Главная » 2023 » Февраль » 6 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010
17:31
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

***

===

Силы небесные и силы земные

Полуостров Рио-Айр, один из самых живописных уголков Монии, был обречен. Невинные стрелочки, которые тянули к нему голубые линии по синоптической карте, означали невероятной силы шторм с моря, бешеный ураган с гор и настоящий потоп с неба.
Шторм, ураган и ливень разрушат портовые сооружения, дворцы и дачи, уничтожат сады и парки. Высоченный горный хребет, что круто падает к морю, на этот раз не будет защищать Рио-Айр, а выступит против него, станет сообщником взбудораженной стихии: начатое дождем и ураганом закончат потоки грязи и лавины камней с гор.
Наука и техника Пирейи уже достигли такого уровня, который давал возможность бороться с могущественными силами природы. В результате упорного труда профессора Литтла и его учеников было разработано учение о так называемых критических точках атмосферных процессов, определении времени и места возможного вмешательства человека с целью коренного изменения погоды.
Вот и теперь, получив такой страшный прогноз, профессор Литтл прежде всего подумал о перспективе спасения полуострова Рио-Айр.
Литтл включил аппаратуру и достал из сейфа большой синоптический планшет с картами. Пока машина будет делать вычисления, надо еще раз проверить данные, подготовленные ранее по специальному заказу мистера Кейз-Ола.
Еще год назад Литтлу было дано задание составить точнейший прогноз погоды на первую половину 16 года Атомной эры. Позже диапазон времени начали сужать, требуя детализации атмосферной обстановки только для Континентального полушария и только на Второй месяц. А теперь Эйр Литтл должен был еще раз подтвердить этот прогноз, который был уже давно составлен, на первую декаду того же месяца.
«Почему Кейз-Ола интересует именно первая декада месяца?» — обеспокоенно спрашивал сам себя Литтл.
С точки зрения метеорологии, избранный период не отличался ничем особенным. Антициклон, что зародится у южного конца монийского континента, будет продвигаться на северо-восток и приобретет характер устойчивых по силе и направлению ветров, которые будут дуть почти две декады.

Профессор просматривал лист за листом. На каждом из них синие стрелы воздушного фронта продвигаются все дальше и дальше. В середине первой декады Второго месяца они коснутся южной береговой линии Континентального полушария, а девятого числа установятся непосредственно перед столицей Союза Коммунистических Государств.
От внезапной догадки у Литтла болезненно сжалось сердце. Третья всепирейская война, несомненно, начнется с атомных бомбардировок. Радиоактивные облака несут такую угрозу, которую нельзя не учитывать. С этой точки зрения, самые неблагоприятные обстоятельства для СКД сложатся в первую декаду Второго месяца.
Однако Литтл сразу же и успокоил себя. Конечно, это плод его болезненного воображения. Ученый придвинул планшет ближе и подписал каждую карту.
Электронно-вычислительная машина все щелкала и щелкала: видимо, задание оказалось сложнее, чем надеялся Литтл.
Профессор нетерпеливо поглядывал на часы. Сегодня вечером должна была собраться компания для игры в бридж. Литтл не курил и не пил, зато время от времени позволял себе играть в карты.
Как и договаривались, в сорок шесть часов в кабинет профессора вошел епископ Соттау, тучный, с широченными плечами, бычьей шеей и прекрасным аппетитом человек, которому более подобало бы быть мясником или владельцем кафе, чем капелланом.
— Ну, еретик, что ты тут напророчил против воли Божьей? — Соттау подошел к столу и бесцеремонно ткнул пальцем в синоптическую карту. — Признавайся, негодник, на кого навлек силы небесные? Кого поразят стрелы этих молний?
Это был обычный тон их разговоров: Литтл и Соттау дружили с детства.
Однако на этот раз Литтл не поддержал шутки.
— Двенадцатого числа Первого месяца вечером над Рио-Айр пролетит ураган. На полуострове будет все уничтожено.
— И ничего нельзя сделать? — безмятежность Соттау как рукой сняло. — Ведь погибнут и наши виллы.
Эйр Литтл пожал плечами. Чтобы повлиять на погоду, нужно устроить взрыв хотя бы двух-трех атомных бомб, а каждая из них стоит миллионы дайлеров.
— Подожди, может, что-то скажет мой электронный помощник.
Минут через двадцать вспыхнула сигнальная лампочка, зазвонил звонок, и из окошка электронно-вычислительной машины выскользнула плотная карточка с длиннющей строкой цифр и значков.
Профессор Литтл изучал их, многозначительно хмыкая, а епископ нетерпеливо допытывался:
— Ну, что?..
Пришлось еще раз обратиться за помощью к машине, и тогда профессор Литтл ответил:
— Не так страшно! Одна атомная бомба средней мощности — и Рио-Айр спасен!
— Так в чем же дело? — горячо подхватил Соттау. — Достаточно намекнуть Кейз-Олу, и он охотно позволит тебе провести такой эксперимент. Стоимость бомбы составит лишь малую толику стоимости одного из дворцов светлейшего или его любовниц.
— Взрыв можно совершить в пустыне на полуострове Койтерс, и он никому не причинит зла, — профессор подал карту епископу. — Рио-Айр будет спасен. Но то, что ожидает его, постигнет Сан-Клей… Ты не бывал там? Этот городок насчитывает более сорока тысяч жителей. Ураган разметет его, а ливень смоет остатки в Атаску… Нет, я не могу ради спасения одних обрекать на уничтожение других!
— Гм… С точки зрения человечности — вполне справедливо. Но избавиться от своего жалкого имущества тоже обидно… так когда, говоришь, начнется тот страшный суд для Рио-Айр?
— Послезавтра вечером. Завтра утром я извещу местную власть. Надо подготовить эвакуацию.
— Прошу тебя, не спеши, — быстро проговорил Соттау. — Может, удастся что-то придумать… А нет ли, например, еще одной практической точки?
— Критической, — машинально поправил профессор Литтл. — Таких точек сколько угодно. Но когда в предложенном месте хватит одной бомбы, то в других их нужно будет десятки и сотни. На это никто не пойдет.
На этом разговор оборвался. Конечно, ни о каком бридже уже не могло быть и речи. Епископ Соттау вскоре уехал.
Еще когда Эйр Литтл высказал свой приговор курорту Рио-Айр, епископу пришла в голову замечательная идея… Атомная бомба в критической точке профессора Литтла!.. Если слишком совестливый старик не хочет сам позаботиться о своем имуществе, то надо сделать это за него!.. Экспериментальные взрывы в Монии устраиваются так часто, что использование в качестве полигона той далекой от Рио-Айр пустыни, на которую указал Литтл, никого не удивит. Правда, Сан-Клей погибнет, но, право же, все дома там застрахованы, да и стоимость их незначительна.
Еще некоторое время епископ размышлял, а затем, убедившись, что его план не превышает разрешенное богом, отправился к тому, кто хорошо разбирался в таких делах.
Генерал Крайн, главный консультант Генерального штаба Монии, умел делать бизнес. На этот раз генерал проявил себя просто блестящим стратегом. План епископа после небольшой детализации превратился в замысел грандиозной аферы. Пусть себе Эйр Литтл поднимает тревогу. Владельцы дач и дворцов, бесспорно, сразу же бросятся продавать их, чтобы избежать краха. Если поставить дело тонко, умело, можно скупить лакомые куски за бесценок.
Конечно, во время этой конфиденциальной беседы не было сказано ни одного неверного слова. Сообщники не очень доверяли друг другу и боялись, чтобы кто не застенографировал и не опубликовал их разговор. Из уст епископа срывались лицемерные вздохи по поводу «кары небесной», а генерал сокрушался, что уже давно собирался купить для своего сына и его будущей жены дачу в Рио-Айр, но цены такие высокие… Оба хорошо понимали, что именно надо делать.
Подарив благословение божие генералу и его семье, епископ уехал, а генерал, не задерживаясь, передал эстафету дальше.
В те минуты, когда профессор Эйр Литтл, в последний раз вздохнув, устраивался спать, в его кабинете дежурный метеоролог по официальному требованию высшего военного начальства снял копии с расчетов, проделанных электронно-вычислительной машиной, и передал под расписку специальному курьеру.
А дальше все пошло как по писаному. Короткий приказ — и из бомбоубежища научно-исследовательского центра воздушного флота Монии была вывезена одна бомба. Ее прикрепили к бомбардировщику. Военная часть вылетела специальными вертолетами в район пустыни, очень далекой от Рио-Айр, тщательно осмотрела ее, чтобы никто не пострадал. В тридцать два часа, именно в то время, когда агенты генерала Страна и епископа Соттау начали оформлять очень выгодные закупочные контракты, взорвалась атомная бомба.
Ровно через сутки, тогда, когда, по расчетам профессора Литтла, циклон уже должен был надвинуться на Рио-Айр, Фредди Крайн отыскал свою невесту и со сдержанной гордостью показал документ на право владения виллой из ста комнат на самом берегу моря.
С неизменно доброжелательной, немного скептической улыбкой Фредди рассказал о спекуляции своего отца. В такой операции он не видел ничего преступного: обычная биржевая игра, в которой рискуют обе стороны, а выиграет одна. Подробностей этой «игры» Фредди не знал, поэтому чистосердечно сослался на прогноз профессора Литтла, который якобы после основательной проверки синоптиков воздушного флота Монии оказался ошибочным.
Фредди надеялся на проявление радости со стороны невесты. Но печальная, молчаливая Тесси восприняла это известие совсем равнодушно и только переспросила:
— Профессор Эйр Литтл из Института метеорологии?
— Да, — несколько удивленно подтвердил Фредди.
Он не знал, что, сам того не желая, подсказал невесте имя того, кто был ей сейчас нужен больше других.

Борьба началась

Сообщение о смерти профессора Лайн-Еу пришло с опозданием на сутки.
Тесси не помнила, как именно и за сколько времени она домчалась до Дайлерстоуна. От тех нескольких часов безумного полета автомашины осталось впечатление чего-то невыразимо тоскливого, бесконечного, полного несбыточной надежды, что случилось недоразумение, которое обязательно развеется, если приехать вовремя.
Но она опоздала. Ей даже не посчастливилось взглянуть в последний раз на человека, который был ее учителем, советчиком и вдохновителем. Красивая серебряная урна на черном мраморном постаменте — вот и все, что осталось от любимого дедушки Лайн-Еу, от его редкого, дерзновенного таланта, от его желаний и стремлений.
Большой зал в трауре. Сдержанное рыдание оркестра. Бесконечный поток людей, пришедших отдать последнюю дань уважения знаменитому врачу. Четко напечатан официальный бюллетень анатомического вскрытия с заключением: «Кровоизлияние в мозг».
Все свидетельствует, что профессор Лайн-Еу умер. Но Тесси не хочет верить этому. Она знает: профессора Лайн-Еу убит!.. Врет официальный бюллетень, подписанный незнакомыми, чужими врачами. Врет остроносая горничная профессора, на руках которой он якобы умер. Его убили!.. А это значит, что Братство не стало возражать против войны.
Не исчезают, не рассеиваются мрак и тоска. К ним присоединяется еще и холодная решимость отомстить, которая заставляет бойца над могилой убитого друга поднять склоненную голову, крепче сжимать в руках оружие. Профессор Лайн-Еу погиб. Итак, на его место должна встать Тесси Торн.
Все идет и идет людской поток. Еще звучат в зале печальные мелодии оркестра. А уже к Тесси Торн подходит почтительный нотариус с чиновниками. Согласно завещанию, составленному несколько лет назад, названная внучка профессора Лайн-Еу получает все его имущество.
Вдохновенно, торжественно читает нотариус духовное завещание, перечисляет то, что наследуется сейчас и будет наследоваться в будущем, потом ведет Тесси через весь особняк, чтобы показать наследство. Тесси покорно идет следом, хотя для нее эта процедура ненужная и обидная.
Дом без профессора стал некрасивым и мертвым. Опустела и небольшая лаборатория на верхнем этаже, где впервые были осуществлены самые дерзновенные в истории медицины опыты. Тут, с этого стола, из магнитофона совсем недавно звучали полные страшного равнодушия слова о предстоящей войне. Тут дедушка Лайн-Еу просил Тесси уехать домой, чтобы она уцелела и могла поддерживать инженера Айта. А теперь даже клетки из вивария вынесены, и в пустом гулком помещении пахнет известью, эфиром и дымом чужих дешевых сигарет.
И в библиотеке, и в кабинете Лайн-Еу все перевернуто вверх дном. Кто-то торопливо что-то искал. Тесси знает, что именно, но вида не подает. Братство — вездесущее. Его агентами могут быть и почтительный нотариус, и напыщенные чиновники магистрата. Пусть видят, что подавленная горем наследница не интересуется ничем.
Только вечером, когда закончились похороны и дом опустел, Тесси решилась пойти в кабинет во второй раз.
За время ее отсутствия там устроили настоящий погром. Братство не маскировало следов обыска: мебель была сдвинута с мест, стены расковырены, полы местами вскрыты, книги и рукописи разбросаны. Но большие, привинченные к столу старинные часы на мраморной подставке, которая казалась монолитной и массивной, стояли на месте.
Давно-давно, еще когда Тесси была совсем ребенком, Лайн-Еу показал ей странный фокус: нажал на крылышки богини времени, потянул за стрелу, которой фигурка указывала на циферблат часов — и моментально раскрылась подставка, выпорхнула оттуда «птичка». Декаду назад, провожая Тесси, Лайн-Еу намекнул, что в случае опасности спрячет важные документы именно «под птичкой».
Жутко было Тесси, страшно. Погром в кабинете означал, что все плохо. Братство не нашло того, что искало. Итак, за наследницей станут следить, даже если на нее и не упадет подозрение. Может, и сейчас, через какую-нибудь сокровенную щелку смотрит чье-то бдительное око. И все-таки медлить не следует. Тайник очень ненадежен, только случайно его не нашли до сих пор.

Тесси подошла ближе. Быстрым, незаметным движением нажала на крылышки фигурки, дернула стрелу. Тихо раскрылась подставка; на стол из кучки бумаг, спрятанных в тайнике, выскользнула небольшая радиостанция.
Дрожащими руками Тесси сгребла все это в сумочку, закрыла тайник и ринулась домой. Только там, заперев все двери, заглянув в каждый уголок, она немного успокоилась и начала рассматривать принесенное.
Документы и письма Риттера Лайна… Формулы и описание изготовления препаратов Ц и КМ… Фотографии и дневники наблюдений… И, наконец, записка, спрятанная в радиостанции.

«Мой дорогой,
 — писал профессор. —
Прощай! Ты был прав: Братство пошло против. Большинство святых отцов голосовали за войну. Мне не было сказано ничего, но это и является смертным приговором. Борьбу придется продолжать тебе. Две копии с колесиков найдешь в тайнике под четвертым томом Энциклопедии. Будь осторожен! Обязательно вызови «Сына» и предупреди его об опасности. Мои позывные — «Отец». Радиостанцию не подслушают, но лишнее говорить не стоит. «Сын» слушает каждый день…»

Записка, написанная торопливым, неразборчивым почерком, на этом прерывалась. Пожалуй, Лайн-Еу писал ее в последние секунды своей жизни… «Мой дорогой» — это для маскировки. Письмо написано ей.
— Прощай, дедушка Лайн-Еу… — прошептала Тесси. — Я выполню твой завет.
Девушка раскрыла радиостанцию, беспомощно покрутила ее в руках. Аппарат казался игрушечным, ненастоящим. Хорошо, что под кнопками виднелись четкие надписи: «Передача», «Прием», «Вкл.», «Откл.», потому что иначе она не поняла бы, что к чему.
Кое-как Тесси включила его, прижала к уху миниатюрный наушник. Сразу же возник и поплыл по комнате тихий звон, непрерывный шорох. Но не слышно было ни музыки, ни человеческой речи. Аппарат не имел шкалы настройки, и это смущало девушку.
Вроде бы все правильно. Штепсели микрофона и наушников не перепутаешь, потому что они не одинаковые. Красная контрольная лампочка горит и реагирует на каждый звук, произнесенный в микрофон аппарата. Следовательно, остается предположить, что так и должно быть.
Ровно в семьдесят пятом часу Тесси отрывистым от волнения голосом зашептала:
— «Сын»! «Сын»! «Отец» — погиб. Я — «Мать». Откликнись хоть на мгновение… Тебе грозит большая опасность…
Она повторяла и повторяла этот призыв. Ждала. Снова включала передатчик. Нет, молчит эфир. Не откликается «Сын». Может, слышит, но не верит… А может, спит, не знает, что дедушка Лайн-Еу погиб, не подозревает, что надвигается беда.
Семьдесят пятый. Семьдесят шестой. Семьдесят седьмой час… Ответа нет.
И вот, наконец, в ответ на призыв послышался невнятный звук, нечто похожее на звон.
— Слышу, «Сын», слышу! — крикнула девушка радостно. — Дай мне еще один короткий сигнал…
Звук послышался еще раз, потом еще и еще… Тесси сняла наушники. Нет, это просто звонит телефон.
Она схватила трубку.
— Да. Слушаю. Что?!
Остроносая Лауна, горничная профессора Лайн-Еу, кричала что-то о пожаре.
Тесси моментально поняла все. Не найдя того, что искали, Братство решило для верности сжечь дом профессора Лайн-Еу.
Когда девушка подъехала к знакомой улице, стало ясно, что спасти не удастся ничего.
Пожарные, всегда такие находчивые и ловкие, на этот раз не торопились. Они прибыли, когда уже с грохотом обрушилась крыша и весь особняк охватило пламя, однако прошло еще минут с десять, пока, наконец, из мониторов вырвались струи воды.
Молча, без тоски и боли смотрела Тесси на пожар. Ей жалко было замечательной библиотеки, рукописей, которых она не успела забрать; обидно, что погибли колесики.
Даже не дождавшись конца, Тесси поехала домой. Как она и надеялась, за время ее отсутствия в квартире кто-то побывал. Видимо, все было запланировано заранее, и звонок остроносой Лауны стал сигналом для балахонников. Хорошо, что Тесси захватила с собой радиостанцию и бумаги.
«Вот и началась борьба…» — думала девушка. На мгновение ей стало жутко и тоскливо. Вспомнилась бедная женщина из Комитета Защиты Мира, напыщенный нахал-полицай, сцена в кафе «Разбитое сердце»… «хоть представляешь ли ты, на что решилась?.. Выдержишь борьбу?»
Видимо, она выдержала бы все-все, если бы рядом был Айт.
Теперь на Тесси лежит ответственность за его жизнь. Айт! Раньше это имя связывалось, прежде всего, с черными глазами, мягкими красивыми кудрями, крепкими мускулистыми руками. Теперь мозг учился не вызывать в памяти этот образ. Тесси не хотела вспоминать о неестественном превращении милого юноши в отвратительного старика. Из произнесенной походя фразы профессора о возможности возвращения пациента к утраченной молодости родилась несмелая надежда, и девушка боялась развеять ее.
Проходил час за часом. Девяностый. Девяносто пятый. Сотый. Нулевой.
Ну, откуда Тесси могла знать, что Айт ждал вызова в девяносто девять?
Сначала она включалась через пять часов. На следующие сутки — через три. Потом через два.
Беспокойство заползло в ее сердце. Может, Айта уже убили? А может, испортился передатчик?
Девушка не знала, на что решиться. В это время и приехал Фредди с документами на виллу в Рио-Айр.
Тесси почти не слушала его. И когда прозвучало имя Эйра Литтла, девушка встрепенулась. «Он! Только он может помочь наладить радиостанцию».
Спровадив жениха, Тесси сразу помчалась к Институту метеорологии.
Девушка застала профессора Эйра Литтла в своем кабинете. Он сидел за столом и, обхватив голову руками, с ужасом смотрел на плотный листик бумаги, сплошь исписанный цифрами и значками. Сухие и лаконичные, они звучали как жестокий приговор, перечеркивали всю биографию ученого.
Прогноз оказался «ложным», паника, которая поднялась в Рио-Айр, «безосновательной». Циклон выбрал себе другой путь, продвигаясь в направлении долины реки Атаски. В узкой расселине между гор перед городком Сан-Клей мощный поток воздуха столкнется с не менее стремительным ураганом, объединится с ним и двинется вдоль долины. Только что полученные сведения подтверждали эту угрозу окончательно.
Профессор вполне отчетливо представлял, что будет завтра. Солидные газеты сдержанно сообщат о неожиданной ошибке Института метеорологии, подсчитают убытки жителей городка Сан-Клей и домовладельцев Рио-Айр. Сюда, в Институт, нагрянут газетчики. Вечером какая-нибудь из бульварных газетенок ляпнет, что профессор Литтл, подкупленный нечестными бизнесменами, составил ошибочный прогноз нарочно, чтобы вызвать панику. И напрасны будут тогда опровержения и оправдания. Если Литтла и не растерзает разъяренная толпа потерпевших, то ученые наверняка отшатнутся от него.
Циклон должен был обрушиться на Рио-Айр. И если прогноз не сбылся — значит, надо перечеркнуть все учение о критических точках профессора Литтла, все его мечты о возможности управлять погодой.
Когда в кабинет профессора зашла Тесси Торн, настроение у него было очень подавленное. Старик сразу узнал девушку.
Как и полагается, вежливо приветствовал ее. Однако Тесси почувствовала, что профессор ей не рад, и, смущенная этим, не могла сказать прямо, зачем пришла. Она говорила о чем угодно, сама стеснялась этого и боялась прервать разговор, потому что молчание было бы еще страшнее: пришлось бы распрощаться и уйти.
Между прочим, Тесси похвасталась и приобретением генерала Крайна, передала рассказ Фредди про ошибочный прогноз. Профессор вдруг насторожился.
— Говорите, ошибочный прогноз? И ошибку нашли синоптики воздушного флота?
Растерянно моргая близорукими глазами, он тер пальцами лоб так, будто хотел развеять какое-то сомнение.
— Мисс Тесси, вы меня очень удивили. Синоптики воздушного флота никогда не смогут найти ошибки в вычислениях нашего института, потому что… — профессор запнулся, почти с ужасом взглянул на гостью. — Погодите, я, кажется, начинаю понимать. Да, да… Простите, я должен оставить вас на минутку.
Он выбежал из кабинета, а когда вернулся — на него страшно было взглянуть.
— Атомная бомба… — прошептал он отчаянно. — Они сняли копию с моих расчетов и произвели атомный взрыв в критической точке!.. Мисс Тесси, я рассказал о возможности спасти Рио-Айр только одному человеку, своему другу детства. Как это ужасно!..
Тесси ничего не понимала.
— Господин профессор, объясните, умоляю, в чем дело?.. Пусть даже атомная бомба, но ведь она спасла Рио-Айр?
— Спасла? — он смотрел на девушку удивленно и возмущенно. — Она спасла полторы сотни дворцов, сотни две дач, в том числе и мою. Зато город Сан-Клей будет уничтожен. А там — сорок тысяч жителей. Через три часа на Сан-Клей обрушится такой шквал, которого Мония еще не знала.
Теперь уже Тесси поняла.
— Профессор, но ведь еще три часа! За это время можно вывезти всех!
— Вывезти? — криво улыбнулся Литтл. — Час назад, получив точный прогноз будущего бедствия, я обратился к директору Института с просьбой предупредить жителей города Сан-Клей. Мне отказали, потому что это, видите ли, расходится с предыдущим прогнозом. Пять минут назад я умолял, убеждал и, наконец, добился того, что сигнал бедствия был послан служебными линиями связи. Но это уже ни к чему. Туда должны были бы немедленно вылететь вертолеты, потому что даже вездеходы вряд ли прорвутся сквозь каменные ворота в долине реки Атаски, когда ветер с моря гонит воду против течения.
— Вы говорили про вертолеты?
— Да, говорил. Что-что будет сделано. Но это не спасет положения… Извините, мисс Тесси, я должен туда ехать. Каждая минута дорога. Может, удастся что-то организовать на месте.
— Сколько езды до Сан-Клея?
— Два часа автомашиной.
— Итак, полтора… Ну, что же, профессор, приглашаю вас быть моим пассажиром. Я как раз собиралась поехать в те края. Уверяю, мы не опоздаем.
Эйр Литтл на мгновение заколебался, потом кивнул головой в знак согласия.
Через десять минут на автостраду выскочила розовая спортивная машина. Переходя с дорожки на дорожку, она продвигалась все ближе к левой бровке, над которой висели знаки «100–250». Здесь разрешалось ехать с максимальной скоростью.
Крепко сжав челюсти, Тесси пристально смотрела вперед, туда, где на горизонте уже появилась темная угрожающая полоса.
А стрелка спидометра все ползла и ползла вверх. Дошла до 250. Остановилась.
Это был максимум, которого можно было выжать из розовой красавицы «Ласточки».

В одном строю

Под вечер двенадцатого дня Первого месяца 16 года Атомной эры по автостраде в направлении Дайлерстоуна неспешно ехал огромный рефрижератор с надписью на бортах: «Мистер Плайв-Ау. Фрукты».
Это был гигант среди машин. Каждое из его колес было толщиной и высотой с человека. Атомный двигатель этого колосса мог бы вполне свободно двигать корабль, а на крыше фургона поместилась бы немаленькая танцевальная площадка.
Такому великану не угрожало ничего. Мощные стальные буфера, небольшая скорость и невероятная мощь делали его похожим на какого-то доисторического броненосца, что мог продвигаться через джунгли напролом, не причиняя себе никакого вреда.
Может, именно поэтому шофер, широкоплечий юноша с белокурыми растрепанными волосами, совершенно безразлично поглядывал на страшную тучу, которая двигалась с правой стороны наперерез автостраде.
Но чем ближе подползало облако, тем серьезнее становился юноша. Наконец, он толкнул в бок напарника, который дремал рядом на широком сидении.
— Тедди, посмотри, какая туча прет!
Тот вскочил, протер глаза и посмотрел на черную завесу.
— Плохо, Люстиг. Нарубит дров. В позапрошлом году, когда я ездил с толстяком Петти, мы попали в такую же передрягу. Нам, конечно, ничего. А грузовых и легковых по-перекидало и разбилось немало… Давай быстрее, до моста еще далеко, его надо переехать заблаговременно.
Белокурый Люстиг внял совету. Тут, у устья Атаски, всегда дуют бешеные штормовые ветры, а сегодня надвигалось нечто действительно страшное.
Еще ярко сияли оба Солнца, и над автострадой небо был чистое и спокойное. Тем более резкой казалась грань света и тьмы на востоке. Черная, как сажа, стена залегла отвесно, сколько видит глаз. Вверху над ней в бешеном танце крутились взвихренные седые пряди, внизу ткали бесконечный причудливый узор синие молнии. И катился оттуда глухой, непрерывный гром, слышный даже сквозь гул турбин рефрижератора.

— Вряд ли успеем… — Люстиг нажал на педаль сильнее и вдруг притормозил. С встречной полосы в эту сторону круто развернулась розовая спортивная машина и остановилась перед рефрижератором, загородив ему путь.
— Ну, куда тебя черти… — но Люстиг не кончил брани.
Из-за руля машины выскочила молодая девушка и закричала:
— Поворачивай! Стал поперек дороги! Быстро!
— Погоди, девочка! Что случилось?
Кое-как, впопыхах Тесси пояснила белокурому шоферу, что надо перегородить дорогу: все машины должны проезжать только через Сан-Клей. Вскоре налетит ураган, который уничтожит, а река Атаска затопит весь городок. Прогноз абсолютно верен. Надо спасать людей. Попутные машины смогут вывезти многих.
— Сложное дело! — почесал затылок шофер. — Но когда надо — сделаем. Не возражаешь, Тедди?
Пока длилась эта беседа, за рефрижератором собрался целый хвост автомашин. Шоферы бежали к первой машине, чтобы узнать, что произошло.
— Поврежден мост через Атаску! — объяснял белобрысый Люстиг. — Айда, ребята, через Сан-Клей.
— Спасибо! — прошептала Тесси и пожала ему руку в знак благодарности. — Мы с профессором едем в город, организуем эвакуацию населения, а ты тут бди. Смотри, не пропускай никого!
И спортивная машина помчалась к Сан-Клею.
Через несколько минут рефрижератор перегородил автостраду как раз на перекрестке. Полицаям дорожного надзора, которые примчались, чтобы ликвидировать пробку, Люстиг заявил, что действует по приказу комиссии Сената, которая якобы только что уехала в городок.
Полицай сразу же выставил знак «Объезд», и машина за машиной поехали в сторону Сан-Клея. Они сначала взбирались на холм, потом спускались в котловину и, наконец, исчезали в мрачном ущелье, откуда вырывалась бурная Атаска. Вслед за машинами в сан клейскую долину медленно заползала черная туча. Она уже затянула полнеба, и светлее не становилась. Стали ярче молнии, и гром уже не грохотал в отдалении, а бухал резко и оглушительно.
— Страшная будет ночь! — встревоженно сказал Люстиг. — Боюсь, чтобы бы ураган не застал девчонку где-нибудь в ущелье. Сбросит в пропасть.
— Да не должно бы…
Оба обеспокоенно смотрели на горный хребет, который закрывал сан-клейскую долину: в монолитном массиве виднелась глубокая расселина, словно след от удара гигантского топора. Там еще царил свет.
— Едет… — сдержанно сказал Тедди.
Из ущелья, навстречу бесконечной колонне машин, выскочило розовое пятнышко, озаренное последними лучами Солнц. Даже издалека видно было, что машину аж заносит на поворотах.
— Лихо ездит, оторва! — восторженно сказал Люстиг. — Удивляюсь, как этот старый сыч держит ее шофером… А бедовая — пальца в рот не клади!
Люстиг балагурил, а сам не спускал глаз с розовой машины. Она уже поднялась на холм, когда полил такой дождь, что темно стало. И одновременно посыпались огненные стрелы. Казалось, скрытые в облаках бомбардировщики дождались подходящего момента, и теперь начали артиллерийскую подготовку залпами реактивных снарядов.
Через несколько минут розовая машина остановилась рядом с рефрижератором. В ее открытом салоне было полно воды.
— Ну, девочка, поехали? — закричал Люстиг, выскакивая из кабины. — Лезь сюда, а малютку возьмем на буксир.
— Погоди, друг… — девушка схватила его за рукав куртки. — Надо ехать… но в Сан-Клей. Там ужасная паника. Твоя машина сможет спасти многих.
Лил такой дождь, что уже за шаг ничего не было видно. Волосы девушки слиплись и свисали некрасивыми прядями, а сама она, мокрая насквозь, теперь была похожа на худого подростка, который испугался и замерз, но не хочет этого показывать.
Шоферы согласились, хотя хорошо знали, что из-за задержки в пути могут лишиться работы. Нежные тропические фрукты доставляются в Дайлерстоун по точному расписанию. Компании мистера Плайв-Ау наплевать на всякие стихийные бедствия — она платит неустойку за опоздание с поставкой.
— Мою машину бросим здесь. Она будет только мешать.
— Ладно, — кивнул головой Люстиг.
Розовую «Ласточку» быстренько загнали на территорию бензозаправки, а тяжеленный рефрижератор тем временем неуклюже развернулся на автостраде.
Сначала ехали молча, только обменялись краткими: «Люстиг!» — «Тесси!» — «Тедди!». Потом Люстиг поинтересовался, как профессор сумел предсказать катастрофу, что грозит городку, и почему спохватились так поздно.
Девушка рассказала и про электронно-вычислительную машину, и про критические точки. Когда она вспомнила про атомную бомбу, коварно взорванную на полуострове Кой-терс, ее спутники странно переглянулись, однако ничего не сказали. А вскоре разговор прервался, ибо за хлопаньем грома и неистовым завыванием ветра не стало слышно слов.
Рефрижератор приближался к ущелью. Взбешенная стихия распоясалась совсем. Везде неистовствовала вода, ревущая, пенистая. Не затихая ни на мгновение, дул такой ветрище, что рефрижератор вздрогнул, готовый перевернуться.
За ущельем дорога начала медленно идти под уклон, и машина все сильнее погружалась в воду. Волны уже плескались в кабину, ширели на стенках герметичных кожухов турбин. Однако машина все-таки ползла вперед.
Припав лицом к ветровому стеклу, Тесси до боли в глазах вглядывалась в седую, полосатую мглу. Именно здесь, перед Сан-Клеем, стояли одинокие домики, жители которых вряд ли успели выбраться.
Большинство жителей Сан-Клея беда застала неожиданно. Очень страшным был первый натиск урагана, который разметал сотни домов, повывертев с корнями множество деревьев. Но самой опасной была вода. Сильный ветер обратил воды Атаски в ущелье перед устьем вспять. Каменные стены ущелья направили потоки воды в долину. А над ней и так свирепствовал такой ливень, что лодки заливало доверху за несколько минут.
От воды защищаться трудно — от нее надо бежать. Но бежать из Сан-Клея было уже поздно: вода пересекла все пути, окружила обреченных и непрерывно поднималась все выше и выше. Люди взбирались на крыши, на деревья и не знали, что это не спасет их, потому что дождь будет лить более трех суток и вся долина превратится в бешеную реку.
Профессор Эйр Литтл мог бы гордиться: его учение о критических точках подтвердилось блестяще. Взрыва одной атомной бомбы хватило, чтобы изменить весь ход атмосферных процессов в месте зарождения циклона, направить ветер и воду по обходному пути. Но такой успех не давал утешения: Сан-Клей тонул, гибли люди. И если бы не вмешательство профессора Литтла, если бы старик не приехал в городок заблаговременно, количество жертв было бы гораздо большим.
Сигнал бедствия, переданный служебными линиями связи, привел только к тому, что большинство чиновников рванули из городка, оставив его на произвол судьбы. Профессору пришлось самочинно взять на себя обязанности мэра и начальника полицейского комиссариата. Он приказал полицаям останавливать машины, выбрасывать вон груз и сажать людей. По его распоряжению в порту было вскрыто помещение склада торговой фирмы «Байерс и К°» и забрано оттуда и роздано населению несколько тысяч спасательных поясов. Несчастные ворвались в старинный замок, который принадлежал мистеру Кейз-Олу. Только эта, окруженная толстыми стенами крепость на высоком холме и могла защитить людей от взбесившейся стихии.
Литтлу подчинялись все. Им руководило отчаяние, неистовое желание хоть как-то искупить собственную вину. А для людей, которые растерялись и потеряли надежду на спасение, такая решительность и непреклонность были свидетельством мужества, которое поддерживает и вдохновляет.
Рефрижератор добрался до спасительного холма глубокой ночью. Ветер стих, зато дождь лил безостановочно. Вода залила все улицы и постепенно подползала к замку мистера Кейз-Ола. Но его толстые стены могли выдержать любой натиск волн. Надо было спешно насыпать дамбу только перед главными воротами и еще в нескольких местах.
Не спрашивая согласия, новоприбывших немедленно мобилизовывали на эту работу. Лишь через несколько часов, когда опасность была устранена, люди позволили себе отдохнуть.
Посветлело. Собственно, по часам утро наступило уже давно, но солнечный свет не мог прорваться сквозь сплошную завесу туч и дождя. Только и изменилось, что мгла посерела, стала пепельной. В этом призрачном освещении старинная крепость проступала причудливым массивом, отвесной скалой, которая, казалось, вот-вот упадет и раскроет еще шире отверстие в небе, полном воды.
В замке мистера Кейз-Ола, в тех заветных покоях, куда не ступала нога ни одного сан-клейца, сейчас было полно людей. Забиты были чердак и подвалы, каморки и конюшни. А те, кто не смог попасть под крышу, стояли на дворе по колено в воде.
На следующий день, когда ливень начал утихать, профессор вместе с Тесси выехали в Дайлерстоун катером.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

***

***

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании"

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 157 | Добавил: iwanserencky | Теги: Николай Дашкиев, книги, слово, Научно-фантастический роман, из интернета, писатели, фото из интернета, Гибель «Урании», писатель Николай Дашкиев, проза, фото, писатель, из произведений Н.Дашкиева, Роман, фантастика, текст, Николай Александрович Дашкиев, О чтении книги Гибель Урании | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: