Главная » 2023 » Июнь » 7 » Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 328
00:16
Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 328

***

***

*** 

===

~ ~ ~
Индивид — вот ключ, конечная действующая единица всех биологических процессов.

Пардот Кинес

Лиет Кинес много лет всей душой страдал по прекрасной темноволосой Фаруле. Но теперь, когда женитьба на ней стала близкой реальностью, он не испытывал ничего, кроме щемящей пустоты и чувства долга. Чтобы соблюсти обычай, свадьбу назначили через три месяца после смерти Варрика, хотя и Лиет, и Фарула знали, что их бракосочетание предрешено.

Молодой Кинес поклялся в этом своему погибшему другу.

По фрименскому закону мужчина брал жену и детей человека, убитого им в поединке на ножах или в рукопашной схватке. Однако Фарула не была ганамой, военным трофеем. Лиет говорил об этом с наибом Хейнаром, признался ему в любви и преданности, повторив слова клятвы, которую он дал Варрику, пообещав заботиться о его жене, как о самой драгоценной женщине, и о его ребенке, как о собственном сыне.

Старый Хейнар внимательно смотрел на Лиета своим единственным глазом. Наиб знал всю подноготную происшедшего, знал, какую жертву принес Варрик племени во время бури Кориолиса. Старейшины сиетча Красной Стены считали, что Варрик погиб в пустыне. Видения, которые, как он утверждал, были ниспосланы ему Богом, оказались ложными, ибо он не выдержал испытания Водой Жизни. Поэтому Хейнар дал свое разрешение, и Лиет Кинес стал готовиться к бракосочетанию с дочерью наиба.

Сидя в своей комнате, отгородившись от внешнего мира тяжелой занавесью из цветных волокон пряности, Лиет размышлял о своей вынужденной женитьбе. Суеверные фрименские законы не позволяли ему встречаться с Фарулой в течение двух дней до свадебной церемонии. Мужчина и женщина должны были за этот срок пройти менди, ритуал очищения. Это время жених и невеста проводили в украшении тела, написании взаимных посвящений и любовных стихов, которыми после свадьбы они должны были поделиться друг с другом.

Однако вместо этого Лиет был погружен в постыдные раздумья относительно того, не послужил ли он сам причиной случившегося. Не был ли он когда-то охвачен бешеным желанием увидеть белый бриан? Тогда и он, и Варрик одинаково безумно были влюблены в Фарулу и желали добиться ее руки. Лиет тогда попытался принять свое поражение и проявить великодушие, подавив самолюбие, которое так и не позволило ему забыть, насколько сильно он продолжал желать Фарулу.

Не мои ли тайные желания послужили причиной трагедии?

И вот Фарула скоро станет его законной женой; но это будет союз, основанный на взаимной печали.

«Прости меня, мой единственный друг Варрик». Лиет продолжал праздно сидеть и ждать, когда наступит положенный час и в сиетче начнется брачный церемониал. Он не хотел жениться на Фаруле, во всяком случае, на таких условиях и в таком положении.

Тяжелые занавеси, прикрывавшие вход, с шорохом распахнулись, и в пещеру вошла мать Лиета. Фриет улыбнулась сочувственной и все понимающей улыбкой. Мать принесла с собой фляжку, сшитую из кусков красиво вышитой кожи и промазанную по швам смолой, добытой из пряности. Фриет держала фляжку так, словно это было бесценное сокровище, дар, стоивший всех сокровищ мира.

— Я принесла тебе нечто самое дорогое в подарок по случаю твоей свадьбы.

Лиет очнулся от своих невеселых дум.

— Я никогда прежде не видел этой фляжки.

— Говорят, что когда женщина чувствует, что ее новорожденному сыну предуготована необычная судьба, что он совершит в будущем великие деяния, то она велит повитухам дистиллировать амниотическую жидкость и сохранить ее. Мать может подарить эту воду сыну в день его бракосочетания. — С этими словами она протянула Лиету фляжку. — Храни ее как зеницу ока, Лиет. Это последнее смешение моей и твоей сущности, происшедшее тогда, когда мы с тобой были еще единым телом. Теперь ты соединяешь свою жизнь с другой женщиной. Два соединенных сердца увеличивают свою силу во много раз больше, чем вдвое.

Дрожа от волнения, Лиет принял мягкую кожаную фляжку.

— Это самый большой дар, который я могу преподнести тебе, — сказала Фриет, — в этот важный, но очень трудный для тебя день.

Глядя на мать, Лиет увидел, с каким напряжением она смотрит ему в глаза. Те чувства, которые были написаны на лице сына, напугали мать.

— Нет, мама, ты дала мне жизнь, а это гораздо больший дар.

* * *
Когда молодожены предстали перед людьми сиетча, мать Лиета и молодые женщины удалились в специально отведенное место, а старейшие выступили вперед, чтобы представлять молодого жениха. Мальчик Лиетчих, сын Варрика, молча стоял возле своей матери.

Пардот Кинес, который по случаю бракосочетания своего сына прервал свою землеустроительную деятельность, непрерывно улыбался, удивляясь той гордости, которая переполняла его при мысли о женитьбе сына.

Старший Кинес вспомнил свою свадьбу, которая состоялась далекой памятной ночью в дюнах. Как же давно это было: вскоре после его прибытия на Арракис. Он тогда проводил почти все время в отчужденном уединении. Незамужние фрименские девушки, как безумные, кружились по песку в неистовом танце. Слова церемонии произнесла Сайаддина.

Его брак с Фриет оказался довольно удачным. Жена родила ему прекрасного сына, которого он воспитывал как преемника, который, настанет день, продолжит дело его, Пардота, жизни. Кинес улыбнулся Лиету и вдруг вспомнил, что имя Лиет происходит от имени Улиет, а так звали человека, которого Хейнар и старейшины послали убить Пардота Кинеса, сочтя того опасным чужестранцем, смущавшим фрименов своими дикими мечтаниями.

Но убийца осознал величие замыслов Кинеса и, поверив в них, убил себя, бросившись на свой нож. Фримены придавали очень большое значение знамениям и символам, и с тех пор десять миллионов человек — население всех сиетчей — были готовы по первому зову выполнять любые приказания уммы Кинеса. Преобразование Дюны — посадки растений и ограничение площади пустыни — продвигалось вперед необычайно быстрыми темпами.

Пара молодоженов стояла перед собранием народа, и глядя, как Лиет, не скрывая желания, смотрит на невесту, Пардот обеспокоился таким вниманием сына, открытостью его кровоточащего сердца. Старший Кинес очень любил сына, но любил по-особому, как свое продолжение. Пардот Кинес хотел, чтобы Лиет принял мантию планетолога, когда настанет время передать ее преемнику.

В отличие от отца Лиет казался очень уязвимым и подверженным влиянию эмоций. Пардот, например, довольно сильно любил свою жену и был к ней привязан, но все же она, выполняя свои традиционные обязанности, была для него лишь хорошей женой и не более того. Гораздо выше, чем супружеские отношения, Пардот ставил свою важную работу. Старший Кинес был захвачен мечтами и идеями. Он чувствовал страстное желание превратить пустынную планету в зеленый рай. Но именно из-за этого он не мог по-настоящему увлечься другим человеком и раствориться в нем.

Наиб Хейнар сам провел брачную церемонию, потому что Сайаддина была не в состоянии совершить дальнее путешествие через пески. Слушая клятвы, которые молодые приносили друг другу, Пардот вдруг ощутил какую-то свинцовую тяжесть, нависшую над всем происходящим, и испугался за душевное здоровье сына.

Лиет: «Ублаготвори мои глаза, и я ублаготворю твое сердце».

Фарула (в ответ): «Ублаготвори меня своей стопой, и я ублаготворю руки твои».

«Ублаготвори меня в снах, и я ублаготворю тебя наяву».

Фарула закончила ритуальный обмен молитвами: «Ублаготвори меня по своему желанию, и я ублаготворю твои чаяния».

Взяв в свои жилистые ладони руки жениха и невесты, Хейнар соединил их и поднял вверх, чтобы все люди сиетча могли видеть свершившееся бракосочетание.

— Теперь плоть ваша едина в Воде.

Раздался шум, который, нарастая, стал сердечным, счастливым и благословляющим. Фарула и Лиет почувствовали сильное облегчение.

* * *
Позже, после совершения церемонии брака, Пардот наткнулся на сына в одном из переходов сиетча. Он неловко обхватил Лиета за плечи, изобразив некое подобие объятий.

— Я так счастлив за тебя, сынок. — Отец с трудом подыскивал нужные слова. — Ты ведь так много лет желал эту девушку, да?

Он улыбнулся, но Лиет вдруг вспыхнул от гнева, словно отец нанес ему запрещенный удар ниже пояса.

— Зачем ты мучаешь меня, отец? Или ты считаешь, что мало преуспел в этом отношении?

Изумленный Пардот отступил назад, выпустив из рук плечи сына.

— О чем ты говоришь? Я поздравляю тебя с бракосочетанием. Разве это не та женщина, с которой ты так хотел быть вместе? Я думал…

— Хотел, но не так! Как я могу быть счастлив, когда надо мной постоянно висит тяжкая тень мертвеца? Может быть, через несколько лет это пройдет, но пока мне очень больно.

— Лиет, в чем дело, сынок?

Выражение лица Пардота сказало Лиету все, что он хотел знать о своем отце.

— Ты ничего не понял, правда, отец? Великий умма Кинес, — Лиет горько рассмеялся, — со своими посадками, дюнами, погодными станциями и климатическими картами. Ты так слеп, что мне жаль тебя.

Планетологу стоило большого труда докопаться до смысла гневных слов сына; значение складывалось медленно, как кусочки мозаичной головоломки.

— Варрик… был твоим другом. — Пардот несколько мгновений помолчал. — Но ведь он погиб случайно, в буре, не так ли?

— Отец, ты так ничего и не понял. — Лиет понуро опустил голову. — Я горжусь твоими мечтами о будущем Дюны, но ты смотришь на весь наш мир, как на грандиозный эксперимент, как на испытательный полигон, где ты пробуешь на прочность теории и собираешь данные. Неужели ты не видишь, что это не эксперимент? Это не подопытные кролики, это люди. Фримены. Они приняли тебя в свою семью, дали тебе жизнь. Дали тебе сына. Я — фримен.

— Я тоже, — с достоинством отпарировал Пардот. Тихим хрипловатым голосом, так, чтобы никто, кроме отца, не смог услышать его слов, Лиет сказал:

— Ты просто пользуешься ими. Изумленный Пардот не знал, что ответить. Лиет продолжал говорить, и голос его становился все громче и громче. Он понимал, что люди сиетча услышат его спор с Пардотом Кинесом и будут обеспокоены трениями между великим планетологом и его наследником.

— Ты всю жизнь говорил со мной, отец. Но, вспоминая наши разговоры, я слышу только рассуждения о ботанических станциях и обсуждения новых фаз насаждения растительной жизни. Ты когда-нибудь говорил со мной о матери? Ты когда-нибудь говорил со мной как отец, а не как… коллега?

Лиет ударил себя в грудь.

— Я чувством разделяю твои мечты. Я вижу те чудеса, которые ты принес в самые заповедные уголки нашей пустыни. Я понимаю, какая мощь таится в глубине песков Дюны. Но даже когда ты закончишь все, что задумал, то заметишь ли ты сам свое свершение? Постарайся придать человеческое лицо своим планам и подумай, кто будет пожинать плоды твоих усилий. Посмотри на лицо младенца. Посмотри в глаза старухе. Живи настоящей жизнью, отец!

Пардот беспомощно сгорбился на скамье, упершись спиной в грубый камень стены перехода.

— Я… я хотел сделать, как лучше, — сказал он, и слова застревали у него в горле. Он смотрел на сына, и глаза его наполнялись слезами стыда и растерянности. — Ты действительно мой последователь. Иногда я думал: сможешь ли ты когда-нибудь научиться всему, что необходимо знать планетологу? Но теперь я вижу, что ошибался. Ты понимаешь гораздо больше, чем я мог себе представить.

Лиет присел на скамью рядом с отцом. Поколебавшись, планетолог положил руку на плечо сына, и в этом жесте было теперь намного больше смысла. Лиет взял Пардота за руку и, испытывая чисто фрименское удивление, смотрел на слезы, которые текли по щекам отца.

— Ты действительно мой наследник и последователь, и со временем ты станешь, как и я, имперским планетологом, — сказал Пардот. — Ты понимаешь мою мечту, но ты сделаешь ее еще более великой, потому что у тебя есть не только наблюдательность, но и сердце.

*** 

===

~ ~ ~
Хорошее правление по большей части невидимо. Если все идет гладко, то никто не замечает трудов и дел герцога. Именно поэтому он должен временами давать народу повод для радостного возбуждения, пищу для разговоров и предмет для долгих воспоминаний.

Герцог Пауль Атрейдес

Кайлея поняла, что у нее есть шанс, во время одного из нескончаемо длинных обедов в банкетном зале каладанского замка. Черноволосый Лето сидел со счастливым видом во главе длинного стола на герцогском кресле, а слуги обносили гостей приправленной пряностями рыбой в соусе, любимой едой низшего сословия — рыбаков и крестьян.

Лето ел с отменным аппетитом, наслаждаясь вкусом грубо приготовленного блюда. Может быть, оно напоминало ему о беззаботном детстве, проведенном в играх на пристанях, плаваниях на рыбацких лодках и в увиливании от занятий по ведению государственных дел Великого Дома. Насколько сейчас понимала Кайлея, старый герцог Пауль позволял своему единственному наследнику проводить слишком много времени с простолюдинами и проникаться их мелкими нуждами и заботами, уделяя очень мало внимания обучению сына нюансам политики. Ей было ясно, что герцог Лето никогда не понимал, как управлять Домом и лавировать между соперничающими силами Гильдии, ОСПЧТ, императора и Ландсраада.

Виктор сидел рядом с отцом на высоких подушках, положенных на стул, чтобы мальчик мог доставать до стола. Темноволосый мальчик хлебал суп, подражая отцу, а Лето прилагал все усилия, чтобы не отстать в чавканий от шестилетнего сына. Это особенно действовало на нервы рафинированной аристократке Кайлее, которая терпеть не могла грубых привычек Лето. Но ничего, настанет день, когда Виктор станет наследником, а она регентом, и тогда Кайлея позаботится о том, чтобы правильно воспитать сына. Он научится уважать свое положение и поймет обязанности главы Великого Дома. Мальчик должен будет соединить в себе лучшие черты Атрейдесов и Верниусов.

Гости ломали грубый хлеб и запивали его горьким каладанским элем, хотя Кайлее было доподлинно известно, что в погребах замка хранятся самые тонкие и изысканные вина. Вокруг раздавались смех и веселые голоса, но Кайлея не принимала участия в разговорах, едва притрагиваясь к пище. Через несколько кресел от нее сидел Гурни Халлек, который принес свой новый балисет, решив развлечь присутствующих музыкой. Так как этот человек был близок к отцу, которого не знали ни она, ни ее брат, она чувствовала расположение к Гурни, хотя он сам относился к ней настороженно и неприязненно.

Сидевший напротив сестры Ромбур был вполне доволен своим соседством с Тессией и соперничал с Лето в количестве поглощенной жареной рыбы. Туфир Гават, по обыкновению, почти не притрагивался к еде, то и дело оглядывая присутствующих. Кайлея изо всех сил старалась избегать его проницательного взгляда.

В середине стола сидела Джессика, подчеркивая этим, что ее положение в доме не ниже положения Кайлеи. Как она ненавидела эту смазливую бабенку! Будь ее воля, Кайлея удавила бы ведьму из Бене Гессерит. Молодая женщина ела с расстановкой, настолько уверенная в прочности своих позиций, что не выказывала никакой самоуверенности. Временами она посматривала на лицо Лето, прочитывая малейшие нюансы его мыслей и чувств с такой же легкостью, как слова, запечатленные на катушке шиги.

На этот раз Лето созвал гостей к обеду без всякого видимого повода. Кайлея не могла вспомнить никакой годовщины, никакого праздника или торжественного события, которое надо было бы отметить сегодня. Она заподозрила, что в голову Лето пришел очередной сумасбродный план, который герцог решил воплотить в жизнь, невзирая на советы, которые могла дать ему Кайлея или кто бы то ни было еще.

Над столом плавали светильники и приборы для индикации ядов — похожие на медлительных насекомых, но очень нужные в условиях феодальной вражды между Домами приспособления.

Лето прикончил огромную миску жаркого и вытер губы вышитой льняной салфеткой. Довольно вздохнув, он откинулся на резную спинку герцогского кресла ручной работы. Виктор, едва не упав с подушек, сделал то же самое. Правда, мальчик справился лишь с третью жаркого, положенного в его маленькую миску. Уже решив, какую песню он споет после обеда, Гурни Халлек оглянулся на девятиструнный балисет, висевший на стене.

Проследив за взглядом Лето, Кайлея увидела, что герцог осматривает обеденный зал, переводя глаза с портрета старого герцога на голову быка, на рогах которого все еще были видны пятна запекшейся крови. Кайлея не могла понять, о чем думает герцог, но ведьмочка Джессика смотрела на Лето с таким видом, будто она знает доподлинно, что замышляет Лето Атрейдес. Кайлея нахмурилась и отвернулась.

Когда Лето поднялся, она глубоко вздохнула. Кажется, сейчас он начнет произносить одну из своих нескончаемых герцогских речей, вдохновляя своих подданных и призывая их радоваться прелестям жизни. Но если жизнь так хороша, то как случилось, что погибли их с Ромбуром родители? Почему она и ее брат, наследники Великого Дома, находятся в изгнании, а не наслаждаются тем, что принадлежит им по праву рождения?

Двое слуг поторопились к столу, чтобы убрать пустые миски и остатки хлеба, но Лето отослал их движением руки, чтобы они не прерывали его речь.

— На следующей неделе исполнится двадцать лет с тех пор, как мой отец погиб во время корриды. — Он взглянул на портрет старого герцога, одетого в костюм матадора. — Вспомнив об этом, я подумал также о тех грандиозных увеселительных представлениях, которые устраивал герцог Пауль для своих подданных. Они отвечали ему за это любовью, и мне кажется, что и я должен создать для подданных подходящее представление, которого ждут от герцога Каладана.

Гават внезапно насторожился.

— Что вы намерены делать, мой герцог?

— Ничего столь же опасного, как бой быков. — Лето улыбнулся Виктору, а затем и Ромбуру. — Но я хочу сделать нечто такое, о чем люди будут долго и с удовольствием вспоминать. Скоро мне придется посетить Совет Ландсраада на Кайтэйне, чтобы снова приступить к дипломатической миссии по прекращению вражды между Моритани и Эказом, особенно учитывая, что, вероятно, в ближайшем будущем мы заключим более тесный союз с Домом Эказа.

На мгновение он, явно смутившись, замолчал, но затем продолжил:

— На прощание, перед отбытием, я хочу пролететь на клипере, украшенном знаменами, во главе красочной процессии над равнинами нашей планеты. Мой народ увидит знамена и украшенные корабли… и пожелает своему герцогу удачи в его трудной миссии. Мы пролетим над рыбацкими флотилиями и над рисовыми фермами.

Виктор восторженно захлопал в ладоши, а Гурни кивнул в знак одобрения.

— Хо, это будет замечательное зрелище. Выставив локти на стол, Ромбур оперся квадратным подбородком на руки.

— Э… Лето, разве Дункан Айдахо не возвращается с Гиназа в самое ближайшее время? Ты будешь отсутствовать, когда он приедет? Или мы совместим празднество с торжествами по случаю его возвращения?

Подумав, Лето покачал головой.

— Я пока не имею от него известий, думаю, что он вернется не раньше, чем через пару месяцев. Гурни стукнул кулаком по столу.

— Черт возьми! Человек возвращается к нам Оружейным Мастером, прошедшим обучение на Гиназе, и заслуживает отдельного приема, разве не так?

Лето рассмеялся.

— Ты прав, Гурни! Для этого у нас будет много времени, когда я вернусь с Кайтэйна. Если мой меч будут держать такие люди, как ты, Туфир и Дункан, то мне нечего опасаться никаких врагов.

— Милорд, враги могут ударить и другим способом, — сказала Джессика, и в голосе ее прозвучало явное предостережение.

Кайлея напряглась, но Лето ничего не заметил. Он лишь посмотрел на ведьму и ответил:

— Я очень хорошо это знаю.

В голове Кайлеи уже заработал механизм. В конце обеда она извинилась и отправилась к Кьяре рассказать о том, что задумал герцог Лето.

Эту ночь Лето провел на жесткой кушетке в зале ожидания муниципального космопорта, в то время как слуги готовили все необходимое для гала-представления. Через несколько дней небесный клипер, украшенный яркими парусами, будет готов к праздничной процессии.

Оставшись одна в своих покоях, Кайлея вызвала Суэйна Гойре и соблазнила его, как она делала много раз в прошлом. На этот раз она своими звериными ласками удивила капитана и довела его до полного изнеможения. Внешне он был очень похож на Лето, но по сути это был человек совсем иного склада. Когда капитан уснул, Кайлея похитила из кармана на его поясе, брошенном на пол, крошечный ключ с кодами. Этот ключ использовался очень редко, и должно пройти некоторое время, прежде чем Гойре заметит пропажу.

На следующее утро Кайлея вложила ключ в сухую сморщенную ладонь Кьяры и сжала ее пальцы поверх ключа.

— С помощью этого ключа ты сможешь проникнуть в арсенал Атрейдесов. Действуй с осторожностью.

Черные, как у ворона, глаза Кьяры вспыхнули. Она быстро спрятала ключ в складках своего платья.

— Все остальное — мое дело, миледи.

***  

===

~ ~ ~
Война, которая в любую эпоху представляет собой масштабную экологическую катастрофу, в действительности является не чем иным, как отражением возбужденного состояния противоречивых человеческих отношений, в каковом целостный организм, именуемый «человечеством», находит форму своего существования.

Пардот Кинес. «Рассуждения о катастрофе на Салусе Секундус»

Пятеро самых великих Оружейных Мастеров, собравшись на административном острове Гиназа и следуя вековой традиции, устроили устный экзамен оставшимся в живых курсантам Школы. Молодым воинам были заданы вопросы, касающиеся истории, философии, военной тактики, древнего стихосложения, музыки и прочих дисциплин, в полном соответствии с требованиями и установлениями академии воинских искусств.

Но каким сухим и печальным был этот экзамен. Трагедия наложила свой черный отпечаток на всю деятельность Школы Оружейных Мастеров.

На всех островах архипелага Гиназа царили возмущение, ярость и скорбь по шестерым подло убитым курсантам. Хвастаясь своим варварством, грумманцы выбросили в море тела четверых человек, и прибой выбросил их на берег главного острова. Двое других — Дункан Айдахо и Хий Рессер — пропали без вести, видимо, затерявшись в океане.

На верхнем этаже центральной башни, в экзаменационном зале, пять великих мастеров, обнажив церемониальные мечи, сидели вдоль прямого края полукруглого стола, выставив перед собой клинки мечей, острия которых выступали за край стола, словно лучи сияющего солнца. Каждый курсант, отвечая на вопросы, видел перед собой эти смертоносные клинки, отвечая на трудные вопросы.

Экзамен сдали все. Теперь Карсти Топер и администрация Школы организуют возвращение новоиспеченных Оружейных Мастеров на их родину, где молодым воинам предстоит применить на практике то, чему их учили. Некоторые выпускники уже направились в расположенный неподалеку космопорт.

Старые Оружейные Мастера остались наедине с последствиями трагедии.

Тучный Ривви Динари сидел в центре, сжимая в руках шпагу герцога Пауля Атрейдеса и украшенный драгоценными камнями фамильный кинжал Моритани, найденные среди личных вещей Дункана и Рессера. Рядом с Динари, понурив седую голову, сидел Морд Кур.

— Мы часто посылали на разные планеты извещения о смерти курсантов, но такого у нас не случалось никогда.

Жилистый и суровый Джеймо Рид, огрубевший за много лет пребывания на должности смотрителя тюрьмы, не мог остановить слез. Он горестно покачал головой.

— Курсанты Гиназа погибали, но от того, что не выдерживали тренировок, но никогда, никогда не становились они жертвами преднамеренного убийства.

Администрация Школы обратилась в имперские инстанции с протестом — с прикрытыми культурными фразами оскорблениями и порицаниями, которые мало значили для бесчестного Хундро Моритани. Этот человек ни разу не выразил своего раскаяния по поводу своего подлого нападения на Эказ. В Ландсрааде и Императорском Совете проходили слушания, на которых решали вопрос о том, как ответить на вызывающее поведение Груммана. Главы многих Великих Домов прибыли на Кайтэйн, чтобы выступить в Совете. Но что может сделать Совет? Только выразить порицание, наложить штраф или объявить мелкие санкции… Что все это значит для такого бешеного пса, как виконт?

Грумманцы были уверены в своей безнаказанности.

— Я чувствую себя… изнасилованным, — в сердцах проговорил Дже-Ву, тряхнув своими растрепанными кудрявыми волосами. — Никто еще не осмеливался так обходиться с Оружейными Мастерами.

Фатоватый Уитмор Бладд выпрямился, машинально перебирая кружевной воротник и тяжелые манжеты рубашки.

— Я предлагаю назвать шесть островов именами погибших курсантов. История запомнит это подлое преступление, а курсантам мы воздадим честь.

— Честь? — Ривви Динари с такой силой ударил по столу своей пухлой ладонью, что зазвенели лежавшие на столе клинки. — Как ты можешь говорить о чести в нашем положении? Прошлой ночью я провел три часа в гробнице Йоол-Норета и молился, спрашивая у Великого Мастера, что бы он сделал на нашем месте.

— И он ответил тебе? — сморщив лицо, Дже-Ву встал, подошел к окну и стал смотреть на космопорт и покрытые белыми брызгами волн рифы. — Йоол-Норет никого не учил, даже когда был жив. Он утонул во время прилива, и его ученики постарались превзойти его. И если уж Норет ни разу не помог своим ближайшим последователям, то он тем более не поможет нам.

Бладд, чувствуя себя задетым за живое, презрительно фыркнул.

— Великий человек, как и подобает, учил своим примером. Это самый совершенный способ для тех, кто хочет учиться.

— Он придерживался кодекса чести, как древний самурай, — сказал Динари. — За прошедшие десятки тысяч лет мы стали, как это ни прискорбно, менее цивилизованными. Мы все забыли.

Хмурый Морд Кур искоса посмотрел на тучного Оружейного Мастера.

— Это ты забыл историю, Динари. Наверное, у самураев был кодекс чести, но когда британцы прибыли в Японию со своими пушками, самураи исчезли в течение жизни одного поколения.

Джеймо Рид поднял глаза, взглянув из-под шапки седых, коротко остриженных волос.

— Давайте не будем ссориться между собой, иначе грумманцы легко побьют нас.

Дже-Ву презрительно фыркнул.

— Они и так уже…

Он осекся, услышав в коридоре шум и удары. Дже-Ву резко повернулся к двери, а остальные четыре мастера поспешно вскочили из-за стола.

В дверном проеме появились покрытые грязью и растрепанные Дункан Айдахо и Хий Рессер. Они прошли мимо троих служителей, которые попытались их остановить. Молодые люди отшвырнули охранников и прошли в экзаменационный зал. Вид у них был довольно потрепанный, но глаза горели.

— Мы не опоздали? — спросил Рессер с вымученной улыбкой.

Джеймо Рид обежал вокруг стола и обнял сначала Дункана, а потом Рессера.

— Мальчики, вы живы!

Счастливая и недоуменная улыбка появилась даже на продолговатом лице Дже-Ву.

— Оружейный Мастер не произносит вслух очевидных вещей, — сказал он, но Джеймо не обратил никакого внимания на его слова.

Взгляд Дункана вспыхнул, когда он увидел шпагу старого герцога, лежавшую на полукруглом столе. Он шагнул вперед и посмотрел на кровь, выступившую на его голени и пропитавшую штанину наспех подобранных брюк.

— Мы с Рессером не учились последние несколько дней, но мы использовали то, чему вы нас научили, на практике.

Рессера немного шатало, он с трудом стоял на ногах, и Дункану приходилось поддерживать товарища под руку. Выпив воды, они рассказали, как выпрыгнули за борт в открытое море, как, помогая друг другу, отплыли от большого темного судна. Как, напрягая все силы, вспоминали все, чему их учили, как ориентируясь по звездам, искали дорогу среди холодных волн, как, закалка Школы помогла им остаться на плаву, как течение и прилив вынесли их к ближайшему острову, который, по счастью, оказался обитаемым и где им оказали первую помощь и немедленно отправили на административный остров.

Хотя дух Рессера был поколеблен, страшным испытанием, он лихо вздернул вверх подбородок.

— Сэр, мы должны просить об отсрочке приема наших выпускных экзаменов…

— Отсрочке? — переспросил Джеймо Рид, и по его щекам снова заструились слезы. — Я предлагаю проявить снисхождение. Полагаю, что эти двое доказали свою способность быть Оружейными Мастерами.

Исполненный собственного достоинства Уитмор Бладд тронул манжет.

— Формы должны быть соблюдены.

Старый Морд Кур окинул Бладда скептическим взглядом.

— Разве грумманцы не показали нам все безумие слепого поклонения формальным правилам?

Четверо мастеров повернулись к Ривви Динари, ожидая, что он скажет.

Великан легко поднялся на ноги и взглянул на оборванных курсантов, потом жестом указал на шпагу Атрейдеса и церемониальный кинжал Моритани.

— Айдахо, Рессер, возьмите свое оружие.

Зазвенела сталь, и клинки образовали на столе пять лучей. С бьющимся сердцем Дункан взял в руку шпагу старого герцога, а Рессер вооружился кинжалом. Пятеро старых мастеров образовали круг, в который поставили Рессера и Дункана. Мастера протянули вперед клинки и уставили острия в центр стола.

— Положите ваши клинки поверх наших, — приказал Морд Кур.

— Отныне вы — Оружейные Мастера, — провозгласил Динари своим тонким голосом, так не вязавшимся с его громадным телом. Гигант вложил свое оружие в ножны, снял с головы красную бандану и повязал ее на голову Дункана. Джеймо Рид повязал свою бандану на рыжую голову Рессера.

Вспомнив восемь лет учения, все трудности пути, Дункан испытал такое облегчение, что едва не лишился чувств. Однако усилием воли он сумел устоять на ногах. Они с Рессером взялись за руки, хотя их триумф и был омрачен страшной трагедией. Дункану уже не терпелось вернуться на Каладан.

Я не подвел тебя, герцог Лето.

Снаружи вдруг донесся рев двигателей, послышался удар, словно прямо над головой невидимое воздушное судно преодолело звуковой барьер. С рифов, окружавших центральный остров архипелага, донесся вой сирены воздушной тревоги. Стены административного здания сотряслись от внезапно прогремевших взрывов.

Старшие Оружейные Мастера бросились на балкон, выходящий к комплексу административных зданий. Два ближайших острова были затянуты клубами черного дыма, сквозь который прорывались сполохи багрового огня.

— Штурмовики! — крикнул Джеймо Рид. Дункан увидел, как из-за туч дыма вертикально вверх уходят военные корабли, сбрасывая вереницы бомб.

Дже-Ву тряхнул волосами и яростно выругался.

— Кто посмел напасть на нас?

Для Дункана ответ был очевиден:

— Дом Моритани еще не покончил с нами.

— Это противоречит всем цивилизованным правилам ведения войны, — сказал Ривви Динари. — Они напали на нас без объявления войны, не соблюдая общепринятых норм.

— После того, что Моритани сделал с нами и с Эказом, вы все еще говорите о каких-то нормах? — с отвращением произнес Хий Рессер. — Вы просто не понимаете, какой извращенный ум у виконта.

Взорвались еще несколько бомб.

— Где наши зенитные батареи? — скорее раздраженно, чем злобно воскликнул Уитмор Бладд. — Где наши орнитоптеры?

— На Гиназ никогда никто не нападал, — сказал Джеймо Рид. — Мы политически нейтральны. Наша Школа служит всем Домам.

Теперь Дункан ясно видел, насколько старые мастера Гиназа ослеплены своими ограничениями, формами и правилами. Бедняги! Они ни разу не попадали в ловушку собственной уязвимости, несмотря на то что очень сурово учили своих курсантов.

Непристойно выругавшись, Динари прижал к глазам окуляры бинокля. Подправив фокус и не обращая внимания на кружившие над головой военные орнитоптеры, он внимательно осмотрел изрезанный берег административного острова.

— Десант неприятеля высадился по всему периметру берега, главные силы высадились напротив космопорта. Войска усилены переносной артиллерией.

— Должно быть, десант высажен с подводных лодок, — высказал предположение Дже-Ву. — Это не импровизированная атака, это хорошо подготовленная войсковая операция.

— Мы что, ждем извинений? — добавил Рид, он нахмурился, глубокая морщина появилась, на его лбу. Атакующие воздушные суда были уже над головами, тонкие черные диски, светящиеся защитными полями.

Для Дункана поведение мастеров было непонятным. Они оказались совершенно беспомощными, даже жалкими, оказавшись в нештатной ситуации. Их модельные упражнения были так далеки от реальной действительности. Как ни прискорбно, но это так. Дункан крепко взялся за эфес шпаги старого герцога.

— Это беспилотные бомбардировщики, они сбрасывают фугасы и зажигательные бомбы, — холодно констатировал Дункан, когда с бортов дисковидных судов посыпался град бомб. Здания, окаймлявшие берег, вспыхнули фонтанами огня.

Яростно крича. Оружейные Мастера, и в их числе Дункан и Рессер, бросились с балкона.

— Нам надо добраться до наших баз, чтобы организовать оборону, — тонким, но твердым голосом приказал Ривви Динари.

— В космопорту находятся не успевшие улететь курсанты, — заметил Рессер. — Они могут захватить оружие и оказать сопротивление.

Сбитые с толку, но стремящиеся сохранить присутствие духа, особенно на виду у охваченных паникой гражданских служащих Гиназа, Джеймо Рид, Морд Кур и Дже-Ву бросились к выходу по главному коридору, а Ривви Динари, показывая чудеса подвижности, таившиеся в его огромном теле, понесся вниз по лестнице, перепрыгивая с площадки на площадку через целые лестничные пролеты. За ним бросился и Уитмор Бладд.

Обменявшись быстрыми взглядами, Дункан и Рессер последовали за этими двумя Оружейными Мастерами. Близкий взрыв потряс административное здание, и молодые люди едва не рухнули вниз, но сохранили равновесие и продолжили спуск. Снаружи продолжалось столпотворение. Солдаты Моритани по всем правилам военного искусства атаковали Гиназ.

Новоиспеченные Оружейные Мастера выскочили в холл первого этажа, присоединившись к Динари и Бладду. Через прозрачный плаз вестибюля Дункан увидел объятые пламенем здания.

— Надо пробиваться на командный пункт, — крикнул он старшим товарищам. — Нам нужно оружие, чтобы сражаться. В космопорту есть боевые орнитоптеры?

Рессер выставил вперед свой кинжал.

— Я буду драться здесь, если они ворвутся в дом. Бладд был возбужден. По дороге он потерял свой нарядный плащ.

— Не думайте о мелочах, — крикнул он. — Какова их цель? Конечно, они хотят захватить саркофаг!

Он взглянул в сторону украшенного орнаментом черного гроба, стоявшего на возвышении в центре вестибюля.

— Это останки Йоол-Норета, священная реликвия Гиназа. Можно ли придумать для нас более тяжкое оскорбление? Он обернул пунцовое лицо к своему тучному товарищу.

— Это было бы по-груммански — поразить нас в самое сердце.

Озадаченные Дункан и Рессер недоуменно переглянулись. Они слышали много сказок о легендарном бойце, но сейчас, перед лицом кровавого нападения, среди сыплющихся с неба бомб, среди кричащих от страха мирных жителей, мечущихся в поисках убежища по улицам города, никто из них не мог думать о сохранении мертвой реликвии.

Динари бросился к гробнице, похожий на громадный линкор, несущийся по морю на всех парах.

— К гробнице! — крикнул он своим тонким голосом. Бладд и бывшие курсанты последовали за ним.

Знаменитая гробница была окружена защитным полем Хольцмана и прикрыта колпаком прозрачного непробиваемого плаза. Отбросив всю свою напыщенность, двое Оружейных Мастеров бегом поднялись по ступенькам пьедестала и прижали ладони к панели управления. Защитное поле исчезло, а колпак поднялся вверх.

— Мы понесем саркофаг, — крикнул Бладд Дункану и Рессеру. — Мы обязаны сохранить святыню. Это душа Школы Гиназа.

Не отрывая глаз от маневров нападавших, Дункан крепко сжимал в руке шпагу.

— Уносите мумию, если вы должны это сделать, но поторапливайтесь, — сказал он. Рессер встал рядом с Айдахо.

— Нам надо выбраться отсюда, найти корабли и продолжить сражение.

Дункану оставалось лишь надеяться, что другие защитники Гиназа уже пришли в себя и организовали систему обороны.

Двое сильных мастеров легко подняли на плечи гроб с останками Йоол-Норета и понесли на улицу, где, как они считали, хотя это и было сомнительно, гроб будет в большей безопасности. Дункан и Рессер очищали для них дорогу. Снаружи дисковидные самолеты продолжали беспорядочно сбрасывать на город бомбы.

Орнитоптер-истребитель с опознавательными знаками Школы приземлился на центральную площадь, и из него высыпали Оружейные Мастера в красных банданах и с лазерными ружьями. Орнитоптер сложил крылья, но двигатель продолжал работать на холостых оборотах.

— Мы несем тело Норета, — гордо крикнул Бладд, приказывая прибывшим помочь. — Быстрее!

Через площадь уже бежали солдаты в желтой форме Дома Моритани. Дункан издал предостерегающий крик, и прибывшие Оружейные Мастера открыли огонь по нападавшим. Те тоже начали стрелять. Двое Оружейных Мастеров, и среди них Джеймо Рид, были ранены. Взорвалась воздушная бомба, и на землю упал Морд Кур, пораженный в руки и грудь каменными осколками. Дункан помог ему встать на ноги и увел в орнитоптер.

Но не успел он отойти от машины, как очередной взрыв вырвал землю из-под его ног. Молодой Оружейный Мастер откатился в сторону и стремительно вскочил на ноги. Прежде чем он успел воспользоваться шпагой, на него налетела женщина в кимоно, нырнула под шпагу и попыталась поразить Дункана своими острыми как бритвы накладками на ногти. Шпага была уже бесполезна. Дункан отпрянул в сторону, уклоняясь от удара, и, схватив женщину за волосы, резко дернул ее голову назад. Послышался треск ломающихся позвонков, и он отбросил дергающееся в конвульсиях, сразу обмякшее тело.

К стоявшему на площади истребителю бросилась новая волна атакующих грумманцев. Послышался крик Рессера:

— Улетайте! Забирайте свой чертов гроб и уносите ноги!

Они с Дунканом встали рядом, готовые отразить новое нападение.

Первым на них налетел бородач с электрическим копьем, но Айдахо нырнул под копье и ушел в сторону. Он действовал быстро и безошибочно, инстинктивно вспоминая все, чему учили его инструктора на протяжении восьми долгих лет изнурительных тренировок. Ярость захлестнула его, когда он вспомнил курсантов, подло убитых на темном судне. Глаза застилал красный туман ярости, вызванной видом бомбовых разрывов и образами замученных жертв.

Но в этот момент Дункан вспомнил предостережение Динари. Гнев порождает ошибки. Через мгновение Айдахо превратился в холодную расчетливую машину, действующую с безошибочностью инстинкта. Стальными пальцами он ударил бородатого под ребра, проткнул его кожу и поразил грумманца в сердце.

Из толпы дерущихся выступил стройный и мускулистый молодой человек с лонгетой на правом запястье. Трин Кронос. Злобный молодой аристократ держал в здоровой руке остро заточенную катану.

— Я думал, что вы оба давно кормите рыб, как четверо остальных. — Он взглянул на новую волну заходящих на цели бомбардировщиков.

— Смотри мне в глаза, Кронос, — крикнул Рессер, выставив вперед свой церемониальный кинжал. — Или ты лишился храбрости, когда рядом с тобой нет папочки и дюжины телохранителей?

Трин Кронос взвесил на руке катану, на мгновение задумался, а потом отбросил оружие в сторону.

— Это слишком благородное оружие для такого предателя, как ты. Я не хочу пачкать его твоей кровью. — С этими словами он извлек из ножен простой клинок. — Кинжал легче заменить.

Щеки Рессера вспыхнули, и Дункан отступил, освобождая место для поединка.

— Я бы никогда не предал Дом Моритани, — ответил Рессер, — если бы он дал мне то, во что я мог бы верить.

— Ты поверишь в холодную сталь моего клинка, — произнес Кронос с презрительной усмешкой, — и почувствуешь ее, когда она вонзится тебе в сердце.

Топчась по мелким обломкам камня, противники закружили по площадке, присматриваясь друг к другу и выискивая слабые места в защите. Рессер, выставив вперед кинжал, занял оборонительную позицию, а Кронос непрерывно нападал, яростно, но неэффективно.

Рессер сделал выпад, отступил, резко развернулся и, сделав обманное движение, ударил противника пяткой. Грумманец неминуемо должен был упасть от такого удара, но гибкий Кронос отклонился назад, и рыжеволосый не достал его. Рессер довершил полный оборот и, встав в стойку, отразил удар кинжалом.

Площадка поединка была свободна, хотя на ближних улицах продолжалась свалка. Грумманцы нападали, из высоких окон сыпались пули и снаряды, а старые Оружейные Мастера пытались погрузить реликвию в орнитоптер, одновременно отражая атаки.

Кронос, в свою очередь, сделал обманное движение, сделав вид, что хочет поразить Рессера в глаз, но неожиданно направил удар в горло. Рессер уклонился, но поскользнулся на камнях, подвернул ногу и упал.

 Читать   дальше ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22669/fulltext.htm  

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 143 | Добавил: iwanserencky | Теги: Вселенная, ПОСЛЕСЛОВИЕ, ГЛОССАРИЙ, литература, книга, Будущее Человечества, Дом Харконненов, из интернета, текст, слово, чужая планета, проза, писатели, Кевин Андерсон, Хроники Дюны, книги, миры иные, Хроники, люди, Брайан Герберт, будущее, фантастика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: