Главная » 2023 » Июнь » 2 » Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 318
19:49
Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 318

***

***

***  

Она отпрянула, охваченная подозрениями.

— Что случилось? Уж не выгнала ли тебя Джессика из своей постели?

— Вовсе нет. — Лето решил рассказать Кайлее о вчерашнем разговоре с Джессикой, но передумал. Если Кайлея узнает, что за предложением Лето стоит Джессика, то она не примет его предложения. — Я решил прислать тебе подарок, Кайлея.

Женщина против воли просияла. Лето так давно перестал дарить ей дорогие безделушки.

— Что это? Драгоценности? — Кайлея протянула руку к карману кителя Лето, где он обычно прятал камни, ожерелья и золото, которыми баловал свою наложницу в начале их отношений. В то время она принималась искать подарки, и этот ритуал часто превращался в прелюдию любовной игры.

— На этот раз нет. — Лето ласково, но не без горечи улыбнулся. — Когда-то ты привыкла к своему отчему дому, который был гораздо комфортабельнее сурового каладанского замка. Ты помнишь бальный зал Гран-Пале с его синими стенами?

Кайлея озадаченно посмотрела на своего бывшего любовника.

— Да, стены были выложены редким синим обсидианом, но я не видела этот камень много-много лет. — Голос ее стал задумчивым, а мысли начали блуждать в дальних и милых ее сердцу краях. — Я помню себя ребенком, когда, одетая в бальное платье, рассматривала прозрачные стены, в которых одно отражение наслаивалось на другое, превращая стену в галерею причудливых призраков. Канделябры, отраженные в стене, были похожи на яркие созвездия, сияющие с бездонного синего неба.

— Я решил установить стены из синего обсидиана в бальном зале и в твоих покоях, — объявил Лето. — Все будут знать, что я сделал это для тебя.

Кайлея не знала, что и думать.

— Ты делаешь это, чтобы успокоить свою совесть? — спросила она, провоцируя его на возражение. — Хочешь так легко отделаться?

Лето медленно покачал головой.

— Я смирил свой гнев, Кайлея, и испытываю к тебе очень теплые чувства. Твой синий обсидиан уже заказан у торговцев Хагала, хотя и будет доставлен сюда лишь через несколько месяцев.

Он направился к выходу, но на пороге остановился. Кайлея молчала, потом, тяжело вздохнув, как будто ей было очень трудно произнести такие слова, она разжала губы.

— Я очень благодарна тебе, — сказала она уходящему Лето.

---

***

===

~ ~ ~
Мужчина может победить сильнейшего врага, преодолеть длиннейший путь и пережить самую страшную рану, но при этом он остается беспомощной игрушкой в руках женщины, которую любит.

Дзенсунни. «Мудрость страннника»

Задыхаясь от головокружительного предвкушения, Лист Кинес заставлял себя действовать методично и неторопливо, чтобы не наделать ошибок. Хотя он и был взволнован до глубины души предстоящей гонкой за рукой Фарулы, Лиет понимал, что если он не подготовится к михне должным образом, то скорее всего найдет в пустыне не жену, а смерть.

С неистово бьющимся сердцем он надел защитный костюм и, сдерживая нетерпение, проверил все соединения и застежки, чтобы не терять во время путешествия драгоценную влагу. Надев костюм, он тщательно проверил содержимое мешка, где находились запасы воды и пищи, а потом еще раз развернул фремкит, чтобы убедиться, что и там все на месте: палатка, парамагнитный компас, инструкции, карты, лопатка, инструменты, нож, бинокль, аптечка и запасные части к палатке и костюму. Потом Лиет взял крюк погонщика и вибратор, который понадобится для вызова червя, на котором он отправится в дальнее путешествие через Великую Равнину и Хаббания-Эрг к хребту Хаббания.

Пещера Птиц — уединенное место, остановочный пункт для фрименов, не имевших постоянного сиетча и совершавших длительные переходы. В Пещере они могли отдохнуть и набраться сил. Фарула, должно быть, отбыла туда два дня назад, вызвав червя, что могли делать лишь немногие фрименские женщины. Фарула, видимо, знала, что сейчас в Пещере никого нет. Теперь она ждет там Лиета или Варрика — в зависимости от того, кто придет первым.

Лиет, собираясь, сновал по комнате, примыкавшей к спальне родителей. Мать, услышав странную для столь позднего часа возню, появилась на пороге и откинула занавеску.

— Зачем ты готовишься к долгому путешествию, сынок? Он взглянул на мать.

— Мама, мне надо уйти, чтобы добыть себе жену. Тонкие губы Фриет растянулись в улыбке, придав мягкое выражение ее смуглому обветренному лицу.

— Значит, Фарула придумала вам испытание.

— Да, и мне надо спешить.

Своими тонкими умелыми пальцами Фриет проверила застежки защитного костюма сына и помогла ему взвалить на спину и пристегнуть фремкит. Тем временем Лиет достал и развернул карту, напечатанную на пряной бумаге, чтобы вспомнить географию планеты, известную только фрименам. Он внимательно рассмотрел топографию пустыни, пристально изучив расположение горных отрогов и соляных озер. В легенде, приложенной к карте, излагались сведения о господствующих ветрах и датах возможных песчаных бурь.

Варрик отбыл из дома раньше и получил фору, но друг Листа не предпринял никаких мер предосторожности, очертя голову бросившись в опасное предприятие и полагаясь на свою фрименскую сноровку и элементарное везение. Но решение внезапно возникших проблем требует времени и сил, и Лиет решил потратить несколько минут, чтобы потом избежать нежелательных задержек.

Мать поцеловала его в щеку.

— Помни, что пустыня — не друг и не враг. Она — просто препятствие. Используй это знание к своей выгоде.

— Хорошо, мама, но Варрик тоже знает, что такое пустыня.

Пардота Кинес поблизости не оказалось, впрочем, как и всегда. Лиет уедет и успеет вернуться, прежде чем планетолог узнает, что его сын совершил едва ли не самое важное в своей жизни путешествие.

Лиет выбрался за пределы сиетча и остановился перед зубчатыми горами, окаймлявшими освещенную восходящими лунами пустыню. Вдали слышался ритмичный стук вибратора.

Варрик уже начал свой путь.

Лиет бросился вперед по крутой тропинке, ведущей к открытой равнине, но остановился. У каждого червя была своя территория, которую он изо всех сил охранял от других червей, поэтому бесполезно вызывать червя там, где это делает Варрик.

Поняв это, Лиет, вместо того чтобы спускаться на равнину, поднялся выше в горы, держа путь к еще одному, более мелкому песчаному бассейну. Лиет надеялся, что ему удастся вызвать более крупного и быстрого червя, чем его другу-сопернику.

Вскарабкавшись на скалу, Лиет огляделся и внимательно осмотрел длинную дюну, обращенную пологим склоном к открытой пустыне. Вот самое подходящее место для ожидания червя. Лиет воткнул вибратор в склон дюны и установил рабочий режим, не включив таймер задержки. В его распоряжении оставалось несколько минут, в течение которых он вполне успеет по рыхлому песку взобраться на вершину дюны. В темноте трудно будет рассмотреть рябь на поверхности песка, возникающую при движении приближающегося чудовища.

Слушая ритмичное бум-бум-бум, Лиет достал из фремкита необходимые инструменты и разложил их перед собой: телескопический кнут и крюки погонщика, которыми тот крепился к спине зверя. Раньше, когда Лиет вызывал червя, ему помогали другие. Были люди, которые высматривали червя, были те, кто помогал, когда возникали непредвиденные трудности и препятствия. Но сегодня Листу все предстояло делать самому, и он приготовил все, следуя старому, знакомому до мелочей ритуалу. Он прикрепил специальные кошки к сапогам, взял в руку веревки, торопливо спустился с дюны и принялся ждать.

По ту сторону гряды Варрик уже оседлал своего червя и отправился в путь через Великую Равнину. Лиету оставалось только надеяться, что он сумеет наверстать упущенное время. До Пещеры Птиц было два или три дня пути, и кто знает, что может произойти в пустыне за этот бесконечно долгий срок.

Погрузив кончики пальцев в песок, Лиет застыл в полной неподвижности. Ночь была тиха: ни ветерка, ни постороннего звука. Был слышен только звук работающего вибратора. Наконец до слуха Лиета донесся скрип и шелест песка, мощный рокот движущегося под землей песчаного левиафана, привлеченного ритмичным стуком. Червь подбирался все ближе и ближе, вздымая перед собой гряду движущегося песка.

— Шаи Хулуд послал большого зверя, — сказал Кинес, испустив вздох облегчения.

Описав полукруг, червь приблизился к вибратору. Выгнутая исполинская спина, покрытая песком, показалась над поверхностью земли; широкие щели между кольцами были глубоки, как каньоны.

Лиет на мгновение застыл, охваченный благоговением, а потом побежал навстречу червю, держа в обеих руках крюки. Даже сквозь вставленные в ноздри затычки защитного костюма Лиет ощутил запах серы, расплавленного камня и мощный, резкий эфирный запах пряности, вытекавшей из пор чудовища.

Лиет побежал вдоль червя, пока тот пожирал вибратор. Прежде чем червь успел снова зарыться в песок, Лиет ловко вонзил блестящее жало крюка в ведущий край кольцевидного сегмента. Потом молодой человек изо всех сил потянул крюки, раздвигая кольца сегментированного туловища, между которыми обнажилась розовая плоть зверя, на которую посыпался шершавый песок, и зафиксировал крюки в нужном положении.

Чтобы избежать раздражения песком нежной кожи, червь приподнялся над землей и рванулся вперед, увлекая за собой Кинеса. Вытянув свободную руку, Лиет воткнул в червя еще один крюк и снова потянул, растягивая другие сегменты.

Червь рефлекторно приподнялся, чтобы избавиться от назойливых и неприятных прикосновений.

Обычно помощники растягивали как можно больше сегментов, но сейчас Лиету приходилось действовать в одиночку. Зацепившись кошками за плотную кожу Шаи Хулуда, Лиет взобрался на спину червя и вложил распорки в щели между растянутыми сегментами. Червь приподнялся, и Лиет, ударив его палкой, заставил двигаться в нужном направлении — к Великой Равнине.

Лиет веревками зафиксировал крюки и встал, взглянув назад, на выгнутое таинственной аркой тело червя. Каким огромным он оказался! Над ним буквально висела аура небывалого собственного достоинства, от червя веяло великой древностью, восходящей своими корнями к самым истокам зарождения планеты. Лиету никогда не приходилось видеть такого гиганта. На нем можно передвигаться долго и с большой скоростью.

Если повезет, то он, пожалуй, перегонит Варрика…

Луны поднимались все выше, а червь неутомимо мчался мимо песчаных дюн, проглатывая огромные расстояния. По звездам и их скоплениям Лиет проверил правильность курса. Ориентиром служил хвост похожего на мышь созвездия, носившего название Муад'Диб — «Тот, кто показывает путь». Было просто невозможно заблудиться, следуя этому указателю.

Вот показался след еще одного червя. Наверное, это след Варрика; дети Шаи Хулуда редко по собственной воле выбираются на поверхность. И все же Лиет от души надеялся, что именно ему, несмотря ни на что, улыбнется удача.

Спустя несколько часов гонка превратилась в привычное монотонное путешествие, и Лиета потянуло в сон. Можно было привязать себя к червю и немного вздремнуть, но Лиет не осмелился сделать этого. Надо было бодрствовать, чтобы править несущимся по пустыне левиафаном. Если Шаи Хулуд собьется с пути, то Лиет потеряет время, которое уже не сможет наверстать.

Он ехал верхом на черве всю ночь, до того момента, когда лимонный свет солнца не коснулся глубокой синевы небосклона, смыв с него звезды. Лиет внимательно вглядывался в небо. Там могли в любой момент появиться патрульные орнитоптеры Харконненов, хотя они редко заходили ниже шестидесятых широт.

Все утро Лиет продолжал свой путь до тех пор, пока червь не задрожал и не начал сопротивляться всем попыткам подгонять его дальше. Зверь был готов упасть от усталости. Иногда бывали случаи, когда фримены загоняли червей насмерть, но это считалось плохим предзнаменованием, а Лиет не хотел рисковать.

Он направил длинного, сверкающего на солнце червя к скоплению скал. Потом Лиет выдернул из тела зверя крюки и побежал к хвосту, чтобы спрыгнуть перед тем, как гигант начнет стремительно зарываться в песок. Спрыгнув с червя, Лиет побежал к гряде скал, выделявшихся своей окраской на фоне монотонной гаммы коричневых, желтых и серых цветов пустыни. Этот скалистый барьер отделял один равнинный бассейн от другого.

Нырнув под защитный тент палатки и завернувшись в отражающее тепловые лучи одеяло, которое он извлек из фремкита, Лиет решил час посвятить полноценному сну. Он мог во сне отреагировать на любой подозрительный шум, но сон был глубоким и освежил молодого человека, придав ему энергии.

Проснувшись, Лиет встал и взобрался на гряду скал, отделявших его теперь от Хаббания-Эрга. Там Лиет установил второй вибратор и вызвал другого червя, намного меньше первого, но все же имевшего устрашающие размеры. На втором черве Лиет ехал всю вторую половину дня.

Когда над горизонтом начали сгущаться сумерки, Лиет своим зорким взглядом рассмотрел едва заметную окраску на теневой стороне дюн — светлая серовато-зеленая трава пустила корни в дюнах, укрепляя их и придавая им устойчивость к воздействию ветра. Фримены сажали эту траву и ухаживали за ее робкими побегами. Отец мог считать прогрессом, если давал корни хотя бы один из тысячи посаженных побегов. Настанет день, когда дюны зазеленеют, как в древности.

Под усыпляющий монотонный шум песка, по которому скользило исполинское тело червя в течение многих часов однообразного пути, Лиет задумался, вспомнив уроки отца.

«Надо заякорить пески, и мы выбьем из рук ветра его самое главное оружие. На этой планете есть места, где скорость ветра не достигает и нескольких переходов в час. Эти места мы называем „пятнами минимального риска“. Если мы посадим растительность на дюнах, то создадим барьеры на пути ветра и пятен минимального риска станет больше. Так мы сделаем еще один, пусть и крошечный, шажок на пути достижения нашей общей цели».

Полусонный Лиет удивленно покачал головой. Даже здесь, один, в пустыне, я не могу избавиться от голоса великого человека, от его мечтаний, от его уроков.

Однако Лиету предстояло ехать еще много часов. Варрика нигде не было видно, но в пустыне много дорог. Лиет не отказался от борьбы и не думал снижать скорость. Наконец впереди, в дрожащем мареве горизонта показалась темная расплывчатая линия: хребет Хаббания, то место, где расположена Пещера Птиц.

* * *
Варрик оставил своего последнего червя и с удвоенной энергией стал карабкаться вверх по склону горы, цепляясь за нее руками и ногами. Он ориентировался по едва заметным, видимым только фримену приметам. Зеленовато-черные и охряно-красные скалы были обожжены солнцем и вылизаны беспощадными бурями Арракиса. Потоки песка оставили на поверхности скал мелкие углубления и трещины. Вход в пещеру не был виден, но он и не должен быть виден, фримены никогда не рискуют показывать свои жилища чужакам.

Варрик совершил удачное путешествие, и черви ему попадались хорошие. Он нигде не отдыхал, чувствуя, что должен первым приехать к Фаруле, чтобы просить ее руки… и для того, чтобы превзойти своего друга Лиета. Потом Варрик будет с гордостью рассказывать эту поучительную историю своим внукам. В сиетчах уже ходят разговоры о том, какое необычное испытание выбрала Фарула для своего ахала.

Поочередно цепляясь руками за едва заметные выступы в скале, Варрик наконец добрался до узкого карниза. Рядом с замаскированным входом на карнизе виднелся след узкой женской ноги. Ни один фримен не мог оставить такой след случайно, и Фарула поступила так преднамеренно. Это был знак: она здесь и ждет.

Остановившись в некоторой нерешительности, Варрик вздохнул. Это было долгое и опасное путешествие, и он надеялся, что его друг Лиет остался в живых. Может быть, его кровный брат уже близко и Варрик не видит его только потому, что гряда скал закрывает от него пустыню. Молодой человек не хотел потерять друга даже из-за столь дорогой его сердцу женщины и от всей души надеялся, что ему не придется драться с Лиетом.

Но он все равно хотел быть первым.

Варрик вошел в пещеру, на фоне входа у края скалы обозначился его четкий силуэт. Темнота пещеры ослепила его. Наконец он услышал ласковый женский голос. Слова, как шелковые занавеси, заструились по стенам пещеры.

— Ты пришел вовремя, — сказала Фарула, — я ждала тебя. Она не назвала его по имени, и Варрик на несколько мгновений в нерешительности застыл на месте. Потом Фарула сама подошла к нему. Варрик увидел ее длинные мускулистые руки и ноги. Она пробуравила его взглядом своих огромных глаз. Варрик ощутил запах не похожих на пряность трав и ароматов.

— Входи, Варрик, мой супруг, — взяв его за руку, Фарула повела Варрика в глубь пещеры.

Нервничая и не находя нужных слов, Варрик высоко поднял голову и вытащил из носа затычки защитной маски, а Фарула в это время принялась расстегивать застежки его сапог.

— Я искупил вину, наложенную тобою на меня, — сказал он, произнеся ритуальную фразу фрименской церемонии бракосочетания. — Я лью сладкую воду на тебя в этом безветренном месте.

Фарула произнесла следующую фразу:

— Ничего, кроме жизни, не будет между нами. Варрик потянулся к Фаруле.

— Ты станешь жить во дворце, любовь моя.

— Наши враги падут, и от них останется лишь прах, — пообещала она.

— Я хорошо познаю тебя.

— Воистину хорошо.

Потом они заговорили вместе;

— Мы пройдем по этому пути вместе, и моя любовь проложит дорогу для тебя.

Закончив ритуальную молитву и благословение, они улыбнулись друг другу. Наиб Хейнар проведет церемонию формального бракосочетания, когда молодые вернутся в сиетч Красной Стены, но в глазах Бога и в своих собственных они уже считали себя мужем и женой. Они долго смотрели в глаза друг другу, а потом, взявшись за руки, направились в прохладную темноту пещеры.

* * *
Лиет, задыхаясь, вскарабкался по склону скалы к входу в пещеру, оскальзываясь на осыпавшейся под его ногами гальке, только затем, чтобы услышать изнутри голоса. В какой-то момент он подумал, что, может быть, Фарула взяла с собой служанку или подругу. Но второй голос явно принадлежал мужчине.

Варрик.

Лиет услышал слова свадебной молитвы и понял, что бракосочетание совершилось, и теперь Фарула — жена его друга. И было уже не важно, как сильно Лиет желал Фарулу, как много пережил он, разглядывая таинственный белый бриан. Теперь она была для него окончательно потеряна.

Лиет молча спустился с карниза и, усевшись в тени скалы, предался невеселым раздумьям. Варрик был его другом, и Лиет должен благородно признать свое поражение, не подавая виду, насколько сильно оно его расстроило. Но все же себе юноша не мог не признаться, что такой глубокой печали он не испытывал никогда в жизни. Понадобится время, чтобы эта рана затянулась и перестала кровоточить.

Лиет Кинес просидел под скалой почти час, невидящим взором глядя на пустынный горизонт. Потом, не подходя снова к пещере, он спустился с горы и вызвал червя, чтобы отправиться домой.

***  

===

~ ~ ~
Политические лидеры зачастую не осознают практической пользы силы воображения и новых идей. Эти люди находятся в счастливом неведении до тех пор, пока кровавый бунт не открывает им глаза.

Кронпринц Рафаэль Коррино. «Рассуждение о галактической власти»

В сборочном цехе, расположенном в глубинах иксианских недр, где строили лайнеры, было светло, как днем. Мощные лампы освещали каждый угол ровным беспощадным светом, на стенах вырисовывались не правдоподобно четкие тени крепежных балок. Лучи света пронзали воздух, наполненный дымом, валившим от горячего флюса и свариваемых деталей. Надсмотрщики громко выкрикивали команды, огромные фигурные плиты, подгоняемые друг к другу, сталкивались с немыслимым звоном, отдававшимся под сводами пещеры оглушительным эхом.

Рабочие, загнанные в этот цех, работали ни шатко ни валко, изо всех сил уменьшая доходы ненавистных тлейлаксов. С начала работ прошло уже несколько месяцев, но готов был только металлический остов устаревшего лайнера.

К'тэр, еще раз поменявший документы, записался в команду рабочих цеха и старательно сваривал корпус корабля и натягивал тросы, крепившие стенки грузового отсека. Сегодня ему надо было находиться в гроте, чтобы видеть искусственное небо на потолке.

Отсюда должен быть хорошо виден результат последнего этапа нового безумного плана…

После серии взрывов, которые они с Мираль устроили два года назад, тлейлаксы стали обращаться с народом еще более жестоко, усилив репрессии, но иксианцы оказались стойкими и не сломались под удвоившимся гнетом. Напротив, пример неизвестных борцов оказался заразительным, и в стране появились новые повстанцы, которые — кто поодиночке, кто мелкими группами — возобновили борьбу. Эти люди составили целую армию, которую не могли остановить никакие самые жестокие репрессии.

Отрезанный от всех источников информации, не осведомленный о положении дел на планете, принц Ромбур продолжал слать на Икс взрывчатку и другое вооружение, но К'тэр и Мираль смогли получить лишь одну из этих «посылок». Тлейлаксы утроили бдительность и проверяли теперь грузы всех кораблей, прибывающих на Икс. Были сменены рабочие портов прибытия и пилоты челноков. Все с таким трудом налаженные контакты были утрачены, и К'тэр снова остался один.

Однако и К'тэр, и Мираль не теряли надежды. Все чаще и чаще видели они то разбитые окна, то испорченные внутренние грузы. Саботаж усилился, темпы работ упали, хотя и раньше рабочие трудились на новых хозяев спустя рукава. Совсем недавно был схвачен человек, никогда не интересовавшийся политикой и не замеченный в принадлежности к сопротивлению. Его схватили, когда он выводил на стене подземного коридора огромные четкие буквы: «СМЕРТЬ ТЛЕЙЛАКСАМ!»

К'тэр с ловкостью кошки прошел по поперечной балке и добрался до подвесной платформы, на которой находился ультразвуковой сварочный аппарат. Взяв его, К'тэр в лифте поднялся на верхние балки строящегося корабля и взглянул вниз, где на километровой глубине копошились рабочие команды. Между вертикальными шпангоутами лайнера передвигались наблюдательные платформы, экипажи которых тщательно следили за рабочими. Люди медленно работали, не подозревая о том, что должно было произойти с минуты на минуту. Боковым зрением К'тэр увидел Мираль, которая тоже была здесь. Они увидят это вместе.

Теперь это может произойти в любой момент.

Голографическое изображение тлейлаксианского неба покрылось мерцающей рябью, сквозь него проступили хрустальные сталактиты, небоскребы, направленные книзу. То были некогда поражавшие великолепием здания, торчавшие теперь из каменного потолка грота, как гнилые уродливые зубы.

Мираль встала рядом с К'тэром, который, присев на корточки, прислушался к стуку и гулу, доносившимся снизу. Подняв голову, он напряженно всматривался в изображение, похожий на древнего земного волка, смотрящего в ночное небо. К'тэр застыл в ожидании.

В этот момент картина на своде дрогнула, сместилась и исказилась, было такое впечатление, что облака чужого неба погнал за горизонт могучий ураган. На потолке грота появилась совершенно иная голографическая проекция, переданная с далекого Каладана. На гигантском экране появилась титанических размеров голова бога.

За восемнадцать лет, проведенных в изгнании, Ромбур сильно изменился. Он повзрослел, в глазах появилось решительное выражение, осанка стала царственной, а голос звучал глубоко и выразительно.

— Я — принц Ромбур Верниус, — загремело с высокого свода. Все, кто находился в гроте, застыв в суеверном ужасе, устремили свои взоры вверх. — Я — законный правитель Икса, и я вернусь, чтобы вывести из рабства мой народ.

Все иксианцы испустили дружный вздох. С высокой балки Мираль и К'тэр видели, как в замешательстве заметались сардаукары, как их командир Гарон выкрикивал команды, приказывая им навести порядок. На балконах административного здания, размахивая руками, появились тлейлаксы. На балкон вышли и охранники.

Это было торжество. Мираль и К'тэр обменялись сияющими улыбками.

— Мы сделали это, — сказала Мираль, и только К'тэр услышал ее слова, потонувшие в общем шуме.

Им потребовалось около двух недель на то, чтобы изучить устройство систем управления изображением. Никто не мог предположить, что возможен такой продуманный и квалифицированный саботаж. Оккупанты, видимо, считали иксианцев не способными проникнуть на столь высокий уровень.

В том единственном грузе, который сумел получить К'тэр, Ромбур прислал свое выступление, рассчитывая, что повстанцы смогут размножить его и распространить среди населения. Принц надеялся, что говорящие постеры или закодированные послания смогут воспламенить боевой дух иксианцев, если их внедрить в системы коммуникации оккупантов.

Но предприимчивая пара повстанцев — Мираль и К'тэр — решили сделать нечто более запоминающееся. Идея принадлежала Мираль, а К'тэр помог ей довести задуманное до совершенства.

У Ромбура было широкое квадратное лицо, глаза сверкали страстной убежденностью, которой мог бы позавидовать любой правитель в изгнании. Коротко подстриженные, но немного растрепанные светлые волосы придавали принцу благородный аристократический вид. Принц научился многому в искусстве правления, находясь при дворе герцога Атрейдеса.

— Вы должны воспрянуть и сбросить прогнивший режим рабовладельцев. У них нет никакого права отдавать вам приказы и распоряжаться вашей жизнью. Вы должны помочь мне восстановить Икс во всем блеске его прежнего величия. Удалим эту опухоль, имя которой Бене Тлейлакс. Объединяйтесь и используйте все, что необходимо для того…

Звук на некоторое время исчез. Кто-то из тлейлаксов попытался наскоро починить выведенную из строя систему управления, но через несколько секунд голос принца, пусть и несколько искаженный, зазвучал опять, пробиваясь сквозь треск искусственных помех.

—..вернусь. Я жду подходящего момента. Вы не одиноки. Моя мать убита. Мой отец изгнан за пределы империи. Остались моя сестра и я, и мы следим за тем, что происходит на Иксе. Я намерен…

Лицо Ромбура деформировалось и исчезло в искрах статических разрядов. В гроте стало темнее, чем безлунной ночью. Тлейлаксы решили, что лучше вообще выключить небо, чем дать принцу говорить дальше.

Но Мираль и К'тэр продолжали улыбаться в наступившей чернильной тьме. Ромбур сказал достаточно для того, чтобы слушатели смогли вообразить себе нечто гораздо более грандиозное, чем произнес бы принц, если бы тлейлаксы позволили ему договорить речь до конца.

Спустя считанные секунды в чреве строящегося корабля вспыхнули, словно сотни солнц, аварийные лампы, высветив то, что там творилось. Стало видно, что рабочие, воодушевленные увиденным, оживленно переговариваются между собой. Все поняли, что принц Ромбур имеет самое непосредственное отношение к прогремевшим два года назад взрывам. Все видели, что на порабощенном Иксе продолжается сопротивление, а теперь произошло самое грандиозное событие. Все это правда, думали люди. Может быть, принц Верниус тоже здесь, среди них! Дом Верниусов вернется и изгонит проклятых тлейлаксов. Ромбур вернет Иксу счастье и былое процветание.

Радовались даже субоиды. Криво усмехнувшись, К'тэр вспомнил, что именно эти трансгенные рабочие были среди тех, кто помог изгнать графа Верниуса. В перевороте главную роль сыграли их бессмысленный бунт и слепая вера в то, что тлейлаксы облегчат их существование.

Однако К'тэр не держал на них зла. Сейчас был дорог каждый союзник, кем бы он ни был. Лишь бы он мог и желал сражаться за правое дело.

Бряцая оружием, вокруг метались выкрикивающие команды сардаукары, пытавшиеся разогнать толпу по домам. Из репродукторов доносились слова о введении чрезвычайного положения. Будет уменьшен продовольственный паек и увеличена продолжительность рабочего дня. Но тлейлаксы много раз поступали так и раньше.

Смешавшись с толпой, К'тэр и Мираль спустились с балки на безопасный пол грота. Чем больше будут неистовствовать оккупанты, тем ожесточеннее станет сопротивление, которое в конце концов окончится взрывом всеобщего восстания.

Командор Кандо Гарон выкрикнул команду на боевом языке сардаукаров, и те, чтобы запугать толпу, принялись стрелять в воздух. К'тэр вместе с другими вышел на прилегавшую к цеху площадь. Конечно, хозяева схватят кого-то из толпы, чтобы допросить, но никто не смог бы указать ни на него, ни на Мираль. Но они не колеблясь пошли бы на казнь, понимая, что ради того, что они только что сделали, можно и должно пожертвовать жизнью.

Смешавшись с толпой, разделенные людьми, К'тэр и Мираль беспрекословно выполняли приказы рассвирепевших сардаукаров. К'тэра переполнила радость, когда он услышал, как люди шепотом передают друг другу слова, сказанные Ромбуром Верниусом.

Настанет день… он обязательно настанет, когда Икс будет возвращен своему народу.

***  

===

~ ~ ~
Враги делают тебя сильнее, союзники — слабее.

Император Эльруд IX. Предсмертные озарения

После того как Гурни Халлек оправился от удара бичом, он еще два месяца проработал на прежнем месте, испытывая такое чувство внутреннего опустошения, которого он не испытывал за все два года, проведенных в рабстве у Харконненов. Безобразные шрамы пересекли щеку и шею несколькими свекольного цвета линиями, которые временами вспыхивали пульсирующей сверлящей болью. Сама рана давно затянулась, но яд продолжал действовать на нервные окончания, причиняя невыносимую боль, которая, словно молния, вспыхивала иногда в щеке и челюсти.

Но это была всего лишь боль. Это Гурни мог пережить. Физические страдания слишком мало значили для него. Они стали частью существования.

Гораздо больше его пугало то, что Раббан так милостиво наказал его за нападение на свою особу. Мешковатый Харконнен ударил его бичом, а охранники потом избили так, что Халлек три дня провел в лазарете, отделавшись несколькими мелкими переломами… Ему случалось страдать и сильнее. Что в действительности было на уме у палача?

Гурни вспомнил скучающее выражение в холодных глазах Глоссу Раббана, когда тот говорил управляющему: «Проверьте свои записи. Узнайте, откуда он появился и есть ли у него живые родственники». Гурни мрачно предполагал самое худшее.

Как и другие рабы, он день за днем влачил самое жалкое существование, испытывая все возраставший тошнотворный страх от предчувствия чего-то ужасного. Работал Гурни то в каменоломнях, то в ямах, где обрабатывали синий обсидиан. Часто возле Эбонитовой горы, напротив ям, где жили рабы, возле строений гарнизона садились корабли, на которые грузили куски сверкающего обсидиана, чтобы доставить его во владения Дома Хагала.

Однажды двое охранников без всяких церемоний вытащили Халлека из ямы. Густая жидкость струями потекла с его скудной одежды. Полуодетый, разбрызгивая маслянистую жидкость на охранников, Гурни, шатаясь, выбрался на площадь, откуда Глоссу Раббан инспектировал производство обсидиана и где на него напал непокорный раб.

Гурни увидел на площади низкий помост, перед которым стояло кресло. Никаких цепей, никакой шиги. Только одно кресло. Эти невинные с виду предметы вселили в душу Халлека неописуемый ужас. Он не понимал, что приготовил для него Раббан.

Охранники швырнули его в кресло и отошли в сторону. Рядом с креслом появился врач из тюремного лазарета, а на площадь строевым шагом вошли солдаты. Другие рабы продолжали работать в своих ямах. Их не вывели на площадь, значит, предстоящее зрелище предназначено для него одного.

Это было плохо. Очень плохо.

Чем больше волновался Гурни, тем большее удовольствие испытывали надзиратели, которые и не думали отвечать на его вопросы. Он замолчал, чувствуя, как жидкость на его коже высыхает, образуя твердую растрескавшуюся корку.

Знакомый Гурни врач подошел к нему, держа в руке маленький флакон с желтоватой жидкостью. Горлышко флакона заканчивалось острой иглой. Гурни видел такие флаконы в лазарете, но ему ни разу не делали такого укола. Врач подошел ближе и уколол Гурни в шею таким движением, словно давил осу. Гурни дернулся, мышцы его напряглись, горло сдавил спазм.

Теплое онемение распространилось по всему телу. Руки и ноги налились свинцом. Гурни ощутил слабые подергивания, а потом потерял способность двигаться. Он не мог даже моргать глазами.

Врач повернул кресло, развернув Гурни, как манекен, лицом к помосту. Внезапно Гурни понял, что это такое.

Сцена. Его принудят на что-то смотреть.

Из одного из зданий вышел Глоссу Раббан, одетый в блестящую военную форму, в сопровождении главного управляющего, тоже в форме. Человек с впалой грудью и объемистым животом по такому случаю вытащил из ноздрей фильтры.

Раббан остановился перед Гурни, который не хотел ничего — только вскочить на ноги и броситься на мучителя. Но пленник не мог двинуться с места. Парализующее лекарство держало его крепче, чем любые тиски, и Халлек мог лишь вложить в свой взгляд всю ненависть, на какую был способен.

— Заключенный, — сказал Раббан, и его толстые губы сложились в непристойную улыбку, — Гурни Халлек из деревни Дмитрий. После того как ты напал на меня, мы взяли на себя труд разыскать твою семью. От капитана Криуби мы узнали о тех мерзких песенках, которые ты имел обыкновение петь в таверне. Хотя твои односельчане не видели тебя уже несколько лет, никто не донес об этом властям. Некоторые из них перед смертью под пытками сказали, что они думали, будто тебя забрал очередной патруль и увез в город. Дураки.

Гурни впал в настоящую панику, в голове его помутилось, перед глазами замелькали черные тени. Он хотел спросить о судьбе своих покорных и тихих родителей, но боялся, что Раббан и сам все расскажет. Грудь Гурни сжало, как тисками, он пытался вдохнуть, борясь с параличом. Кровь его вскипела, гнев застилал взор красной пеленой. В голове стоял звон от недостатка кислорода.

— Тогда все куски мозаики встали на свои места. Мы узнали, что твоя сестра была приписана к одному из домов удовольствий, но ты не смог смириться с естественным порядком вещей. — Раббан пожал своими широкими плечами и тронул висевший у пояса бич. — Все обитатели Гьеди Первой знают свое место, но ты не хочешь его знать. В связи с этим мы решили напомнить тебе о твоем истинном месте.

Он испустил театральный тяжелый вздох, чтобы подчеркнуть всю глубину своего разочарования.

— К сожалению, мои солдаты проявили излишнее рвение, когда просили твоих родителей присоединиться к нам. Боюсь, что они не смогли пережить встречи с патрулем, который должен был доставить их сюда. Однако…

Раббан поднял руку, и солдаты поспешили к ветхому зданию склада. Гурни не мог видеть, что там происходит, он слышал лишь какую-то возню и беззвучный женский стон. Он все понял. Это была Бхет.

Вначале он испытал радость от того, что она еще жива. Он думал, что Харконнены убили ее после того, как Гурни пытался освободить ее из дома удовольствий. Теперь-то он понял, что они сохранили жизнь его сестре только для того, чтобы подвергнуть ее еще более изощренной пытке.

Солдаты потащили извивающуюся и сопротивляющуюся Бхет на помост. На женщине было надето лишь рваное мешковатое платье. Длинные льняные волосы были в полном беспорядке, лицо искажено страхом, который только усилился, когда она увидела сидевшего в кресле брата. Он снова увидел на ее шее беловатый шрам. Они украли у Бхет способность петь и говорить, они лишили ее способности улыбаться.

Их взгляды встретились. Бхет не могла говорить, а парализованный Гурни тоже был не в состоянии что-нибудь сказать или даже опустить веки.

— Твоя сестра знает свое место, — сказал Раббан. — Действительно, она очень хорошо нам служила. Я проверил записи, чтобы явиться сюда вооруженным знанием точного числа. Эта малютка доставила удовольствие 4620 нашим солдатам. — Он потрепал Бхет по плечу. Она попыталась укусить его руку. Раббан ухватился за ветхую ткань и сорвал с Бхет одежду.

Солдаты заставили голую Бхет лечь на деревянный помост. Парализованный Гурни не мог шевельнуть ни ногой, ни рукой и был вынужден смотреть на все это. Он хотел закрыть глаза, но не смог сделать даже этого, веки отказывались повиноваться. Гурни понимал, чем заставляли заниматься его сестру в течение шести лет, но вид ее обнаженного тела был невыносим и оскорбителен. Все тело Бхет было покрыто синяками, кровоподтеками и мелкими рубцами.

— Не многие женщины в наших домах удовольствий смогли протянуть так долго, — заговорил Раббан. — Но у этой сильна воля к жизни. Если бы она могла говорить, то наверняка сказала бы, с какой радостью послужит она Дому Харконненов в последний раз, чтобы преподать тебе последний урок.

Гурни изо всех сил попытался заставить мышцы повиноваться себе. Сердце его неистово забилось, все тело охватил жар. Но он не мог шевельнуть даже пальцем.

Первым за дело принялся управляющий. Он распахнул полы мундира, расстегнул штаны, и Гурни был вынужден наблюдать, как этот толстобрюхий негодяй насилует его родную сестру. Потом то же самое сделали пятеро солдат, выполняя команду Раббана. Сам похожий на колоду, Раббан внимательно наблюдал, как Гурни смотрит на происходящее. Халлек сгорал от ярости, надеясь, что сознание покинет его и покроет черным полотном небытия. Но природа не захотела смилостивиться над ним.

Последним к Бхет подошел сам Раббан. Он насиловал женщину жестоко и грубо, но она, к счастью, была почти без сознания. Закончив, Раббан сомкнул пальцы на шее Бхет, прикрыв большими пальцами беловатый шрам. Она снова принялась извиваться, стараясь вырваться из железной хватки, но Раббан повернул ее голову так, чтобы она смотрела на брата, и еще сильнее сдавил ее горло. Он еще раз со злостью вошел в ее тело, и стало видно, как напряглись его руки. Глаза Бхет стали вылезать из орбит.

Гурни оставалось только одно: неподвижно сидеть и смотреть, как перед его глазами убивают его сестру.

Вдвойне удовлетворенный Раббан встал, застегнул мундир. Улыбнувшись при взгляде на обе свои жертвы, он сказал:

— Оставьте тело здесь. Как долго продлится паралич у ее брата?

Рядом снова возник врач, которого совершенное на его глазах преступление оставило совершенно равнодушным.

— Доза была небольшая, так что он останется недвижимым еще час или два. Если бы я ввел больше кирара, то наступил бы гибернационный транс, а вы не хотели этого.

Раббан покачал головой.

— Оставим его здесь, и пусть смотрит, пока не начнет шевелиться. Пусть поразмыслит над своими ошибками.

Смеясь, Раббан отбыл в сопровождении своих гвардейцев. Гурни остался в кресле один и не привязанный, не в силах отвернуться от мертвого тела сестры. Изо рта Бхет медленно сочилась кровь.

Но даже паралич, охвативший тело Гурни, не смог помешать ему плакать, и слезы горячими каплями полились из его глаз.

  Читать   дальше  ...      

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22669/fulltext.htm  

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 152 | Добавил: iwanserencky | Теги: будущее, писатели, слово, ГЛОССАРИЙ, Хроники, чужая планета, книги, Кевин Андерсон, Вселенная, из интернета, литература, миры иные, фантастика, Брайан Герберт, Хроники Дюны, люди, текст, проза, ПОСЛЕСЛОВИЕ, Дом Харконненов, Будущее Человечества, книга | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: