Главная » 2023 » Февраль » 6 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007
12:10
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

---

---

 Счастливое стечение обстоятельств помогло Айту избежать провала. Может, Братство не сообщило о хирургическом эксперименте профессора Лайн-Еу и не назвало своего агента по имени, а может, Кейз-Ол не поверил версии, похожей на басню, — во всяком случае, вина легла на убитого Свайна. Но Айт уже хорошо знал Кейз-Ола: неясное подозрение будет мучить его до тех пор, пока не будут распутаны все ниточки.
И действительно, Кейз-Ол ел невнимательно. Потом и вовсе отодвинул почти полную тарелку.
— А почему Свайн не попытался меня убить, когда ты был в больнице?
Айт виновато мотнул головой: откуда, мол, мне знать, светлейший?
— Так, он мог попробовать. Но не сделал этого. Почему? Им нужен был ты, потому что… Гм, завещание в малахитовом сейфе… Цифровой замок, секрет которого известен только тебе… — Кейз-Ол удивленно поднял брови, а потом прищурился. Голос его прозвучал вкрадчиво. — Думаю, ты не забыл того кода, который надо набрать на диске? Тогда принеси мне запечатанный сургучом пакет. Нашего с тобой потомка уже нет! Итак, уничтожим и завещание, да? Ведь умирать рано!
В Айта похолодело в груди. Он подошел к врезанному в стену огромному сейфу, на дверях которого белели колесики с цифрами. Их можно крутить как угодно, но из миллиона миллионов комбинаций только одно число включит все контакты одновременно, и электромоторы отодвинут задвижки из вольфрамовой стали. Искать это число вслепую — бесполезная вещь. Целой жизни человека не хватит, чтобы перебрать все возможные комбинации из шестнадцати цифр. Ссылаться на ослабление памяти после операции нельзя: если Псойс это число знал, то забыть его он мог бы только тогда, когда совсем потерял бы разум. Если знал… А может, этот вопрос — провокационный?
В течение доли секунды приходилось решать, как себя вести.
— Слушаюсь, светлейший… — Айт почувствовал, что первая часть задачи решена правильно, но это совсем не облегчало дела. И неизвестно, как бы он выкручивался дальше, если бы не раздался уже знакомый мелодичный звук, и не вспыхнуло на экране изображение Мэй на пороге ее ванны.
— Иди… — недовольно проворчал Кейз-Ол. — Потом.
  Понурив голову, Айт вышел. Он злился, ревновал и злорадствовал одновременно, чувствуя себя несравненно выше Кейз-Ола. На мгновение захотелось прекратить всю эту комедию. Но он вовремя сдержался: не стоит, рано. Сейчас выпала довольно длительная передышка, потому что через пять минут у мистера начнется совещание директоров компаний. Может, за это время удастся что-то придумать. А пока надо приготовиться к худшему.
Айт дождался, пока мистер Кейз-Ол в сопровождении коммерческого советника зашел в Зал Розовых Мечтаний, и быстро направился к покоям Мэй.
Царица красоты, свежая, румяная после ванны, напевая песенку, крутилась возле зеркала. На Айта она глянула удивленно.
— О, Псойс!.. Почему так рано?
Айт замер на пороге. Он никогда еще не видел Мэй такой красивой…
— Не рано, Мэй… Позже будет поздно, — совсем неожиданно вырвались слова.
— Что?! — Мэй прищурила веки, улыбнулась презрительно. — Ты сошел с ума!
— Нет, мисс! — твердо ответил Айт. — Просто я хотел бы сказать вам несколько слов, которые могут стоить мне жизни.
— Ну, что же, садись, Псойс! Я любопытна, как все женщины, и когда ты действительно расскажешь мне что-то необычное, я прощу тебе твою наглость.
Она уселась на диване, подложив кулачок под щеку. Знакомая, любимая поза! Именно так Мэй сидела, слушая рассказ о предстоящих путешествиях в далекие звездные миры, про новые, необычные машины. Родная, если бы ты знала, кто стоит перед тобой!
— Мисс, скажите… скажите, зачем вы отдали письмо светлейшему?
— Это и все? — Мэй поднялась и махнула рукой. — Иди.
— Нет, мисс, это не все. Эту записку вы должны были сохранить навечно, потому что она — последняя. Инженер Айт умер на моих глазах.
Он произнес это и в тот же миг чуть не вскрикнул: зачем? Зачем вырвались эти глупые слова?! Мэй до сих пор жила памятью об Айте. Любовь помогала ей жить. Разрушить иллюзию было слишком жестоко, и он это сделал.
— Какой ты все-таки мерзавец, Псойс… — Мэй тряхнула головой и протянула руку к кнопке звонка. — Мне это надоело… сегодня я не хочу тебя видеть.
— Погодите, мисс, погодите! — Айт испугался, что Мэй сейчас уйдет, не выслушает до конца. — Я говорю правду. Я говорю от имени Айта. Помните путешествие к Синему водопаду?.. Новогодняя весенняя ночь… Поляна, покрытая мхом… И вы сказали: «Люблю весну, люблю жизнь, люблю тебя…»
Он говорил и видел: глаза Мэй расширяются, в них загорается настоящий страх. Она схватилась рукой за горло, словно желая удержать крик, что рвался из груди.
— Ты — не Псойс… Ты… ты… — какая-то невероятная, ужасная мысль пронзила ее мозг, заставила вздрогнуть. — Говорите… говорите все… Вы его замучили?
Воля Мэй была сломана: девушка не выдержала и предала себя.
Тоска, боль, стыд наполняли Айта. Но приходилось снова лгать, чтобы смягчить уже сказанное ранее полувранье.
      — Мисс, я сказал вам неправду, потому что такова была его воля. На самом деле он не погиб… Но он тяжело ранен. Ему опалило лицо.
Она уже немного овладела собой. Сжала руками виски, поправила прическу. Сказала сухо, враждебно:
— Это — шантаж. Однако пусть с вами разговаривает сам светлейший. К счастью, зафиксировано ваш каждое движение, каждый звук.
— Зафиксировано?.. — Айт нахмурился и таким неповторимым айтовским жестом коснулся пальцами лба, что Мэй вздрогнула. Но он этого не заметил. — Зафиксировано… Мисс, я выключил все микрофоны и телепередатчики. Однако заклинаю вас, не говорите Кейз-Олу ни слова. В доказательство того, что я не враг вам, произнесу еще одну фразу: «Я не позволяю тебе этого, потому что ты сама не знаешь, к чему это приведет».
Но Мэй уже полностью вернулась к своей роли любовницы надменного Кейз-Ола, которая насмешливой иронией плохо скрывает свое презрение к ничтожному лакею.
— И я, как и подобает упорной женщине, конечно, ответила: «Нет, Айт, очень, очень хорошо знаю!» Ведь так, оракул?
— Да, мисс! — Айт отвернул манжет правого рукава комбинезона и вытащил круглую металлическую коробочку. — Это — магнитная нить с записью всего Совещания «мудрейших». Сохраните на память.
— О, это действительно интересно, Псойс! — Мэй взяла коробочку, повертела ее в руках. — И здесь записано даже мое авантюрное выступление?.. Однако зачем она мне? Заберите.
Айт молча повернулся, ссутулился и поплелся к двери, моментально превратившись в дряхлого, немощного старика.
Его сердце пело. Он был вознагражден за все страдания и муки, потому что сегодня снова обрел былую Мэй. Лишь на несколько секунд она потеряла власть над собой, однако этого было достаточно, чтобы раскрыть все.
Конечно, это был слепой случай, что именно слова Мэй натолкнули на решение, казалось бы, нерешаемой проблемы. «Зафиксировано каждое движение…» Чье? Мистера Кейз-Ола. Среди миллионов кадров кинохроники «Мистер Кейз-Ол» обязательно найдутся и такие, где он открывает свой сейф. При большом увеличении можно будет, пожалуй, разобрать и число на цифровых колесиках. Конечно, человек в состоянии перебрать все кадры, но ведь это вполне легко сделает электронно-вычислительная машина!
Нет, Айт спешил не зря. Надо найти хоть один кадрик-образец, заправить его в аппаратуру, а затем машина, автоматически перематывая катушку, сама будет вырезать все, что нужно. С заданием можно справиться не более чем за час, иначе не стоит и пробовать.
Айту невероятно повезло: уже в третьей просмотренной им катушке огнеупорной пленки он нашел то, что искал. Правда, рука Кейз-Ола закрывала почти все число, но две цифры, «7» и «1», проступали четко. Это был первый шаг к победе.
Щелкали переключатели бесчисленных реле колоссального радиотехнического сооружения, которое занимало всю боковую стену кабинета мистера Кейз-Ола.
Машина останавливалась на миг, вырезала нужный кадрик, склеивала пленку и снова начинала перематывать ее. Айт вставлял крошечный прямоугольничек в специальный проектор на столе и рассматривал его в лупу.
— Гм… Хорошо… Восьмерка.
Число медленно возникало, потому что почти на каждом кадре пальцы Кейз-Ола закрывали все цифры.
Цифра за цифрой заполнялась строка из шестнадцати знаков, которые должны были открыть Айту одну из величайших тайн мистера Кейз-Ола. Наконец, появилась и последняя цифра.
Айт написал все число — 7 157 945 832 127 464 забрал вырезанные кадрики, подал сигнал электронновычислительной машине отправить катушки с пленкой в хранилище и только тогда облегченно вздохнул.
Вполне ясно, что в малахитовом сейфе Кейз-Ол держит не только завещание, но и еще что-то поважнее. Упустить случай заглянуть туда — преступление.

Поглядывая на исписанный цифрами рукав нижней рубашки, Айт неспешно вращал колесико, пока не набрал нужное число. Ошибка могла стоить жизни: кто знает, не заревут ли как львы все сигнальные сирены, не грянет ли меткий выстрел. Но надо было рисковать.
Зажужжали моторы, и дверца сейфа, толщиной в человеческий рост, открылась. Теперь надо нажать на правый дверной косяк, как это делал на тех же кадрах Кейз-Ол, выключая другие охранные устройства.

Айт сделал шаг вперед. В большой длинной камере зажегся свет.
Полки, полки, полки… Кипы бумаг, шеренги коробок с магнитофонными нитками. Если опубликовать эти сокровенные записи, содрогнется все человечество. Но Айт не прикасался ни к чему. Он был уверен, что где-то здесь есть самый важный документ. И он таки нашел его.
Ниша. На верхней полке — большой засургученный конверт с надписью: «Завещание». На нижней — толстенная папка, на обложке которой четко выведено: «Операция «Молния».

Айт схватил папку. Лихорадочно развязал стежки, листал страницы, не воспринимая, собственно, того, что видит. И вот ему в мозг ударило написанное спокойным, ровным почерком Кейз-Ола:
«Начало атаки на СКД — 25.00 сов 9.2.16 г. А. е.»

Все поплыло у Айта перед глазами. Даже магнитофонная запись Совещания «мудрейших» — ничто по сравнению с этой строкой цифр, в которой определена жизнь и смерть миллионов людей.
Айт перечитал последние строки во второй раз, аккуратно завязал папку, со всеми предосторожностями запер сейф, еще раз проверил, не оставил каких-то случайных следов в кабинете, и вышел.
Через полчаса, явившись к Кейз-Олу по его вызову, Айт взял из сейфа и подал мистеру никому не нужное и абсолютно безвредное завещание.
Самый тяжелый на своем веку экзамен инженер Айт сдал успешно.

Кольцо сужается

Легонько щелкнул автоматический календарь. Число 20 в его окошечке изменилось на 21. Началась Третья декада Первого месяца Шестнадцатого года Атомной эры. До определенного мистером Кейз-Олом времени атаки на Союз Коммунистических Государств осталось ровно четыре тысячи двести двадцать пять часов.
Что можно сделать за час? Даже в масштабе всей страны — немного. Но бывают случаи, когда судьбу целого государства решают не годы и месяцы, а именно часы и минуты. Если на войне, перед решающим боем, удается заранее узнать направление, время и силы будущей атаки врага — можно считать, что бой выигран уже до его начала.
Еще совсем недавно Айт считал: достаточно физически устранить Кейз-Ола — и войны не будет. Потом стало ясно, что к войне стремятся все двести «мудрейших». Отсюда следовал страшный вывод: к человеческой крови стремится вся капиталистическая система.
Нет, эти беседы с коммунистами-каторжанами не прошли даром для Айта. Они были только первым толчком, короткой вспышкой света в темноте. Айт тогда не согласился с коммунистами, и начал искать свой собственный путь. Он двигался наощупь, спотыкался и падал… и все равно невольно приближался к той дороге, которой хотел избежать.
Ноль часов три минуты. Сидит Айт возле стола, ожидая вызов «Матери», а мыслями летел аж под облака над Мони-ей.
Родная страна, проклятая страна, удивительная страна, полная чудес, полная противоречий! Твои честные труженики гнут спину в безвестности, а бездельники наслаждаются. Твои ученые, чтобы не умереть с голоду, создают ужасные средства уничтожения, а те, на чьей совести лежат миллионы жертв, организуют комитеты защиты бродячих котов и ставят мраморные памятники мертвым псам.
Но самым страшным, самым ужасным противоречием является то, что именно Мония — страна, которая достигла невероятного расцвета лишь благодаря тому, что никогда не воевала, — теперь с упрямством самоубийцы хочет войны.
Через четыре тысячи двести двадцать девяносто четыре часа семь минут, именно тогда, когда, как помнил Айт, на площади городов Союза Коммунистических Государств выйдут празднично одетые люди, чтобы отметить свой День Победы, с чистого неба обрушится смерть…
Одновременный взрыв трех тысяч трехсот атомных и водородных бомб!.. Ужас!.. И все это по воле одного Кейз-Ола!.. И неужели он такой всемогущий?
Ведь, если операция «Молния» осуществится, все человечество проклянет Монию. Да, Кейз-Ол будет виноват больше всех. Но равно будут виноваты и те, кто, даже не желая войны, придумывал, конструировал и строил средства уничтожения.
Правительство СКД должен узнать о грозящей им опасности заранее. Но как передать им такое сообщение? Как убедить, что это не провокация, а правда?
Щелкают и щелкают электрические часы на столе. Ноль часов тридцать минут. «Мать» все не вызывает своего старого «Сына». Айт уже начинает немного волноваться, но успокаивает себя: пожалуй, это случайная задержка. И он ждет, думая о том, как решить вопрос, от которого трещит голова…
Он попал в положение человека, который, неожиданно оказавшись посреди нефтяного озера, успел перехватить взведенную диверсантом зажигательную бомбу. Уже ползет дымок, вот-вот грянет взрыв… Что делать? Телом не закроешь: и сам погибнешь, и пожар не предотвратишь. До берега не добросишь — далеко. Кто-то другой должен поймать эту бомбу на лету, перебросить дальше, в безопасное место. И этот «кто-то» должен быть верным, храбрым и сильным.
Эх, если бы не погиб Лайн-Еу, все было бы по-другому! Его заменила неизвестная «Мать». Но кто ее поддерживает? Найдет ли она способ передать куда надо те несколько цифр, чтобы все человечество узнало, что ему грозит? Кому же передать?
Если бы Айт мог, он закричал бы сейчас на всю Монию: «Коммунисты, друзья! Я ищу вас! Вы очень, очень нужны, потому что я верю только вам!»
Нет, на призыв не откликнется никто. Коммунистическая партия жестоко преследуется, и если она существует, то лишь потому, что придерживается строжайшей конспирации. На «Звезде Кейз-Ола» Айту представлялась возможность сблизиться с коммунистами, однако он по-дурацки отшатнулся, а теперь, хоть и сожалеет, но уже поздно.
Минутная стрелка часов описала еще полкруга, и тогда в наушниках наконец-то зазвучал голос «Матери». Она говорила быстро и взволнованно:
— «Сын», прости за задержку — был обыск, еле сбежала. Гроза надвигается. Колесико нужно немедленно!.. Ты слышишь, «Сын»? — она помолчала, а затем ее голос прозвучал нерешительно, застенчиво. — «Сын», запомни на всякий случай мое имя. Меня зовут Тесси.
Несмотря на то, что все было серьезно, и Айт очень беспокоился за девушку, он не смог сдержать улыбки.
Ой, конспираторша Тесси, какая же ты еще наивная девчонка! Тебе везде мерещится романтика, а неизвестный «Сын», видимо, кажется юным и красивым. Твое счастье, что в Дайлерстоуне каждая десятая девушка — обязательно Тесси.
Может, с точки зрения настоящего конспиратора, следовало бы не отвечать этой девчонке совсем. Но тогда Айт потерял бы единственную связь с внешним миром. Да и опасность была не очень большой: даже если передатчик запеленгуют, можно все свалить на подельников Свайна.
— Слышу, «Мать»! — Айт умышленно изменил голос, и он прозвучал звонко, энергично, молодо. — Скажи, на кого ты работаешь? С кем ты?
Она, казалось, поняла неуклюжесть ее шифрования.
— Я — с теми, с кем был «Отец».
— Дочь пастырей?
— Нет, нет! Совсем нет!.. Мир… Защита… — Девушка никак не могла найти подходящих слов и, видимо, считая, что терять нечего, выпалила: — Комитет Защиты Мира!
— Ладно. Все.
Айт выключил радиостанцию и разочарованно покачал головой. Комитет Защиты Мира! Сколько их, этих всяческих комитетов, в благословенной Монии! Как только соберутся три-четыре скучающие дамочки — так сразу же и организуют комитет или общество. Им безразлично, кого и что защищать — только чтобы о них стало всем известно. «Защитники!!» Скучно и противно. А он, глупый, чуть не раскис. Конспираторша Тесси!.. Тьфу! Нет, уж пусть будет, как будет, но тайну придется передать Мэй.
Приняв такое решение, Айт повеселел.
Но день, который начался неудачно, приготовил для него, оказалось, только неприятности.
В час утра примчался перепуганный главный администратор и доложил, что ночью неизвестно куда делся один из лакеев. Обысканы все закоулки, проверена фотоэлектрическая сигнализация защиты стен и лифтов дворца, установлено, что не выходил и не садился в вертолет, — а человека нет.
Ясно было одно: лакей исчез. Может, это и впрямь был какой-то из сообщников Свайна — тогда надо поднять тревогу. А что если это тот, кто по поручению Мэй «покатил колесо» в белый свет?
— Знаю! — Айт нахмурил брови, величественно махнул рукой. — Вон. Никому ни слова, если не хочешь иметь дело с самим ясновельможным.
Этот ответ вполне удовлетворил главного администратора. Он вспомнил, как в свое время так же неожиданно исчез старый Свайн, и, успокоенный, ушел.
Айт собирался рассказать про этот случай Мэй, но не получилось отключить линию подслушки: Кейз-Ол сегодня с утра засел в кабинете, не пошел на обязательную прогулку. И это привело к страшному.
Как только Айт появился в дверях спальни Мэй, она жеманно пропела:
— Псойс, забери, пожалуйста, эту жестянку. Не знаю, как она вчера оказалась у меня в сумочке.
Айт глянул в ту сторону, куда указывала Мэй… и обомлел. Эту коробочку он узнал бы среди тысяч других. В ней лежала злополучная катушка с магнитофонной записью Совещания!
Дорогая, что ты наделала? Через чрезмерную осторожность ты губишь, сама не зная того, успех общего дела! И нельзя подать даже знака, чтобы предупредить тебя, нельзя даже взглядом выразить печального упрека, ибо, конечно, Кейз-Ол сейчас настороже и включил экран. О, его заинтересует твоя неожиданная «находка»!
Айт не ошибся. Едва он протянул руку к коробочке, как вдруг щелкнули невидимые динамики, и в комнате прозвучал резкий голос Кейз-Ола:
— Возьми! Ко мне! Немедленно!
Псойсу подобало выполнить команду полностью автоматически. Айт так и сделал. По дороге за эти две-три минуты он должен был обдумать все, приготовиться к самому неожиданному… нет ли еще какой наипотаеннейшей линии подслушки?.. Почему Мэй не сказала прямо, что катушку передал ей он?
Айт поспешно зашел в кабинет, положил на стол коробочку и, дыша словно загнанный конь, встал напротив Кейз-Ола.
— Главного следователя!
Айт нажал на соответствующую кнопку.
— Все!
Кейз-Ол злился. Видно было, что он еле сдерживает себя. Пожалуй, самые неприятные, самые страшные предположения возникали в его голове, поэтому он порой даже вздрагивал. Заговор! Заговорщики пробрались в неприступную крепость. Кто они? Может, и этот старый пес уже изменил?
Темные пронзительные глаза впились в Айта, будто хотели пронзить, просветить его мозг, ощупать каждую мысль. Такой взгляд действительно трудно выдержать, невольно хочется закрыть глаза и сделать шаг назад.
Айт сделал этот шаг не потому, что действительно испугался Кейз-Ола, а потому, что подражал Псойсу. Еще шаг, еще…
Кейз-Ол шел за ним. Потом остановился, ткнул пальцем на дверь:
— Прочь!
Бочком-бочком, по стеночке, пробирался к выходу старый дед. Вот он встал, простер руки к разгневанному повелителю… Но тот почему-то насторожился, напрягся, словно прислушиваясь к чему-то…
Невольно начал прислушиваться и Айт. Какой-то глухой хаотичный треск послышался из невидимого динамика — так, как будто кто-то сыпал картошку в ведро, или неумелый стучал по клавишам пишущей машинки.
— Стой! — Кейз-Ол метнулся к щиту электронновычислительной машины, повернул какой-то регулятор. — Сюда!.. Ближе!
Глухие удары стали звонкими, превратились в тарахтение.
Кейз-Ол покрутил рычажок еще сильнее, прищурил глаза и сказал почти ласково:
— Ты знаешь, что это такое, мой милый?
Айт знал. Кейз-Ол, как оказалось, был и умнее, и предусмотрительнее, чем казалось: он побрызгал что-то и где-то раствором радиоактивной соли; Айт коснулся этой вещи; на его лакейских перчатках осталось небольшое количество радиоактивного вещества. Но камера ионизации способна фиксировать и в тысячу раз более слабые излучения. Отпираться невозможно. Радиоактивные изотопы не врут.
— Это — твой смертный приговор, старый пес!
Кейз-Ол медленно поднял пистолет.
— Ты заходил в малахитовый сейф?

— Да, светлейший… — в голосе Айта прозвучало настоящее облегчение, ибо разве же не сам Кейз-Ол послал его за завещанием?
— Ты касался толстой папки на нижней полке?
— Нет, светлейший…
Теперь Айт понял то, что должен был понять с самого начала: раствором соли радиоактивного изотопа была обрызгана папка с планом «Молния». Только благодаря тому, что ионизационная камера почему-то была выключена, тревога не поднялась вчера! Но Айт понял, что он спасен: его перчатки касались и папки конверта с завещанием. Предусмотрительность Кейз-Ола — пустая.
— Взгляните, светлейший!.. Может, трещит потому, что я держался за пакет?
С брезгливой ухмылкой Кейз-Ол поднял мятый конверт, который, к счастью, Айт еще не успел выбросить, и понес к ионизационной камере. И с каждым шагом Кейз-Ола у Айта отлегало от сердца, а в мозгу нарастал победный смех: «Ох, глупец, что ты сможешь определить?! Радиоактивным стало не только завещание, но и ты сам!»
И действительно: тарахтение в динамиках все крепло. Кейз-Ол остановился, скомкал конверт и бросил его в угол.
— Ладно. Иди.
Айт еще раз победил. Если удастся выдержать еще одно, последнее, испытание — у Кейз-Ола развеются все сомнения. Но тут уже надежда только на счастливый случай. Катушка с магнитофонным записью Совещания сама по себе предать Айта не могла. Однако, в ее конце его голосом изложен план уничтожения «мудрейших». Если Главный Следователь захочет прослушать всю нить — провал неизбежен.
Провал неизбежен… Айт ходил, как в тумане. Ненависть каторжника БЦ-105, которая, казалось, уступила место холодной рассудительности, вспыхнула в нем с новой силой, помрачила сознание, требуя немедленных действий.
Играть роль пугливого, подлого Псойса Айту было уже невмоготу. Он с ужасом вспоминал те унизительные минуты, когда пришлось стоять перед Кейз-Олом безоружным и думать, что потерпел поражение накануне победы. И сколько еще медлить? Не следует ли покончить с триллионером сейчас, пока еще не поздно? Но что это даст?.. Место Кейз-Ола займет Хейл-Уф. Войны этим не отменишь.
«Конспираторша Тесси» выходила на связь ежедневно. Она умоляла, требовала отправить «колесико». А он даже не отвечал ей. Зачем им «колесико», когда мир и так неудержимо катится к гибели? Сорок… Тридцать семь… Тридцать пять дней осталось до начала войны! Всего лишь три тысячи пятьсот часов!
Айт чувствовал себя так, будто попал в огненное кольцо. Пламя все ближе и ближе… Уже нечем дышать… Еще минута — и терпение кончится…
Попробовать убежать, чтобы самому рассказать об операции «Молния»? Но кому? Все дороги перерезаны… Один-одинешенек! И та, которая должна была бы поддержать и помогать, не только не делает этого, но и вредит.
Уже несколько раз попадались такие «несчастные случаи», которые можно объяснить только чьей-то злой волей. Кислота вместо воды в стакане. Ток высокого напряжения в трубах ванны. Неожиданное и очень точно нацеленное падение тяжеленной люстры. Виновных установить не удалось. И Айт их и не искал, только удвоил осторожность.
А тут еще возвращающаяся молодость. Кончилась желтая паста — и, как трава после дождя, из розовой лысины полезли пепельные волосы. Они было мягкими, кудрявыми; и было ужасно больно, когда Айт их выдирал. К счастью, пластиковый колпак и шейный платок еще охраняли его надежно. Зато с зубами было настоящее бедствие: они выросли так, что искусственные челюсти уже едва-едва держались во рту. Щеки, которые раньше западали, теперь пополнели, разгладились, поэтому приходилось выдумывать всякие флюсы, чтобы подвязываться платочком. А самым страшным и самым радостным одновременно — было то, что Айт с каждым днем замечал в себе все больше айтовского. Для тех, кто видел его каждый день, он не менялся. Но фотоснимки свидетельствовали: Псойс переставал быть Псойсом. Старик превращался в совсем другого, не похожего ни на кого мужчину средних лет.
С какой стороны не глянь — наступал критический момент. Еще декада или две — и если не будет найдено выхода из невероятно сложного положения — все погибнет.
Айт искал — и не находил.

Бой на полюсе

Извини, дорогой читатель, мы так увлеклись далекой планетой Пирейей, что совсем забыли о родной Земле. А на ней происходили нешуточные события.
…О появлении странного чудовища на просторах Сибири первой сообщила геологоразведочная партия, работавшая на севере от Северска.
На рассвете четвертого января, километра за два от лагеря, на большой скорости промчалось что-то черное и длинное. Чудовище оставило после себя глубокий след, выдавив в снегу широченный желоб.
Следуя этой утоптанной дорогой, геологи вскоре начали наталкиваться на детали каких-то машин. Гайки и болты, причудливо изогнутые трубки, листы металла виднелись то на дне желоба, позатоптанные в снег, то на его боковых стенках. Только значительно позже смогли установить, что это — остатки вертолета Академии наук, который загадочно исчез вместе с Павлом Седых с поляны в лесу вблизи Северска.
Поздно вечером того же дня со стойбища Юрасай, что лежало к северу от Северська километров за четыреста, поступила еще одна странноватая радиограмма. Радист сообщал, что через поселок промчалось какое-то страшилище. Оно задержалось возле метеостанции, разрушило наблюдательные будки, похитило с них приборы и исчезла. Очевидцы уверяют, что это — гигантское живое существо; во всяком случае, они заметили у него два огромных глаза, которые сверкали в темноте зеленоватым сиянием, и лапы.
Как курьез, радист рассказал и то, что по следу чудовища, километров за пять от Юрасая, подобрали охотника Клевцова с Северска. Клевцов плетет чушь: уверяет, что его поймала какая-то машина, кормила и поила, показывала чудное кино, а потом выбросила прочь. Хоть и до сих пор непонятно, как Клевцов оказался так далеко от Северська, однако верить ему вряд ли стоит: говорят, он пьяница.
Но по-настоящему мир взволновала загадочная гибель советского истребителя, патрулировавшего вдоль побережья Ледовитого океана.
Пересекая сто седьмой меридиан восточной долготы, летчик заметил на экране локатора металлический предмет, который быстро продвигался на север. Согласно инструкции летчик подал сигнал немедленной остановки. Приказ не был выполнен. Тогда летчик спустился ниже и сбросил предупредительную бомбу по курсу движения чужака.
Только рассекла темноту вспышка взрыва, как истребитель крутанулся, будто его кто-то дернул за крыло, и рассыпался в воздухе. Оглушенный летчик спасся только потому, что его вовремя выбросила аварийная катапульта, а парашют раскрылся автоматически.
Летчик сумел дойти до метеостанции на острове Пронина только к вечеру следующего дня. Хоть из его бреда вероятными были только координаты места катастрофы, все же советские самолеты пристально исследовали тот район. Они ничего не обнаружили. Зато вскоре странный вездеход зафиксировали под водой гидрофонные аппараты американской военной базы «Тайджет-7» в районе Северного полюса.

На базе объявили боевую тревогу. Ультразвуковые передатчики непрерывно посылали предупреждающие сигналы; по курсу движения чужака взорвали несколько подводных фугасов.
Шум под водой затих. Однако сразу же после этого радиолокаторы зафиксировали на поверхности льда за двадцать миль от «Тайджет-7» большой подвижный металлический предмет. Он шел точно на север.
И тогда командир базы дал приказ обстрелять самоходное сооружение из дальнобойных орудий.
Пушками управляли электронно-вычислительные машины. Но снаряды разрывались в воздухе, не долетая до цели. А потом на горизонте перед «Тайджет-7» вдруг вспыхнул яркий голубой луч. Раздался тонкий свист, и в тот же миг «Тайджет-7» начал стремительно разрушаться.
На месте ледяного острова образовалась огромная полынья. В ней боролись за жизнь несколько десятков оглушенных людей.
А вчера американский посол был принят в Министерстве иностранных дел СССР, и получил информацию, которая сразу же распространилась по всему земному шару как самая большая сенсация: машина, которая причинила столько хлопот обоим государствам, — не что иное, как вездеход, с помощью которого жители другой планеты изучают Землю; агрессивные действия вездехода — самозащита космонавтов. Но никто не мог сказать, откуда прилетела эта ракета; никто, кроме пьяницы-охотника из Северска, не мог похвастаться, что он прикасался к странному вездеходу. Его изучали издалека с помощью радиолокаторов: международная консультативная комиссия из величайших ученых мира пришла к выводу, что гостям из другой звездной системы следует дать полную волю.
Девятого января, в семнадцать часов десять минут по московскому времени, вездеход остановился точно на Северном полюсе.
Обеспокоенно следили за ним ученые. Сейчас должно что-то случиться — не зря же космонавты так упрямо продвигались к самой северной точке планеты и даже уничтожали тех, кто, по их мнению, препятствовал этому.
Десятого января, в четыре часа тридцать пять минут по московскому времени, многочисленные наблюдатели зафиксировали в районе Северного полюса серию очень ярких вспышек. Одновременно было замечено, что зубчик вездехода на экранах локаторов раздвоился. Один остался на месте, а второй, гораздо меньший, начал быстро отдаляться и вскоре вышел за пределы действия аппаратов. Тогда его перехватили по специальной программе мощнейшие радиотелескопы Советского Союза и Англии — для американских обсерваторий предмет оставался невидимым за линией горизонта, — и астрономы с полной определенностью установили: от Земли, в направлении созвездия Орла, с начальной скоростью шестнадцать километров в секунду, отправилась в космическое путешествие крошечная ракета. Траекторию ее полета достаточно точно определить не удалось, ибо время для наблюдения было слишком мало.
И часть межпланетного корабля, которая осталась на полюсе, излучала узкий пучок радиоволн, который медленно, раз в сутки, делал круг над северным полушарием. Это свидетельствовало, что направление луча в мировом пространстве остается неизменным, и наводило на мысль, что маленькая ракета была только управляемым по радио «почтальоном» космонавтов в родную звездную систему.
Двенадцатого января вечером вездеход сдвинулся с места и направился на юг, в направлении Канады. Только он отъехал на каких-то полста километров, как к полюсу ринулись корреспонденты и ученые.
Изучать было нечего. На тщательно выровненном ледяном площадке лежало несколько десятков шестигранников из того же самого чрезвычайно легкого металла, который был найден на месте приземления «метеорита» у Верхней Чащобы.
Ученые были разочарованы: ведь они надеялись если не увидеть космонавтов, то хоть получить от них хоть какое-то приветствие людям Земли. Конечно, никому и в голову не приходило, что в вездеходе нет ни одного живого существа. Летчик Тертышный высказал несмелое предположение, что Павел Седых, который пропал без вести под Северском, теперь путешествует с жителями другой планеты. Газетчики подхватили эту мысль, превратили ее из вероятной версии в безоговорочное утверждение, и уже не один юноша мира мечтал побывать на месте молодого российского ученого, которому выпало счастье представлять перед космическими гостями человечество.
А что же сам Павел Седых? Как и в первые часы плена, он превратился в младенца, которого не выпускает из рук слишком заботливая мать: спал, ел и снова погружался в сладкое небытие. Видимо, дело было не только в переутомлении. Вполне возможно, в еду и питье добавлялись какие-то препараты, успокаивающие нервную систему.
Юноша проснулся, когда вездеход двинулся с полюса в далекое путешествие по планете.
Сознание было чистым и ясным. Дышалось легко, свободно. Мышцы полнились энергией.
«Где это я?.. Что это со мной?..» — В первое мгновение Павел не мог вспомнить ничего. А потом вдруг перед ним яркой лентой промчались кадры биофильма. Звезда Кейз-Ола… инженер Айт… Царица красоты… Мерзкий урод Кейз — Ол…
На далекой Пирейе, за миллиарды километров от Земли, происходили события, очень похожие на земные. Они заставляли ненавидеть и сочувствовать, сопоставлять и противопоставлять. Забывалось, что это, в конце концов, только очень совершенный кинофильм: хотелось самому встать в борьбе бок-о-бок с инженером Айтом.
Павел уселся поудобнее в кресле, нажал на кнопку.
Знакомо щелкнул фиксатор. Вспыхнул экранчик.
Засвистел в ушах ветер.
И в тот же миг Павел Седых прямо перед собой увидел молодую, полную сил и отваги девушку.   

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

***

***

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании"

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 215 | Добавил: iwanserencky | Теги: фото, из произведений Н.Дашкиева, Николай Дашкиев, текст, писатель Николай Дашкиев, из интернета, книги, слово, писатели, Научно-фантастический роман, Роман, фантастика, проза, фото из интернета, Гибель «Урании», писатель, Николай Александрович Дашкиев, О чтении книги Гибель Урании | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: