Главная » 2022 » Февраль » 24 » Двадцать лет спустя. Александр Дюма. 038. XLI УМ И СИЛА. XLII УМ И СИЛА (П-е). XLIII СИЛА И УМ. XLIV СИЛА И УМ(П-е).XLV ПОДЗЕМЕЛЬЕ Мазарини.
20:04
Двадцать лет спустя. Александр Дюма. 038. XLI УМ И СИЛА. XLII УМ И СИЛА (П-е). XLIII СИЛА И УМ. XLIV СИЛА И УМ(П-е).XLV ПОДЗЕМЕЛЬЕ Мазарини.

---


XLI

УМ И СИЛА

А теперь перейдем из оранжереи в охотничий павильон. В глубине двора,
там, где за портиком с ионическими колоннами виднелись псарни,  возвышалось продолговатое здание, словно протягивавшее руку к другому  строению
- оранжерейному павильону, образуя вместе с  ним  полукруг,  окаймляющий
парадный двор. Это был охотничий павильон, в нижнем этаже которого  зак-
лючены были Портос и д'Артаньян. Сидя вместе, они коротали,  как  умели,
долгие часы в ненавистной им обоим неволе.
Д'Артаньян прохаживался взад и вперед, как тигр в клетке, уставившись
глазами в одну точку и по временам глухо рычал, проходя мимо решеток ши-
рокого окна, выходившего на просторный задний двор замка.
Портос безмолвствовал, находясь еще под впечатлением прекрасного обе-
да, остатки которого были только что убраны.
Один казался безумным, но на самом деле размышлял; другой,  казалось,
размышлял, тогда как на самом деле спал. Но во сне его мучили кошмары, о
чем легко было догадаться по его прерывистому тяжелому храпу.
- Вот уже начинает темнеть, - сказал д'Артаньян. - Должно быть, часа четыре. Скоро будет сто восемьдесят три часа, как мы сидим здесь.
- Гм, - пробормотал Портос вместо ответа.
- Да слышите ли вы, соня? - сказал д'Артаньян, раздраженный тем,  что
кто-то может спать днем, когда  ему  стоит  неимоверного  труда  заснуть ночью.
- Что? - спросил Портос.
- То, что я сказал.
- А что вы сказали?
- Я говорю, что скоро сто восемьдесят три часа, как мы сидим здесь, - повторил д'Артаньян.
- Вы сами в этом виноваты, - сказал Портос.
- Как? Я виноват?
- Да, ведь я предлагал вам выйти отсюда.
- Выломав решетки и двери?
- Конечно.
- Портос, люди вроде нас с вами не могут уйти так просто, как вы  думаете.
- Ну а я, - возразил Портос, - ушел бы отсюда совсем просто, без  затей, и, по-моему, вы напрасно от этого отказываетесь.
Д'Артаньян пожал плечами.
   - Все равно, если мы и выйдем из этой комнаты, то ведь этим  дело  не
кончится.
   - Милый друг - сказал Портос, - мне кажется, вы сегодня немного лучше
настроены, чем вчера. Объясните мне, почему дело не кончится,  когда  мы
выйдем из этой комнаты?
   - Очень просто: не имея оружия и не зная пароля, мы и пятидесяти  ша-
гов не сделаем по двору, как наткнемся на часового.
   - Ну и что же? - сказал Портос. - Мы убьем  часового  и  заберем  его
оружие.
   - Так, но прежде чем умереть (ведь эти  швейцарцы  так  живучи!),  он
закричит или застонет, и это привлечет караул. Нас  окружат  и  схватят,
словно лисиц, - это нас то, львов, - и бросят в какой-нибудь каменный ме-
шок, где мы даже не будем иметь утешения видеть это ужасное  серое  небо
Рюэя, похожее на голубое небо Тарба не больше, чем луна на солнце.  Черт
возьми! Если бы у нас за стенами этого здания был хоть один человек, ко-
торый мог бы дать нам все сведения об этом замке - о  расположении  ком-
нат, о распорядке жизни, одним словом обо всем, что Цезарь, как мне  го-
ворили, называл "правами и местоположением"!.. Ах,  и  подумать  только,
целых двадцать лет я скучал, не зная, чем заняться" и  мне  ни  разу  не
пришло в голову приехать в Рюэй и изучить его!
   - Что же из этого? - сказал Портос. - Давайте все таки выйдем отсюда.
   - Милый друг, - сказал д'Артаньян, - знаете, почему кондитер  никогда
сам не делает пирожных?
   - Нет, - ответил Портос, - любопытно было бы узнать.
   - Потому, что он боится их перепечь или положить в них кислого крему.
   - Что дальше?
   - Дальше то, что его поднимут на смех. А кондитер не  должен  никогда
позволять над собой смеяться.
   - Но какое отношение к нам имеют кондитеры?
   - Такое, что мы в наших приключениях не должны терпеть неудач и вызывать насмешки. Мы только что потерпели неудачу в Англии, мы понесли  поражение, - это пятно на нашей репутации.
   - Кто же нам нанес поражение?
   - Мордаунт.
   - Но мы утопили Мордаунта.
   - Да, конечно, утопили, и это нас несколько оправдает  в  глазах  по-
томства, если только потомство станет заниматься нами. Но слушайте, Пор-
тос: если Мордаунт был противником, которым нельзя было пренебрегать, то
Мазарини мне представляется противником гораздо более опасным, и его нам
не удастся так легко утопить. Постараемся же быть  поосторожней  и  бить
только наверняка. Дело в том, - прибавил д'Артаньян с глубоким  вздохом,
- что если мы с вами вдвоем и стоим добрых восьми  человек,  то  все  же
быть вдвоем не то, что вчетвером.
   - Вы правы, - сказал Портос со вздохом.
   - Итак, Портос, берите пример с меня и ходите взад и вперед по комнате, пока мы не получим известия от наших друзей или пока нам не придет в
голову какая нибудь хорошая мысль. Но  не  спите  непрерывно,  по  вашему
обыкновению: ничто так не туманит голову и не притупляет  ум,  как  сон.
Что касается того, что нам грозит, то, может быть, положение наше не так
уж плохо, как мы полагали сначала. Я не думаю, чтобы Мазарини  собирался
отрубить нам головы, - этого нельзя сделать без суда, а суд наделает шу-
му, который не преминет привлечь внимание наших друзей, и тогда Мазарини
несдобровать.
   - Как вы хорошо рассуждаете! - сказал Портос с восхищением.
   - Да, недурно, - сказал д'Артаньян. - Итак, если  нас  не  собираются
отдавать под суд и рубить нам головы, то нас или  будут  держать  здесь,
или переведут куда нибудь.
   - Это несомненно, - сказал Портос.
   - Поэтому невозможно, чтобы такая тонкая ищейка, как Арамис, и  такой
умница, как Атос, не открыли бы нашего убежища,  а  тогда  придет  время
действовать.
   - Тем более что нам здесь не так уж плохо, за  исключением,  впрочем,
одного.
   - Чего именно?
   - Заметили вы, д'Артаньян, что нам давали жареную  баранину  три  дня
подряд?
   - Нет, но если это случится в четвертый раз, то  но  беспокойтесь,  я
заявлю жалобу.
   - Кроме того, я скучаю по дому. Как давно уже я не был в моих замках!
   - Ба, забудьте их на время! Мы их увидим еще, если только Мазарини не
велит их снести.
   - Вы считаете его способным на такое насилие? -  с  тревогой  спросил
Портос.
   - Нет, такие вещи мог делать только прежний кардинал. Нынешний  слишком ничтожен, чтобы решиться на что-либо подобное.
   - Вы меня успокоили, д'Артаньян.
   - Итак, будем веселы, давайте шутить со стражей.  Расположим  к  себе
солдат, раз мы не можем их подкупить. Будьте с ними полюбезнее,  Портос,
когда они будут подходить к нашим решеткам. До сих пор вы им  показывали
только свой кулак, и чем увесистее он, тем менее для них  привлекателен.
Ах, я много бы дал, чтобы иметь только пятьсот луидоров.
   - Я тоже дал бы сотню пистолей, - сказал Портос,  не  желая  уступить
д'Артаньяну в щедрости.
   На этом прервалась беседа двух друзей, потому что к ним вошел Коменж,
а впереди его сержант с двумя сторожами, которые несли ужин  в  корзине,
наполненной мисками и блюдами.


XLII

   УМ И СИЛА (Продолжение)

   - Ну вот, - сказал Портос, - опять баранина!
   - Дорогой господин Коменж, - сказал д'Артаньян, - да  будет  вам  из-
вестно, что мой друг, господин дю Валлон, решил взбунтоваться, если  Ма-
зарини будет упорно кормить его бараниной.
   - Я заявляю, что ничего не буду есть, если не унесут эту баранину,  -
сказал Портос.
   - Унесите баранину, - сказал Коменж. - Я  желаю,  чтобы  господин  дю
Валлон приятно поужинал, тем более что я намерен сообщить  ему  новость,
которая, я уверен, придаст ему аппетита.
   - Не отправился ли Мазарини на тот свет?
   - Нет, к моему крайнему сожалению,  я  должен  вам  сказать,  что  он
чувствует себя преотлично.
   - Тем хуже, - сказал Портос.
   - Какая же у вас новость? - спросил д'Артаньян. - В стенах тюрьмы новости редки, и вы, надеюсь, простите мне мое нетерпение. Не так ли, гос-
подин Коменж? Тем более что, как вы намекнули, новость хорошая.
   - Приятно ли было бы вам услышать, что граф де  Ла  Фер  находится  в
добром здоровье? - спросил Коменж.
   Маленькие глазки д'Артаньяна широко раскрылись.
   - Приятно ли!.. - воскликнул он. - Да это было бы для меня счастьем!
   - В таком случае могу вам сообщить: он поручил мне приветствовать вас
и сказать, что он жив и здоров.
   Д'Артаньян едва не подпрыгнул от радости. Быстро брошенный им на Пор-
тоса взгляд выдал его мысль. "Если Атос знает, где мы находимся, - говорил этот взгляд, - если он шлет нам привет, значит,  Атос  скоро  начнет
действовать".
   Портос не был особенным мастером угадывать мысли, по на этот раз  при
имени Атоса у него зародилась та же мысль, что у д'Артаньяна. Поэтому он
понял.
   - Но, - спросил гасконец нерешительно, - вы говорите, что сам граф де
Ла Фер поручил передать нам привет? Вы, следовательно, видели его?
   - Конечно.
   - Где же... если это не нескромный вопрос?
   - Очень близко отсюда, - ответил Коменж с улыбкой.
   - Очень близко отсюда? - переспросил д'Артаньян, и глаза его  блесну-
ли.
   - Так близко, что, не будь окна оранжереи заделаны, вы могли бы  увидеть его с того места, где находитесь.
   "Он, вероятно, бродит в окрестностях замка", - подумал про себя д'Артаньян и громко прибавил:
   - Вы его встретили на охоте? Может быть, в парке?
   - Нет, гораздо ближе. Вот здесь, по ту сторону стены,  -  сказал  Ко-
менж, стукнув рукой по стене.
   - По ту сторону стены! Что же такое находится за  этой  стеной?  Меня
привели сюда ночью, поэтому черт меня побери, если я знаю, где нахожусь.
   - Вообразите одну вещь, - сказал Коменж.
   - Я готов вообразить себе все, что вам будет угодно.
   - Так вообразите, что в этой стене есть окно.
   - И что же тогда?
   - Тогда из вашего окна вы увидели бы графа де Ла Фер у его окна.
   - Значит, граф де Ла Фер живет во дворце?
   - Да.
   - В качестве кого?
   - В том же качестве, что и вы.
   - Атос арестован?
   - Как вы знаете, - сказал со смехом Коменж, - в Рюэе нет узников, по-
тому что нет тюрьмы.
   - Бросьте шутить! Значит, Атоса арестовали?
   - Вчера, в Сен-Жермене, после приема у королевы.
   У д'Артаньяна руки опустились. Он был будто громом поражен.  Мгновенная бледность, как тень, пробежала но его загорелому лицу и  тотчас  исчезла.
   - Арестован!.. - повторил он.
   - Арестован!.. - повторил за ним Портос, совершенно подавленный.
   Вдруг д'Артаньян поднял голову. Глаза его  сверкнули  незаметно  даже
для Портоса; этот беглый блеск тут же сменился прежним унынием.
   - Ну полно, полно, - сказал Коменж, чувствовавший к д'Артаньяну  искреннее расположение с того дня, как тот оказал ему такую услугу,  вырвав
его из рук парижан во время ареста Бруселя. - Не отчаивайтесь, я не  хо-
тел опечалить вас этой новостью. Все мы из-за нынешней войны  подвержены
всяким случайностям. Пусть вас лучше позабавит случайность, которая при-
вела вашего друга де Ла Фер к вам.
   Но эти слова не произвели желаемого действия на д'Артаньяна,  который
оставался мрачным.
   - А как он себя чувствует? - спросил  Портос,  видя,  что  д'Артаньян
больше не поддерживает разговора.
   - Превосходно, - сказал Коменж. - Сначала он, как и вы, был,  видимо,
очень угнетен, но после того, как узнал, что  кардинал  намерен  сегодня
вечером посетить его...
   - А! - воскликнул д'Артаньян. - Кардинал собирается посетить графа де
Ла Фер?
   - Да, он велел предупредить об этом графа, и тот  сразу  поручил  мне
передать вам, что воспользуется этой милостью кардинала и будет  просить
о смягчении вашей и своей участи.
   - Ах, милый граф! - воскликнул д'Артаньян.
   - Хорошее дело! - проворчал Портос. - Велика милость! Граф де Ла Фер,
родня Монморанси и Роганов, уж наверное получше какого-то Мазарини.
   - Ну, полноте! - заговорил д'Артаньян лукаво. - Подумайте только, до-
рогой дю Валлон, какая все же честь для графа де Ла Фер и какие  надежды
она возбуждает. Я даже думаю, что  господин  де  Коменж  ошибается,  это
слишком большая честь для арестованного.
   - Как? Я ошибаюсь?
   - Не Мазарини посетит графа де Ла Фер, но граф де Ла Фер будет, вероятно, вызван к Мазарини.
   - Нет, нет, - сказал Коменж, желавший дать самые точные сведения. - Я
отлично слышал, как это сказал кардинал. Он сам посетит графа де Ла Фер.
   Д'Артаньян взглянул на Портоса, желая узнать, понял ли тот  всю  важность этого посещения; но Портос в это время даже не смотрел в его  сто-
рону.
   - Кардинал имеет, стало быть, привычку гулять по своей  оранжерее?  -
спросил д'Артаньян.
   - Он запирается в ней каждый вечер, - ответил Коменж. -  Говорят,  он
размышляет там о государственных делах.
   - В таком случае я начинаю верить, что кардинал действительно посетит
графа де Ла Фер. Он, конечно, пойдет туда с конвоем?
   - Да, с двумя солдатами.
   - И будет при них вести разговор?
   - Его солдаты - швейцарцы и понимают только по немецки. Впрочем,  они,
должно быть, останутся у дверей.
   Д'Артаньян вонзил ногти в ладони своих рук от усилия сохранить на ли-
це только то выражение, которое он в данный момент считал подходящим.
   - Все же Мазарини не мешало бы поостеречься входить одному к графу де
Ла Фер, - сказал д'Артаньян, - ведь граф, должно быть, взбешен.
   Коменж только рассмеялся.
   - Полноте! - сказал он. - Можно подумать, что  вы  какие-то  людоеды.
Господин де Ла Фер прежде всего благовоспитан. Кроме того,  у  него  нет
оружия, да и по первому крику его преосвященства  оба  солдата  прибегут
сразу.
   - Два солдата, - повторил д'Артаньян, будто припоминая, - два  солдата. Так это их вызывают каждый вечер и они иногда по полчаса  прогуливаются под нашим окном?
   - Да, это они. Они поджидают кардинала или, вернее, Бернуина, который
вызывает их к кардиналу, когда тот выходит из замка.
   - Молодцеватые парни! - сказал д'Артаньян.
   - Они из полка, который был при Лансе и который принц передал  карди-
налу, чтобы оказать ему почет.
   - Ах, сударь, - сказал д'Артаньян, словно желая закончить этот  длин-
ный разговор, - хоть бы его преосвященство  смягчился  и  возвратил  нам
свободу по просьбе графа де Ла Фер.
   - Я желаю этого от всего сердца.
   - Так что если он позабудет про визит,  вы  не  откажетесь  напомнить
ему?
   - Нисколько, напротив.
   - Это меня чуть-чуть успокаивает.
   Всякий, кто сумел бы читать в душе гасконца, признал бы ловкую  пере-
мену разговора великолепным маневром.
   - А теперь, - продолжал он, - у меня к вам еще одна просьба,  дорогой
господин Коменж.
   - Я весь к вашим услугам.
   - Вы увидитесь с графом де Ла Фер?
   - Завтра утром.
   - Будьте так добры передать ему наш привет и сказать ему, что мы про-
сим его исходатайствовать у господина кардинала и для нас такой  же  ми-
лости.
   - Вы желаете, чтобы кардинал пришел сюда?
   - Нет. Я знаю, кто я, и не могу быть настолько требовательным. Я  же-
лаю только, чтобы господин кардинал оказал  мне  честь  выслушать  меня.
Больше ничего.
   "О, - пробормотал про себя Портос. - Этого я никогда от него не  ожи-
дал! Как несчастье ломает человека!"
   - Это будет исполнено, - сказал Коменж.
   - Передайте также графу, что я совершенно здоров и что вы нашли  меня
печальным и покорным судьбе.
   - Я от души рад это слышать, - сказал Коменж.
   - Скажите то же самое и про господина дю Валлона.
   - Про меня? Нет! - воскликнул Портос. - Я не совсем уже покорился  своей
судьбе.
   - Но вы покоритесь, друг мой.
   - Никогда!
   - Он покорится. Я знаю его лучше, чем он сам, я знаю за  ним  тысячу
прекрасных качеств, которых он в себе и не подозревает. Молчите, дорогой
дю Валлон и покоритесь судьбе.
   - Прощайте, господа, - сказал, Коменж, - спите спокойно.
   - Мы постараемся.
   Коменж поклонился и вышел. Д'Артаньян проводил его глазами с  тем  же
смирением во всей своей фигуре и с тем же выражением покорности на лице.
Но не успела дверь затвориться за командиром стражи, как он  бросился  к
Портосу и стиснул его в своих объятиях  с  такой  радостью,  что  в  ней
нельзя было сомневаться.
   -О! О! - сказал Портос. - Что с вами? Что случилось? Вы,  вероятно,
сошли с ума, мой бедный друг!
   - Случилось то, что мы спасены!
   - Я этого никак не вижу, - сказал Портос. - Напротив, я вижу, что нас
всех схватили, за исключением Арамиса, и что надежда на освобождение ослабела с тех пор, как еще один из нас попал в мышеловку Мазарини.
   - Вовсе нет, мой друг, эта мышеловка была достаточно прочна для  дво-
их, но для троих она уже слабовата.
   - Ничего не понимаю, - сказал Портос.
   - Да и не нужно. Сядем за стол и подкрепим наши силы: они понадобятся
нам сегодня ночью, - сказал д'Артаньян.
   - Что же мы будем делать? - спросил Портос, любопытство которого  на-
чало пробуждаться.
   - Мы, по всей вероятности, отправимся путешествовать.
   - Но...
   - Садитесь за стол, дорогой друг, мысли ко мне приходят во время еды.
После ужина, когда я приведу свои мысли в порядок, вы их узнаете.
   Как ни хотелось Портосу выведать планы д'Артаньяна, он,  зная  хорошо
своего друга, без дальнейших возражений сел за стол и стал есть с  аппетитом, делавшим честь доверию,  которое  он  питал  к  изобретательности
д'Артаньяна.


XLIII

   СИЛА И УМ

   Ужин прошел в молчании, по не печально, потому что время  от  времени
по лицу д'Артаньяна пробегала  лукавая  улыбка,  которая  всегда  свидетельствовала о его хорошем настроении. От Портоса не ускользала ни  одна
из этих улыбок, и каждый раз, заметив ее,  он  различными  восклицаниями
давал понять своему другу, что хотя он и не знает, какая мысль пришла  в
голову д'Артаньяну, тем не менее он очень интересуется ею.
   За десертом д'Артаньян уселся в кресло и, закинув ногу на ногу,  раз-
валился с видом человека, очень довольного самим собой.
   Портос оперся локтями на стол, положил подбородок в ладони и устремил
на д'Артаньяна доверчивый взгляд, который придавал этому  колоссу  такой привлекательнодобродушный вид.
   - Ну? - спросил д'Артаньян через минуту.
   - Ну? - повторил за ним Портос.
   - Вы говорили, дорогой друг...
   - Я?.. Я ничего не говорил!
   - Неправда, вы сказали мне, что желаете уйти отсюда.
   - А! Ну, в этом желании у меня нет недостатка.
   - И прибавили, что для этого достаточно высадить дверь или  проломить
стену.
   - Правда. Это я говорил и продолжаю утверждать.
   - А я вам ответил, Портос, что этот способ не годится, так как не ус-
пеем мы сделать ста шагов, как нас снова схватят и убьют, если мы не будем иметь платья, чтобы переодеться для бегства, и оружия,  чтобы  защи-
щаться.
   - Вы правы. Платье и оружие нам необходимы.
   - Так вот, Портос, у нас есть теперь и то и другое,  и  даже  кое-что
получше.
   - Где же? - спросил Портос, озираясь по сторонам.
   - Не ищите напрасно. Все явится в нужную минуту. В котором часу приблизительно солдаты расхаживали перед нашими окнами?
   - Если не ошибаюсь, через час после наступления сумерек.
   - Если они выйдут сегодня, как вчера,  мы  будем  иметь  удовольствие
увидеть их меньше чем через четверть часа.
   - Да, безусловно, не позднее.
   - Ваши руки по-прежнему сильны, не правда ли, Портос?
   Портос расстегнул рукава своей рубашки и с удовольствием посмотрел на
свои мускулистые руки, - каждая с ляжку обыкновенного среднего человека.
   - Ну, конечно, - сказал он.
   - Так что вы без труда сделаете кольцо из этих  щипцов  и  штопор  из
этой лопаточки?
   - Конечно, - сказал Портос.
   - Посмотрим, - сказал д'Артаньян, передавая Портосу названные предметы.
   Гигант без труда совершил над ними требуемую операцию.
   - Вот! - сказал он.
   - Великолепно! - сказал д'Артаньян. - Действительно, вы богато одарены природой.
   - Я слышал, - сказал Портос, - что некий Милон Кротонский  проделывал
удивительные вещи: он стягивал себе голову веревкой и движением головных
мускулов разрывал ее, ударом кулака сваливал с ног быка и уносил его  на
своих плечах, останавливал лошадь на бегу за задние ноги и  тому  подобное. Узнав об этом, я проделывал в Пьерфоне все то же, что и  Милон,  за
исключением одного: не мог разорвать головой веревку.
   - Это потому, что сила у вас не в голове, - сказал д'Артаньян.
   - Да, она у меня в руках и в плечах, - наивно ответил Портос.
   - Итак, мой друг, подойдите к окну и пустите вашу силу в ход: сломай-
те решетку. Подождите, дайте мне погасить лампу.


XLIV

   СИЛА И УМ (Продолжение)

   Портос подошел к окну, взял один из железных прутьев  обеими  руками,
потянул его к себе и согнул, как лук, так что оба конца вышли  из  своих
гнезд, где они, скрепленные цементом, плотно сидели тридцать лет.
   - Вот, мой друг, - сказал д'Артаньян, - чего не мог бы сделать карди-
нал, несмотря на все свои дарования.
   - Выдернуть еще один? - спросил Портос.
   - Нет, одного вполне достаточно: теперь человек тут пройдет.
   Портос попробовал просунуть в отверстие свой торс, и это ему удалось.
   - Да, - сказал он.
   - Действительно, хорошее отверстие. Теперь  просуньте  туда  руку,  -
сказал ему д'Артаньян.
   - Куда?
   - В это самое отверстие.
   - Зачем?
   - Вы это сейчас узнаете. Просуньте же.
   Портос повиновался, послушный, как солдат, и просунул руку сквозь ре-
шетку.
   - Отлично, - сказал д'Артаньян.
   - Значит, дело налаживается?
   - Чудесно, мой друг.
   - А теперь что делать?
   - Ничего.
   - Значит, все кончено?
   - Нет еще.
   - Мне все же хотелось бы понять, в чем дело, - заметил Портос.
   - Слушайте, друг мой, и вы поймете с двух слов. Как видите, дверь караулки отворяется.
   - Вижу.
   - Два солдата, которые будут сопровождать  кардинала,  пройдут  через
этот двор.
   - Они уже выходят.
   - Только бы они затворили дверь караулки. Отлично. Они ее затворили.
   - А дальше что?
   - Тише. Они могут нас услышать.
   - Так я опять ничего не узнаю?
   - Нет, узнаете. По мере того как вы будете действовать, вы все пойме-
те.
   - Все же я предпочел бы...
   - Зато это будет приятная неожиданность.
   - В самом деле... Вы правы, - сказал Портос.
   - Те...
   Портос замолчал и замер на месте. Действительно, два солдата направились к окну, потирая себе руки, так как на дворе стоял  февраль  и  было
холодно.
   В эту минуту дверь караулки отворилась, и  кто-то  позвал  одного  из
солдат. Тот оставил своего товарища и возвратился в караулку.
   - Это не портит дела? - спросил Портос.
   - Нет, все идет отлично, - ответил д'Артаньян. - Теперь  слушайте.  Я
подзову солдата и заведу с ним разговор, как сделал это вчера с одним из
его товарищей, помните?
   - Да, только я не понял ни одного слова из того, что он говорил.
   - Он говорил с сильным акцентом. Но выслушайте внимательно все, что я
вам скажу. Все дело в точности выполнения.
   - Отлично. Точное выполнение - это по моей части.
   - Я это знаю, черт возьми, и потому рассчитываю на вас.
   - В чем же дело?
   - Я подзову этого солдата и заговорю с ним.
   - Я это уже слышал.
   - Я повернусь влево, так что он окажется по правую руку от вас, когда
встанет на скамью.
   - А если он не встанет?
   - Встанет, будьте покойны. В тот момент, когда он встанет на  скамью,
протяните вашу страшную руку и схватите его за горло. Потом  приподымите
его, как Товия поднял рыбу за жабры, и втащите в нашу комнату,  стараясь
прижимать его посильнее, чтобы он не крикнул.
   - Хорошо, - сказал Портос. - А если я задушу его?
   - Одним швейцарцем будет меньше. Но этого, надеюсь, не  случится.  Вы
осторожно положите его здесь, мы свяжем его и, засунув в рот кляп, приищем где-нибудь для него местечко. Таким образом мы достанем  для  начала
мундир и шпагу.
   - Чудесно! - сказал Портос, глядя на д'Артаньяна с глубочайшим восхищением. - Но одного мундира и одной шпаги мало для двоих.
   - Так что же? Ведь есть еще его товарищ...
   - Вы правы, - сказал Портос.
   - Итак, когда я кашляну, протяните руку, это будет сигналом.
   - Хорошо.
   Оба друга заняли назначенные места, так что Портос оказался совершен-
но скрыт от глаз солдата, проходившего в это время мимо окна.
   - Здравствуйте, приятель, - сказал д'Артаньян самым любезным и мягким
тоном.
   - Допрый вечер, сутарь, - ответил солдат с ужасным акцентом.
   - Вам, кажется, не очень тепло? - спросил д'Артаньян.
   - Брр, - был ответ солдата.
   - Я думаю, стаканчик вина доставил бы вам удовольствие?
   - Стаканшик вина? Я пы от нефо не откасался.
   - Рыба клюет! Рыба клюет! - прошептал д'Артаньян Портосу.
   - Понимаю, - сказал Портос.
   - У меня здесь есть бутылочка вина, - продолжал д'Артаньян.
   - Путылочка?
   - Да.
   - Полная путылка?
   - Полная, и она - ваша, если вы согласны выпить ее за мое здоровье.
   - Э-э, - сказал солдат, приближаясь к окну, - я ошень пы хотел.
   - Так берите бутылку, мой друг, - сказал д'Артаньян.
   - С утофольстфием. Здесь, кашется, есть скамейка.
   - Да, словно нарочно для этого поставлена. Влезайте  на  нее...  Так,
отлично, друг мой.
   И д'Артаньян кашлянул.
   В ту же минуту Портос, быстрее молнии, протянул руку, словно железными тисками схватил солдата за горло, поднял  его,  втащил  в  отверстие,
чуть не содрав с него кожу по дороге, и опустил его на пол у  ног  д'Артаньяна, который, дав солдату только вздохнуть, тотчас  же  заткнул  ему
рот своим шарфом и принялся раздевать его с ловкостью и быстротой  чело-
века, научившегося этому делу на поле битвы.
   Связав солдата по рукам и ногам, друзья засунули  его  в  камин,  где
огонь был заранее потушен.
   - Вот мундир и шпага, - сказал Портос.
   - Я возьму их, - сказал д'Артаньян. - Если и вам нужны мундир и  шпа-
га, вы должны еще раз проделать то же. Да вот, кстати, и  другой  солдат
уже вышел из караулки, направляясь к нам.
   - Мне кажется опасным дважды повторять один прием, - сказал Портос. -
Что раз удалось, второй раз, говорят, может сорваться. Если случится не-
удача, тогда все пропало. Лучше я сойду вниз, нападу на него  незаметно,
скручу и тогда уж притащу сюда.
   - Хорошо, - согласился д'Артаньян.
   - Будьте же наготове, - сказал Портос, - проскальзывая в оконное  от-
верстие.
   Все произошло так, как ожидал Портос. Гигант притаился на пути солдата, схватил его за горло, заткнул ему рот, связал и,  словно  спеленатую
мумию, просунул в отверстие окна, после чего сам последовал за ним.
   Второго узника раздели тем же манером, что и первого. Его уложили  на
кровать и привязали к ней ремнями. Так как кровать  была  из  массивного
дуба, а ремни двойные, то друзья наши могли быть за второго  узника  так
же спокойны, как и за первого.
   - Отлично, - сказал д'Артаньян. - Лучшего  желать  нельзя.  А  теперь
примерьте-ка мундир этого молодца. Сомневаюсь, чтобы он был  вам  впору.
Но если он окажется слишком узок, не горюйте: вам довольно будет перевязи и шпаги, а главное, шляпы с красными перьями.
   К счастью, второй швейцарец был великаном, так что, хоть местами  швы
и затрещали, мундир отлично налез на Портоса.
   Несколько минут слышалось только шуршание сукна, пока Портос и  д'Артаньян торопливо переодевались.
   - Готово, - сказали они в одно и то же время.
   - Ну, друзья, - обратились они к обоим солдатам, - с вами ничего дур-
ного не случится, если вы хорошо будете себя вести, но попробуйте только
шевельнуться, и вам конец.
   Солдаты лежали, совсем присмирев. Познакомившись с увесистым  кулаком
Портоса, они поняли, что шутить здесь не приходится.
   - А теперь, - сказал д'Артаньян, - вы, вероятно, желаете, Портос, понять все до конца?
   - Конечно.
   - Ну так вот, мы спустимся во двор.
   - Так.
   - Займем места этих двух молодцов.
   - Хорошо.
   - Станем прохаживаться взад и вперед.
   - Это будет неплохо, так как на дворе прохладно.
   - Через минуту камер-лакей вызовет солдат, как вчера и третьего дня.
   - Мы откликнемся.
   - Наоборот, мы не станем откликаться.
   - Как хотите. Я не настаиваю.
   - Итак, мы не станем откликаться, а только надвинем шляпы на глаза  и
отправимся эскортировать его преосвященство.
   - Куда же мы пойдем? - спросил Портос.
   - Куда пойдет кардинал - к Атосу. Вы думаете, он нам не обрадуется?
   - О! - воскликнул Портос. - Я понял!
   - Подождите ликовать, Портос. Честное слово, вы еще не все поняли,  -
сказал д'Артаньян насмешливо-самодовольным тоном.
   - Что же будет дальше?
   - Идите за мной, - ответил д'Артаньян. - Поживем - увидим.
   С этими словами д'Артаньян бесшумно спрыгнул через окно во двор. Пор-
тос последовал за ним, хотя с большим трудом и с меньшей ловкостью.
   У связанных солдат зуб на зуб не попадал от страха.
   Не успели д'Артаньян и Портос соскочить во двор, как одна  из  дверей
отворилась, и камердинер крикнул:
   - Караульные!
   Дверь караулки тоже отворилась, и чей-то голос крикнул:
   - Ла Бргойер и дю Бертуа, идите!
   - Кажется, меня зовут Ла Брюйером, - заметил д'Артаньян.
   - А меня дю Бертуа, - сказал Портос.
   - Где вы? - спросил камердинер, который со свету он мог разглядеть  в
темноте наших героев.
   - Мы здесь, - сказал д'Артаньян; затем, обернувшись к Портосу,  спросил: - Что вы на это скажете, дю Валлон?
   - Скажу, что если так будет и дальше, это премило!
   Оба новоявленных солдата важно последовали за  камердинером,  который
отворил дверь прихожей, затем другую, которая, видимо, вела в  приемную,
и, указав на две табуретки, сказал:
   - Приказ будет совсем простой: вы должны пропустить только одну  особу, слышите вы, никого больше. Повинуйтесь этой особе беспрекословно.  А
когда вернетесь, ждите, пока я отпущу вас.
   Камердинер был хорошо знаком д'Артаньяну: это был не  кто  иной,  как
Бернуин, который за последние полгода раз десять провожал его к  карди-
налу. Поэтому д'Артаньян вместо ответа пробормотал "ja"  с  превосходным
немецким акцентом и без признака гасконского.
   Что касается Портоса, то д'Артаньян велел ему, если уж молчать станет
невтерпеж, проговорить только пресловутое "tarteifle" [29].
   Бернуин удалился, заперев за собой дверь.
   - Ого! - сказал Портос, услышав,  как  ключ  повернулся  в  замке.  -
Здесь, кажется, в обычае держать людей на запоре. Мы, видимо,  променяли
одну тюрьму на другую, теперь мы сидим в оранжерее. Не знаю, что выиграли мы от этого.
   - Портос, друг мой, оставьте ваши сомнения и не мешайте мне думать.
   - Думайте себе на здоровье, - ответил Портос, придя в дурное расположение духа оттого, что дело приняло совсем неожиданный оборот.
   - Мы прошли восемьдесят шагов, - шептал про себя д'Артаньян, - поднялись на шесть ступенек, и здесь, как сейчас сказал мой  знаменитый  друг
дю Валлон, должен находиться этот другой, параллельный нашему  павильон,
который называется оранжерейным: граф де Ла Фер, по видимому, где-то  ря-
дом. Только двери заперты.
   - Вот так затруднение! - сказал Портос. - Стоит только  двинуть  пле-
чом...
   - Ради бога, Портос, мой друг, поберегите ваши руки для другого  случая, если хотите, чтобы от них был толк. Разве вы не слышали, что сейчас
сюда должен кто-то прийти?
   - Слышал.
   - Ну, так он сам и отопрет вам двери.
   - Но, мой дорогой, - возразил Портос, - если он узнает нас и поднимет
крик, мы пропали: не хотите же вы, в самом деле, чтобы я  прикончил  эту
духовную особу? Такие приемы годятся только с немцами или англичанами...
   - Упаси нас боже от этого! - сказал д'Артаньян. - Молодой король, по-
жалуй, и сказал бы нам спасибо, но королева не простила бы нам, а  с  ее
чувствами мы должны считаться. Нет, у меня совсем другой  план.  Предоставьте мне действовать, и мы повеселимся.
   - Тем лучше, - сказал Портос, - мне уже хочется веселиться.
   - Тише, - сказал д'Артаньян. - Вот и он.
   Действительно, в смежной комнате послышались легкие шаги. Через мину-
ту дверь заскрипела на петлях, и на пороге показался человек, закутанный
в коричневый плащ, с низко надвинутой на лоб фетровой шляпой и с фонарем
в руках.
   Портос прижался к стене, но, как ни старался, не мог остаться незамеченным. Человек в плаще протянул ему фонарь со словами:
   - Зажгите лампу на потолке.
   Потом, обращаясь к д'Артаньяну, он сказал:
   - Вы знаете приказ?
   - Ja, - ответил гасконец, твердо решив ограничиться одним этим немец-
ким словом.
   - Tedesco? - проговорил человек в плаще. - Va bene [30].
   И, подойдя к двери против той, через которую он вошел, он отпер ее  и
исчез, затворив дверь за собой.
   - А теперь, - сказал Портос, - что мы будем делать?
   - Теперь мы воспользуемся вашим плечом, если дверь эта  окажется  за-
пертою. Всему свое время, друг Портос, и все на своем месте для тех, кто
умеет ждать. Но сначала завалите чем-нибудь дверь, через которую мы вошли сюда; а после этого мы последуем за ним.
   Оба друга тотчас принялись за дело и забаррикадировали дверь мебелью,
какая была в комнате. Войти в дверь теперь стало невозможно,  тем  более
что она отворялась внутрь.
   - Так, - сказал д'Артаньян, - сейчас мы можем быть спокойны,  что  на
нас не нападут с тыла. Вперед!   

XLV

   ПОДЗЕМЕЛЬЕ МАЗАРИНИ

   Пройдя к двери, за которой скрылся Мазарини, друзья  обнаружили,  что
она заперта; д'Артаньян напрасно пробовал отворить ее.
   - Вот теперь вам настало время нажать плечом, - сказал он Портосу.  -
Двиньте им, мой друг, только осторожно, без шума; не  срывайте  двери  с
петель, а только раздвиньте створки.
   Портос навалился на дверь своим могучим плечом;  одна  створка  пода-
лась, и д'Артаньян, просунув кончик своей шпаги между замочным языком  и
скобой, вскоре отпер дверь.
   - Я говорил вам, Портос,  что  с  женщинами  и  дверьми  лучше  всего
действовать мягкостью.
   - Вы великий мыслитель, - сказал Портос, - это бесспорно.
   - Войдемте, - сказал д'Артаньян.
   Они вошли. При свете фонаря, оставленного кардиналом на полу, посреди
оранжереи, они увидели длинные ряды апельсинных и  гранатовых  деревьев,
которые образовали одну большую аллею и две боковые, поменьше.
   - Кардинала нет, - сказал д'Артаньян, - здесь только его фонарь.  Ку-
да, черт возьми, он делся?
   Д'Артаньян принялся рассматривать одну из боковых аллей, поручив Пор-
тосу обследовать другую, и вдруг слева увидал кадку с деревом,  выдвину-
тую из ряда, а на ее месте в полу зияющее отверстие.  Десять  человек  с
трудом могли бы сдвинуть эту кадку, но, видимо, скрытый механизм  управ-
лял плитой, на которой она стояла.
   В открывшемся отверстии виднелись ступени винтовой лестницы.
   Он подозвал Портоса и показал ему отверстие и лестницу.
   Оба друга растерянно переглянулись.
   - Если бы нам нужно было только золото, - сказал д'Артаньян  шепотом,
- наша цель была бы достигнута и мы бы разбогатели.
   - Каким образом?
   - Разве вы не понимаете, Портос, что эта лестница, наверное, ведет  в
сокровищницу кардинала, о которой так  много  говорят.  Нам  стоит  лишь
спуститься вниз, обобрать сундук, а затем, заперев в нем кардинала,  уй-
ти, захватив с собой столько золота, сколько мы в  состоянии  унести,  и
поставив на место апельсинное дерево; никто на свете не спросит нас, ка-
ким образом мы так разбогатели, даже сам кардинал.
   - Это было бы ловкой проделкой для каких-нибудь проходимцев, - сказал
Портос, - но недостойно благородных людей.
   - Таково же и мое мнение, - ответил д'Артаньян. - Я ведь сказал: "Если бы нам нужно было золото". Но нам нужно совсем другое.
   В эту минуту до слуха д'Артаньяна, склонившегося над отверстием,  до-
несся резкий металлический звук, как будто кто-то передвинул мешок с золотом. Он вздрогнул. Вслед за тем послышался стук запираемой двери, и на
лестнице показался слабый свет.
   Мазарини оставил фонарь в оранжерее, чтобы все думали, что он  прогу-
ливается там. Но у него была восковая свеча, с которой он и спускался  в
свою кладовую.
   - Да, - бормотал он по-итальянски, поднимаясь по лестнице и  рассматривая тугой мешочек с золотыми, который он держал в руке. - Да, на это я
куплю пятерых парламентских советников и двух парижских генералов. Я то-
же хороший полководец, только на свой лад...
   Д'Артаньян и Портос слушали, притаившись в одной из боковых аллей  за
огромными кадками.  В  трех  шагах  от  д'Артаньяна  Мазарини  привел  в
действие скрытый в стене механизм, и сдвинутая кадка с апельсинным дере-
вом стала снова на прежнее место, скрыв под собой ход в подземелье.
   Тогда кардинал задул свечу, положил ее в карман и взял фонарь.
   - Проведаем теперь господина де Ла Фер, - пробормотал он.
   "Отлично. Нам тоже надо к нему, - подумал д'Артаньян. - Пойдем  вместе".
   Все трое двинулись в путь. Мазарини шел по главной аллее,  между  тем
как Портос и д'Артаньян шли параллельно ему по боковой, старательно  из-
бегая длинных полос света, падавших от фонаря кардинала  между  кадками.
Тот подошел ко второй стеклянной двери, не заметив, что за  ним  следуют
по пятам; песок, которым был усыпан пол оранжереи, заглушал шаги спутников кардинала.
   Отперев дверь, он свернул налево по коридору, не замеченному до  этих
пор нашими друзьями, и, остановившись у одной из дверей, на минуту заду-
мался.
   - А, diavolo! - сказал он вслух. - Я забыл совет Коменжа:  надо  было
взять с собой солдат и поставить их у двери, чтобы  не  подвергать  себя
опасности наедине с этим головорезом.
   И он с досадой повернулся, намереваясь возвратиться назад.
   - Не беспокойтесь, монсеньер, - сказал д'Артаньян, выступая вперед  и
снимая шляпу с самым любезным видом. - Мы следовали  за  вашим  преосвященством шаг за шагом, и вот мы здесь.
   - Да, мы здесь, - повторил Портос.
   Мазарини перевел испуганный взгляд с одного на другого,  узнал  обоих
и, выронив фонарь, застонал от ужаса. Д'Артаньян поднял фонарь, который,
к счастью, не погас.
   - О, как вы неосторожны, монсеньер!  -  сказал  д'Артаньян.  -  Здесь
ужасно неудобно бродить впотьмах: вы, ваше преосвященство, можете споткнуться о какую нибудь кадку или упасть в какую-нибудь дыру.
   - Д'Артаньян! - прошептал Мазарини, который не мог прийти в  себя  от
изумления.
   - Да, монсеньер, я, собственной персоной, и  имею  честь  представить
вам господина дю Валлона, моего истинного друга, которым  когда-то  ваше
преосвященство изволили так интересоваться.
   С этими словами д'Артаньян направил свет фонаря на веселое лицо  Пор-
тоса, который, к своему великому удовольствию, начал наконец понимать.
   - Вы идете к господину де Ла Фер? - продолжал д'Артаньян. -  Надеюсь,
мы вас не стесним, монсеньер. Идите, пожалуйста, вперед, мы последуем за
вами.
   Мазарини начал понемногу приходить в себя.
   - Давно вы в оранжерее,  господа?  -  спросил  он  дрожащим  голосом,
вспомнив о том, что спускался в сокровищницу.
   Портос уже открыл рот, чтобы ответить, но д'Артаньян сделал  знак,  и
рот тотчас же закрылся.
   - Мы только что пришли, монсеньер, - сказал д'Артаньян.
   Мазарини облегченно вздохнул; ему не надо было, значит, опасаться  за
свои сокровища, а надо было бояться только за себя. Что-то вроде  улыбки
мелькнуло у него на лице.
   - Вы поймали меня, и я признаю себя побежденным. Вы  хотите  потребовать у меня свободы, не так ли? Я возвращаю ее вам.
   - О монсеньер, - сказал д'Артаньян, - вы очень добры, но мы уже возв-
ратили себе свободу и теперь хотим получить от вас кое-что другое.
   - Как? Вы возвратили себе свободу? - испуганно спросил Мазарини.
   - Разумеется, а вот вы, монсеньер, напротив, стали нашим пленником, и
теперь таков уж закон войны - должны заплатить выкуп.
   Дрожь пробежала по телу Мазарини. Напрасно пронизывающий  взгляд  его
устремлялся попеременно то на насмешливую физиономию гасконца, то на  со-
вершенно непроницаемое лицо Портоса. Оба они стояли в тени, и сама Куме-
кая Сивилла не отгадала бы их мыслей.
   - Заплатить выкуп? - повторил Мазарини.
   - Да, монсеньер.
   - А во сколько он мне обойдется, господин д'Артаньян?
   - Не знаю еще во сколько, монсеньер, - сказал д'Артаньян. - Сейчас мы
спросим у графа де Ла Фер, с  разрешения  вашего  преосвященства.  Соизвольте только открыть дверь, которая ведет к нему, и все сразу  выяснит-
ся.
   Мазарини вздрогнул.
   - Монсеньер, - сказал д'Артаньян, - вы, без сомнения,  заметили,  что
мы преисполнены к вам почтительности. Тем не менее  разрешите  предупредить вас, что время не ждет. Потрудитесь поэтому отпереть дверь и запомните хорошенько, что при малейшей вашей попытке к бегству, при  малейшем
вашем крике мы будем вынуждены прибегнуть к крайним мерам. Не будьте  за
это на нас в претензии.
   - Будьте покойны, господа, - сказал Мазарини, - я не сделаю такой по-
пытки; даю вам честное слово.
   Д'Артаньян сделал знак Портосу глядеть в оба; затем, обращаясь к  Ма-
зарини, сказал:
   - Теперь, монсеньер, отоприте, пожалуйста, дверь.       

 

  Читать   дальше  ...   

---

Источник :  http://lib.ru/INOOLD/DUMA/dwadcat_let.txt 

---

ПРИМЕЧАНИЯ 

---

 Читать с начала - Двадцать лет спустя. Александр Дюма. 001. * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *  I    ТЕНЬ РИШЕЛЬЕ.  II    НОЧНОЙ ДОЗОР.

--- Двадцать лет спустя. Александр Дюма. 022.* ЧАСТЬ ВТОРАЯ * I НИЩИЙ ИЗ ЦЕРКВИ СВ. ЕВСТАФИЯ. II БАШНЯ СВ. ИАКОВА. III БУНТ.

 Три мушкетёра

---

Читать - Виконт де Бражелон. Александр Дюма. 001 - с начала...

---

---

 


 

---

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

Слушать аудиокнигу "20 лет спустя" :  https://akniga.xyz/26444-dvadcat-let-spustja-djuma-aleksandr.html

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

Жил-был Король,
На шахматной доске.
Познал потери боль,
В ударах по судьбе…

Жил-был Король

---

О книге -

На празднике

Солдатская песнь 

Планета Земля...

Новости

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 84 | Добавил: iwanserencky | Теги: история, слово, франция, Александр Дюма. Двадцать лет спустя, Роман, Двадцать лет спустя, классика, литература, Александр Дюма, проза, 17 век, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: