Главная » 2023 » Февраль » 5 » Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002
21:11
Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

---

Пресс-конференция на этом закончилась, а утром следующего дня все газеты опубликовали интервью профессора Коллинза в произвольных интерпретациях собственных корреспондентов.
Газеты писали, что, по расчетам профессора Коллинза, 14 декабря, в двадцать три часа 48 минут, метеорит, описав полный эллипс вокруг Земли, промчался над Нью-Йорком и начал движение по новой, значительно меньшей орбите. В статьях авторитетно утверждалось, что на этот раз, вследствие уменьшения скорости космического тела, домам и людям не будет причинено никакого вреда.
Астрономы все эти дни работали, не зная отдыха. Крупнейшие обсерватории мира, одна за другой, подтверждали расчеты профессора Коллинза. Огромный по земным масштабам метеорит был бесконечно мал по сравнению с другими космическими телами, и поэтому его не могли увидеть даже в самые мощные телескопы, но теперь он стал пленником Земли.
Точные математические формулы определяли его положение в пространстве в любую минуту с точностью до километра.
Однако случилось нечто необычное, невероятное. Вопреки законам природы, метеорит врезался в земную атмосферу на сутки раньше положенного времени, и совсем не в том месте, где было рассчитано. Как и в первый раз, он оставил после себя мощное радиоактивное облако неизвестного происхождения.
Среди астрономов поднялся настоящий переполох. Законы физики такие точные, что даже незначительное опоздание в движении планеты Урана позволило французскому ученому Леверье не только теоретически доказать существование новой планеты, Нептуна, но и безошибочно указать ее место.
Внезапное уменьшение скорости и изменение плоскости вращения метеорита-спутника нельзя было объяснить ничем. Расчеты показывали, что космическое тело теперь должно упасть на американский континент, где-то в Бразилии или Аргентине.
Третий пролет метеорита окончательно сбил с толку ученых. Своевольный космический гость снова изменил траекторию: он двигался почти точно над семьдесят пятым меридианом западной долготы в направлении Антарктиды.
Четвертого появления космического тела астрономы всего мира ждали с нетерпением и страхом. Метеорит должен был двигаться по спирали, которая наклонно спускается к земле. Но ни в Европе, ни в Америке метеорита больше не увидели. Космическое тело исчезло. Правда, сейсмографы зарегистрировали колебания почвы в Сибири, но оно никак не совпадало с предусмотренным временем падения метеорита.
Метеорит Коллинза, как его назвали в Америке, двигался вопреки законам природы.

Где-то в Сибири

Над Сибирью ревела метель.
Циклон, родившийся у побережья Португалии, прокатился, принося бедствия, над Францией, Нидерландами, Скандинавией, столкнулся с воздушным фронтом ледяной Арктики, удвоил силу, пронесся над Ледовитым океаном и врезался в Азию, направляясь дальше на юго-восток, в Америку.
Сбывались опасения метеорологов: многочисленные экспериментальные взрывы атомных и водородных бомб привели к нежелательным, катастрофическим сдвигам в природе. Дожди и ураганы в Европе, снегопады в Азии, морозы в субтропической Америке - таковы были последствия мощного циклона, захватившего три континента.
Даже привыкшие ко всему сибиряки не видели до сих пор ничего похожего на эту новогоднюю метель.
Дома в городах и селах замело по трубы. Верхушки деревьев торчали из гигантских сугробов короткими кустами. Прекратилось движение поездов. Почти полностью были парализованы телеграфная и телефонная связи.
Циклон отступал медленно, неохотно, оставляя после себя густую, как дымовая завеса, полосу тумана. В этом тумане вслед за циклоном неотступно летел все дальше и дальше на восток вертолет геологоразведочной экспедиции Академии наук.
Это была новенькая, только что с завода машина, оборудованная самыми сложными приборами для магнитной, гравиметрической, радиационной разведок, а также астрономической и картографической аппаратурой. Достаточно было направить вертолет в нужном направлении над поверхностью земли, включить соответствующие устройства, чтобы на широкой полосе специальной кинопленки начали автоматически фиксироваться и план местности, и предварительные данные о ее полезных ископаемых.

На борту вертолета были двое: пилот, опытный летчик полярной авиации Федор Иванович Тертышный, и совсем молодой двадцатитрехлетний аспирант Ленинградского университета Павел Григорьевич Седых, который испытывал новую аппаратуру. За пассажира был неизменный спутник Тертышного во всех его путешествиях - лохматый пес Дунай.
В экспедиции вертолет ждали с нетерпением, вполне понятным, если учесть то, что эта летающая лаборатория могла выполнить в течение суток почти годовой объем исследований целой геологоразведочной партии. Экипаж вертолета прилагал все усилия, чтобы достичь Северска быстрее.
Однако с новой аппаратурой случилась неприятность — испортилась радиостанция. Пришлось сделать посадку для ремонта за пятьсот километров от Северска в небольшом поселке Верхняя Чащоба.
Зимний день на севере короткий, как заячий хвост: туда-сюда, и стемнело. Павел Седых со своей задачей справился быстро, однако отправляться в дальнейшее путешествие было уже поздно.
После пельменей с медвежатиной, которыми угостил путешественников гостеприимный хозяин, Тертышный сел отдыхать, а Седых от нечего делать «гонял» приемник по всем диапазонам. Музыка, иностранный язык плыли мимо погруженного в свои мысли Павла.
Но вот юноша насторожился. Из динамика послышалась негромкая передача какой-то очень далекой станции специального назначения.
- «Внимание, внимание! - повторял диктор монотонным, утомленным голосом. - По данным Института космонавтики, метеорит столкнется с Землей сегодня, 3 января, в 12 часов 35 минут по московскому времени на 107-м меридиане восточной долготы».
Павел Седых машинально взглянул на часы, висевшие на противоположной стене комнаты, и пожал плечами.
- Тьфу, нелепость!.. «Следите за небом», а сейчас уже семнадцать тридцать… Федор Иванович, где это сто седьмой меридиан?
- Как где? - удивленно переспросил пилот. — Мы сейчас на сто седьмой, он проходит через Северск. А что там такое?
— Да вот послушайте… В двенадцать часов тридцать пять минут… — юноша еще раз взглянул на часы и вдруг хлопнул себя по лбу. — Федор Иванович, это же в Москве сейчас только полпервого! Представьте себе, вылетело из головы, что здесь время отличается от московского на 5 часов!.. Словом, сейчас должен упасть метеорит.
— А, это тот? — довольно равнодушно сказал пилот. — Ну и пусть себе падает.
— А разве вы не хотите посмотреть?.. — Павел быстро накинул меховую куртку и направился к двери. — Пойдемте!
— Гм… Это, пожалуй, действительно интересно! — пилот оделся и тоже пошел следом.

Впервые в истории человечества падение метеорита, редкое космическое явление, превращалось из неконтролируемой случайности в предусмотренную закономерность. Тысячи ученых склонились над точными приборами, следя за небесным пространством.
А что если действительно метеорит упадет здесь, у Верхней Чащобы, и именно Павлу Седых повезет сообщить всему миру о знаменательном событии?! Так думал Павел, поглядывая на небо.
А Верхняя Чащоба дремала себе среди вековечной тайги и даже не подозревала о той исторической роли, которую хотел бы напророчить ей молодой аспирант кафедры геофизики Ленинградского государственного университета.
Тихо-тихо вокруг. Туман начал спадать еще с вечера, и морозило. Дым над трубами шел столбом вверх. Кое-где мелькали огни в окнах. Все было таким обычным. В затканном легкой дымкой небе холодно и безразлично мерцали звезды, даже не верилось, что где-то высоко, в небесном пространстве сейчас мчится космическое тело, которое вот-вот врежется в Землю огромным клубком громыхающего огня.
— Вряд ли! — скептически сказал пилот. Он закурил сигарету, обвел глазами небосвод. — Вот объясни мне, Павлик: говорили — «спутник, спутник…» А что это за спутник, когда он сделал только три оборота?
— Подождите, Федор Иванович… — взглянув на часы, юноша снял ушанку, чтобы не мешала, задрал голову и весь напрягся, ожидая вспышки, грохота. Пробегали секунда за секундой, а в густо усыпанном звездами небе царил покой. Павел разочарованно вздохнул и обернулся к пилоту.
— Что за спутник, спрашиваете?.. — неслось себе в межпланетном пространстве космическое тело, а Земля притянула его, заставила двигаться по эллиптической орбите. Если бы путь этого тела проходил за пределами земной атмосферы, оно вращалось бы вокруг Земли вечно. Но, к сожалению, метеорит врезался в атмосферу слишком низко. Это затормозило движение, и метеорит должен упасть так быстро.
— Понимаю, — сказал пилот. — А почему после его пролета образуется радиоактивное облако?
— А кто его знает! — ответил Павел. — Может, он состоит из какого-то радиоактивного минерала. Вообще — это очень странный метеорит. Я бы назвал его астероидом — маленькой, в несколько десятков метров диаметром планетой, которых в нашей Солнечной системе множество. Предполагают, что, кроме известных нам планет, существовала еще одна, которая почему-то рассыпалась на множество кусков и образовала пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера.
Может, в другой раз Павел Седых прочитал бы целую лекцию о тайнах Солнечной системы и о будущих путешествиях к астероидам, которые периодически подходят очень близко к Земле, — но сейчас у него не было настроения. Юноша еще раз — уже без надежды — взглянул на небо и направился в дом, чтобы лечь спать. Он уже взялся за ручку двери, когда…
Дверь вдруг распахнулась сама. Могучая сила подняла Павла, перенесла через весь двор, мягко положила на кровлю сарая, потом сдвинула вниз, в сугроб. Покачнулась и стала дыбом земля. А над землей, наискосок через все небо, пролегла ослепительная, багрово-фиолетовая полоса.
Юноша почему-то не услышал взрыва, хотя другие очевидцы позже утверждали, что в невероятном грохоте и реве прозвучали три удара чрезвычайной силы.
Когда Павел выбрался из сугроба, он не узнал двор. В багряных сумерках дом щерился пустыми оконными проемами. Стог сена возле сарая исчез, и только между ветвей сломанной рябины застряло несколько прядей осоки. В поселке испуганно ревел скот, кричали собаки.
Почти оглушенный взрывной волной, юноша не мог понять в первую минуту, что произошло. Но вот его взгляд вновь упал на светящуюся полосу в небе. Она быстро тускнела, набираясь кроваво-красного цвета, обвалась лохматыми пепельными облаками. Над тайгой, юго-восточнее поселка, медленно поднимался причудливо разветвленный столб розового дыма.
— Метеорит!!!
Ругаясь и отплевываясь, из сугроба вылез пилот. Но Павел даже не спросил, не случилось ли чего с товарищем, потому что мчался домой, чтобы сообщить всему миру о необычном событии. Только где же радиостанция?.. Она лежала на полу кучей искореженных деталей. Взрывная волна смела аппарат со стола и, швырнув на противоположную стену, разбила вдребезги. Не было времени сожалеть об утрате.
Кое-как успокоив хозяев, Павел помчался на почту, чтобы послать телеграмму Академии наук. Но и здесь его постигла неудача: ни телефон, ни телеграф не работали. Линию повредило взрывом.
Впоследствии оказалось, что понес ущерб главный винт вертолета. Хорошо, что были запасные лопасти, а то пришлось бы долго сидеть в Верхней Чащобе.
С помощью местного механика ремонт закончили в два ночи. Ой, как хотелось сейчас Павлу отправиться курсом на юго-восток, туда, где над тайгой, как указатель, пылала кровавая полоса. Ведь в любую минуту может налететь метель и укрыть все толстым слоем снега, может вспыхнуть пожар в тайге — и следы падения метеорита исчезнут, как это случалось уже не раз.
— Федор Иванович… Не отправиться бы мне на разведку? — Павел кивнул головой в сторону зарева. — Туда не более тридцати-сорока километров… Возьму ружье, собаку…
Как и надеялся Павел, Тертышный возразил:
— Не плети ерунду! Вылетим на рассвете и… Ну, может, и заглянем к твоему метеориту.
Тихо было вокруг. Мертво… Но вот издалека долетел негромкий звук, похожий на треск сломанной стальной пружины. Через какое-то мгновение звук повторился более громко. А затем треск пошел волнами.
И юноша представил: это разлетается на осколки метеорит. Раскаленный добела, он упал на снег или в озеро, остыл снаружи, а внутренний жар бушевал в нем, и вот оболочка трескается.
— Слышали, Федор Иванович? — Павел приставил к уху ладонь. — Метеорит разрушается. Может, там сейчас происходит такое, чего никогда никто не видел и не увидит!
Летчик не торопился с ответом. Ему тоже очень хотелось отправиться в путешествие к неведомому, но чувство ответственности заставляло еще раз взвесить все обстоятельства.
— Ну, ладно, — сказал он наконец. — Летим.

Гость из космоса

Приблизившись к месту падения метеорита, вертолет попал в густой туман.
В мутной мгле мощные бортовые прожектора вертолета светили тускло. Движения не чувствовалось. Вертолет точно завис в этом молочном киселе. Только экран панорамного локатора свидетельствовал, что он быстро летит вперед. Непрерывно изменяясь, ползла на выпуклой поверхности экрана своеобразная карта местности: радиоволны свободно пронзали туман, ощупывали землю и возвращались обратно, чтобы рассказать обо всем, с чем они столкнулись.
Кроме обычного радиолокатора, на вертолете были еще и ультразвуковой и магнитный локаторы, а также специальные анализаторы состава воздуха и индикаторы радиоактивности. Их показания свидетельствовали, что решение полететь к месту падения метеорита — вполне правильное. Приборы фиксировали на пленку очень странные, непонятные явления, которые вряд ли продолжались бы долго.
Вертолет за полчаса пересек три широкие полосы горячего воздуха с высокой степенью радиоактивности. При этом на экране автоматического спектрографа появилась яркая, не известная до сих пор зеленая линия.
— Взгляните на эту линию, Федор Иванович! — восторженно воскликнул Павел. — Наверное, метеорит принес с собой десятки, а может, и сотни килограммов неизвестного радиоактивного элемента!
Вскоре пришлось признать, что заключение Павла было преждевременным: чем ближе подходили они к месту падения метеорита, тем меньшую мощность радиоактивного излучения показывали приборы. Казалось, космическое тело выбросило весь запас радиоактивного вещества в воздух, чтобы ничего не отдать Земли.
— Не понимаю… — морщил лба Павел. — Не понимаю… может, неизвестный радиоактивный элемент очень неустойчив и быстро разлагается? Но тогда разрушился бы, рассыпался бы в порошок весь метеорит?..
Между тем магнитометр упорно показывал впереди по курсу очень большую массу магнитного вещества. Лишь над Уралом, вблизи Магнитогорска, наблюдалась такая напряженность магнитного поля. Но в районе Северска магнитной аномалии нет.
Что бы там ни было, стрелка магнитометра неуклонно ползла вниз и, наконец, на сто двадцать третьем километре от Верхней Заросли стала вертикально.
— Остановитесь, — попросил Павел. — Кажется, здесь.
Он до боли в глазах следил за меняющейся картиной на экране радиолокатора. Днем, да еще при ясной погоде, найти место падения метеорита было бы очень легко. А вот найди его ночью, в тумане, да еще и там, где землю укрывает столько маленьких озер, что весь экран будто забрызган каплями известки.
Павел искал пятно в форме более или менее правильного диска. И вот в глаза ему упал один из контуров — что-то похожее на большую распластанную рыбину. Силуэт имел четко очерченную, геометрически правильную форму.
— Ракета?.. — удивленно воскликнул Павел. — Неужели ракета?!
Теперь он произнес вслух то, о чем невольно думал в течение последних двух недель, начиная с того времени, когда ученые всего мира терялись в догадках перед тайной необычного метеорита.
Странное поведение космического тела можно было бы объяснить очень просто, если предположить, что оно — не метеорит, не кусок мертвой материи, а межпланетный корабль, управляемый разумными существами. Для спуска на Землю космонавты должны были уменьшить скорость ракеты в несколько раз — вот они и использовали силу трения о воздух во время пролетов через земную атмосферу. А так как этого оказалось мало, им пришлось тормозить свой корабль еще и атомными взрывами.
Эта гипотеза была парадоксально простой, достоверной и, видимо, пришла в голову не только неопытному аспиранту, но и не одному из маститых ученых. Однако никто не решился озвучить ее, потому что ряд обстоятельств отрицали такую возможность.

В нашей Солнечной системе условия для существования жизни есть на Земле, Венере и Марсе. На Венере, как категорически настаивают ученые, еще нет разумных существ. А марсиане — если они все-таки есть — выбрали бы для путешествия другое время, когда Марс и Земля находятся ближе по отношению друг к другу. Предположить же, что космические гости прилетели с какой-то другой солнечной системы, это было бы слишком смело. Ведь даже от ближайшей звезды свет идет к Земле несколько лет. И еще одно: космический корабль должен был бы приземлиться с запада на восток по линии экватора, в направлении вращения Земли. Так было бы безопаснее, да и горючего тратилось бы меньше. Приземление по меридиану требовало от космонавтов ничем не оправданного дополнительного расхода энергии на торможение.
Вот такие соображения мигом пробежали у Павла в голове. Здравый смысл твердил: ни о каких космонавтах не может быть и речи. А на экране радиолокатора совершенно четко вырисовывался силуэт огромной ракеты.
— Вы видите, Федор Иванович? — горячо зашептал Павел. — Спускайтесь быстрее!

Юноше почему-то казалось, что ракета может в любую секунду вновь нырнуть в космическое пространство и исчезнуть навсегда.
Летчик волновался не меньше Павла, но держал себя в руках.
— Садиться нельзя, Павлик. Туман.
— Ну, тогда я пойду на разведку.
Вертолет снизился и завис в воздухе. Павел открыл нижний люк, сбросил привязанный к скобе капроновый трап, спустился по нему на несколько метров и остановился, прислушиваясь.
Направленные вниз мощные бортовые прожекторы вертолета вырезали из густого мерцающего мрака два рельефных белых конуса. Тяжелый туман проглотил машину, приглушил шум ее моторов. Земля казалась бесконечно далекой. Она дышала пожарищем и молчала.
«А вдруг они уже приготовили оружие, и вот-вот вспыхнет убийственный луч?»
От этой мысли у Павла побежали по телу мурашки. Он до сих пор не задумывался над тем, кто такие эти «они» и для чего прилетели на Землю, но сейчас невольно вспомнились гадкие мохнатые существа, описанные Уэллсом в фантастическом романе «Война миров». Уэллсовские марсиане были хищными и жестокими, они уничтожали все на своем пути. Так не такие ли и эти гости из космоса?
Павел подумал об этом и улыбнулся: какое безумие!
Он начал спускаться решительно и быстро, и вскоре прыгнул с трапа прямо в жирное, вязкое болото.
Здесь, у земли, туман был не такой густой.
Павел прошел шагов тридцать вперед и вдруг заметил, что начинает сбиваться с прямой линии. Какая-то неизвестная сила все время тащила его влево. И эта сила увеличивалась с каждым шагом Павла.
Юноша споткнулся обо что-то твердое, и в тот же миг его куртка резко дернула вниз. Глухо звякнул металл о металл. Павел испуганно дернулся, но не сдвинулся с места.
— Что за чертовщина? — промямлил он. — Попал в капкан, что ли?
Рука наткнулась на ракетницу в кармане куртки. Тяжелый широкоствольный пистолет торчал так, будто именно в него впились стальные зубы ловушки. Павел ухватился за рукоятку обеими руками, потянул изо всех сил…
Ракетница пошла вверх, и вслед за ней из грязи вылезла большая глыба, которая, казалось, должна была весить сотни килограммов.
— Ферромагнит?! — удивленно воскликнул Павел.
Это была ночь невероятных открытий. Пожалуй, даже известным ученым-атомщикам, работающим со сверхмощными синхрофазотронами, никогда не приходилось видеть магнита с таким колоссальным напряжением силового поля. Ствол ракетницы словно прикипел к глыбе и, наконец, прорезал дыру в куртке. То же самое произошло и с железной мелочью. С мясом выдирались крючки и пуговицы, из кармана выскользнула и, словно крошечная торпеда, помчалась к магниту авторучка со стальным пером.
Но юноша ничего этого не замечал. Торопливо стерев перчаткой грязь с удивительного магнита, он осматривал его со всех сторон.
Это был геометрически правильный шестигранник высотой в метр, толщиной сантиметров шестьдесят, очень легкий для своих размеров. Одна из его сферических поверхностей была ячеистой, обожженной — такими падают на землю метеориты после длительного путешествия в атмосфере. Но почему же противоположная поверхность сияет, словно только что отшлифована?.. И почему боковые грани сохраняют характерный вид излома?.. Может, действительно это остатки какого-то космического корабля, взорвавшегося в момент приземления?
Павел обеспокоенно посмотрел вокруг. Глаза уже привыкли к призрачному сумраку, и различали на площади в несколько сотен квадратных метров разломанные, обгорелые деревья, лужи, полные густой темной воды… А перед ним лежали, сложенные друг на друга, толстые шестигранники из блестящего металла.
Павел попытался оторвать маленький осколок. Да где там! Преодолеть силу магнитного взаимодействия он не мог.
Если это гости из Космоса, то они гениально просто решили очень сложную проблему защиты от космического излучения: мощное магнитное поле ракеты меняло траекторию большинства заряженных частиц, отбрасывало их прочь. Космонавтам удалось устранить едва ли не самую главную опасность путешествий в звездной Вселенной.
Но где же они, те смельчаки, что преодолели время и пространство? Может, спаслись, и блуждают сейчас в негостеприимном сером сумраке?
Словно в ответ на мысли юноши, неожиданно прозвучало:
— Ог-го-го!
Павел вздрогнул.
— Э-ге-гей, Пав-лик!
Павел вздохнул с облегчением: это же пилот, обеспокоенный его долгим отсутствием, кричит в мегафон.
— Федор Иванович, спускайтесь! — во всю глотку закричал Павел, и звук его голоса утонул в грохоте мотора вертолета. А подать сигнал из ракетницы юноша не мог, потому что она прилипла к магниту.
Не получив ответа, летчик повел машину на снижение. И если бы он приземлился севернее метров на двести, вертолет прилип бы к останкам ракеты, как муха к липучке. К счастью, все обошлось хорошо.
Теперь уже вдвоем они осмотрели место катастрофы более подробно. Если что и осталось под этим нагромождением металла, то без мощных тягачей его не поднимешь. К тому же каждая лишняя минута пребывания в зоне пусть и не смертельной, но значительной радиации, могла вызвать нежелательные последствия.
— Ну, что же, Федор Иванович, двинемся?
Пилот молча кивнул головой. Он, как никто другой, понимал трагедию катастрофы в конце путешествия, когда, казалось бы, все испытания уже остались позади.
Медленно, нехотя поднимался вертолет. Павел смотрел в окошко, лелея надежду, что, возможно, увидит какой-то сигнал. Но если бы его и подали, он все равно не пробился бы сквозь густой туман.
Вертолет слегка покачивался, и Павла постепенно стало клонить в сон.
Так, под однообразный грохот, юноша и заснул. Не разбудила его и тишина, которая вдруг возникла в кабине после часа полета. Павел Седых находился сейчас в мире фантастических снов, и ему было вполне безразлично, что вертолет уже не летит над тайгой, а грустно стоит на лысом холме, недалеко от закованной в лед реки.
Случилось то, чего опасался Тертышный: не хватило бензина — сказался двухсоткилометровый крюк. Когда уже на горизонте замерцали огни Северска, мотор закашлял, подбирая последние капли топлива. Пришлось приземлиться, отыскав с помощью ультразвукового локатора место для посадки.
Летчик выругался и вылез из кабины. До Северска совсем близко, километров семь. А что, если сбегать туда за бензином?
Приняв такое решение, летчик уже не медлил. Сначала он хотел разбудить Павла, но передумал, накрыл его курткой, включил дополнительное отопление, Дунаю приказал:
— Сиди здесь! Сторожи!
Машину оставлял вполне спокойно: лихих людей в тайге не было, а хищные звери к вертолету даже не сунутся, ибо на страже будет стоять Дунай.
Собака будто действительно поняла серьезность порученного задания. Она улеглась на снег, уткнувши нос в пушистый хвост, проводила взглядом хозяина, скатившегося на лыжах с холма в направлении далеких огней, и повернула голову к кустам, которые тянулись над рекой.
Проходили минуты, похожие друг на друга, как снежинки, которые, медленно кружась, падали с бездны неба. Шуршал мороз в хвое. Тихонько побулькивала подо льдом плененная река. Чуть светилась над тайгой кровавая полоса, которая уже вплелась в пейзаж и казалась органичной в этом царстве холода и молчания.
А перед рассветом над вертолетом, над Северском, над всем северным полушарием Земли вспыхнуло полярное сияние невиданной силы и красоты.
Красная полоса потускнела. Она напоминала теперь гигантскую рельсу, по которой катились разноцветные спирали и круги, за которые цеплялись капризные, причудливые фигуры, мерцающие тени. Но феерия длилась недолго. В момент самого яркого свечения, словно по сигналу опытного режиссера, быстро, как в театре, огромный экран неба затянул темный занавес облаков.
И ничего этого Павел Седых не видел. Он спал мертвецким сном молодого уставшего человека. А лохматый пес был равнодушен к красоте полярного сияния. И только когда на рассвете издалека долетел странный, незнакомый шум, Дунай насторожился.
Он поднял голову, тихонько зарычал. В сером мраке над закованной в лед рекой, за кустарником шевелилось что-то темное и длинное, похожее на невероятно большую змею. И вот чудовище подползло поближе. На голове у него зеленовато сияли выпученные глаза, а под ними шевелились многочисленные клешни.
Дунай зарычал сильнее. Шерсть на нем вздыбилась, собака задрожала. До сих пор ей никогда не приходилось видеть такого страшного зверя.
Пес заскулил и начал царапаться в дверь.
Павел открыл глаза, сладко зевнул и спросил удивленно:
— Федор Иванович, что случилось? Почему стоим?
В кабине никого не было.
Павел отворил дверь, чтобы впустить пса… и окаменел. На холм вползала, ломая и откидывая прочь могучие деревья, огромная уродливая тварь. Ее панцирь отливал металлическим блеском.

Вот тварь почему-то остановилась, длинными неуклюжими клешнями начала шарить в завале, разбрасывая бревна и хворост, и вдруг, словно щенка, вытащила за шкуру здоровенного рыжего медведя. Тот, наверное спросонья, не мог понять, откуда такая напасть, ревел изо всех сил, бил лапами воздух, пытаясь задеть клешню чудовища. Но тварь была осторожной. Она подняла медведя еще выше, поднесла к своему огромному левому глазу, покрутила, словно изучая, потом размахнулась и отшвырнула животное в сторону.
Дунай зарычал и рванулся вперед. Павел перехватил собаку и зажал ей пасть. Но было уже поздно.
Чудовище сломя голову бросилось к ним. Его тонкие, подвижные клешни просунулись в открытые двери кабины, вытащили Павла и подняли в воздух.
Юноша не сопротивлялся. Он понимал, что в эту страшную минуту сопротивление может стоить ему жизни.
Прямо перед ним оказалось прозрачное большое полушарие, на дне которого находилось огромное количество блестящих шестигранников. В центре полушария виднелась трубка, от которой вглубь чудовища тянулись оплетенные провода. Это было похоже на кошмар.
Павел сморгнул, посмотрел. Чудовище было металлическим! Эта клешня, что схватила его за талию, — и она тоже из дюраля!
Юноша не успел рассмотреть все подробнее. Чудовище подняло его повыше, и осторожно опустило в люк, который открылся на мгновение в его широкой блестящей «спине».

В плену у машины

Павел упал на что-то ребристое, вскрикнул возмущенно, попытался встать, но почувствовал, что не может сделать и движения: грудь, живот и шею обхватили крепкие обручи.
Было совсем темно. Негромко шумели какие-то машины. Слышался скрип, как будто по наезженной дороге в морозный день катилась тяжелая бочка.
Что-то легонько и хаотично щелкало, как будто тысячи хищников окружили человека и точат свои зубы, чтобы наброситься на него. Павел даже съежился и наугад дернул ногой. В тот же миг что-то схватило ее, мягко остановило, стянуло валенок, носки. Прикосновение был щекочущим, металлическим.
— Я протестую! — воскликнул Павел. — Я — советский гражданин!
Никто не ответил, только послышался щелчок, и вспыхнул в темноте небольшой экран с причудливой, волнистой красной линией.
— Я протестую! — повторил Павел.
— … Я — советский гражданин! — подхватил кто-то очень знакомым голосом.
— Достаточно шуток! — вскипел юноша. — Что это за издевательство?! Освободите мне руки, в конце концов!
Он повернулся, желая вырваться из объятий, но они сжали его тело так, что у юноши даже потемнело в глазах.
— Ой! — вскрикнул Павел.
Объятия ослабли, щупальца начали сдирать с юношу одежду.
Убедившись, что сопротивление оказывать бесполезно, Павел Седых перестал сопротивляться, зато дал волю языку.
Он всячески ругал тех, кто его захватил в плен; указывал, ссылаясь на историю цивилизации, что раздевание пленников противоречит элементарнейшим основам гуманности, угрожал нападающим всеми возможными карами.
Невидимый собеседник сначала молчал, будто взвешивая прав обвинений, а затем спокойно повторил, разбивая слова на слоги:
— Я про-тес-ту-ю… Я — со-вет-ский гра-жда-нин…
«Погоди, погоди! — мрачно думал Павел. — Ты у меня запоешь по-другому!»
Мгла постепенно рассеивалась. Какой-то необычный свет наполнял сооружение. Голубоватым сиянием светилось все вокруг, предметы проступали легкими облачками из мерцающих микроскопических звездочек. Пожалуй, стены этого помещения были покрыты радиоактивной краской, способной светиться тысячи лет, не требуя внешней энергии.
Павел лежал один-одинешенек в углу помещения на своеобразном гамаке из упругих металлических щупалец. Юноша заметил еще такие же щупальца, только свернутые в клубок, а за ними — какие-то приборы на стенах.
— Я п-р-о-т-е-с-т-у-ю!..
Голос немного изменился. Теперь он звучал сухо, металлически.
И, странное дело, в соответствии со звуками красная подвижная линия на экране перед глазами Павла распадалась на небольшие отрезки, которые быстренько перебегали в верхний угол и замирали там. Против каждого такого зигзагообразного красного значка сразу же возникал синий — почти одинаковый по сложности, но геометрически четкий.
Металл и пластмасса вокруг. Танцует на экране красная линия. Тускло светятся предметы. Легонько вибрируют щупальца, которые держат Павла; они кажутся живыми, потому что теплые на ощупь и реагируют на его движения. И в этой призрачной полутьме кто-то невидимый кромсает слова, раздирает их на составные части с холодной методичностью машины:
— Я… в… э… в… ю… пр… т… с…
Юноше стало жутко. Хотя он был не из робких, таинственность окружения, неопределенность собственного положения вызывали в нем инстинктивный страх.
Экранчик вдруг погас, и теперь уже незнакомый певучий голос произнес:
— Пурт!.. Пурт!
— Не понимаю! — сердито отозвался Павел.
— Пурт! — повторил голос. Он что-то утверждал, объяснял, как бы просил произнести это звукосочетание.
— Ну, пурт. А дальше что?
Сразу же вспыхнул экранчик. Ярко-розовое свет ударил Павлу в глаза, и одновременно мягко раздался голос:
— Айт… Айт…
— К черту! — выругался парень и отвернулся от экранчика.
Голос подхватил его слова:
— Айт — к черту… Айт — к черту…
Красные змейки на зеленом экране перебегали, группировались в вертикальные ряды и становились рядом с синими, словно шел перевод с одного языка на другой.
Павел уголком глаза следил за экраном. Он начинал понимать, что от него требуют, но решил не обращать на это внимания.
Да только здесь бойкота не признавали: один из щупальцев обхватил ему голову и властно повернул к экранчика. Тот сразу же погас.
— Пурт!
— Темнота! — раздраженно ответил Павел. — Да что я вам — ребенок?!
Его апелляция осталась без ответа.
— Айт-пурт… Айт-пурт… — звучал голос, и экранчик то вспыхивал ярко, то гас.
Павел молчал, но недолго: щупальца начали сжимать голову все сильнее и сильнее… И когда уже не стало возможности терпеть, юноша крикнул:
— Хватит! Больно!
— Хватит, больно… Хватит, больно… — подхватил голос. — Плайте! Плайте!
Щупальца на мгновение ослабли, а затем сжали Павла с новой силой.
— Плайте!
— Да больно же! — вскрикнул парень, но объятия не ослабевали, и он добавил поспешно: — Плайте! Плайте!
Это повлияло.
— Плайте — больно! — удовлетворенно сказал голос, и пленник получил возможность свободно вздохнуть.
Теперь юноша уже не сопротивлялся. А «экзамены» продолжались: на экране вспыхивали разноцветные лучи, надо было назвать каждый цвет и выслушать соответствие на незнакомом языке.

В кабине раздавались звуки различной высоты и громкости; становилось то холодно, то жарко. На всякое такое изменение Павел должен был отвечать немедленно, задержка влекла наказание. Это был очень эффективный метод обучения: не прошло и часа, как Павел прекрасно усвоил сотню незнакомых слов. Но это дало ему о себе знать. Он был обессилен, подавлен, страдал от голода и жажды.
— Довольно — не выдержал он наконец. — Я хочу пить! Пить!
— Пить! — сказал голос.
— Воды! — Павел пошевелил сухими губами и проглотил слюну. — Воды!
Несколько секунд длилась пауза. Неизвестный или не понимал, или не хотел понимать. Однако щелчки участились, а щупальца зашевелились. Одно из них начало ощупывать Павлу руку и вдруг присосалось к его локтевой вене.
«Конец» — с ужасом подумал юноша. Рука не болела. Она только затекла, онемела, но чувствовалось — или, может, Павлу только казалось, — что из вены тонкой струйкой в полое щупальце вытекает кровь.
Опять пролетели неуместные воспоминания о фантастических марсианах Герберта Уэллса, которые питались человеческой кровью.
— Плайте! — крикнул он в отчаянии. — Больно!
Удивительное дело — щупальце немедленно освободило руку, метнулось в угол.
— Айт! — скомандовал Павел. Вспыхнул экранчик.
При ярком розовом свете Павел увидел, что на сгибе локтя виднеется темная точка — именно такую оставляет после себя пиявка, — но крови нет. Рука постепенно становилась чувствительной, вниз от плеча медленно катилась теплая волна.
— Ничего не понимаю! — пробормотал Павел. — С какой целью нужно было высасывать из меня кровь?
А непонятное — и к тому же неприятное — продолжалось. Щупальца исследовали каждый квадратный сантиметр Павлова тела, залезали в нос, в уши, одно пролезло в рот, а оттуда — в желудок. Не помогало ни отчаянное барахтанье, ни магическое слово «Плайте» — тварь делала свое дело.
Так продолжалось несколько минут.
И за это время юноша чуть не лишился рассудка — не от боли, а от непереносимости положения подопытного животного, с которым делают, что хотят. И вдруг объятия ослабли.
— Воды — оуе… — раздался голос. — Воды — оуе…
Одно из щупалец приблизилось к Павловым губам и обронило на них капельку воды. Павел жадно облизал губы.
— Оуе — вода!
Из щупальца потекла жидкость. Сладковатая и солоноватая, горьковатая и кисловатая, густая, душистая, она не напоминала ничего знакомого Павлу, но прекрасно утоляла жажду.
Павел сделал глотков двадцать и откинулся.
— Довольно!
Жидкость перестала литься. Почти одновременно с этим погас экранчик, а когда вспыхнул снова — на нем появилось изображение человека.
Павел ахнул: это его собственный силуэт, да еще и в каком виде!
Среди розовых мышц силуэта темновато светился белый скелет. Яркой голубизной сияли нервы и мозг. Желтыми сосудами текла кровь: черная — венозная, и красная — артериальная.
Изображение было живым. Периодически засасывали воздух и выдыхали его легкие, сокращалось сердце, напрягались и расслаблялись мышцы.
Павел видел себя как бы в разрезе.
К руке силуэта приблизилось извивающееся щупальце и присосалось. Несколько капель крови побежали вверх.
Неожиданно картина изменилась: как в микроскоп, Павел увидел и эритроциты и лейкоциты, и плазму — все то, из чего состоит кровь.
«Так вот оно что! — понял юноша. — Значит, у меня была взята кровь для анализа».
Следующие картины своеобразного фильма убедили его, что неприятные процедуры, которых ему пришлось пережить, были только этапами исследования человека.
— Оуе… — еще раз прозвучал голос.
И на экранчике в силуэт влилось то золотистое, блестяще. Жидкость просачивалась в сосуды, мышцы, кости.
— Оуе — вода…
— Нет, нет! Оуе — не вода! — воскликнул Павел, заинтересован всем увиденным. — Вода — это соединение водорода с кислородом!

Он дернул руку — щупальца выпустили ее — и написал пальцем на экране: «H
2
O — вода».

— Оуе — вода — нет, нет — это соединение… — голос звучал растерянно. — Ну, как бы вам объяснить… — Павел задумался на минуту. — Вот атом кислорода… А это — два атома водорода…
Он нарисовал пальцем на экранчике атомы, сложил их в молекулу, а когда закончил, сказал:
— Вода!
— Оу, — подхватил голос.
— Оу — вода!
— Рот! — показал Павел на силуэте.
— Пут! — ответил голос.
— Желудок!
— Кейз. Желудок — Кейз…
Потом наступила пауза.
Погас экранчик. Щупальца зашевелились. Одно из них напихало Павлу в рот мелких безвкусных шариков, впрыснули жидкости — оуе, а другие начали укачивать его, как качает мать младенца. В то же время зазвучали тихие мелодичные звуки, будто где-то далеко на хрустальную плиту падали и медленно катились металлические колокольчики.
Юноша почувствовал, что засыпает… Но это было совсем не похоже на обычный сон. Отдыхало только тело. Или от перенапряжения нервной системы, или после необычного обеда, Павла сковало оцепенение. Он не мог сделать ни одного движения, хотя его глаза оставались открытыми, а мозг работал четко. Теперь юноша мог обдумать свое положение.
Его схватила и пленила какая-то машина. Какая именно? Зачем? И форма сооружения, и стандарты ее размеров, особенно эти криволинейные щупальца, были слишком необычны. Может, машина прибыла на Землю в космической ракете?
Неприятный холодок пополз у Павла по спине. Так вот что это за космические гости! Там, у Верхней Чащобы, осталась только скорлупа от ракеты, внешняя оболочка, а гигантский вездеход, который находился внутри, отправился в путешествие по планете и пленил первого, кто попался на пути…
Но кто же руководит этим вездеходом?.. Чей голос требует и объясняет?..
В голове Павла мелькнула странная мысль о том, что, может, там, на далекой планете, откуда прилетел космический корабль, царят совсем другие, неизвестные на Земле законы существования материи. Неземные существа не обязательно должны быть похожими на людей. Кто знает, не скрываются в упругих металлических щупальцах легко уязвимые студенистые «руки» какого-то сверхразумного спрута?
При мысли об этом Павлу стало жутко. Он вспомнил отвратительных обладателей прибрежных подводных скал и глубоких океанских впадин.
«Спрут! — с отвращением повторил Павел мысленно. — Неужели эти существа прикреплены к стенкам камеры навеки?»
Взгляд его невольно упал в угол, на скрученные в клубок щупальца. Время шло, но ни один из них не пошевелился.
«Мертвый?.. Спит?..»
Трудно представить, чтобы живое существо не сделало ни одного движения в течение долгого времени. Только машина может находиться сколько угодно в абсолютном покое.
Итак, Павел попал в плен к кибернетической системе. Радиоуправляемые машины — то, что было почти фантастикой четверть века назад — в настоящее время стали давно пройденным этапом. Управление на расстоянии уже не способно было контролировать технику сверхзвуковых скоростей, там, где за необходимые для действия доли секунды человек не успевал даже схватиться за нужные рычаги. Теперь в науке и технике основное место занимают кибернетические системы, которые выполняют сложнейшие задачи вполне самостоятельно по заранее составленной программе. Машины не только играют в шахматы, переводят с одного языка на другой, но и управляют машинами, даже могут ремонтировать самих себя и конструировать еще более сложные электронные системы.
Несмотря на это, Павел все еще надеялся: вот-вот откроется люк в стене, и в кабину заглянет какое-нибудь живое существо. Пусть оно будет некрасивым, как лягушка, или, наоборот, красивым, как самое совершенное творение природы, — все равно бы это было разумное существо, и с ним можно было попытаться найти общий язык.
Но никто не появлялся. Звучали, катились по хрустальной плите металлические колокольчики. Проходило время, но быстро или медленно — определить было невозможно.
И Павел Седых заснул.

Путешествие в неизвестное

Раздался резкий неприятный звук, вспыхнул свет — и Павел проснулся. В первое мгновение он не мог понять, где оказался, но постепенно вспомнилось все.
— Оуэ… — попросил юноша.
Щупальца немедленно выполнили его просьбу. Вообще они стали ласковее, покладистей — уже не сжимали тело, а легонько поддерживали его, охотно уступая, когда Павел выбирал другую позу.
— Я к вашим услугам! — сказал юноша, напившись. Он прекрасно отдохнул и был в хорошем настроении. Пережитые неприятности стали казаться ему несущественными, а будущее — интересным. Что ни говори, а только он один из всех людей Земли попал на вездеход жителей другой планеты!
Павел одобрял осторожность космонавтов: для них действительно могла быть опасной встреча с чужими формами жизни. Микробы и хищники, различные яды, вредное излучение, другой состав атмосферы — все могло бы повредить пришельцам. Чтобы не погибнуть, они должны были сидеть до поры до времени в герметичных камерах и изучать все издалека.
— Ну, друзья, прошу! — повторил Павел. Ему не терпелось ускорить процесс знакомства.
Видимо, по расписанию для пленных обучение начиналось позже. Никто не ответил на призыв.
Теперь, когда свет с экранчика освещал помещение и «спрут» ослабил объятия, можно было осмотреть все вокруг подробнее.
Маленькая, невысокая комнатка со скругленным сводом была похожа на аппаратную радиостанции. Лишь крохотная площадка была свободна от приборов. Здесь расположились «спруты» — и тот, что держал Павла, и другой — неподвижный, резервный. На стенах сияли многочисленные кнопки и индикаторы, под которыми мерцали ряды разноцветных значков. Только одна вещь в этом помещении более или менее напоминала земную — низенькое кресло с причудливо изогнутой спинкой. Пожалуй, это было рабочее место кого-то из членов экипажа, потому что именно там цветные кнопки сосредоточились густо, а из-за щита слышалось непрерывное щелканье.
Юноша попытался встать, чтобы подойти к креслу, но «спрут» не позволил. Лениво распуская и стягивая свои конечности, он как бы играл с пленным, как играет, в полудреме, сытый кот с пойманной мышью.
Павел осторожно потрогал кончик одного из щупалец. Металлический членик цилиндрической формы, испещренный упругими выступами, похожими на настоящие присоски, мог двигаться во все стороны, но так, словно его сдерживала сильная пружина. Седых повернул этот членик, дернул к себе. Что-то хрустнуло, и в его руке остался кусочек металла, от которого вглубь «спрута» тянулись тоненькие провода. Павел сам испугался того, что натворил. А щупальце дернулось, затряслось, как от боли, и вдвинулось в нишу под стеной. Послышался стук. Вспыхнул яркий огонек электрической дуги.
«Спрут» ремонтировал сам себя!..
Через несколько секунд щупальце, уже более короткое, вернулось на свое место.
Убедившись, что диверсия обошлась безнаказанно, Павел хотел выкрутить и следующий членик. Но «спрут» был уже настороже, и ответил таким электрическим разрядом, что у юноши онемела вся правая половина тела.
- Ого! - пробормотал он сердито. - Оказывается, ты кусаешься!
Если сначала Павел боялся этого чудовища, то теперь уже относился к нему со снисходительным превосходством подростка, который впервые вскочил на строптивого коня и удержался на его спине.
- Ты - машина, - юноша небрежно оттолкнул щупальце и попытался потрогать складчатое полушарие, к которому оно было прикреплено, - и должен подчиняться человеку!
Дерзость было немедленно наказаны: металлические сяжки с тихим шорохом прижались друг к другу и выпихнули Павлову руку.
- Ну, хватит, хватит! - примирительно сказал юноша. - Не буду.
Неизвестно, поняли ли его, или просто пришло время для занятий, но объятия ослабли, а на экране появились цветные шарики.
Сначала Павел не мог понять, что от него требуют, но вскоре заметил, что количество шариков каждого цвета нарастала по одной - то был натуральный ряд чисел.
- Один… два… три… - считал Павел, указывая пальцем на шарики.
И знакомый голос переводил:
- Да… па… ра…
Задания постепенно усложнялись — начались экзамены по арифметике.
Казалось бы, как можно проэкзаменовать человека, не знающего чужого языка? А вот жители другой планеты сумели это сделать. Законы математики неизменны в каком угодно месте Вселенной. Как ни крути, а один плюс один всегда равно двум! Другое дело, понимает ли эти законы живое существо.
Павел понял: сумма красных и зеленых шариков на экранчике равно количеству синих. Но разве пять и семь - тринадцать?
- Ошибка! - он ткнул пальцем в крайний шарик. - Лишняя! Должно быть двенадцать. Двенадцать!
Шарик сразу же исчез.
- Ол! - послышался голос. - Двенадцать.
Отныне Павел следил: почти в каждой задаче была ошибка. Отыскать ее - значит проявить свои знания.
Сложение, вычитание, умножение и деление… как только экзаменаторы убеждались, что юноша справляется с заданием, они предлагали более сложные задачи. Постепенно на экранчике появились и линии - начался экзамен по геометрии, а затем и по стереометрии.

Так продолжалось несколько часов подряд. Мозг Павла работал с большим напряжением. Юноше хотелось показать жителям другой планеты, что люди Земли по своему уровню стоят не ниже них.
Когда дело дошло до высшей математики, Павел взял инициативу на себя. Он чертил на экранчике сложные значки, рисовал графики, писал формулы, тщательно объясняя все.
Голос старательно повторял все за юношей, и, наконец, перебил:
- Достаточно.
Экранчик погас.
Мягко, медленно опустились щупальца, свернулись в клубок и замерли.
Павел оказался на полу. Он вытирал пот со лба, растерянно улыбаясь. Кажется, экзамены сдан успешно, и следует ждать приятного вознаграждения. Может, хоть теперь космические гости, если они действительно сидят в камерах, позволят взглянуть на них?
Однако вокруг ничего не изменилось: так же спокойно цокали переключатели — своеобразный пульс сооружения не останавливался ни на мгновение.
Юноша сел в кресло.

  Читать  дальше  ...   

---

  Источник :  https://litvek.com/book-read/478451-kniga-nikolay-aleksandrovich-dashkiev-gibel-uranii-chitat-online  

---

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 001. Часть первая. Земля и небо 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 002

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 003

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 004

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 005 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 006 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 007

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 008. Часть вторая. Накануне 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 009

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 010

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 011 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 012

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 013. Часть третья. Гибель Урании

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 014

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 015

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 016

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 017

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 018 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 019 

Гибель «Урании». Николай Дашкиев. 020. Эпилог. «Слушайте, люди вселенной!» 

О чтении книги "Гибель Урании"

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

Встреча...

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

О книге -

На празднике

песнь

Обучение

Планета Земля...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 205 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель Николай Дашкиев, слово, Николай Дашкиев, Роман, проза, фото из интернета, Гибель «Урании», книги, О чтении книги Гибель Урании, писатель, фото, писатели, Научно-фантастический роман, из интернета, Николай Александрович Дашкиев, фантастика, из произведений Н.Дашкиева, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: