищения. Все еще стройная, с высоко и гордо поставленной головой, с затаенной улыбкой на полных чувственных губах, она плыла в толпе, не замечая никого.

Капабланка узнавал и не узнавал новое для него лицо Кончиты. Она тоже всматривалась в возмужавшего за тринадцать лет возлюбленного.

Хосе Рауль мало изменился - в тридцать девять лет он выглядел еще совсем молодым человеком; однако появившаяся седина в черных как смоль волосах да некоторая тучность невольно напоминали о годах. Мальчик стал самоуверенным статным мужчиной.

Месяц, проведеный Капабланкой в Буэнос-Айресе перед началом матча, оказался для них не менее счастливым, чем былое блаженное время. Сердца их вновь потянулись друг к другу. Безрассудная любовь молодости сменилась искренней дружбой. Когда кто-то из приятелей полушутя заметил: «Зачем вы, дон Хосе, встречаетесь со старой женщиной, когда вокруг столько прекрасных молодых девушек!» - Капабланка вспыхнул и резко оборвал его:

- Я прошу вас с почтением отзываться о Кончите. Она мой друг, и я не позволю никому говорить о ней плохо!

В то время как чемпион мира купался в лучах всеобщего поклонения и любви, прибывший в Аргентину Алехин сразу понял, что трудное соревнование ему придется провести не только без моральной поддержки зрителей, но скорее в обстановке всеобщего недоброжелательства, а может, и ненависти. Да и что его могло ожидать в стране, где Капабланка был божеством, кумиром? Ведь в жилах Хосе текла кровь отважных испанских мореплавателей! А он, Алехин, кто он такой? Одиночка, русский, оторванный от родной земли! Правда, в шахматы он играет интересно: его замыслы полны сверкающих комбинаций, но разве может этот пришелец сравниться с доном Хосе - непобедимым шахматистом всех времен? И как осмелился он посягать на шахматную корону Капабланки?

Внешне все выглядело благополучно: за Алехиным и его женой ухаживали, предоставили им все необходимое, но русский шахматист ни на минуту не мог отделаться от ощущения, что он приехал в чужую страну, что здесь никто не желает ему успеха.

Пятнадцатого сентября тысяча девятьсот двадцать седьмого года цвет высшего аргентинского общества собрался на открытие матча. Корреспонденты, кинооператоры, фотографы спешили описать каждую мелочь, запечатлеть на пленку каждый жест противников. Они передали миру, что Алехин и Капабланка представляют собой живописную пару: блондин с мягкими волосами и голубыми глазами - типичный славянин - и испанец с горящим взором серо-зеленых глаз. Оба стройные, немного выше среднего роста, с мягкими манерами хорошо воспитанных людей.

Правда, некоторые газеты писали, что Алехин весь вечер как-то растерянно улыбался, держался немного неестественно. Он был явно стеснен, его движения - лишены свободы и непринужденности; создавалось впечатление, что он не знает, куда девать руки. Одет Алехин был в черный фрак и полосатые серо-черные брюки.

Костюм Капабланки - гладкий, черный - идеально сидел на его статной фигуре. Держался кубинец превосходно: самоуверенные мягкие движения, обаятельная улыбка.

Когда настал момент жеребьевки - нужно было определить, кто играет первую партию белыми, - президент взял белую и черную пешки, подержал их у себя за спиной и, сверкнув бриллиантовыми запонками, предложил чемпиону мира выбор. Хосе Рауль мягко дотронулся до левого манжета президента, тот разжал кулак. На раскрытой ладони лежала белая пешка. «Счастливец, - зашептали кругом, - и здесь ему повезло!» Начинать первую партию белыми, когда матч играется до шести выигранных, несомненное преимущество, особенно для Капабланки. Давно известен его девиз: «Белыми выигрывать, черными стремиться только к ничьей».

 

Потом начались речи. В пышных, цветистых выражениях ораторы славили обоих выдающихся шахматистов и, конечно, особенно Капабланку. Порою увлекались, расхваливая чемпиона мира, его непобедимость. Никто не допускал даже возможности поражения Капабланки. Алехину тоже досталась часть похвал, но лишь во вторую очередь, после обожаемого кумира.

«Ну что ж, молодой человек, - угадывал Алехин мысли ораторов, скрываемые за вежливыми речами, - хотите поиграть в шахматы - пожалуйста, денег нам не жалко. Против кого вы играете, сами знаете, потом уж пеняйте на себя. Мы вас предупреждали».

В речах выступающих сквозила уверенность в том, что каких-нибудь двух недель будет вполне достаточно, чтобы Капабланка выиграл необходимые по условиям шесть партий. Победа его будет встречена ликованием всей Аргентины. Конечно, к русскому отнесутся с должным великодушием, пощадят его самолюбие. Но после разгрома Алехина вряд ли кто посмеет еще раз оспаривать у Капабланки мировое первенство.

Сам Хосе Рауль, по-видимому, тоже был такого мнения. Вот почему, когда президент после жеребьевки, обняв обоих противников, сказал: «Можно теперь начинать, сеньоры. Завтра за работу», - Капабланка ответил: «Мне не нужно работать. Пусть сеньор Алехин трудится».

Прошел еще один день, и противники заняли места за шахматным столиком. Простой маленький столик, такой же, как во многих гостиных, только в темно-коричневую ореховую поверхность вделаны тридцать два желтых пальмовых квадрата. Свидетелем каких больших событий суждено ему стать! За этим столиком должна решиться судьба первенства мира, сюда два сильнейших гроссмейстера принесут весь свой опыт, знания, результат многолетнего труда над освоением премудрости шахмат. Здесь одному из них суждено испытать торжество победы, в то время как другой будет терзаться горечью поражения. Многое дано было историей узнать и увидеть этому маленькому шахматному столику!

Сосредоточенные, внутренне собранные, сели друг против друга чемпион мира и смельчак, захотевший отобрать у него корону. На лицах застывшая улыбка, с трудом скрывающая неимоверное напряжение нервов. Последний раз вспыхнул магний фотографов, пророкотали аппараты кино. Карлос Кваренцио пустил часы.

Медленно передвинул Капабланка белую королевскую пешку на два поля вперед. Битва шахматных гигантов началась.

О, эта ужасная первая партия, сколько неприятностей она доставила Капабланке, сколько тяжелых минут пришлось ему пережить!

Он сел играть первую партию спокойный и уверенный: у него белые фигуры, он в отличной форме - всего несколько месяцев назад завоевал первый приз в Нью-Йорке, далеко опередив Алехина и выиграв у него матч из четырех партий.

Казалось, ему ли бояться русского гроссмейстера - правда, шахматиста талантливого и интересного, но…

До сих пор Алехину не удалось выиграть у кубинца ни одной партии; почему же он должен выиграть сейчас, когда чемпион мира в расцвете сил, когда весь шахматный мир считает Капабланку непогрешимой шахматной машпной, непобедимым «чемпионом всех времен»?…

Так рассуждал кубинец в начале матча; вот почему он ничуть не расстроился, когда, просмотрев в первой партии несложную комбинацию Алехина, потерял пешку. «Ну что ж, начнем матч с ничьей, - успокаивал сам себя Хосе Рауль. - Все равно выигрыш Алехина в этой сложной позиции весьма проблематичен».

Однако вскоре Капабланка убедился, что даже при лучшей защите спастись не так-то просто. Алехин играл неподражаемо, находил ходы, которые Капабланка не предвидел. И тогда уверенность начала покидать кубинца, его настроение резко ухудшилось.

…Алехин надолго задумался над ходом. Устав бродить по залу, Капабланка вышел па балкон. Весенний вечер был чудесен, после духоты турнирного помещения свежий ветерок приятно обдувал разгоряченное лицо. «Хорошая погода, - подумал Капабланка. - А тут играй, да еще проигранную позицию… Плохи дела! А может быть, все же спасу партию, неудобно начинать матч с поражения!» Но интуиция подсказывала, что дело его безнадежно.

Вдруг под балконом раздались аплодисменты, послышались крики: «Браво, Капабланка! Ура чемпиону мира!» Вглядевшись в полутьму, он увидел толпу любителей, собравшихся на улице у входа в клуб. Ничего не зная о ходе партии, а может быть, просто не разбираясь в тонкостях игры, аргентинцы шумно приветствовали своего любимца.

Смущенный неуместной овацией, Капабланка был вынужден принимать поздравления. Когда его глаза после яркого света освоились с темнотой, он заметил недалеко от балкона группу танцовщиц из театра «Батаклан» и среди них Кончиту. Женщины старались кричать громче всех, считая своим долгом поддержать знакомого своей подруги.

Поспешно вернувшись в зал, кубинец сел за столик. Мозг его лихорадочно искал спасения. Алехин еще не сделал очередного хода и более двадцати минут обдумывал варианты. Но вот он сделал ход. Русский не зря терял драгоценное время - его тридцатый ход был ошеломляющим. Капабланка не учел этого ответа черных в своих предварительных расчетах. Алехин возвращал лишнюю пешку, зато его фигуры занимали грозные атакующие позиции. Пока черные старались сохранить свой материальный перевес, у кубинца еще теплилась надежда на спасение, но теперь его позиция сразу стала безнадежной. Ферзь и ладья противника врывались по открытой линии, чтобы начать решающее преследование белого короля.

«Прекрасный маневр, - невольно похвалил Капабланка противника. - Может быть, не брать пешки, а разменять ладьи?» Немного подумав, он пришел к выводу, что в этом случае его шансы на защиту становились совсем минимальными. С тяжелым сердцем пошел Хосе Рауль на невыгодное продолжение, ничего другого уже не оставалось. Последующие десять ходов были разыграны быстро. Когда истекли положенные сорок ходов, Капабланка отложил партию, хотя и прекрасно понимал, что доигрывать ее совершенно бесполезно. Просто ему уже в первый день не хотелось огорчать своих поклонников.

…Больше двух недель прошло с начала матча, а события первого дня еще не изгладились в памяти Капабланки. Медленно прогуливаясь по улицам вечернего Буэнос- Айреса, он вспоминал мельчайшие подробности семи первых партий матча.

Как быстро взял он реванш за первый проигрыш! Всего одна ничья во второй встрече, и уже в третьей партии Алехин был буквально разбит. Потом «отдых» - три ничьи, и вот во вчерашней седьмой партии дерзкий претендент вновь жестоко разгромлен в результате блестящей атаки. Хороший урок! Пусть знают все, как играет чемпион мира, как умеет он брать реванш за поражение! Капабланка даже зашагал бодрее - так много сил и уверенности вселили в него приятные воспоминания о блестящих победах.

До встречи с Кончитой оставалось полчаса - у него было еще время погулять. Миновав обелиск в честь независимости страны, Хосе Рауль вскоре дошел до улицы больших магазинов - Флориды. Здесь он на минуту остановился в сомненье: не пройтись ли направо к улице и площади Мажо - месту важнейших учреждений страны и дворца президента? Где-то близко была и Ривадавиа, но Капабланка избегал эту улицу, напуганный ее гигантской длиной: двадцать три километра! За день ее, пожалуй, всю и не пройдешь!

Толпа все более сгущалась: еще бы, что ни шаг, то кинотеатр. Дальше шла Санта-Фе - улица модниц и самых дорогих магазинов, куда обычно ходят те, кто радп моды готов переплачивать за наряды втридорога. Побродив еще немного в толпе, Хосе Рауль направился в ресторан «Трампесон».

Кончиты в ресторане еще не было. «Задержалась в театре, - подумал Капабланка, - а может быть, опять что-то приключилось с ее «шевроле». Хосе Рауль улыбнулся, вспомнив, с каким гордым видом сидит Кончита за рулем своего маленького автомобиля и как беспомощен и жалок бывает ее вид, когда пустячная неисправность нарушит работу мотора.   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 001

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 002 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 003 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 004 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 005

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 006

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 007

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 008 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 009

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 010 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 011

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 012

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 013 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 014  

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 015 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 016 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 017

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 018

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 019 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 020

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 021 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 022

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 023 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 024

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 025 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 026 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 027 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 028

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 029

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 030 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 031 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 032 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

***

***

*** 

 

***

***

***

 

***               

***


*** 

***
***

***

***

***

***

***

***

                 О чемпионах мира по шахматам... 01 


4 чемпион мира - Александр Алехин

Период «царствования» 1927 – 1935, затем 1937 – 1946. Представлял Россию и Францию.

Alehin

Первый русский чемпион мира.

Алехин родился в России. После разных драматических перепетий первой мировой войны, пролетарской революции, в 1921 уже будучи одним из ведущих шахматистов мира окончательно покинул родину и обосновался во Франции.

В 1927г . в матче за первенство мира победил Х.Р.Капабланку. В 1935г. на короткое время уступил титул Максу Эйве. Затем взял реванш. Единственный из чемпионов, ушедший из жизни в звании чемпиона мира.

Алехин – шахматист разностороннего дарования. Аналитик, исследователь, литератор. И конечно игрок исключительной  практической силы. Считается одним из сильнейших чемпионов мира всех времен.


***

5 чемпион мира - Макс Эйве

Период чемпионства 1935 – 1937. Представлял Голландию.

Победа в матче над Алехиным была воспринята как сенсация. Этого не ожидали даже соотечественники Эйве, не говоря уже о самом Алехине, с легкостью согласившемуся играть на «поле соперника». Что бы та не говорили, победа Эйве была заслуженной и одержана в честной борьбе.

Макс Эйве в жизни был умным и разносторонним человеком. Он преподавал математику, имел звание профессора. В дальнейшем занимал ост руководителя ФИДЕ.

***
6 чемпион мира - 
Михаил Ботвинник

Периоды чемпионства: 1948 – 1957, затем с 1958 по 1960, затем с 1961 по 1963. Страна – СССР.

botvinnik

Самый первый мировой чемпион из СССР.

Михаил БОТВИННИК узнал шахматы в двенадцать лет. Тем не менее, упорство, настойчивость и «научный» подход к шахматам сделали свое дело – к 30-летнему возрасту Ботвинник выдвинулся на лидирующие позиции в советских и мировых шахматах.

Все предвкушали матч за звание чемпиона  с Александром Алехиным. Но помешала война. После кончины Алехина в 1948 году состоялся матч-турнир на первенство мира, принесший  уверенную победу Ботвинника.

Единственный из чемпионов, который дважды возвращал себе звание чемпиона, побеждая в матчах-реваншах Михаила Таля и  Василия Смыслова.

Ботвинник отличался основательностью подготовки, учетом психологических особенностей соперника, настоящим чемпионским характером.


***

***            Читать смотреть ещё и дальше... 

***   Источник :  Чемпионы мира по шахматам среди мужчин в хронологическом порядке  

***

 Женщины - чемпионки мира по шахматам 

***    Чемпионы мира по шахматам

***            Ещё о чемпионах... 01 

***         Ещё о чемпионах... 02 

***

***

***Новости Сергея Анатольевича

***  ШАХМАТИСТЫ     

 ***

***    Шахматы в Приморско-Ахтарске  Смотреть 

 

Разные разности

***

***

***

***

***

Просмотров: 55 | Добавил: iwanserencky | Теги: О людях, шахматы, шахматные чемпионы, люди, чемпион мира, А.А. Котов, книга, шахматисты, история, Александр Алехин, человек, чемпионы, Александр Алёхин, проза, БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ, литература, чемпионы мира, чемпион | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: