Главная » 2020 » Февраль » 22 » БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 026
14:16
БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 026

...

***

***

***

***

 

3


Дебелая полная монашенка в черном одеянии удивленно поглядывала на соседа по купе. Ее заплывшие маленькие глазки выражали то испуг, то недоумение. Странный какой-то пассажир! Как только сели в Париже, он пристроился у окна, воздел на нос роговые очки и стал перелистывать газеты. Целую уйму газет! Найдет что-нибудь интересное, улыбнется или, наоборот, сердито сведет брови к переносице, потом хмыкнет, поведет плечами и принимается за следующую газету. Скосив глаза, насколько ей позволял кипенно-белый крахмальный чепец, служительница божья попыталась было рассмотреть, какие газеты читает спутник. Лишь две были голландские, остальные не то немецкие, не то английские.

В спешке последних приготовлений к отъезду Алехин не успел прочесть, что пишут газеты о предстоящем матч-реванше. «Прочту в поезде, - решил он, - до Амстердама времени будет много». Смешно было читать предсказания этих всезнающих провидцев. «Алехин не сумеет вернуть былую форму после пяти лет такого упадка», - утверждали американцы. Еще более решительное мнение сообщал Флор. «Большинство гроссмейстеров считают, что прекрасная форма и молодость Эйве дают ему хорошие шансы на победу». Что против этого возразишь?

Сам Эйве высказывался скромно, но не без самоуверенности. «Нельзя рассчитывать на легкую победу», - предупреждал он своих голландских поклонников. Но все-таки на трудную-то победу можно рассчитывать! Так большинство газет, большинство специалистов. Заладили: «Победит Эйве, победит молодость». А Алехин старый, что ли? Один Ласкер оставался верным своим привязанностям. «Алехин привык штурмом брать препятствия, - писал шахматный ветеран. - Может быть, ему за три-четыре месяца удалось наверстать упущенное?» Какой-то репортер осмелился спросить мнение о матч-реванше даже у Капабланки. Тот ответил сердито: «Не скажу ни слова».

Кроме статей с прогнозами, были еще такие, где авторы просто рассуждали о достоинствах и недостатках обоих противников. «Об Эйве говорят: нет шансов, - писал один, - шепчут: нет таланта; ведущие шахматисты думают: я его легко обыграю. Да, но ведь выиграл-то он у самого Алехина!» Много спорили о физическом состоянии Алехина. Далась им эта история в прошлом матче! Зноско-Боровский откуда-то узнал режим дня Алехина перед матчем и спешно сообщал о нем читателям. «Алехин ложится спать теперь ровно в десять вечера, встает в семь утра. После завтрака совершает прогулки, занимается рыбной ловлей. Он поправился на двадцать пять фунтов. У него больше нет нервных движений, говорит медленно. Разительная перемена по сравнению с прошлым матчем!»

Вдруг Алехин засмеялся, монашенка испуганно отодвинулась в угол дивана. «Алехин везет с собой корову!» - прочел он заголовок в одной из газет. Прошел номер, поверил репортер! Нахальный такой: «Что вы сейчас пьете, гроссмейстер: ликер или коньяк?» - «Молоко. Для этой цели я приобрел корову нормандской породы по имени Анна-Мария. Если матчевый комитет не будет возражать, я возьму Анну-Марию с собой на матч в Голландию».

И еще раз улыбнулся Алехин. Мимо окна только что пронеслась огромная реклама: «Пейте лучшее в мире голландское молоко!» А он придумал: в Тулу со своим самоваром. Поезд давно уже мчался по Голландии, в окнах мелькали задумчивые ветряные мельницы, игрушечные расписные домики. Огромными цветистыми пятнами перемежались тюльпанные поля, луга с черно-белыми коровами. Все это напомнило Алехину прошлый матч с Эйве, вот такие же поездки в вагонах из одного городка в другой. Вспомнились дни обидных поражений, позорное бессилие горячечного алкогольного дурмана. На миг его вновь охватило чувство испытанного тогда одиночества в обстановке всеобщей неприязни голландцев. Кошмаром предстали перед мысленным взором последние дни матча, дни позора и унижения.

- Ноги моей больше не будет в Голландии! - в запальчивости воскликнул он тогда и всерьез решил было выполнить это обещание. Потеряв шахматную корону, он отправился в Австрию. «Панхаз» - отель в Земмеринге - пожертвовал десять тысяч гульденов, лишь бы увидеть у себя повторную встречу чемпионов. Заметались сторонники Эйве! «Как, наш Макс будет играть не у себя дома!» Экономные и расчетливые голландские дельцы мигом нашли нужные средства. «Четырнадцать тысяч гульденов», - перекрыли они нужную сумму расходов и срочно подписали контракт с Алехиным. Что было делать? Ничего не оставалось, как согласиться играть на родине Эйве, иначе можно было вообще потерять всякую возможность играть реванш. Десяти тысяч ведь недостаточно на весь матч.

«И вот наступает решающая минута, - подумал Алехин. - Через три дня начинаем. Что принесет мне новое сражение? Если объективно расценивать силу, я должен победить, но мало ли что бывает в шахматах! Только бы не сорваться, а для этого самое главное - сохранять железное спокойствие. Не обращать внимания ни на что! Пусть будет несправедливость, пусть обида - не терять головы! Опять меня будут ненавидеть голландцы, но ведь это понятно. Спокойствие! Пожалуй, хорошо, что не поехала Грейс; сказала - приеду позже. В последнее время она стала лучше. Может быть, потому, что я бросил пить?»

Поезд приближался к Амстердаму. Сельские пейзажи постепенно сменялись индустриальными, на шоссе, то и дело пересекавшем полотно железной дороги, с каждой минутой увеличивалось количество автомашин. Монашка заволновалась и стала собирать свой незатейливый багаж. Вот поезд замедлил ход и плавно вполз под навес в узкий промежуток между двумя асфальтированными платформами.

Еще из окна Алехин увидел встречавших его голландцев: они точно рассчитали и ждали гостя как раз на том месте, где должен был остановиться восьмой вагон. Впереди группы стоял высокий Эйве, он мало изменился с прошлого матча, пожалуй, звание чемпиона чуть-чуть добавило ему важности. Такой же высокий, как Эйве, но немного сгорбившийся стоял Цитерштейн; среди других, незнакомых ему людей Алехин увидел маленького, юркого Ван-Гартена и медлительного Ликета.

В ожидании Алехина голландцы расположились у самой двери вагона. Мимо них, тихо шурша юбками, прошли монашки, которых оказалось немало и в других купе. Наконец появился улыбавшийся гость.

- Хун даг! Хун даг! - приветствовали Алехина голландцы и бросились пожимать руку приезжему. Фотографы и кинооператоры спешили поймать кадры, которых с нетерпением ждали читатели/

- О, какой вы молодец! - воскликнул, улыбаясь, Цитерштейн, одной рукой пожимая руку Алехину, другой похлопывая его по плечу. Словоохотливый, добродушный голландец во время первого матча, хотя и болел всей душой за Эйве, все же с заметной симпатией относился к русскому. Может быть, потому, что страсть к алкоголю, погубившая тогда Алехина, в последние годы всерьез захватила и самого Цитарштейна.

Голландцев удивил бодрый, здоровый вид Алехина. Они еще помнили его вид в тридцать пятом году и теперь поражались тому, как он резко изменился. Не было больше угловатых, порывистых движений, потухших глаз, желтых мешков под глазами. Возродившийся шахматный гигант гордо держал голову, глаза его светились радостным блеском.

- Прошу вас, - уже в первые минуты встречи протянул кто-то портсигар Алехину. Возможно, это была специальная проверка. Алехин отодвинул рукой портсигар.

- Доктор, вы больше и не… пьете? - хитро нахмурив брови, спросил Цитерштейн. Запах алкоголя и табака, доносившийся от него, явно показывал, что сам он не терзал себя никакими запретами.

- Я решил экономить голландские деньги, - улыбнулся Алехин.

- Я смотрю: вы прямо из монастыря! - радостно воскликнул Цитерштейн.

- А он и действительно из монастыря! - засмеялся Эйве. - Приехал вместе с монахинями.

- Но это монахини - голландские, - продолжил шутку Алехин. - Они всю дорогу молились за успех Эйве.

- А где же ваш кот? - опросил, улыбаясь, «Пикет.

- Остался дома. Ловит мышей.

- Писали, вы хотели привезти с собой корову. Это правда, доктор? - спросил Цитерштейн.

- Господин Цитерштейн! - развел руками Алехин. - Мы же в Голландии!

Группа репортеров терпеливо ждала, когда организаторы отпустят приезжего. Пока искали и грузили багаж, тут же на перроне завязалась беседа. Уже по тону хозяев, по первым вопросам корреспондентов Алехин понял, что теперь голландцы будут с ним разговаривать совсем по-иному, не так, как два года назад. При каждом удобном случае ему давали понять, что время прежних претензий прошло, что теперь владыка - Эйве. Алехина обрадовало то, что все эти изменения совсем его не трогали: он успешно выдержал первую проверку готовности своей нервной системы к трудному испытанию.

- Как ваше самочувствие? - вежливо начал беседу один из корреспондентов.

- Великолепное! - ответил Алехин. - Я даже не могу себе представить, что можно находиться в лучшем физическом состоянии.

- Писали, вы поправились на двадцать пять фунтов. Это правда?

- У меня такое впечатление, что я борец, и именно мой вес больше всего беспокоит знатоков, - отшутился Алехин.

- Вам нравится играть в Голландии? - задал хитрый вопрос низенький репортер, запомнившийся Алехину еще с прошлого матча.

- Это замечательно, что в Голландии так любят и пропагандируют шахматы, - уклонился от прямого ответа гость.

- Что вы можете сказать о своей спортивной форме?

- Мне кажется, я сейчас нахожусь в такой же форме, как и перед матчем с Капабланкой десять лет назад.

- Это уже угроза! - Вмешался в разговор Эйве. - Вы меня пугаете!

- Почему, - удивился Алехин. - Такой формы было достаточно для Капабланки, но неизвестно, хватит ли для доктора Эйве.

- Благодарю за комплимент, - поклонился Эйве. - Я вижу, у вас хорошее настроение, вы будете опасны в матче.

- Я уже достаточно натворил в плохом настроении, - заметил Алехин.

Небольшую паузу прервал третий корреспондент:

- Будьте любезны, господин Алехин, скажите, кто будет вашим секундантом в матче?

- Эрих Элисказес.

- Он мастер?

- Очень жаль, что вы не знаете Элисказеса. Это гроссмейстер и очень хороший человек.

- Вы не помните ваш общий счет встреч с Максом Эйве?

- Помню. Всего мы сыграли пятьдесят партий. По четырнадцати каждый выиграл, остальные ничьи.

- Так что битва будет острая. Алехин ничего не ответил на это замечание.

- Что можно передать голландским шахматистам?

- Я желаю им наилучших успехов. Скажите, что мы с доктором Эйве постараемся порадовать их интересными, содержательными партиями.

Беседу с репортерами перебил Ван-Гартен.

- Доктор, это все варианты? - показал он на чемоданы, которые вез на тележке носильщик.

- Возможно, - ответил Алехин. - Я должен быть начеку. Мне известно, что доктор Эйве привез из Земмеринга от Грюнфельда два чемодана новых вариантов.

- У вас отлично поставлена разведка! - засмеялся Эйве.

- На войне, как на войне, - серьезно произнес Алехин. Когда Алехин и встречающие выходили с перрона, к гостю подошел тихий молодой человек в темно-синем костюме и сказал по-русски:

- Я из советского телеграфного агентства. Можно задать вам два вопроса?

- Пожалуйста! - Алехин отвел его немного в сторону.

- Что можно передать от вас советским; шахматистам о предстоящем матче?

- Скажите, решат два фактора: мое физическое состояние и теоретическая подготовленность.

- Ну, физическое состояние у вас, слава богу, отличное, - улыбнулся молодой человек. - А как с теоретической подготовкой?

- Мне кажется, она будет достаточной. Напишите, что я тщательно изучаю книги и статьи, выходящие в СССР, и извлекаю из них не только отдельные ходы, но общие идеи и замыслы. В последнем номере шахматной газеты я прочел статью Белавенца и Юдовича о достижениях советских мастеров в области дебютов. Я нашел, что авторы даже слишком скромны.

- Можно передать от вас привет?

- Я заранее поздравляю советских шахматистов с двадцатой годовщиной Октября. Передайте им, что я буду сражаться в матч-реванше, как никогда в жизни!


«Вечная история: как что-нибудь не так, всегда у них виноват Ван-Гартен. Кто же мог предположить, что концертный зал в Гарлеме окажется непригодным для игры. Акустика, видите ли, слишком хорошая. Для концерта лучше не надо, а для шахмат плохо. Кто ни пройдет по залу, отдается, как в горах эхо. - А разве заставишь пять часов сидеть неподвижно шестьсот человек? В Москве, говорят, стелют специальные ковры, а где их сейчас возьмешь? Опять Эйве нервничает, который раз посматривает на Мароци. Что-то он долго думает, уже больше получаса. И всего только над шестым ходом! Наверное, Алехин придумал какую-нибудь хитрую штуковину. А чего же смотрели эти гроссмейстеры? Грюнфельд со своей картотекой? Шестого хода не предвидели! И где?! В славянской защите, дебюте, изъезженном вдоль и поперек в двух матчах!»

Ван-Гартен стоял на краю сцеиы и жестами умолял зрителей оставаться на местах. Он даже кивал головой наиболее непоседливым; не мешайте Максу. А Эйве все еще раздумывал над ходом. Он нервничал: с шумом передвигал под столом длинные ноги, меняя позу, облокачиваясь то на правую, то на левую руку. «Чего ему нервничать, - подумал Ван-Гартен, - дела идут отлично: после пяти партий - очко перевеса. Уже первая встреча - первая победа. Говорят, Эйве в первый день помог какой-то новый ход».

- Вы хорошо сыграли конем на е-четыре, - сказал тогда Алехин противнику, запечатывая конверт при откладывании партии.

- К сожалению, это не моя новинка, - ответил Эйве. - Этот ход уже встречался раньше.

- Где?

- В Стокгольме на последней олимпиаде, три месяца назад. Так играл Тюрн в партии с Ояненом.

Алехин с укором посмотрел на Элисказеса. Ну, хорошо, сам Алехин не играл на олимпиаде, но ведь Элисказес должен был знать этот ход! Зато чемоданчики Грюнфельда сработали на славу.

На следующий день Эйве легко реализовал свой перевес: Алехин сдался. Неважное начало матча - в первой партии поражение! А обещал сражаться, как никогда в жизни! Реклама - желание напугать противника. Но вот что удивительно: Алехин с невероятным спокойствием встретил тогда неудачу. В пресс-бюро он продиктовал корреспонденту английской газеты такие слова:

«Итак, первая партия против меня! Я пишу эти строки немедленно после проигрыша. Результат малоприятный, но не неожиданный для меня, так как я приготовился к нескольким поражениям в матче, особенно в результате дебютных сюрпризов, приготовленных доктором Эйве. Я основываю свои надежды в матче на следующих факторах:

1. Ни в коем случае нельзя недооценивать своего противника.

2. Сохранять свое здоровье и моральный дух. Впереди еще двадцать девять партий. Завтра будет новый день».

И действительно, завтра был новый день. «Алехин выиграл вторую партию, - вспоминал ход матча Ван-Гартен. - Говорят, Эйве допустил ошибку в эндшпиле. Мало помогла русскому эта победа. Правда, в третьей и четвертой партии ему удалось убежать на ничью, зато в пятой Эйве показал класс! Как Макс провел эту партию! Мат объявил; несмотря на то, что были разменены ферзи. Блестящая победа! И после такой победы он еще нервничает! Куда Алехину до нашего Эйве. Пусть он не пьет, не курит, но еще нужно и играть в шахматы! Правы гроссмейстеры, волноваться за Эйве не нужно. Но что это так долго думает Макс?»

Максу было о чем подумать! Алехин применил против него ошеломляющий ход, не учтенный не только ни одним справочником дебютных вариантов, но и Грюнфельдом в его картотеке. Сорок минут размышлял встревоженный Эйве и не мог найти верный путь игры. Это на шестом ходу, в известном варианте! Какое удивительное изобретение применил загадочный русский!

Пятнадцатого сентября шестнадцатого года на фронте близ реки Соммы был обычный боевой день. Обе стороны лениво вели перестрелку, солдаты давно уже привыкли и к разрывам снарядов и к свисту пуль. Дело знакомое: где-то вблизи блуждает смерть, но смерть известная, с ней свыклись. Однако что это вдруг поползло от английских окопов? Черные ящики, они подминают все на своем пути; чудище грохочет, рычит, из отверстий изрыгается огонь. Как страшно! «Что это?!» - спрашивают немцы своих офицеров, а те сами не знают. Минуту еще держатся ряды пехотинцев, затем вдруг все сразу с криками паники бегут назад, подальше от непонятного, грозного чудища.

Военные хорошо знают эффект неожиданного применения нового образца вооружения. Потом солдат привыкнет к танку, будет ждать его спокойно, чтобы подорвать гранатами, а в первую минуту он в смертельном испуге бежит от неизвестного стального гиганта. Так уж устроен человек: больше всего он боится того, чего не понимает.

Шахматист начинает свой бой оружием, ему отлично известным, знает он хорошо и вооружение неприятеля. Десятки всевозможных атак, защит, гамбитов давно уже изучены и записаны в справочники на многих языках мира. Но горе тому, кто будет считать эти книжные варианты чем-то неизменным, незыблемым! Время от времени пытливый ум исследователя находит в них новые ходы, и тогда самые надежные варианты зачастую получают совершенно новую оценку.

Как важно ошеломить противника новым ходом! Ничего не подозревая, надеясь на книжку, тот делает ходы, известные всему миру. И вдруг совершенно новый выпад врага, не записанный ни в одном учебнике. Что делать? Как отвечать? Если противник применяет новый ход, значит, он его предварительно изучил, дома разобрал все возможности. А для тебя это непонятная, темная бездна, ты за доской должен найти верный ответ. Если даже найдешь его, все равно потеряешь много времени на раздумье. А время в шахматах очень дорого!

Вот почему шахматисты значительную часть своего труда затрачивают на отыскание новых ходов в известных вариантах. Труд этот творческий и очень нелегкий, зато он полностью оправдывает себя. В турнирах и матчах новинка может дать верное очко. Годами хранят гроссмейстеры и мастера такие изобретения, выжидая удобного случая. Фрэнк Маршалл несколько лет «носил за пазухой» новинку в испанской партии, ловя случай применить ее против Капабланки!

Шестая партия в Гарлеме началась обычными ходами. Алехин выдвинул на первых двух ходах две центральных пешки, Эйве избрал славянскую защиту. «Опять славянская!» - махнули рукой некоторые зрители, ждавшие каких-нибудь более острых начал. Но вот Алехин делает свой третий ход. Эйве смотрит удивленно, то на Алехина, то на Файна, сидящего за судейским столом. Почему Алехин идет этим конем? Ведь Эйве доказал в партии против Файна в Зандаме в прошлом году, что черные получают отличную игру. Ни минуты не думая, Эйве устремляется в испытанное русло.

Выпад центральной пешкой, такой же ход Алехина. Эйве уверенно берет пешку белых. Беспокоиться нечего, игра черных отличная. Атакован белый конь, он должен отходить, фигуры белых займут неудачные позиции. Все в порядке.

Но что это? Алехин взялся за другого коня. «Ничего не понимаю!» Эйве опять взглянул на Файна. «Грубая ошибка», - была первая мысль голландского чемпиона. Разве Алехин в прошлом матче не делал подобных нелепостей? Однако, посмотрев на противника, Эйве сразу понял, что на этот раз об ошибке не может быть и речи. Алехин сидел невозмутимый и спокойный. Тотчас Эйве быстро прикинул возможные варианты. Если взять коня- попадешь под страшную атаку, не брать - та же атака. Как играть? Постепенно правда стала доходить до сознания голландца: он нарвался на страшную новинку Алехина.

Шахматист за доской во время всего лишь одного хода порой переживает столько самых различных душевных состояний, сколько в жизни не наберется за месяц. Вот, раздумывая над ходом, он увидел, что выигрывает пешку. Радость! Но уже в следующее мгновение он убеждается, что это ему только показалось. Разочарование. Еще минута, и забавная мысль приходит ему в голову. Ой, как смешно! Он улыбается, но, взглянув на часы, видит, что времени осталось совсем пустяк. Нужно спешить, иначе попадешь в цейтнот! И его охватывает смятение спешки. Наконец ход сделан, шахматист, поднимается со стула, идет гулять. И вдруг замирает на месте. Какой ужас! Просмотрел потерю ферзя! Холодный пот выступает на спине. Тихонько отходит он в угол и издалека, по демонстрационной доске, проверяет варианты. Слава богу, есть спасение! Полегчало на душе: избавился от страшной опасности.

Паника охватила Эйве после шестого хода Алехина. Что делать?! Возьмешь коня, попадешь под атаку всех белых фигур. Страшная атака, и вести-то ее будет Алехин! Он, наверное, два года проверял правильность жертвы. А если не брать? Тогда атака тоже сохраняется. И то плохо и это. Но нужно на что-то решаться. Брать или не брать? Что делать?!

Ничего нет удивительного в том, что Эйве в состоянии крайней растерянности, без далекого расчета поверил вдруг в надежность третьей возможности. Отказавшись брать коня, он в свою очередь напал пешкой на белого слона. Едва сделав ход, голландец стразу заметил, что это грубейшая ошибка. Алехин, не думая, взял пешку конем, теперь у белых, кроме сильнейшей атаки, была еще лишняя пешка. Недолго сопротивлялся Эйве. Приезд в Гарлем оказался для него неудачным.

А что же новинка Алехина? Можно ли было опровергнуть жертву коня? Весь синклит гроссмейстеров, прикрепленных к аналитическому штабу Эйве, несколько дней искал пути опровержения этой жертвы. И… не нашел. Такая сложная жертва, кто может сказать: правильна она или нет? Эффект изобретения Алехина был значителен. «Может быть, когда-нибудь тысячу лет спустя, на одной из солнечных планет, найдут все-таки опровержение этого хода!» - писал один американский журнал.

А тем временем Алехин на всю мощь использовал психологический эффект своей новинки. Как опытный боксер, когда противник прижат к канату, Алехин нанес Эйве серию страшнейших ударов. Удар - победа в седьмой партии, еще удар - и восьмая кончается в пользу русского. Теперь уже два очка перевеса у Алехина. Но упорного Эйве не так-то просто послать в нокаут. Он стойко переносит три поражения и затем сам переходит в контратаку. Какие только ухищрения не применял голландец! Можно смело утверждать: ни один из живших в то время шахматистов не смог бы выдержать такого натиска. А Алехин выдержал. Зато как крутились его фигуры, какие чудеса вытворяли! Вот у Эйве лучший эндшпиль, но один-два хода Алехина и… ничья. Следующая партия: у Эйве две лишние пешки. Огромный перевес! Но неожиданный комбинационный удар Алехина - и одной пешки уже нет. Еще одно остроумное изобретение - и на доске вновь ничья.

Судьбу самого длительного матча часто решает всего лишь одна партия. Разве мало знаем мы примеров, когда в один из моментов происходит психологический надлом кого-либо из противников, и он фактически прекращает сопротивление. Двадцать вторая партия матч-реванша была отложена в простой на вид позиции. Из клана Эйве уверенно сообщали: ничья, по гроссмейстеры не верили такой поверхностной оценке. Что-то должно было случиться в таком сложном положении. Вот почему смотреть доигрывание этой партии в городе Дельфте приехали все находившиеся в те дни в Голландии гроссмейстеры и мастера. Файн, Флор, Тартаковер, Мароци, Грюнфельд - строгие судьи собрались в турнирном зале! Сам Эммануил Ласкер сидел в первом ряду и не сводил глаз с демонстрационной доски.

На сцене появился Алехин. Он заметно устал, под глазами виднелись темные круги. Ночной анализ отложенной позиции - дело нелегкое! Элисказес мало чем мог помочь, и потом давно известно - Алехин всегда сам проводит анализ. Прибыл и Эйве. Голландец был свежее. Тоже понятно - он мог и поспать ночью, у него было кому разобраться в позиции.

Мароци включил часы. Сразу конь Алехина объявил шах. Ответ черных, и вновь ходит алехинский конь. Опять быстрая реплика Эйве и еще один ход белого коня. Какой красивый маневр, сколько энергии в этой маленькой резной фигурке. Как зачарованный, смотрит на демонстрационную доску Ласкер.

- Конь мощностью в тысячу лошадиных сил! - шепчет он Тартаковеру.

Эйве задумался, видимо, ответ Алехина был для него неожиданным. Этого они в домашнем анализе с Файном не видели. Но вот голландец сделал ход, его фигуры ворвались на вторую горизонталь. Как дальше играть Алехину? Кажется, контратака белых опасна, но это кажется всего один момент. Вновь восхищение в зале: все тот же конь русского новым удачным прыжком вносит полную панику в ряды противника. Какая мощность в этой фигуре! Нужно быть поистине шахматным кудесником, чтобы уметь так наполнять холодные деревянные фигуры высоковольтной энергией.

Чудесный белый скакун вскоре пал, но он сделал свое дело: рядом с ним лежал бездыханный труп черного ферзя. Почетная гибель: самоотверженные действия белого коня дали Алехину решающий материальный перевес. Реализует он его методично и… спокойно. Какая невозмутимость, крепки еще нервы у этого русского. Какую трудную партию сыграл он сегодня, но нет около него ни привычной бутылки, ни единого окурка. Вот он подозвал официанта и что-то попросил. Через минуту тот принес стакан… лучшего в мпре молока. Как ненавидели в эти минуты молоко голландские шахматисты!

Едва Эйве успел остановить часы, на сцену бросились гроссмейстеры. Восхищенные игрой Алехина, они поздравляли его с замечательным творческим достижением.

- Я преклоняюсь перед вами, - сказал Алехину Ласкер, а он ли на своем веку не создавал самые увлекательные шахматные поэмы!

Вечером они допоздна сидели в фойе отеля. Алехин показывал Ласкеру возможные варианты этой партии, все, что он смотрел в домашнем анализе. Не раз шахматный ветеран встречал ходы Алехина возгласами восторга. Но вот приблизилась полночь, пора было расставаться. Завтра ведь Алехину предстояло играть новую партию.

- К сожалению, я не смогу увидеть конца вашего матча, - сказал Ласкер. - Еду в Чикаго, хотим с Мартой повидать внуков.

- Надолго?

- В феврале думаем вернуться в Москву. Я хочу еще раз сыграть в большом московском международном турнире. Кстати, вы получили приглашение?

- Да, но мне еще нужно выиграть матч у Эйве, - ответил Алехин.

- Можете собирать чемоданы. Теперь все будет в порядке.

- Нет, доктор, я должен быть внимателен до конца, - возразил Алехин.

- Четыре очка разницы! Как вы напуганы, - удивился Ласкер.

- Я напуган поведением людей, доктор. Неужели они ничего не понимали, когда так низко ценили меня два этих года! Неужели только шахматный венец красит гроссмейстера. Они ведь чуть не уничтожили меня своей критикой! И это коллеги!

- Александр, вы сами говорили мне: ни в коем случае не нужно волноваться, - успокоил его Ласкер. - Что до людей, так мы же с вами их не переделаем.

Наступила небольшая пауза. Ее прервал Алехин.

- Как вы устроились в Москве? - спросил он Ласкера.

- Отлично! Работаю в области математики. Что касается шахмат, вы себе представить не можете, что там творится. Недавно кончился турнир, в котором играло семьсот тысяч шахматистов. Семьсот тысяч!

- Смешно было в Ноттингеме: Ласкер - Советский Союз, Алехин - Франция, - улыбнулся Алехин.

- Еще смешнее: Ласкер - СССР, Боголюбов - Германия, - добавил Ласкер. - А все-таки я поддержал честь своей новой родины, обыграл чемпиона фашистской Германии.

Они простились. Знали ли они, что больше никогда не встретят друг друга? А еще через несколько дней, в восемь часов вечера седьмого декабря, Эйве сдал матч. Произошло это в пакедзале зоологического сада Гааги. Аплодисменты наградили нового чемпиона за победу над Эйве. За победу над самим собой антиалкогольное общество Голландии преподнесло Алехину огромную корзину фруктов.

Нет справедливее похвалы, чем похвала побежденного. А Эйве не скупился на самые цветистые комплименты. «Я сделал все, что мог, - писал голландец, - но Алехин играл лучше меня. Не знаю, можно ли судить по партиям против одного человека, достиг ли Алехин формы Сан-Ремо и Бледа, но одно совершенно ясно: сейчас он несомненно лучший шахматист мира! Когда я думаю об его идеях в дебютах, тактических изобретениях, умении анализировать отложенные позиции, я выражаю величайшее восхищение его мастерством».

И еще: «Алехин восстановил репутацию сильнейшего среди живущих шахматистов и подтвердил веру в то, что он величайший шахматист всех времен!»

Печалились в тот вечер голландцы. Бедный Макс, теперь он не скоро получит возможность вновь овладеть шахматным троном! Горевали и еще в одном месте. Ольга в нью-йоркской квартире долго уговаривала Хосе, что не все еще потеряно, что не сможет Алехин сбросить со счетов воскресшего Капабланку. Он же сам сказал на закрытии матча:

- Я должен, прежде всего, сыграть матч с Капабланкой.

Но Хосе Рауль лучше, чем кто-либо другой, знал, что от подобных деклараций до встречи за шахматной доской дистанция огромного размера! Вот почему он сидел такой печальный, низко опустив голову.      Читать   дальше   ...   

***

***

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 001

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 002 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 003 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 004 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 005

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 006

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 007

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 008 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 009

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 010 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 011

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 012

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 013 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 014  

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 015 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 016 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 017

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 018

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 019 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 020

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 021 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 022

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 023 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 024

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 025 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 026 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 027 

***БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 028

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 029

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 030 

*** БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 031 

***  БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ. А.А. Котов. 032 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

***

***

*** 

 

***

***

***

 

***               

***


*** 

***
***

***

***

***

***

***

***

                 О чемпионах мира по шахматам... 01 


4 чемпион мира - Александр Алехин

Период «царствования» 1927 – 1935, затем 1937 – 1946. Представлял Россию и Францию.

Alehin

Первый русский чемпион мира.

Алехин родился в России. После разных драматических перепетий первой мировой войны, пролетарской революции, в 1921 уже будучи одним из ведущих шахматистов мира окончательно покинул родину и обосновался во Франции.

В 1927г . в матче за первенство мира победил Х.Р.Капабланку. В 1935г. на короткое время уступил титул Максу Эйве. Затем взял реванш. Единственный из чемпионов, ушедший из жизни в звании чемпиона мира.

Алехин – шахматист разностороннего дарования. Аналитик, исследователь, литератор. И конечно игрок исключительной  практической силы. Считается одним из сильнейших чемпионов мира всех времен.


***

5 чемпион мира - Макс Эйве

Период чемпионства 1935 – 1937. Представлял Голландию.

Победа в матче над Алехиным была воспринята как сенсация. Этого не ожидали даже соотечественники Эйве, не говоря уже о самом Алехине, с легкостью согласившемуся играть на «поле соперника». Что бы та не говорили, победа Эйве была заслуженной и одержана в честной борьбе.

Макс Эйве в жизни был умным и разносторонним человеком. Он преподавал математику, имел звание профессора. В дальнейшем занимал ост руководителя ФИДЕ.

***
6 чемпион мира - 
Михаил Ботвинник

Периоды чемпионства: 1948 – 1957, затем с 1958 по 1960, затем с 1961 по 1963. Страна – СССР.

botvinnik

Самый первый мировой чемпион из СССР.

Михаил БОТВИННИК узнал шахматы в двенадцать лет. Тем не менее, упорство, настойчивость и «научный» подход к шахматам сделали свое дело – к 30-летнему возрасту Ботвинник выдвинулся на лидирующие позиции в советских и мировых шахматах.

Все предвкушали матч за звание чемпиона  с Александром Алехиным. Но помешала война. После кончины Алехина в 1948 году состоялся матч-турнир на первенство мира, принесший  уверенную победу Ботвинника.

Единственный из чемпионов, который дважды возвращал себе звание чемпиона, побеждая в матчах-реваншах Михаила Таля и  Василия Смыслова.

Ботвинник отличался основательностью подготовки, учетом психологических особенностей соперника, настоящим чемпионским характером.


***

***            Читать смотреть ещё и дальше... 

***   Источник :  Чемпионы мира по шахматам среди мужчин в хронологическом порядке  

***

 Женщины - чемпионки мира по шахматам 

***    Чемпионы мира по шахматам

***            Ещё о чемпионах... 01 

***         Ещё о чемпионах... 02 

***

***

***Новости Сергея Анатольевича

***  ШАХМАТИСТЫ     

 ***

***    Шахматы в Приморско-Ахтарске  Смотреть 

 

Разные разности

***

***

***

***

***

Просмотров: 61 | Добавил: iwanserencky | Теги: человек, БЕЛЫЕ И ЧЕРНЫЕ, шахматисты, А.А. Котов, проза, история, люди, чемпионы, чемпион, чемпион мира, книга, шахматы, литература, Александр Алёхин, чемпионы мира, шахматные чемпионы, О людях, Александр Алехин | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: