Главная » 2023 » Июнь » 5 » Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 326
20:09
Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 326

***

***

*** 

===

~ ~ ~
По правую руку рай, по левую — ад, а за спиной Ангел Смерти.

Фрименская загадка

Верный своему слову Рондо Туэк действительно раздобыл для Доминика Верниуса незарегистрированное транспортное судно. Рассеянный Лингар Бевт привел корабль из Карфага на антарктическую базу контрабандистов и, застенчиво улыбаясь, вручил Доминику контрольную карту буксира. Верниус, сопровождаемый своим лейтенантом Иодамом, опробовал корабль, поднявшись в воздух и посадив судно на тайной посадочной площадке в известной читателю пропасти. Бывший граф Икса был неразговорчив и молчал большую часть пути.

Машина оказалась старой и ветхой, при перелете через плотные слои атмосферы корпус издавал странные жалобные звуки. Выругавшись, Иодам в сердцах стукнул ладонью по панели управления.

— Чертова посудина! Она не прослужит и года. Дом. Это же натуральный хлам.

Доминик посмотрел на Иодама отсутствующим взглядом.

— Для наших целей он годится, Иодам.

Много лет назад лицо Иодама было обожжено лучом лазерного ружья. Ту рану ветеран получил, когда спасал своего фа-фа во время первой неудачной вылазки на Икс. Тогда верный лейтенант вынес своего командира из-под огня сардаукаров. Иодам никогда не выставлял напоказ свою верность, но Верниус не сомневался в ней. Но сейчас настало время отпустить лейтенанта, предоставив ему полную свободу.

Лицо Иодама вспыхнуло гневом, только рубец на месте ожога остался бледным, похожим на подтек воска на щеке.

— Ты знаешь, Дом, какую цену заломил Туэк за эту развалину? Если бы на Эказе у нас было такое вооружение, то мятежники просто забросали бы нас камнями.

Долгие годы люди графа вместе с ним нарушали законы империи, но последнюю миссию Доминик Верниус должен выполнить один. Приняв решение, граф испытывал теперь странное удовлетворение. Вот и сейчас он ответил Иодаму ровным спокойным тоном:

— Рондо Туэк знает, что мы больше не будем платить ему обычный откуп, и хочет получить максимальный барыш.

— Но он же надувает тебя, Дом!

— Послушай. — Он наклонился к лейтенанту, сидевшему в соседнем кресле. Тяжелый буксир начал неистово вибрировать, снижая скорость перед посадкой. — Это не имеет никакого значения. Вообще ничто не имеет значения. Этот корабль пригоден для того, что я должен сделать.

Когда корабль замер на дне пропасти, обезображенное шрамом лицо Иодама блестело от пота. В ярости ветеран, шатаясь, вышел на посадочную площадку. Доминик ясно видел выражение беспомощности и неуверенности на лице своего лейтенанта. Граф понимал, что гнев Иодама вызван не столько поведением торговца водой, сколько тем, что собирался сделать его командир…

Доминик горел желанием освободить Икс и его народ, сделать что-то позитивное в искупление всего зла, которое причинили его планете тлейлаксианские завоеватели и их союзники сардаукары. Но Верниус не мог сделать этого, во всяком случае сейчас.

Сейчас он мог только разрушать.

Бывший посол Икса Каммар Пилру продолжал с маниакальным упорством подавать жалобы в Ландсраад, но заседавшие там аристократы устали, посол надоел им, и они воспринимали его как докучливого шута. Даже усилия Ром-бура, видимо, тайно поддержанного Атрейдесом, ни к чему не привели. Надо было уничтожить стержень, ядро, в котором коренилась суть проблемы.

Доминик Верниус, бывший граф Икса, оставит такое завещание, которое содрогнувшаяся империя не забудет никогда.

* * *
Приняв окончательное решение, Доминик привел своих людей в крепость и открыл тайный арсенал. Уставившись на атомное оружие, контрабандисты оцепенели от ужаса. Все они предчувствовали, что этот день когда-нибудь настанет. Все они давно служили графу, хорошо его знали и не нуждались в пространных объяснениях. Сейчас люди стояли вдоль стен, прижавшись спинами к их полимерному покрытию.

— Сначала я направлюсь на Каладан, а потом один полечу на Кайтэйн, — объявил Доминик. — Я отправил своим детям письмо и намерен навестить их. В бездействии прошло слишком много времени, и час настал.

Граф по очереди вгляделся в лица своих людей.

— С этого момента вы свободны и можете поступать, как вам заблагорассудится. Я советую вам ликвидировать все запасы пряности и покинуть здешнюю базу. Отправляйтесь к Гурни Халлеку на Салусу или возвращайтесь к своим семьям. Измените свои имена и уничтожьте все следы нашего пребывания здесь. Если мне будет сопутствовать успех, то дальнейшее существование нашей группы потеряет всякий смысл.

— Ландсраад начнет охоту за нашими головами, — прорычал Иодам.

Асуйо попытался отговорить Доминика от безумной затеи, приводя военные аргументы. Все это было похоже на штабное совещание: офицер пытается спорить с начальником. Но Верниус не слушал возражений. Графу было нечего терять, его душа горела лишь жаждой мщения. Если ему удастся уничтожить род Коррино, то души его и Шандо обретут наконец вечный покой.

— Погрузите оружие на борт буксира, — приказал Доминик. — Я поведу его сам. Лайнер Гильдии прибудет через два дня.

Он окинул своих солдат бесстрастным, лишенным эмоций взглядом.

В глазах многих контрабандистов появилось выражение беспомощности. Некоторые не смогли сдержать слез, но все понимали, что нет смысла спорить с графом, который предводительствовал ими в бесчисленных сражениях, с человеком, который когда-то правил могучим Иксом.

В молчании, без обычных дружеских шуток и разговоров, контрабандисты принялись за работу. Люди грузили боеголовки, упакованные в стальные кожухи, на подвесные платформы. Движения грузчиков были неторопливы, люди страшились того, что им пришлось делать.

Забыв о еде и питье, граф Доминик Верниус наблюдал за работой. Весь день боеголовки вывозились на посадочную площадку.

Доминик наяву грезил о предстоящей встрече с детьми. Он обязательно поговорит с Ромбуром о смысле власти, насладится воодушевлением Кайлеи. Как хорошо, что он снова увидит их. Граф пытался представить себе, какими стали его дети, представить их лица, рост, походку. Обзавелись ли они своими семьями? Может быть, у них уже есть свои дети, его внуки. Неужели прошло уже целых двадцать лет с того дня, когда он в последний раз видел Ромбура и Кайлею? Как давно пал Икс!

Конечно, в этой поездке есть определенный риск, но он примет все необходимые меры предосторожности, и ни в коем случае нельзя упускать такой шанс. Дети тоже с радостью встретятся с отцом. Верниус понимал, как тяжел будет эмоциональный груз свидания, и решил быть сильным. Если Ромбур узнает, что задумал Доминик — а стоит ли говорить об этом сыну? — не захочет ли сын присоединиться к отцу в его безнадежной экспедиции во имя спасения Икса? Как отреагирует Кайлея? Не попытается ли она отговорить брата от такой безумной затеи? Возможно, да.

В конце концов Доминик решил не открывать детям своих планов, чтобы не создавать лишних сложностей. Лучше всего просто повидаться с детьми и ничего им не говорить.

Был еще один ребенок, которого Верниус хотел бы разыскать. Его возлюбленная Шандо родила одного внебрачного сына еще до того, как вышла замуж за Доминика. Ребенок родился в императорском дворце, его отцом был Зльруд Коррино, и мальчика увезли в неизвестном направлении вскоре после рождения. Находясь в положении наложницы, Шандо не могла требовать, чтобы ребенка оставили с ней, и все последующие попытки отыскать дитя тоже не увенчались успехом. Супруги так и не узнали, что сталось с мальчиком. Он просто исчез.

* * *
Не в силах просто смотреть на последние приготовления, Иодам и Асуйо сами работали в поте лица, передавая в руки контрабандистов сокровища и припасы. Старый Асуйо сорвал с груди медали, а с плеч — знаки различия и швырнул их на землю. Скоро все люди Верниуса покинут базу и рассеются по просторам империи, не оставив никаких следов.

Тихо ругаясь сквозь зубы, Иодам и еще два человека паковали запасы пряности. Потом Иодам возглавил поездку на фабрику торговца водой Рондо Туэка. Надо было продать пряность за конвертируемую валюту, чтобы на вырученные деньги купить подложные удостоверения личности и дома на других планетах. Для перелета тоже нужны были немалые деньги.

В последние часы Доминик вывез из дома все свои вещи, избавившись от ничтожных сокровищ и сохранив только бесценные для него предметы: голографический портрет Шандо и миниатюрные кипсеки детей, которые значили для графа больше, чем самые несметные богатства. Он отвезет эти вещи Ромбуру и Кайлее, чтобы у них осталась память о родителях.

Вдохнув холод покинутого навсегда жилища, Доминик вдруг обратил внимание на детали, которых он не замечал раньше: трещины в стенах, неровности пола и выступы на потолке… но внутри оставалось непреходящее ощущение пустоты и тоска от бессмысленно растраченных лет. Пустота могла быть заполнена только кровью, и Доминик отчетливо это понимал. Он заставит Коррино платить за все.

И тогда его дети и народ Икса смогут гордиться своим вождем.

После того как все оружие, за исключением трех гаубичных зарядов и двух осадных боеголовок, было погружено на буксир, Верниус вышел на площадку. Косые лучи бледного низкого антарктического солнца отбрасывали на дно пропасти четкие черные тени. Граф до мельчайших деталей продумал нападение на Кайтэйн. Это будет внезапная атака. У Шаддама не будет времени даже на то, чтобы спрятаться под свой Трон Золотого Льва. Доминик не станет произносить напыщенных прощальных речей, не станет упиваться триумфом. Никто не узнает о его прибытии к императорскому двору. Не узнает до самого конца.

Эльруд Девятый давно мертв, а у нового падишаха-императора только одна жена — Сестра Бене Гессерит, и четыре дочери. Будет совсем нетрудно пресечь род Коррино. Доминик Верниус пожертвует жизнью для того, чтобы уничтожить императорский Дом, правивший империей со времени битвы при Коррине в течение нескольких тысяч лет. Что ж, можно признать это довольно выгодной сделкой.

Доминик тяжко вздохнул всей своей мощной бочкообразной грудью. Повернув голову в сторону отвесных стен провала, он увидел, как на площадку приземлился корабль Иодама, который вернулся с фабрики Туэка. Сколько же Доминик простоял здесь, бесчувственный, как статуя, если его люди успели обернуться туда и назад, а остальные успели погрузить почти весь атомный арсенал?

Из оцепенения его вывел громкий голос Иодама, который подбежал к графу. Лицо старого солдата было багровым, капюшон парки откинут назад.

— Нас предали, Дом! Я был на фабрике Туэка, она брошена! Все чужестранцы уехали. Фабрика закрыта. Рабочие в спешке упаковали свои пожитки и удрали.

Асуйо, тяжело дыша, добавил:

— Они не хотят быть рядом с нами, сэр, потому что здесь что-то должно произойти.

Изменился весь вид и поведение Асуйо. Несмотря на то что на нем не было теперь ни медалей, ни знаков различия, он вел себя, как настоящий офицер, докладывающий обстановку своему командиру и готовый выполнить боевой приказ.

Некоторые контрабандисты издали крик ярости. Лицо Доминика окаменело и приняло выражение мрачной решимости. Этого следовало ожидать. Даже после стольких лет сотрудничества Туэку нельзя было доверять полностью.

— Берите с собой все, что можете. Отправляйтесь в Арсунт, Карфаг или Арракин, и уходите отсюда до конца дня. Смените имена и документы. — Доминик жестом указал на старый тяжелый буксир. — Я же заберу оставшиеся боеголовки и вылетаю на этом транспорте один. Я должен выполнить свою миссию. И кроме того, меня ждут мои дети.

* * *
Меньше чем через час, когда заканчивались последние приготовления к эвакуации, над пропастью появились военные орнитоптеры — эскадрилья сардаукаров. Машины снизились и сбросили вибрационные бомбы, проломившие промерзлые стены. Лучи лазерных орудий превратили обломки стен пропасти в дым и пар, в расплавленный кратер посыпались освобожденные из ледяного плена камни.

Сложив крылья, имперские орнитоптеры пикировали в пропасть, похожие на стремительных хищных птиц. Пикируя, боевые машины сбрасывали бомбы, уничтожая стоящие на посадочной площадке транспортные корабли.

Неустрашимый Асуйо бросился к одному из орнитоптеров и быстро сел в кабину. Он завел двигатель, действуя так, словно рассчитывал получить еще одну медаль или очередное звание. Когда орнитоптер взмыл вверх, засветилась башня с турельными пушками. Асуйо не стал тратить время на бесплодную ругань по поводу предательства Туэка и коварства сардаукаров, он начал действовать. Но прежде чем старый воин успел сделать хотя бы один выстрел, луч лазера одного из орудий превратил его машину в облако смазки и падающего вниз горящего металла.

Военно-транспортные орнитоптеры приземлились, и из них высыпались похожие на осатаневших насекомых вооруженные до зубов огнестрельным оружием и ножами десантники.

С невероятной точностью сардаукары уничтожили двигатели транспортного корабля, блокировав атомное оружие на его борту. Опальный граф не сможет взлететь и не отомстит императору на Кайтэйне. Глядя на полчища сардаукаров, Доминик понимал, что ни он, ни его люди не смогут выбраться отсюда. Путь к отступлению отрезан.

Выкрикивая команды, Иодам выполнял свой последний долг. Люди отступали, стреляя из разнокалиберных стволов по наседающим сардаукарам. Ножами или просто голыми руками императорские солдаты убивали любого контрабандиста, который встречался им на пути. Для солдат это была просто очередная тренировка, даже доставлявшая им некоторое удовольствие.

Иодам и немногие оставшиеся в живых контрабандисты отступили в туннель, где они могли забаррикадироваться и начать хоть как-то защищаться. Странное дежа-вю посетило Верниуса. Он уже видел такую картину на Эказе. Только теперь луч лазерного ружья снес голову не брату Иодама, а ему самому.

У Доминика оставался только один шанс. Это, конечно, будет не та победа, одержать которую он рассчитывал, и Ром-бур и Кайлея никогда о ней не узнают, но, учитывая альтернативу просто бесславного поражения, Доминик принял другое отчаянное решение. Он и его люди неизбежно погибнут, но дорого продадут свою жизнь.

Сохраняя честь, он должен остаться со своими солдатами и погибнуть вместе с ними, хотя это будет просто ненужный жест. Люди Доминика понимали это, и он решил действовать наперекор всему. Сардаукары — представители императора, и это давало Верниусу возможность нанести смертельный, глубоко символический удар. За поруганный Икс, за детей, за себя.

Плотный огонь обрушился на стены ущелья, они обвалились, вздымая облака липкой грязи и мелких камней. Доминик отступил в пещеры базы. Некоторые из его людей последовали за ним, думая, что он ведет их в укрытие. Молчаливый и угрюмый, Доминик даже не пытался ободрить людей.

Сардаукары вломились в базу, сметая все на своем пути по переходам, срезая огнем каждого, кто попадался им на глаза. Им не было нужды брать пленных для допроса.

Доминик отошел во внутренний проход и бросился к арсеналу, который находился в конце оканчивающегося тупиком коридора. Напуганные люди, которых он вел за собой, только теперь поняли, что задумал их предводитель.

— Мы задержим их, сколько сможем, Дом, — пообещал один из солдат. Два человека заняли позиции у стен прохода, выставив вперед стволы маломощных ружей. — Мы дадим тебе время приготовиться.

Доминик на мгновение остановился.

— Благодарю вас. Я не должен был вести вас сюда.

— Вы никогда не были нашим должником, сэр. Мы с самого начала знали, чем рискуем, когда присоединились к вам.

Верниус вошел в открытую дверь арсенала в тот момент, когда за спиной раздался мощный взрыв. Стены рухнули, прорвав пластиковую облицовку, и отрезали Доминика и его людей от выхода, лишив последней, даже призрачной надежды на спасение. Но Доминик и не думал уходить отсюда.

Сардаукары взломают последнюю преграду через несколько минут и будут здесь. Они уже чуют кровь Доминика Верниуса и не остановятся, пока не схватят его.

Он позволил себе невеселую улыбку. Люди Шаддама не подозревают, какой сюрприз он им приготовил.

Прислонив ладонь к панели управления дверью, Доминик блокировал вход в арсенал. Последнее, что он увидел в коридоре, — это рухнувшие стены, под обломками которых погибли люди за импровизированной баррикадой. Толстые стены арсенала приглушали звуки грохота и гудение огня.

Защищенный непробиваемой дверью, Доминик занялся оставшимися в арсенале единицами ядерного оружия. Он выбрал одну осадную боеголовку, энергия которой могла сжигать и плавить любые камни. Энергетический выход боеголовки можно было регулировать: она могла разрушить целую планету, если сработает на полную мощность, или расплавить стены небольшого укрепления, если использовать только часть энергии заряда.

Когда Доминик открыл стальной кожух и принялся изучать систему управления зарядом, в дверь посыпались глухие удары. Сардаукары добрались до арсенала. Граф никогда не думал, что ему придется воспользоваться семейным ядерным оружием. Его всегда рассматривали только как средство устрашения ретивых противников, существование которого исключало возможность нападения самых безрассудных агрессоров. По условиям Великой Конвенции применение атомного оружия запрещалось под любым видом и предлогом, и использование атомной бомбы автоматически влекло за собой войну, которую объявляли преступнику объединенные силы Ландсраада, обязанные уничтожить Великий или Малый Дом, осмелившийся нарушить Конвенцию.

Его люди в коридоре были уже мертвы. Доминику было больше нечего и некого терять.

Он отрегулировал поступление ядерного топлива в реактор и поставил мощность на такое значение, чтобы поразить только местность, непосредственно примыкавшую к территории базы. Нет никакой нужды убивать ни в чем не повинных жителей Арракиса.

На такое преступление способны только такие негодяи, как Коррино.

Доминик чувствовал себя, как древний капитан, последним покидающий борт тонущего в пучине корабля. Сожалел он только об одном: о том, что ему не удалось сказать последнего прости Ромбуру и Кайлее, сказать им, как он любил их. Отныне им придется обходиться без него.

За пеленой слез, застилавших глаза, Доминик увидел Шандо, ее мерцающий призрак… или это только игра его больного воображения? Она шевелила губами, но Доминик не мог понять: то ли любимая жена укоряет его за безрассудство, то ли зовет его к себе.

Сардаукары не стали ломать дверь, а расплавили стену и обошли препятствие. Когда они, самодовольные и победоносные, ворвались в арсенал, Доминик не стал стрелять в них. Он просто скосил глаза на дисплей, отсчитывавший последние мгновения перед взрывом.

Сардаукары тоже увидели этот дисплей.

Все вокруг превратилось в добела раскаленную вспышку бушующей всепожирающей плазмы.

*** 

===

~ ~ ~
Если Бог пожелает твоей гибели, то Он так направит твои стопы, что ты сам придешь к месту твоей смерти.

Выдержка из Шариата

В течение двадцати лет своей тайной борьбы с завоевателями Икса К'тэр Пилру ни разу не осмелился маскироваться под мастера тлейлакса. Ни разу, вплоть до нынешнего дня.

Отчаявшись в своем смертельном одиночестве, он теперь не видел другого выхода. Мираль Алехем исчезла. Другие повстанцы погибли. К'тэр утратил все свои контакты с внешними союзниками, с контрабандистами и с готовыми на все за приличную взятку транспортными чиновниками. Молодые женщины продолжали бесследно исчезать, а тлейлаксы действовали с прежней безнаказанностью.

Он ненавидел их всех.

Холодно все рассчитав, К'тэр притаился в коридоре высокого уровня в одном из административных зданий и, дождавшись своего часа, убил одного одетого в накидку мастера, самого высокого из всех, кто попался ему на глаза. Обычно К'тэр не прибегал к убийству для достижения цели, но никогда не уклонялся от него, если не было иного выхода решить поставленную задачу.

Совесть его оставалась чиста; у тлейлаксов руки были по локоть в крови невинных иксианских жертв.

Похитив одежду и идентификационные документы убитого им похожего на гнома тлейлакса, К'тэр Пилру стал готовиться к раскрытию главного секрета чужеземцев. Он решил проникнуть в исследовательский павильон Бене Тлейлакса. Почему Икс оказался столь важным для императора, что на помощь завоевателям он послал своих отборных сардаукаров? Куда забирали всех похищенных женщин? Здесь было нечто большее, чем политика, чем мелкая месть покойного императора графу Верниусу.

Ответ можно отыскать только внутри тщательно охраняемых лабораторий исследовательского павильона.

Мираль уже давно начала подозревать, что тлейлаксы проводят на Иксе какой-то широкомасштабный биологический эксперимент, пользуясь при этом безграничной поддержкой императора, возможно даже, что этот эксперимент противоречил установлениям Великого Джихада. Зачем еще было рисковать Дому Коррино в течение такого долгого срока? Зачем еще могли Коррино вкладывать огромные средства при резком снижении доходности иксианской экономики?

Полный решимости узнать ответ на эти вопросы, К'тэр переоделся в одежду убитого им мастера, расправил складки накидки и опоясался широким темно-синим поясом, чтобы скрыть большое пятно засохшей крови. После этого К'тэр избавился от тела, сбросив его в одну из шахт, куда бросали отходы, сгоравшие в раскаленном ядре планеты. Только там и место этому мусору.

Вернувшись в свою потайную кладовку, К'тэр намазал лицо и руки специальными веществами, которые сделали белой как полотно его и без того достаточно бледную кожу, нанес на лицо крем, сморщивший кожу. Теперь сын иксианского аристократа стал похож на бледнолицего сморщенного тлейлакса. На ноги К'тэр надел тапочки на тонкой подошве и, чтобы казаться еще ниже, немного ссутулился. Он и без того не отличался богатырским ростом, и еще ему могло помочь то, что тлейлаксы, как правило, обращали мало внимания на наружность людей. В этом отношении следовало гораздо больше опасаться сардаукаров охраны.

Он еще раз перечитал записи в документах, выучил наизусть коды, пароли и команды проезда, которые он и так неплохо знал, пользуясь ими столько лет. Документы были подлинными и могли помочь пройти любой, даже самый придирчивый контроль. Даже там, куда он направлялся, Напустив на себя надменный вид, дополнивший маскировку, он вышел из своего убежища в обширный подземный грот. Выйдя из толпы, он сел в стоявший у обочины тротуара транспорт. Сунув в щель сканирующего порта похищенную у мертвеца идентификационную карточку, К'тэр нажал кнопку секретного павильона, куда и помчалась прозрачная, похожая на стеклянный пузырь транспортная капсула.

Капсула закрылась и отделилась от общей транспортной системы. Судно вертикально взмыло в воздух и понеслось по воздуху над перекрестками пешеходных дорог и улиц подземного города, минуя скрещивавшиеся в различных направлениях лучи следящих камер. Ни одно из этих устройств не повернуло в сторону одиноко летевшей капсулы свое недреманное око. Право К'тэра лететь в лабораторный корпус было подтверждено автоматическими системами капсулы. Ни один аларм не сработал. На К'тэра никто не обращал ни малейшего внимания.

Внизу копошились толпы рабочих, потеющих в тяжких трудах под надзором ставших еще более многочисленными сардаукаров. Никто из охранников не удосужился поднять голову и посмотреть на судно, одиноко перемещавшееся под куполом искусственного неба.

Неторопливо шагая, К'тэр прошел несколько охраняемых ворот и поясов магнитной защиты и оказался наконец в святая святых, в муравейнике самого исследовательского павильона. Окна были замурованы, коридоры освещались приглушенным оранжевым светом. Спертый воздух был теплым и влажным, в нем чувствовался едва различимый трупный запах; пахло, кроме того, гниющей плотью и человеческими экскрементами.

Завернувшись в просторную хламиду, К'тэр шел по коридору, изо всех сил стараясь скрыть тот факт, что не имеет ни малейшего представления, куда надо идти. Он не знал, в каком именно месте найдет ответы на интересующие его вопросы, но не смел проявлять нерешительность и неуверенность. Он ни в коем случае не желал привлекать к себе внимания.

Одетые в такие же, как у него, накидки тлейлаксы проходили мимо, занятые своими делами. Тлейлаксы носили на головах капюшоны накидок, и К'тэр, облегченно вздохнув, последовал их примеру, это еще больше усилило маскировку. Он извлек из кармана накидки кусок ридулианской бумаги, покрытой незнакомыми письменами, и притворился, что внимательно изучает текст.

Он наугад сворачивал в боковые коридоры, меняя направление своего движения, когда слышал, что к нему кто-то приближается. Мимо него прошла группа гномов-тлейлаксов, оживленно беседовавших на своем языке и жестикулировавших своими крошечными ручками с длинными паучьими пальцами. Никто из них не обратил на К'тэра ни малейшего внимания.

По пути он замечал места расположения биологических лабораторий, исследовательских помещений с хромированными столами и хирургическими сканерами. Двери лабораторий были открыты, но, по-видимому, защищены невидимыми полями, которые К'тэр не осмелился испытать на прочность. Однако ответа на поставленные вопросы он пока не получил. Тяжело дыша и потея от напряжения, он пошел по главному коридору, который вел к основной лаборатории — сердцу исследовательского павильона.

Наконец К'тэр добрался до самого высокого уровня, до наблюдательной галереи с застекленными прозрачным плазом окнами. Коридор был пуст. В воздухе стоял металлический запах, смешанный с запахом химикатов и дезинфицирующих веществ. Все вокруг было вычищено, вымыто и доведено до состояния полной стерильности.

Кроме того, в этом помещении К'тэр с трудом различил едва заметный аромат корицы.

С галереи К'тэр принялся рассматривать огромный центральный зал лабораторного комплекса. Помещение было таким огромным, что под его крышей свободно мог бы разместиться ангар для космических кораблей. По всему полу в несколько ярусов были расставлены столы и похожие на гробы контейнеры. Громадное скопление «образцов». Охваченный ужасом, К'тэр во все глаза смотрел на трубки и пипетки, присоединенные к телам. Все тела были женскими.

Даже зная, насколько злы и отвратительны тлейлаксы, К'тэр не мог представить себе, что они способны создать такую кошмарную реальность. Он испытал такое потрясение, что слезы, которые текли из его глаз, превратились в едкую кислоту. К'тэр то открывал, то закрывал рот, не в силах справиться с шоком. К горлу подступала тошнота. Еще немного, и его просто вырвет.

В этом гигантском комплексе он наконец увидел, что тлейлаксианские преступники делали с иксианскими женщинами. В одном из тел он едва сумел узнать Мираль Алехем!

Шатаясь от отвращения, он оторвался от страшного зрелища. Надо уходить, бежать. Один вид того, что он открыл здесь, мог сокрушить его. Это было невозможно, невозможно, невозможно! Казалось, сейчас внутренности взбунтуются и желудок вывернется наизнанку, но К'тэр не смел показать даже намека на слабость. Неожиданно из-за угла появились два тлейлаксианских мастера и охранник и направились к нему. Один из тлейлаксов произнес что-то на своем непонятном гортанном наречии. Не ответив, К'тэр неторопливо пошел прочь.

Встревоженный охранник громко окликнул его. К'тэр стремительно свернул в боковой проход. Он услышал оклик, и необходимость выжить выжгла смертельно опасную слабость. Зайдя так далеко в святая святых тлейлаксианских лабораторий, он не имел права погибнуть. Теперь К'тэр был единственным чужестранцем, который знал секрет Бене Тлейлакса.

Правда оказалась ужаснее самых мрачных предчувствий.

Оглушенный и потрясенный увиденным К'тэр стремился попасть на нижний уровень здания, откуда было рукой подать до входного контрольного пункта. Позади него было слышно, как охранники устремились на наблюдательную галерею, которую К'тэр только что покинул. Правда, общую тревогу еще не подняли. Вероятно, тлейлаксы не желали нарушать ритм работы… или просто не могли поверить в то, что один из глупых иксианских скотов сумел перехитрить их изощренную систему безопасности и проникнуть в лабораторный корпус.

То крыло исследовательского павильона, которое он разрушил в свое время бомбой, было полностью восстановлено, но транспортер, доставлявший материалы, направлялся теперь к другому порталу. К'тэр бросился туда, надеясь, что у транспортера не столь мощная система охраны.

Вызвав транспортную капсулу, К'тэр торопливо влез внутрь, опустил в щель сканера идентификационную карточку убитого им тлейлакса, попутно отругав охранника, который попытался о чем-то его спросить. После этого К'тэр направил капсулу к производственному цеху, где можно было сбросить маскировку и смешаться с толпой рабочих.

Прошло несколько секунд, и К'тэр услышал рев сирены общей тревоги. Но враги опоздали. К'тэр уже выбрался за пределы лабораторного комплекса, избежав цепких лап тлейлаксианской тайной полиции. Теперь только он один из всех граждан Икса знал, чем в действительности занимаются завоеватели и зачем они вообще явились на планету.

Это знание не принесло спокойствия. К'тэр чувствовал, что теперь его отчаяние стало еще глубже. Ему стало хуже, чем было в самом начале борьбы.

*** 

===

~ ~ ~
Хитрость и быстрота мышления всякий день наносят поражение неукоснительной и твердолобой приверженности правилам. Нам ли бояться шансов, которые сами плывут в наши руки?

Виконт Хундро Моритани. Ответ на вызов в суд Ландсраада

Чернобородый гигант окинул сумасшедшим взглядом пленников, выстроенных на верхней палубе темного судна без опознавательных знаков.

— Посмотрите на этих так называемых Оружейных Мастеров! — великан захохотал, обдав пленников своим зловонным дыханием. — Слабаки и трусы, избалованные своими правилами. Что вы смогли сделать против пары парализующих дубинок и дюжины необученных солдат?

Дункан и Хий Рессер вместе с еще четырьмя курсантами стояли на палубе, страдая от ран, кровоподтеков и раскалывающего голову похмелья. Им развязали руки и ноги, выгнали на палубу, но для вящей безопасности выставили против опасных противников полвзвода вооруженных до зубов солдат, обмундированных в желтую форму Дома Моритани. Небо над головой было затянуто черными зловещими тучами, отчего казалось, что сумерки наступили на час раньше положенного времени.

Широкая и чистая, как пол тренировочного зала, палуба пиратского судна была скользкой от моросящего дождя и волн, которые то и дело захлестывали ее, перекатываясь через борт. Бывшие курсанты школы без труда сохраняли равновесие, относясь к происходящему, как к очередной тренировке, но грумманцам приходилось туго. Почти все они держались за канатные леера, многие страдали от морской болезни. Дункан, проведший двенадцать лет на Каладане, чувствовал себя на судне вполне комфортно. Оснастка была крепко привязана к такелажу на случай шторма. Дункан не видел ни одного свободно лежащего предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия.

Зловещее судно шло вперед, лавируя в проливах между островами архипелага. Дункан недоумевал, как даже такие сорвиголовы, как грумманцы, могли осмелиться на это безумие. Но Дом Моритани давно нарушил законы, напав, вопреки всем правилам межгосударственной этики, на Эказ. Нет сомнения, что исключение из Школы Гиназа курсантов с Груммана очень сильно рассердило правителей Дома Моритани. Ясно, что Хия Рессера, который один из всех грумманцев остался продолжать обучение в Школе, ждала намного более печальная участь, чем остальных курсантов, попавших в плен. Глядя на покрытое порезами и ссадинами опухшее лицо друга, Дункан видел, что Рессер и сам хорошо это понимает.

Стоявший перед курсантами гигант зарос до самых глаз заплетенной в косички черной бородой; длинные темные волосы спадали на широкие плечи. Серьги были украшены каплевидными рубинами. В бороду были вплетены длинные нефритовые палочки, на концах которых ярко горели янтарные шарики. Было такое впечатление, что лицо великана окутано клубом дыма. За пояс этого человека были заткнуты два начищенных до блеска пистолета. Звали гиганта Грие.

— И чего вы добились своими жалкими тренировками? Вы напились, размякли и сразу перестали быть суперменами. Я рад, что мой сын вовремя прекратил обучение, перестав бесполезно тратить время.

Из каюты вышел жилистый молодой человек в желтом кителе. Несколько упав духом, Дункан узнал в этом парне Трина Кроноса, который остановился рядом с чернобородым великаном.

— Мы вернулись, чтобы помочь вам как следует отпраздновать окончание Школы и показать, что не всем нужно восемь лет, чтобы научиться драться.

Тряхнув своей дымчатой бородой, Грие сказал:

— Итак, мы сейчас посмотрим, что вы умеете делать. Моим людям нужна небольшая практика.

Двигаясь со звериной грацией, одетые в форму Моритани мужчины и женщины обступили бывших курсантов Школы Гиназа. Грумманцы были вооружены мечами, шпагами, ножами, копьями, луками, арбалетами и даже пистолетами. Некоторые были одеты в боевые наряды тех или иных школ боевых искусств, на других красовались наряды мушкетеров Старой Земли или пиратские лохмотья. Грумманцы издевались над пленниками, в шутовской манере подражая обычаям Школы Гиназа. Продолжая шутить, они бросили своим пленникам два деревянных меча. Один меч поймал Рессер, а второй — Клэн, музыкально одаренный курсант с планеты Чусук. Игрушки казались особенно нелепыми в сравнении с огнестрельным оружием, стрелочными пистолетами и арбалетами.

По сигналу заросшего волосами Грие Трин Кронос выступил вперед и окинул побитых курсантов презрительным взглядом. Постояв некоторое время перед Рессером, а потом перед Айдахо, он перешел к следующему курсанту, Иссу Опру, темнокожему парню с Аль-Данаба.

— Этот будет первым. Для разминки.

Грие одобрительно фыркнул. Кронос выволок Опру из строя на середину палубы. Другие бойцы напряглись в ожидании.

— Дайте мне меч, — приказал Кронос, не потрудившись даже оглянуться. Он пристально смотрел в глаза Опру. Дункан заметил, что тот принял безупречную боевую стойку, готовый отразить нападение. Тем не менее грумманцы были на сто процентов уверены в своем превосходстве.

Взяв в руки длинный клинок, Трин Кронос решил подразнить Опру, умело взмахнув мечом и срезав волосы с макушки альданабца.

— И что ты можешь со мной сделать, оружейный мальчик? У меня есть оружие, а у тебя нет.

Опру не дрогнул и не потерял присутствия духа.

— Я сам оружие.

Кронос продолжал дразнить и притворно нападать, стараясь напугать Исса. Внезапно тот сделал неуловимое движение, нырнул под клинок и выбил оружие из руки Кроноса. Опру схватил шпагу за эфес, прежде чем она успела коснуться палубы, откатился в сторону и мгновенно вскочил на ноги.

— Браво, — воскликнул гигант, снова тряхнув дымящейся бородой, в то время как Кронос взвыл и отскочил в сторону, схватившись за ушибленную кисть. — Сынок, тебе надо еще многому поучиться. — Грие оттолкнул сына в сторону. — Отойди подальше, а то как бы тебя снова не стукнули по ручке.

Опру крепко схватил доставшееся ему с боем оружие, согнул колени и закружил по палубе, готовый сражаться. Дункан напрягся; Рессер ждал, чем закончится начавшийся поединок. Остальные курсанты подтянулись, приготовившись напасть на противников.

Опру продолжал свой опасный танец, готовый поразить шпагой любого соперника, хотя главным противником, несомненно, был Грие.

— Разве это не мило? — Грие отошел подальше, чтобы лучше видеть сцену. Едкий дым курился вокруг вплетенных в бороду угольков. — Посмотрите на эту стойку, она как будто срисована с картинки из учебника. Вам, двоечникам, следовало остаться в Школе, и тогда вы сейчас выглядели бы не хуже.

Здоровой рукой Трин Кронос выдернул пистолет из-за пояса отца.

— Зачем предпочитать форму сути? — Он поднял пистолет. — Я предпочитаю побеждать.

Раздался выстрел.

Спустя долю секунды потрясение курсантов сменилось гневом. Они поняли, что сейчас их расстреляют по одному, как скотину на бойне. Без колебаний, стремительно — тело Опру не успело даже коснуться настила палубы — Оружейные Мастера бросились в яростную атаку. Двое наглых грумманцев упали со сломанными шеями, не успев даже понять, что их атакуют.

Рессер сместился вправо, и снаряд ударил в палубу и рикошетом отлетел во вспученное волнами море. Дункан откатился в противоположную сторону как раз в тот момент, когда солдаты Моритани открыли беспорядочную пальбу.

Толпа грумманских драчунов сбилась за спиной гиганта Грие, потом окружила кольцом оставшихся в живых курсантов. Мерзавцы по одному выбегали из общей своры и нападали на курсантов, отбегая под градом ударов обороняющихся.

Великан только посвистывал, притворно нахваливая курсантов.

— Какой стиль, нет, вы посмотрите, какой стиль! Клэн, курсант с Чусука, бросился вперед с кличем, от которого у грумманцев застыла кровь в жилах, на ближайшего из двух грумманцев, вооруженных взведенными арбалетами. Деревянным мечом он отразил две стрелы и нанес боковой удар, выбив глаза противнику, который оказался недостаточно проворным, чтобы уклониться от деревянного меча. Ослепленный грумманец с воем повалился на скользкую палубу. Еще один курсант, Хидди Аран с Балута, прикрываясь Клэном, как живым щитом, повторил упражнение, которое они проходили в Школе год назад. Клэн понял, что должен пожертвовать жизнью.

Оба арбалетчика начали стрелять, безостановочно выпуская свои смертоносные стрелы. Семь из них поразили Клэна в плечи, грудь, живот и шею. Но момент движения был так велик, что тело его продолжало лететь вперед, и Аран, подхватив его, ударил мертвым товарищем ближайшего арбалетчика. Ломая ему кости, Аран вырвал оружие из его рук. Оставшейся стрелой он поразил второго арбалетчика, пронзив его горло.

Бросив разряженный арбалет, Хидди обезоружил второго умирающего противника, но повернувшись, чтобы поразить новую цель, увидел в последний момент своей жизни, как ему в лицо полыхнул огонь пистолета великана Грие. Разрывная пуля пробила лоб мужественного курсанта.

Началась беспорядочная стрельба, и Грие, перекрывая ее своим зычным голосом, заорал:

— Не перестреляйте друг друга, идиоты!

Команда запоздала. Один из грумманцев затих на палубе с пулей в груди.

Прежде чем мертвое тело Хидди Арана успело коснуться палубы, Дункан метнулся к убитому курсанту с Чусука, вырвал из его тела стрелу и бросился к ближайшему грумманцу. Противник попытался поразить Айдахо шпагой, но Дункан обманным движением проскользнул под клинком и ударил врага стрелой под подбородок, проткнув твердое небо. Чувствуя, что попал в цель, он обхватил умирающего противника поперек груди, развернул его и подставил содрогающееся в агонии тело под три разом прогремевших выстрела.

Размахивая деревянным мечом, Хий Рессер издал устрашающий вопль и с такой силой ударил по голове ближайшего грумманца, что у того раскололся череп. Впрочем, меч тоже треснул. Развернувшись, Рессер схватил острую щепку, отколовшуюся от игрушечного меча, и воткнул ее в глаз еще одному нападающему, пробив тонкую кость глазницы и поразив противника в мозг.

Еще один оставшийся в живых курсант, Уод Седир, племянник короля Ниуша, ударом ноги едва не выбил пистолет из руки какого-то грумманца. Противник выстрелил, но промахнулся. Уод ударил его пяткой под подбородок, переломив шею, потом схватил его пистолет, направил на стоявшего рядом грумманца и спустил курок, но вместо выстрела раздался тихий щелчок. В пистолете не было больше ни одного заряда. Спустя долю секунды Седира сразила стрелка из стрелочного пистолета.

— Это должно показать вам, — назидательно произнес Грие, — что стрелок, в конечном счете, всегда побеждает фехтовальщика.

Вся схватка продолжалась не больше тридцати секунд. Дункан и Хий Рессер, единственные оставшиеся в живых курсанты, стояли бок о бок, прижатые к борту судна.

Убийцы Моритани начали подступать к своим жертвам, бряцая оружием. Они колебались, поглядывая на своего предводителя и ожидая команды.

— Ты хорошо умеешь плавать, Рессер? — спросил Дункан, оглянувшись на вздымавшиеся за бортом волны.

— Лучше, чем тонуть, — ответил рыжеволосый.

Он посмотрел на противников, поднимающих пистолеты, раздумывая, не стоит ли рвануться вперед и увлечь с собой хотя бы одного из врагов, но потом отмел эту мысль как неосуществимую.

Грумманцы прицелились, держась на безопасном расстоянии. Неожиданным ударом Дункан свалил Рессера в море и сам бросился вслед за ним в пучину. Оба упали в бушующие волны, не видя земли, и в это время на фальшборт обрушились пули и стрелы грумманцев. Снаряды падали в море, шипя, как рассерженные осы, но молодые люди были уже невидимы для врагов, уйдя глубоко под воду.

Вооруженные грумманцы бросились к сломанному фальшборту и уставились на волны бушующего моря. Одна мысль о том, что для преследования придется нырять, повергла их в ужас.

— Двоих мы упустили, — сказал Трин Кронос, скорчив недовольную гримасу и поглаживая вывихнутое запястье.

— Так точно, — согласился его громадный бородатый отец. — Нам придется выбросить за борт тела остальных, когда найдутся эти.

  Читать  дальше  ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22669/fulltext.htm  

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ. А.С.Пушкин

***   

СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ, О СЫНЕ ЕГО СЛАВНОМ
 И МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ КНЯЗЕ ГВИДОНЕ 
САЛТАНОВИЧЕ И О ПРЕКРАСНОЙ ЦАРЕВНЕ ЛЕБЕДИ


Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.
"Кабы я была царица, -
Говорит одна девица, -
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир".
"Кабы я была царица, -
Говорит ее сестрица, -
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна".
"Кабы я была царица, -

... Читать дальше »

Прикрепления: Картинка 1

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН. А.С. Пушкин

 

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 150 | Добавил: iwanserencky | Теги: Брайан Герберт, люди, будущее, фантастика, Хроники, Хроники Дюны, книги, миры иные, Кевин Андерсон, писатели, из интернета, текст, чужая планета, слово, проза, Дом Харконненов, литература, Будущее Человечества, книга, ПОСЛЕСЛОВИЕ, Вселенная, ГЛОССАРИЙ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: