Главная » 2021 » Март » 2 » Сердце змеи. Иван Ефремов. 04
08:02
Сердце змеи. Иван Ефремов. 04

***

***

x x x


     Оба звездолета  -  снежно-белый   и   металлически-зеркальный   -
составляли  теперь  одно  целое,  неподвижно  повисшее в бесконечности
космоса. "Теллур" включил мощные обогреватели, и его экипаж смог войти
в  соединительную  трубу-галерею  в  обычных рабочих костюмах - плотно
облегающих синих комбинезонах из искусственной шерсти.
     На чужой стороне галереи вспыхнуло голубое освещение,  похожее на
свет горных высот Земли.  На границе двух по-разному освещенных  камер
прозрачные  перегородки  казались  аквамариновыми,  будто из застывшей
чистой воды моря.
     Наступившая тишина    нарушалась    только   учащенным   дыханием
взволнованных  землян.  Тэй  Эрон  коснулся  локтем   плеча   Афры   и
почувствовал,  что  молодая  женщина  вся  дрожит.  Помощник командира
крепко прижал к себе биолога,  и Афра ответила ему быстрым благодарным
взглядом.
     В глубине соединительной  галереи  показалась  группа  из  восьми
чужих...  Чужих  ли?  Люди  не поверили зрению.  В глубине души каждый
ожидал необычайного,  никогда не виданного.  Полное сходство  чужих  с
людьми Земли казалось чудом.  Но то было лишь при первом взгляде.  Чем
дольше всматривались земляне,  тем больше различий находили в том, что
не  было  скрыто  под  темной одеждой - сочетанием коротких просторных
курток с длинными шароварами, напоминавшими старинные одежды Земли.
     Погас голубой  свет  - они включили земное освещение.  Прозрачные
перегородки  потеряли  свой  зеленый  цвет  и  стали   белыми,   почти
невидимыми.  За  этой едва заметной стеной стояли люди.  Можно ли было
поверить, что они дышат ядовитейшим для Земли газом и купаются в морях
всеразъедающей  плавиковой  кислоты!  Пропорциональные  очертания тел,
рост,  соответствующий среднему росту землян.  Странный  чугунно-серый
цвет  кожи  с серебристым отливом и скрытым кроваво-красным отблеском,
какой бывает на полированном красном железняке - гематите.  Серый  тон
этого минерала был одинаков с кожей обитателей фторной планеты.
     Круглые головы  поросли  густыми  иссиня-черными  волосами...  Но
самой замечательной особенностью их лиц были глаза. Невероятно большие
и удлиненные,  с резко косым разрезом,  они занимали всю ширину  лица,
косо поднимались наружными уголками к вискам,  выше уровня глаз земных
людей.  Белки  густого  бирюзового  цвета  казались  непропорционально
удлиненными по отношению к черной радужине и зрачкам.
     Соответственно размерам и положению глаз прямые и  четкие,  очень
черные брови смыкались с волосами высоко на висках и почти сходились к
узкой переносице,  образуя широкий тупой  угол.  Волосы  над  лбом  от
середины  спускались  к  вискам  такой  же  четкой  и  прямой  линией,
совершенно симметричной бровям.  Поэтому лоб имел очертания вытянутого
горизонтального ромба. Нос, короткий и слабо выступавший, обладал, как
у землян,  направленными вниз ноздрями.  Небольшой рот  с  фиолетовыми
губами  показывал  правильный  ряд  зубов  такого же чистого небесного
цвета,  как  и  белки  глаз.  Верхняя  половина  лица  казалась  очень
расширенной.  Ниже  глаз  лицо  сильно  суживалось к подбородку с чуть
угловатыми очертаниями.  Строение ушей осталось невыясненным:  виски у
всех пришельцев прикрывались через темя золотистыми жгутами.
     Среди чужих были женщины и мужчины. Женщины угадывались по высоте
стройных шей, округлости очертаний лиц и по очень пышной массе коротко
стриженных волос. У мужчин был более высокий рост, большая массивность
тела,  более  широкие  подбородки  -  в  общем,  те  же черты,  какими
различались оба пола землян.
     Афре показалось,  что  руки  чужих имеют только по четыре пальца.
Соответствуя человеческим пропорциям, пальцы людей фторной планеты как
будто   не  обладали  суставами:  они  сгибались  плавно,  не  образуя
угловатых выступов.
     Ног нельзя  было  разглядеть:  ступни их утопали в мягком настиле
пола.  Одежды  в  свете,  естественной  для  земных   глаз,   казались
темно-красного, почти кирпичного цвета.
     Чем дольше вглядывались астролетчики,  тем менее странным казался
облик   пришельцев   с   фторной  планеты.  Более  того,  людям  Земли
становилась  понятнее  своеобразная  экзотическая  красота  чужих.  Их
главным  очертанием  были огромные глаза,  смотревшие сосредоточенно и
ласково на людей, излучая тепло мудрости и дружбы.
     - Какие глаза! - не удержалась Афра. - С такими легче становиться
людьми, чем с нашими, хотя и наши великолепны!
     - Почему так? - шепнул Тэй.
     - Чем крупнее глаза,  тем большее количество элементов  сетчатки,
тем  большее  число  деталей  из  окружающего мира может усвоить такой
глаз.
     Тэй кивнул в знак понимания.
     Один из чужих выступил вперед и сделал приглашающий жест.  Тотчас
же земное освещение на той стороне галереи погасло.
     - Ох! - горестно воскликнул Мут Анг. - Я не предусмотрел!
     - Я сделал,  - спокойно отозвался Кари, - выключил обычный свет и
зажег две сильные лампы с фильтрами четыреста тридцать.
     - Мы выглядим мертвецами,  - огорченно сказала Тайна,  - неважный
вид у человечества в таком свете!  Смотрите,  какие  все  мы  зеленые,
будто из болота.
     - Ваши опасения напрасны, - сказал Мут Анг. - Их спектр наилучшей
видимости  уходит  далеко  в  фиолетовую  сторону,  может  быть,  и  в
ультрафиолетовую. Это подразумевает гораздо больше теплоты и оттенков,
чем видится нам, но я не могу представить как.
     - Пожалуй,  мы им покажемся много желтее,  чем на самом  деле,  -
сказал, подумав, Тэй.
     - И  это  гораздо  лучше,  чем  синеватый  трупный  цвет.  Только
посмотрите вокруг! - не унималась Тайна.
     Земляне сделали несколько снимков и вытолкнули в  маленький  шлюз
обертонный звучатель, работающий на кристаллах осмия. Чужие подхватили
его и поставили на треножник.  Кари направил в чашечную антенну  узкий
пучок  радиоволн.  Во  фторной  атмосфере  звездолета зазвучали речь и
музыка Земли.  Тем же путем был передан прибор  для  анализа  воздуха,
который  позволил установить температуру,  давление и состав атмосферы
неведомой планеты.  Как и следовало  ожидать,  внутренняя  температура
белого  звездолета оказалась ниже земной и не превышала семи градусов.
Давление атмосферы было больше земного,  и  почти  одинаковой  -  сила
тяжести.
     - Сами они,  вероятно,  теплее,  - сказала Афра,  - как мы теплее
нашей  привычной  двадцатиградусной  температуры.  Я думаю,  что у них
теплота тела около четырнадцати наших градусов.
     Чужие передали свои приборы закрытыми в двух сетчатых ящичках, не
позволяющих угадать их назначение.
     Из одного  ящичка послышались высокие,  прерывистые чистые звуки,
как бы тающие вдали.  Земляне поняли,  что чужие слышат более  высокие
ноты,  чем они.  Если их слух по диапазону был примерно равен земному,
то  часть  низких  нот  человеческой  речи  и  музыки  пропадала   для
обитателей  фторной  планеты.  Чужие снова зажгли земное освещение,  и
земляне выключили голубой свет.  К прозрачной  стене  подошли  двое  -
мужчина  и женщина.  Они спокойно сбросили свои темно-красные одежды и
замерли,  взявшись за руки, потом стали медленно поворачиваться, давая
землянам рассмотреть  их  тела,  которые  оказались  более  сходные  с
земными,  чем их лица.  Гармоничная пропорциональность  фигур  фторных
людей  полностью  отвечала понятиям красоты на Земле.  Несколько более
резкие переходы в очертаниях,  какая-то резкость всех линий впадинок и
выпуклостей создавали впечатление некоторой угловатости, вернее, более
четкой скульптурности тела чужих.  Вероятно,  впечатление  усиливалось
серым цветом кожи, более темной в складках и впадинах.
     Их головы красиво и гордо были посажены на высоких шеях;  мужчина
обладал  широкими  плечами  человека  труда и борьбы,  а широкие бедра
женщины - матери  мыслящего  существа  -  нисколько  не  противоречили
ощущению интеллектуальной силы посланцев неведомой планеты.
     Когда чужие отступили со знакомым приглашающим жестом и  погасили
желтый земной свет, земляне уже не колебались.
     По просьбе командира перед прозрачной преградой встали,  взявшись
за  руки,  Тэй  Эрон  и  Афра  Деви.  Несмотря  на неземное освещение,
придавшее  телам  людей  холодный  оттенок   голубого   мрамора,   все
астролетчики  вздохнули с восхищением - настолько очевидной была нагая
красота  их  товарищей.  Это  поняли  и  чужие.   Смутно   видимые   в
неосвещенной  галерее,  они стали обмениваться между собой взглядами и
непонятными короткими жестами.
     Афра и Тэй стояли гордо и открыто,  полные того нервного подъема,
который появляется в моменты исполнения трудных и  рискованных  задач.
Наконец чужие кончили съемку и зажгли свой свет.
     - Теперь я не сомневаюсь, что у них есть любовь, - сказала Тайна,
-  настоящая,  прекрасная  и  великая  человеческая любовь...  если их
мужчины и женщины так красивы и умны!
     - Вы совершенно правы,  Тайна,  и от этого еще радостнее,  потому
что они поймут нас во всем, - отозвался Мут Анг.
     - Да!  Взгляните  на  Кари!  Кари,  не полюбите девушку с фторной
планеты, это было бы катастрофой для вас.
     Астронавигатор очнулся  от  транса  и отвел глаза,  прикованные к
обитателям белого звездолета.
     - А я мог бы!  - грустно улыбнулся он.  - Мог бы, невзирая на всю
разницу наших тел,  на чудовищную удаленность наших планет.  Сейчас  я
понял все могущество и силу человеческой любви.
     В это время чужие выдвинули вперед зеленый экран.  На нем  начали
двигаться маленькие фигурки.  Они шли процессией, поднимаясь на крутой
склон,  и несли на  себе  какие-то  большие  предметы.  Поднявшись  на
плоскую  вершину,  каждая  фигурка сбрасывала свою ношу и падала лицом
вниз.  Похожая на земную мультипликацию,  картина свидетельствовала об
утомлении,  желании  отдыха.  Земляне  тоже  почувствовали,  насколько
утомили их напряженное  многочасовое  ожидание  и  первые  впечатления
встречи.  Жители  фторной  планеты,  видимо,  надеялись  на  встречу с
другими людьми и  подготовились  к  ней,  создав,  например,  подобные
"разговорные" фильмы.
     Экипаж "Теллура",  не готовый к встрече,  вышел из затруднения. К
перегородке   придвинули   экран  для  скорых  зарисовок,  и  художник
"Теллура" Яс Тин начал набрасывать  последовательные  серии  рисунков.
Сначала  он изобразил таких же утомленных человечков,  затем нарисовал
одну большую рожицу с таким явно вопросительным выражением,  что чужие
оживились,  как  при  появлении Тэй Эрона и Афры Деви.  Потом художник
изобразил Землю,  обходящую  по  орбите  Солнце,  разделил  орбиту  на
двадцать  четыре  части и зачернил ее половину.  Чужие вскоре ответили
похожей схемой. С той и с другой стороны включились метрономы, которые
помогли  установить  продолжительность малых делений времени,  а затем
вычислить  и  большие.  Астролетчики  узнали,  что   фторная   планета
вращается  вокруг  своей  оси  приблизительно  за  четырнадцать земных
часов,  а обегает свое  голубое  солнце  в  течение  девятисот  суток.
Перерыв  на  отдых,  который  предложили  чужие,  равнялся пяти земным
часам.
     Ошеломленные, расходились  люди из соединительной трубы.  Погасли
огни в галерее, потухло и наружное освещение кораблей. Оба звездолета,
темные,  замерли неподвижно рядом друг с другом, как будто все живое в
них погибло,  заледенело  в  чудовищном  холоде  и  глубочайшем  мраке
пространства.
     Но внутри кораблей жизнь,  горячая,  пытливая и  деятельная,  шла
своим чередом.  Бесконечно изобретательный человеческий мозг изыскивал
новые способы,  как передать братьям по мысли,  рожденным на  планетах
удаленных звезд,  знания и надежды, взращенные тысячелетиями безмерных
трудов,  опасностей и страданий. Знания, освободившие человека сначала
от  власти  дикой  природы,  затем  от  произвола дикого общественного
строя,  болезней  и  преждевременной  старости,  поднявшие   людей   к
бездонным высотам космоса.
     Вторая встреча в галерее  началась  с  показа  звездных  карт.  И
землянам,  и  обитателям  фторной  планеты  были  совершенно незнакомы
рисунки созвездий,  мимо которых шли пути  кораблей.  (Лишь  на  Земле
астрономам  удалось  установить  точное положение голубого светила:  в
небольшом звездном облаке Млечного Пути,  около Тау  Змееносца.)  Путь
чужого  звездолета  шел  к  звездному  скоплению  на  северной окраине
Змееносца и пересекся с ходом "Теллура", когда тот достиг южных границ
созвездия Геркулеса.
     В галерее чужих  встала  какая-то  решетка  из  пластин  красного
металла  высотой  в  рост  человека.  Что-то  завертелось  позади нее,
видимое в просветах между пластинами.  Внезапно  все  они  сдвинулись,
повернулись  ребром  и исчезли.  На месте решетки показалось громадное
пустое пространство с проносящимися в отдалении слепяще синими  шарами
спутников фторной планеты.  Медленно приближалась и она сама.  Широкий
синий пояс непроницаемой облачности обвивал ее экватор. На полюсах и в
околополярных зонах планета светилась серовато-красными отблесками,  а
умеренные зоны своей чистейшей белизной были похожи на оболочку чужого
звездолета.  Здесь,  сквозь слабо насыщенную парами атмосферу,  смутно
угадывались   контуры   морей,   материков   и   гор,   чередовавшихся
неправильными  вертикальными полосами.  Планета была больше Земли.  Ее
быстрое вращение возбуждало  вокруг  нее  мощное  электрическое  поле.
Сиреневое  сияние  вытягивалось  длинными  отростками  по  экватору  в
черноту окружающего пространства.
     Затаив дыхание час за часом сидели люди перед прозрачной стенкой,
за которой неведомое устройство продолжало развертывать с  потрясающей
реальностью картины фторной планеты.  Люди Земли увидели лиловые волны
океана из фтористого водорода, омывавшие берега черных песков, красных
утесов  и склонов иззубренных гор,  светящихся голубым лунным сиянием.
Ближе к полюсам окружающий воздух синел все больше,  становился глубже
и  чище  темно-голубой  свет фиолетовой звезды,  вокруг которой быстро
неслась фторная планета.
     Горы здесь   поднялись   округлыми   куполами,  валами,  плоскими
вздутиями с ярким опаловым блеском.  Синие сумерки лежали  в  глубоких
долинах,  направлявшихся от полярных гор к фестончатой полосе морей на
юге.  Большие заливы дымились опалесцирующим покровом голубых облаков.
Гигантские  постройки  из  красного металла и каких-то травяно-зеленых
камней обрамляли края морей,  бесконечно длинными вереницами всползали
по вертикальным долинам к полюсам. Эти исполинские скопления построек,
заметные с громадной  высоты,  разделялись  широкими  полосами  густой
растительности с зеленовато-голубой листвой или плоскими куполами гор,
светившихся изнутри, будто опалы или лунные камни Земли. Круглые шапки
льдов   из   застывшего   фтористого   водорода  на  полюсах  казались
драгоценными сапфирами.
     Синие, голубые,  лазурные,  лиловые  краски  преобладали повсюду.
Самый воздух словно был пронизан голубоватым свечением,  точно  слабый
разряд  в  газовой  трубке.  Мир  чужой  планеты  казался  холодным  и
бесстрастным,  будто  видение  в  кристалле  -   чистое,   далекое   и
призрачное.   Мир,   в  котором  не  чувствовалось  тепла,  ласкающего
разнообразия красных, оранжевых и желтых цветов Земли.
     Цепи городов  виднелись  в  обоих  полушариях  планеты,  в зонах,
соответствовавших полярной и умеренной зонам Земли.  К  экватору  горы
становились  все  острее и темнее.  Зубчатые пики торчали из мутной от
паров  поверхности  моря,  ребра  хребтов  протягивались  в   широтном
направлении, окаймляя тропические области фторной планеты.
     Там плотными массами клубились синие  пары:  от  нагрева  голубой
звезды   легко   испарявшийся  фтористый  водород  насыщал  атмосферу,
подступал колоссальными облачными стенами к умеренным зонам,  сгущался
и  каскадами  лился  обратно  в  теплую экваториальную зону.  Плотины,
достойные   гигантов,   обуздывали   стремительность   этих   потоков,
заключенных  в  арки  и  трубы  и служивших источником энергии силовых
станций планеты.
     Нестерпимым блеском  сверкали  поля  огромных кристаллов кварца -
видимо,  кремний играл роль нашей  соли  в  водах  фтористоводородного
моря.
     Города на экране приближались.  Их очертания резко обрисовывались
в  холодном  голубом  свете.  Везде,  куда  хватает глаз,  вся площадь
обитаемых зон  планеты,  за  исключением  таинственной  экваториальной
области,  тонувшей  в голубом молоке паров,  была устроена,  изменена,
улучшена  руками  и  творческой  мыслью  человека.   Гораздо   сильнее
изменена,   чем  наша  Земля,  еще  сохранившая  в  неприкосновенности
огромные  площади   заповедников,   древних   руин   или   заброшенных
разработок.
     Труд бесчисленных поколений миллиардов людей вырастал  выше  гор,
оплетал   всю  поверхность  фторной  планеты.  Жизнь  властвовала  над
стихиями  бурных  вод  и  густой  атмосферы,  пронизанной  убийственно
сильными   лучами   голубой   звезды  и  неимоверно  мощными  зарядами
электричества.
     Люди Земли   смотрели   не   отрываясь,   и   сознание   как   бы
раздваивалось:  в памяти одновременно возникало видение  своей  родной
планеты.  Не  так,  как  представляли  себе  родину древние предки,  в
зависимости от места своего рождения и жизни:  то равнинами просторных
полей и сыроватых лесов,  то каменистыми грустными горами, то радостно
сверкающими в теплом солнце берегами прозрачных  морей.  Вся  Земля  в
разнообразии своих  климатических  зон  -  холодных умеренных и жарких
стран  -  проходила  перед  мысленным  взором  каждого   астролетчика.
Бесконечно  прекрасными  были  и  серебристые степи - области вольного
ветра, - и могучие леса из темных елей и кедров, белых берез, крылатых
пальм  и  гигантских голубоватых эвкалиптов.  Туманные берега северных
стран в стенах мшистых скал  и  белизна  коралловых  рифов  в  голубом
сиянии  тропических морей.  Властно-холодное,  пронизывающее сверкание
снеговых хребтов и призрачная, зыбкая дымка пустынь. Реки - величавые,
медленные  и  широкие  или  неистово  мчащиеся табунами белых коней по
крупным камням ущелистых русел. Богатство красок, разнообразие цветов,
голубое  земное  небо  с облаками,  как белые птицы,  солнечный зной и
пасмурная, дождливая хмурь, вечные перемены времен года. И среди всего
этого  богатства  природы  - еще более великое разнообразие людей,  их
красоты,  стремлений,  дел, мечтаний и сказок, горя и радости, песен и
танцев, слез и тоски...
     То же     могущество     осмысленного     труда,      поражающего
изобретательностью,  искусством, фантазией, прекрасной формой повсюду:
в строениях, заводах, машинах, кораблях.
     Может быть,  чужие  тоже видят своими огромными раскосыми глазами
гораздо больше землян в холодных голубых красках своей  планеты,  а  в
переделке  своей  более  однообразной  природы ушли дальше нас,  детей
Земли?  Назревала догадка: мы, создания кислородной атмосферы, в сотни
тысяч  раз  более обыкновенной в космосе,  нашли и найдем еще огромное
количество  подходящих  для   жизни   условий,   найдем,   встретимся,
соединимся с братьями-людьми с других звезд. А они, порождения редкого
фтора,  с их необыкновенными фтористыми белками и  костями,  кровью  с
синими тельцами, впитывающими фтор, как наши красные - кислород?
     Эти люди  заперты  в  ограниченном  пространстве  своей  планеты.
Наверно, они давно уже странствуют в поисках себе подобных или хотя бы
планет с подходящей им атмосферой из фтора.  Но как им найти в безднах
Вселенной  столь  редкие  жемчужины,  как пробиться к ним через тысячи
световых лет?  Так близко и понятно их отчаяние, великое разочарование
при встрече с кислородными людьми, вероятно, не в первый раз.
     В галерее  чужих  ландшафты  фторной  планеты  заменились   видом
колоссальных  построек.  Откосы  наклоненных  внутрь  стен походили на
здания  тибетской   архитектуры.   Нигде   не   было   прямых   углов,
горизонтальных плоскостей  -  формы  плавно  изгибались,  переходя  от
вертикали к горизонтали  винтообразными  или  спиральными  поворотами.
Вдали  возникло  темное отверстие,  по очертанию похожее на скрученный
овал.  Когда оно выросло,  приближаясь,  стало видно, что нижняя часть
овала   представляет   собой   спирально   изогнутую  широкую  дорогу,
поднимающуюся  и  углубленную  в  здание  размерами  с  целый   город.
Оправленные  в  красное  большие  голубые  знаки,  издали напоминавшие
волновую рябь,  виднелись над входом.  Вход приближался. В глубине его
становился  виден слабо освещенный гигантский зал со светящимися,  как
флюоресцирующий плавиковый шпат, стенами.

     И внезапно,  без  предупреждения,  картина  исчезла.   Изумленные
астролетчики, приготовившиеся увидеть нечто необычайное, почувствовали
буквально удар.  Галерея по ту  сторону  прозрачной  стены  осветилась
обычным голубым светом. Появились чужие звездолетчики. На этот раз они
двигались очень быстро, резкими движениями.
     В этот   момент   на   экране  возникла  череда  последовательных
картинок.  Они замелькали в таком темпе,  что экипаж едва мог уследить
за  изображениями.  Где-то  во  тьме  космоса  двигался такой же белый
звездолет,  какой висел сейчас бок о бок с "Теллуром". Видно было, как
крутилось,  сверкало, разбрасывая во все стороны лучи, его центральное
кольцо.  Вдруг  кольцо  остановило  вращение,  и   корабль   повис   в
космической бездне, недалеко от маленькой голубой звезды-карлика.
     Из звездолета устремились вдаль лучи,  черточками  мелькавшие  на
экране,  в  левом  углу  которого  появился второй звездолет.  Летящие
черточки достигли его, неподвижно стоявшего рядом с земным кораблем, в
котором  люди узнали свой "Теллур".  И белый звездолет,  принявший зов
своего товарища, отодвинулся от "Теллура" куда-то в черную даль.
     Мут Анг вздохнул так громко,  что подчиненные обернулись к своему
командиру с немым вопросом.
     - Да! Они скоро уйдут. Где-то очень далеко шел второй их корабль.
Они  каким-то  способом  переговаривались,  хотя  я   не   могу   себе
представить,  как  это  возможно  в  неизмеримых безднах,  разделяющих
корабли.  И теперь что-то случилось со  вторым  звездолетом,  его  зов
достиг наших чужих, хотя правильнее будет сказать - наших друзей.
     - Может быть,  он не поврежден, а нашел что-нибудь важное? - тихо
спросила Тайна.
     - Может быть.  Как бы то ни было, они уходят. Надо торопиться изо
всех сил,  чтобы успеть переснять, записать как можно больше сведений.
И главное - карты,  их курс,  их встречи... Я не сомневаюсь, что у них
были встречи с кислородными, как мы, людьми.
     Из переговоров с чужими выяснилось,  что они могут задержаться на
земные сутки.  Люди,  подстегнутые специальными лекарствами,  работали
совершенно неистово и не уступали неистощимой  энергии  быстрых  серых
жителей фторной планеты.
     Переснимались учебные книжки  с  картинками  и  словами,  тут  же
записывалось   звучание   чужого   языка.   Передавались  коллекции  с
минералами,  водами и газами в стойких прозрачных ящиках. Химики обеих
планет  старались понять значение символов,  выражавших состав живых и
неживых веществ.  Афра, бледная от усталости, стояла перед диаграммами
физиологических процессов,  генетическими схемами и формулами,  схемой
эмбриологических стадий развития организма обитателей фторной планеты.
Бесконечные  цепочки  молекул  фторостойких  белков были в то же время
изумительно похожи на наши белковые молекулы:  те же фильтры  энергии,
те же ее плотины, возникшие в борьбе живой материи с энтропией.
     Прошло двадцать часов. В галерее появились Тэй и Кари; едва живые
от  усталости,  они  несли  ленты звездных карт,  отражавших весь путь
"Теллура" от Солнца к  месту  встречи.  Чужие  заспешили  еще  больше.
Фотомагнитные  ленты  памятных  машин  землян  записывали расположение
незнакомых  звезд,   изображенные   неведомыми   знаками   расстояния,
астрофизические  данные,  перекрещивавшиеся  сложными  зигзагами  пути
обоих белых кораблей.  Все это должно было быть потом расшифровано  по
приготовленным заранее чужими таблицам объяснений.
     И наконец люди не удержались от радостных восклицаний.  Сначала у
одной,  потом  у другой,  третьей,  четвертой,  пятой звезды на экране
появились увеличенные кружки, в которых завертелись планеты.
     Изображение неуклюжего, пузатого звездолета сменилось целой стаей
других,  более изящных  кораблей.  На  опущенных  из-под  их  корпусов
овальных  платформах  стояли в своих скафандрах существа - несомненные
люди.  Знак атома  с  восемью  электронами  -  кислорода  -  увенчивал
изображение  планет  и  кораблей,  но  звездолеты на схеме соединялись
только с двумя из изображенных планет:  одной - расположенной близко к
красному большому Солнцу; другой - вращавшейся вокруг яркой золотистой
звезды спектрального класса Эф.  По-видимому,  жизнь на планетах  трех
других  звезд,  тоже  кислородная,  еще  не  достигла высокого уровня,
позволявшего выход в космос,  или  мыслящие  существа  еще  не  успели
появиться там.
     Выяснить это  людям  Земли  не  удалось,  но  в  их  руках   были
неоценимые   сведения  о  путях,  ведущих  к  этим  населенным  мирам,
отдаленным на многие сотни парсеков от места встречи звездолетов.

x x x


     Пора было расставаться.
     Экипажи обоих   звездолетов  выстроились  друг  перед  другом  за
прозрачной  стеной.  Бледно-бронзовые  люди  Земли  и  серокожие  люди
фторной  планеты,  название  которой  осталось  неясным землянам.  Они
обменивались  ласковыми  и  грустными  жестами,  улыбками  и   обоюдно
понятными взглядами умных, внимательных глаз.
     Небывалая острая тоска овладела людьми "Теллура".  Даже  отлет  с
родной  Земли,  с  тем  чтобы вернуться семь веков спустя,  не казался
такой болезненно невозвратимой  утратой.  Нельзя  было  примириться  с
сознанием,  что еще несколько минутой эти красивые,  странные и добрые
люди навсегда исчезнут в  космических  безднах,  в  своем  одиноком  и
безнадежном искании родной по природе мыслящей жизни.
     Может быть,  только теперь астролетчики полностью, всем существом
поняли, что самое важное во всех поисках, стремлениях, мечтах и борьбе
- это человек.  Для любой цивилизации, любой звезды, целой галактики и
всей бесконечной  Вселенной  главное - это человек,  его ум,  чувства,
сила, красота, его жизнь!
     В счастье,   сохранении,   развитии  человека  -  главная  задача
необъятного будущего после победы над Сердцем  Змеи,  после  безумной,
невежественной   и   злобной   расточительности  жизненной  энергии  в
низкоорганизованных человеческих обществах.
     Человек -  это  единственная сила в космосе,  могущая действовать
разумно  и,  преодолевая  самые   чудовищные   препятствия,   идти   к
целесообразному и всестороннему переустройству мира, то есть к красоте
осмысленной и могучей жизни, полной щедрых и ярких чувств.
     Командир чужих  сделал какой-то знак.  Тотчас же молодая женщина,
которая демонстрировала красоту обитателей фторной планеты,  рванулась
в  сторону,  где  стояла Афра.  Широко раскинув руки,  она прижалась к
перегородке в стремлении обнять прекрасную  женщину  Земли.  Афра,  не
замечая  катившихся по щекам слез,  распласталась на прозрачной стене,
как бьющаяся о стекло пленная птица. Свет у чужих потух, и почерневшее
стекло стало пучиной, в которой потонули все порывы землян увидеть еще
раз чужих, оказавшихся столь близкими.
     Мут Анг  приказал  включить  земное  освещение,  но галерея по ту
сторону перегородки оказалась пуста.
     - Наружная группа,  надеть скафандры для отсоединения галереи!  -
Властно ворвался в тоскливое молчание голос Мут Анга.  - Механики -  к
двигателям,  астронавигатор - в пост управления!  Всем подготовиться к
отлету!
     Люди разошлись   из   галереи.   Унесли   приборы.  Только  Афра,
освещенная тусклым  светом  из  открытого  бортового  люка,  стояла  в
неподвижности,   будто   скованная   леденящим   холодом   межзвездных
пространств.
     - Афра,  мы  закрываем  люк!  - окликнул ее Тэй Эрон откуда-то из
глубины корабля. - Хочется проследить за их отлетом.
     Молодая женщина вдруг очнулась и с криком: "Стойте! Тэй, стойте!"
- побежала к командиру.  Удивленный помощник стоял  в  недоумении,  но
Афра вернулась очень быстро. Рядом с ней бежал Мут Анг.
     - Тэй,  прожектор в галерею!  Вызовите техников, экран установите
назад! - распоряжался на бегу командир.
     Люди заторопились, как при аварии. Сильный луч пробился в глубину
галереи и замигал с теми же интервалами,  как луч локатора "Теллура" в
первый момент встречи кораблей.  Чужие,  прервав работы,  появились  в
галерее.  Земляне зажгли голубой свет "430".  Дрожащая Афра склонилась
над рисовальной  доской,  отражавшей  на  экране  торопливые  наброски
биолога. Двойные спиральные цепочки механизмов наследственности должны
были быть,  в общем,  одинаковыми у земных и фторных людей.  Изобразив
их, Афра нарисовала диаграмму обмена веществ в человеческом организме,
сводящуюся к одинаковому превращению лучистой энергии звездных светил,
добытой  через  растения.  Молодая  женщина  оглянулась на неподвижные
серые  фигуры  и  накрест  перечеркнула  атом  фтора  с  его   девятью
электронами, поставив вместо него кислород.
     Чужие дрогнули.  Командир выступил вперед  и  вплотную  приблизил
лицо  к  прозрачной  перегородке,  вглядываясь  громадными  глазами  в
неловкие чертежи Афры.  И вдруг поднял надо лбом сцепленные в  пальцах
руки и низко склонился перед женщиной Земли.
     Они поняли то,  что только намеком в последний момент расставания
родилось  в  мозгу  Афры,  и,  вызванное  тоскою  разлуки,  осмелилось
вырваться.  Афра  думала  об  изменении,  дерзкой  замене   химических
превращений,   приводивших   в  действие  весь  величайшей  сложности,
организм человека.  Путем  воздействия  на  механизм  наследственности
заменишь   фторный   обмен   веществ  на  кислородный!  Сохранить  все
особенности,  всю наследственность фторных людей, но заставить их тела
работать на иной энергетической основе. Эта гигантская задача была еще
так далека от возможности своего осуществления,  что даже  семь  веков
разлуки  "Теллура"  с  Землей,  веков  непрерывного нарастания успехов
науки, вряд ли намного приблизят ее решение.
     Но как  бесконечно  много смогут сделать соединенные усилия обеих
планет!  Если же к ним присоединятся  и  другие  мыслящие  собратья...
фторное  человечество  не  пройдет  бесследной  тенью,  затерявшейся в
глубинах Вселенной.
     Когда люди   разных   планет  с  неисчислимых  звезд  и  галактик
неизбежно соединятся в космосе,  серокожие обитатели фторной  планеты,
может быть, не будут отверженцами из-за редчайшей случайности строения
своих тел.
     И может   быть,   тоска   неизбежной   разлуки   и   утраты  была
преувеличенной?  Недоступно далекие по строению своих  планет  и  тел,
фторные  люди и люди Земли похожи в жизни и уже совсем близки в разуме
и чувствах Афре, смотревшей в огромные раскосые глаза командира белого
звездолета;  казалось,  что  все  это  она прочла в них.  Или это было
только отражением ее собственных мыслей?
     Но чужие,   видимо,   обладали   той   же   верой   в  могущество
человеческого разума, которая была свойственна людям Земли. Вот почему
даже  робкая искра надежды,  высказанной женщиной-биологом,  так много
значила для них, что их приветственные жесты более не походили на знак
прощания, а ясно говорили о будущих встречах.

x x x


     Оба звездолета  медленно  расходились,  опасаясь  повредить  друг
друга силой своих вспомогательных моторов.  Белый  корабль  на  минуту
раньше  окутался  облаком  слепящего  пламени,  за которым,  когда оно
угасло, не оказалось ничего, кроме тьмы космоса.
     Тогда и  "Теллур",  осторожно  разогнавшись,  вошел  в пульсацию,
которая служила как бы мостом,  сокращавшим прежде  необозримую  длину
межзвездных  путей.  Надежно  укрытые  в защитных футлярах люди уже не
видели, как укорачивались летевшие навстречу световые кванты и далекие
звезды  впереди  голубели  и  делались  все  более фиолетовыми.  Потом
звездолет погрузился в непроницаемый мрак  нулевого  пространства,  за
которым цвела и ждала горячая жизнь Земли.

     1958 г

 Читать с начала... 

.======================================================================
     В этой   повести   Ефремов  описывает  первый  контакт  землян  с
представителями инопланетного разума.  Встречу в  космосе  с  жителями
"фторной" планеты.
======================================================================
 Источник :   https://www.litmir.me/bd/?b=60519

***

  Сердце змеи. Иван Ефремов. 01

  Сердце змеи. Иван Ефремов. 02

  Сердце змеи. Иван Ефремов. 03

  Сердце змеи. Иван Ефремов. 04

 

 

***

***

***

***

***

***

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

 Звездные корабли. Иван Ефремов. 

  У коммунаров Ефремова. Почему? 

  Час Быка. Иван Ефремов.

  ...Из статьи Ивана Ефремова "Восходящая спираль эволюции" (1972)

Иван Ефремов и братья Стругацкие - их миры в фантастике

***

***

***

 











 


***

***

No 44, таинственный незнакомец. Марк Твен...

Из живописи фантастической

Шахматист Волков

Шахматы в...

Обучение

О книге 

На празднике

Поэт 

Художник

Песнь

Из НОВОСТЕЙ

Новости

 Из свежих новостей - АРХИВ...

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 171 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, литература, повесть, слово, Иван Ефремов, Сердце змеи, классика, из интернета, фантастика, Сердце змеи. Иван Ефремов | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: