Главная » 2020 » Октябрь » 27 » Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 011
10:21
Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 011

***

***


Бутенко пробовал издали заглядывать в бумажки, но ничего из этого не получилось: он был близорук. К концу дня Петру Евлампиевичу стало ясно: в том машинном бюро, где он работал, секретная корреспонденция не печаталась. Для этой цели, очевидно, в управлении было особое машинное бюро. Бутенко убедился в этом под вечер, когда ему принесли новую машинку и приказали немедленно же починить ее. Из разговоров машинисток он понял, что эта машинка из секретного бюро ефрейтора Фогеля.

Бутенко приуныл — в секретное бюро ему, конечно, не пробраться. Ничего другого не оставалось, как начать добросовестно трудиться.

Поздно вечером машинистки разошлись, осталась только дежурная. Работы у нее было мало, и белобрысая немка с увлечением читала какую-то толстую книгу, повернувшись спиной к Бутенко.

Около двух часов ночи в коридоре раздался шум. Казалось, кого-то волоком тащили по полу. Петр Евлампиевич услышал стоны, глухой удар, крик…

Бутенко давно уже закончил работу, но уходить из жандармского управления было поздно: ночного пропуска у него не было. И Бутенко дремал, сидя на стуле…

На рассвете снова протопали тяжелые шаги в коридоре. Снова послышались стоны. Молодой женский голос выкрикнул:

— Мама… Мамочка…

Бутенко резко повернулся к двери. Скрипнул стул. Машинистка посмотрела на него, усмехнулась и со скучающим видом снова уткнулась в книжку…

Петра Евлампиевича отпустили только рано утром. Ему дали шесть часов на отдых. В полдень Бутенко уже снова сидел в машинном бюро.

Он знал, что удача не приходит сразу, и по-прежнему терпеливо поджидал удобный случай, чтобы заглянуть в бумажки.

Около часу ночи к Бутенко подошел какой-то немец в штатском, приказал собрать инструменты и немедленно явиться в комнату № 5: в конце коридора, последняя дверь направо.

У Бутенко невольно дрогнуло сердце: кто знает, что за комната и что его ждет там?..

Выйдя в коридор, Бутенко столкнулся лицом к лицу… с Батуриным. Бутенко готов был броситься к товарищу, обнять его, но вовремя сдержался: Батурина вели два немецких солдата.

В комнате № 5 Бутенко увидел толстого усатого немца с ефрейторскими нашивками. Кроме него в комнате сидели две машинистки. И не прошло и десяти минут, как Бутенко понял: его привели в секретное бюро ефрейтора Фогеля.

Вначале Фогель недоверчиво приглядывался к русскому. Но Бутенко, стараясь не обращать на это внимания, сразу же углубился в работу. Раза два ефрейтор громким голосом бросал машинисткам насмешливые замечания насчет длинноволосого русского. Но Бутенко продолжал невозмутимо работать, делая вид, что он ничего не понимает. Случалось, что на несколько минут Бутенко оставляли совершенно одного в бюро. Но Бутенко сразу разгадал ловушку и по-прежнему сосредоточенно возился около машинки, хотя его так и подмывало взглянуть на бумаги, лежавшие на соседнем столе.

Прошла еще одна ночь в жандармском управлении. Она ничего не принесла Бутенко. Но он чувствовал, что именно в этой комнате, за дверью с железной решеткой, скрыта тайна, которая интересует Свирида Сидоровича…

Вторую ночь Бутенко работал в секретном бюро. Отношение к нему переменилось: ефрейтор, казалось, полностью уверился в отсутствии у русского праздного любопытства и перестал наблюдать за ним. Машинистки вообще не замечали его. И только тогда Бутенко решился начать знакомиться с корреспонденцией, лежавшей на столах. Он делал это с величайшей осторожностью, и первые же прочитанные им бумаги подтвердили, что он напал на верный след: это были протоколы следствий, доклады шпионов, копии доносов и ордеров на арест.

Поздно ночью ефрейтор Фогель ушел из бюро. Осталась одна машинистка. У нее слипались глаза, и она терла их кулаком, лениво перелистывая какую-то объемистую рукопись.

Бутенко знал, что ему не удастся затянуть ремонт еще на одни сутки. Надо было спешить. И, уловив момент, когда немка задремала, он разворошил аккуратную стопку бумажек, лежавших на соседнем столике.

Внимательно следя за немкой, он в то же время быстро проглядывал одну бумажку за другой. Но в них попадались чужие, незнакомые ему фамилии. Отчаявшись, он уже собирался было снова сложить бумажки в стопку, как вдруг ему бросилась в глаза хорошо знакомая по комбинату подпись немецкого инженера.

Это было так неожиданно, что Бутенко, забыв об осторожности, вытащил бумажку, положил ее сверху и начал разбирать написанное. Он очень волновался: буквы прыгали в глазах и он разобрал только несколько слов: «Батурин… саботаж… Главмаргарин…»

Теперь наконец он нашел то, что так безуспешно искал три ночи: о батуринцах донес немецкий инженер. Но Бутенко интересовали все подробности этого дела, и он наклонился над бумажкой, стараясь прочесть все от слова до слова.

Внезапно скрипнула дверь, и в комнату вошел ефрейтор Фогель.

Бутенко растерялся. Он отпрянул от стола, на котором лежали бумаги. Отвертка упала на пол. Бутенко наклонился и долго шарил руками под столом, собрав всю силу воли и стараясь взять себя в руки и успокоиться. Когда Бутенко поднялся, держа отвертку в руках, он увидел: ефрейтор молча стоял перед ним и испытующе смотрел то на него, то на разворошенную стопку бумажек. Но Бутенко уже поборол растерянность. Он поправил растрепавшиеся волосы и смущенно начал извиняться: он очень устал — работа длится уже третью ночь, — у него из рук нечаянно выпала отвертка и он просит извинить, что причинил этим беспокойство господину ефрейтору и уважаемой фрау… Фогель досадливо отвернулся от него, приказал машинистке убрать корреспонденцию в несгораемый шкаф и, взяв папку, быстро вышел из комнаты…

В тот момент Бутенко боялся не за себя. Он думал только об одном: как бы успеть сообщить Лысенко об инженере. Прошло немного времени — снова скрипнула дверь. Вошел Фогель. Он остановился перед Бутенко и сказал по-русски (он неплохо знал русский язык):

— Идите отдыхать, господин Бутенко, вы устали. Завтра в двенадцать явитесь сюда, но не ко мне, а в машинное бюро, где работали первый день.

В комендатуре Бутенко задержали, втолкнули в пустую комнату и приказали раздеться догола. С необычайным вниманием обыскивали немцы его одежду. Вывернули все карманы, распороли подкладку пиджака, разрезали старый чемоданчик. Но, конечно, ничего не нашли и отпустили.

Бутенко понимал, что сразу идти на комбинат к Лысенко рискованно. Он пошел домой и все шесть часов, отпущенные ему на отдых, провалялся на диване с открытыми глазами: думал, как передать Лысенко то, что удалось узнать. Но ничего не придумал: жена, как назло, заболела, дочка была мала, а старушка-мать никак не подходила на роль посыльной. Никому другому он не решался доверить своей тайны.

Придя в жандармское управление, он старался как можно скорей закончить работу, но сделать это ему удалось только к утру. И снова, чтобы замести следы, он отправился не на комбинат, а домой. Лишь к вечеру Бутенко появился в мастерских. Но с Лысенко ему удалось поговорить только на следующий день.

 

Глава XIII

Всю ночь батуринцы не спали: неизвестность того, что их ожидает, и странное, необъяснимое появление Бутенко в коридоре жандармерии волновало их. Они были уверены, что Лысенко сделает все, чтобы освободить их. Даже если их поведут на казнь, если накинут на шею петлю — до самой последней минуты они не хотели терять надежды на спасение. Батурин посоветовал сильнее напрягать руки, если немцы, прежде чем вести на казнь, начнут связывать их за спиной, чтобы можно было незаметно ослабить веревки и в нужный момент освободить руки…

— Никаких самочинных действий, ребята! — говорил Батурин. — Командую я. Каждое мое слово — приказ.Пётр Игнатов Подполье Краснодара (137).jpg

Чуть забрезжил рассвет, как в коридоре раздались шаги. Батуринцы все, как один, вскочили на ноги. Они поняли: пришли за ними.

Загремели засовы, и в открытой двери блеснули огни фонарей.

— Выходи!

Первым вышел Батурин. Двое жандармов схватили его единственную руку, вывернули назад и привязали проволокой к поясу. Остальных выводили поодиночке. Всем связали руки за спиной. Помня совет, батуринцы изо всех сил напрягали мускулы, и немцы сердито ругались, закручивая проволоку.

Арестованных вывели во двор. Здесь, как обычно, под навесом стояли машины. Метнулся в сторону какой-то штатский с высоко поднятым воротником пальто, прошла группа о чем-то оживленно спорящих жандармов.

На каждого из батуринцев приходилось по трое конвойных во главе с фельдфебелем. Сзади цокали копыта конного патруля. Батуринцев вели на расстрел — это для каждого из них было ясно. Выйдя из ворот, фельдфебель повернул вниз по улице, по направлению к Кубани. Шли по улице Пушкина.

Странное чувство охватило Батурина. Предутренний холодок, золотое, с розовым оттенком небо на востоке, тишина — все это создавало ощущение чего-то радостного… Батурину трудно было бы объяснить это чувство. Примерно с таким же чувством он, бывало, поднимался на вышку водной станции, чтобы «ласточкой» прыгнуть вниз… Впоследствии он рассказал об этом ребятам, и они поняли его: у них на душе было в то утро примерно то же — полная уверенность, что они вырвутся из лап немцев и останутся живы.

Подходя к перекрестку — угол Пушкинской и улицы Шаумяна, — Батурин почему-то решил, что именно здесь поджидает засада Лысенко. Он шепнул своему соседу — это, кажется, был Миша.

— Освобождайте руки. Осторожно…

Сам он был бессилен что-либо сделать одной рукой, привязанной проволокой к пояснице. Мише быстро удалось освободить руки от пут, и он стал раскручивать проволоку, которой рука Батурина была привязана к поясу. Батурин плохо представлял себе, как удалось ребятам незаметно проделать всю эту операцию… И все-таки почти всем удалось освободить руки. Когда подошли к перекрестку, Батурин с напряжением ждал: вот сейчас выскочат товарищи, загремят выстрелы…

— Приготовиться! — шепнул он Мише, а тот передал по цепочке.

Но прошли перекресток — и ничего… Вокруг по-прежнему было безлюдно и тихо.

Пересекли Октябрьскую — и опять ничего.

Прошли еще квартал, спустились к затону, обогнули водную станцию. Фельдфебель вывел арестованных к обрывистому берегу Кубани, к домику бакенщика.

Казалось, теперь ждать помощи неоткуда. Их расстреляют через несколько минут. Но Батурин все еще верил в спасение, верил настолько, что снова передал по цепочке:

— У кого свободны руки — кивнуть головой!

На этот раз немцы услышали шепот. Послышалась брань. Гришу ударили прикладом в спину…Пётр Игнатов Подполье Краснодара (138).jpg

Необычность поведения арестованных встревожила немцев, фельдфебель что-то торопливо приказал солдатам, и те, орудуя прикладами, начали выстраивать батуринцев у самого края обрыва.

Батурин взглянул вниз и узнал место: здесь река ударялась в отвесную крутизну и стремительным потоком неслась к противоположному берегу. И только теперь он отчетливо понял: Лысенко не придет… «Но все же мы не умрем. Не умрем!» — пронеслось в голове у Батурина.

— По моему свистку падать вниз головой. Под водой плыть как можно дольше. Сбор — в лозняке на том берегу, — сказал он соседу.

Быстрый шепот пробежал по ряду…

Жандармы вскинули винтовки. Фельдфебель поднял руку. Вот сейчас он опустит ее. Грянет залп. Батурин свистнул и, запрокинув назад голову, сильно оттолкнувшись ногами от земли, бросился в омут…

Он не расслышал залпа и только спустя много времени узнал от бакенщика, что залп был…

Он думал об одном: как можно дольше продержаться под водой. Расчет был прост: течение само отнесет к левому берегу. И Батурин не ошибся: когда он поднялся на поверхность, проклятый обрыв был уже далеко. На нем ни души: немцы ушли. Рядом с Батуриным плыл Михаил. Чуть в стороне загребал брассом Гриша.

В лозняке собрались все, кто остался жив. Их было пятеро. Двое погибли.

Ночью батуринцы снова переплыли реку, пробрались огородами и садами к кожзаводам, где жила сестра Батурина. Спрятались у нее на чердаке. А еще через день к ним пришел Лысенко: Батурин вызвал его запиской, которую отнесла на комбинат маленькая племянница Батурина.

Тут же на чердаке был созван «военный совет». Каждый получил новое задание.

Вслед за «чудесным» спасением батуринцев в городе произошло несколько событий, не на шутку встревоживших немцев.

В тот день, когда немцы вели на расстрел Батурина и его товарищей к омуту на Кубани, младший брат Батурина Виктор с другом своим Володей, как обычно, сидели на крыше, наблюдая за двором жандармского управления. Здесь им было все уже хорошо знакомо: машины под навесом, шпики, начальники караулов, даже повар в белом халате и смешном колпаке, перебегавший изредка двор. Но ребят интересовали только длинная черная машина немецкого советника и его шофер-словак.

Около двух часов дня словак вывел машину из-под навеса. Ребята уже давно заметили, что с машиной что-то неладно: то ли она была не в порядке, то ли водитель оказался недостаточно опытным, но он часто возился с мотором и лицо его при этом имело озабоченное выражение.

Так было и на этот раз. Но тут, как видно, шофер запоздал: советник подошел к машине, когда ее капот был еще открыт. Ребята не слышали, что говорил немец, но, судя по всему, он сердился. Вот он отошел от машины и остановился, засунув руки в карманы. Он стоял лицом к ребятам, стоял неподвижно. Это была такая заманчивая цель, что у ребят дух захватило.

— Володька! — горячо прошептал Виктор.

Но Володя уже целился — спокойно, не торопясь. Еще мгновенье — и он спустил курок. От волнения ребята не услышали выстрела. Но, вернее всего, им помог случай: в этот момент, на их счастье, в ворота въехали почти одновременно две машины, и сирена одной из них нетерпеливо гудела.Пётр Игнатов Подполье Краснодара (139).jpg

Сначала ребята подумали, что Володя промахнулся: несколько мгновений советник стоял неподвижно. Потом вдруг покачнулся, медленно осел на колени и свалился набок.

Это было так неожиданно, что вначале никто из немцев не заметил упавшего советника. Послышался испуганный крик: шофер-словак подбежал к своему начальнику.

Больше ребята ничего не видели. Прижавшись друг к другу, они лежали на чердаке у слухового окна, не шевелясь и даже стараясь не дышать.

Со двора доносились возбужденные голоса, шарканье ног, слова команды. Потом все стихло. Но ребята еще с добрый час пролежали на чердаке, прежде чем решились покинуть его. Спрятав в тайнике ружье, они бесшумно спустились вниз и разошлись в разные стороны.

Виктор отправился домой. Он шел по улицам, и ему казалось, что каждый встречный немец вот-вот схватит его и потащит в гестапо…

Мальчик благополучно добрался домой, и здесь ждало его радостное известие: брат жив! Однако с Петром ему удалось повидаться только несколько дней спустя, когда старший Батурин, оправившись после всего пережитого, был переведен на нелегальную подпольную квартиру.

Весть об убийстве немецкого советника быстро разнеслась по городу, хотя немцы всячески пытались замять это дело. Об этом говорили в очередях, на базарах, у водопроводных колонок. Витя сам не раз слышал эти рассказы, и тогда снова у него колотилось сердце и ему казалось, что его вот-вот схватят…

* * *Пётр Игнатов Подполье Краснодара (140).jpg

В сумерки к дому на Октябрьской улице, где жил жандармский следователь, пытавший батуринцев, подъехала машина. Шофер на минуту поднялся в квартиру жандарма сказать, что машина подана, вернулся и снова сел в кабину. Почти одновременно с первой машиной подошла вторая — она была той же марки — и остановилась чуть поодаль. Из нее вышел водитель в немецкой форме. Вынув портсигар, он подошел к первому шоферу, любезно предложил ему единственную папиросу, лежавшую в портсигаре, и попросил огня. Шофер жандарма несколько раз затянулся, потом вдруг побледнел, покачнулся, уронил голову на баранку руля, да так и замер.

Второй шофер — тот, что угостил его папиросой, — быстро столкнул с сиденья на пол безжизненное тело, сел за руль — и машина жандарма исчезла за углом.

Тотчас же ее место заняла вторая машина, стоявшая поодаль. За ее рулем сидел тоже немец-шофер.

Прошло несколько минут. Хлопнула парадная дверь — вышел следователь. Он спешил: рывком открыв дверцу машины, сел рядом с шофером. Но закрыть дверцу уже не успел: удар в голову, нанесенный сзади, свалил его на сиденье. Шофер поднес к его носу открытый флакон. Машина, быстро набирая скорость, понеслась к улице Пушкина…

— Черт его знает, что подумал этот немецкий кабан, когда пришел в себя, — рассказывал потом Петя Батурин. — Судите сами: для него все это походило на какой-то страшный бред… Еще бы! Машина стоит у домика фельдфебеля Уля, где размещалась комендатура, вокруг какие-то незнакомые люди в немецкой форме, руки у него связаны, во рту кляп. Потом кто-то на секунду нажимает кнопку электрического фонарика — и перед ним лицо того безрукого большевика, которого он поил рассолом и который несколько дней назад был расстрелян… Я внимательно посмотрел ему в глаза. Теперь в этих кабаньих глазках вместо наглости и злобы я увидел панический, звериный страх…

Операция со следователем была поручена Батурину. Приходится сознаться: он позволил себе некоторое излишество. Он повесил немецкого следователя на воротах домика фельдфебеля Уля рядом со зданием жандармского управления.

Это, конечно, было очень рискованно.

Батурин и его сообщники подвезли следователя к домику фельдфебеля Уля, и машина въехала в узкий проход между домами. Один из них вытащил следователя из кабины, другой помог подтащить его к стене, третий перекинул веревку через водосток. Разведчица — молоденькая девушка — следила за парадным подъездом, где стоял немецкий часовой, и за вторым часовым, что прохаживался на углу улиц Красной и Пушкина. Оба часовых ничего не заметили: машина стояла в узком проходе между домиком фельдфебеля и зданием жандармерии.Пётр Игнатов Подполье Краснодара (141).jpg

Быстро накинули петлю на шею следователю. Минута — и все было кончено.

Не теряя времени, все сели в машину, и она, пятясь, выехала на улицу.

Появление машины нисколько не удивило часовых: по-видимому, они решили, что в ней едет какое-то начальство — ведь все были одеты в форму немецких офицеров. Тот из часовых, что стоял у парадного подъезда, даже отдал честь.

Машина рванулась и, набирая скорость, помчалась по улице Пушкина.

Впоследствии повешенного следователя обнаружил сам начальник жандармского управления. Он подъехал к своему управлению и увидел: на воротах висит его следователь!..

Батурин получил серьезное внушение от коммерческого директора «Камелии» за ненужный риск и недопустимое лихачество, проявленное при ликвидации следователя.

* * *

Предстояло еще рассчитаться с тем из немецких инженеров, который написал донос на батуринцев. Это было поручено Котрову.

На второй день после казни следователя три немецких инженера, как обычно, в сумерки вышли из комбината. Они шли по улице Карла Либкнехта — главной улице Дубинки. Остерегаясь идти по тротуару, они важно шествовали по середине мостовой вдоль трамвайных путей.

Инженеры, очевидно, не обратили внимания на группу рабочих, которая шла в нескольких десятках шагов позади. Во всяком случае, они не оборачивались и внешне не обнаруживали ни малейшей тревоги.

Немцы вышли на широкую полянку, которая соединяла улицу Карла Либкнехта с одним из Карасунских озер. И вот тут-то немцев и нагнали рабочие.Пётр Игнатов Подполье Краснодара (142).jpg

Все произошло быстро и бесшумно. Инженеров, пригрозив им револьверами, повалили на мостовую, всунули каждому в рот по кляпу, связали руки и ноги. Двоих затащили в густой бурьян, что рос поблизости на полянке, и уложили рядом. А того, кто написал на батуринцев донос, сунули в большой мешок, завязали и, раскачав, швырнули в тину Карасунского болота. Немец в мешке угодил на мелкое место. В течение минуты слышалось какое-то ворчание и бульканье. Потом все стихло.

Наутро прохожие обнаружили в бурьяне двух связанных немецких инженеров. Прибежавшие к месту происшествия полицейские развязали их и отправили на машине домой.

Третьего инженера обнаружили ребятишки, заметившие в болоте какой-то странный мешок. Когда он был извлечен, в нем нашли труп третьего инженера.

Три покушения, по времени почти совпавшие друг с другом, всполошили немцев. В Краснодаре начались облавы и аресты.Пётр Игнатов Подполье Краснодара (143).jpg

Арсений Сильвестрович своевременно принял меры.

Прежде всего семья Батуриных была переправлена к родственникам в одну из ближайших станиц. Все батуринцы, один за другим, посетили дом № 45 по Красной улице, и Елизавета Васильевна выдала каждому из них по паспорту с визами и отметками о прописке и перерегистрации.

Петру вручили направление с биржи труда в переплетную мастерскую Деревянко: Арсений Сильвестрович решил оставить старшего Батурина в самом Краснодаре.

Остальные были посланы в пригородные районы с различными поручениями, и о них речь пойдет ниже.

Что касается двух немецких инженеров, которым Котров даровал жизнь, они больше не появились на комбинате: на следующий же день они, по слухам, убрались в Ростов.

  Читать   дальше  ...   

***

***

Источник : https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%98/ignatov-petr-karpovich/zapiski-partizana/3

 

***

   Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 001

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 002 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 003 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 004

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 005

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 006

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 007 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 008 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 009 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 010 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 011 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 012 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 013 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 014 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 015 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 016 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 017

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 018 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 019 

  Подполье Краснодара. Игнатов Пётр . 020 

    Фото - Подполье Краснодара. Пётр Игнатов. Книга. Часть первая   

   Фото  - Подполье Краснодара. Пётр Игнатов. Книга. Часть вторая

  Фотографии в альбоме «Пётр Игнатов. Подполье Краснодара», 

  Война инженера Игнатова (партизаны Кубани)   

***

***

***

***

***

***

***

  ПОДЕЛИТЬСЯ

 

***

***           

***

Подполье Краснодара. Пётр Игнатов. Книга. Часть первая

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (1).jpg


Пётр Игнатов Подполье Краснодара (2).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (3).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (4).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (5).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (6).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (7).jpg
 

 ..Читать, смотреть дальше »

***

Подполье Краснодара. Пётр Игнатов. Книга. Часть вторая

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (144).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (145).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (146).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (147).jpg

Пётр Игнатов Подполье Краснодара (148).jpg
 

... Читать, смотреть дальше »

***Пётр Игнатов Подполье Краснодара (257).jpg

***Пётр Игнатов Подполье Краснодара (258).jpg

***Художник К.Н. Сумелиди. Иллюстрация к книге Петра Игнатова Подполье Краснодара. 1982 год.jpg

***Борцам подполья.jpg

***Одной из важных и действенных форм была подпольная борьба... .jpg

***

***

***

***

  Вячеслав Леонидович Кондратьев. ОТПУСК ПО РАНЕНИЮ. Повесть. 001

...С тоской уставились ребята в небо, где кружила рама, выглядывая, что они здесь, в этой занятой деревеньке делают. А что они делали? Связисты протянули связь в избу, которую заняли ротный и политрук, пулеметчики, появившиеся недавно, выбирали позиции на краю деревни, остальные бойцы тоже искали какую-нибудь лежку поудобнее да поукрытистей. Кто бродил по деревне, кто шарил по избам и блиндажам, а кто просто дремал с устатку, привалившись куда придется.

Костик тоскливо глядел на кружившуюся в небе раму и сожалел...                                            Читать  далее ...   

***

***

Искупить кровью. Кондратьев Вячеслав Леонидович. 01          

Дорога в Бородухино. Повесть. Книга... Сороковые. Вячеслав Кондратьев. 002  

Селижаровский тракт. 01. Повесть. Книга... Сороковые. Вячеслав Кондратьев. 003  

Женька. Рассказ. Книга... Сороковые. Вячеслав Кондратьев. 006

ЧИТАТЬ  книгу "СОРОКОВЫЕ"...

Вячеслав Кондратьев. ... Стихи... 

Правда Вячеслава Кондратьева 

На станции Свободный. Рассказ. Книга... Сороковые. Вячеслав Кондратьев. 001 

Селижаровский тракт. 001. Повесть. Кондратьев Вячеслав 

Сашка. 001. Повесть.Вячеслав Кондратьев 

Страницы книги. Сашка. Повесть. Вячеслав Кондратьев. 001 

 Поездка в Демяхи. Повесть. Вячеслав Кондратьев. Книга "Сашка".

 ПОЕЗДКА В ДЕМЯХИ. Повесть. Вячеслав Кондратьев. ... 01 

***

***

О книге

На празднике

Поэт Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Разные разности

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 80 | Добавил: iwanserencky | Теги: книга, литература, ретро, Великая Отечественная Война, фото, проза, слово, Игнатов Пётр, писатель, Пётр Игнатов, сканирование, Подполье Краснодара, мемуары, история, текст, Роман, память, прошлое | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: