Главная » 2023 » Май » 19 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 275
22:49
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 275

***   

===

~ ~ ~
Мы должны сделать на Арракисе то, чего никто и никогда не делал с целой планетой. Мы должны использовать человека как конструктивную экологическую силу, внедряя адаптированные к местным условиям формы земной жизни: растения животные, люди. Трансформация водного цикла приведет к появлению нового типа ландшафта.

Доклад имперского планетолога Пардота Кинеса Падишаху Императору Эльруду IX (не отослан)
Когда забрызганные кровью фримены предложили Пардоту Кинесу следовать за ними, он не понял сразу, стал ли он их гостем или пленником. Как бы то ни было, но такая перспектива заинтересовала его. Наконец-то Пардоту представился шанс своими глазами увидеть эту таинственную фрименскую культуру.

Один из юношей, взвалив раненого товарища на плечи, потащил его к вездеходу Кинеса, второй, решив, не говоря лишних слов, освободить в машине побольше места, открыл задний багажник и вытряхнул оттуда с таким трудом собранную коллекцию геологических образцов. Кинес был настолько поражен, что даже не успел запротестовать, к тому же ему не хотелось с первой встречи отталкивать от себя людей, которые впоследствии могут ему пригодиться. Кроме того, он хотел как можно больше узнать о фрименах. За считанные секунды молодые люди затолкали в багажник тела харконненовских солдат, несомненно, преследуя какие-то только им известные фрименские цели. Видимо, эти мертвецы должны были подвергнуться дальнейшему ритуальному надругательству. Кинес сразу отмел мысль о том, что юноши просто хотят зарыть убитых. Может быть, они прячут тела из страха перед возможными репрессиями? Но это тоже не вязалось с теми представлениями, которые успели сформироваться у Кинеса о фрименах. Или этот пустынный народ хочет использовать трупы в качестве источника воды, которую извлекут из мертвых тканей?

Затем, не спросив разрешения, мрачный юноша, не считая нужным поблагодарить или вообще что-нибудь сказать, сел за руль вездехода и рванул с места, подняв тучу пыли и мелких камней, увозя раненого и мертвецов. Кинес словно прирос к земле, глядя, как уезжает его набор первой помощи его карты, большинство из которых он составил сам.

Кинес остался наедине с третьим молодым человеком. Кто он — тюремщик или друг? Если эти фримены намеренно оставили его без припасов, то он долго здесь не протянет. Наверно, он мог бы добраться со своими пожитками до ближайшего населенного пункта Виндсека и пешком, но он не обращал внимания на окружающие деревни и не смог бы найти это поселение. Неприятный конец имперского планетолога, подумал Кинес.

Но может быть, молодые люди, которых он спас, хотели от него чего-то иного. Находясь под очарованием недавно зародившейся мечты преобразить лицо Арракиса, Пардот всей душой желал узнать фрименов поближе и познакомиться с их необычной жизнью. Ясно, что у этих людей есть тайны, которые они тщательно прячут от императорских глаз. Кинес был уверен, что его примут с восторгом, когда он расскажет людям пустыни о своих планах.

Оставшийся фримен пришил заплату на свой защитный костюм и коротко бросил Кинесу:

— Пойдем со мной.

Юноша повернул к отвесной скале, высившейся неподалеку.

— Следуй за мной, иначе ты умрешь.

Глаза юного фримена пылали темно-синим огнем. Он обернулся через плечо и посмотрел на Кинеса, в глазах искрилась злая усмешка.

— Или ты думаешь, что Харконнены помедлят прислать сюда карательную команду, чтобы отомстить за своих мертвецов?

Кинес поспешил вслед за юношей.

— Постой, ты даже не сказал мне своего имени!

Молодой человек окинул планетолога странным взглядом. Белки его глаз были окрашены в синий цвет — следы пристрастия к пряности, обветренное и обожженное солнцем лицо казалось принадлежащим зрелому человеку, юноша выглядел гораздо старше своих лет.

— Стоит ли обмениваться именами? Фримены давно знают, кто ты.

Кинес от удивления заморгал глазами.

— Однако я только что спас жизни тебе и твоим товарищам. Это вообще считается здесь чем-то? В других обществах за это испытывают хотя бы благодарность.

На лице юноши отразилось безмерное удивление, потом он смягчился.

— Ты прав. Ты выковал водные узы между нами. Меня зовут Тьюрок. Ну а теперь нам пора идти.

Водные узы? Кинес хотел спросить, что это такое, но удержался и последовал за своим новым знакомым.

В своем поношенном защитном костюме Тьюрок проворно вскарабкался по камням к подножию вертикальной скалы. Кинес с трудом преодолевал каменные завалы, поминутно оскальзываясь на гладких валунах. Только когда они приблизились к скале, Пардот заметил, что скала не была монолитной. Древняя порода была расколота, а трещина замаскирована пылью и тенью.

Фримен скользнул внутрь этого своеобразного лаза, проникнув в расселину с быстротой пустынной ящерицы. Охваченный любопытством и страхом отстать, Кинес быстро последовал за юношей. Он надеялся, что на этот раз увидит живых фрименов и сумеет познакомиться с ними. Он не стал терять время, раздумывая, не заманивают ли его в западню. Какой был бы в этом прок? У Тьюрока было достаточно времени убить своего спасителя.

Тьюрок остановился в прохладной тени, дав Кинесу возможность догнать его. Парень показал на какое-то место в скале:

— Здесь, здесь и здесь.

Не расшифровывая сказанного, Тьюрок схватился руками за углубления в скале и поставил ногу в еще одно такое же углубление, начав карабкаться вверх по отвесной стене. Видимо, он хотел еще раз испытать Пардота Кинеса.

Но планетолог удивил жителя пустыни. Он не был налитым водой бюрократом, не был обычным искателем приключений. Он работал на планетах с самыми жестокими условиями жизни и был в хорошей форме.

Кинес легко поспевал за юношей, подтягиваясь на руках, уцепивщись кончиками пальцев за едва заметные зарубки в скале. Через мгновение после Тьюрока Кинес тоже оказался на площадке, сел рядом, стараясь не выдать одышки.

— Вдыхай носом, выдыхай ртом, — сказал Тьюрок. — Твои фильтры так работают лучше.

Юноша не смог скрыть восхищения.

— Думаю, что ты сможешь дойти до Сиетча.

— Что такое Сиетч? — спросил Кинес. Он смутно понимал древний язык чакобса, но никогда специально не учил его историю и фонетику, считая это не важным для своей научной деятельности.

— Это тайное место, где мы находимся в безопасности, там живет мой народ.

— Ты хочешь сказать, что это ваш дом?

— Наш дом пустыня.

— Я очень хочу поговорить с вашими людьми, — сказал Кинес и продолжил, не в силах сдержать свой энтузиазм: — У меня сложилось мнение о вашей планете, и я разработал план, который может заинтересовать вас, заинтересовать всех, кто населяет Арракис.

— Дюну, — поправил Кинеса юноша-фримен. — Только имперские служащие и Харконнены называют это место Арракисом.

— Отлично, значит — Дюну, — согласился с Тьюроком Кинес.

* * *
В глубине скал их ждал седой старый фримен. У него остался только один глаз, другая, пустая глазница была прикрыта сморщенным темным веком. Кроме того, у наиба Сиетча Красной Стены Хейнара не хватало двух пальцев, которые он потерял в схватке на крисах в дни своей юности. Но он выжил в отличие от своих врагов.

Хейнар оказался суровым, но умным правителем своего народа. Уже многие годы его Сиетч процветал, население не уменьшалось, а спрятанные запасы воды росли с каждым лунным месяцем.

В лазарете две женщины перевязывали раны Стилгара, раненного юноши, только что привезенного в Сиетч на вездеходе Кинеса. Одна из старых сиделок проверила повязку, наложенную чужестранцем, и смазала ее какими-то местными снадобьями. Старухи посовещались, потом кивнули старому наибу.

— Стилгар будет жить, Хейнар, — сказала одна из женщин. — Эта рана могла оказаться смертельной, если бы не своевременная помощь. Чужестранец спас его.

— Чужестранец спас беспечного дурака, — сказал наиб, взглянув на юношу, лежавшего на топчане.

Уже в течение нескольких недель до ушей Хейнара доходили тревожные слухи о любопытном чужестранце, который что-то вынюхивает в пустыне. Сейчас этого человека, Пардота Кинеса, приведут в Сиетч запасным путем, через проход в скалах. Действия его были поистине сумасбродными: имперский служащий убил солдат Харконненов?!

Оммум, фримен, привезший в Сиетч раненого Стилгара, волнуясь, ждал решения наиба, стоя рядом со своим раненым другом. Хейнар уставил свой единственный глаз на раненого.

— Зачем это Тьюрок тащит сюда чужестранца?

— А что нам было делать? — Оммум не смог скрыть удивления. — Мне нужен был вездеход, чтобы привезти сюда Стилгара.

— Ты мог привести сюда вездеход этого человека и все его вещи и отдать его воду племени, — понизив голос, произнес наиб.

— Это не поздно будет сделать, — вставила слово одна из старух, — когда Тьюрок придет сюда с чужестранцем.

— Но чужестранец дрался и убил солдат Харконненов! Мы все трое были бы наверняка убиты, не подоспей он вовремя, — настаивал на своем Оммум. — Разве не говорят, что враг моего врага — мой друг?

— Я не доверяю этому человеку. Больше того, я не понимаю его поступков. — Хейнар скрестил на груди жилистые руки. — Конечно, мы знаем, кто он. Чужестранец прибыл из Империи — говорят, что он планетолог. Он остается на Дюне только потому, что Харконненов заставили оказывать ему содействие. Но этот человек, Кинес, подчиняется только императору… Так-то. По его поводу у меня есть вопросы, на которые нет ответов.

Хейнар явно волновался. Он сел на каменную скамью, вырубленную в стене пещеры. Вход в пещеру был занавешен тканью из волокон пряности, что создавало иллюзию уединения. Жители Сиетча с ранних лет убеждались, что в их жилищах частная жизнь существует в воображении, но не в действительности.

— Я поговорю с этим Кинесом и узнаю, чего, он хочет от нас, почему он защитил троих недоумков от врагов, то есть зачем он сделал это, не имея на то никаких разумных причин. Потом я передам его дело в Совет Старейшин, и пусть они решают его судьбу. Мы должны принять решение, лучшее для Сиетча.

Оммум с трудом сглотнул слюну, вспомнив, как беззаветно сражался Кинес с не знающими жалости и пощады солдатами. Но пальцы его уже пощупали подвешенный к поясу кошель, где лежали водяные кольца, — он посчитал их — эти металлические кольца воплощали долю Оммума в воде племени.

Если старейшины решат убить Кинеса, то он, Стилгар и Тьюрок поровну разделят между собой сокровище, забранное у чужестранца, — его воду, вместе с водой шести убитых солдат Харконненов.

* * *
Когда Тьюрок наконец привел Кинеса к охраняемому входу в Сиетч, провел через запечатанные ворота и доставил в помещение Сиетча, Кинес увидел пещеру, полную чудес. В воздухе витали запахи жилья множества скученных людей: это был аромат жизни, ремесла, приготовления пищи. Емкости с отходами были тщательно закупорены, и даже смерть использовали для жизни, обрабатывая трупы специальными химикатами. С некоторым отчуждением Кинес подумал, что его подозрения относительно того, как фримены используют тела мертвых, подтвердились. Юноши не украли тела убитых врагов для каких-то суеверных ритуалов. Нет, из этих тел предстояло добыть драгоценную воду. Иными словами, трупы утилизируют…

Кинес думал, что когда увидит Сиетч воочию, то будет поражен нищетой его обитателей, убогостью обстановки и полным отсутствием каких бы то ни было удобств. Но, оказавшись на месте, он был вынужден признать, что здесь, в этом гигантском гроте, существовал целый лабиринт ходов, подземных коридоров и комнат, пронизывающих гору. Пардот увидел, что люди пустыни живут в суровых, но достаточно комфортных условиях. В этом скальном квартале жители имели практически все, чем функционеры Харконненов наслаждались в Карфаге. Правда, здесь все вещи были гораздо более естественными и натуральными.

Пока Кинес шел за своим спутником по коридорам Сиетча, его взор то и дело приковывали интереснейшие и чарующие вещи. Роскошные тканые ковры покрывали полы. Боковые помещения были устланы подушками и низкими столами, сделанными из металла или полированного камня. Изделия из инопланетного дерева были редки и отличались неподдельной древностью: вырезанные в дереве изображения песчаного червя и настольная игра, названия которой он не знал. Игровая доска была инкрустирована слоновой костью.

В древних машинах происходила рециркуляция воздуха: не должна была пропасть ни одна драгоценная капля влаги, которую люди выдыхали из своих легких. В ноздри бил густой аромат пряности, похожий на запах корицы. Этот запах был везде, подобно благовониям маскируя запах немытых тел, скученных в тесном подземном пространстве.

До слуха Кинеса доносились голоса женщин и плач детей, которых пытались успокоить матери. Фримены беседовали между собой, провожая подозрительными взглядами чужестранца, которого привел в Сиетч Тьюрок. Некоторые, особенно старики, смотрели на Кинеса с нехорошей улыбкой, от которой у планетолога зароились в голове тревожные мысли. Кожа у большинства фрименов была грубой, обветренной и сухой; глаза всех обитателей отличались синими белками.

Наконец Тьюрок вскинул вверх руку, жестом приказав Кинесу остановиться. Они находились в обширном зале встреч, огромной естественной пещере с высоким сводчатым потолком. В этом гроте могли уместиться сотни и сотни людей. Кроме того, до самой отвесной красноватой стены зигзагами стояли скамьи, а к стенам были подвешены балконы с сиденьями. Сколько человек живет в этом Сиетче? Кинес, задрав голову, разглядывал потолок этой гулкой и пустой пещеры. Взгляд планетолога упал на высокий балкон, потом на высокий подиум.

Через мгновение на этом помосте появился старик с горделивой осанкой и окинул пришельца презрительным взглядом. Кинес заметил, что у старика один глаз и что он вел себя с достоинством настоящего вождя.

— Это Хейнар, — прошептал Тьюрок на ухо Кинесу — Наиб Сиетча Красная Стена.

Подняв руку в приветствии, Кинес заговорил:

— Я счастлив познакомиться с вождем этого замечательного фрименского города.

— Что ты хочешь от нас, имперский человек? — голосом, в котором не было снисхождения, требовательно спросил Хеинар. Его слова отдавались под сводами пещеры, словно удары стального клинка о камень.

Кинес глубоко вздохнул. Он ждал этой возможности много дней. Зачем терять время? Чем дольше мечта остается мечтой, тем труднее воплотить ее в жизнь.

— Меня зовут Пардот Кинес. Я — имперский планетолог. У меня есть видение, сэр, мечта для вас и ваших людей. Мечта, которой я хочу поделиться со всеми фрименами, если только вы пожелаете выслушать меня.

— Лучше слушать вой ветра в пропахших креозотом кустах, чем внимать словам глупца, — ответил вождь Сиетча. Слова этой, видимо, очень древней поговорки прозвучали со зловещей весомостью в устах гордого старца.

Кинес посмотрел в глаза вождю и решил ответить тому такой же банальностью.

— Но если кто-то не хочет слышать слов истины и надежды, то не глупец ли он сам?

Тьюрок едва не задохнулся от такой дерзости. Из боковых пещер начали выглядывать фримены, которые во все глаза смотрели на незнакомца, который осмелился с такой непочтительностью говорить с их наибом.

Лицо Хейнара потемнело и исказилось от гнева. Он почувствовал злобу, ясно представив себе, как этот наглый планетолог лежит мертвый на полу зала Сиетча. Старик положил ладонь на рукоятку криса, висевшего на поясе.

— Ты хочешь бросить вызов моей власти?

Подумав, наиб обнажил кривой клинок, выхватив его из ножен, и мрачно посмотрел на Кинеса.

Кинес не дрогнул.

— Нет, сэр, я хочу бросить вызов вашему воображению. Достаточно ли вы мужественны, чтобы узнать задачу, или вы слишком испуганы, чтобы выслушать то, что я должен сказать?

Вождь Сиетча стоял на возвышении, подняв над головой странный, молочно-белый клинок и не сводя с планетолога напряженного взгляда. Кинес просто и открыто улыбнулся старому наибу.

— Мне очень трудно говорить с вами, когда вы стоите так высоко, сэр.

Хейнар усмехнулся, посмотрел на чужестранца, потом на нож в своей руке.

— Если обнажаешь крис, то его нельзя вложить в ножны пока он не обагрен кровью. — С этими словами наиб полоснул лезвием по своей руке, при этом образовалась красная рана, кровь в которой свернулась в течение нескольких секунд.

Глаза Кинеса загорелись от волнения, отражая свет плавающих шаровых ламп, которые заливали пещеру светом.

— Очень хорошо, планетолог. Ты можешь говорить, пока твое дыхание истекает из легких. Твоя судьба еще не решена, и ты останешься здесь, в Сиетче, пока Совет Старейшин не примет решение, что нам делать с тобой.

— Но сначала вы меня выслушаете. — В голосе Кинеса прозвучала непоколебимая уверенность.

Хейнар повернулся и сделал шаг, собираясь сойти с помоста, но вдруг остановился и сказал, повернув голову к Кинесу:

— Ты странный человек, Пардот Кинес. Слуга императора и гость Харконненов, ты по определению наш враг. Но ты убил солдат Харконненов. Ты ставишь нас в очень затруднительное положение.

Вождь Сиетча махнул рукой и резким голосом отдал несколько команд, приказав приготовить маленькую, но удобную комнату для пленника и гостя племени.

Уходя, Хейнар думал: Любой человек, который внушает фрименам надежду после стольких лет страданий и странствии, либо помешанный, либо действительно настоящий храбрец.

***  

===

~ ~ ~
Думаю, у отца был только один настоящий друг — граф Хазимир Фенринг — генетический евнух и один из самых опасных бойцов Империи.

Из книги принцессы Ирулан «В доме моего отца»
Столица Империи, Кайтэйн, была постоянно затянута плотной дымкой. В ней тонули звезды, даже если смотреть на них с самой высокой точки города — из затемненной обсерватории. Выстроенная несколько столетий назад просвещенным императором Хассиком Коррино Третьим, обсерватория эта была заброшена его невежественными потомками или использовалась в целях, далеких от познания тайн вселенной.

Кронпринц Шаддам нетерпеливо расхаживал по холодному, выложенному сверкающими металлическими плитами полу, пока Фенринг возился с настройкой звездного телескопа. Генетический евнух издавал при этом привычный, осточертевший Шаддаму монотонный звук.

— Прекрати это мычание, — не выдержал Шаддам, — Настраивай лучше эти проклятые линзы.

Фенринг услышал принца, поскольку звук не прекратился, но стал немного тише.

— Масляные линзы должны быть настроены безупречно, хммма? Телескоп надо настраивать хорошо, а не быстро.

Шаддам пришел в ярость.

— Ты не спрашивал о моих предпочтениях.

— Я все решил за тебя. — Хазимир отступил от телескопа и церемонно раскланялся, еще больше раздражая этим кронпринца. — Милорд принц, я представляю вам изображение с орбиты. Посмотрите своими сиятельными глазами.

Шаддам приник к окуляру, поправил фокус, и изображение приобрело неправдоподобную четкость. Фокус изредка нарушался рябью, вызванной атмосферными возмущениями.

Гигантский лайнер висел над Кайтэйном, превосходя размерами средний астероид. Корабль застыл в ожидании флотилии более мелких судов, которые должны были подняться к нему с планеты. Шаддам уловил момент, когда вспыхнули желтым огнем двигатели фрегатов, поднявшихся с Кайтэйна. На их борту дипломаты, эмиссары, грузы товаров, произведенных в столице Империи. Фрегаты были сами по себе огромными, окруженными группами небольших космических судов. Но лайнер Гильдии превращал все вокруг в крошечные игрушки.

В то же время от лайнера отделялись корабли, направлявшиеся на Кайтэйн, они приземлялись в космопорте столицы.

— Делегации, — произнес Шаддам. — Везут дань моему отцу.

— Налоги, а не дань, — поправил принца Фенринг. — Это то же самое, древний смысл не изменился, естественно. Эльруд все еще их император, уммххха?

Кронпринц скорчил недовольную гримасу и покосился на Хазимира.

— Но сколько это будет еще продолжаться? Твои химикаты что, действуют в течение десятилетий? — Шаддам с трудом сдерживал крик, хотя специальный прибор превращал речь заговорщиков в невнятную словесную окрошку для любого подслушивающего устройства. — Ты не мог найти другой яд? Более быстрый. Это ожидание сводит меня с ума! Кстати, сколько времени уже прошло? Кажется, прошел год с тех пор, когда я последний раз спокойно спал.

— Ты хочешь сказать, что нам не надо стараться скрыть убийство? Это не мудро. — Фенринг снова подошел к телескопу и что-то поправил на панели управления, переведя прибор в режим слежения за лайнером Гильдии. — Терпение, милорд принц. До того, как я предложил свой план, вы были готовы ждать хоть сто лет. Что такое год или два по сравнению с предстоящими десятилетиями царствования, хххмма?

Принц оттолкнул своего товарища по заговору от телескопа.

— Теперь, когда машина запущена, я не могу дождаться, когда мой отец умрет. Не дай мне времени все обдумать и пожалеть о принятом решении. Я задохнусь, прежде чем взойду на Трон Золотого Льва. Я рожден, чтобы властвовать, но какой-то внутренний голос нашептывает мне, что этому не суждено сбыться. Это заставляет меня воздерживаться от женитьбы и рождения детей.

Если принц надеялся таким образом спровоцировать Фенринга на утешения, то он просчитался. Ответом было гробовое молчание.

Фенринг заговорил через несколько секунд:

— Н'ки — медленно действующий яд, так он и задуман. Мы долго и упорно разрабатывали наш план, а теперь своим безрассудством ты хочешь все испортить. Быстрая смерть, несомненно, вызовет подозрения у Ландсраада, не так ли, хммм? Они схватятся за любой предлог, за любой скандал, лишь бы ослабить твои позиции.

— Но я — наследник Дома Коррино! — сказал Шаддам, понизив голос до гортанного шепота. — Как могут они оспаривать мое право?

— Ты наследуешь императорский трон со всеми его издержками, обязательствами, старыми конфликтами и новыми предрассудками. Не обманывай себя, мой друг, император — это всего лишь одна, имеющая конечные размеры деталь тонкой ткани Империи. Если все Дома объединятся и выступят против императора, то не устоят даже легионы сардаукаров. Просто ни у кого не хватает решимости рискнуть.

— Когда я взойду на трон, то усилю императорскую власть, к титулу я добавлю зубы. — Шаддам отошел от телескопа.

Фенринг с преувеличенной печалью покачал головой.

— Держу пари на полный корабль китового меха, что все твои предшественники клялись в том же своим советникам со времен Великого Переворота. — Он перевел дух, сузив свои большие темные глаза. — Даже если н'ки подействует, как запланировано, в твоем распоряжении целый год, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Утешайся тем, как быстро стареет твой отец. Посоветуй ему пить больше пива с пряностью.

Шаддам обидчиво надулся и снова приник к окуляру телескопа и принялся изучать детали корпуса лайнера. На брюхе гигантского корабля стояло клеймо иксианского завода-изготовителя, виднелся картуш Космической Гильдии. Приемный причал лайнера был набит фрегатами различных Домов, видны были корабли ОСПЧТ, на которые грузили данные для библиотеки архива на Валлахе IX.

— Кстати, на этом лайнере есть кое-что интересное, — произнес Фенринг.

— Вот как?

Хазимир скрестил руки на узкой груди.

— На этом корабле, — продолжал он, — находится человек, который под видом торговца рисом-пунди и корня чикарбы направляется на Тлейлаксу. Он везет с собой ваше, милорд, послание к Мастерам Тлейлаксу, в котором содержится предложение встретиться и обсудить тайные планы Империи, касающиеся производства заменителя пряной меланжи.

— Мои предложения? Я никому не посылал никаких предложений! — По лицу Шаддама пробежала гримаса отвращения.

— Посылали, мммхх, милорд принц, посылали. Ах, неужели вас не волнует возможность того, что богопротивные тлейлаксы смогут наладить производство синтетической пряности? Какая это прекрасная идея! Покажи своему отцу, насколько ты умен и сообразителен.

— Не возлагай на меня ответственность за чужие грехи! Это твоя идея.

— Вы не хотите приписать себе такую честь?

— Ни в малейшей степени.

Фенринг удивленно поднял брови.

— Ты серьезно хочешь сломать монополию Арракиса на пряность и снабдить императорский дом неограниченным источником искусственной меланжи? Или ты не хочешь этого?

Шаддам вспыхнул.

— Конечно же, я серьезен и хочу этого.

— Тогда мы отправим Мастерам Тлейлаксу приглашение на тайную встречу и предложим представить наш план императору. Скоро мы увидим, насколько далеко готов идти старый Эльруд.

***   

===

~ ~ ~
Слепота может выступать во многих обличьях, отличных от неспособности видеть. Фанатики слепы умом. Вожди зачастую слепы сердцем.

Оранжевая Католическая Библия
Уже несколько месяцев Лето был почетным гостем Верниусов в подземной столице Икса. За это время юный наследник Атрейдесов стал чувствовать себя вполне комфортно в странном мире этой планеты, привык он и к порядку, и к уверенности иксианцев в собственной безопасности — эта уверенность была столь велика, что порой перерастала в беспечность.

Принц Ромбур оказался типичной совой, вставал он обычно очень поздно в отличие от Лето, который, будучи жаворонком, просыпался на рассвете, как каладанский рыбак. Наследник Атрейдесов с удовольствием бродил по помещениям, расположенным в верхних этажах сталактитов, вглядывался в окна, с любопытством наблюдая производственные циклы множества промышленных предприятий. Биологическая идентификационная карта, полученная от графа Верниуса, отзывала перед ним все двери.

Во время своих странствий по подземному городу, подгоняемый ненасытным любопытством. Лето получал гораздо больше, чем от теоретических занятий с разными туторами. Помня напутствие отца: черпать из всех источников, он путешествовал по Иксу на самодвижущихся лифтах; когда же это средство передвижения оказывалось почему-то недоступным, юный Атрейдес не гнушался пользоваться пешеходными дорожками, грузовыми лифтами и даже лестницами для перехода с этажа на этаж.

Однажды утром, проснувшись, как всегда, бодрым и свежим, Лето направился в один из верхних вестибюлей и остановился на наблюдательной галерее. Пещеры Икса, хотя и были замкнутыми помещениями, отличались такой величиной, что в них возникали автономные воздушные течения и даже дули настоящие ветры, хотя, конечно, далеко не такие, как ветры над высокой башней Замка и вершинами гор Каладана. Лето вдохнул, до отказа растянув легкие. Да, все же воздух здесь попахивает пылью. Но может быть, всему виной слишком живое воображение…

Потянувшись, Лето осмотрел огромный грот, в котором построили лайнер Гильдии. Среди металлических конструкций и сложных инженерных сооружений уже был виден остов нового космического судна. Субоиды сваривали между собой части гигантского корпуса. Низшие существа облепили корпус, работая с прилежанием муравьев.

Мимо галереи проплыла грузовая платформа, постепенно снижаясь к строительному объекту. Лето, перегнувшись через перила, заглянул в платформу и увидел металлические детали, отлитые из руд, добытых в недрах Икса.

Повинуясь внутреннему импульсу, Лето встал на перила и спрыгнул на кучу металлических балок и листовой обшивки, пролетев два метра, отделявшие балкон от платформы. Лето надеялся, что ему удастся выбраться наверх и попасть в верхние дома, воспользовавшись идентификационной картой и знанием устройства городского хозяйства. Пилот платформы невозмутимо продолжал снижение, не заметив, что на грузовом судне появился незваный пассажир.

Холодный ветерок шевелил волосы на голове Лето, когда платформа снизилась к дну пещеры. Становилось заметно теплее. Вспомнив об океанских бризах, Лето с наслаждением вдохнул. Здесь, на дне огромной сводчатой пещеры, он внезапно ощутил свободу, которая напомнила ему о береге моря. Вместе с этими мыслями пришла тоска по Каладану, по его океанским бризам, шумному прибрежному рынку, грохочущему смеху отца и даже по вечной озабоченности матери.

Они с Ромбуром проводили слишком много времени в замкнутом пространстве зданий Икса, и Лето часто скучал по свежему воздуху и холодному ветру, обвевающему лицо. Наверно, в следующий раз он попросит Ромбура вывести его на поверхность. Там они могли бы вдвоем насладиться видом бездонного неба, побродить по глуши и размять мышцы, увидеть настоящее солнце, а не голографическое его изображение, которое холодно светило с потолка пещеры.

Хотя иксианский принц не мог потягаться с Лето в овладении боевыми искусствами, нельзя было сказать, что Ромбур — избалованный отпрыск Великого Дома. У него были свои интересы, он обожал собирать редкие камни и минералы. Ромбур был щедр и великодушен по отношению к Лето, источал неподдельный оптимизм, но не стоило превратно оценивать добродушие молодого Верниуса. Под мягкой оболочкой пряталась железная целеустремленность и желание совершенства в достижении поставленной цели.

В производственном гроте были уже готовы фермы и краны-подвески, готовые принять на себя груз нового лайнера, который уже начал обретать свойственные ему формы. Рядом с подвешенной в воздухе голограммой чертежей стояли наготове машины с запасными частями, готовыми встать на свое место в сложном организме космического корабля. Даже учитывая огромные ресурсы и множество субоидов, занятых на постройке, она требовала почти год для своего завершения. Цена лайнера равнялась валовому годовому продукту множества солнечных систем вместе взятых, и только ОСПЧТ и Гильдия могли финансировать такой грандиозный проект, а Дом Верниусов получал на этих заказах баснословные прибыли.

Квалифицированный рабочий класс Икса по численности во много раз превосходил классы администраторов и аристократов. Вдоль дна пещеры по ее периметру были видны сводчатые входы в зоны, где были расположены жилые кварталы. Лето ни разу не сталкивался с субоидами, но Ромбур уверял его, что о рабочих на Иксе хорошо заботятся. Лето видел, правда, что работы по постройке не прекращались ни на минуту, продолжаясь круглые сутки. Субоиды в поте лица своего трудились на Дом Верниусов.

Грузовая платформа между тем продолжала снижаться, и каменистое дно пещеры приближалось. Команды рабочих направились к месту приземления, чтобы приступить к разгрузке. Лето спрыгнул с платформы, упал на четвереньки, встал и старательно отряхнулся от пыли. Субоиды были удивительно, до странности спокойны, лица их отличались бледностью и были покрыты веснушками. Они смотрели на пришельца ничего не выражающими глазами, не думая задавать ему никаких вопросов. Никто не возражал против его присутствия, они равнодушно смотрели на Лето, отводили взгляды и шли заниматься своим делом.

По тому, что говорили Кайлея и Ромбур о субоидах, Лето представлял их существами, которые были не вполне людьми, у них не было разума, они должны были вкалывать и потеть, в этом заключался смысл жизни этих мускулистых троглодитов. Однако люди вокруг выглядели вполне нормально. Они, конечно, не были блестящими учеными или красноречивыми дипломатами, но они не напоминали и животных.

Широко раскрыв свои серые глаза, Лето, отойдя в сторону, принялся рассматривать корпус строящегося лайнера. Вид грандиозной стройки вызвал у него восхищение инженерным гением Икса и циклопическим размахом работ. В насыщенном пылью воздухе Лето различал едкий запах лазерной сварки и припоя.

Субоиды выполняли план постройки шаг за шагом, выполняя заданный алгоритм ступенька за ступенькой. Они работали, как пчелы в улье. Они заканчивали каждый элемент работы и переходили к следующему, при этом их совершенно не подавлял гигантский объем оставшегося труда. Субоиды не разговаривали, не пели, не перебрасывались грубыми шутками. Они не вели себя так, как рыбаки, крестьяне или фабричные рабочие Каладана, жизнь которых приходилось наблюдать Лето. Эти бледнокожие рабочие были сосредоточены только на своей работе.

Ему казалось, что под маской равнодушия субоиды скрывают гнев, но не боялся находиться один среди них. Герцог Пауль всегда поощрял сына играть с деревенскими детьми. Отпрыск Дома Атрейдесов выходил в море с рыбаками, заводил знакомства с рыночными торговцами и ткачами. Однажды он даже целый месяц работал на плантациях риса-пунди. «Для того чтобы править людьми, — говорил старый герцог, — надо прежде всего узнать этих людей».

Мать, конечно, хмурилась и была недовольна таким поведением сына, считая, что не дело герцогского сына пачкать руки о землю, выращивая рис, или мазать одежду рыбьим жиром о сети. «Что хорошего для нашего сына в том, что он научится чистить и потрошить рыбу? Он же станет владыкой из Великого Дома». Но Пауль Атрейдес умел настаивать на своем и быстро дал жене понять, что его слово — закон.

И сам Лето должен был признать, что, несмотря на боль в мышцах и нытье в спине, сожженную солнцем кожу и пот, заливавший глаза, тяжкий физический труд приносил гораздо больше удовлетворения, чем банкеты и приемы в Замке Каладана. Пройдя такую школу, Лето думал, что хорошо понимает простой народ, его чувства, понимает, как тяжело работают рыбаки и фермеры. И за этот труд Лето любил простой народ, а не презирал его. Старый герцог гордился тем, что его сын понимает этот фундаментальный принцип власти.

Вот и сейчас, находясь среди субоидов, Лето пытался понять этих людей. Мощные плавающие светильники отбрасывали резкие тени, делая воздух вокруг каким-то застывшим. Грот был очень велик, поэтому звуки работы не отдавались эхом от его стен, а гасли вдали.

Лето увидел поблизости вход в доковое помещение и, поскольку никто не спрашивал, зачем он сюда явился, решил поближе познакомиться с культурой субоидов. Нельзя же терять такую возможность, уж коли она представилась. Может быть, ему удастся открыть то, чего не знает даже принц Ромбур.

Пропустив команду рабочих, одетых в спецовки, Лето проскользнул под сводчатую арку. Он вошел в туннель и начал спускаться вниз по винтовой лестнице, проходя мимо пустых жилых помещений. Эти комнаты были совершенно одинаковыми и напомнили Лето пчелиные соты. Правда, время от времени на глаза Лето попадались более живые признаки человеческого присутствия: куски пестрой ткани, маленькие половички и коврики, рисунки на каменных стенах. До обоняния Лето доносились запахи кухни, до слуха долетали тихие голоса, но не было слышно музыки, и смех раздавался редко.

Лето подумал о днях, проведенных в расположенных наверху небоскребах с полированными полами, окнами из хрустального плаза, обрамленными хромированными фасетками, мягких постелях, удобной одежде и вкусной еде.

На Каладане подданные могли обращаться к герцогу в любой момент, когда пожелают. Лето вспомнил, как они с отцом ходили по рынку, разговаривая с торговцами и ремесленниками. Люди смотрели на них как на людей из плоти и крови, а не как на безликих правителей.

Лето не думал, что Доминик Верниус видит какую-либо разницу между собой и своим другом Паулем. Сердечный лысый граф все свое внимание, всю свою преданность отдавал семье и тем слугам, которые находились от него в непосредственной близости; он вникал во все производственные и технологические операции, чтобы богатства продолжали поступать в казну Икса. Но Доминик рассматривал субоидов только и исключительно как трудовой ресурс. Да, он достаточно хорошо о них заботился, как заботился бы о дорогостоящей машине. Но Лето был уверен, что Ромбур и вся семья Верниусов не видят в субоидах людей.

Лето уже прошел вниз довольно далеко, спустившись на много уровней, и с чувством дискомфорта вдруг почувствовал, что воздух вокруг стал невыносимо спертым. Туннель впереди стал темнее. Вокруг не было почти ни одной живой души. Тихий коридор вел в открытые помещения, общие залы, откуда доносились голоса и шуршание одежды. Он хотел было повернуть обратно, вспомнив, что впереди длинный учебный день, что наверху его и Ромбура ждут лекции по технологическим операциям и организации промышленного производства. Ромбур, наверно, еще даже не завтракал.

Охваченный любопытством, Лето, однако, неподвижно застыл у входа в один из залов, увидев множество собравшихся вместе субоидов. Не было видно ни стульев, ни скамеек, все люди стояли. Лето прекрасно слышал низкий монотонный, лишенный всякого выражения голос одного из субоидов, приземистого, коренастого, мускулистого человека, стоявшего перед собравшимися. Однако по ярости, светившейся в глазах оратора, Лето понял, что субоиды могут испытывать эмоции, хотя ему и говорили, что они абсолютно безмятежны и неприхотливы.

— Мы строим лайнеры, — говорил человек, и голос его набирал силу с каждым словом. — Мы производим технические объекты, но не мы принимаем решения. Мы делаем то, что нам приказывают, даже если знаем, что эти планы неправильны!

Среди субоидов возник недовольный ропот.

— Некоторые из новых технологий выходят за пределы разрешенного Великим Переворотом. Мы создаем мыслящие машины. Нам нет нужды понимать чертежи и кальки, потому что мы знаем, что из них выходит!

Поколебавшись, Лето скрылся в тени арки. Он достаточно хорошо знал простой народ и нисколько его не боялся. Но здесь происходило нечто странное. Ему хотелось убежать, но внутреннее чувство говорило, что надо слушать…

— Поскольку мы — субоиды, то у нас нет доли участия в прибылях, которые Икс получает от своей технологии. У нас простая жизнь, мы лишены притязаний, но у нас есть религия. Мы читаем Оранжевую Католическую Библию и в душах наших знаем, где правда. — Субоид поднял над головой огромный узловатый кулак. — И мы знаем, что многое из того, что мы построили здесь, на Иксе, есть воплощение кривды!

Аудитория беспокойно задвигалась. Казалось, гнев вот-вот выплеснется наружу. Ромбур настаивал на том, что эта группа населения напрочь лишена амбиций, что у субоидов якобы просто нет способности их проявлять. Однако, подумал Лето, действительность говорит о другом.

Говоривший субоид прищурил глаза и зловеще произнес:

— Что мы будем делать? Надо ли нам обратиться с петицией к хозяевам и потребовать ответа? Или нам надо решиться на что-то большее?

Оратор обвел взглядом присутствующих и вдруг обнаружил подслушивающего Лето. Глаза субоида, словно две стрелы, вонзились в мальчика.

— Кто ты такой?

Лето отступил назад, подняв руки вверх.

— Я прошу прощения, я заблудился. Я оказался здесь не специально.

Вообще Лето знал, как надо завоевывать симпатию, но сейчас он был настолько растерян, что почувствовал какое-то лихорадочное смятение.

Рабочие оглянулись и начали поворачиваться в сторону, где стоял Лето. В глазах людей светилось полное осознание происходящего. Они поняли значение того, что сказал им оратор и что подслушал Лето.

— Я действительно прошу у вас прощения, — продолжал Лето. — Я не хотел вам мешать.

Сердце мальчика бешено колотилось. На лбу выступил пот, Лето почувствовал, что находится в страшной опасности.

Несколько субоидов, словно автоматы, двинулись по направлению к Лето, постепенно набирая скорость.

Лето одарил их самой обаятельной из своих улыбок.

— Если вы хотите, могу поговорить о вас с графом Верниусом, донести до него ваши проблемы…

Субоиды продолжали приближаться, и Лето опрометью бросился бежать. Он несся по низкому коридору, наугад поворачивая в какие-то переходы и слыша за спиной рев субоидов, которые не могли настичь шпиона. Рабочие разделились, часть их бросилась в боковые коридоры, чтобы перекрыть беглецу путь к спасению. Да Лето и сам не помнил дороги назад.

Впрочем, вероятно, это и спасло юного отпрыска Атрейдесов. Субоиды перекрыли все пути, по которым беглец мог выбраться на поверхность. Но Лето бежал наугад, останавливаясь иногда в каменных альковах и поворачивая в произвольных направлениях. Внезапно он оказался возле небольшой двери. За дверью было залитое светом плавающих ламп, пыльное производственное помещение.

Несколько субоидов, заметив его силуэт в проходе, подняли снизу страшный крик, но Лето был уже у входа в лифт. Он вытащил свою карточку, вставил ее в прорезь и стремительно вбежал в открывшуюся дверь кабины. Лифт вынес его на верхний этаж.

Дрожа от избытка выброшенного в кровь адреналина, Лето не мог до конца поверить в то, что он только что услышал. Интересно, что сделали бы с ним субоиды, если бы им удалось его поймать? Лето был ошеломлен их гневом и их реакцией на его появление. Умом он не мог поверить в то, что его могли и убить, ну не могли же они, в самом деле, убить сына герцога Атрейдеса, почетного гостя графа Верниуса? В конце концов, он же предложил им помощь.

Было ясно одно: субоиды давно сдерживают порыв к насилию, пугающая темнота которого скрыта от беспечных правителей Икса.

Лето терялся в догадках. Есть ли еще на этой планете анклавы диссидентов, другие группы с такими же харизматическими лидерами, которые могут разбудить дремлющее в массах рабочего класса недовольство?

Поднимаясь вверх в лифте, Лето видел, как рабочие внизу как ни в чем не бывало продолжали строить лайнер Гильдии, выполняя свои повседневные обязанности. Лето понимал, что о том, что он сегодня слышал, надо рассказать графу. Но поверят ли его рассказу?

У мальчика стало тяжело на сердце. Он понял, что узнал об Иксе нечто такое, чего ему совсем не следовало знать.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 206 | Добавил: iwanserencky | Теги: Вселенная, книги, фантастика, Брайан Герберт, Кевин Андерсон, писатели, люди, ГЛОССАРИЙ, книга, из интернета, текст, слово, Хроники Дюны, чужая планета, литература, проза, миры иные, Хроники, будущее, Будущее Человечества, Дом Атрейдесов | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: