Главная » 2023 » Февраль » 6 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006
01:00
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006

*** 

Медленно, вяло, словно в полусне, Мэй подошла к столику, взяла лист розовой бумаги и золотой карандашик. Села. Понурилась. Потом передернула плечами, словно ей стало холодно. Начала писать.
Услужливый объектив телепередатчика пополз вниз, приблизил листок бумаги. Буква за буквой на нем появлялись слова. Айт невольно читал их вслух:
— Про…щай…те…. Ду…маю, что… те…перь вы по…вери…те.
Упал золотой карандашик. Упала золотая голова на руки.
— Что она задумала?! — прошептал Айт.
Кейз-Ол молчал. Только глаза его заинтересованно заблестели. Это зрелище, вероятно, возбуждалоего нервы, приятно щекотало их.
Мэй подняла голову. Теперь ее глаза были страшными. Они блуждали по комнате, словно ища кого-то незримого, и вдруг впились в крошечный ножичек, который лежал на столе. Мэй схватила его и выбежала из комнаты.
— Хм, интересно… — пробормотал Кейз-Ол. — Ну, а дальше что?
Одна, вторая, третья комната. Автоматически отворялись двери и так же автоматически включались телевизионные передатчики, сопровождая Царицу красоты.
Ванная. Мэй замкнулась изнутри, трепетно огляделась и начала раздеваться.
Айт опустил глаза. Горько зашлось его сердце. То, что прошло и уже никогда не должно было вернуться, снова встало перед его глазами, оживило радость и боль. И это было страшно.
Плескала вода из кранов. Шуршал шелк одежды. Что-то тихо звякнуло. А потом негромко вскрикнула Мэй.
Она уже лежала в ванне и испуганно смотрела на левую руку, из которой упругим ручейком брызгала и сразу же расплывалась розовым пятном в воде горячая кровь.
— Что она делает?! — закричал в исступлении Айт. — Она перерезала себе вену!
Он забыл, что всего лишь несколько часов назад сам провозгласил предательнице смертный приговор.
— Что случилось, Псойс? — раздался насмешливый голос Кейз-Ола. — Я тебя не узнаю! Операция повлияла на тебя вредно. Не беспокойся, Царица красоты, пожалуй, догадывается, что за ней следят и прибегут спасать. А мы подождем, пока она одумается сама.
Проходила минута за минутой, а Мэй не шевелилась. Ее лицо сейчас было спокойным и печальным. А вода в ванной все краснела и краснела…
Еле-еле ползет стрелка хронометра на столе кабинета мистера Кейз-Ола. Сто секунд — минута… Сто секунд — вторая.
Сколько осталось их, тех секунд? Уже сбегают краски с девичьего лица, бледнеют губы. Видимо, кружится у нее голова, потому что девушка вздрогнула, медленно закрылись веки. А уста прошептали в последний раз:
— Как глупо… — и после паузы, еле слышно: — Какой он глупый!
— Врача! Быстро! — Кейз-Ол вскочил, нажал на одну из многочисленных кнопок. — Немедленно к ней, Псойс! Скажи ей… Скажи, что я согласен взять ее в жены.
И Айт побежал. Побежал так, что Свайн, который ждал его в коридоре, ошарашено вытаращил глаза и посторонился.    

Встреча с любовью

— Слушай меня, «Сын», слушай!.. Когда кончается ночь, наступает день. Несутся к тебе птицы, и первая несет тебе в правой лапе хороший подарок, чтобы захватить твой… Спеши встречать крылатых гостей, «Сын».
Несутся и несутся в эфире слабенькие электромагнитные колебания. Им трудно здесь, в пространстве над Дайлерстоуном: железо отталкивает их, бетон жадно поглощает. Но отдельные лучики взлетают все выше и выше, и на сто пятидесятом этаже самого высокого в мире небоскреба цепляются за ферритовые антенны крохотного приемника.
Их энергия очень мала. Ее не хватило бы, наверное, чтобы сдвинуть с места легкую песчинку. Однако тридцать каскадов радиостанции, сконструированной сыном профессора Лайн-Еу, могут дать такое усиление, что шуршание мушиних крылышек будет казаться грохотом реактивного двигателя. Очень малая мощность передатчика — не недостаток, а достижение конструкции: «слушатели» на пеленгаторных станциях мистера Кейз-Ола наверняка не услышат тихий шепот среди сплошных шумов, зато камердинер триллионера слышит все так, как будто профессор Лайн-Еу сидит рядом с ним.
— Слушай меня, «Сын», слушай! В мире — неспокойно… Со вчерашнего дня запрещены отпуска для офицеров и солдат. На бирже оживление. Бди, «Сынок»!
«Сын», морщинистый, скрюченный дед, стоит посреди великолепного сада перед длинным праздничным столом и молча шамкает челюстью. Его тусклые глаза смотрят равнодушно и брезгливо, неуклюжие руки висят, как у паралитика. На этом лице живут только седые лохматые брови. И каждое их движение влияет на целое стадо слуг в пестрых комбинезонах, словно знак дирижерской палочки.
Камердинер мистера Кейз-Ола руководит приготовлением к банкету.
Толстенный главный повар во главе отряда поваров и поварят священнодействует в своей временной кухне возле грузового лифта, полного раздражающими ароматами. Главный электрик с главным художником в последний раз проверяют световые эффекты, и сад на сто пятидесятом этаже небоскреба то расцветает мириадами огней, то тускнеет и проваливается в темноту. Главный поэт, ероша волосы, что-то мямлит себе под нос. Бегают в четыре ноги младшие слуги. И все боязливо посматривают на плюгавого старика в золотистом комбинезоне: господин Псойс сегодня злой, ему все не нравится.
А «господин Псойс» хмурит брови, чтобы потушить радостный блеск глаз. В эти секунды его сознание почти не реагирует на окружение.
«Я слышу, профессор! — хочется крикнуть Айту. — Слышу… Пусть прилетает крылатый гость! Он захватит отсюда такой подарок, что мистеру Кейз-Олу мало не покажется!»
Но отвечать нельзя. Не стоит включать свой радиопередатчик без особой необходимости. Достаточно того, что неделю назад Айт в ответ профессору сказал единственное слово — «да».
— Скоро зарозовеет небо, «Сын»… Поздравляю тебя с Новым, Шестнадцатым годом Атомной эры!
— Приветствую и я вас, профессор! — беззвучно прошептал Айт.
Он нажал кнопку приемника, скрытого в потайном кармане под мышкой; словно поправляя шейный платок, вытащил из-под капроновой шляпы крошечный наушник и опустил его за воротник. Передача кончилась.
Заканчивалось и сервировки стола. Словно солдаты на параде, вдоль него выстроились слуги. И, как настоящий главнокомандующий, вдоль шеренги прошелся Псойс.
Слуги, на которых падал его взгляд, бледнели и дергались к столу, чтобы поправить салфетку или передвинуть какую-то из вилок.
— Достаточно! — никого не похвалив, не выражая ничем своего удовольствия, камердинер триллионера пошел прочь, и тогда слуги облегченно вздохнули: беду пронесло, никого не наказали.
Айт направился к посадочной площадке, расположенной на плоской крыше небоскреба.
В темном коридоре путь Айту заступил Свайн. Он уже раскрыл рот, чтобы произнести еще какую-то из своих угроз, но Айт резко оттолкнул его.
— Прочь!.. Потом!
Сейчас было не до разговоров. Гостей слетится так много, что вертолеты не должны задерживаться на посадочной площадке ни на мгновение. А пропустить первую машину Айт не мог, и как камердинер мистера Кейз-Ола, и как приемный сын Лайн-Еу.
«В правой лапе — хороший подарок… — рассуждал Айт, спускаясь по эскалатору. — Что такое «правая лапа»?.. Может, правое колесо?»
Айт спешил, и поэтому пришел даже немного раньше. По графику главного распорядителя, первый вертолет должен был прибыть через три минуты.
Отдышавшись, Айт сел на скамью у края площадки. На душе у него почему-то было и радостно, и тревожно. Может, потому, что услышал голос профессора. Может, потому, что одышку уже приходится в значительной степени инсценировать. К Айту катастрофически быстро возвращалась радостная и опасная молодость.
С высоты сто пятидесятого этажа Дайлерстоун было видно как на ладони. Крупнейший город мира сегодня едва-едва проступал блеклыми пятнами огней, казался мертвым. Погасли рекламы, ни один луч прожектора не пробивался под облака. Узкими темными улицами не двигались автомобили. Не мерцали вспышки электросварочных аппаратов на окраинных заводах. Все затаилось, ожидая первого луча Голубого Солнца. Тогда с оглушительным грохотом полетят вверх ракеты, из всех репродукторов зазвучит музыка, зашипит вино в бокалах. Новый год, праздник весны! Айт всегда любил этот праздник. Может, поэтому и сегодня у него было хорошее на душе.
Девяносто девять часов пятнадцать минут. Сейчас должен сесть первый вертолет.
И действительно, в темном небе среди лохматых новогодних звезд появилось еще три красных. Они быстро приближались, снижаясь… Вспыхнул посадочный прожектор. Долетел грохот мотора.
У Айта бешено застучало сердце. Он почему-то сильно волновался. Во всяком случае, не от страха. Собственная жизнь ему казалось сейчас далеко менее ценной, чем та круглая маленькая металлическая коробочка, спрятанная в рукаве.
В той коробочке лежит четырехчасовая катушка магнитной нити с записью всего Совещания «мудрейших». Предусмотрительность Кейз-Ола обернулась против него самого. Для надежности одновременно включалось несколько звукозаписывающих аппаратов. Айт испортил один из них и заменил использованную катушку новой… Дорого, очень дорого дал бы Кейз-Ол, чтобы эта катушка не вышла за пределы его дворца.
Айт подтолкнул коробочку, и она, выскользнув из рукава, упала в подставленную ладонь. Теперь ее моментально можно положить в тайник.
Большой вертолет из прозрачного пластика быстро снизился. Навстречу ему бросились и выстроились двумя рядами слуги. Медленно приблизился и Айт.
Собственно, здесь его присутствие было только формальностью, частью сложного ритуала. Каждый слуга, как маленькая деталь автомата, выполнял свою простенькую функцию. Камердинер мистера Кейз-Ола был здесь доверенным лицом самого могущественного человека.
Айт поклонился королю химии и его упитанной жене и отступил в сторону.
Вот оно, правое колесо. До него только три шага. Но преодолеть это расстояние не может даже камердинер мистера Кейз-Ола: вся площадка залита ослепительным светом, автоматические киноаппараты непрерывно фотографируют ее.
Главный распорядитель махнул флажком. Вертолет сейчас поднимется, чтобы освободить место для следующей машины… А коробочка с магнитофонной нитью останется у Айта.
Тихо загрохотал мотор. Сдвинулись с места и мгновенно превратились в серебряный диск упругие лопасти главного винта.
— Проклятие! — прошептал Айт. Он уже пожалел, что не решился на риск, но было поздно: к машине теперь не подступишься.
Но вертолет не поднимался. Его мотор начал кашлять, чихать, а потом и вовсе заглох.
— Что случилось? — крикнул распорядитель. — Немедленно взлетайте! Машина мистера Плайв-Ау идет на посадку.
«Так вот оно что! — радостно застучало сердце у Айта. — Вы предусмотрели даже такую возможность, дорогой профессор!»
Он быстро подошел к вертолету, сердитым движением головы указал главному распорядителю на противоположную сторону площадки: принимайте, мол, там, и заглянул в кабину пилота.
— В чем дело?
Пожилой худощавый пилот, лихорадочно ковыряясь в путанице проводов на пульте управления, растерянно пожал плечами.
— Не могу понять, господин Псойс… Может, что-то случилось с генератором?
«Сообщник!.. Да, это сообщник, потому что назвал Псойса его именем».
Но Айт не хотел доверяться случайному стечению обстоятельств. Ему были нужны хоть какие-то доказательства, что этот человек — действительно связной.
— Еще одну минуточку, господин Псойс. Я должен взглянуть на переключатели… — пилот выпрыгнул из кабины и сунул голову под закрылки.

Его левая рука, словно ища опоры, отошла назад и легла на колесо. На правое колесо! Пальцы выпрямились. Под ними появился клочок бумаги.
— Нашли повреждение?
— Кажется, да… — пилот обернулся к Айту и пристально посмотрел на него.
Прожекторы уже освещали противоположный угол площадки, куда вот-вот должен был сесть вертолет короля пищевой промышленности.
Айт закашлялся, схватился одной рукой за грудь, а второй, словно невзначай, оперся на колесо. Еще одно движение — и металлическая коробочка скользнула в ладонь пилота, а в Айтовой руке оказался свернутый в несколько раз листок бумаги.
— Господин Псойс, повреждения устранены.
— Сейчас вам дадут разрешение на старт. Но за задержку вас накажут.
Айт более ничего не сказал этому мужественному человеку, даже не взглянул в его сторону. Прости, дорогой друг! Так нужно! Может, придется еще встретиться с тобой в другое время, в другом месте. Тогда уже не Псойс, а инженер Айт искренне пожмет тебе руку, выскажет те слова огромной благодарности, которые сейчас приходится прятать глубоко внутри!
Истекла еще минута, и по знаку флажка главного распорядителя нырнул в синеву предутреннего неба вертолет короля химии, превратился в три красные звездочки, которые быстро отдалились и исчезли.
Снижались и поднимались машины. Айт низко кланялся, но мысленно был далеко отсюда, вместе с человеком, которому доверил тайну чрезвычайной важности.
Кто он, этот пилот?.. Это не член Братства, потому что не подал условного знака. На лицо — человек с высоким интеллектом.
Клочок бумаги в кармане у сердца будоражил любопытство Айта. Хотелось прочитать его немедленно.
Но Псойс не имел права покинуть свой пост. Еще один, последний вертолет, и тогда выпадет несколько свободных минут.
Уже по тому, как прореагировали слуги и прежде всего Свайн, Айт понял, что последними прилетели какие-то необычные гости.
Их было двое: пожилая женщина с крючковатым носом, одетая претенциозно, не по годам, и долговязый мужчина среднего возраста, вислогубый, неуклюжий, с мутными глазами пьяницы и старательно замаскированной остатками волос лысиной повесы.
Перед ними не склонялись в поклоне, зато на лицах лакеев блуждали гаденькие ухмылки. А Свайн аж из шкуры лез: его маленькие глазки блестели, губы шевелились…
«Кто это?.. Как вести себя с ними?» — у Айта вспотел лоб. Тот зловещий победный взгляд, который бросил на него Свайн, когда вертолет снизился, не предвещал добра.
Мужчина и женщина поравнялись с Айтом — он молча склонил голову.
— О, наш милый Псойс! Только ты помнишь бедную мадам Кэтти! — она вытащила кружевной платочек и осторожно, чтобы не осыпалась краска со щек, вытерла слезы, которых на самом деле не было. — Проводи меня, прошу, я уже все позабывала в этом дворце.
Снова сверкнули глаза Свайна. И Айт понял: да это же, наверное, и есть любовница Псойса, а тот губатый остолоп — его сын! Какой ужас! Неужели Царица красоты превратилась в эту носатую ведьму?!
Мадам Кэтти зря жаловалась на память. Она не только знала все переходы во дворце, а и мгновенно отыскала такой закуточек на лестнице, где можно было укрыться от постороннего глаза, и говорить все что угодно, не боясь быть услышанной.
Мадам Кэтти потащила Айта за рукав в нишу. А когда они остались вдвоем, всхлипнула:
— Сой, мой дорогой, почему ты такой жестокий?! Ты стал совсем равнодушен к нашему мальчику, даже не прислал ему ничего за эти три месяца…
— Пришлю… — пробормотал Айт. — Я просто еще не пришел в себя после операции.
— Но это мелочь, мой дорогой… Сой!
— Да?
— Почему ты не соглашаешься с предложением Свайна? Это очень просто, мой дорогой… и вполне безопасно!.. — мадам пошарила в сумочке, достала небольшую металлическую трубочку, сунула Айту в руку. Зашептала горячо: — В воду!.. Действие — через два часа! Абсолютно надежно и не обнаруживается никакими анализами! Наш мальчик — единственный наследник. Это можно будет легко доказать!.. Кейз его ненавидит. Он, видимо, подозревает, поэтому надо спешить!.. Сой, мой дорогой, нам скоро умирать, но наш мальчик должен жить!
— Ладно. Иди! — Айту хотелось быстрее избавиться от этой ненормальной женщины. — Сделаю.
Только теперь он понял все: мадам Кэтти тянется к лакомому кусочку, чтобы отдать его сыну. А впрочем, она — только глупая самка, орудие в руках гораздо более умных и более хитрых, чем она. Кому же Кейз-Ол стал костью поперек горла? Может, кому-то из «наимудрейших», вероятнее всего, Хейл-Уфу или Плайв-Ау.
У Айта теперь были новые союзники в борьбе против Кейз-Ола, могущественные сообщники, которые могли помочь ему отомстить врагу как угодно. Но был Айт уже не тот, что раньше. Для него теперь и Кейз-Ол, и Хейл-Уф, и остальные «мудрейшие» были равно мерзавцами, которых ждет один конец.
До начала нового года осталось восемь минут. Мистер — пунктуален: он выйдет из лифта аккурат в тот момент, когда «Звезда Кейз-Ола» станет в зените. Итак, еще есть время.
Айт огляделся вокруг и вытащил из кармана записку.
Странно, почему это Лайн-Еу пишет на розовой бумаге и почему вдруг пахнуло нежным ароматом, таким знакомым, что у Айта дыхание перехватило?
Айт развернул листок… и покачнулся. Закружились в глазах широкие мраморные лестницы. Потускнел мягкий свет люминесцентных ламп. И только запах тонкого парфюма «Весна любви» распространялся, наползал, сдавливал грудь, не давал возможности вздохнуть.
— Зачем? Зачем это?.. — прошептал Айт. — Поздно…
На листике было написано торопливым мелким почерком, который Айт знал лучше своего:
«Айт, мой дорогой, мой любимый! Только вчера я узнала, что ты на каторге. Итак, все мои предыдущие письма погибли. Сердце мое, любовь моя — держись! Я сделаю все, чтобы тебя освободить. И верь тому, что я сказала тебе в нашу последнюю встречу. Верь, что бы ты не услышал обо мне! Верь, даже когда я сама при посторонних буду говорить тебе самые ужасные вещи! Наступит время, и я расскажу тебе все».
Подписи не было. Стояла дата: «49.10.15 г. А. е.»
Поздно! Ой, поздно! Айт схватился за голову.
Именно в этот день в клинику профессора Лайн-Еу прилетел вертолет, чтобы забрать дряхлого старика, в которого превратился юноша Айт. Именно в этот день состоялось Совещание «мудрейших», и только благодаря предусмотрительности мерзавца Свайна пуля из пистолета Айта не пробила грудь любимой.
— Дурак! Ох, какой же ты дурак, Айт! Ты собственноручно подписал смертный приговор своему счастью!
Светлый, радостный день праздника Весны стал для Айта днем тоски и скорби. Медленно плелся Айт в экзотический сад мистера Кейз-Ола — туда, где гремела музыка, бушевали огни, звучали веселые голоса.
Он остановился у края верхней площадки, глянул вниз. Залитый первыми лучами Голубого Солнца Дайлерстоун простирался во все стороны, словно огромный, роскошный торт. Переполненные людьми улицы отсюда казались узкими цветными лентами.
Айт перевел взгляд на золотые перила. Достаточно наклониться через них — и засвистит ветер в ушах свою последнюю песенку.
— Нет! — Айт резко повернулся и пошел к столу.
Кейз-Ол ничего не сказал, только нахмурился. А Мэй строго посмотрела на Айта и незаметным движением показала на часы.
Шестнадцатый год Атомной эры начался пять минут назад.
— Удачи тебе, дорогая! — прошептал Айт.

«Колесико» покатилось в подземелье

Каждый человек имеет свой календарь знаменательных дат. Это — ниточка, пролегающая из прошлого в будущее через сегодняшнее, неотъемлемая часть каждого человека с его мечтами и воспоминаниями.
Сам по себе девятый день Первого месяца нового летоисчисления Пирейи означал только определенный отрезок года, сто пирейских часов. Однако для одного это будет день траура, для другого — память о радостном событии, а еще для кого — ни то ни се, серая бусинка, которая прокатится вслед за другими и исчезнет в вечности.
Девятый день месяца Весны… Еще недавно Айт боялся этого дня, как встречи с хищным, алчным ростовщиком, который вместе с долгом хотел бы забрать на проценты и душу. А сегодня — все по-другому. Сегодня и дышится легче, и на сердце светло и радостно. Айт готовится поздравлять свою любимую с днем рождения, с годовщиной замечательного путешествия к Синему водопаду.
Странные были эти приготовления! Конечно, влюбленный стремится предстать перед девушкой молодым и красивым. А этот, отключив все автоматические телепередатчики и киноаппараты, старательно уничтожает у себя все признаки молодости.
На голову, покрытую густым пепельным пушком, ложится тонкий слой желтой пасты, и волосики сморщиваются, сбиваются в грязную кучку, чтобы обнажить красную блестящую лысину. Айт заглядывает в стеклянную банку озабоченно: при таких темпах роста волос — пасты хватит ненадолго.
На кожу лица, которая отдохнула за ночь и после умывания стала холодной и упругой, помазок натягивает серожелтую неприятную пленку. Она моментально застывает плотными, грубыми морщинами, которые способны превратить даже ребенка в старика.
Вот и закончен утренний туалет. Теперь камердинер мистера Кейз-Ола может предстать перед кем угодно. Вот только что делать с глазами и мышцами? Сверкают проклятые глаза так, будто они принадлежат совсем не старому Псойсу, а инженеру Айту. И мышцы окрепли, полнятся силой — уже просто трудно имитировать старческую сгорбленность. А полнота?.. Господин Псойс полнеет с каждым днем. Что поделаешь — у него теперь прекрасный аппетит.
Дорогой профессор, вы пожалели погубить молодость Айта окончательно. Вместо того, чтобы разрушить сильнодействующими препаратами эндокринные железы, в которых еще бурлила жизнь, вы ограничились безобидными мазями и пастами, которые столько же помогают состариваться, как ножницы парикмахера — помолодеть. Ну, что теперь должен делать бедный старик?
Но Айт упрекает профессора Лайн-Еу только для видимости. На самом же деле он безумно рад. Пусть молодеет Псойс — все можно свалить на безупречную операцию. Действительно, ведь камердинер триллионера и сам триллионер — сверстники. Почему же Кейз-Ол все еще выглядит молодым и сильным, а Псойс состарился так быстро?.. И что такое старость вообще?
Только теперь Айт понял, что старость — это болезнь, которую можно лечить. Опухоль в мозге Псойса давила на жизненно важные центры, нарушая их слаженное взаимодействие, выделяла яд, которого было мало, чтобы убить организм, но вполне достаточно, чтобы постепенно разрушить его нервную систему. А нервная система для человека — самое главное.
Если бы у Псойса вырезали опухоль хотя бы год назад, он выздоровел бы и помолодел. А теперь, когда в его тело вселили новый мозг, полный силы и энергии, процесс омоложения начал развиваться просто-таки молниеносно. Конечно, он не будет длиться постоянно. Наступит некое равновесие сил, и Псойсово тело начнет свой новый жизненный путь уже в стадии зрелости.
«Мы все умираем преждевременно, — говорил профессор Лайн-Еу. — Продолжительность жизни каждого монийца вдвое-втрое меньше нормального».
Если исходить из этого утверждения, то Псойс прожил разве что четвертую часть возможного срока. Следовательно, расстраиваться нечего. Целая жизнь еще впереди!
Одетый в золотистый комбинезон, с теплым платком на шее, Айт стоит перед зеркалами и пристально всматривается в свое изображение. Гадкий Псойс начинает становиться симпатичнее, человечнее.
Айт достает из ящика семейный альбом Псойса. Долго и старательно сравнивает свое изображение с различными фотографиями. Сходство есть, но такое, как у двух одинаковых бокалов, один из которых наполнен искрящимся вином, а второй — мутной водой. Глаза Псойса смотрят по-айтовому, губы Псойса улыбаются так, как когда-то улыбался Айт.
— Невероятно! Это галлюцинация! — шепчет старик перед зеркалом.
Он сам знает, что не ошибается, но затаил в себе буйную радость.
В новом организме до сих пор царил Псойс. Айт получил в наследство изношенные, слабые мышцы, суставы, внутренние органы и даже некоторые из привычек слуги Кейл-Ола.
И вот теперь это тело само начинает меняться. Оно уже подчиняется другому нервному центру, по-другому восстанавливает клетки организма. И именно потому, что клетки непрерывно разрушаются и сразу же восстанавливаются, каждая из них вскоре станет похожей на клетку бывшего тела Айта…
Айту даже жутко становится. Жутко и радостно. Итак, вернуться назад во времени можно! Итак, молодость возвращается! Он не старый, нет. Он только больной старостью, и теперь начинает медленно выздоравливать!
Год назад Айт лишь посмеялся бы, если бы кто-то рассказал ему о такой болезни, как старость, и о возможности излечиться от нее. Год назад, в ту ночь у Синего водопада, ему казалось, что он вообще никогда не состарится и будет вечно юн так же, как и Мэй. И вот сегодня любимая справляет свое совершеннолетие — десятилетие. Его справляют пышно, очень торжественно. Но Мэй вынуждена праздновать его тихо, одна-одинешенька среди врагов.
Дерзкая мысль зародилась у Айта: в день своего десятилетия Мэй должна получить от него письмо.
Нет, он не хотел раскрывать себя. Мэй не полюбит его таким никогда. Она любит ладного, черноокого юношу, искреннего, немного наивного, слишком мягкого, она не знает Айта мстительного. Может, когда-нибудь в будущем все три Айта сольются для нее воедино. Но сейчас пусть с ней разговаривает тот Айт, который остался в ее памяти, несправедливо обиженный ею.

Он бросился к столу. Схватил перо. Написал:
«Моя дорогая…»
Перечеркнул и написал снова то же самое.

Рука не подчинялась. Вместо четких, твердых букв из-под пера выползали каракули, хилые длиннохвостые червячки.
Снова и снова пытался Айт сломать в себе Псойса и, в конце концов, поборол старческое дрожание пальцев, но и только. Вряд ли Мэй поверит этому почерку. И все же он решил отважиться на риск, потому что это единственный шанс завоевать доверие Мэй, показать ей, что она может рассчитывать на поддержку совсем незнакомого, даже враждебного человека.

Было исписано, скомкано и сожжено еще несколько листов бумаги, пока на свет божий не появились сухие, лаконичные строки:
«Искренне поздравляю с десятилетием. Обо мне не беспокойся».

Совсем по-другому хотелось бы написать Айту. На бумагу сами просились слова тоски и печали, любви и сострадания. Он раскрыл бы любимой всю душу, поделился бы сомнениями и надеждами. Ведь они теперь сообщники в борьбе. Сознание этого должно было уничтожить до основания те крохи недоверия, которые мешали им сблизиться. И если бы Айт остался прежним Айтом, он написал бы это письмо кровью сердца.
Но письмо вручит Псойс, цепной пес мистера Кейз-Ола.
Оставалось еще обдумать мотивацию поведения Псойса, но Айт уже был неспособен этого сделать. К черту все предварительные приготовления. Сердце само подскажет, что надо говорить и делать!
Мэй еще спит. До восхода Солнца остался час.
Айт неспешно цепляет крохотный наушник за ухо, нажимает на кнопку приемника в потайном кармане подмышкой. Проходит несколько минут — и вот среди тихого шороха и шума возникает легкое шипение. Профессор Лайн-Еу включил передатчик.
— Слушай меня, «Сын», слушай! Колесико покатилось в подземелье, в подземелье. Буря надвигается. Сенат Монии принял закон о смертной казни для…
Сухо щелкнуло. Фраза оборвалась на полуслове.
У Айта тревожно заныло сердце. Может, что-то случилось? А впрочем, нет. Это, наверное, пришел какой-то неожиданный ранний пациент: профессора беспокоят и днем, и ночью.
«Колесико покатилось в подземелье!» Итак, магнитофонная нить уже попала к руководителям Братства Сынов Двух Солнц. Уже завтра или послезавтра будет опубликован документальный запись со всеми цифрами и подробностями Совещания мудрейших! Хоть и считает себя сильнейшим мистер Кейз-Ол, но и он побоится выступить против всех так откровенно. Несколько месяцев, а может, и с год придется ему лавировать и отпираться, а это будет означать, что на такое же время будет отсрочена войну. И как хорошо, что Свайна уже нет. На него можно будет свалить все.
Случай? Нет, Айт пропел волкам по-волчьи. О, то была рискованная игра! Айту даже страшно вспоминать о ней.
Тогда, в день Нового года, после угроз Свайна и уговоров бывшей любовницы Псойса, Айт понял, что речь идет о жизни и смерти. Как бы он не поступил: отравил бы Кейз-Ола, сопротивлялся бы заговорщикам, результат был бы одинаковый — нежелательного свидетеля уничтожили бы. А если так, то пусть они сами и упадут в ту яму, которую вырыли для другого.
Согласно традиции, гости должны были задержаться у хозяина вплоть до захода Солнц. Айт не сомневался, что мадам Кэтти с ее губастым сыном и мерзавец Свайн встретятся где-нибудь, чтобы договориться о деталях своего грязного замысла. И он все же подстерег момент, когда эти трое, якобы совершенно случайно, собрались в углу оранжереи, возле фонтана.
Предусмотрительный Свайн выбрал укромное место. Никто не мог бы подойти незамеченным к заговорщикам ближе чем на тридцать шагов. Но они не знали, что имеют дело с инженером, которому приходилось решать задачи значительно сложнее, чем эта. Острый глаз Айта моментально отметил: сплошная плексигласовая крыша оранжереи имеет строго эллипсоидальную форму. Два фонтана для симметрии стоят как раз в фокусах эллипса. Каждое слово, произнесенное возле одного фонтана, отразится от потолка и будет слышно у второго. Конечно, ухо его не услышит, но магнитофон зафиксирует, надо только поставить микрофон на максимальное усиление звука.
Айт так и сделал. А потом быстренько пошел к мистеру Кейз-Олу.
Кейз-Ол что-то писал за своим рабочим столом. Когда Айт вошел, он поднял голову и вопросительно взглянул на слугу.
Айт молча вытащил из кармана фотокарточку Псойса с мадам Кэтти, металлическую трубочку с ядом, положил на стол и склонил голову. Он не видел выражения лица триллионера, но услышал тихий смешок:
— Это и все?
Айт поднял голову. Кейз-Ол сокрушительно, насмешливо смотрел на него, шарясь в кармане комбинезона. Ищет пистолет?.. Нет, он достал ключи, отпер сейф, достал и бросил на стол кучу фотографий. Псойс и мадам Кэтти в самых разнообразных позах. Айт снова потупился, будто ему и вправду было стыдно.
— Двадцать два года я ждал эту минуту, Псойс! Долго же в тебе не могла заговорить совесть! Но я тебя прощаю, простил еще тогда. Женщин можно купить сколько угодно, а верного слугу не купишь. Разве не так?
Кейз-Ол смеялся, но чувствовалось, что в нем закипает глухая ярость: он имел столько дочерей, что потерял им счет, а сына не было. К тому же все потомки Кейз-Ола были незаконнорожденными. Он до сих пор юридически считался неженатым.
Но Айт не дал Кейз-Ола распалиться.
— Яд.
— Яд?! — Кейз-Ол брезгливо повертел в руках металлическую трубочку, швырнул ее в сейф. — Кто?
— Свайн, мадам Кэтти и… сын. Сейчас в оранжерее. Заговор.
Нет, Кейз-Ол не испугался, и даже не показал вида, что его обеспокоило это сообщение. С тем же свойственным ему ироничным выражением лица он подошел к шкафу распределителя, нажал на кнопку. Вспыхнула сигнальная лампочка, раздался щелчок. Вот включился магнитофон, который перед этим настроил Айт. Перемоталась нить. И вдруг послышался голос мадам Кэтти, просачивающийся сквозь журчание фонтана, как змеиное шипение:
— …Псойс согласился, но ты следи за ним. Он мне не нравится. Когда он захочет нас предать, уничтожь его. Вот яд. В воду. Смерть — через два часа…
— Долго! — разочарованно прищелкнул Свайн. — Очень долго.
— Можешь найти другой путь, — намекнула мадам Кэтти.
— Ладно.
Айт исподтишка глянул на Кейз-Ола. Их взгляды встретились. В глазах у триллионера плясали хищные, злорадные огоньки. Он беззвучно смеялся. И Айт понял: в эту минуту триллионер рад не столько тому, что избежал смертельной опасности, сколько потому, что услышанное унижало его слугу. Он, самый богатый и самый могущественный, оказывается, завидовал мерзкому, несчастному Псойсу, потому что тот имел сына.
Но уже в следующее мгновение Кейз-Ол оборвал смех и сжал до хруста челюсти.
— Мама, напомни о завещании… — послышался вялый, безразличный, хриплый голос.
— Да, да! — мадам Кэтти выпускала слова отрывисто, будто работал испорченный воздушный насос. — Завещание. Уничтожить немедленно. У Кейза в малахитовом сейфе.
Голоса стали звучать тише. Может, заговорщики отошли от фокуса эллиптического потолка, а может, заметили кого-то постороннего. Некоторое время еще слышались отдельные слова: Хэйл-Уф… гарантии… Урания… Затем наступила тишина.
— Ладно. — Кейз-Ол выключил магнитофон, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. — Вызови Свайна.
В эту минуту Айт почти с симпатией посмотрел на того, кого сам приговорил к смертной казни. Кейз-Ол был все-таки человеком сильной воли. Настоящий волк. Хищный, страшный. И невольно сразу бросались в глаза выразительные, энергичные черты лица, решительный и упрямый взгляд. И это в тридцать пять пирейских лет, когда подавляющее большинство монийцев уже начинают шататься от ветра!
В кабинет робко зашел Свайн. Кейз-Ол, человек, который боялся покушений и берег свою жизнь как никто в мире, даже не вытащил пистолет, и протестующе махнул рукой, когда это хотел сделать Айт. Триллионер будто хвастался своим умением покорять других.
— Ну, Свайн… — медленно, заложив руки за спину, Кейз-Ол шел к дверям, возле которых застыл бледный лакей. — Кому ты продался? Хейл-Уфу?
Свайн видел, что оправдания излишни. Лютая смерть смотрела ему в глаза. И он, зная, что все равно пропадать, выхватил пистолет.
— Брось! — не повышая голоса, сказал Кейз-Ол. — Брось!
Рука Свайна дрожала. Дуло пистолета выписывало восьмерки. Но он с отчаянием обреченного на смерть все-таки нажал на крючок.
Раньше, чем раздался выстрел, Кейз-Ол прыгнул в сторону. О, пригодились те гимнастические упражнения, на которые триллионер ежедневно, по строгому расписанию, тратил три часа! Такому прыжку позавидовал бы не один юноша!
В следующее мгновение Кейз-Ол выхватил пистолет из руки Свайна, и с наслаждением выстрелил ему прямо в лицо.
Чем ближе Айт знакомился с мистером Кейз-Олом, тем понятнее ему становилось, что враг действительно силен. Убить его можно. Но он не один. Не имея потомков по мужской линии, он, однако, оставит после себя то «кейзолово», которое характеризует монийский капитализм в его наивысшей фазе.
За мыслями время летело незаметно. Третий час утра. Мэй уже проснулась. Надо нести ей завтрак.
Айт невольно замедлился, приближаясь к заветным дверям. Как будет реагировать Мэй на неожиданный подарок? Будет выкручиваться? Будет отказываться?..
Он не забыл об опасности прослушке. Только ему разрешалось беспрепятственно заходить в кабинет Кейз-Ола и прикасаться к электронному мозгу колоссальной кибернетической машины. И заблаговременно он отключил все микрофоны и киноаппараты.
Мэй лежала в пышной ночной рубашке, подложив руки под голову, и угрюмо смотрела в потолок.
И то, что Мэй скучала, то, что она не обратила на камердинера никакого внимания, наполнило Айта теплым, искренним чувством.
Айт поставил на тумбочку опломбированный ящик с завтраком и подошел ближе.
— Мисс, позвольте вас поздравить с десятилетием!
— Спасибо, Псойс, — обозвался она равнодушно, не поворачивая головы. — Очень приятно, что хоть ты поинтересовался, когда день моего рождения.
— Мисс, позвольте спросить…
— Спрашивай, Псойс.
— Вы знали… юношу по имени Айт?
Не шелохнулся ни один мускул на ее лице. Не дрогнул голос.
— Знала, Псойс. Даже любила его. Он был смешной… и милый.
— Так вот, Айт передал вам письмо и просил вручить именно сегодня.
— Давай, Псойс… — она лениво протянула руку, взяла записку, прочитала ее и скомкала.
— Он бежал с каторги?
— Не знаю, мисс. Я встретился с ним в больнице.
— Это очень хорошо. Итак, я теперь уже ничего ему не должна.
И все. Никакой заинтересованности судьбой Айта, ни смены выражения глаз.
Что это — игра? Или, может, и вправду Мэй написала письмо каторжнику БЦ-105, чтобы только поддержать его, отдать то, что она была ему «должна»?
Айт постоял, постоял и вышел. И снова перед ним со всей остротой встал вопрос, кто такая Мэй: человек невероятной силы воли, фанатичка, которая во имя идеи молча пойдет на самые страшные пытки, или обычная профурсетка, которую соблазнили миллионы Кейз-Ола?
Сердце верило в первое.

Друзья и враги

Поздний предрассветный час. Дайлерстоун спит тревожным, некрепким сном.
Его дыхание — мощный гул компрессоров окраинных заводов. Его пульс — глухое ритмичное буханье тяжеленных молотов в кузнечных цехах. Плывут над ним испарения — каменноугольный дым, бензиновый перегар, маргариновый чад, аромат только что испеченного хлеба, запах дождя.
Полыхают, мерцают, кричат огни бесчисленных реклам, предлагая все, что только может пожелать человек. Широко открыты двери ночных магазинов, ресторанов, кабаре.
Когда есть деньги — перед тобой расстелится весь Дайлерстоун. Никто не остановит, не спросит, где ты взял дайлеры — деньги не пахнут! Поэтому хватай, урывай от жизни все, что можешь. Вот, смотри: разноцветные световые буквы, сплетающиеся в два слова — «Лотерея миллионеров», карабкаются по невидимым двенадцати ступеням все выше и выше, вплоть до огромного вензеля на башне дворца мистера Кейз-Ола. Двенадцать ступеней — двенадцать поколений династии Кейзов. Высоко? Но и Кейз-Пират начинал с малого — с ограбления собственного дяди. Итак, кради, грабь, убивай! А если не получится, и обворованным, ограбленным, убитым будешь ты сам — пеняй на себя. Жизнь — сильному!
…На верхней площадке самого высокого в мире небоскреба стоит Айт и, насупив лохматые брови, смотрит на неистовство огней родного города.
Десять дней назад оборвался на полуслове тихий голос профессора Лайн-Еу, и с тех пор — ни звука. Некоторое время Айт тешил себя надеждой, что у профессора просто испортилась аппаратура. Теперь эта надежда исчезла. И хуже всего то, что нигде не опубликовано и строчки из стенограммы Совещания мудрейших.
Если было бы кому передать, то Айт передал бы еще одну катушку с магнитной нитью, которая зафиксировала заговор кучки богачей против человечества.
Можно, конечно, швырнуть круглую металлическую коробочку просто вниз. С высоты сто пятидесятого этажа она улетит кварталов на пять. Да только что это даст? Даже если ее поднимет честный человек, то повторится, в лучшем случае, история отца Айта. Одиночка ничего не сделает. Для борьбы против Кейз-Ола нужна мощная, разветвленная организация, которая не погибнет даже тогда, когда погибнет большинство ее членов.
Сложный, длительный процесс происходит в сознании Айта. Индивидуалист начинает искать сообщников и друзей. Боец-одиночка, он готов стать всего лишь одним из многих — солдатом армии мстителей. Один в поле — не воин. Один в подполье — значительная сила, но только в том случае, если он чувствует поддержку единомышленников.
Именно этой поддержки Айту и не хватает. И та тонкая ниточка, которая оборвалась десять дней назад, была для него гораздо большим, чем казалась. Через Лайн-Еу она тянулась до Братства — мощной тайной организации, которая способна помочь одиночке осуществить его самоотверженный замысел.
Может, Лайн-Еу погиб? Но почему тогда Братство не делает попыток восстановить связь со своим агентом? Для этого сейчас наилучшие условия: с началом подготовки к войне небоскреб Кейз-Ола ежедневно посещают десятки разных вертолетов. Можно было бы передать соответствующие инструкции, забрать эту катушку, где не только записано Совещание, но и стратегический план Айта по уничтожению «мудрейших».
Айт ищет сообщников, и не находит их. Он все еще держится за Братство Сынов Двух Солнц, хотя, где-то в подсознании, давно шевелится мысль о том, что эта террористическая организация — совсем не то, что нужно. Нет, это не борцы за светлое будущее, а просто завистливые и алчные, которые объединились в стаю, чтобы растерзать хищников более сильных, чем они.
Айт чувствует, что где-то рядом есть единомышленники, но найти тропинки к ним не может. Мэй… Все попытки объясниться с ней наталкиваются на стену холодного равнодушия, лжи. Значит, придется пойти на максимальный риск, потому что дальнейшее промедление — недопустимо.
Светлеет небо. Розовеет восток. Почти в зенит поднялась «Звезда Кейз-Ола». Это уже не надгрызенный бублик, а безупречное колесо, окаймленное яркими прожекторами. Еще несколько дней — и закончатся работы, космическая военная база встанет в строй. А с того момента война может вспыхнуть в любую минуту… Кому же рассказать об этом?!
Айт вздохнул, протянул руку к выключателю радиостанции в потайной карман под мышкой и задержался: до нулевого часа осталось пятьдесят секунд. Может, Лайн-Еу жив и выйдет на связь?
С опозданием более чем на час сквозь пустые шумы эфира послышалось знакомое шипение передатчика, а вслед за тем — тихий голос:
— «Сын», «Сын», отзовись! Я вызываю тебя уже седьмой день… Отзовись, «Сын»! Включись хоть на секунду!
Затаив дыхание, слушал Айт, и не отвечал. Это не был голос названного отца. К нему обращалась женщина, возможно, совсем юная девушка, если судить по звонкому, взволнованному голосу.
— «Сын», отзовись! «Отец» погиб… Я — «Мать». Верь мне, «Сын»! Я — «Мать». Я должна передать тебе завещание «Отца». Верь мне, «Сын»! Я вызываю тебя семь дней. Тебе угрожает опасность, «Сын»!
Голос дрожал, прерывался. Вероятно, женщина уже потеряла надежду получить ответ.
— Я вызываю тебя трижды в сутки, «Сын»: в нулевой, сороковой и шестидесятый часы. Если ты меня слышишь, ответь.
Молчит Айт. «Не отзывайся ни на чей голос», — сказал в свое время профессор Лайн-Еу. У Айта все вызывает подозрение: и то, что «Мать» появилась без всякого предупреждения, и то, что она не знает условленного времени связи. Но голос такой искренний. Невольно хочется верить, что он принадлежит не врагу, а другу, которого так не хватает.
— «Сын», Включись хоть на секунду… Колесико — погибло. Нужно еще одно, очень нужно!.. Верь мне, «Сын»!
Да, это уже был не тот Айт. Если раньше он в каждом видел возможного изменника, то теперь хотел видеть друга, союзника.
Пальцы суетливо полезли подмышку, нащупали тумблер передатчика. Ни слова в эфир — только короткое шипение генератора. Но и этого было достаточно, чтобы голос девушки вдруг зазвучал радостно:
— Слышу, «Сын», слышу! Спасибо, дорогой! Слушай меня, слушай! Если все понятно — в конце включишься еще раз, последний. «Отца» убили пастыри. Они уничтожили колесико. На их совещании было решено поддержать войну. Тебе угрожает опасность, «Сын»! Бди! Слушай меня завтра в нулевой час…
Сухо щелкнуло — отключился передатчик. Почти машинально Айт спрятал наушник и медленно пошел к лифту. Ему было горько и тоскливо, в сердце закипала глухая ярость.
Родного отца убил Кейз-Ол. Названного — Братство. Сообщники и вдохновители оказались предателями, едва запахло барышами, которые может принести война.
Появлялись новые враги и новые друзья. Незнакомая девушка подхватила ту ниточку, которую уронил Лайн-Еу. Удачи тебе!..
Ярость разрасталась, а тоска проходила. Опасность не пугала Айта, наоборот, мобилизовала, придавала ему решительность. Борьба вступила в острую фазу. Ну что же, пусть будет так.
Айт понес Кейз-Олу первый завтрак. Триллионер взглянул на него как-то странно — недоверчиво и вопросительно. Он как бы сравнивал, взвешивал и не мог прийти к определенному выводу.
Айт выдержал этот пронзительный взгляд. Как и подобало Псойсу, сильнее ссутулился, тревожно заморгал веками.
— Кто? — Кейз-Ол достал из ящика и положил на стол записку, в которой Айт сразу же узнал свое письмо к Мэй.
— Я…
— Почему?
— Он умирал и просил передать.
— Что еще поручил тебе сделать этот… — Кейз-Ол с подчеркнутым безразличием заглянул в записки, — этот, как его…
— Ничего.
— Гм… Странно. А мисс Мэй жалуется, что ты уже трижды приставал к ней с рассказом про ее бывшего любовника, Айта.
Это была правда. И самое страшное заключалось в том, что предательницей стала сама Мэй. Имея доступ ко всем звукозаписывающим устройствам, Айт после каждого разговора проверял все приборы и знал, что прослушка невозможна.
— Он взял с меня клятву рассказать мисс все.
— Гм… Не узнаю тебя, не узнаю… — Кейз-Ол покачал головой, задумчиво почесал подбородок, вытащил и положил на стол круглую металлическую коробочку. — А это?
Если бы не предупреждение незнакомой «Матери», Айт, пожалуй, не сдержался бы в эту минуту. Перед ним лежала катушка с магнитофонной записью Совещания. Братство не только отреклось от своего агента, но и предало его!
И все же у Айта хватило силы воли сыграть искреннее удивление. Относительно первого, мол, виноват — каюсь. А вот этой катушки — и в глаза не видел!
— Сволочи! — Кейз-Ол, уже не сдерживая себя, швырнул коробочку и взял Айта за воротник. — Ты, старый дурак, стал слепым, глухим… и добродетельным, как пьяный поп! Свайн был не один. Сообщники остались! Слышишь?
— Найти!
— Найду… найду… — испуганно качал головой Айт, а сам едва не хохотал: как же, дождешься!.. — Так, значит, это Свайн отколол такую штуку! Ну, подумайте же, каков мерзавец!

 

   Читать  дальше   ...   

***

***

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

***

***

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании"

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 223 | Добавил: iwanserencky | Теги: из произведений Н.Дашкиева, писатели, писатель, Николай Дашкиев, Гибель «Урании», фото из интернета, книги, проза, Николай Александрович Дашкиев, из интернета, писатель Николай Дашкиев, слово, Научно-фантастический роман, фантастика, фото, текст, Роман, О чтении книги Гибель Урании | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: