Главная » 2023 » Май » 21 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 281
07:17
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 281

***

***

***  

В последующие недели К'тэр смог выскользнуть на улицу из своего тайного убежища и, пользуясь иксианским приспособлением, распознающим живые объекты, начал ходить по городу, избегая встреч с тлейлаксианской гвардией и другими врагами. С отвращением он наблюдал, как величественный город Вернии рушился на его глазах.

Гран-Пале был теперь занят уродливыми, похожими на гномов людьми, коварными узурпаторами с серой нездоровой кожей, которые украли целую планету при равнодушном попустительстве Империи. Они наводнили подземный город своим пугливыми, одетыми в рабочие одежды карликами. Похожие на мелких грызунов пришельцы рыскали по домам-сталактитам в поисках укрывшихся там представителей родовитых семейств Икса. Войска, набранные из лицеделов, действовали куда эффективнее, чем тупоголовый рабочий класс.

Глубоко внизу на улицах весело пировали субоиды… но они не знали, что делать дальше. Скоро им наскучило веселье, и они мрачно принялись за свою привычную работу. Без подстрекателей-лицеделов, которые говорили им, чего хотеть и чего требовать, субоиды перестали собираться на революционные сходки, не будучи способными принимать самостоятельных решений. Их жизнь вернулась в прежнее русло, но работать они стали теперь на других хозяев, которые сразу же увеличили нормы выработки. К'тэр понимал, что новым надсмотрщикам Икса потребуется работать с наибольшим доходом, чтобы оправдать издержки силового захвата власти.

На улицах подземного города К'тэру удавалось ходить незамеченным среди побежденного населения — сменных мастеров и семей квалифицированных рабочих — людей, которые сумели выжить в этом аду и которым было некуда идти или бежать. Одетый в старую потрепанную одежду, он бродил по разбитым тротуарам, входил в руины верхнего города, на лифте спускался обратно в каменные джунгли промышленной зоны. Он не мог до бесконечности прятаться, но, однако, пока его никто не узнал.

К'тэр отказывался признать, что битва окончательно проиграна. Бене Тлейлакс практически не имел поддержки в Ландсрааде и не мог противостоять организованному сопротивлению. Правда, пока на Иксе никто, по-видимому, и не помышлял об организованном сопротивлении.

Стоя среди толпы запуганных пешеходов на тротуаре, выложенном плиткой, он смотрел на светловолосых, с рублеными чертами лиц, солдат, которые маршировали мимо. Они были обмундированы в черно-зеленую форму — определенно это были не иксианцы и не субоиды. Высокие, стройные, с щитами, в черных шлемах, эти надменные воины были воплощением порядка. Нового порядка. Он узнал их, и его охватил страх.

Императорские сардаукары!

Вид имперской армии привел К'тэра в ярость. Они помогли захватить Икс! До юноши начала доходить вся неведомая ему прежде глубина заговора против родной планеты. Но он скрыл свои эмоции, ничем не выделяясь из равнодушной массы. Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь обратил на него внимание. Вокруг слышались разговоры коренных жителей Икса — несмотря на приход сардаукаров и установление жесткого порядка, даже средний класс был не слишком доволен переменами. Граф Верниус был добрым, хотя и несколько рассеянным правителем; Бене Тлейлакс, напротив, отличался религиозным фанатизмом и нетерпимостью, склонностью к жестокому стилю правления. Многие свободы, которые иксианцы воспринимали как естественные, скоро уйдут в область преданий под управлением тлейлаксов.

Хотелось бы К'тэру поквитаться с этими коварными завоевателями. Он поклялся сделать это целью своей жизни и добиться изгнания пришельцев, сколько бы времени на это ни потребовалось.

Пробираясь по мрачным, разрушенным улицам дна грота, он испытывал острую печаль, видя темные дома, крыши которых обрушились от взрывов. Верхний город был обезображен и опустошен. Две бриллиантовые колонны, поддерживавшие исполинский свод грота, были взорваны, и обвалившаяся крыша погребла под своими обломками жилой комплекс субоидов.

Едва удерживая горестный стон, К'тэр понял, что почти все величайшие иксианские общественные украшения и архитектурные шедевры были разрушены, включая стилизованный лайнер, который украшал Центральный Собор. Был поврежден даже искусственный небесный свод, который выглядел теперь грязным и пятнистым. Твердолобые и фанатичные тлейлаксы никогда не отличались любовью к искусству. Они считали, что оно только мешает.

Он вспомнил, что Кайлея Верниус увлекалась живописью и подвижной скульптурой. Она часто обсуждала с К'тэром разные стили живописи, которые были в бешеной моде на Кайтэйне. Девушка жадно собирала все туристические сувениры, которые привозил отец К'тэра, бывавший на разных планетах, выполняя свои посольские обязанности. Но теперь искусства нет, как, впрочем, нет и Кайлеи.

Юношу снова, в который уже раз, парализовало нестерпимое одиночество.

Проскользнув незамеченным в разрушенное строение, которое когда-то было ботаническим парком, К'тэр внезапно остановился, словно какая-то сила пригвоздила его к земле. Что-то попало ему в глаза, и он лихорадочно принялся их тереть, чтобы снова видеть.

Над закопченным камнем поднялся смутный, едва различимый образ знакомого старика. К'тэр мигнул — это разыгралось его буйное воображение или просто в воздухе осталось голографическое изображение какой-то страницы чьего-то дневника, а может быть, что-то еще? Юноша не ел весь день, он был напряжен и устал до того, что был готов рухнуть. Но образ был здесь. Или его не было?

Сквозь копоть и едкий дым он узнал старого изобретателя Дэви Рого, хромого гения, который любил близнецов и всегда знакомил их со своими новинками. К'тэр едва не задохнулся, а видение начало что-то шептать надтреснутым, ломким голосом. Был ли это призрак, видение, галлюцинация безумца? Кажется, эксцентричный Рого говорит К'тэру, что надо делать, какие технологические компоненты ему нужны и как составить из них единое целое.

— Ты реален? — спросил К'тэр, подступив ближе. — Что ты говоришь мне?

Смутный образ старого Рого почему-то не отвечал на этот вопрос. К'тэр ничего не понимал, но внимательно слушал. У его ног лежали разбросанные куски проволоки и металлические детали какой-то машины, которую разметал вдребезги равнодушный взрыв. Это те самые детали, которые мне нужны.

Юноша тревожно осмотрелся, не видят ли его ненужные свидетели, и наклонился над обломками. Он собрал куски, которые одновременно всплывали в его памяти как нужные детали какой-то неведомой конструкции вместе с остатками каких-то иных технологий. Маленькие кусочки металла, кристаллы плаза, электронные ячейки. Старик вселил в него какое-то вдохновение.

К'тэр рассовал детали по карманам, что-то спрятал под одеждой. Все круто изменится под правлением тлейлаксов, и тогда любые крохи цивилизации Икса могут оказаться драгоценными во время всеобщей разрухи. Тлейлаксы, конечно, все конфискуют, если найдут К'тэра…

В последующие дни, продолжая поиски, К'тэр больше ни разу не видел призрак старика, так и не поняв, кого он встретил, но он продолжал тяжко работать, собирая техническую коллекцию, свой ресурс. Он продолжит битву… если потребуется, в одиночку.

Каждую ночь он проскальзывал под носом у врагов, которые устраивались, как надолго пришедшие оккупанты. К'тэр опустошал брошенные здания верхнего и нижнего города, прежде чем восстановительные команды успеют убрать развалины и ликвидировать столь нежелательную для них память.

Вспоминая, что шептало ему видение Рого в его воображении, он начал создавать… нечто.

* * *
Когда спасательные корабли Атрейдесов вернулись на Каладан и приблизились к космопорту города Кала, старый герцог не стал готовиться к пышным торжествам. Время и обстоятельства были слишком мрачными для обычных протокольных встреч с министрами, оркестрами и знаменосцами.

Герцог Атрейдес стоял на открытом воздухе и смотрел в синее небо, щурясь от яркого света слегка прикрытого облаками солнца, ожидая посадки кораблей. На голове герцога красовалась его любимая шапка из пятнистого китового меха — дул довольно холодный порывистый ветер, — хотя эта шапка никак не подходила к его камуфляжному кителю. Все положенные по такому случаю вассалы и придворная гвардия ожидали в полной готовности возле принимающей платформы космопорта, но герцогу не было никакого дела до одежды и впечатления, которое он производил на окружающих. Самым главным было другое: радость от того, что его сын возвращается домой, живой и невредимый.

Леди Елена, выпрямив спину, стояла рядом с мужем, одетая в формальное платье и шляпу, внешность и одежда ее были, как всегда, безупречны. Как только фрегат приземлился на посадочную площадку, Елена посмотрела на мужа с видом: «Я же тебя предупреждала», потом сложила губы в приветливую улыбку так, чтобы все это видели. Никто из присутствующих никогда бы не догадался, сколько раз супруги ссорились, пока лайнер, везший домой их сына, был в пути.

— Я не могу понять, как ты смог предложить этим двоим убежище, — говорила она спокойным, но ледяным тоном. Губы ее при этом продолжали улыбаться. — Иксианцы преступили запреты Джихада и теперь платят за это. Опасно вмешиваться в наказание Бога.

— Эти двое детей Верниуса невинны и останутся гостями Дома Атрейдесов до тех пор, пока в этом будет необходимость. Зачем ты ссоришься со мной? Я уже принял решение.

— Твои решения — не скрижали, выбитые в камне. Если ты прислушаешься ко мне, то, возможно, пелена спадет с твоих глаз и ты сумеешь разглядеть опасность, с которой мы столкнемся из-за их присутствия здесь. — Елена стояла на таком расстоянии от мужа, на котором должна была стоять по правилам хорошего тона. — Я беспокоюсь о нас и нашем сыне.

Корабль, приземлившись, выпустил опоры и замер. В отчаянии Пауль обернулся к жене.

— Елена, я многим обязан Доминику Верниусу, больше, чем могу тебе сказать, и не могу бросаться своими обязательствами. Даже если бы я не был обязан ему жизнью, если бы не было клятвы на крови, которую мы дали друг другу после битвы при Эказе, то и тогда я бы все равно предложил приютить его детей. Я сделал бы это от души не меньше, чем из чувства долга. Смягчи свое сердце, женщина. Подумай о том, что пришлось перенести этим двум детям.

Порыв ветра взметнул светло-рыжие волосы Елены, но она не дрогнула. По иронии она оказалась первой, кто приветственно махнул рукой детям, выходящим из корабля. Углом рта тем не менее она продолжала говорить:

— Пауль, ты сам подставил шею под топор имперского палача и при этом еще улыбаешься! Мы заплатим за это безумие, и ты не представляешь себе цену. Я хотела, чтобы всем было лучше.

Телохранители и гвардейцы старательно делали вид, что ничего не слышат. Зелено-черное знамя хлопало на сильном ветру. Трап корабля открылся и выдвинулся вперед.

— Неужели только я один думаю о нашей фамильной чести, а не только о политике? — прорычал Пауль.

— Тсс! Не говори так громко.

— Если бы я жил только для того, чтобы принимать безопасные решения, то никогда не стал бы мужчиной, и совершенно точно не был бы достоин того, чтобы называться герцогом.

Солдаты прошли вперед церемониальным маршем и застыли по стойке «смирно», образовав коридор, по которому должны были пройти трое спасенных с Икса. Лето появился первым, сделал глубокий вдох родного, напоенного морским ароматом воздуха, моргнул в неярком туманном свете солнца Каладана. Он был чисто вымыт и одет в чистую одежду, но в его облике чувствовалась усталость; кожа сохранила сероватый оттенок, темные волосы свалялись, брови над ястребиными глазами хмурились от невеселых дум и тяжелых воспоминаний.

Лето еще раз сделал глубокий вдох, словно ему было мало насыщенного йодом ветра, дувшего от берега недалекого моря, аромата рыбы и коптилен. Дома. Сейчас он не хотел больше никогда и никуда уезжать с Каладана. Он посмотрел вперед, ему не терпелось увидеть ясные молодые глаза отца, которые горели от предвкушения скорой встречи с сыном и от ярости по поводу того, что случилось с Домом Верниусов.

Ромбур и Кайлея вышли вслед за Лето, поступь их была осторожной и неуверенной. Изумрудные глаза Кайлеи блуждали, она с любопытством оглядывалась, осматривая новый для нее мир. Вид у нее был такой, словно свод неба над головой казался ей слишком большим. Лето захотелось успокоить ее. Но он сдержался, на этот раз помня о присутствии матери.

Ромбур выпрямился, было видно, как он изо всех сил расправил плечи, и пригладил непослушные светлые волосы. Он знал, что отныне он — это единственное, что осталось от Дома Верниусов, что он стал лицом, с которым будут иметь дело члены Ландсраада, пока его отец — граф-отступник находится в добровольном изгнании. Ромбур понимал, что борьба только начинается. Лето положил сильную руку на плечо друга и подтолкнул его к принимающей платформе.

Помедлив мгновение, Пауль и Лето одновременно бросились друг другу в объятия. Старый герцог прижался к щеке сына своей бородой, они хлопали друг друга по спине, не говоря ни слова. Потом они оторвались друг от друга, и Пауль взял своей мощной мозолистой ладонью сына под руку.

Лето посмотрел мимо отца и увидел стоявшую рядом с ним мать, на лице которой застыла теплая, хотя и несколько вымученная приветственная улыбка. Ее взгляд блуждал с Кайлеи на Ромбура и снова возвращался к сыну. Лето знал, что леди Елена Атрейдес примет изгнанников со всеми положенными для столь важных персон церемониями. Однако он увидел, что на платье матери красуются эмблемы Дома Ришезов, смертельного соперника Икса. Эти украшения были ножом, который леди Елена повернула в ранах изгнанных с родины Верниусов. Герцог Пауль, как казалось, ничего этого просто не заметил.

Старый герцог обратился с горячим приветствием к Ромбуру, на голове которого все еще красовалась небольшая повязка.

— Добро пожаловать, добро пожаловать, парень, — сказал он. — Как я обещал твоему отцу, ты и твоя сестра останетесь здесь с нами под защитой всей мощи Дома Атрейдесов до тех пор, пока все не встанет на свое место.

Кайлея как зачарованная смотрела на синее, затянутое облаками небо, словно никогда в жизни не видела настоящего небесного свода. Она дрожала и выглядела совершенно потерянной.

— А что, если это никогда не встанет на место?

Следуя светским приличиям, леди Елена подошла к дочери Верниуса и взяла ее за руку.

— Пойдем, дитя мое. Мы поможем тебе устроиться, потому что хотя бы на время, но эта планета станет твоим домом.

Ромбур обменялся со старым герцогом имперским рукопожатием.

— Э… я не могу словами выразить мою благодарность, сэр. Кайлея и я, мы оба понимаем, на какой риск вы пошли, дав нам убежище.

Елена оглянулась через плечо и посмотрела на мужа, но он не удостоил ее ответным взглядом.

Пауль жестом показал Ромбуру замок на скалах.

— Дом Атрейдесов ценит честь и верность превыше политики. — Он испытующе посмотрел на своего измотанного сына. Лето принял урок, как принимают удар меча. Юный Атрейдес глубоко вздохнул.

— Верность и честь, — повторил Пауль. — Так должно быть всегда.

*** 

===

~ ~ ~
Только Бог может создавать живых мыслящих тварей.

Оранжевая Католическая Библия
В Зале Рождений специального комплекса, расположенного на Валлахе IX, на медицинском столе истошно кричала новорожденная девочка, дочь, рожденная от генетической линии барона Владимира Харконнена. В воздухе висел удушливый запах крови и дезинфицирующих средств, слышалось только шуршание стерильного материала. Сильные лампы отбрасывали на стол яркий свет, отражавшийся от обложенных каменной плиткой стен и блестящих металлических поверхностей. Здесь, в этом зале, было рождено много дочерей Бене Гессерит, много новых Сестер.

Преподобные Матери, одетые в черные накидки, с обеспокоенностью, обычно не характерной для Бене Гессерит, сновали по залу с медицинскими инструментами, тревожно поглядывая на тощего младенца и переговариваясь между собой возбужденными голосами. Одна из Сестер шприцем набрала кровь девочки для экспресс-анализа, другая соскоблила кусочек кожи с маленького тельца для проведения генетического исследования. Все перешли на шепот. Тургор кожи низок, биохимия неважная, да и вес маловат…

Покрытая липким потом Сестра Гайус Элен Мохиам лежала на кровати, испытывая состояние близкое к дискомфорту. Было ощущение, что ее хорошенько поколотили, и сейчас Сестра Мохиам изо всех сил пыталась взять под контроль свое измученное тело. Хотя были предприняты все меры для того, чтобы задержать процесс старения, все же она выглядела слишком старой для деторождения. Эти роды дались ей с гораздо большим трудом, чем предыдущие восемь. Сейчас Сестра чувствовала себя древней и изношенной старухой.

Две санитарки-послушницы поспешно подошли к ее койке и откатили к сводчатому входу. Одна приложила кусок влажной материи ко лбу матери, а вторая приложила к ее рту губку, выжав несколько капель воды на сухой язык. Мохиам сделала все, что от нее зависело; остальное сделают Сестры. Она не знала, каковы планы Ордена на этого ребенка, но знала, что дитя должно выжить.

Девочку, лежавшую на смотровом столе, не ожидая получения результатов анализов и не стирая кровь и слизь с тела, повернули на бок, а потом на живот, чтобы сканировать всю поверхность крошечного тельца. Ребенку было холодно и страшно, и он кричал, слабее и слабее с каждым следующим мгновением.

Электронные сигналы о результатах проверки биосистем стекались в единый центр, на дисплее стали высвечиваться данные, которые могли теперь оценить эксперты Бене Гессерит. Преподобные Матери смотрели на колонку цифр слева, сравнивая результаты с цифрами правой колонки, показывавшими норму.

— Несоответствие просто поразительное, — спокойно произнесла Анирул, глаза ее широко раскрылись от удивления, придав лицу еще большее сходство с мордочкой серны. Разочарование легло непомерным грузом на плечи будущей Матери Квисаца.

— И оно в высшей степени неожиданно, — сказала Верховная Мать Харишка. Ее птичьи глазки, окруженные сетью морщин, блеснули недобрым огнем. Табу, которые запрещали Сестрам Бене Гессерит производить искусственное оплодотворение, запрещали и исследование состояния плода in utero[3]. Поникнув, пожилая женщина скосила глаза на покрытую потом Мохиам, которая приходила в себя, лежа на койке.

— Генетика нормальная, но этот… ребенок не совсем правильный. Мы сделали ошибку.

Анирул склонилась над ребенком и пристально взглянула на новорожденную. У младенца были неправильно развиты кости лицевого скелета, кожа была болезненно-бледной, плечи были вывихнуты из суставов. Для выяснения других врожденных аномалий и болезней, возможно хронических, требовалось более долгое время.

И мы предполагаем, что это создание сможет стать бабкой Квисац Хадераха? Слабость не может породить силу.

Внутри Анирул происходила невидимая борьба. Женщина старалась определить, что именно было сделано не так. И пусть другие Сестры назовут ее молодой и задиристой. Проекции в программе селекции были очень точны, да и Другая Память тоже дала совершенно однозначную информацию. Однако зачатая Владимиром Харконненом девочка получилась совсем не такой, какой должна была стать. Больной ребенок определенно не мог занять следующую ступень генетического пути, кульминацией которого — всего через два поколения — должно было стать рождение высшего существа, Чаша Святого Грааля Ордена Бене Гессерит.

— Может быть, вкралась ошибка в индекс спаривания? — спросила Верховная Мать, отворачиваясь от младенца. — Или это незапрограммированная аберрация?

— Наследственность никогда не бывает полностью детерминирована генетическим кодом, Верховная Мать, — ответила Анирул, отходя от ребенка. Ее самоуверенность как рукой сняло, но она не просила снисхождения. Она нервно провела рукой по своим волосам цвета темной бронзы.

— Проекции правильны. Думаю, что линии крови не работали в одном ритме… в данное время.

Верховная Мать оглянулась, посмотрев на врачей и других Сестер. Каждое слово, каждое движение из тех, что происходят сейчас здесь, должны быть тщательно записаны и запротоколированы в мельчайших деталях для передачи в Другую Память и последующего использования будущими поколениями. Ничто не должно пропасть втуне.

— Вы полагаете, что мы снова должны попытать счастья с бароном Харконненом? Он не самый уступчивый субъект, и с ним не очень легко договориться.

Анирул едва заметно улыбнулась. Каков подтекст.

— Наши проекции всегда выдают наибольшую вероятность. Это должен быть барон Харконнен, и это должна быть Мохиам. К этой точке мы пришли через тысячи лет тщательной селекции. У нас есть и другие кандидаты, но все они хуже, чем именно эта пара… Так что нам придется все проделать сначала. — Анирул постаралась рассуждать философски. — На этом пути случались и другие ошибки. Верховная Мать, но мы не можем допустить, чтобы одна неудача положила конец выполнению всей программы.

— Конечно, нет, — огрызнулась Харишка. — Надо снестись с бароном Харконненом. Пошлите туда лучшую и самую обаятельную Сестру. Пусть она работает с бароном, пока поправляется Сестра Мохиам.

Анирул уставилась на ребенка, лежавшего на столе. Уставшее и выбившееся из сил дитя замолчало и лишь шевелило ручками и сучило ножками. Ребенок не смог даже покричать положенное время. Да, это не самый лучший образец для основания селекционной линии.

Лежа на своей койке у выхода, Мохиам попыталась сесть, чтобы прояснившимся взором посмотреть на новорожденную девочку. Мгновенно заметив слабость и врожденные уродства, она застонала и без сил повалилась на простыни.

Верховная Мать Харишка постаралась, как могла, успокоить ее:

— Сейчас нам нужна твоя сила. Сестра, а не твое отчаяние. Мы постараемся, чтобы у тебя появился еще один шанс встретиться с бароном. — Она скрестила руки на груди и, шурша накидкой, покинула Зал Рождений, сопровождаемая своей свитой.

* * *
В Балконном Зале своего Убежища обнаженный барон, по обыкновению, любовался в зеркало на свое отражение. В обширном зале было громадное количество зеркал и море света, поэтому барон мог беспрепятственно смотреть на красоту и совершенство форм, которыми столь щедро одарила его Природа. Он был худощав и мускулист, кожа отличалась красивым и здоровым цветом, особенно хороша она была, когда его любовники не жалели времени на втирание ароматических мазей в каждую пору. Барон провел пальцами по кубикам мышц брюшного пресса. Великолепно.

Неудивительно, что ведьмы хотят совокупиться с ним во второй раз, чтобы получить потомство. В конце концов, он же замечательно красив. Они носятся со своими селекционными программами, как курица с яйцом, и естественно, им нужны добротные генетические линии. Его ребенок от этой болотной ведьмы Мохиам был, наверно, настолько хорош, что они решили использовать его, барона, еще раз. Он испытывал отвращение от самого предчувствия того, что должно было произойти, но спрашивал себя, а настолько ли это действительно ужасно.

Однако он против воли хотел знать, во исполнение каких планов будет использован этими злокозненными и таинственными женщинами его отпрыск. У них были многочисленные селекционные программы, и никто, кроме них самих, не разбирался в этих программах. Сможет ли он как-то использовать это в своих целях, или позже ведьмы используют его детей против него самого? Они никогда не поставляли бастардов, которые могли бы устроить династическую свару, впрочем, он никогда не вникал в эти вещи. Но что может извлечь из этого мероприятия лично он, барон Харконнен? Даже Питер де Фриз не мог предложить на этот раз вразумительного ответа.

— Ты так и не дал нам определенного ответа, барон, — произнесла стоявшая позади него Сестра Марго Рашино-Зеа. Казалось, ее совершенно не смущает его нагота.

В зеркале барон видел отражение золотоволосой красавицы Сестры. Они что, думают, что его можно искусить этими великолепными формами, этими замечательными точеными чертами лица? Может, он предпочтет спариться с ней, а не с кем-то другим? По правде сказать, его не привлекала ни та, ни другая перспектива.

Представляя интересы Общины Сестер, стараясь воплотить в жизнь ее схемы, Сестра Марго пыталась объяснить барону «нужду» снова совокупиться с той же самой ведьмой Мохиам. С тех пор, как это случилось в первый раз, не прошло и года. Эти наглые твари! По крайней мере Марго хотя бы употребляет вежливые слова и блистает красотой в отличие от старой карги Мохиам, которая просто шантажировала его. Во всяком случае, ведьмы на этот раз прислали свой вполне приятный образчик.

Перед лицом прекрасной женщины он решил не надевать одежду, особенно в свете ее требований. Он фланировал перед женщиной, стараясь показать себя во всей красе, но делал вид, что это его совершенно не интересует. Захочет ли эта гладкая красотка переспать с таким красавцем, как я?

— Мохиам была слишком проста на мой вкус, — сказал барон, повернувшись наконец лицом к эмиссару Общины Сестер. — Скажи-ка мне, ведьма, мой первый ребенок действительно девочка, как мне и обещали?

— Неужели вам в действительности не все равно, кто ваш ребенок? — Марго смотрела барону прямо в глаза, но он был готов поклясться, что она с удовольствием посмотрела бы на его тело, мышцы и золотистую кожу.

— Я не сказал, что мне не все равно, глупая женщина, но я — аристократ и задаю вам вопрос. Отвечай мне или умри.

— Сестры Бене Гессерит не боятся смерти, — спокойным голосом произнесла в ответ Марго. Ее безмятежность одновременно раздражала и интриговала барона Харконнена.

— Да, ваш первый ребенок — девочка, — продолжала Марго. — Мы, Сестры Бене Гессерит, умеем управлять такими вещами. Нам совершенно не нужен был сын.

— Понятно, в таком случае зачем ты приехала?

— Я не уполномочена излагать вам причины.

— Я нахожу повторное предложение вашей Общины Сестер оскорбительным для себя. Я же просил Бене Гессерит никогда больше не беспокоить меня приездами. Я мог бы убить тебя, чтобы защититься от ваших домогательств. Это моя планета и мое Убежище.

— Насилие было бы не мудрым шагом, — сказала женщина твердым тоном, в котором прозвучали едва заметные угрожающие нотки. Как может такое сильное чудовище уживаться в столь соблазнительном и нежном теле?

— В тот раз вы угрожали открыть императору мои незаконные запасы пряности. Теперь вы припасли что-то новое или опять приметесь за старый шантаж?

— Мы, Сестры Бене Гессерит, всегда найдем повод для угрозы, если вы хотите это знать, барон, хотя наших доказательств ваших махинаций с пряностью достаточно и на этот раз, чтобы возбудить гнев императора.

Барон вскинул брови и наконец соблаговолил подойти к шкафу и достал оттуда черный халат.

— Я достоверно знаю, что некоторые Великие Дома тоже имеют свои неучтенные запасы меланжи. Поговаривают даже, что и сам император Эльруд не без греха.

— Император находится сейчас не в лучшем расположении духа и не в лучшем состоянии. Его здоровье пошатнулось. К. тому же он слишком сильно занят Иксом.

Барон Харконнен замолчал и задумался. Его собственные шпионы при императорском дворе на Кайтэйне доносили, что старый Эльруд болен и в последнее время стал совершенно нетерпимым и вспыльчивым, у него появились признаки мании преследования. Разум его угасает, здоровье уходит, и от этого возрастает его природная жестокость. Об этом говорит та радостная готовность, с какой он позволил уничтожить Дом Верниусов.

— Что вы обо мне думаете? — спросил барон. — Вы полагаете, что я призовой салусанский жеребец для вашей конюшни?

Ему нечего бояться, потому что теперь у ведьм нет даже намека на физические доказательства его вины. Он переправил свои незаконные запасы пряности в самые надежные укрытия на Ланкевейле, а на Арракисе распорядился уничтожить малейшие следы подпольных разработок. Все было сделано опытными руками, консультировал его бывший аудитор ОСПЧТ, который состоит на содержании барона. Харконнен зловеще улыбнулся. Состоял. Питер де Фриз разобрался недавно с этим человеком. Произвел с ним, так сказать, окончательный расчет.

Эти Сестры Бене Гессерит могут угрожать ему, сколько их душе угодно, но им нечего реально ему предъявить. Это сознание придало ему новые силы, новую уверенность в себе. Он будет сопротивляться.

Ведьма продолжала смотреть на него своими наглыми глазами. Барону захотелось сжать горло Марго своими могучими руками и задушить на месте эту тварь, навсегда заткнуть ей рот. Но это не решит никаких проблем, даже если он переживет конфликт, который неизбежно последует за убийством. Бене Гессерит пришлет еще одну ведьму, потом, если потребуется, еще одну. Надо преподать этим тварям урок, который они будут долго помнить и не скоро забудут.

— Присылайте ко мне свою селекционную Мать, если вы уж так на этом настаиваете. Я приготовлю ей встречу.

Он точно знал, что хочет сделать. Его ментат Питер де Фриз и даже племянник Раббан скорее всего с удовольствием ему в этом помогут.

— Очень хорошо. Преподобная Мать Гайус Элен Мохиам отправится на Арракис в течение ближайших двух недель, барон.

Не говоря больше ни слова. Марго покинула апартаменты барона Харконнена. Ее блистающие золотистые волосы и чудная молочно-белая кожа представляли разительный контраст с тусклым одеянием Общины Сестер.

Барон вызвал де Фриза. Им предстояла большая работа.

***  

===

~ ~ ~
Бесцельная жизнь никчемна. Иногда цель заменяет собой саму жизнь, превращаясь во всепоглощающую страсть. Но вот цель достигнута, и что потом? О несчастный человек, что потом?

Леди Елена Атрейдес. Из личного дневника
После стольких лет угнетения на Гьеди Первой планета Каладан показалась юному Дункану Айдахо истинным раем. Корабль приземлился на противоположной по отношению к Замку Каладана стороне планеты. Друг Джейнис, второй помощник Ренно, выполнил свои обязательства, доставив мальчика на нужную планету, и вышвырнул безбилетника на улицу прямо в космопорте.

Не обращая больше на ребенка ни малейшего внимания, экипаж принялся выгружать с челнока промышленные отходы и тару, а вместо этого погрузил в трюмы рис-пунди, упакованный в мешки, тканные из растительных волокон. Не попрощавшись, не дав никаких советов и даже не пожелав всего хорошего, второй помощник вернулся на корабль и поднял его на лайнер, ожидавший на околопланетной орбите.

Дункану не на что было жаловаться. По крайней мере он был навсегда избавлен от Харконненов. Теперь оставалась сущая мелочь — отыскать герцога Атрейдеса.

Мальчик стоял на чужой земле среди чужестранцев и смотрел, как поднимается в затянутое облаками небо доставивший его сюда корабль. Каладан оказался планетой, полной самых разнообразных и ядреных запахов. Влажный воздух был напоен ароматами соленого моря, гниющей рыбы, пряными запахами полевых цветов. За всю жизнь на Гьеди Первой он не видел и не ощущал ничего подобного.

Холмы Южного континента были крутыми и отвесными, со склонами, покрытыми густой зеленой травой. Насаженные на террасах сады казались ступенями, вырубленными в холмах пьяным мастером. Группы фермеров, обливаясь потом под лучами спрятавшегося в тумане желтоватого солнца делали свое трудное дело. Они выглядели бедными, но, кажется, были счастливы. Сейчас крестьяне занимались погрузкой свежих фруктов и овощей на прикрепленные к висячим транспортерам лотки. Дальнейший путь этих плодов земли лежал на рынок.

Дункан такими голодными глазами смотрел на фрукты, что случившийся рядом старик предложил ему кусок перезрелой параданской дыни, который Дункан тут же с жадностью съел. Липкий сладкий сок тек между пальцами, но мальчик не обращал на это ни малейшего внимания. Ничего вкуснее он не пробовал за всю свою короткую жизнь.

Видя, с какой энергией мальчик поглощает дыню, и понимая, в каком отчаянном положении тот находится, добрый старик предложил Дункану поработать на рисовой плантации, он не обещал платы — только стол и кров. Дункан с готовностью согласился.

Путь до плантации был не близок, и Дункан успел рассказать старику свою историю: о том, как он сражался с Харконненами, о том, как были арестованы, а потом и убиты его родители, о том, как он стал предметом охоты Раббана, и о том, как ему удалось бежать.

— Теперь я должен представиться герцогу Атрейдесу, — сказал он, полностью доверившись старику. — Но я не знаю, где он и как его найти.

Старый крестьянин внимательно слушал рассказ и серьезно кивал головой. Каладанцы знали легендарную историю своего герцога, видели его самый знаменитый бой быков по случаю отбытия на Икс его сына Лето. Люди здесь почитали своего властителя, и для них не было ничего необычного в том, что простой гражданин может просить аудиенции у герцога.

— Я могу назвать тебе город, где живет герцог, — сказал старик. — У мужа моей сестры даже есть карта всей нашей планеты, и я покажу тебе, где именно находится этот город. Но я не знаю, как ты доберешься до него, он так далеко отсюда.

— Я молод и силен, я доберусь, — уверил старика Дункан.

Старик кивнул, и они пошли дальше.

В семье старика Дункан прожил целых четыре дня, работая по пояс в воде, залившей рисовое поле. Он ходил по полю, прочищал отводные канавы, зарывал в размокшую черную землю маленькие, необычайно твердые семена. Он выучил песни и поговорки работавших на плантациях людей.

В один из дней наблюдатели, сидевшие на верхушках деревьев, ударили в подвешенные на ветках сковороды, подняв тревогу. Через несколько мгновений работавшие на плантации люди увидели приближающуюся волну. Это была стая рыб-пантер, обитателей лагун. Эти рыбы шныряли по водам в поисках добычи. Эти твари были способны в считанные секунды содрать мясо с костей любого человека.

Дункан стремительно взобрался на одно из деревьев, росших посреди поля, присоединившись к другим, охваченным паникой фермерам. Он повис на низких ветвях, опушенных испанским мхом, посмотрел вниз и увидел под ногами волну. Под водой можно было различить чешуйчатых хищников, чьи пасти были усажены многочисленными острыми зубами. Несколько рыб-пантер отделились от стаи и принялись описывать круги вокруг дерева, на котором нашел убежище Дункан.

Несколько тварей высунулись из воды, опираясь на свои рудиментарные передние конечности, плавники, превратившиеся в какое-то подобие неуклюжих лап. Вытянувшись из воды почти на всю длину корпуса, эти хищные, смертоносные рыбы жадно смотрели на Дункана. Влажные, мигающие глаза в упор рассматривали мальчика, висевшего в опасной близости от поверхности воды. В мгновение ока Дункан взобрался повыше. Рыба-пантера нырнула и поплыла дальше и постепенно исчезла из вида, присоединившись к остальной стае, которая прочесывала рисовое поле.

На следующий день, разделив с семьей фермера ее скудный завтрак, мальчик отправился на побережье, где смог устроится рабочим по сетям на рыбацкой лодке, которая бороздила воды теплого южного моря. В конце концов эта лодка могла доставить его к тому континенту, на котором находился Замок Каладана.

Все следующие недели он вытягивал сети, чистил рыбу и ел свою честно заработанную на этой галере пайку. Кок использовал при приготовлении пищи массу незнакомых Дункану пряностей. От каладанского перца и горчицы у не привыкшего к острым приправам мальчика поначалу текло из глаз и из носа. Экипаж смеялся над ним, приговаривая, что он не станет мужчиной до тех пор, пока не научится есть пряности. К удивлению рыбаков, Дункан вскоре приучил себя к такой пище и даже стал требовать добавки. Дошло до того, что он стал есть острого больше, чем все остальные члены экипажа. Рыбаки перестали смеяться над ним и принялись хвалить.

В конце путешествия один из матросов, спавший в кубрике на соседней койке, посчитал, что Дункану девять лет и шесть недель.

— Я чувствую, что я гораздо старше, — признался в ответ Дункан.

Он не ожидал, что потребуется так много времени, чтобы добраться до пункта назначения, но нынешняя его жизнь была невообразимо лучше прежней, несмотря на тяжелый труд. Он чувствовал свободу, которой попросту не знал раньше. Экипаж корабля стал его новой семьей.

Однажды пасмурным днем корабль вошел в порт. Дункан сошел на берег, навсегда покинув море. Он не стал просить плату, не предупредил ни о чем капитана — он просто сошел на берег и не вернулся. Морское путешествие было всего лишь этапом более важного пути.

Однажды в одной из темных аллей порта какой-то матрос с другого судна попытался изнасиловать Дункана, но ретировался, столкнувшись с железными мышцами и безошибочными рефлексами мальчика. Дункан оказался не по зубам взрослому мужчине. Покрытый синяками и кровоподтеками, негодяй позорно бежал.

Дункан начал свой нелегкий путь на север континента. Мальчик ловил на дорогах попутные грузовики, прятался в туннельных поездах и грузовых отсеках попутных орнитоптеров. Месяц шел за месяцем, но Айдахо неуклонно приближался к цели своего путешествия — Замку Каладан.

Часто шли дожди, и ему приходилось прятаться от них, свернувшись калачиком под деревьями. Но даже вымокнув до нитки и проголодавшись, Дункан не мог сравнить эти мелкие неудобства с теми несчастьями, которые пришлось ему пережить в Охраняемом Лесу, когда за ним охотились люди Харконненов, когда ему пришлось ножом резать себе плечо, когда он мерз и голодал. По сравнению с такими ужасами нынешние неприятности можно было просто не замечать.

Иногда он вступал в разговоры со случайными попутчиками слушал их рассказы о популярном герцоге, узнавал фрагменты истории Атрейдесов. На Гьеди Первой никто и никогда не обсуждал таких вещей. Люди держали при себе свое мнение и рассказывали о себе только под страхом тюремного заключения. Жители Каладана, напротив, охотно рассказывали о себе. Дункана потрясло открытие, сделанное во время этого путешествия: народ действительно любил своего вождя.

Каким контрастом было положение на Гьеди, где из уст в уста, шепотом передавались рассказы об ужасах, творимых Харконненами. Народ там был охвачен страхом от действительных и мнимых наказаний, которые ждали любого ослушника, которыми каралось малейшее неповиновение или намек на сопротивление. На этой планете народ же скорее уважал, чем боялся правителя. Дункану говорили, что старый герцог ходил по деревням и рынкам в сопровождении лишь почетного эскорта, навещал людей в их домах и никогда не носил защитного поля или оружия, он не боялся неожиданного нападения.

Барон Харконнен на Гьеди Первой никогда не осмелился бы так себя вести.

Мне должен понравиться этот герцог, подумал однажды ночью Дункан, свернувшись под одеялом, которое одолжил ему один из добросердечных попутчиков…

Через несколько месяцев путешествия Дункан наконец остановился в деревне, расположенной у подножия скалы, на которой высился Замок Каладана. Величественное сооружение напоминало стража, который озирает с высоты просторы морей. Где-то там, внутри этого замка, жил герцог Пауль Атрейдес, фигура, ставшая для мальчика почти легендарной.

Дрожа от утреннего холода, мальчик глубоко вздохнул. От моря поднимался туман, за пеленой которого встающее солнце казалось огромным оранжевым шаром. Дункан вышел из деревни и начал подниматься на утес по крутой лестнице, вырубленной в камне. Теперь Айдахо точно знал, куда надо идти.

По дороге он постарался, как мог, привести себя в порядок. Почистился, стряхнул с одежды пыль дальних странствий и даже заправил в брюки видавший виды поношенный свитер. Однако, невзирая на свой вид, Айдахо чувствовал себя уверенно. Примет ли его старый герцог или вышвырнет вон, не имеет никакого значения. Дункан сумеет выжить и в том и в другом случае.

Когда мальчик подошел к воротам, ведущим во внутренний двор, стража попыталась преградить ему путь, думая что он очередной попрошайка.

— Я не нищий, — поведал им Дункан, гордо вскинув голову. — Я пересек галактику, чтобы увидеть герцога, я должен рассказать ему свою историю.

Стражники расхохотались.

— Мы можем принести тебе что-нибудь с кухни, — сказал один из них.

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, господа, — ответил Дункан, в животе у которого урчало от голода, — но я действительно пришел сюда не за этим. Пожалуйста, сообщите герцогу, что, — Дункан постарался точно вспомнить фразу, которой научил его один из бродячих певцов, — что мастер Дункан Айдахо просит аудиенции у герцога Пауля Атрейдеса.

Охранники снова рассмеялись, но на этот раз Дункан заметил, что сквозь смех проступило некое подобие уважения. Один из гвардейцев сходил на кухню и принес мальчику несколько меленьких печеных яиц, которые Дункан тотчас же с жадностью съел. Поблагодарив гвардейца, он облизал пальцы, уселся на землю и принялся ждать. Час проходил за часом.

Гвардейцы смотрели на мальчика и только качали головами. Один из них спросил, нет ли у мальчика оружия или денег, на что Дункан ответил отрицательно. Днем поток просителей и посетителей усилился; гвардейцы тихо переговаривались между собой. Из их разговоров Дункан узнал о мятеже на Иксе и о том, что герцог очень встревожен развитием событий и судьбой Дома Верниусов, особенно в свете того, что император раньше проявлял небывалую щедрость по отношению к Доминику и Шандо Верниус. Оказалось, что сын герцога, Лето, только что вернулся с истерзанного войной Икса вместе с двумя царственными беженцами. В замке сейчас творилась суматоха. Тем не менее Дункан упрямо продолжал ждать.

Солнце проделало свой путь над головой и спряталось за горизонтом, погрузившись в море. Мальчик провел ночь, свернувшись калачиком на земле в углу двора. Утром, когда сменилась стража, он повторил свой рассказ и просьбу об аудиенции. На этот раз он, правда, сказал, что бежал от преследований Дома Харконненов и хочет предложить свою службу Дому Атрейдесов. Упоминание имени Харконненов, кажется, произвело впечатление. Стражники снова проверили нет ли у мальчика оружия, но на этот раз более тщательно.

В полдень, после того как его снова тщательно дважды проверили: один раз с помощью металлоискателя, а потом с помощью индикатора яда, стражники препроводили мальчика в здание замка. Древнее каменное здание, коридоры и помещения которого были задрапированы богатыми коврами, носило налет славной истории и несколько потускневшей элегантности. Под ногами поскрипывали старые деревянные полы.

У широкой каменной арки два гвардейца пропустили мальчика через более изощренные контрольные механизмы и снова не обнаружили ничего подозрительного. Он был просто ребенок, которому нечего прятать, но стражники вели себя так, словно он был наряжен в странный и тяжеловесный наряд. Может быть, они хотели испытать новые контрольные приборы? Как бы то ни было, гвардейцы остались довольны результатом и ввели Дункана в большое помещение с высокими сводчатыми потолками, поддерживаемыми тяжелыми темными балками.

В середине зала сидел старый герцог, с любопытством глядя на непрошеного гостя. Сильный, похожий на медведя человек, до самых глаз заросший бородой, Пауль, вольно откинувшись на спинку, сидел в деревянном кресле, а не на неудобном и роскошном троне. Это было место, в котором Пауль проводил многие часы, отправляя свои обязанности, и оно должно было быть удобным. В верхней части спинки из темного элаккского дерева был вырезан герб Атрейдесов — ястребиный гребень, который как бы венчал голову патриарха.

  Читать   дальше ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 197 | Добавил: iwanserencky | Теги: Будущее Человечества, Дом Атрейдесов, миры иные, проза, Хроники, будущее, Кевин Андерсон, писатели, ГЛОССАРИЙ, люди, из интернета, текст, книга, слово, Хроники Дюны, чужая планета, литература, Вселенная, книги, фантастика, Брайан Герберт | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: