Главная » 2023 » Февраль » 5 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003
22:06
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

***

===

Седых внимательным взглядом обвел цепочки красных и зеленых кнопок и почувствовал почти то же самое, что чувствует сапер посреди минного поля: надо продвигаться вперед, хоть каждый шаг может стать последним в жизни.
С огромной осторожностью юноша приблизил палец к крайней кнопке слева снизу. Нажал на нее, сдерживая дыхание…
Не вспыхнула молния, не загрохотал гром. Просто кресло легко повернулось влево, упругие щупальца обхватили Павлову голову и впрыснули ему в рот оуе.
— Хм… Неожиданно, но довольно приятно… А если нажать на ту, большую?
Только Павел потянулся к ней, как послышался резкий звук, и кнопка изменила свой цвет на синий. Но юноша не обратил внимания на предостережение. Тогда щупальце, который выскочило из щита, оттолкнуло его руку прочь.
— Извиняюсь! — засмеялся Павел. — А эту?
Кнопка в нижнем правом углу щита управляла освещением: все помещение вдруг залило розовым, приятным глазу светом. Не было видно ни одной лампочки или любой другой осветительной системы — просто все предметы засияли ярче.
— Понятно, — кивнул головой Павел. — Нижний ряд кнопок — бытовое обслуживание.
Однако следующий эксперимент научил его осторожнее обращаться с незнакомыми устройствами автоматики. Как только он нажал вторую кнопку слева снизу, как откуда-то выскочило что-то похожее на колпак, присосалось ко лбу и затылку, зажужжало, и через несколько секунд голова у Павла стала лысой, как колено. Эта кнопка, очевидно, заведовала «парикмахерской».
— Вот тебе и имеешь! — обиделся юноша. — Хотя бы предупредили, что ли!
За дальнейшее исследование он взялся только тогда, когда убедился, что аппаратуру можно выключить повторным нажатием на ту же кнопку, но все равно теперь был значительно осторожнее.
Вскоре Павел полностью освоил несложную машинерию бытового обслуживания своей камеры. Однако этого ему было мало. Тысячи вопросов сновали в его голове, хотелось во что бы то ни стало увидеть космонавтов. Но только не вспыхивал экранчик, не шевелились «спруты» и никто не откликался на зов. Казалось, пленного оставили на произвол судьбы, забыли о нем.
Уже давно Павла заинтересовал металлический прямоугольник прямо посреди щита. Может, это тоже какой-то экран? Однако кто может гарантировать, что из-за него не вырвется испепеляющий луч? Из этих соображений Павел, прежде чем нажать на соответствующую кнопку внизу, поднялся с кресла и отошел подальше в сторону.
Нет, ничего. Никакого действия.
Павел сел снова… и чуть не вскрикнул. В небольшом окошечке он увидел себя, который отдергивал палец от щита.
Все изображение было величиной с почтовую открытку, но юноша с удивлением заметил, что оно вдруг начало наползать на него, расширяться на всю камеру, приобретать объемность, становясь почти реальным.
Юноша почувствовал странное раздвоение своего «я». Он вполне отчетливо сознавал, что сидит сейчас в кресле, крепко ухватившись за поручни, и в то же время чувствовал себя другим, подопытным Павлом, которым только что был. Только все, что он делал, на экране демонстрировалось в обратном порядке.
Вот того, другого Павла Седых в этом помещении экзаменуют по математике… Вот он барахтается в объятиях «спрута», потом летит вверх к люку… А вот чудовище запихивает его в кабину и ползет обратно в заросли…
Что-то похожее на это Павел видел в детстве, когда киномеханик сельского клуба перепутал, где конец, а где начало кинофильма, да и пустил ленту в обратном направлении. На экране дым втягивался в жерла пушек, парашютисты с раскрытыми парашютами прыгали в чистое небо, убитые вставали и задом бежали на исходные позиции.
То, с чем Павел столкнулся сейчас, было несравнимо более странным: он словно попал на какую-то невероятную машину времени, что в бешеном темпе переносила зрителя в прошлое. Лишь на одно мгновение Павел мог сосредоточить свое внимание на каком-то предмете, потому что уже в следующую минуту картина бежала все дальше и дальше назад во времени и пространстве.
Юноша не видел самого вездехода, зато наблюдал, как на пути сводятся срезанные им деревья. На черной поляне посреди горящей тайги чудовище с грохотом начали осаждать те магнитные шестигранники, которые видел Павел на месте падения ракеты. А потом все затянуло пламенем, раздался бешеный рев, и перед глазами вдруг возникла Земля. Наполовину освещенная солнцем, окутанная седой дымкой, она плыла в безграничном пространстве, а около нее плыла Луна.

Трижды прокрутилась перед глазами Павла родная планета, а потом начала быстро отдаляться: превратилась сначала в голубое пятнышко с желтоватой точкой рядом, затем — на звездочку поменьше мохнатого ослепительного солнца, а потом еще уменьшилась и совсем исчезла среди других звезд.
Впервые перед Павлом во всем величии предстала бесконечность пространства и времени. Юноша чувствовал, что летит с бешеной, невероятной скоростью. Медленно изменялся рисунок созвездий, и все вокруг было полно мрака и пустоты — страшной пустоты, в которой нет ничего и никого на миллиарды миллиардов километров.
Сколько длилось это путешествие — трудно было сказать. Павел чувствовал себя настоящим участником космического рейса, и ему уже начало казаться, что прошли века с того времени, как на экране в последний раз мелькнула поверхность Земли.
Может, и действительно было так. Может, и вправду космический корабль, гениальное творение высшего разума, потратил много сот лет, чтобы преодолеть расстояние между двумя звездными мирами.
Чудесное устройство сжало расстояние, изменило масштаб измерения, сохранив ощущение его бесконечности. В конце концов, не так уж и долго плыла перед глазами юноши однообразная, грозная в своем величии звездная Вселенная.
Наконец вдали засверкала особенно яркая звезда. Она быстро приблизилась, распалась на две: небольшую голубую и большую розовую. Затем проступили очертания огромной оранжевой планеты, совсем не похожей на Землю рисунком континентов, — и ракета с грохотом опустилась в долину между высоченных заснеженных гор.
Прекратилось стремительное движение. У Павла аж закружилось голова. Все вокруг было подернуто голубой полупрозрачной дымкой. Она мерцала, вибрировала и, казалось, звучала каждой своей молекулой; откуда-то издалека донеслись волшебные звуки незнакомых музыкальных инструментов. Величественная мелодия звучала все громче, приближаясь, и одновременно прямо перед Павлом на фоне звездного неба все четче и ярче вырисовывался образ высоколобого человека с большими умными черными глазами. Это был все-таки человек, а не какое-то причудливое существо, и все же он каждой черточкой лица, каждым своим движением, каждой деталью наряда отличался от человека Земли.
Житель другой планеты протянул вперед руки и заговорил.
Павел прислушался. Ему показалось, будто он различает и понимает слова чужого языка… Да, да, где-то в подсознании звенит, нарастает торжественный голос:
— Поздравляем вас, далекие неведомые братья!.. Поздравляем вас, неизвестные разумные существа!.. Через бездну Космоса мы протягиваем вам руки!.. Слушайте и смотрите, люди Вселенной, — к вам обращается планета Пирейя звездной системы Двух Солнц!
Фигура человека потускнела, расплылась, а на ее месте возникло изображение чрезвычайно сложной радиотехнической установки. Потом снова зазвучал голос:
— Биофильм, который мы демонстрируем, влияет непосредственно на мозг высших, разумных существ, поэтому язык пирейцев будет звучать для вас как родной. Каждый зритель будет воспринимать фильм так, как будто сам участвует в изображаемых событиях. Вы сможете проникать даже в мысли и порывы героев… Но и ваши мысли и порывы во время просмотра биофильма будут зафиксированы и проанализированы специальной аппаратурой…
Изображенное радиотехническое сооружение начали покрывать защитные металлические листы, к ним присоединялись все новые и новые детали, и вот перед Павлом появилось в полном облике то самое «чудовище», которое и захватило его в плен.
— Наш космический вездеход — посланник дружбы. Простите ему, если он, возможно, вел себя с вами не совсем тактично: это только кибернетическая машина, которая еще не способна воспроизвести весь диапазон рефлексов человека… Наш посланник несет вам самый дорогой подарок, который мы могли передать, — подробное описание выдающихся научных и технических достижений человечества Пирейи… Это мирный посланник, но он оборудован самым современным оружием, и способен обороняться в случае нападения на него. Использовать же его для насилия и убийства нельзя: кибернетическая система вездехода подчинится только настоящему человеку — человеку разумному.
Изображение космического вездехода расплылось. Перед Павлом Седых вырисовалась уже знакомая ему фигура.
Сосредоточенно, пристально, словно стараясь проникнуть в глубины сознания, с расстояния в миллиарды миллиардов километров на человека Земли смотрели большие черные глаза.
— Слушайте, люди другой звездной системы!.. К вам обращается планета Пирейя!.. Если вы стоите выше нас — простите нам ошибки и неудачи: наше будущее впереди!.. Если вы не достигли такого уровня — учтите печальную историю нашей планеты, не допустите повторения случившегося у нас!
С тихими мелодичными звуками изображение начало расплываться, отдаляться. И, так же отдаляясь, стихал суровый, скорбный голос:
— Это произошло тогда, когда на Пирейе еще существовали два социальных лагеря, когда капиталистическое государство Мония достигло своего наибольшего расцвета, а самый богатый человек мира, триллионер Кейз-Ол, стал некоронованным обладателем ее.
Экранчик погас. Павел Седых вскочил, потер пальцами лоб.
— Что это было?.. Бред?.. Сон?
Такую реальность воображаемого можно почувствовать только во сне, когда человек не способен контролировать свой мозг и воспринимает на веру самое фантастическое. Но о сне не могло быть и речи: Павел четко и отчетливо видел все вокруг, помнит каждое слово из только что услышанного.
«Язык пирейцев будет звучать для вас, как родной» Как? Почему? «Биофильм воздействует непосредственно на мозг».
Юноша немного оправился, и теперь уже мог все как следует обдумать: «Что же, это вполне возможно… и очень просто! Надо только создать чрезвычайно широкополосный генератор. Ведь мозг человека излучает радиоволны, так почему бы ему их не воспринимать».
Но то, что было «очень просто» теоретически, на самом деле составляло задачу невероятной сложности.
— Ой, многого же вы достигли, друзья! — с унылым восторгом сказал юноша.
Он обвел взглядом помещение. Итак, напрасны надежды пожать руки жителям Пирейи! Их здесь нет… Вокруг — только машины, чрезвычайно совершенные, целеустремленные, но все-таки — мертвые. Пусть в каждом звенышке вот этих «спрутов» содержится кроха разума гениальных инженеров и ученых Пирейи — этот ум скажется только в целесообразности действий машины, которой, может, тысячи лет назад была задана программа отыскать в космосе населенную планету, приземлиться на ней, и прежде всего найти настоящее разумное существо.
Настоящее разумное существо! Павел Седых покачал головой: сложная задача стояла перед конструкторами Пирейи!
В конце концов, умственный уровень существа определить можно. Но этого мало: убийца и негодяй может быть образованным, сообразительным человеком, и наоборот, кто-то человечный и честный может не знать математики. А намерения и симпатии тех, кто прислал этот космический вездеход, вполне отчетливо очерчены.
Биофильм… Павел потрогал пальцами металлический экранчик проектора. А ну, парень, стань-ка на место пирейских инженеров да и подумай, действительно ли машина может определить не только развитие, но и убеждения и мировоззрение неизвестного существа?
«Что ж, видимо, может, — рассуждал юноша. — Когда видишь несправедливость, руки сами сжимаются в кулаки… А что если бы на моем месте сидел какой-то гангстер или миллионер?»
Павел чувствовал, что приближается к верной развязке: одно и то же явление разные люди оценивают по-разному, в зависимости от мировоззрения. То, что радует гуманиста, — раздражает человеконенавистника.
— Чудеса!.. — юноша скрыл свое смущение за улыбкой.
Итак, экзамены продолжаются.
Житель Земли, Павел Седых, должен доказать, что он — настоящее разумное существо, настоящий человек.
У него по спине ход неприятный холодок: нелегкое это дело — представлять все человечество. Там, на далекой Пирейе, уже, видимо, воцарился коммунизм. Для пирейцев самым обычным является тот моральный критерий, служащий самым высоким образцом на Земле… а он, Павел Седых, человек обыкновенный, имеет множество изъянов.
Юноша весь напрягся: пусть записывают его мысли и порывы! Пусть контролируют и проверяют! Да, комсомолец Павел Седых имеет много недостатков. Но все свои силы и даже жизнь готов отдать за то, чтобы в мире навсегда исчезла несправедливость, чтобы навеки воцарился коммунизм!
Он сел в кресло, набрал в легкие воздуха и нажал на кнопку под экранчиком.

На паутинке через бездну

Темнота, густо усыпанная звездами темнота вокруг. Она навалилась неожиданно, внезапно, даже закружилась голова.
Павел Седых ошарашенно оглянулся. Нет, он сидит в кресле, как и сидел, но все предметы, даже собственное тело, кажутся призрачными, ненастоящими.
«Биофильм влияет на мозг… — вспомнилось юноше. — Итак, я из зрителя превращаюсь почти в действующее лицо…»
Прямо перед ним в причудливой позе висит вверх ногами человек в скафандре…
Абсолютная тишина, даже звенит в ушах. Темно… А впрочем, нет, это нельзя назвать тьмой: бархатная бездна залегла во все стороны, испещренная острыми лучиками звезд.
Мрак, мрак вокруг… Не мерцают звезды, сверкая пронзительно и холодно. Ничто нигде ни шелохнется. И царит над всем тишина — черная вековечная тишина межпланетной пустоты, где каждый звук умирает до своего рождения.
Мрак, неподвижность и тишина… Видимо, именно в них воплощена бесконечность времени и пространства. Бытие или небытие, каков их смысл тут, где стерта грань между секундой и вечностью, и они более или менее одинаково жалки перед беспредельностью? Здесь нет ни правды, ни неправды, ни истины, ни заблуждения. Здесь первоначальная материя выступает во всей своей отвратительной наготе — тупая, холодная, равнодушная ко всему.
Но что это за точечка едва мерцает посреди густого мрака? Что за странное скопление атомов в абсолютной пустоте межпланетного пространства? Какие-то слоистые оболочки… Вихри энергетических полей… Тепловое излучение… Она не имеет права на существование, эта пылинка, которая так дерзновенно восстала против главного закона природы — закона нарастания энтропии!.. Все должно рассыпаться на мельчайшие частички. Все должно раствориться в однообразии хаоса, исчезнуть во мраке и тишине. Такой закон!
Но пылинка в межпланетном пространстве не хочет покоряться закону. Она существует, и всеми силами стремится продолжить свое бытие. И только очень горькой ценой достается ей каждая секунда существования!

Это — человек в скафандре космонавта.
Человек задыхается. Его легкие жадно хватают воздух, а его — мало. Спазмы перехватывают горло. Глухо вызванивают в висках колокола. Тяжело стучит сердце. Аж пекут легкие, моля о кислороде… А животворная кислородно-гелиевая смесь лишь едва-едва струится из редуктора.
Человек в скафандре дернулся к рычажку на груди, но потом сдержал свое движение.
Можно моментально прервать эту муку — достаточно хотя бы на полоборота открутить воздушный вентиль. Поэтому человек непроизвольно и потянулся к вентилю на груди скафандра, однако резко остановил движение.
Раздраженно пробормотал:
— Нет, нет!.. Держись, друг Айт!..
Павел почему-то не удивился, что он слышит этот голос. Как нечто само собой разумеющееся, он знал, что мистер Кейз-Ол — самый богатый человек Монии. Мония — самое могущественное из капиталистических государств Пирейи. Пирейя — единственная заселенная людьми планета звездной системы Двух Солнц. А этот человек, мысли и чувства которой он воспринимает, — инженер Айт, каторжник БЦ-105, висит в межпланетном пространстве над Пирейей, обречен на страшную смерть. Рука инженера потянулась к клапану на скафандре, чтобы прервать страдания мгновенно и безболезненно…
— Нет, нет! Держись, друг Айт! Если ты погибнешь — мистер Кейз-Ол и за ухом не почешет!
Он не имеет права погибнуть! Он не имеет права на смерть!.. Только эта мысль и поддерживала человека в ожесточенной борьбе с самим собой. А борьба действительно была страшная.
— Ты еще вернешься в Монию, и мистер Кейз-Ол станцует перед тобой свой последний танец!
Вместо того, чтобы открыть клапан, Айт еще больше закрутил воздушный вентиль.
Если до сих пор было просто трудно дышать, то теперь стало невыносимо тяжело. Наступала граница, за которую не вступает по доброй воле ни одно живое существо. Без еды можно продержаться месяц, без воды — декаду, а без кислорода — только несколько минут.
Ведь это не шутка: вместо пяти баллонов кислорода, которые выдавались каторжникам на сто пирейских часов, то есть в сутки, Айт получил два. Такое изощренную пытку могли придумать только прихвостни мистера Кейз-Ола, только садисты, изверги: заставить человека ограничивать самого себя в самом главном — в дыхании!
Два баллончика кислорода!.. Их хватит на сорок пирейских часов, менее чем на полсуток нормального дыхания.
А дальше — смерть. Если хочешь жить — растяни этот запас на сутки: закрути вентиль почти до края, хватай ртом еле разбавленный кислородом гелий, стони, мучайся, но не соблазняйся дышать полной грудью!
Были такие, что не выдерживали. Они пускали струю на полную силу, пьянели от чистого кислорода, а затем открывали скафандр. Быстрая, легкая смерть: космическая стужа безвоздушного пространства убивает мгновенно… Но нет, Айту умирать нельзя!
Дышать, чтобы жить! — стонали легкие. Жить, чтобы отомстить! — тяжело стучало сердце.
— Проклятый ублюдок! — прошептал Айт.
Это было неслыханно жестоко: только за невыполнение дневной нормы выработки надзиратель Орт посадил Айта в карцер с двумя баллонами на сутки. А впрочем, этого можно было ожидать: не зря же судья сказал, что даже каторги для такого преступника, как инженер Айт, слишком мало.
Карцер… Нет, обычный карцер в самой страшной из тюрем Монии был бы раем по сравнению с этим заключением в безвоздушном пространстве, в мире невесомости. Там можно свободно дышать, можно сделать хоть шаг, хоть полшага. А тут барахтайся, как жук на веревке, — не продвинешься вперед ни на дюйм. Только ракетный ранец позволяет произвольно двигаться в мире невесомости, но у скафандров каторжников, конечно, ранцев нет. Хорошо, что хоть не сняли гироскоп.
У пояса, пониже кислородных баллонов, Айт нащупал рукоять гироскопа. Конечно, не стоило бы тратить энергию, а значит, и кислород на лишнюю физическую работу. Но он уже не мог оставаться лицом к звездной бездне. Хотелось в последний раз взглянуть на родную планету.
Небольшой массивный диск начал вращаться. И вместе с ним, только в противоположную сторону, медленно начал вращаться Айт. Собственно, он не замечал движения, но звезды сдвинулись со своих мест и поплыли по небосводу.
Сверху, из-за шлема скафандра, спускался темный диск Пирейи. Родная планета, ты так близка и так далека! Если бы можно было бы покориться силе твоего притяжения и упасть просто вниз, наверное, хватило бы часа, чтобы долететь до тебя. Долететь, вспыхнуть ярким метеором в атмосфере и развеяться навсегда… Но не сделаешь этого, потому что ему выпала другая судьба — вечно вращаться вокруг тебя вместе с искусственным спутником — Звездой Кейз-Ола.

Все ниже опускался диск планеты, а вместе с тем в поле зрения Айта постепенно появлялась и Звезда Кейз-Ола — огромный тороид, надгрызенный бублик диаметром в несколько человеческих ростов.
В ободе колеса сияют многочисленные окошки. Это жилые помещения инженеров и надзирателей, мастерские, склады. Но еще больше огней возле недостроенной части тороида, в секторе БЦ, где еще вчера работал Айт, — там приставляют и приваривают титановые листы обшивки.
Барахтаются каторжники, одетые в неудобные, устаревшие скафандры. Они прицеплены тросами к искусственному спутнику, и это дает возможность передвигаться. А надо же еще и работать, выполнять дневную норму. А не выполнишь — дадут два баллона кислорода вместо пяти, отбуксируют в «карцер» — межпланетное пространство за пределами Звезды Кейз-Ола — да и оставят на произвол судьбы…
— Подождите, мистер Кейз-Ол! — скрежещет зубами Айт. — Мы рассчитаемся за все!
Только где там — счетчик газометра показывает, что первый баллон уже пустой. Еще полсуток на таком воздушном пайке!.. Этого нельзя выдержать!

И все-таки Айт выдерживал. Стонал, порой терял сознание, но сразу же приходил в себя.
В одну из таких минут Айту показалось, что ему мерещится: мимо него якобы кто-то пролетел. Айт встрепенулся и глянул в боковое окошко шлема. Нет, не мерещится: и впрямь какой-то темный силуэт медленно двигается, периодически закрывая собой звезды. Вот блеснул огонек — будто на короткое время включили ракетницу скафандра. И вместе с этим, Айт заметил, что он сам немного пошевелился. Что это?.. Может, на него наскочил какой-то крошечный метеорит? Но удара не было.
Айт обеспокоенно вертелся во все стороны. Видимо, наблюдатель Орт решил уничтожить ненавистного каторжника сегодня же.
Так и есть. Силуэт, пролетевший от Звезды Кейз-Ола мимо Айта, теперь возвращался обратно.
Айт включил кислород на полную силу. Странное опьянение охватило его мозг. Напряглись мышцы. Мстительная радость вспыхнула в груди: ну, лети же, лети сюда! Чтобы только схватиться за тебя, а там узнаем, кому жить, а кому умирать! Если удастся ухватиться за Орта, все пойдет по-другому.
Айт дернулся навстречу темной фигуре. Проклятие — не хватает длины рук!.. Ну, еще немножко… еще…
Человек уже был совсем близко от Айта и, подлетая, на мгновение включил внутреннее освещение скафандра.
Нет, это был не Орт, а инженер Проут, мрачный Проут, который никогда не разговаривал с каторжниками, но и не совершил ни одному из них зла. Куда и зачем он вылетел за пределы обычных трасс Звезды Кейз-Ола?
Проут еще раз включил внутреннее освещение. Он почему-то скривился, качнул головой в сторону…
Айт проследил взглядом и вдруг увидел: инженер тянет за собой тоненькую ниточку, серебристую паутинку, которая висит вот, рядом! Но нет, их даже две — Проут захватил Айта в петлю.
Если бы это происходило днем, если бы Пирейя не закрывала солнечного света, эти паутинки засияли бы яркими линиями на фоне бархатно-черного неба, и их заметил бы каждый. Сейчас их видит только Айт, да и то лишь потому, что на них падает отблеск огней Звезды Кейз-Ола.
Что задумал инженер Проут, Айт не знал. Но, во всяком случае, эти ниточки-паутинки помогут ему перейти бездну.
С огромной осторожностью Айт схватился за одну из ниточек и еще осторожнее начал наматывать ее на рукав скафандра.
На конце ниточки что-то было — не массивное, ибо Айт почувствовал очень малое ускорение собственного тела, но и не очень легкое. Однако пришлось намотать немало нити, пока предмет приблизился.
Баллончик с кислородом! На глаза Айта навернулись слезы от радости и благодарности.
К баллончику была прикреплена карточка из плотной бумаги. Айт схватил ее и, до боли напрягая глаза, прочитал при свете дальних фонарей Звезды Кейз-Ола:


«Трос привязан к ракете-почтальону. Траектория рассчитана. Вас автоматически выбросит с парашютом над Монией. Прошу прийти по адресу: Дайлерстоун, Броклайн, 716, мастер Корк. Не медлите. Ваше промедление моя смерть».


Все ближе к ракете-почтальону… она была пришвартована к причальной площадке, вдали от населенной части искусственного спутника. Входной люк ее остался незапертым. Однако Айт перевел дыхание лишь тогда, когда закрыл входной люк, отвинтил все вентили, и шлюзовую камеру заполнил живительный воздух.
Включив свет в кабине, инженер сразу понял: до сих пор ему помогала чужая беда — над пультом управления сверкало новым металлом только что заваренное отверстие. Видимо, ракету пронзил случайный метеорит, прорвавшийся через заградительный огонь противометеоритных пушек. Не повреждены ли они?

Нет, вся автоматика работает безупречно, в кассетах полно снарядов.
Пусть теперь только попытаются выкурить Айта из ракеты: противометеоритные пушки расстреляют каждого, кто приблизится к ней хоть на милю. Но и ускорить бегство инженер не мог: только в точно определенное время с точно определенной скоростью должен отчалить космический корабль от Звезды Кейз-Ола, чтобы достичь нужной точки на поверхности Пирейи. А до этого момента, как указывал индикатор на пульте управления, осталось полчаса.
Эти полчаса стоили Айту едва ли не столько же здоровья, сколько и те четыреста семнадцать суток, которые он пробыл на Звезде Кейз-Ола.
Еще двадцать минут… Десять…
Айт сбросил скафандр каторжника и переоделся в запасной, который предназначался для пилота; вытащил из панорамного локатора ленту с географическими картами Пирейи на тот случай, если расчеты Проута окажутся ошибочными, и придется попасть не в Монию, а в какую-нибудь другую страну, и лег в длинный узкий ящик для почты, герметично отделенный от кабины. Нажал на кнопку «Готовность».
Теперь все должны были решить автоматы. Электронно — вычислительная машина будет вести ракету определенным курсом, и в нужный момент выбросит в пространство человека в скафандре с парашютом как почтовое отправление.
Это может случиться слишком рано, и тогда Айт вспыхнет метеором над родной страной. А может — и слишком поздно, и он снова попадет в руки полиции мистера Кейз-Ола. Все будет зависеть от воли машины.
Но имеет ли машина волю?.. В ее кристаллических триодах перебегали электрические заряды, распределялись тем или иным образом, покорные заранее составленной программе. Они повиновались воле, уму, знаниям инженера Проута, в данном случае, но определяли своим взаимодействием судьбу и жизнь инженера Айта, который стремился жить, чтобы отомстить и за себя, и за миллионы других обиженных.
Вот и пробежала последняя минута — сто необычайно долгих секунд. Глухо загрохотал металл: в камерах начался ядерный распад.
Грохот все крепчал. Для Айта он звучал как музыка, как светлый гимн победы.
Каторжник БЦ-105 сбежал из самой страшной каторги, с которой до сих пор еще никто не убегал.

«Родная страна, проклятая страна!»

Экранчик погас. Как из далекого-далекого путешествия, возвращался Павел к действительности. Его мысли и порывы остались там, в ракете-почтальоне, которая мчалась сейчас в стратосфере над Пирейей, спасая каторжника БЦ-105.
Затаив дыхание, Павел снова нажал на кнопку под экранчиком…
…Над ним с грохотом, со свистом промчалось что-то большое, раскаленное докрасна.
Айт чувствовал, что куда-то падает, падает невыносимо долго. Ему было жарко и душно, к горлу подступала тошнота.
И вдруг, какая-то могучая сила дернула его за пояс, начала стискивать в скафандре, будто стремясь сокрушить позвонки. Железными тисками сжало виски. Горячим туманом затянуло глаза… Это автоматически раскрылся парашют, затормозилось движение и начала возвращаться сила тяжести.
Тело сразу стало неповоротливым, непослушным. Руки и ноги, казалось, налились свинцом.
«Правильно ли рассчитал траекторию инженер Проут? — озабоченно думал Айт. — Я не сгорел, это уже хорошо. Но где пройдет приземление?»
Ракета-почтальон, из которой его автоматически выбросило несколько минут назад, видимо, уже упала на планету и превратилась в куски искореженного металла — ясно, что инженер Проут предусмотрительно выключил посадочные автоматы. Если бы она сгорела в атмосфере или нырнула в море, тогда тоже бы не осталось никакого сомнения, что каторжник БЦ-105 погиб при попытке сбежать.
Раскрытый парашют значительно снижал скорость падения. Облачный полог еще скрывал поверхность планеты, но вот и она стала видна.
Внизу в темноте замелькали огни. Они то тянулись цепочками на длинные расстояния, то группировались в туманности. Освещенные автострады, которые с этой страшной вышины казались белыми ниточками, тянулись за горизонт — туда, где в небе полыхало зарево. И только слева от Айта царила темнота. Видимо, там было море, лес или пустыня.

«Да, это Мония — подумал Айт. — Нигде нет такой плотности населения, как у нас».
Парашют сносило ветром к какому-то селению. Встреча с кем-нибудь грозила неприятными последствиями, поэтому Айт потянул за стропы, ускоряя спуск. Через несколько минут его ноги коснулись грунта.
Организм еще не приноровился к возвращению силы тяжести. Каждое движение требовало большого физического напряжения. Но мешкать не следовало. Инженер быстро отстегнул лямки парашюта, сбросил шлем скафандра и лег, осматривая все вокруг.
Было темно и тихо, только невдалеке плескались волны прибоя. Оказывается, он чуть не угодил в море.
«Ну, друг Айт, вот ты и приземлился… — грустно думал инженер. — Вот ты и в родной стране… Родная страна! — он горько качнул головой. — Проклятая страна!»
Айт ползком передвинулся на несколько шагов в сторону и, устроившись в неглубокой впадине, включил приемник скафандра.
— …Мония — В — четыре… Мония — В — четыре — послышался из наушников монотонный басовитый голос, а в паузах — певучий женский:
— Мония — Бе — ноль… Мония — Бе — ноль…
Вся территория Монии, как и других стран планеты, была разбита на секторы, в пределах которых постоянно звучали остронаправленные радиосигналы соответствующих координатных станций. Номерация параллелей и меридианов позволяла легко ориентироваться на поверхности Пирейи.
При свете крошечной лампочки внутреннего освещения скафандра Айт отыскал на захваченной с ракеты картографической ленте ту точку, где снизился.
Да, до столицы Монии совсем близко. Даже пешком можно дойти домой менее чем за сутки. Но спешить некуда и нечего. Нет уже того «дома». Нет и инженера Айта. Есть человек без имени, бывший каторжник БЦ-105, который чудом спасся от смерти, которая может настигнуть его в любой момент.
Инженер вздохнул и медленно свернул картографическую ленту. Она уже была не нужна.
Параллель В-4!.. Ох, как запомнилась Айту эта параллель!.. Кажется, совсем недавно они с Мэй заблудились на этой параллели во время путешествия к Синему водопаду, и тогда Айт с гордостью вытащил из кармана портативный навигатор собственной конструкции. Это было его первое выдающееся изобретение — электронно-вычислительная машина чрезвычайно малых размеров. Он приберегал прибор как приятный сюрприз для любимой. Достаточно нажать кнопку — и перед глазами предстанет максимально точный план местности, потому что электронная память устройства держит в себе весь атлас Монии, а луч автоматически рисует изображение местности на экранчике по сигналам координатных станций.
Мэй хлопала в ладоши. Она моментально забыла о своем страхе и требовала забраться как можно дальше в лес, умышленно заблудиться, чтобы убедиться в безупречной работе аппарата.
И они-таки заблудились во второй раз. Не потому, что навигатор испортился, нет! Просто быстро стемнело, и ночь застала их вдали от человеческого жилья.
Сладко дышала ночь. Бурлили соки в растениях, распирая упругие бутоны цветов. Плыл в воздухе страстный аромат. Свадебным пересвистом полнились чащи. Мириады светлячков вытанцовывали в лесу, наполняя его розовым сиянием.
Взявшись за руки, Айт и Мэй молча шли ночным лесом. Да и нужны ли были слова? За них говорила вековечная природа, которая сейчас, может, в миллиардный раз, не старясь, праздновала свою юность.
Перед рассветом они остановились на поляне, покрытой мягким цветущим мхом. Мэй устала и по-детски прижалась к Айту. Она так и уснула у него на груди.

А на следующий день…
Айт резко оборвал воспоминания: он поклялся никогда не вспоминать о том, что было потом. Не вспоминать, пока не отомстит за растоптанное счастье, за оскверненные мечты. Мэй больше нет для него. Нет и прошлого. Есть только безрадостное сегодняшнее, тоскливая бесперспективность и — где-то в конце нее — яркая последняя вспышка.
Айт взглянул на часы. Семьдесят второй час. До рассвета еще далеко, но все равно следует убираться прочь от берега.
Он запихнул в расщелину прибрежных скал парашют и скафандр, вытряхнул из карманов всякие мелочи, которые могли выдать беглеца, и старательно завалил тайник камнями.
Прихвостни мистера Кейз-Ола были вполне уверены, что сбежать с искусственного спутника невозможно, а поэтому даже не озаботились переодевать каторжан в клетчатую одежду заключенных. На Айте был комбинезон стандартного пошива — обычная одежда, которая никому не будет мозолить глаз.
В уголке левого нагрудного кармана комбинезона была зашита монета стоимостью в один дайлер — «на счастье». Для монийца деньги — все. Потакая суеверным вкусам покупателей, в одежду еще на конвейере зашивали мелкие монеты. Этот дайлер сейчас был для Айта действительно счастливой находкой, ибо в Монии человек без денег — почти преступник, которого могут немедленно упрятать в тюрьму.
Еще раз оглянувшись вокруг, инженер осторожно зашагал в направлении Дайлерстоуна. Он вскарабкался на прибрежные скалы и оказался на плато, которое тянулось, насколько хватало взора.
Это была голая, каменистая пустыня. Лишь иногда Айт натыкался на единичные густые и низкие кусты, и тогда длинные липкие пряди хватали его за ноги. Они сразу же присасывались к ботинкам и тормозили ход.
«Оказывается, здесь растут гвианы… — обеспокоенно подумал инженер. — Надо быть внимательным!»
Эти растения пустынь иногда пожирают животных, а некоторые из гигантских форм были опасны даже для человека: ядовитый сок парализовал нервные центры и приводил к тяжелому заболеванию.
Можно было свернуть направо, направиться к мерцающим огням селения. Наверное, там есть хорошая дорога. Но не стоит попадаться кому-либо на глаза ночью. Самый трудный путь был для Айта одновременно и самым безопасным.
Когда большая стрелка часов достигла девяносто шестой деления, Айт решил передохнуть. Несколько глотков оуе из предусмотрительно захваченной в ракете фляжки вернули ему силу, однако он не торопился, ожидая рассвета.
Каменистое плато осталось позади. Впереди простиралась Долина Двух Солнц, одно из лучших мест Пирейи, где никогда не бывает зимы, а мягкий климат способствует развитию самых изнеженных растений.
Сейчас, в этот предрассветный час, долина спала. Только на горизонте полыхали огни Дайлерстоуна — огромного города, столицы Монии.
До Дайлерстоуна было еще далеко. Айт видел только сигнальные фонари на вершинах телевизионных башен и рекламу на верхних этажах небоскребов. А бесчисленные огни, которые сияли внизу, озаряли небо.
— Дайлерстоун… — шепотом произнес Айт.
Это был город его юности, город надежд, которые блеснули и погасли.
Айт отвернулся, однако сразу же взглянул в сторону Дайлерстоуна снова: над заревом появилось небольшое колечко. Оно медленно плыло по небосводу над Пирейей.

— «Звезда Кейз-Ола»! — пораженно воскликнул Айт. — Так вот ты какая! — Он сел, потом лег на спину, провожая глазами искусственный спутник.
Еще несколько часов назад он был там, возле искусственного спутника, задыхался, сходил с ума от мыслей о собственном бессилии, о неизбежности глупой, бессмысленной смерти. Если бы была возможность, он разбил бы на атомы ту ненавистную «Звезду» — вместе с надзирателями, вместе с собой, только чтобы уничтожить навсегда самую страшную в мире каторгу. А вот сейчас, даже когда легкие еще не пришли в себя после кислородного голодания, «Звезда Кейз-Ола» вызвала не ненависть, а восхищение.
Казалось бы, надо радоваться, что вырвался оттуда. И только чувства капризны, не приобретешь власти над ними.
И действительно: разве виноват металл, что из него выковали цепи? Что бы там ни было, а обитаемый искусственный спутник Пирейи — грандиозное, величественное сооружение, о котором мечтали несколько поколений ученых всей планеты. Если бы «Звезду Кейз-Ола» не превратили в каторгу, Айт считал бы за честь поработать там не только инженером, но и чернорабочим… пусть хоть с тремя баллонами кислорода на сутки! Ведь это просто невероятно! Невероятно! В небе Пирейи, которая никогда не знала естественного спутника-луны, появилась рукотворная звезда, гораздо ярче всех других звезд!
О «Звезде Кейз-Ола» Айт почему-то вспоминает не с отвращением, а с грустью. Он, Айт, собственноручно варил первые листы того огромного тороида, который кажется отсюда маленьким перстеньком. Как жаль, что искусственный спутник носит имя самого ненавистного в мире человека.
«Звезда Кейз-Ола» поднялась почти в зенит. Навстречу ей с востока быстро бежало багровое сияние. Сотый час — нулевой час. Именно в этот момент искусственный спутник проходит над Дайлерстоуном — мистер Кейз-Ол позаботился даже о том, чтобы начало дня связывали с его именем. Только нет, сгинет триллионер, забудут о нем, а искусственный спутник будет вращаться вечно, и назовут его люди Светлой утренней зарей!
Утро набегало быстро, неслышно. Сотни раз встречал Айт восход Солнц. Он любил просыпаться на рассвете, потому что в это время работалось лучше всего.
Этой порой года, весной, первым всходило Розовое Солнце. Оно только раскрашивало небосклон нежными красками теплых цветов, прицепляло каждому предмету густую тень — прогоняло прочь мрак ночи, словно предвещая появление своего блестящего собрата.
Голубое Солнце появлялось в ослепительной пышной короне. О, на него не глянешь простым глазом — ослепнешь навеки! Недаром же древние пирейцы поклонялись Голубому Солнцу, считая его грозным богом, который не позволяет даже взглянуть на себя. И именно Голубое Солнце давало Пирейе жизни.
Блаженно жмурясь, Айт лежал на спине на полянке среди кустарника, всем телом впитывая ласкающие солнечные лучи. Как долго он был лишен их — целых четыреста семнадцать дней, чуть ли не год!.. Так бы лежать и лежать, забыв про все на свете! Да только что же — под лежачий камень вода не течет!
Айт выглянул из кустарника на автостраду. Время трогаться: на Дайлерстоун уже движется бесконечный поток велосипедов, мотоциклов, автомашин. Даже когда полиция ищет беглеца, перехватить его в таком потоке людей будет нелегко.
Айт отправился в путь, когда оба Солнц поднялись уже высоко. Он шел быстрой энергичной походкой занятого человека, который с материнским молоком всосал в себя непоколебимое убеждение, что время — деньги, а минута задержки — потерянный дайлер. Пусть каждый видит, что это идет не лайдак, а человек при деле!
А на самом деле он шел как пьяный. После четырехсот семнадцати дней пребывания в бесшумном, мрачном мире в глаза било буйство красок, в уши врывался звуковой шум, нос жадно перехватывал симфонию запахов. Никогда до сих пор Айт не думал, что так вкусно могут пахнуть бензиновые выхлопы и как радует глаз пестрота одеяний. Раньше он и предположить бы не мог, что от самого созерцания движущихся предметов может приятно кружиться голова, а ходьба дает ни с чем не сравнимое чувство наслаждения. Отвыкшие от силы тяжести мышцы уже болят, и все же просят: еще… еще…
На него действительно никто не обращал внимания. Долина Двух Солнц жила своей напряженной суетливой жизнью. Ковырялись на крошечных участках фермеры, спешили на предприятия рабочие.
Айт уже хотел остановить какую-то из автомашин, но потом передумал: случайная авария или малейшее нарушение правил движения со стороны шофера — и полиция появится неожиданно. Нет, лучше уж поехать электричкой.
Почва в Долине Двух Солнц был такой дорогой, что железные дороги или углублялись в нее, или карабкались по железобетонным опорам под облака.
Айт предпочел бы промчаться к Дайлерстоуна в аэровагоне. Но первой на автостраде встретилась глубинная станция подземки. Айт двинулся туда вместе с толпой и бросил в щель контроллера-автомата свой единственный дайлер.
«Кейз-Ол» — было выбито на автомате. Айт машинально прочитал надпись, раздраженно шмыгнул носом. Состояние счастливого опьянения как рукой сняло.
«Кейз-Ол» — фосфоресцировало на каждой плите грязного тоннеля.
«Кейз-Ол!!!», «Кейз-Ол!!!», «Кейз-Ол!!!» — кричали, захлебывались рекламные щиты на станциях, репродукторы в тоннелях, разносчики товаров в вагонах.
Нефть Кейз-Ола, сталь Кейз-Ола, уголь Кейз-Ола, уран Кейз-Ола — этого было достаточно, чтобы захватить в свои руки всю Монию. Попадая в объятия мистера Кейз-Ола при рождении, каждый мониец не вырывался из них даже после смерти, потому, начиная с пеленок и кончая урнами для праха и автоматическими магнитофонами-поминальниками — все имело марку Кейз-Ола или одной из его дочерних фирм.
— Лотерея миллионеров! Лотерея миллионеров! — орал, проходя вагоном, уставший мужчина в форме компании Кейз-Ола. — Абсолютно надежный шанс обеспечить себя на всю жизнь! Всего только один дайлер, один дайлер!.. Коммунисты, гангстеры, бродяги, пьяницы — кто выиграет, тому прощается все!.. Спешите купить билет в рай — цена один дайлер!
То была знаменитая Лотерея миллионеров мистера Кейз-Ола. Первого дня каждого месяца один из монийцев, которому выпадал счастливый выигрыш, получал миллион дайлеров. Новоиспеченному миллионеру прощалось все: убийства и преступления, даже принадлежность к членам запрещенной и преследуемой политической партии.
О, это была хитрая игра! Монийцы жили как в лихорадке: даже нищий за один дайлер может стать миллионером! Счастливца сфотографируют в самых разнообразных позах, сообщат его точный адрес, покажут по телевидению — обмана нет. Сегодня выиграл он, но в следующий раз можешь выиграть и ты. Шансы одинаковы для всех!
Это была хитрая игра, потому что она манила монийцев призраком счастливого случая, держала в состоянии непрекращающейся жажды денег.
— Те, кто скрываются от полиции, те, кто собираются совершить преступление, покупайте освобождение от бывших и будущих грехов! Только один дайлер! Один дайлер!
Айт машинально сунул руку в карман комбинезона… и густо покраснел. Нет, не потому, что денег не было. Проклятые привычки — они так укореняются!
В детстве Айт урывал от желудка дайлер, чтобы купить лотерейный билет, и, как праздника, ждал тиражного сообщения. Юноша Айт уже скептически улыбался, но билеты покупал, ибо все-таки надеялся на счастливый случай. Тратил несколько дайлеров на лотерею и инженер Айт. Действительно, хоть и очень мизерная, но возможность выигрыша все-таки была. Но бывший каторжник БЦ-105 уже не возьмет из рук мистера Кейз-Ола ничего, даже спасения от смерти!
Худой, пожилой мониец, что сидел рядом Айта, истолковал его движение по-своему:
— Вот так всегда… самый богатый человек Монии предлагает тебе ежемесячно: отдай один дайлер и возьми миллион!.. Сунешься в карман — а там не хватает какой-нибудь мелочи, чтобы купить этот выигрышный билет… — Он пошарил в кармане и вздохнул: — великий человек мистер Кейз-Ол! Щедрый!
Айта как ножом пырнули в грудь:
«Большой?! Щедрый?! Бедное, забитое существо, ты даже не подозреваешь, что после каждого тиража Кейз-Ол кладет себе в карман несколько миллионов дайлеров чистой прибыли!..»
— Могучий человек!.. — тоскливо вел свое старик. — Что мы против него? Насекомые!.. Захочет — осчастливит. Захочет — раздавит…
«Нет, не насекомые! — хотелось воскликнуть Айту. — Кейз-Ол — один на свете, но и инженер Айт существует! И ты еще узнаешь обо мне, когда, как насекомое будет раздавлен Кейз-Ола! Это сделаю я. Я!»
Видимо, в тысячный повторял Айт этот монолог, что стал уже клятвой, стимулом к борьбе. Но если до сих пор в его словах звучала холодная решимость, неумолимая непримиримость, то сейчас в них прозвучала только жалкая дерзость. И он забеспокоился: что случилось? Неужели этот мужчина пробудил недоверие к собственным силам?
«Нет, как насекомое, будет раздавлен мистер Кейз-Ол!..» — хотелось крикнуть Айту. А в ушах невольно звучали тоскливые интонации голоса старого монийца.
Каким простым казалось все там, на «Звезде Кейз-Ола»: только бы освободиться, и тогда…
А произошла обычная вещь: там, на «Зоре Кейз-Ола» все казалось чрезвычайно простым — чтобы только освободиться, а тогда… тогда…
Ну, а что же тогда?.. Тебя послали на каторгу за первую же попытку отомстить Кейз-Олу. Ты бежал. Сидишь в вагоне подземки, тревожно оглядываясь вокруг, и нет у тебя даже ста дайлеров, чтобы купить хоть самый простой пистолет… Так как же ты раздавишь этого ненавистного Кейз-Ола, если даже увидеть его невозможно?
Айт вышел из вагона электрички и, не имея ни одной монеты, пошел пешком через весь Дайлерстоун в наиопаснейший район города — Броклайн.
Сообщников — нет. Надеяться на чью-то помощь не приходится. И становится жутко. Поэтому и звучат в ушах тоскливые интонации голоса старого монийца, и в угрозах в адрес Кейз-Ола звучит только жалкая дерзость.
Тоскливо было в Айта на душе, когда он подошел к мрачному, облупленному дома на Броклайн, 716.
— «Мастер Корк», — прочитал он на ржавой табличке у въезда во двор. — «Гараж».
Нет, этот мастер, пожалуй, вряд ли выкует ключ к дворцу мистера Кейз-Ола.

  Читать  дальше  ...  

***

***

***

***

***

***

***

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

***

***

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании"

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 301 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель, Николай Александрович Дашкиев, фото из интернета, текст, О чтении книги Гибель Урании, из интернета, слово, проза, фантастика, Николай Дашкиев, Гибель «Урании», Научно-фантастический роман, Роман, книги, писатель Николай Дашкиев, писатели, из произведений Н.Дашкиева, фото | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: