Главная » 2023 » Май » 4 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 202
11:54
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 202

***

***

***

===

Добрые намерения могут причинить не меньше разрушений, чем жестокий завоеватель. Результат один и тот же.

Плач дзенсуннита.

Алиид считал своего друга Исмаила глупцом. Неистовый дзеншиит не мог сдержать презрения и недоверия, когда с насмешкой говорил:

– Ты что, всерьез рассчитывал на благодарность? От кого? От них? Не могу сказать, что я восхищаюсь твоей слепой верой, но она меня забавляет.

В его улыбке не было ничего веселого, только острые углы.

За те месяцы, что прошли с окончания строительства ложного флота, отразившего нападение разбойничавших машин, рабов вывезли с верфи и разбили на более мелкие группы. Многие вернулись к хозяевам на тростниковые поля и в шахты. Алиид остался на фабрике Старды, так как никто из его прежних хозяев не изъявил желания снова забрать его к себе. Сначала Исмаил был рад, что будет общаться с другом своего детства, но позже уже не был так уверен, что это радость.

– Именно мы построили ложный флот, Алиид. Это мы спасли Поритрин. – В словах Исмаила почти физически чувствовались боль и разочарование. – Даже такой избалованный и забывчивый тип, как лорд Бладд, не сможет этого не признать.

– Ты – раб, а он – аристократ, – парировал Алиид. – Он сможет все, что захочет, а мы – только то, что он захочет.

Но Исмаил не желал ничего слушать. Рабы не получили ни отдыха, ни дополнительного пайка, ни лучших условий содержания, ни признания их буддисламской веры… ни малейшей награды. Это было очень нечестно, но, очевидно, один только Исмаил ожидал чего-то другого.

Когда Исмаил был мальчиком, дед учил его с нежной строгостью:

– Раз ты не хочешь говорить о своих заботах с человеком, который поступил с тобой неправильно, то не ропщи, если он не догадается сам улучшить твое положение.

Исмаил сердцем запомнил эти слова. Сутры Корана утверждали, что сердце и душа человека – даже неверующего – суть вместилище основ добра и милосердия. Будучи рабом, он слишком долго оставался пассивным, принимая свой унизительный жребий. Он провел слишком много ночей, раздавая пустые обещания и все больше привязываясь к пустым мечтаниям, пустым, как корпуса ложных кораблей, которые вспугнули флот роботов. Теперь он в долгу перед теми, кто столь долго слушал его слова.

Теперь, когда он и его товарищи сослужили Поритрину неоспоримую службу, Исмаил понял, что настало время представить свои заботы самому лорду Бладду. Бог направит его и научит верным словам. Исмаил докажет Алииду и всем дзенсуннитам, которые слушали у огня его притчи и истории, что вера его не напрасна.

Отчаявшись, Алиид попытался остановить и образумить Исмаила до того, как тот, ничего не подозревая, вляпается в страшную беду.

– Составь хотя бы план, друг мой! Как ты собираешься встретиться с лордом Бладдом? Ты же не можешь просто постучать к нему в дверь и выложить все, что на душе накипело.

– Если он действительно правитель своего народа, то должен выслушивать правдивые жалобы.

У пораженного собеседника округлились глаза.

– Ты раб, а не гражданин. У него нет никаких оснований тебя слушать. – Он придвинулся ближе к другу. – Включи свое воображение, Исмаил. Ты работал на саванта Хольцмана. Тебе известны его привычки, ты знаешь, как он общается с лордом Бладдом. Воспользуйся этим, чтобы найти повод, иначе ты к лорду и на сто метров не подойдешь.

Исмаил обдумал возможности. Он не любил лжи и уверток, но Алиид был абсолютно прав. В этом случае это было единственным средством.

Дождавшись конца следующей смены, Исмаил с другими рабами вернулся в барак. Он вымылся, переоделся в самую лучшую свою одежду, поцеловал жену и приготовился к выходу. С собой он взял стопку рабочих журналов, которые ему удалось захватить с работы, когда расформировали их бригаду, и отправился к известной всем конической башне – городской резиденции лорда Поритрина. На лице раба-ветерана отражалось уважение, но не угодливость. И вел его Буддаллах, придавая силы.

Два гвардейца-драгуна в золоченой броне скептически покосились на Исмаила, когда он остановился перед уличными воротами башни. Тщательно следя, чтобы поведение его не было вызывающим, он стал аккуратно выбирать слова, стараясь не лгать, но лишь слегка смещать акценты.

– Мое имя Исмаил; я должен видеть лорда Бладда.

Драгуны в изумлении принялись внимательно рассматривать стоявшего перед ними человека.

– Раб хочет видеть лорда Бладда? Тебе назначена встреча?

Напарник первого гвардейца добавил:

– Лорд Бладд не снисходит до аудиенций рабам.

Исмаил подумал, не захочет ли Буддаллах заставить этих людей отступить в сторону, освободив ему путь, но вряд ли стоило ожидать столь очевидного божественного вмешательства.

Чувствуя прилив необыкновенной отваги, Исмаил достал похищенные журналы и показал их гвардейцам:

– Я из рабов саванта Хольцмана. Он регулярно посылает подобных мне людей доставить лорду письменные документы. – Он помедлил, прежде чем произнести откровенную ложь. – Савант послал меня с этими бумагами. Он твердо сказал, что дело срочное, и чтобы я не возвращался, пока не передам эти документы лорду Бладду в собственные руки.

– У этого Хольцмана всегда все срочно. – Гвардеец, нахмурившись, посмотрел на Исмаила. – Сегодня у лорда Бладда нет на это времени.

Исмаил не отступил:

– Наверное, вам тогда самому придется объяснить это саванту Хольцману. Он не поверит, что лорд Бладд отказался принять эти журналы.

Затаив дыхание, он ждал. Вера делала его безмятежно-спокойным.

Наступило молчание, и второй драгун неуверенно сказал:

– Раньше мы всегда разрешали им доставлять журналы. Что, если у саванта наступило новое прозрение, как тогда с защитными полями?

Первый драгун согласился с товарищем:

– Пусть Бладд сам вышвырнет его из своего кабинета. Воспользовавшись этим колебанием, Исмаил низко поклонился драгунам и быстро прошел в ворота. Его уверенность обезоружила охрану, и драгуны пропустили раба. С широко раскрытыми глазами Исмаил вступил в дворцовую резиденцию наследственного владетеля, чьи предки в течение многих поколений порабощали последователей буддислама.

Уже внутри здания подозрительный управляющий нахмурился при виде темной кожи Исмаила и его дзенсуннитского наряда. Но имя Тио Хольцмана и внушительные рабочие журналы помогли преодолеть сомнения и снять вопросы. Один из гвардейцев, спохватившись, вошел в здание и приблизился к мажордому.

– Простите, сэр. Если вы хотите, чтобы я его выставил…

Придворный отрицательно покачал головой, потом взглянул на Исмаила, встретил его твердый взгляд.

– Ты уверен, что действительно хочешь передать эти журналы лорду Бладду именно сейчас? У него все равно не будет на них времени. Уже через час он дает банкет для инопланетных художников, которые хотят запечатлеть Старду при разном освещении. – Управляющий выразительно посмотрел на стенные часы. – Если это так важно, то савант Хольцман мог бы заранее оговорить твой приход. Ты уверен…

– Прошу прощения, господин, – перебил придворного Исмаил. Он не стал больше ничего объяснять, но и не изъявлял никакого желания уходить.

– У лорда Бладда будет очень мало времени на тебя.

– Даже одного мига его щедрого внимания будет для меня достаточно. Благодарю вас.

– Проверить, нет ли у него оружия? – предложил драгун.

– Конечно.

Когда обыск был закончен, Исмаила оставили ждать в гулкой пустой галерее. В центре стояла скамья, сделанная из полированного камня. Она выглядела прекрасно, но оказалась очень неудобной. Исмаил сидел неподвижно, терпеливо ожидая.

Мысленно храбрый раб повторял свои излюбленные сутры, стихи которых он заучил еще в детстве, сидя на коленях у деда. Он давно уже перестал желать перемен в жизни, перестал жалеть, что не сумел сбежать от работорговцев, напавших на жителей хармонтепских болот. Хорошо ли, плохо ли, но теперь Поритрин стал его домом, здесь была у него любящая жена и две красивые дочки, сами уже почти взрослые…

Прошел почти час, и вот наконец его повели по широкому лестничному пролету в личные покои лорда Бладда. Исмаила охватил жар, мысли его воспламенились в предвкушении открывающихся возможностей. Если позволит судьба, то его мольба тронет сердце аристократа, правящего Поритрином. Раб надеялся, что слова его будут убедительными.

Комната, в которую его ввели, пропахла ароматическими свечами и дорогими духами. Портные и лакеи наряжали лорда в подбитую мехами куртку, надевали на него золотые цепи и объемные белоснежные манжеты. Его рыжевато-золотистые волосы были уже основательно тронуты старческой сединой. В углах глаз были заметны небольшие плотные вздутия. Лакеи суетились вокруг хозяина, опрыскивая его волосы и щеки ароматической водой. Один из них, высокий и худой, вычищал пылинки из одежды лорда с видом философа, который вот-вот найдет ключ к всеобщему знанию.

Лорд взглянул на Исмаила и страдальчески вздохнул.

– Да, не слишком часто Тио посылает своих рабов лично ко мне, и обычно он не бывает столь настойчив – или тороплив – со своими докладами. Что хочет от меня савант в этот чудесный вечер? Время он выбрал очень неподходящее.

С этими словами лорд протянул руку, чтобы взять принесенные Исмаилом журналы.

Исмаил заговорил тихим и спокойным голосом, как можно вежливее, уважительно, но с оттенком уверенности, будто воображал себя равным собеседнику. Понимая важность каждого своего слова, он черпал безмолвную силу в глубинах своей души.

– Вероятно, произошло недоразумение, лорд Бладд. Савант Хольцман не посылал меня к вам. Меня зовут Исмаил, и я пришел сюда по собственной воле, чтобы говорить с вами.

Потрясенные слуги замерли. Бладд уставился на Исмаила, и во взгляде его читались крайнее недовольство и отвращение. Он метнул гневный уничтожающий взгляд на мажордома, который, в свою очередь, испепелил взглядом гвардейского драгуна.

Боковым зрением Исмаил увидел, как придворный рванулся вперед, чтобы схватить его, но Бладд взглядом приказал управляющему оставаться на месте. Когда он потребовал объяснений, в голосе его звучало раздражение:

– Зачем ты пришел ко мне, если савант Хольцман не посылал тебя? – Он посмотрел на журналы. – Что это?

Исмаил улыбнулся и позволил словам идти свободно в надежде, что смягчит сердце аристократа разумными доводами и взаимопониманием.

– Лорд, поколения моего народа служили Поритрину и защищали его. Мои собратья-рабы и я участвовали в работе над многими проектами саванта Хольцмана, и это спасло многих и многих граждан Лиги от мыслящих машин. В последний год мы без устали работали на изготовлении вашего победоносного флота.

Лорд скривился, словно проглотил гнилую конфету. Потом он оскалил зубы в жестокой ухмылке:

– Это вытекает из определения слова «раб».

Было слышно, как усмехнулся мажордом.

Но Исмаил не находил в этом ничего смешного.

– Мы люди, лорд Бладд. – Он мысленно успокаивал себя, не давая своей решимости ускользнуть. – Мы проливали пот и кровь, чтобы сохранить ваш образ жизни. Мы видели ваши праздники. Благодаря нашим усилиям Поритрин сохранил свою независимость от мыслящих машин.

– Благодаря вашим усилиям? – Лицо Бладда побагровело от неслыханной дерзости этого дзенсуннита. – Вы делали только то, что вам приказывали ваши хозяева, и ничего больше. Это мы видели приближение опасности. Это мы разработали и создали средства защиты. Это мы составили планы, и это мы обеспечили ресурсы для их выполнения. Вы всего лишь собирали детали так, как вам велели это делать.

– Мой господин, вы недооцениваете и преуменьшаете то, что ваши пленники сделали для…

– Чего же хочет твой народ – моей вечной благодарности? Вздор! Вы спасали свою жизнь, а не только нашу. С вас довольно и этого. Или вы предпочли бы сгнить сейчас в тюрьме машин, рассекаемые на части любознательными роботами? Считайте своим благословением, что я не архидемон Эразм.

Он поддернул рукава и отогнал от себя слуг.

– Теперь уходи, раб. Я не хочу больше об этом слышать, и никогда не пытайся снова со мной заговорить. Твой обман – достаточная причина тебя казнить. Я – лорд Поритрина, глава семейства, которое правит этой планетой в течение многих поколений, в то время как ты – ничтожество, пересаженный на нашу землю трус, получающий от моих щедрот свой стол и кров.

Исмаил был глубоко оскорблен, но такие оскорбления ему уже приходилось слышать. Он хотел спорить, высказать свою правду откровеннее, но мерцание мрачного гнева в глазах лорда сказало ему, что никакие его слова не возымеют действия. Он потерпел неудачу. Вероятно, Алиид был прав, насмехаясь над его наивной верой.

Я недооценил, насколько отличными, насколько чуждыми могут быть мысли этого человека. Я совершенно не понимаю лорда Бладда. Человек ли он?

Недавно, когда они вечером сидели вокруг костра рассказов в поселке рабов, Алиид был особенно резок и стал побуждать людей пойти по стопам Бела Моулая. Алиид хотел устроить еще одну революцию, сколько бы крови ни пришлось пролить. Каждый раз, когда Исмаил пытался противопоставить мстительным речам Алиида голос разума, тот всегда умел его перекричать.

После этого разговора с лордом Исмаил уже не был уверен, что сможет отныне спорить с Алиидом. Он сделал все, что было в его силах, и что же? Лорд Бладд даже не стал его слушать. Исмаил поклонился и вышел, пятясь, из покоев лорда. Драгуны грубо схватили его за руки и вывели наружу, ругаясь сквозь зубы. Исмаил не сопротивлялся и не отвечал на их грубость: немного надо было, чтобы они рассвирепели и забили его до смерти.

Но несмотря на то что его вера была поколеблена до самого основания, а его невинные убеждения не выдержали испытания, он не жалел о своей попытке. Пока не жалел.

Через несколько дней пришел новый приказ. Исмаил и многие другие получили назначение на новые работы. Он, Алиид и сотня таких, как они, были направлены в какое-то место, расположенное вверх по течению реки, для работы в независимой лаборатории Нормы Ценвы, женщины-гения, приехавшей с Россака. Когда-то она была помощницей у саванта Хольцмана.

Драгуны также объявили, что раб Исмаил разлучается со своей семьей. Сержант грубым голосом прокричал:

– Твоя жена и дочери останутся здесь ждать нового назначения. – Он осклабился из-под золотого шлема. – Наверняка всех в разные места.

У Исмаила подогнулись колени, он не мог поверить своим ушам.

– Нет, это невозможно! – Он прожил с Оззой пятнадцать лет. – Я не сделал ничего…

Гвардейцы схватили его за руки, но он вырвался и подбежал к пораженной жене, стоявшей рядом с Хамаль и Фалиной.

Лорд Бладд явно выразил свое недовольство, а солдаты только искали случая наказать Исмаила. Взяв парализующие дубинки, они принялись бить Исмаила по коленям, по пояснице, по плечам и по голове.

Исмаил, человек отнюдь не драчливый, свалился с плачем. Озза, вся в слезах, ругала драгунов последними словами и рвалась к мужу, но ее держали крепко. Дочери попытались проскользнуть мимо солдат в золоченой броне, и Исмаил больше испугался за них, чем за себя. Если они привлекут к себе слишком много внимания, их могут просто взять для нечестивого развлечения. Его красавиц дочерей…

– Нет, стойте на месте! Я пойду с ними. Когда-нибудь найдем способ быть вместе.

Озза прижала дочерей к себе, глядя на драгун так, будто готова была им глаза выцарапать. Но она знала своего мужа и не стала делать ничего, что могло бы навлечь на него новую беду.

– Мы обязательно будем вместе, мой дорогой Исмаил.

Откуда-то появился Алиид и встал рядом с Исмаилом, пылая гневными глазами. Даже драгунам понравилась смелая дерзость этого человека. Исмаил стонал, пытаясь встать на ноги вопреки невыносимой боли.

Пока надсмотрщики гнали новую партию рабов вдоль реки, Исмаил все время оглядывался, стараясь увидеть Оззу и девочек – увидеть, быть может, в последний раз. Алиида тоже разлучили с семьей, и с тех пор он так и не видел свою жену и сына.

Теперь Алиид шептал Исмаилу на ухо, пользуясь древним языком чакобса, которого никто здесь не понимал, кроме них:

– Я же говорил тебе, что эти люди чудовища. А лорд Бладд – худшее из них. Теперь ты видишь, что твоей примитивной веры мало?

Исмаил упрямо покачал головой.

Несмотря на все, он не был готов отказаться от дзенсуннитского учения, которое составляло основу его жизни. Увидев его неудачу, не откажутся ли другие, те, кто так внимательно слушал его притчи и сутры, следовать за ним в его вере? Это было мучительное испытание – и он еще не знал, каким будет окончательный ответ.

 Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

===

Книги «Дюны». 

... вселенная, где есть песчаные черви, клонирование, Пряность, могущественный женский орден, но нет искусственного интеллекта.

---

Кадр из фильма «Дюна» Дени ВильневаКадр из фильма «Дюна» Дени Вильнева   

«Дюна»: как все начиналось

Иллюстрация к «Дюне». Художник Marc Simonetti

Иллюстрация к «Дюне». Художник Marc Simonetti

 

Многие произведения, в том числе и великие, начинаются с малого – с некоей идеи, из которой может не вырасти ничего, а может появиться своего рода дерево, растущее не только ввысь, но иногда и «вбок». Для Фрэнка Герберта такой идеей стала статья о попытках остановить распространение песчаных дюн возле городка в штате Орегон. Собирая материал для статьи, писатель неожиданно увлекся изучением мира пустынь и историей народов, вынужденных существовать там, где вода в прямом смысле слова становится драгоценностью.

Стивен Кинг некогда говорил, что самые интересные ситуации обычно формулируются в виде вопроса «что, если». Что, если существование человечества будет всецело зависеть от пустыни размером с целую планету, которая содержит в себе нечто настолько ценное, что ради контроля над этой ценностью в далеком будущем станут интриговать и убивать? Аналогии с нефтью, найденной в пустыне, напрашиваются сами собой, однако в мире, придуманном Фрэнком Гербертом, на эту идею накладывается сюжет о давней вражде, предательстве, убийстве и спасении. Все это стало основой для двух повестей «Мир Дюны» (1963) и «Пророк Дюны» (1964), впоследствии объединенных в 700-страничный роман «Дюна» (1965).  

***

***

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 001

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 011

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ВТОРАЯ. МУАДДИБ. 012

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ВТОРАЯ. МУАДДИБ. 021

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 022 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 030 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. ПРИЛОЖЕНИЯ. 031

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. ПРИЛОЖЕНИЯ. 032 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. ГЛОССАРИЙ. 033 

Аудиокниги. Дюна 

***

История восхождения Пола Атрейдеса, правителя планеты Арракис (она же Дюна), где добывается таинственная Пряность, позволяющая человечеству путешествовать между планетами – это остросюжетный боевик с философским оттенком, подковерными интригами и явным влиянием восточной культуры, от арабизмов и арабоподобных имен в тексте до концепций фатализма и свободного народа пустыни, основавшего новую религию. Результат пришелся читателям по душе: роман стал культовым и заслужил престижные премии «Хьюго» и «Небьюла».

Кадр из фильма «Дюна» (1984) Дэвида Линча

Останься «Дюна» единственной книгой, она стала бы «всего лишь» еще одним ярким представителем популярного тогда жанра космооперы. Но придуманный мир явно не отпускал писателя, и дело было вовсе не в том, что роман, который отвергли несколько десятков издательств, оказался шедевром, и издатели захотели продолжения. Развития требовала прежде всего политически-философская линия первого романа, в конце которого Пол Атрейдес диктует правящему Императору собственные условия, но вынужден жениться по расчету, а не по любви, оставив любимую женщину наложницей.

В следующем романе «Мессия Дюны» (1969) Герберт развивает идею оборотной стороны могущества. Пряность дает принимающим ее возможность предвидения – но иногда знание будущего становится тяжким бременем, а всемогущему правителю Дюны приходится жить в атмосфере заговора и попыток манипуляции. И даже культ Пола Муад’Диба, как называет себя бывший Атрейдес, не спасает его ни от покушения, ни от судьбы, избегнуть которой, как выясняется, невозможно. Схожие мысли о том, что удача способна отвернуться от героя когда угодно, разовьет в «Песни Льда и Пламени» Джордж Мартин – однако Фрэнк Герберт укажет этот путь лет на 20 раньше, создав своего рода аналог «серьезного комикса» в космоопере. 

***

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 034

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 045

***

Третий и поначалу последний роман в серии – «Дети Дюны» (1976) – также далек от победоносных историй с хэппи-эндом. На его страницы врывается тема прошлого, от которого невозможно скрыться. Главный антагонист первой книги барон Харконнен оказывается частью генетической памяти Атрейдесов – чем-то вроде голоса в голове, избавиться от которого не так просто. Столь же непросто победить и культ Муад’Диба, ставший на Арракисе новой религией – сам Муад’ Диб, обличающий собственных адептов, гибнет, окончательно становясь частью легенды. Сын же Пола Лето Второй, унаследовавший дар «воспоминания о будущем», вынужден принять собственную судьбу и действовать так, как предсказано, невзирая на собственные и чужие желания. «Один из нас должен был принять страдания. А из нас двоих он всегда был сильнее», – говорит в конце «Детей Дюны» сестра Лето Второго по имени Ганима. На фоне подобных философских мыслей первый роман серии «Дюна» оказывается то ли разминкой, то ли введением в мир идей, высказать которые для писателя оказалось важнее, чем развивать продолжение в русле боевика. 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дети Дюны. 046 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дети Дюны. 071

***

«Дюна»: «Бог-император» и двое других

Кадр из сериала «Дети Дюны» (2003)

Итак, закончилась история Пола Атрейдеса, но не история его рода, ставшая поводом для новых размышлений в четвертом по счету романе «Бог-император Дюны» (1981). За три тысячи лет, прошедшие со времен первой трилогии, Дюна стала зеленой планетой, но одновременно с нее исчезли песчаные черви – источник Пряности и центр ее экосистемы. Тему переделывания иного мира под нужды человечества предлагали и развивали многие фантасты – но, кажется, мало кто из них задумывался о том, какую цену придется за это заплатить.

Сам Лето Второй, он же Бог-Император, намеревающийся уберечь человечество от бедствий, тоже платит свою цену за следование так называемому Золотому Пути. Он становится гибридом человека и песчаного червя, теряя человеческий облик в прямом смысле слова, но продолжает идти по предначертанному пути, частью которого оказывается его собственная гибель и возвращение мира к прежнему состоянию. После смерти Бога-Императора на Дюне вновь появляются песчаные черви, но человечество продолжает идти по Золотому Пути, вновь подтверждая, что идеи куда долговечнее своих носителей. «Бог-император Дюны» редко называют в числе влиятельных антиутопий, но именно в нем видно, как разрослось «идейное древо» саги, уйдя от собственных остросюжетных корней. 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Бог - император Дюны. 072 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Бог - император Дюны. 097 

***

Иллюстрация к «Дюне». Художник Finnian MacManus

Иллюстрация к «Дюне». Художник Finnian MacManus

 

Следующие два романа «Еретики Дюны» (1984) и «Капитул Дюны» (1985) должны были стать частями трилогии, написанной в ином стиле, где экшн окончательно уступает место философским построениям. Вместо рода Атрейдесов в центре повествования оказывается женский орден Бене Гессерит, ведший собственную игру еще в первой книге и занимавшийся чем-то вроде выведения собственного Мессии – мужчины-пророка – с помощью специальной селекционной программы. Здесь же сестры Бене Гессерит выполняют роль тайного правительства, контролирующего человечество на Золотом пути. Однако внутри ордена нет единого мнения о том, что делать дальше: принять Золотой путь или же руководить прогрессом, по-прежнему направляя человечество в нужную ордену сторону?

Таким образом члены Бене Гессерит берут на себя роль одновременно «прогрессоров» и коллективного божества – и нет ли в их метаниях отзвука споров о свободе воли, над загадкой которой христианство бьется как минимум несколько сотен лет? Решив свернуть с пути, заданного Богом-Императором, орден уничтожает всех червей, обладающих разумом покойного Лето Второго, но один из них остается жить, чтобы дать жизнь новому миру Дюны на планете Капитул. Это ставит перед нами еще один философский вопрос – возможно ли избавиться от прошлого и, если на то пошло, от старых верований? Судя по всему, едва ли. И эта мысль лишь подчеркивается в последнем романе «Капитул Дюны», один из участников которого уносит с собой генетический материал всех предыдущих героев, начиная с Пола Муад’ Диба. Не исключено, что стоит героям прибыть на новую планету – и история пойдет по новому кругу.   

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 098 

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 126 

***

Хроники Дюны. Ф. Херберт. Капитул Дюны. 127

 Хроники Дюны. Ф. Херберт. Капитул Дюны. 152

***

***

После Герберта: приквелы и продолжения

Кадр из фильма «Дюна» Дени Вильнева

Вслед за Фрэнком Гербертом мир «Дюны» захватил и его сына Брайана, который после смерти писателя в феврале 1986 года продолжил растить «дерево» вместе с фантастом Кевином Андерсоном. Мир, в котором нет места искусственному интеллекту, но есть клонирование и оригинальная технология межзвездных перелетов, оставался отличным поводом для новых идей.

«Да не построишь машины, наделенной подобием разума людского», – гласит одна из заповедей человечества, цитируемая на первых страницах первого романа «Дюны». Там же объясняется, почему она звучит именно так: «Когда-то человечество изобретало машины – в надежде, что они сделают людей свободными. Но это лишь позволило одним людям закабалить других с помощью этих самых машин». Из этой цитаты выросла целая трилогия Герберта-Андерсона «Легенды Дюны» (2002-2004), повествующая о битве между людьми и мыслящими машинами, проходившей задолго до событий самой первой книги. Изгнав или уничтожив искусственный разум, люди решили вовсе отказаться от его использования. Именно тогда они открыли источник Пряности и выяснили, что ее употребление позволяет в том числе и проводить космические перелеты без помощи компьютеров.

Иллюстрация к «Дюне». Художник Angel Alonso

Иллюстрация к «Дюне». Художник Angel Alonso

 

Однако, избавившись от зависимости от компьютеров и искусственного интеллекта, они оказались рабами другой необходимости – употребления Пряности, к тому же вызывавшей мутации. Что лучше – использовать потенциально опасные искусственные интеллекты, или отказаться от них ценой неведомых потерь? Сама постановка вопроса звучит необычно и пугающе современно, по-новому раскрывая тему противостояния машин и людей, столь любимую научной фантастикой. А в романах «Охотники Дюны» (2006) и «Песчаные черви Дюны» (2007), продолжающих историю Герберта на основе его рабочих записей и черновиков, человечество вновь сталкивается с искусственным разумом, заставляя нас вспомнить о прошлом, эхо которого звучит даже в далеком будущем.

«Песчаные черви Дюны» (2007) завершили историю, начатую Фрэнком Гербертом в 60-х, но вселенная «Дюны» по-прежнему была слишком широка, чтобы ограничиться рамками семи книг в восьми томах. В трилогии «Великие школы Дюны» (2012-2016), рассказывающей в том числе и об истоках ордена Бене Гессерит, Кевин Андерсон и Брайан Герберт подняли в том числе и весьма актуальную ныне тему противостояния разума и фанатизма. Получилось ли это у них – вопрос спорный: фанаты относятся к опусам Герберта-Андерсона еще скептичнее, чем к последним книгам Герберта-старшего. И все же мир «Дюны», как и империя, созданная Полом Муад’Дибом, продолжает существовать даже после смерти создателя. А еще «Дюна» привлекает все новых любителей фантастики, ценящих не только действие, но и мысли. И будем надеяться, что фильм Дени Вильнева сможет передать не только динамику истории Пола, но и ее философские смыслы.

В каком порядке читать книги «Дюны» (по хронологии событий):

Цикл «Легенды Дюны» (2002-2004)

1. «Дюна: Батлерианский Джихад» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2002)

2. «Дюна: Крестовый поход машин» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2003)

3. «Дюна: Битва за Коррин» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2004)

Цикл «Прелюдия к Дюне» (1999-2001)

4. «Дюна: Дом Атрейдесов» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 1999)

5. «Дюна: Дом Харконненов» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2000)

6. «Дюна: Дом Коррино» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2001)

«Классическая Дюна» (1965-1985)

7. «Дюна» (Фрэнк Герберт, 1965)

8. «Мессия Дюны» (Фрэнк Герберт, 1969)

9. «Дети Дюны» (Фрэнк Герберт, 1976)

10. «Бог-император Дюны» (Фрэнк Герберт, 1981)

11. «Еретики Дюны» (Фрэнк Герберт, 1984)

12. «Капитул Дюны» (Фрэнк Герберт, 1985)

Цикл «Продолжение Дюны» (2006-2007)

13. «Охотники Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2006)

14. «Песчаные черви Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2007)

Цикл «Герои Дюны» (2008-2009)

15. «Пол с Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2008)

16. «Ветры Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2009)

Цикл «Великие школы Дюны» (2012-2016)

17. «Орден сестер Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2012)

18. «Ментаты Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2014)

19. «Навигаторы Дюны» (Брайан Герберт, Кевин Андерсон, 2016)

***

***

***

***

   Источник :       https://www.soyuz.ru/articles/2226           Книги «Дюны». Почему в саге Фрэнка Герберта стоит читать не только первый роман

  •  

===

Сергей Князев

автор

...одна из самых громких премьер  – экранизация легендарной «Дюны» Фрэнка Герберта в амбициозной постановке Дени Вильнева. ... при знакомстве с оригинальной серией книг не обязательно ограничиваться первым и самым знаменитым романом.
 

***

***

***

***

Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 154

 ...когда огромный флот роботов сокрушил, как и ожидалось, орбитальную оборону Лиги и уничтожил охранные корабли периметра, разум Агамемнона вышел за пределы тесного контейнера. Вооруженный многочисленными сенсорами, он чувствовал, что корабль заменил ему давно утраченное человеческое тело. Встроенное в корабль оружие стало частью существа генерала Агамемнона. Теперь у него была тысяча глаз, а мощные двигатели он ощущал как мускулистые ноги, на которых он когда-то мог бегать с быстротой ветра.

– Приготовиться к наземной атаке. Как только наши десантные суда пройдут полосу обороны Салусы, мы должны ударить быстро и жестко. – Вспомнив, что камеры слежения записывают каждое его действие, которое потом будет просматривать всемирный разум, он добавил: – Мы стерилизуем эту гнилую планету во славу Омниуса.

Агамемнон замедлил снижение, то же самое сделали и другие.

– Ксеркс, принимай командование. Высылай своих неокимеков. Пусть подавят их огонь и сметут ко всем чертям.

Проявляя, как всегда, нерешительность, Ксеркс ответил жалобным тоном:

– Вы прикроете меня, генерал, когда я пойду вниз? Это же самая опасная часть…

Агамемнон не дал ему договорить.

– Будь благодарен за эту возможность проявить себя. Вперед! Каждая секунда промедления играет на руку хретгиру.

Этой унизительной и презрительной кличкой мыслящие машины и их прихлебатели кимеки обозначали людей, которые в их глазах были ничуть не лучше червей.

В селекторе раздался другой скрипучий голос. Докладывал робот – оператор машинного флота, работавшего с оборонительными системами людей на орбите Салусы.

– Мы ждем вашего сигнала, генерал Агамемнон. Сопротивление людей усиливается.

– Мы делаем все возможное, – ответил Агамемнон. – Ксеркс, выполняйте приказ!

Ксеркс, которому никогда не хватало духу сопротивляться до конца, замолчал и призвал к себе трех неокимеков, представителей последнего поколения машин с человеческим мозгом. Четыре пирамидальных корабля выпустили вспомогательные приспособления, и спускаемые аппараты, никем не управляемые, начали падать в атмосферу. В течение нескольких секунд они будут легкими мишенями, и системы противоракетной обороны Лиги могли бы сбить несколько таких машин, но их броня была настолько крепка, что выдержит любое попадание и без вреда переживет падение на поверхность в пригороде столицы планеты Зимин, где расположены башни главных генераторов защитного поля планеты Салуса Секундус.

Лига Благородных могла бы противопоставить организованной эффективности Омниуса человеческую непредсказуемость, но эти дикие биообъекты плохо поддавались разумному управлению, и зачастую даже при решении важнейших вопросов среди этих низших существ возникали гибельные разногласия. Как только удастся сокрушить Салусу Секундус, неустойчивый союз распадется от паники; сопротивление людей будет окончательно подавлено.

Но передовым кимекам Агамемнона еще только предстояло выключить уничтожающие защитные поля. Потом Салуса станет беззащитной и задрожит, как осиновый лист на ветру. Флот роботов сможет безнаказанно нанести смертельный удар. Огромный механический сапог раздавит жалкое насекомое.

Командир кимеков направил свою машину точно в назначенную позицию, готовый повести за собой остальную часть сил уничтожения. Агамемнон выключил все компьютерные системы и последовал за Ксерксом. Мозг командующего плавал в пространстве предохранительной емкости. Ослепший и оглохший генерал не чувствовал ни жара, ни неистовой вибрации, когда его бронированный корабль с ревом понесся к ничего не подозревающей цели.

* * *

  Читать  дальше  ...   

***

***

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 187 | Добавил: iwanserencky | Теги: Кевин Андерсон, книги, будущее, Крестовый поход машин, Хроники, писатели, литература, Брайан Герберт, проза, миры иные, Будущее Человечества, Вселенная, текст, люди, книга, ГЛОССАРИЙ, слово, из интернета, Хроники Дюны, фантастика, чужая планета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: