Главная » 2023 » Февраль » 6 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018
21:04
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018

Иллюстрация к произведению Н.Дашкиева Гибель Урании.jpg   

***

===

Минуты сочтены

Над Дайлерстоуном, над всей Монией плывет тихая-тихая, влажная и теплая ночь.
Весна уже отгуляла свою шумную, пышную свадьбу. Осыпались нежные лепестки цветов, погасли неяркие огоньки светлячков. Деревья стоят торжественные и томные. Они будто прислушиваются к тому, как шумят в их сосудах животворные соки, вливая мощь в крошечные бутоны.
Плывет над Монией тихая, теплая ночь, смотрит бесчисленными глазами-звездами на леса и поля, лачуги и дворцы, на поселки и города.
Заглядывает в темные окна домов: а что там? А кто там?
Люди. Просто люди. Они разные по виду, спят в разных позах. Но если не обращать внимания на роскошь или нищету одежды, разве определишь, кто миллионер, а кто нищий?
Вон из дома, что сияет большими яркими окнами, раздался детский плач. Там, в клинической палате, родилась новая жизнь.
Я не знаю тебя, женщина, что сейчас родила первенца-сына. Мы никогда не встретимся с тобой, гражданка далекой страны. Но я уважаю тебя, неизвестная, ибо ты стала матерью. И я кричу тебе через моря и континенты: если ты хочешь, чтобы твое дитя жило и росло, не желай смерти другим детям. Борись за мир, против войны!
Но поздно уже обращаться к тебе, женщина. Ты не догадываешься, что первый день жизни твоего сына станет для него и последним; что вот-вот вспыхнет пламя, способное испепелить весь мир.
Если бы ты знала об этом, ты вскочила бы с кровати, выбежала бы на улицу, заступила дорогу танкам, что идут на исходные позиции. Ведь ты — мать, и для тебя жизнь ребенка — самое дорогое сокровище!
Но если бы вы, матери Монии, знали наперед, что произойдет утром Девятого дня Второго месяца Шестнадцатого года Атомной эры, вы забыли бы про материнскую любовь, и еще в колыбели задушили бы тех своих сыновей, кто сейчас холодно и здраво налаживают стартовые аппараты баллистических ракет, прицепляют к бомбардировщикам бактериологические бомбы, в последний раз проверяют пушки и радиолокаторы. Они, ваши сыновья, чувствуют себя в безопасности. Возможно, что не все они погибнут. Но зато на ВАШИ седые головы, на головы ВАШИХ внуков будут падать огонь и камни, и тщетно будете вы молить о спасении…
Вы не хотели об этом думать, матери Монии. Вам казалось, что ваши сыновья — самые умные, самые лучшие, а все остальные — хуже них. Вы о войне знали только из книг и кино. А теперь война нависла над вами. Вам осталась одна-единственная ночь!
Тревожной была последняя мирная ночь планеты.
Еще вечером подпольные радиостанции передали условный знак Единого центра повстанцев Монии — сигнал немедленного сбора боевых дружин.
Не каждый из дружинников знал истинный смысл этого сигнала, но все догадывались: наступает решающий момент, от которого, возможно, зависит судьба целого мира.
Каждый из дружинников достал четко обозначенное задание. Порой это были, казалось бы, совсем незначительные поручения: выключить электрический ток там-то, перерезать кабель радиорелейной линии номер такой-то, захватить пожарную машину с лестницей и переправить туда-то. Но именно эти детали и определяли успех или неуспех общего плана восстания, разработанного Единым центром.
Собственно, то, что готовилось ночью с восьмого на девятое, нельзя было назвать восстанием. Речь шла совсем не о свержении капитализма, о революции. Нужно было только предотвратить войну, не допустить, чтобы со стартовых площадок взлетели смертоносные атомные и водородные бомбы.
Если бы дружинникам пришлось иметь дело с людьми, то это необычное восстание можно было бы осуществить гораздо легче. Но люди свое дело сделали и ушли. А теперь придется бороться против машин, которых невозможно уговорить, которые не боятся угроз. С холодным равнодушием они выполнят любой приказ и покорно погибнут, если этого потребует заложенная в них программа. Чтобы победить машину, ее нужно или лишить источника энергии, или испортить руководящие устройства. А добраться до этих машин очень трудно. Запертые в стальных бункерах, вооруженные автоматами защиты, они не подпустят никого.
Так, каждая из трех тысяч трехсот стартовых установок практически неприступна. Но каждую из них проектировали, изготавливали и монтировали люди. А человек может сделать с машиной что угодно. И кое-что уже было сделано: это восстание должно стать не началом, а завершением тяжелой, долгой борьбы за мир.
Профессор Эйр Литтл, «консультант по высшей технике», как он в шутку называл сам себя, сидит над большой картой Монии и старательно вырисовывает какие-то значки.
Сквозь приоткрытые двери соседней комнаты доносится шум пьяной компании. Это магнитофон имитирует пир. Рядом с профессором горячо спорят двое пожилых мужчин. Все это должно было бы раздражать Литтла, но он даже не обращает внимания на шум.
— Гм… Не в порядке… Что же делать?
Нет, речь идет не о предстоящем циклоне. Эти значки на карте будут пострашнее метеорологических. Некоторые из них обведены красным и перечеркнуты. Это означает, что контроль над стартовой установкой находится в руках Единого центра, и баллистические ракеты оттуда не вылетят. Над частью отметок поставлены знаки вопроса: никто не знает, как повернется дело, когда прозвучит последний, решительный сигнал.
Их много, этих радостных, окрашенных красным отметок. Но втрое больше мрачных, черных. И сердце у профессора Литтла тревожно сжимается, в душу заползает тоска.
— Что же делать? — шепчет он почти отчаянно.
Кто-кто, а он хорошо знает, что случится с планетой, когда взорвется даже половина этих ядерных бомб. Они уничтожат все на тысячи миль вокруг и отравят атмосферу Пирейи радиоактивным пеплом. Стартовые установки Кейз-Ола разрушать нельзя. Их надо только обезвредить.
— Профессор Мэтти! — кричит Литтл в другую комнату. — Пожалуйста, взгляните!
Седовласый мужчина в элегантном костюме будто и не слышит. С выражением недосягаемого превосходства и презрения на лице он что-то неторопливо объясняет скромно одетому юноше.
— И не заставляйте себя долго упрашивать, вы не девушка, Мэтти! — теряет терпение Литтл. — На дуэль вызовете меня позже.
На лощеном лице седовласого появляется что-то похожее на снисхождение: ну, чего еще можно ждать от человека, который продался коммунистам?! Он, профессор Мэтти, — антикоммунист, и не скрывает этого. Литтл навсегда вычеркнут из числа его друзей. Но как временный сообщник… Что же, ладно!
А уже через минуту профессор Мэтти забывает о своем «антикоммунизме», которого держится только из упрямства, и профессор Литтл тоже не испытывает неприязни к своему оппоненту. Они склоняются над картой.
— Ну, дружище, что же делать?
— Плохо, Эйр. А впрочем, погоди. Ты говоришь: радиорелейная линия номер семнадцать в наших руках?
Профессор Литтл даже не замечает этого случайно произнесенного «в наших», которое обрадовало бы его в другое время. Он сосредоточенно размышляет:
— Гм, ты прав. Действительно, эта линия замыкает кольцо. И если ее обрубить…
Карандаш неспешно вырисовывает красные треугольнички возле изображений двух башен радиорелейных линий, затем обводит и перечеркивает три крошечные сигареты, знаки размещения ракет, вокруг голубоватой змейки небольшой речки. Следовательно, можно обезвредить еще три стартовых установки. Таким образом, в свой последний полет не поднимутся уже сто восемьдесят баллистических ракет.
Это только последние поправки к плану контрнаступления Единого центра.
Быстро-быстро пропел телеграфный ключ. Тот, кому адресован сигнал, примет старательно зашифрованный приказ. И сразу же, какая-то неведомая не только консерватору Мэтти, но и коммунисту Литтлу боевая группа отправится в район радиорелейных башен номер семнадцать, чтобы захватить их, когда поступит сигнал.
Но когда он поступит, тот сигнал? Может, Кейз-Ол решил перехитрить всех, и изменил день и час осуществления своего агрессивного плана? Может, нашелся какой-то провокатор, и именно сейчас готовятся засады против повстанческих групп? Что же, следует учитывать и такую неожиданность.
Молчат, притаились боевые группы на исходных позициях. Но в таком же ожидании застыла и гигантская многоступенчатая военная машина Монии.
С первого числа Второго месяца монийская армия находится в состоянии боевой готовности. Нижним чинам объявлено: вскоре начнутся маневры. Офицеров предупредили: по агентурным данным, коммунисты, выведя на орбиту искусственный спутник, собираются на днях начать войну. И только высший генералитет знает: вот-вот будет получен приказ мистера Кейз-Ола о начале операции «Молния».
Спят в казармах полуодетые солдаты. Дремлют в штабах дежурные офицеры. Мрачными воронами наклоняются над военными картами генералы.
Сигнала еще нет. Только мистер Кейз-Ол знает, когда его подать.
За Бурным океаном лежит другая страна — Союз Коммунистических Государств. Там каждая мать учила своего сына с пеленок быть человеколюбивым и честным, трудолюбивым и храбрым. Сыновья вырастали, крепли, мечтали о подвигах, о славе, но находили их в борьбе с природой, в яркой плодотворной работе. Они не хотели войны, но знали, что одного пацифизма — мало. Силе врага надо противопоставить силу. И эту сила была создана.
«Звезда Надежды» поднялась над планетой очень вовремя. Уже самим своим появлением в небе над Монией она заставила задуматься не одного из чересчур храбрых монийцев. А в ночь с восьмого на девятое число Второго месяца с озера Мира стартовала и вскоре вышла на орбиту «Звезда Победы» — второй искусственный спутник Союза Коммунистических Государств. Третий, «Звезда Коммунизма», должен был подняться над миром через сутки.
Еще бы год — пусть даже полгода, — и все три искусственных спутника СКГ были бы оборудованы новым сверхсекретным оружием, которое смогло бы отразить атаку атомных баллистических ракет. Но в том-то и дело, что войну им навязывает Кейз-Ол. Возможно, его агентам удалось даже пронюхать о новом оружии.
Война еще не вспыхнула, но уже давно идет жестокая тайная борьба. Несколько дней назад, по неизвестным причинам, произошел колоссальный взрыв в Ядерном институте СКГ. Вчера диверсанты взорвали стартовую установку баллистических ракет из антивещества. Пойманные на горячем, преступники заявили, что посланы сюда из Монии Братством Сынов Двух Солнц. А сегодня еще один, член Лиги Святого Духа, пытался пристроить мину замедленного действия к гравитонному резонатору «Звезды Победы». Если бы ему удалось это сделать, искусственный спутник упал бы на планету, как глиняная тарелка.
Два мира стоят друг против друга в напряженном ожидании. Счет уже идет на минуты. Каждая минута весит много: может, именно от нее зависит, вспыхнет третья и последняя всепирейская война, или ее удастся потушить.
А если вырвутся из стартовых установок ракеты Кейз-Ола, тогда счет пойдет на секунды!
Бодрствуйте же, бойцы коммунистической гвардии у баллистических ракет-перехватчиков! Будьте готовы, летчики реактивных истребителей, операторы радиолокаторных станций, матросы атомных подводных лодок! Будьте бдительны, врачи и связисты, энергетики и металлурги, бодрствуйте, все люди страны коммунизма! Враг жестокий и хитрый, будьте бдительны!
Вспыхнул экран видеофона на стене большого просто меблированного кабинета Председателя Высшего Совета Труда и Обороны. На нем появилось взволнованное лицо пожилого мужчины.
— Товарищ академик, «студентка» сообщает: «Свадьба состоится в назначенное время».
— Ну, что же… — седовласый мужчина встал из-за стола, потер ладонью лоб. — Что же — дайте предварительный сигнал боевой тревоги.
Экран погас. Академик снова сел, вытащил из ящика альбом, развернул его.
С большого листа смотрит лукавая юная красавица. Через нижнюю половину фотографии пролегли написанные торопливым почерком строчки: «На вечную память чудесному учителю от его недостойной ученицы».
— На вечную память… — Академик вынул портрет из альбома, поставил на столе перед собой.
С фотокарточки на него смотрела «Царица красоты» мисс Мэй, «студентка», а короче — Майола.
Девушка улыбалась.

«Она — счастлива!»

В аппаратной Центрального узла связи «Городка науки» над планом Урании склонились Рой, Люстиг и еще несколько членов повстанческого комитета. Они негромко обсуждают последние детали запланированной операции.
А в противоположном углу, попыхивая сигаретой, стоит профессор Кольридж. Один за другим он смотрит на контрольные экраны на пульте управления: приближается решающий момент, так что нужно бдеть и бдеть.
На центральном экране — роскошный Зал Розовых Мечтаний во дворце Кейз-Ола. В нем все блестит и сияет: в двадцать пять часов там должна состояться свадьба. Уже начинают сходиться «мудрейшие» со своими женами. Они одеты в богатые и изысканные наряды, но вид имеют обеспокоенный и кислый.
На соседнем экранчике епископ Соттау надевает золотые ризы. Ему что-то не нравится: видно, как он кричит на слугу, но голоса не слышно, потому что микрофоны отключены.
А вот король химии Хейл-Уф нервно расхаживает из угла в угол своего кабинета, поглядывая на часы. Он не собирается на свадьбу, и не трудно догадаться почему: экранчик крайнего слева аппарата показывает двух прислужников Хейл-Уфа в засаде вблизи дворца Кейз-Ола. Один держит наготове пистолет, а второй — противотанковую гранату. Оба настороженно поглядывают в ту сторону, откуда должен появиться на своей «сколопендре» триллионер. И смех, и грех: корабль вот-вот пойдет на дно, а крысы в его трюме грызутся за лакомый кусок!
Пятый, шестой, седьмой экран… Ежеминутно изображения меняются — это включаются другие группы подглядывания. Ничто не скроется от зорких объективов телепередатчиков; даже выключенные, они докладывают обо всем, что творится перед ними. Только запасные ворота Урании на поверхности острова Праздника — остались вне контроля повстанцев: не удалось установить тайные линии. А видеть, что там происходит, сейчас очень нужно. С полчаса назад Кейз-Ол выехал на «сколопендре» на остров, и исчез из поля зрения. Какова цель этого загадочного путешествия? Что он задумал? Подышать свежим воздухом? Нет, триллионер не из сентиментальных. А ведь до начала операции «Молния» осталось уже совсем мало времени.
Кольридж настойчиво щелкает переключателями видеофонных линий Спирального туннеля — никак нельзя пропустить Кейз-Ола незамеченным. Но в туннеле очень мало видеопередатчиков. И понятно почему: в тот туннель, кроме триллионера, доступ всем запрещен.
Однако, что это: на экране появилась какая-то точка. Да, это «сколопендра». Но…
— Рой, посмотрите, прошу. Вы видите: на машине Кейз-Ола нет. Может, с ним что-то случилось?
— Гм… Так… так… — он подошел к экранчику, поточнее сфокусировал изображение. — Нет, этот мерзавец слишком осторожен. Хочет отколоть какую-нибудь штуку? Ну, сейчас увидим.
Слуги Хейл-Уфа напрасно ждали в своей засаде: «сколопендра» не выползла на улицу Урании, а двигалась дальше Спиральным тоннелем, сразу во дворец Кейз-Ола, к его апартаментам.
— Ага, понимаю! — Рой подождал еще несколько минут, потом щелкнул переключателем.
На главном экране вспыхнуло изображение Мэй в ее спальне. Девушка стояла в позе человека, который забыл что-то чрезвычайно важное, и никак не может вспомнить. Вдруг она вздрогнула, как будто кто-то позвал ее. В глазах промелькнула беспомощность, даже ужас.
Видимо, Мэй знала, где расположен объектив скрытого телепередатчика. Она подбежала ближе, потянулась что-то сказать.
Рой включил на миг ее экран. Девушка радостно улыбнулась, послала в экран пожатие рук.
— Удачи тебе, — прошептал Рой, и сразу же изображение Мэй расплылось, погасло. А несколькими минутами позже «сколопендра» помчалась обратно, к выходу из Урании. В ее кабинке сидели Мэй и Тесси Торн.
И вновь неизвестность. Рой, молча, пристально посматривает на стрелки часов, но условного сигнала от Мэй все нет и нет.
Вот и истекли все сроки. Инженер поднялся, постоял неподвижно, потом обвел взглядом боевых друзей:
— Ну, начнем, товарищи!
Раздаются сухие, четкие приказы. Выходят из зала командиры групп, направляющихся к «сколопендрам», где уже ждут дружинники. Их немного, но на помощь им встанут машины. Именно те кибернетические машины, которые с тупой жестокостью должны были выполнять в Урании обязанности полицаев и жандармов! Машины покорились воле талантливых людей, превратились из врагов в друзей.
Их готовит к бою инженер Айт. И в эти мгновения он снова вспоминает своего «Мстителя», но уже не с грустью, а с гордостью: оказывается, схема электронного мозга «его» робота без каких-либо изменений была перенесена в конструкцию «сколопендры». Бывшие друзья обокрали сосланного на каторгу, им не хватило знаний хоть немного усовершенствовать машину. Как им благодарен сейчас инженер Айт! Ведь он помнит всю схему до мельчайших деталей, может в любую минуту задать машине другую программу действий. Именно это и помогло справиться с задачей, которую поставил главный радиотехник. Если Мэй успеет заменить барабан памяти кибернетической «сколопендры», машина станет для Кейз-Ола опасной вдвойне: она не только будет подчиняться «Царице красоты», но и «схватит» его щупальцами, едва он подаст свою команду.
— Отправляйтесь! — командовал Рой.
Одна за другой трогаются с места стальные чудовища. Заползают в туннель, ведущий к собственно Урании. Набирают скорость. И исчезают в сумерках.
— Айт и Люстиг, немедленно садитесь на «сколопендру» и поезжайте наверх! В двадцать пять ноль-ноль будет отключена вся защита, и тогда снизится ракетоплан, чтобы забрать вас всех. Следите, чтобы Кейз-Ол не прибегнул к самоубийству!
— Есть! — Айт и Люстиг пожали друзьям руки, выбежали из аппаратной.
Вот и затихло все в «Городке науки». Ни души в туннелях. Всех ненадежных заперли в коттеджах и лабораториях. Линии сигнализации и связи отключены, автоматы защиты — не работают. А «мудрейшие» об этом даже не подозревают.
В Зале Розовых Мечтаний дворца мистера Кейз-Ола все готово для празднования пышной свадьбы.
В длинном туннеле подземного хранилища института автоматики СКГ царят тишина и сумрак. Настежь раскрыты стальные двери всех боксов, в них тускло поблескивают металлом могучие кибернетические вездеходы противоатомной обороны. Нет, это совсем не те машины высшего класса, о которых мечтает Дэйв, — им далеко даже до «Малютки» с ее примитивными машинными рефлексами. Но зато каждая из них молниеносно выполнит любой приказ командира, полезет и в огонь, и в воду, чтобы защищать и спасать людей.
Их конструировали и строили именно для этой цели. При атомной бомбардировке наибольшую опасность представляют последующие пожары и разрушения зданий и сооружений. Еще долгое время после взрыва к руинам не могут подойти спасательные команды, потому что все вокруг покрыто смертоносной радиоактивной пылью. А для кибернетических вездеходов радиация не страшна. Защищенные мощным панцирем, оборудованные резаками и фрезами, такие машины в состоянии пройти сквозь огонь, пробить ход до заваленного бомбоубежища и вынести в своем вместительном чреве людей, иначе обреченных на гибель.
Кибернетическим машинам терпения не занимать. Им все равно — день ли, год пройдет до момента, когда поступит приказ действовать. А людям — труднее. Раздражает неизвестность, неопределенность положения. Их срочно вызвали среди ночи, и вначале никто не удивился: видимо, опять учебная тревога. Каждый экипаж быстренько проверил свою машину, доложил о готовности и уже готовился идти домой. Однако отбоя тревоги все не было и не было. Только позволили из боксов перейти в помещение клуба.
Вместе со всеми поглядывает на часы и Дэйв. Но он, как командир отряда вездеходов, знает, что тревога отнюдь не учебная. Вот-вот прозвучит второй сигнал, и на этом кончится мирное существование Пирейи. Пожалуй, лучше было бы и не знать этого. Другие беспокоятся, возможно, даже догадываются об истинном положении вещей, и все же полной правды о положении вещей не знают. А он по должности знает многое, и иллюзий не питает. Остается только ждать.
Чтобы развлечься, Дэйв прошелся по туннелю хранилища, заглянул в бокс с демонтированной «Малюткой».
«Бедняжка! — подумал он с горечью. — Лучше бы я сделал тебя простым кибернетическим вездеходом — может, больше принесла бы пользы людям!»
Хотелось, чтобы вернулось то чувство душевного подъема, которое еще так недавно охватывало его при одной мысли о возможности создания машин высшего класса. Он попытался представить себе будущего киберразведчика для исследования чужих, неизвестных планет, но перед глазами возникали только сухие линии чертежей. Разум не давал себя обмануть — сейчас не время мечтать. Сейчас речь идет не о каких-то там жалких машинах, а о существовании всего человечества.
Уже вполне равнодушно взглянув на «Малютку», Дэйв быстро зашагал прочь по туннелю. Открыв дверь хранилища, остановился, ослепленный. Ночь миновала, начинался новый яркий день. На синем небе — ни облачка, ветерок ерошит зеленые шапки деревьев. Поют птицы. Издалека доносится музыка.
И неужели найдется хотя бы один мерзавец, способный замахнуться на этот радостный, неповторимый мир?!
Это предположение показалось таким невероятным, что Дэйв даже улыбнулся. На секунду подумалось: зря он так волновался, тревога и впрямь окажется учебной. А в следующее мгновение он вздрогнул.
— Дэйв, где тебя черти носят?! — закричал его товарищ с порога клуба. — Немедленно к директору! Бегом!
Екнуло сердце. Сжалось в болезненный комок. Итак — случилось… Но почему не включили сирену? Или, может, именно ему и придется ее включить?
Дэйв резко распахнул дверь кабинета директора. Остановился на пороге.
Встретив его лихорадочный взгляд, директор невесело улыбнулся, покачал головой:
— Нет. Еще нет. Просто вас хочет видеть этот товарищ, — он показал на пожилого мужчину за край стола. — Знакомьтесь.
— Смит, — сказал незнакомец, подавая руку.
— Дэйв… Слушаю вас, товарищ.
— Мне, собственно, надо передать вам одну вещь. — Смит вынул из портфеля свернутую в несколько раз газету, протянул Дейву.
— Не понимаю… — Дейв повертел газету в руках. — «Вечерний Дайлерстоун». Если мне не изменяет память, это — полубульварный журнал, которому даже в Монии никто не верит. Вряд ли найдешь здесь хоть сколько-нибудь достоверную информацию. Но кто передал эту газету? И что я должен с ней делать? Зачем она мне?
— Не узнали? — Смит укоризненно показал на женский портрет посреди центральной страницы.
— Майола?! — Дэйв вскочил, потом снова сел. Растерянно потер рукой лоб.
«ОНА — СЧАСТЛИВАЯ! — кричат огромные буквы. — МИСТЕР КЕЙЗ-ОЛ УДВОИЛ ЕЙ ЖАЛОВАНЬЕ И ПОДАРИЛ ДВОРЕЦ В РИО-АЙР!»
— Этого не может быть! — воскликнул Дейв. — Это какая-то фальшивка, провокация! Я слишком хорошо знаю Майолу, чтобы предположить такую…
— Вы знаете Майолу? — Смит вздохнул, помолчал. — Нет, дружище, вы только помните ее. Но и она помнит вас. Эту газету я передаю вам по ее поручению, и именно в этот самый решающий в истории человечества день. Думаю, вам все понятно без объяснений.
— Искренне благодарен вам, дружище! — Дейв горячо пожал руку Смиту. — Чрезвычайно признателен! Но скажите: вы видели ее? Ей очень трудно?
— Я был рядом с ней целый год. Скажу вам, Дэйв: то, что выдерживала эта хрупкая девочка, не выдержать и вам, и мне… да, пожалуй, и всем остальным. Это настоящая героиня, перед которой надо склониться. Но пусть лучше она расскажет сама. Надеюсь, этого уже недолго ждать. А сейчас я вынужден попрощаться.
Смит ушел, а Дэйв все сидел, не сводя глаз с портрета. Объяснений, действительно, не надо. Как та героиня давнего кинофильма со времен Революции, Майола жертвовала собой, чтобы спасти жизни миллионов людей. И, может, именно в эти последние минуты, когда…
Но зачем думать о дурном? Майола должна победить и остаться в живых. Она не имеет права погибнуть, потому что ее смерть была бы страшной несправедливостью, надругательством над всем святым и чистым, что только может существовать в жизни! Нет, нет! Она будет жить! Будет жить!
Дэйв повторяет эти слова почти как заклинание, потому что из подсознания наползает отчаяние. Он почти знает, что с Майолой им встретиться больше не придется, что именно сейчас ей грозит опасность.
Телепатия? Безжалостный анализ действительности? Детское суеверное стремление предположить худшее, чтобы случилось наоборот?
Так или не так, но если бы рядом был Рум, если бы Дэйв мог рассказать ему только что услышанное…
— Профессор! — Дэйв умоляюще посмотрел на директора. — Нельзя ли вызвать «Звезду Надежды»? Я хотел бы сказать Руму одно только слово: «Жива!»
— Нет, Дэйв, нельзя… — профессор посмотрел на часы, повторил: — нельзя. К тому же, я убежден, что Рум уже знает.
Да, Рум знал тоже. Только и изменилось, что экземпляр «Вечернего Дайлерстоуна» ему вручил не соратник Майоли, а капитан «Звезды Надежды».
Рум прореагировал точно так же, как и Дэйв.
— Не может быть! Это фальшивка!
— Нет, Рум, это факт! — академик подошел к нему, обнял за плечи. — Но факты можно толковать по-разному. Эта газета лежала в моем сейфе две декады. Ее передала для вас Майола.
— И вы молчали, учитель? — горько спросил Рум. — Почему?
— Потому, что было рано. А сейчас пора настала. Надеюсь, вы сегодня увидите вашу возлюбленную. Более того, спасете ее.
— Как, учитель? — Рум вскочил, взъерошил волосы. — А впрочем, да… Она в Урании? Туда надо полететь? Уже? Так почему же мы тянем время?
— Не горячитесь, Рум, потому что… — академик усмехнулся, покачал головой. — Если вы такой нетерпеливый, придется послать кого-то другого.
— Молчу. Буду ждать приказа. — Рум сел, молитвенно сложил руки. — Слушаю вас, учитель.
— Прошу, возьмите ваш планшет. Так. Вот — остров Праздника. Это и ворота в Уранию, и в то же время — абсолютно неприступная крепость. К острову нельзя приблизиться ни с моря, ни с воздуха. Но где-то около двадцати пяти часов по международному времени все защитные системы на нем будут выключены. Как будут развиваться дальнейшие события, сколько минут вам понадобится для выполнения задачи — неизвестно. Требуется только одно: вывезти с острова Праздники Майолу, ее подругу и… Кейз-Ола.
— Как, и его?! — пораженно воскликнул Рум.
— Да. Живого или мертвого. Лучше, конечно, живого. Но будьте бдительны: говорят, он жилистый и сильный.
— Есть.
— И еще одно: аэродрома на острове нет. Ракетоплан придется посадить на воду, поэтому немедленно выгрузите из него все лишнее и установите дополнительные стартовые ускорители.
Академик помолчал, прикидывая, не забыл ли еще чего. Потом встал, протянул Руму руку:
— Идите, дружище. На все приготовления даю вам один час. Доложите уже из кабины ракетоплана. Ну, удачи вам!
Эта час пробежал так быстро, что Рум и опомниться не успел. Но с задачей они справились: ракетоплан переоборудовали должным образом.
И тогда Рум вытащил из кармана газету с портретом Майолв, мигом впился в него глазами.
«Царица красоты»… Дворец в Рио-Айр… Прозрачные намеки циничного газетчика… Какое это обычное и привычное для каждого монийца! Юная девушка продалась старому богачу? Ну, и что же — она сделала неплохой бизнес, ей можно только позавидовать! Все продается, все — любовь, талант, призвание, убеждения, — чтобы только дали настоящую цену! И ни одному из монийцев даже в голову не пришло бы, что эта, на самом деле самая красивая в стране девушка, не рвется к богатству и власти, а жертвует всем самым дорогим, чтобы на их туповатые головы не посыпались атомные бомбы!
Странно: Рум не чувствовал ни тревоги, ни беспокойства. Где-то там, глубоко в недрах планеты, под островом Праздника готовится финал огромной трагедии. Конечно же, там все предусмотрено и рассчитано до секунды. А ему остается выполнить свою, хоть и важную, но очень короткую роль. Только бы не сдали двигатели ракетоплана, только бы не разбиться о волны Бушующего океана! А все остальное будет в порядке.
Включился видеофон на пульте управления. Появилось на экранчике лицо капитана «Звезды Надежды».
— Стартуйте, Рум! Только требую: не спешите, придерживайтесь графика.
— Выполняю. — Рум легонько нажал на педаль, из дюз ракетоплана заструились потоки огня. Быстро отдалилась и исчезла во тьме «Звезда Надежды». А впереди, за прозрачным пластмассовым колпаком кабины, появился огромный полуосвещенный диск на фоне звездного неба.
Плывут над Пирейей пряди белых и серых облаков, двойным пятном сверкает отражение Солнца на поверхности Бурного океана. Чуть в стороне темнеет едва заметная точка — остров Праздника.
Кажется, Рум волнуется? Точно — да! Не один десяток миллионов миль налетал он в межпланетном пространстве; как пилот-испытатель, не раз попадал в чрезвычайно сложные ситуации, из которых, казалось, и выхода нельзя было найти. Но вот такую задачу, как сегодня, он выполняет впервые.
Молчит Рум. Молчат врач и бортмеханик. И только глаза поглядывают то на Пирейю, то на медлительную стрелку хронометра.

Ракеты помчались на север

Над бесконечными просторами Бушующего океана гулял резкий холодный ветер. Рожденный где-то в Приполярье, он после долгого путешествия успел потерять силу, однако был еще достаточно силен, чтобы гнать перед собой тяжеленные массы воды. Волны росли и набирались силы, двигались вперед с тяжелой, тупой настойчивостью, стремясь уничтожать и разрушать. А потому, что на тысячи миль вокруг была однообразная серо-зеленая водная пустыня, натиск стихии должен был прийтись на единственный кусочек суши посреди океана — на крошечный остров Праздника.
Шквал налетел на остров неожиданно. С разбойничьим посвистом он прорвался через расщелины в скалах, вырвался вверх, пытаясь изничтожить скудную растительность, сбросить вниз каменные глыбы. Но с места не смог сдвинуть ничего, ибо все, что держалось плохо, было давным-давно сброшено вниз и смыто в океан.
И только на грубо вытесанной статуе посередине острова, шатаясь от порыва ветра, недовольно каркнул спросонья и снова спрятал голову под крыло большой черный морской ворон.
Так было и сто, и тысячу лет назад: с первыми лучами утра на остров обрушивался холодный шквал, будил немногочисленных крылатых жителей, бросал в липкие пряди всеядных растений скупые дары моря и мчался дальше. И как тысячу лет назад, с террас островка, скептически улыбаясь, смотрели на бессильное неистовство волн огромные базальтовые фигуры — немые свидетели былого величия могущественного племени рапануров.
Но вот откуда-то из-под земли послышался глухой грохот, и одновременно с ним начало твориться нечто странное: массивные скалы медленно поползли в разные стороны, открывая четко очерченные круглые и квадратные отверстия. А из тех отверстий сказочными цветами появлялись кружевные чаши радиолокаторов, чудесными ростками выпячивались острые носы ракет, грибами вырастали стальные колпаки орудийных капониров.
Ворон, недовольно каркнув, взмахнул крыльями, чтобы улететь, но снова успокоился. Когда несколькими минутами позже раздвинулись скалы рядом со статуей, и из длинного, ярко освещенного туннеля с негромким урчанием выползло металлическое чудовище, птица взмахнула крыльями во второй раз, однако снова остался на месте: машина остановилась, а человек, вышедший из нее, был безоружен.
За свою долгую жизнь ворон успел хорошо познакомиться с людьми. Он опасался их и одновременно презирал. Вот, например, этот пожилой мужчина — что он задумал, чего так уставился? Может, собирается выхватить пистолет или швырнуть в птицу камень?
Долго смотрели друг на друга человек и птица. У них были одинаковые холодные глаза и какое-то едва заметное сходство: переутомление и волнения в течение нескольких последних декад наложили на лицо Кейз-Ола глубокие, резкие морщины, согнули его фигуру, сделали нос удлиненным и крючковатым. Длинные фалды черного парадного фрака походили на крылья.
Видимо, и Кейз-Олу бросилось в глаза собственное сходство с вороном. Он криво улыбнулся, поднял вверх левую бровь.
— Старый, мудрый ворон, не гордись, что прожил долго. Я буду жить дольше тебя. А когда буду умирать — всех потяну за собой… Человечество, мудрый ворон, дошло до предела. Дальше ему существовать не стоит.
Скрестив руки на груди, Кейз-Ол посмотрел на север, туда, где за Бурным океаном находилось Континентальное полушарие, — и на его лице появилось выражение безграничного злорадства.
В эти последние минуты мирного существования человечества Кейз-Ол сбросил маску миротворца. Исчезло желание покрасоваться перед современниками и историей, осталась только острая ненависть к Союзу Коммунистических Государств и неистовое желание жить подольше, властвовать, чувствовать себя безгранично могущественным.
Он рисковал, бросая вызов всему человечеству. Если верить специалистам, сейчас на выигрыш в войне с СКГ у него шестьдесят шансов из ста. Через год возможности сравняются. А еще через год Мония начнет отставать.
Кейз-Ол рисковал, потому что опыт Второй Всепирейской войны показал, что коммунисты способны мобилизовать такие резервы, о которых никто даже понятия не имеет. И все-таки, это был пока только риск, а не самоубийство.
Кейз-Ол еще раз обвел взглядом горизонт, достал из кармана небольшую плоскую коробочку и, вращая граненые рычажки, установил в ячейках цифры 24.75 — время начала атаки. Нажал на кнопку в нише устройства.
В коробочке что-то зажужжало, вспыхнула сначала зеленая лампочка, потом желтая, а следом за ней — красная. Это означало, что включились три независимые друг от друга системы потайных радиорелейных линий трех кибернетических мозгов, по трем каналам связи к каждой из стартовых установок переданы нужные сигналы, которые включили часовые механизмы.
Так прозаично и просто начиналась Третья всепирейская война.
Вот-вот сорвутся в небо баллистические ракеты. Их нельзя остановить: мистер Кейз-Ол, боясь даже собственных сомнений, приказал спроектировать устройства включения так, что подать сигнал задержки будет нельзя.
Все продумано. И все же, Кейз-Ол перенес момент атаки на СКГ на двадцать пять минут раньше, чем предполагалось по плану «Молния». Просто на тот случай, если Псойс все-таки заглянул в заветную папку и проболтался, кому не надо.
— Старый глупый пес! — Кейз-Ол поморщился, вспомнив своего неверного слугу. Поступок Псойса, так же как и его странное омоложение, не вмещались в рамки обычного логического анализа, вызывали беспокойство. Мэй объяснила очень просто: Псойс, ненавидя свою бывшую любовницу, любил сына и решил отомстить за него… Что ж, может, она и права.
Кейз-Ол снова скривился: невеста с приближением дня свадьбы становилась упорнее, пыталась принимать участие в каждом деле. И хотя ее вмешательства всегда были оправданы, это начинало раздражать. Ну, что это за глупая прихоть: Мэй категорически заявила, что хочет включить стартовые ракетные установки собственноручно.
— Ну, хорошо, моя дорогая, ты утешишься!.. — Кейз-Ол ухмыльнулся и повертел в руках абсолютно безопасный и бездействующий отныне аппарат управления. — Поставим на двадцать пять ноль-ноль…
Он спрятал коробочку в карман, подошел к «сколопендре» и уже хотел забраться в кабину, потом передумал и вышел из машины.
— Внимание!
«Сколопендра» повернулась к Кейз-Олу.
— Поезжай в Уранию, найди мисс Мэй и скажи: «Мистер Кейз-Ол приглашает миссис Кейз выполнить ее желание!» Привезешь мисс Мэй сюда. Ты поняла?
— Так точно, мой повелитель! — раздалось из громкоговорителя в «голове» машины.
— Все двери запрешь за собой.
— Так точно, мой повелитель!
— Выполняй!
С негромким урчанием «сколопендра» попятилась в туннель и быстро исчезла за щитом, который закрывал выход на остров. Кейз-Олу на мгновение стало жутко: он подал команду неточно: следовало бы сказать: «Запрешь за собой двери, когда будешь возвращаться сюда». Но это, в конце концов, не страшно. Машина всегда остается машиной, она не предаст.
Триллионер сделал несколько шагов вперед, остановился возле огромной базальтовой фигуры. Колос смотрел куда-то прямо перед собой. Его ячеистое, иссеченное ветрами лицо улыбалось скептически, и весь он был такой далекий от современности, такой безучастный к окружающему, что на Кейз-Ола снова наползла волна раздражения и беспокойства. Совсем некстати вспомнились катакомбы рапануров, которые должны были стать надежным убежищем для избранников, а стали им могильным склепом. На мгновение мелькнула мысль о том, что вот он, самый могущественный в мире, сейчас один-одинешенек на острове, и даже маленькая пуля, даже камень, пущенный сильной рукой, могут лишить его жизни…
Кейз-Ол ухмыльнулся. Этого не случится. Он здесь не один. Его защищают бесчисленные умные машины. Они не дадут приблизиться сюда ни одной бомбе, ни одной пуле! Вон, видишь, как пристально ощупывают радиолокаторы пространство над островом Праздника; каждая из кружевных чаш только и ждет, что излучаемые ею волны наткнутся на металлическое подвижное тело. А тогда автоматически включатся зенитные пушки и ракеты — перехватчики, а если этого окажется мало, то полетят и истребители… Нет, Уранию взять нелегко!
Стихало раздражение, исчезало беспокойство. А когда, наконец, поднялся стальной щит туннеля, и оттуда выползла «сколопендра», Кейз-Ол вообще почувствовал себя очень хорошо… Он заторопился навстречу невесте.
— Моя дорогая, вы… — Кейз-Ол нахмурился: рядом с Мэй сидела Тесси Торн. — Мэй, я приглашал только вас!
Царица красоты легко выпрыгнула из кабины, игриво поклонилась.
— Простите, светлейший: «сколопендра» мне этого не докладывала… И вообще, как может миссис Кейз — ведь вы так меня назвали? — отправиться на торжественную церемонию без своей обер-фрейлины?!. Ну, не сердитесь, милый! Мисс Тесси, поклонитесь светлейшему, иначе он лишит вас права присутствовать при самом великом в жизни человечества событии… покорнейше просите, мисс Тесси!
Тесси Торн стояла бледная как смерть. Она не могла даже слова произнести! Всего пять минут назад, лихорадочно орудуя во внутренностях металлического чудовища, чтобы заменить загадочный барабан памяти, Мэй торопливо рассказала, что это за приглашение и объяснила, как надо действовать. Тесси не успела еще прийти в себя.
— Ну, светлейший, вы уже все решили, да? Ведь это действительно интересно: вот вокруг такое голубое-голубое, золотое-золотое утро… А нажмешь на кнопку — и на планете наступит тьма, вдруг потускнеет все… Этот миг будет неповторимым — разве не так? Вот поэтому я и хотела нажать на кнопку именно здесь, на поверхности Пирейи, а не в гнусной, душной Урании… Ну, где эта кнопка, мой милый?
Мэй была как пьяная. Ее голос вибрировал, глаза лихорадочно блестели. Пожалуй, никогда в жизни она не была такой красивой, как сейчас. На фоне голубого океана, при свете обоих Солнц она стояла, в венце из золотых волос, в полупрозрачном розовом платье невесты — вдохновенная и нежная, настоящее воплощение юности.
Кейз-Ол почувствовал, как по-молодому застучало у него сердце, и смягчился. Ведь сегодня Мэй станет его женой.
— Ну, мой милый, я жду…
Медленно, с загадочной улыбкой на устах, Кейз-Ол вытащил из кармана плоский пластмассовый аппаратик с циферблатами на верхней крышке. В одном глазке отчетливо проступало 25 часов, а во втором — 00 минут.
— Это и все?.. — разочарованно произнесла Мэй и посмотрела на часы. — К тому же придется ждать целых полчаса. А я же предупредила епископа Соттау, что…
— Не расстраивайтесь, дорогая! — заботливо сказал Кейз-Ол. — Если вам не терпится, можете нажать на эту вот кнопку хоть сейчас. Салют в вашу честь загремит именно тогда, когда Соттау будет петь нам «Хвалу».
— Бр-р-р… Страшно! — Мэй робко протянула руку, взяла аппаратик. — Мисс Тесси, посмотрите.
Тесси поняла: это — сигнал. Еще несколько секунд — и произойдет то, ради чего страдала почти два долгих года Мэй, ради чего рисковали жизнью многие, многие другие.
У Тесси напрягся каждый мускул. Перехватило дыхание. Бешено застучало сердце.
— Ф-фу, как жарко… Где мой платочек?
Мэй неспешно подняла сумочку, расстегнула ее. И в тот же миг, когда в руках Царицы красоты блеснул пистолет, Тесси Торн со всей силы ударила ногой под колено триллионера. Одновременно с этим прозвучал резкий голос Мэй:
— Руки вверх!
План был осуществлен безупречно. И только одного не учли заговорщицы: перед ними был не немощный старик, а жилистый тренированный спортсмен, человек с крепкими мышцами и молниеносными рефлексами. От неожиданного удара Кейз-Ол упал на колени, но в следующее мгновение выпрямился, резким ударом кулака свалил Тесси Торн и прыгнул к Мэй. Девушка отскочила в сторону, отпрыгнула на шаг:
— Стой! Стрелять буду!
Мэй хотела захватить Кейз-Ола живым. И это была ее страшная, непоправимая ошибка. Только на некую долю секунды задержалась она с выстрелом, но за это время Кейз-Ол успел схватить ее за горло, вырвал из рук пистолет и выпустил в грудь девушки весь заряд.

Девушка упала на черную базальтовую скалу. Потянулась руками к груди, пытаясь сорвать с себя легкое розовое платье, на котором возле темных рваных отверстий расплывалось ярко-красное пятно. Тесси Торн, которая еле поднялась после удара, шаг за шагом отступала перед Кейз-Олом, который с пистолетом в руках медленно приближался к ней.
Еще один шаг, и дальше — пропасть. А глубоко внизу, под каменной террасой, виднеются острые, как зубы акулы, утесы.
Девушка остановилась. Можно было бы броситься на Кейз-Ола, но это означало бы неминуемую гибель.
— Ну?.. — злобно засмеялся Кейз-Ол. — Становись на колени, девчонка, молись о помиловании. Я подарю тебе жизнь… и отправлю домой.
Перед глазами Тесси моментально пролетел целый ряд лиц. Изможденная женщина из Комитета Защиты Мира в кафе «Разбитое сердце». Отец и «папаша» Кольридж в лаборатории. Люстиг и Эйр Литтл в затопленном Сан-Клее. Профессор Лайн-Еу — такой, каким она видела его в последний раз. И над всем — глаза Айта, глаза любимого.
Память живых и мертвых не позволяла ей пойти на позор даже во имя спасения, хотя бы с целью выиграть время.
— Стреляй! — вызывающе воскликнула Тесси. — И знай: сколько бы ты не нажимал на кнопку, твои страшные ракеты не сдвинутся с места, а тебя все равно повесят. Стреляй!
— Прекрасно! — воскликнул Кейз-Ол. — Люблю откровенность. Придется выполнить твою просьбу, девочка. Но сначала я тебе кое-что покажу… — он взглянул на часы. — Сейчас двадцать четыре часа шестьдесят семь минут. Итак, две минуты назад ракеты помчались на север!
За несколько шагов от металлического чудовища лежала Мэй. Тесси дернулась к ней, но Кейз-Ол крепко схватил ее за локоть.
— Погоди! «Сколопендра», внимание!
Тесси не поняла, что произошло в следующее мгновение. «Сколопендра» вдруг порывисто повернулась, и сразу же после этого раздался дикий вопль.
Кейз-Ол барахтался в объятиях металлических щупалец, которые скручивали его все крепче и крепче.
— Стоп! Стоп! Выполняй мой приказ! — кричал он.
Но «сколопендра» уже не повиновалась тому, кто стремился быть ее обладателем. Да только случилось это слишком поздно!
Тесси побежала к Мэй. Рыдая, упала рядом.
Мэй медленно приоткрыла веки. Произнесла еле слышно:
— Посмотри… локаторы…
Тесси осмотрелась. Кружевные чаши уже не вращались.
— Мэй, они остановились! Они остановились!
— Это… хорошо… Подними… мне… голову…
Тесси выполнила ее просьбу.
На расстоянии двух шагов, неспособный сделать хоть движение, стоял скрученный Кейз-Ол. В его глазах не было страха, только ненависть. Мэй скользнула по нему взглядом, как по пустому месту, и засмотрелась на море.
— Как я устала, голубушка Тесси, — прошептала она. — Как я ужасно устала…
Медленно закрылись печальные синие глаза, поникла золотая голова. Тесси прижала ее к груди в молчаливом отчаянии. Она владела секретом чудесных препаратов Ц и КМ, которые могли не только сохранить жизнь в теле, но и восстановить его, но здесь, на этом необитаемом острове, девушка была бессильна.
Царица красоты, мисс Мэй, а на самом деле Майола умирала.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

***

***

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании" 

***

Фотографии в альбоме «Из прозведений Н. Дашкиева»

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

Фотографии в альбоме «Из прозведений Н. Дашкиева»

***

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 200 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, из произведений Н.Дашкиева, писатель Николай Дашкиев, Научно-фантастический роман, Николай Александрович Дашкиев, книги, писатель, слово, из интернета, фото, О чтении книги Гибель Урании, Николай Дашкиев, писатели, фото из интернета, текст, Роман, фантастика, Гибель «Урании» | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: