Главная » 2023 » Июнь » 2 » Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 315
11:39
Дом Харконненов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 315

***

***

***  

===

~ ~ ~
Сестры Бене Гессерит не лгут. Правда служит нам лучше.

Кодекс Бене Гессерит

Одним хмурым утром герцог Лето в одиночестве сидел за столом, накрытым во дворе каладанского замка, глядя на нетронутый завтрак: копченую рыбу с яйцами. На правой ладони Лето лежала папка с документами, напечатанными на армированной металлом бумаге. Кайлея где-то занималась делами. Так много работы, и вся она не представляет никакого интереса.

На столе остывали остатки завтрака Туфира Гавата; ментат торопился на важные объекты, безопасность которых требовала неусыпного надзора. Мысли Лето невольно вращались вокруг лайнера, с которого на Каладан скоро прибудет челнок.

Чего хочет от меня Орден Бене Гессерит? Зачем они прислали сюда свою делегацию? Он не имел дела с Общиной Сестер с тех пор, как побывал на Валлахе с Ромбуром, чтобы выбрать для того постоянную наложницу. Представители Ордена желали поговорить о деле чрезвычайной важности, но отказались сообщить подробности.

Лето сильно нервничал. Сегодня ночью он почти не смыкал глаз. Безумие усобицы между Эказом и Моритани давило тяжким грузом. Получив мандат Ландсраада на дипломатическое посредничество в конфликте, Лето не жалел никаких усилий и был ужасно огорчен недавним известием о похищении и казни членов семьи эрцгерцога. Лето был знаком с дочерью Арманда Эказа Санией, находил ее привлекательной и раздумывал о возможности брака с ней. Но грумманские головорезы убили Санию.

Он понимал, что этот узел невозможно разрубить без кровопролития.

Над букетом цветов, поставленным посреди стола, закружилась оранжево-желтая бабочка. Красивое насекомое на мгновение развлекло Лето, но потом мысли его вернулись в прежнее русло.

Много лет назад, во время конфискационного суда, Община Сестер предложила ему свою помощь, но Лето понял еще тогда, что это была отнюдь не бескорыстная щедрость. Да и Туфир Гават предупреждал о том же:

— Сестры Бене Гессерит — не девочки на побегушках. Они сделали предложение, потому что хотели этого, потому что это зачем-то было нужно им самим.

Конечно, Гават был, как всегда, прав. Сестры Бене Гессерит были непревзойденными мастерами хранения тайн, власти и упрочения своих позиций. Преподобная Мать тайного ранга стала супругой императора; Шаддам постоянно держал при себе древнюю Вещающую Истину, женой имперского министра по делам пряности Хазимира Фенринга тоже была Сестра Бене Гессерит.

Почему они проявляют ко мне такой интерес? — недоумевал Лето.

Бабочка уселась на папку с документами и развернула крылышки, покрытые великолепным узором. Даже Туфир Гават, обладая незаурядными способностями ментата, не мог выдать какой-нибудь мало-мальски полезной проекции о возможных мотивах Сестер. Может быть, стоило спросить об этом Тессию, наложницу Ромбура. Женщина обычно давала недвусмысленные ответы на прямо поставленные вопросы. Но хотя Тессия и была теперь членом Дома Атрейдесов, она сохранила верность Общине, а ни одна организация не умеет так хранить тайны, как Орден Бене Гессерит.

Подхваченная потоком воздуха, пестрая бабочка заплясала перед глазами Лето. Он протянул вперед руку ладонью вверх, и к его удивлению крошечное насекомое без страха село на подставленную площадку. Бабочка была так легка, что Лето не чувствовал ее веса.

— Ты знаешь ответы на мои вопросы? Хочешь заговорить со мной?

Бабочка без колебаний доверила Лето свою жизнь, словно знала, что он не причинит ей вреда. Так же доверяли ему простые люди Каладана. Бабочка вспорхнула с ладони герцога и спустилась на землю искать росу в тени обеденного стола.

Внезапно во дворе появился слуга.

— Мой герцог, делегация прибыла. Она уже в космопорту!

Лето резко встал, смахнув со стола тяжелую металлическую папку, которая с грохотом упала на каменные плиты двора. Слуга поспешно наклонился, чтобы поднять папку, но Лето отстранил его. Тяжелый предмет упал на бабочку и убил ее. Его небрежность стоила жизни невинному созданию. Лето опустился на колени рядом с мертвым насекомым и неподвижно простоял несколько секунд.

— Вы хорошо себя чувствуете, мой герцог? — обеспокоенно спросил слуга.

Лето выпрямился и ногой отодвинул папку в сторону. Лицо его приняло стоическое выражение.

— Сообщите делегации, что я приму ее в своем кабинете, а не в космопорту, как было оговорено ранее.

Слуга поспешил выполнять приказание, а Лето, наклонившись, поднял мертвую бабочку и осторожно положил ее между листами папки. Тяжелый металл раздавил тело насекомого, но крылья сохранили свое великолепие. Лето решил поместить бабочку в футляр из прозрачного плаза и поставить в своем кабинете, чтобы всегда помнить, как легко истребить красоту, проявив минутную небрежность…

* * *
Лето, одетый в черную форму и зеленый головной убор, украшенный знаками герцогского достоинства, поднялся из-за деревянного письменного стола. Он поклонился вошедшим пятерым женщинам в черных накидках, ведомым пожилой седой дамой с суровым лицом, впалыми щеками и ясными живыми глазами. Взгляд Лето невольно задержался на идущей следом юной бронзоволосой красавице. Потом герцог снова посмотрел на предводительницу.

— Я Преподобная Мать Элен Гайус Мохиам. — В лице женщины не было враждебности, но она не улыбалась. — Благодарю вас за разрешение говорить с вами, герцог Лето Атрейдес.

— Обычно я не соглашаюсь на встречи без заранее проведенных переговоров, но поскольку вы редко обращаетесь ко мне с подобными просьбами, я решил сделать исключение. — По совету Туфира Гавата Лето решил с самого начала вывести членов делегации из равновесия.

Слуга затворил дверь личного кабинета, и Лето жестом указал гостьям на ментата.

— Преподобная Мать, позвольте представить вам начальника моей охраны Туфира Гавата.

— А, это знаменитый мастер убийств, — произнесла Мохиам, посмотрев в глаза Гавату.

— Это всего лишь неофициальный титул. — Полный неприятных подозрений, Гават коротко склонил голову. В воздухе повисла напряженность, и Лето не знал, как с ней справиться.

Женщины расселись по предложенным креслам, и Лето поймал себя на том, что не может отвести взгляд от молодой красавицы, которая осталась стоять. На вид ей можно было дать не больше семнадцати лет; широко посаженные глаза на овальном лице, слегка вздернутый нос и полные чувственные губы. Вела она себя с царственным достоинством. Видел ли он ее раньше? Лет не мог с уверенностью ответить на этот вопрос.

Мохиам посмотрела на девушку, которая напряженно стояла посреди комнаты, и они обменялись серьезными, полными скрытого смысла взглядами.

— Это Сестра Джессика, талантливая послушница, обученная очень многим вещам. Мы хотим представить ее вашему Дому и дать ей наши рекомендации.

— Представить ее нам? — В голосе Гавата прозвучали резкие нотки. — Как слугу или как вашего шпиона?

Девушка зло посмотрела на него, но тотчас же снова потупила взор, скрыв свое возмущение.

— Она может быть супругой или настоящим генератором идей. Это решать герцогу. — Мохиам намеренно не обратила внимания на обвиняющие интонации ментата. — Сестры Бене Гессерит доказали свою способность быть хорошими советниками для многих Домов, включая Дом Коррино.

Она смотрела в глаза Лето, не упуская из виду маневры Гавата.

— Сестра может наблюдать и делать свои выводы и умозаключения… но это не делает ее шпионкой. Многие аристократы считают наших женщин прекрасными спутницами — умными, красивыми, сведущими в искусстве…

Лето перебил женщину:

— У меня уже есть наложница, которая к тому же мать моего ребенка.

Он взглянул на Гавата и понял, что ментат быстро обрабатывает новые данные.

Мохиам понимающе улыбнулась.

— Такой важный человек, как вы, может иметь больше, чем одну женщину, герцог Атрейдес. Вы ведь еще не выбрали себе жену.

— В отличие от императора я не держу гарем.

Другие сестры начали выражать нетерпение, и Мохиам тяжело вздохнула.

— В традиционное понимание слова «гарем», герцог Лето, включаются все женщины, за которых несет ответственность мужчина. Это и сестры, и мать, и наложницы, и жены. Слово «гарем» не имеет сексуального смысла.

— Словесная игра! — прорычал Лето.

— Вы хотите играть в эти игры или желаете заключить сделку, герцог Лето? — Мохиам оглянулась на ментата, словно решая, насколько откровенной можно быть в его присутствии. — Мы внимательно следим за положением дел в Доме Атрейдесов. От нашего внимания не ускользнул также и заговор, составленный против вас много лет назад.

Едва заметным движением Гават привлек внимание Лето. Герцог подался вперед.

— Какой заговор, Преподобная Мать?

— Прежде чем мы откроем эту жизненно важную информацию, нам с вами следует прийти к взаимопониманию. — Лето нисколько не был удивлен таким поворотом дела. — Не слишком ли много мы просим взамен?

Ситуация требовала немедленного разрешения, и Мохиам решила было применить Голос, но потом воздержалась, поняв, что это не удастся скрыть от ментата. Джессика продолжала стоять в центре кабинета, будто выставленная на всеобщее обозрение.

— Любой другой аристократ был бы рад иметь такую красивую девушку у себя… в любом качестве.

Мысли Лето смешались. Ясно, что они хотят иметь на Каладане своего человека. Но для какой цели? Просто для распространения своего влияния? Но зачем им так беспокоиться? Тессия уже здесь, если уж им так нужен шпион. Дом Атрейдесов пользуется влиянием и уважением, но все же мы не имеем большой власти в Ландсрааде.

Почему именно я попал в сферу их интересов? И почему мне так усиленно показывают именно эту девушку? Лето встал, обошел вокруг стола и протянул руку в сторону Джессики.

— Подойди ко мне.

Грациозным шагом девушка пересекла кабинет и подошла. Она была на голову ниже герцога, безупречно чистая кожа излучала здоровье. Остановившись, Джессика, не мигая, стала смотреть в глаза Лето.

— Я слышал, что все Сестры Бене Гессерит — ведьмы, — сказал герцог, проведя пальцем по бронзовым шелковистым волосам Джессики.

Она выдержала его взгляд и произнесла тихим нежным голосом:

— Но у нас тоже есть душа и тело. — Губы ее были чувственными и зовущими.

— И чему же научили вашу душу и тело? Она отразила его провокационный вопрос с безмятежным спокойствием:

— Нас научили хранить верность… давать наслаждение в любви… рожать детей.

Лето посмотрел на Туфира Гавата. Старый воин уже вышел из транса и согласно кивнул, давая понять, что не возражает против сделки с Бене Гессерит. Однако, обсуждая план проведения встречи, они договорились вести себя агрессивно, чтобы посмотреть, как Сестры Бене Гессерит поведут себя, испытывая психологический прессинг. Их надо было вывести из равновесия, чтобы ментату было легче наблюдать за ними. Кажется, сейчас появилась такая возможность.

— Я не верю, что Бене Гессерит может что-то дать, не требуя ничего взамен, — рявкнул герцог, неожиданно приходя в ярость.

— Но, милорд… — Джессика не успела закончить фразу, потому что Лето, выхватив свой украшенный драгоценными камнями кинжал, приставил его острие к горлу девушки и притянул к себе Джессику.

Сестры Бене Гессерит не двинулись с места. Они смотрели на Лето с раздражающим спокойствием, понимая, что Джессика в любой момент может убить его, если захочет. Мохиам следила за сценой своими непроницаемыми птичьими глазами.

Джессика откинула назад голову, еще больше открывая нежное горло. Так поступают волки. В минуту опасности они показывают нападающему самое уязвимое место, и агрессия гаснет.

Лето еще больше надавил лезвием на кожу Джессики, не настолько, правда, сильно, чтобы потекла кровь.

— Я не доверяю вашим предложениям. Джессика припомнила приказ, который отдала ей Мохиам, когда они сошли на землю в космопорту.

— Пусть падут все цепи, — сказала суровая учительница. — Ты должна родить от него младенца женского пола.

Джессике не сказали, какое место занимает она в селекционной программе, и в ее положении она не имела права спрашивать об этом. Многие молодые девушки Ордена становились наложницами в разных Великих Домах, а у нее не было оснований полагать, что она чем-то отличается от других. Она испытывала почтение к старшим и не скрывала этого, усердно стараясь снискать их расположение, но иногда прямолинейные манеры Мохиам раздражали Джессику. По пути на Каладан они повздорили, и следы этой размолвки до сих пор давали себя знать.

Лето шепнул на ухо Джессике:

— Сейчас я могу тебя убить.

Однако Лето не мог скрыть ни от Джессики, ни от других Сестер, что его гнев наигран. Много лет назад она, сдавая экзамен, изучила психику этого темноволосого мужчины, когда пряталась на балконе Школы на Валлахе.

Она прижалась горлом к острию кинжала:

— Вы не убийца, Лето Атрейдес.

Он убрал оружие, но продолжал держать девушку за талию.

— Вам не надо опасаться меня, — сказала Джессика.

— Так мы заключаем сделку, герцог Лето? — невозмутимо спросила Мохиам. Выходка герцога не произвела на нее ни малейшего впечатления.

Лето не любил, когда его загоняли в угол, но отошел от Джессики.

— Итак, вы говорите, что против меня существовал заговор?

Улыбка тронула морщинистые губы Преподобной Матери Мохиам.

— Сначала вы дадите согласие на контракт. Джессика остается здесь, и вы обязуетесь обращаться с ней со всем должным уважением.

Лето и его воин-ментат обменялись быстрыми взглядами.

— Она может оставаться на Каладане и жить здесь, — сказал он. — Но я не даю согласия ложиться с ней в постель. Мохиам равнодушно пожала плечами.

— Пользуйтесь ею, как считаете нужным. Джессика очень умна и обладает незаурядным творческим потенциалом, так что не стоит бросаться такими талантами.

Биология со временем возьмет свое.

— Преподобная Мать, в чем заключается жизненно важная для нас информация? — спросил Гават. Откашлявшись, Мохиам начала отвечать:

— Я говорю об инциденте, происшедшем несколько лет назад, после которого вы были несправедливо обвинены в нападении на два тлейлаксианских корабля. Мы узнали, что в этом деле замешаны Харконнены.

Лето и Гават, услышав это, оцепенели.

— У вас есть доказательства? — спросил Лето.

— Они использовали корабль-невидимку, для того чтобы обстрелять те корабли, имитировать ваше участие в этом нападении и спровоцировать войну между Тлейлаксом и Домом Атрейдесов. В нашем распоряжении находятся остатки корабля-невидимки.

— Невидимый корабль? Я никогда не слышал о таких.

— Тем не менее он существует. У нас есть прототип. Единственный экземпляр такого рода. К счастью, у Харконненов возникли технические проблемы, и их корабль потерпел крушение прямо у стен нашей Школы на Валлахе. Кроме того, мы установили, что Харконнены самостоятельно не способны создать новый корабль-невидимку.

Ментат внимательно смотрел на Мохиам, изучая старую Преподобную Мать.

— Вы проанализировали технологию создания таких кораблей?

— Мы не можем открыть то, что нам удалось узнать. Такое мощное оружие может причинить катастрофический вред империи.

Лето коротко хохотнул, испытывая воодушевление от того, что наконец узнал ответ на мучивший его пятнадцать лет вопрос.

— Туфир, мы обратимся с этой информацией в Ландсраад и раз и навсегда очистим от грязи подозрения мое честное имя. Преподобная Мать представит нам все необходимые доказательства и документы…

Мохиам отрицательно покачала головой.

— Это не является частью нашей сделки. Гроза миновала, Лето Атрейдес. Конфискационный суд закончен, обвинения с вас сняты.

— Но я не очистился от подозрения. Главы многих Великих Домов считают, что я виновник нападения, а вы можете представить доказательства моей невиновности.

— Неужели это так много значит для вас, Лето Атрейдес? — От удивления брови Мохиам взлетели вверх. — Может быть, вы найдете более эффективный способ использовать такую козырную карту. Община Сестер не представит вам никаких документов только для того, чтобы потешить вашу гордость или успокоить вашу совесть.

Лето почувствовал себя зеленым и беспомощным перед лицом этой старой женщины со строгим взглядом.

— Как вы могли рассчитывать на то, что, получив такую информацию, я не стану немедленно действовать? Если же у меня не будет доказательств того, что вы только что сказали, то ваша информация не имеет никакого смысла.

Мохиам нахмурилась, ее темные глаза сверкнули.

— Так-так, герцог Лето. Значит, Дом Атрейдесов интересуется только побрякушками и документами? Я думала, что вам нужна истина как таковая. Я поделилась с вами истиной.

— Вы так говорите, — холодно заметил Гават.

— Мудрый правитель проявляет терпение. — Мохиам сделала знак своим спутницам, что пора уходить. — Настанет день, когда вы поймете, в чем заключается наилучший способ использования знаний. Но наберитесь мужества. Просто постарайтесь понять, что само знание того, что произошло тогда на борту лайнера, уже представляет для вас большую ценность, герцог Лето Атрейдес.

Гават хотел возразить, но Лето остановил его движением руки.

— Она права, Туфир. Эти ответы очень ценны для меня. — Он посмотрел на девушку с бронзовыми волосами. — Джессика может остаться здесь.

*** 

===

~ ~ ~
Человек, который привыкает к адреналину в крови и отдается на милость этому болезненному пристрастию, ополчается против всего рода человеческого. Он ополчается на самого себя. Он избегает пользоваться разумными подходами к решению жизненных проблем и признает свое поражение, которое он терпит в результате своих насильственных действий.

Каммар Пилру, иксианский посол в изгнании. «Трактат о свержении незаконной власти»

Секретный груз взрывчатки прибыл на Икс в целости и сохранности, доставленный вместе с упаковочными корзинами подкупленным экипажем в погрузочный док, расположенный в вырубленном в скалах каньона порту прибытия.

Работая с грузчиками, К'тэр по едва заметным отметкам распознал свой груз и незаметно спрятал его в безопасное место, как он делал это уже множество раз. Однако когда он вскрыл ящики, то едва не обомлел от удивления. На Икс были присланы тысячи взрывпакетов! В ящиках не было никаких, даже зашифрованных посланий — только инструкция по обращению с взрывчаткой, и хотя не было никакой дополнительной информации, К'тэр сразу понял, откуда поступил ценный груз. Столько принц Ромбур никогда раньше не присылал. В душе К'тэра с новой силой вспыхнула надежда, но одновременно он ощутил на своих плечах тяжкое бремя ответственности.

В подполье осталось всего несколько излишне бдительных повстанцев, каждый из них действовал на свой страх и риск, не доверяя никому вокруг. К'тэр тоже оказался предоставленным самому себе. Если не считать Мираль Алехем, то он был совершенно одинок в своей борьбе, хотя Ромбур и тлейлаксы считали, что бойцов сопротивления неизмеримо больше и они спаяны в мощную разветвленную организацию.

Может быть, присланная взрывчатка послужит делу освобождения Икса.

В юности принц Ромбур Верниус был приземистым увальнем; К'тэр помнил его добродушным несерьезным юношей, который больше интересовался своей коллекцией минералов, чем искусством управления индустриальной державой. Тогда казалось, что впереди у них целая вечность.

Но все изменилось после того, как явились тлейлаксианские завоеватели. Все изменилось.

Даже в изгнании Ромбур сохранил пароли, коды и, главное, связи с транспортными компаниями, осуществлявшими перевозки и доставку сырья на Икс. Принц мог договориться с контрабандистами о доставке жизненно необходимых припасов в подземные города Икса. Вот теперь он прислал взрывчатку. К'тэр поклялся, что найдет применение каждому взрывпакету. Сейчас же главной заботой было как следует спрятать ценный груз, чтобы слабоумные субоиды случайно его не обнаружили.

Одетый в похищенную форму рабочего верхнего уровня, К'тэр направился к своему защищенному убежищу в сталактитах, неся на подвеске взрывчатку. Он не спешил попасть в свое потайное место. На лице его застыло безразличное выражение. Он не заговаривал с прохожими и не обращал внимания на оскорбительные замечания тлейлаксианских хозяев.

Наконец он достиг нужного уровня и нырнул в проход, который вел в защищенное сенсорной системой укрытие. Оказавшись в своей комнате, К'тэр сложил на полу взрывчатку, а потом, тяжело дыша, улегся на топчан.

Это будет первый чувствительный удар по оккупантам.

Он закрыл глаза. Спустя несколько секунд он услышал, как лязгнула дверь, потом послышались шаги и шорох. Он не стал подниматься и смотреть, что случилось, потому что знал, кто пришел. Это были знакомые и дорогие звуки, маленький кусочек уюта в этом неуютном мире. Он втянул носом едва различимый сладостный аромат.

Уже несколько месяцев он жил с Мираль Алехем. Они потянулись друг к другу после того, как стали близки в туннеле, спасаясь от патруля сардаукаров. Все тогда произошло наспех, но любовь оказалась крепкой и спаяла их надолго. За время подполья К'тэр избегал вступать с кем бы то ни было в близкие отношения. Это было очень опасно и отвлекало от дела. Но Мираль разделяла его мечты и боролась за то же дело — дело освобождения Икса. И она была так красива…

Он услышал, как она с глухим стуком поставила что-то на пол, потом подошла и поцеловала его в щеку.

— Я принесла несколько нужных вещей — немного провода, упаковку лазера и… — Он услышал, как она едва не задохнулась от удивления.

Не открывая глаз, К'тэр улыбнулся. Мираль заметила взрывчатку.

— И я не терял времени даром и тоже кое-что принес. — Он стремительно встал и начал рассказывать, откуда он получил взрывчатку и как она работает. Каждый черный пакет, размером с небольшую монетку и начиненный детонационными головками, нес заряд, достаточный для того, чтобы взорвать небольшой дом. Если пригоршню таких мин разложить в нужные места, то можно взрывами причинить огромный ущерб и вызвать большие разрушения.

Своими пальчиками Мираль хотела прикоснуться к взрывчатке, но заколебалась. Она посмотрела на него своими бездонными черными глазами, и он, как всегда в таких случаях, стал думать о ней. Мираль была лучшим человеком из всех, кого он когда-либо знал. Она без колебаний делила с ним опасности, идя на такой же риск, на какой шел он сам. Она не соблазняла его, не пыталась ухищрениями привязать его к себе. Их отношения возникли и развивались естественно, сами собой. Они идеально подходили друг для друга.

Вспомнил К'тэр и о своем юношеском увлечении Кайлеей, дочерью графа Верниуса. Это была фантазия, игра, которая могла кончиться чем-то серьезным, если бы не пал Икс. Мираль же была единственной доступной для него реальностью.

— Не бойся, — ободрил он свою подругу. — Для того чтобы эта штука взорвалась, в нее надо вставить детонатор.

С этими словами он рукой указал на маленькую красную коробочку, наполненную игольчатыми детонаторами с встроенными часовыми механизмами.

Мираль взяла в руку одну шашку и принялась разглядывать ее так же, как разглядывает ювелир огненную гемму. К'тэр мог только догадываться, какие планы роятся сейчас в милой головке Мираль. Девушка размышляла, куда можно заложить это сокровище — такую мощную взрывчатку, чтобы причинить как можно больший вред ненавистным оккупантам.

— Я уже выбрал несколько целей, — сказал он. — Надеюсь, что ты мне поможешь.

Она осторожно положила взрывчатку на место, потом упала на топчан в объятия К'тэра.

— Ты же знаешь, что помогу.

Она жарко задышала ему в ухо. У них едва хватило терпения сбросить с себя одежду.

После горячечной сумасшедшей близости, такой же безумной, как их планы, К'тэр проспал на несколько часов больше, чем обычно. Когда же он отдохнул и приготовился, они с Мираль отрепетировали все свои действия, следя за тем, чтобы ставить детонаторы и предохранители в нужные места и должным образом. Они снарядили несколько боеприпасов в комнате К'тэра, взяли с собой остальное и направились к герметично запечатанной двери, убедившись с помощью сканера, что в коридоре пусто.

С грустью К'тэр и Мираль попрощались с убежищем, которое столько лет верой и правдой служило своему хозяину. Теперь оно будет служить другой цели — наносить незваным гостям чувствительные удары.

Бене Тлейлакс никогда не догадается, откуда они сыплются на него.

* * *
К'тэр ставил друг на друга упаковочные коробки, в которых необходимое тлейлаксам сырье и материалы по специальным рельсам доставлялись в павильоны, где производились секретные эксперименты. В один ящик, неотличимый от остальных, была положена взрывчатка. И этот ящик будет доставлен в самое логово противника.

К'тэр не стал терять время на рассматривание заминированного ящика, а поставил на него другой, такой же. Потом он украдкой настроил часовой механизм и поспешил за другими контейнерами. Один из субоидов споткнулся и упал. К'тэр подбежал к нему, схватил его ящик и тоже погрузил его на тележку, чтобы избежать задержки с отправкой контейнеров. Он поставил механизм на такое время, чтобы дать грузу отъехать достаточно далеко, но все же К'тэру с трудом удавалось скрывать нервозность. Мираль закладывала взрывчатку уровнем ниже, под фундамент огромного административного здания. К этому часу она уже должна была закончить и унести ноги.

Издавая приглушенный гул, груженая тележка, постепенно набирая скорость, покатилась по рельсам в чрево туннеля. К'тэр с удовольствием бы узнал, что делается за наглухо закрытыми ставнями лабораторного корпуса, но ни Мираль, ни ему так и не удалось этого узнать. Но все равно им хватит и того, что ненавистным врагам будет нанесен хоть какой-то ущерб.

Тлейлаксы, несмотря на свои кровавые репрессии, несколько расслабились за прошедшие шестнадцать лет. Система безопасности просто смехотворна… и это он, К'тэр Пилру, покажет им всю тщету их усилий. Конечно, взрыв заставит их насторожиться и следующие диверсии потребуют большей осторожности и лучшей подготовки.

Глядя на удаляющуюся вагонетку, К'тэр с трудом сдерживал торжествующую улыбку. Рядом с ним рабочие грузили в вагончик следующую партию материалов. Он посмотрел на потолок грота, ажурные силуэты старых зданий, которые, словно иглы, вонзались в каменное небо грота.

Самое главное, правильно установить часовые механизмы.

Это будет не только материальная, но и психологическая победа. Тлейлаксы неизбежно сделают вывод о том, что у них под носом действует разветвленная, мощная организация сопротивления, которая организовала эти взрывы, имея тщательно разработанный план действий против оккупантов.

Они ни в коем случае не должны догадаться, что нас всего двое.

На волне успеха первой диверсии у людей может подняться дух, и кто знает, может быть, после этого на Иксе появятся новые борцы за свободу. Если за дело возьмутся многие, то начнется широкомасштабное восстание, которое само будет играть роль выполняющего самое себя пророчества.

К'тэр глубоко вздохнул и повернулся к ящикам, ожидавшим своей очереди на погрузку. Ни в коем случае нельзя вести себя необычно. Над головой, как обычно, движутся следящие системы, видеокамеры фиксируют каждое движение рабочих.

К'тэр не стал смотреть на хронометр, и без того зная, что ждать осталось недолго.

Когда глубоко под землей раздался первый взрыв, сотрясая пол пещеры, слабоумные рабочие побросали свои дела и растерянно посмотрели друг на друга. К'тэр знал, что силы взрывчатки хватит на то, чтобы обрушить производственные помещения и разорвать полотно конвейера. Может быть, обломки засыплют жерла магматических шахт.

Прежде чем кто-либо успел заметить самодовольное выражение лица К'тэра, в сталактитах прогремел второй взрыв.

Заложенная в его комнате взрывчатка разнесла вдребезги весь административный уровень. Одно крыло Гран-Пале превратилось в руины, другое повисло на искореженной арматуре и покоробленных сваях.

В рабочее помещение, где находился К'тэр, хлынул дождь мелких обломков. В ярком свете прожекторов с разрушенного свода падали куски камня.

Громоподобно взвыли сирены тревоги. Такой суматохи и такого шума К'тэр не слышал с времени достопамятного восстания субоидов. Пока все шло как по нотам.

В притворном ужасе К'тэр попятился назад, смешавшись с толпой не на шутку перепуганных рабочих, словно ища поддержки и стараясь потеряться в общей массе. В воздухе пахло цементной пылью и страхом.

Вдалеке грохнул еще один взрыв — оттуда, где работала Мираль. Ктэр подумал, что у девушки хватит ума и времени убраться подальше от опасного места. Наконец, как и рассчитал К'тэр, вагонетка вкатилась в лабораторный корпус. Раздалась последняя серия взрывов. Вверх взметнулись языки рыжего пламени и клубы черного дыма. Было такое впечатление, что за толстыми стенами развернулась настоящая межгалактическая война.

Огонь начал стремительно распространяться по помещениям. Вокруг метались похожие на осатаневших от жара жуков вооруженные сардаукары, стрелявшие в потолок только для того, чтобы хоть на чем-то выместить свою злость. По системе сообщений тлейлаксы выкрикивали на своем языке какие-то приказы, рабочие команды роптали от подавленного страха.

Но даже в этом хаосе К'тэр успел рассмотреть на лицах некоторых иксианских рабочих странное выражение: удовлетворение, радость, осознание того, что это вообще оказалось возможным. В этих людях давно угас дух сопротивления и борьбы.

Может быть, теперь они вновь обретут его.

Наконец-то, подумал К'тэр, пустыми глазами глядя на потрясенных рабочих и с трудом скрывая торжествующую улыбку. Он расправил плечи, но тотчас, спохватившись, ссутулился, придав себе вид потерпевшего поражение и смирившегося со своей участью узника.

Наконец-то по оккупантам был нанесен по-настоящему чувствительный удар.

***  

===

~ ~ ~
При обмене информацией невозможно избежать суждений.

Аксиома Бене Гессерит

С балкона своих апартаментов Джессика рассматривала свою старомодно одетую камеристку с румяными, как яблочко, щеками, стоявшую на тренировочной площадке возле западного дома охраны. Страдающая одышкой старушка с жаром, сильно жестикулируя, что-то рассказывала Туфиру Гавату. Вдруг оба как по команде взглянули на окна Джессики.

Этот ментат считает меня тупицей?

В течение всего месяца, что Джессика провела в замке Каладана, ее желания и потребности удовлетворялись с холодной неукоснительностью; с ней обращались, как с почетной гостьей, но не более того. Туфир Гават лично проследил, чтобы ее устроили со всем возможным комфортом в бывших апартаментах леди Елены. Комнаты долгое время были заперты, и их надо было хорошенько проветрить, но в покоях стояла превосходная мебель, там был прекрасный гардероб, плавательный бассейн, а окна выходили на солнечную сторону. Всего этого было более чем достаточно. Сестры Бене Гессерит вообще не нуждались в излишней роскоши.

Туфир Гават приставил к ней хлопотливую камеристку, которая под предлогом оказания мелких услуг постоянно вертелась возле Джессики. Очевидно, женщина была обыкновенной шпионкой ментата.

Джессика, не объясняя причин, этим утром отказалась от услуг камеристки. Теперь оставалось только ждать, какие действия предпримет противная сторона. Явится ли мастер убийств сам или пришлет своего представителя? Поймет ли он смысл действия Джессики? Не надо меня недооценивать, Туфир Гават.

С балкона было видно, как Туфир отвернулся от раздосадованной женщины и уверенным пружинистым шагом направился от дома охраны к основному зданию замка.

Странный человек этот ментат. Будучи всего лишь послушницей в Школе Сестер, Джессика узнала всю подноготную Туфира Гавата. Половину своей жизни он провел в учении, в центре подготовки ментатов. Сначала он был студентом, а потом углубленно изучал философию и теоретическую тактику. Впервые он был назначен на должность при дворе герцога Пауля Атрейдеса, отца нынешнего правителя Каладана.

Пользуясь своими навыками воспитанницы Бене Гессерит, Джессика внимательно изучала этого уверенного в себе жилистого подтянутого человека. Гават не был похож на других выпускников Школы Ментатов, то есть не был погруженным в себя интровертом, избегающим контактов с людьми. Напротив, этот смертельно опасный человек был агрессивно общительным и ловким дипломатом, отличавшимся фанатичной преданностью Дому Атрейдесов. Какими-то чертами Гават напоминал извращенного тлейлаксами ментата Питера де Фриза, но в этическом плане они были совершенно противоположными личностями. Все это было довольно любопытно…

Кроме того, Джессика не могла не заметить, что старый мастер убийств внимательно наблюдает за ней и делает свои заключения, порой ни на чем не основанные, с помощью своей логики ментата. Гават мог быть очень опасным.

Все обитатели замка хотели знать, почему она здесь, почему Орден Бене Гессерит прислал именно ее и что она собирается делать на Каладане.

Раздался сильный стук в дверь. Джессика открыла сама. Посмотрим, что он скажет. Игры закончились.

Губы ментата были влажны от сока сафо, в глубоко посаженных глазах было выражение озабоченности и беспокойства.

— Прошу вас, объясните мне причины вашего недовольства служанкой, которую я к вам приставил, миледи?

На Джессике было надето голубое платье из драгоценного шелка, подчеркивавшее ее стройную фигуру. Макияжа почти не было, если не считать голубые тени вокруг век и такую же кайму вокруг губ. Во взгляде не было ни мягкости, ни покорности.

— Учитывая вашу легендарную репутацию, я думала, что вы более тонкий человек, Туфир Гават. Если вы собираетесь следить за мной, то выберите кого-нибудь более сведущего в делах шпионажа.

Такой дерзкий ответ удивил Гавата, и он взглянул на молодую женщину с большим уважением.

— Я отвечаю за безопасность герцога, миледи, за его личную безопасность, и должен предпринимать те меры, какие считаю необходимыми.

Джессика закрыла дверь. Теперь они стояли в вестибюле, настолько близко друг к другу, что каждый из них при желании мог нанести смертельный удар.

— Ментат, что вы знаете об Ордене Бене Гессерит? Едва заметная улыбка тронула морщинистые губы Гавата.

— Только то, что Община Сестер позволяет знать посторонним.

Джессика снова заговорила, повысив голос:

— Перед тем как Преподобные Матери послали меня сюда, я поклялась, что Лето будет моим хозяином. И вы думаете, что я могу представлять для него какую-то опасность? Вы полагаете, что Община Сестер может осуществить прямое нападение на герцога — члена Ландсраада? Вы осведомлены хотя бы об одном подобном случае за всю историю империи? Такое преступление было бы самоубийством для Бене Гессерит. — Она в гневе раздула ноздри. — Думайте, ментат! Что говорят вам ваши проекции?

После недолгого молчания Гават ответил:

— Мне неизвестны такие случаи, миледи.

— И тем не менее вы приставили ко мне эту неуклюжую курицу для слежки за мной. Почему вы меня боитесь? В чем подозреваете? — Она не стала применять Голос в общении с ментатом, который не простил бы ей этого промаха. Вместо этого Джессика придала своему тону скрытую холодную угрозу. — Предупреждаю вас, не вздумайте лгать.

Пусть он думает, что я — Вещающая Истину.

— Прошу прощения за недоразумение, миледи. Возможно, я немного… переусердствовал, чтобы защитить герцога.

Она очень сильная молодая женщина. Лето мог попасть в нехорошую ситуацию, подумал Гават.

— Меня восхищает ваша преданность ему. — Джессика заметила, что выражение глаз ментата смягчилось, в них не было страха, зато появилось уважение. — Я пробыла здесь очень недолго, а вы служите уже трем поколениям Атрейдесов. На вашей правой ноге шрам от удара рога салусанского быка, который вы получили во время одного из первых боев герцога Пауля, не так ли? Вам, конечно, трудно примириться с чем-то новым. — Она отступила на полшага, позволив себе взглядом выразить сожаление. — Пока ваш герцог обходится со мной как с дальней родственницей, но надеюсь, что в будущем он не будет мною разочарован. Я не вызову его недовольства.

— Миледи, позвольте мне заверить вас, что вы не вызываете его недовольства. Но он уже выбрал Кайлею Верниус. Она — мать его сына.

Джессике не потребовалось много времени, чтобы понять, что в отношениях Лето и Кайлеи давно образовалась трещина.

— Но, ментат, она не является ни его официальной наложницей, ни законной супругой. Мальчик не имеет никаких родовых прав. Что мы можем вывести на этом основании?

Гават застыл на месте с оскорбленным видом.

— Отец учил Лето использовать женитьбу исключительно для блага Дома Атрейдесов, для получения политических выгод. В Ландсрааде герцогу было сделано несколько подходящих предложений, но Лето еще не выбрал лучшую партию, хотя и размышляет об этом.

— Вот и пусть размышляет. — Джессика дала понять, что разговор окончен. Дождавшись, когда Гават направился к двери, она сказала:

— С этого момента, Туфир, я сама буду подбирать себе камеристок.

— Как пожелаете, миледи.

После того как ментат ушел, Джессика попыталась оценить положение, в котором оказалась. При этом она больше думала о своих долгосрочных планах, чем о своей миссии, которую поручила ей Община Сестер. Ее красоту можно было усилить с помощью техники, разработанной в Бене Гессерит и которой владела любая послушница. Но Лето — гордый индивидуалист, он может заподозрить неладное и откажется стать объектом манипуляции. Даже если и так, то Джессике все равно предстоит нелегкое дело.

Иногда она ловила на себе мимолетные взгляды Лето, в них было выражение вины, особенно после стычек с Кайлеей. Но стоило Джессике попытаться использовать такую ситуацию, как Лето мгновенно становился холоден и замыкался в себе.

Осложняло положение и то, что Джессика жила в бывших покоях леди Елены. Лето неохотно заходил в апартаменты матери. После смерти старого герцога враждебность между Лето и матерью достигла своего апогея, Елена была отправлена для «отдыха и медитации» в отдаленную религиозную общину отшельниц. Все это было очень похоже на изгнание, но Джессика не нашла никаких объяснений в архивах Атрейдесов. Само проживание в покоях матери служило барьером между молодой женщиной и Лето.

Лето Атрейдес был определенно привлекателен и умопомрачительно красив, и Джессике была бы приятна близость с ним. Она и в самом деле хотела быть с ним. Каждый раз, когда ее посещало такое желание, она принималась ругать себя — а желание посещало ее довольно часто. Но она не могла позволить эмоциям захлестнуть себя. Устав Бене Гессерит запрещал Сестрам любить.

Мне предстоит сделать здесь важное дело, напомнила она себе. Джессика дождется благоприятного момента; главное — не терять терпения.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22669/fulltext.htm  

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

*** 

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 139 | Добавил: iwanserencky | Теги: литература, из интернета, миры иные, фантастика, Брайан Герберт, Вселенная, Дом Харконненов, Будущее Человечества, книга, люди, Хроники Дюны, текст, ПОСЛЕСЛОВИЕ, проза, Хроники, будущее, писатели, слово, ГЛОССАРИЙ, книги, Кевин Андерсон, чужая планета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: