Главная » 2023 » Сентябрь » 21 » Возвышение 020
22:37
Возвышение 020

===
Тело уже отключалось, но я всё же сообразил поинтересоваться остатками наличных денег. И был не слишком приятно удивлён — они потратили практически всё, что имелось. Осталось буквально двести тысяч. Да какая-то сумма, которую я брал с собой.
Поэтому, когда я перед сном отправлял сообщение Бельскому, то помимо прочего поинтересовался, как он смотрит на сделки с драгоценными металлами. И какую комиссию возьмёт, если масштаб будет хотя бы отчасти похож на нашу небольшую аферу с землёй.
Адвокат, который оставался на связи весь вечер, к неожиданности для меня ответил сразу же. Про золото предложил поговорить на следующий день, а вот контакт поверенного предложил сбросить сразу же.
На всякий случай я даже проверил время. Поздний вечер. Его настолько впечатлили мои переговоры с Голицыным? Или уже в курсе, кого именно я убил в порту?
Анализ я оставил на утро. Пока же просто поделился с ним контактом одной из девушек, которая выступала в качестве связной для Леры и отправился наверх. На этот раз сил хватило, чтобы снять изодранную одежду, а потом ещё и быстро сходить в душ. Но стоило мне прилечь на кровать, как тело моментально отключилось. Последняя мелькнувшая в голове мысль — с этим нужно что-то делать. Становится настолько уязвимым после каждой серьёзной схватки, мне совсем не нравилось.
Открыв глаза, первым делом огляделся. Золота нет, картин на стенах не прибавилось, других изменений интерьера вроде тоже не наблюдалось.
Сандал прислал ехидную мысль, что может это быстро исправить. А я в ответ пригрозил соорудить для него призрачную цепь и фиксировать на ночь, не отпуская дальше, чем на сотню метров от дома.
Судя по эмоциям, ястреб не был уверен, что сейчас я потяну такую задачу, но всё же предпочёл замолчать. А потом отчитался, что за ночь ничего не случилось. Да и утро прошло спокойно.
Проверив дарфон, обнаружил сообщение от Елизаветы Макаровой из ректората. Просила подтвердить, явлюсь ли я за книгами. А заодно и сообщила, что сегодня же собирается отдать мне документы по промежуточному экзамену.
На момент я задумался о том, чтобы вовсе оставить университет. Но потом решил, что это будет не слишком логично. Больших усилий он от меня не требовал, но при этом давал хотя бы какое-то формальное обоснование моему прогрессу. К тому же, статус студента подобного учебного заведения, добавлял немного веса. Намного меньше, чем перстень главы рода на моём пальце, но тем не менее. Да и как знать, кто из преподавателей сможет мне пригодиться в будущем. Или студентов.
Поэтому я подтвердил, что через час буду на месте, после чего отправился вниз. Девушки уже успели добраться до деревни и купить еды — Сандал показал мне картинку троих послушниц, которые отчаянно спорили о том, кто именно будет готовить мне завтрак. Услышали, как скрипят полы в моей спальне и сразу же рванули на кухню, столкнувшись в коридоре.
Когда я оказался на лестнице, они всё ещё спорили. А победителем вышла Кристина, одержавшая верх исключительно за счёт физических данных — пока я спускался, девушка первой добежала до кухни и взялась за сковородку.
Никаких срочных дел в особняке не было, поэтому я неспешно позавтракал, а через полчаса уже ехал в университет. Параллельно проверяя расписание поездов до Мурманска.
На этом городе, я остановился сразу по трём причинам. Во-первых, там была синяя зона Пробоев, что означало большее количество вариантов тварей разной сложности. Во-вторых, имелся мой дом. Не придётся снимать жильё, да и лишних глаз будет меньше. Ну а в-третьих, Бульдог обмолвился, что партия, которую доставили в порт Петербурга, предназначалась именно для Мурманска. Раз всё так совпадает, то почему бы не совместить вино и вакханок? И княжну поднатаскаю, и возможно выясню что-то интересное.
Попытался связаться с Бельским, но тот был на встрече — пообещал перезвонить через час. Зато вышло ознакомиться с расписанием поездов и выбрать подходящий. Скоростной, который выходил из Петербурга в шесть часов вечера и прибывал в Мурманск утром. Всего одна ночь и мы на месте. Неплохой вариант.
На этот раз я попросил водителя заехать прямо на территорию университета. И чуть удивился, обнаружив, что та самая женщина из ректората ждала меня около крыльца. А рядом с ней стояла симпатичная и очень сильно нервничающая девушка. В вечернем платье. Мы вроде бы договаривались только о том, что я заберу пропуск в библиотеку и документы, которые касаются промежуточного экзамена. Зачем тут вторая смертная, что выглядит, как будто собралась на торжественный приём?
Насторожившийся Сандал принялся наворачивать круги у них над головами, а я расплатился и выбрался из машины. Сразу же поймал на себе два взгляда. Восхищённый от самой женщины и почему-то испуганный со стороны девушки.
Мьёльнир что-то мысленно заворчал, а не успел я сделать шаг вперёд, как на крыльцо вылетел Измайлов. Отчего-то шарахнувшись в сторону, упал на асфальт. Сразу же вскочил, держась за ушибленное колено и скосив глаза на женщину с девушкой.
— Василий, нам надо поговорить. Срочно.
Я непонимающе уставился на него, а сверху раздался предупреждающий клёкот Сандала. Уловив тревогу, я набросил на себя энергетическую кольчугу и обернулся. Откуда-то из глубины университета приближалась ещё одна машина. С гербом Волконских на дверях.
Когда остановилась, оттуда выбрался рослый мужчина с короткой стрижкой, в костюме-двойке и мечом на поясе. Остановившись, смерил меня хмурым взглядом, отбивая пальцами дробь на рукояти оружия. А следом показалось одно знакомое лицо из рода Волконских.
Сандал показал растерянное лицо Измайлова, который округлившимися глазами смотрел на прибывших. Мужчина, который внимательно разглядывал меня, скривился, как будто от стрелы Амура, которую тот по ошибке всадил в пятку и шагнул вперёд, открывая рот. А в следующую секунду за моей спиной неожиданно раздался оглушительный женский визг и мир перед глазами слегка померк.

*** 

===

Глава IV

Пронзительный звук, буквально ввинчивался в уши, зрение было расфокусировано, а ядра подрагивали, как будто от перенапряжения. Крепкий Одарённый, который явно собирался что-то сказать, рухнул на одно колено, моментально закрывшись мерцающей кольчугой. А Виталий Волконский, что стоял рядом с ним, отшатнулся, врезавшись в автомобиль и сейчас сползал по нему на землю.
Даже Сандалу, который сейчас показывал мне картинку происходящего, было не по себе. Ястреб подбирался к визжащей девушке, но с такими усилиями, как будто преодолевал сопротивление целого урагана. При этом, ещё и вовсю выкачивал из меня силу.
В голове послышалось робкое предложение Мьёльнира — камень намекал, что если в голове смертной проделать сквозное отверстие, то она скорее всего перестанет кричать. А если это не сработает, то можно попросту отделить череп от тела.
Я же оглянулся назад, стараясь сфокусироваться на яростно орущей деве. По воздействию, её вопль чем-то напоминал пение сирен. Только те, чаще всего привлекали людей, а уже потом убивали их. Хотя были и такие, что использовали собственный голос в качестве оружия. Чтобы, к примеру, пустить на дно корабль, если оказывалось, что на борту есть кто-то с божественной кровью и на нём привлекающее пение не срабатывает.
Что интересно, на женщину звук не действовал — прямо сейчас она судорожно трясла девчонку за плечи, пытаясь её успокоить. А потом на крыльцо внезапно вылетел заспанный Митрофаныч. Окинув всю картину ошалевшим взглядом, рявкнул.
— А ну-ка, отставить! Лиза, утихомирь дочь! Обещала ведь, что всё будет в порядке!
Не знаю, почему на сторожа не действовал звук, что чуть не свалил с ног даже меня, но его крик сработал. Девушка покосилась на полного мужчину и отбежала метров на десять в сторону, остановившись около стены общежития.
Митрофаныч проводил её неодобрительным взглядом и посмотрев на меня, пожал плечами.
— Такая вот бесова жизнь, Афеев. Такая вот жизнь.
В голосе звучала неподдельная грусть, причину которой я не совсем понимал. Но уточнять было уже поздно — он скрылся в дверях общежития. Да и вопрос, пожалуй пришёлся бы не совсем к месту. Рядом было сразу двое патрициев, что желали со мной побеседовать. Каким-то слишком популярным я стал в последнее время.
Одарённый тяжело поднялся с колен и не убирая кольчугу, глянув на девчонку, которая ударила по нам своим визгом.
— Интересные у вас тут кадры учатся.
С некоторым трудом выдавив слова, наклонился к Виталию и вцепившись в его плечо, рывком поднял на ноги. Увидев, как тот неловко вытирает текущую из носа кровь, поморщился.
— Слабак. Видишь, даже тот парень устоял. Чем ты хуже? А ведь Волконский!
Разжав пальцы, отпустил юношу, который с трудом удержал равновесие и повернулся ко мне.
— Мой сын позорно проиграл тебе в бою. Но он одной с нами крови и потому будет сопровождать княжну Анну во время её поездки. От себя лично, я хочу добавить, что буду благодарен, если ты научишь его думать, сражаться и жить, как и подобает настоящему Одарённому, а не куску грязи.
Ну, про грязь, это зря. Теллура бы обиделась. А потом наверняка придумала бы для дерзкого смертного какое-то серьёзное наказание. Жаль её тут нет.
Посмотрев на Виталия, которого шатало из стороны в сторону, я уточнил.
— А он сам-то согласен? И зачем мне вообще его учить?
Тот неожиданно усмехнулся.
— Если сын вернётся Защитником десятого класса, ты получишь один из лучших наших мечей.
Тут он явно лукавил. Могу поспорить, в его голове полная версия фразы звучала как «один из лучших мечей, что мы доверяем гвардейцам». Или что-то в таком духе.
Вытащив клинок, врученный мне вчера князем Голицыным, продемонстрировал его собеседнику.
— Лучше этого?
На его лице промелькнуло изумление, которое он безуспешно попытался скрыть. Ещё пару секунд смертный боролся сам с собой, раздумывая, как лучше ответить. Но в конце концов решил быть честным и озадаченно покачал головой.
— Не лучше. Это же работа мастера Мусанфа. Откуда он у тебя?
Я убрал меч обратно в ножны и усмехнулся.
— Подарок от Ярополка Голицына.
Теперь он даже не пытался скрыть своего удивления. Да и лицо Виталия, который уже чуть пришёл в себя и прислушивался к беседе, изрядно вытянулось.
— Чего ты тогда хочешь? Доспехи? Другое оружие? Денег?
Отец парня пришёл в себя и перешёл в наступление. Хотя, судя по интонации, с которой было произнесено последнее слово, денег у московской ветви было не так много. К тому же, я надеялся продать золото. Да и земельные участки уже скоро начнут уходить с рук, что обеспечит поступление крупных сумм. На текущие расходы этого должно хватить.
Что ещё можно взять с провинциальной ветви княжеского рода? Среди моего наследства, вроде был дом в Подмосковье, если я ничего не путаю. Значит ещё один, мне там не нужен. К тому же, это наверняка будет слишком серьёзной платой за обещание слегка натаскать непутёвого балбеса в Пробоях.
— Если я прибуду с визитом в Москву, вы обеспечите мне встречу и необходимое содействие.
Мужчина неожиданно нахмурился.
— Хочешь, чтобы мы принимали тебя в своём доме? Как почётного гостя?
И снова знакомая ситуация. Вроде бы слова звучали просто и понятно. Но интонация выдавала скрытый подтекст, который я пусть и улавливал, но не на все сто процентов.
— Нет. Но мне может понадобиться информация, транспорт и сопровождающий для поездки по городу. Либо организация встреч с людьми, до которых не так просто добраться.
Он задумался. Покосился на сына, который с хмурым видом разглядывал землю под своими ногами. И наконец махнул рукой.
— Если речь не пойдёт о чём-то противозаконном, то мы поможем. Я, Виктор Волконский, глава московской ветви Волконских, даю тебе своё Слово.
Как сказал-то торжественно. Как будто перед самим императором выступает. Или, как минимум, перед многотысячной аудиторией.
В небе заклекотал Сандал, который не понимал, ради чего я соглашаюсь на работу с молодым Одарённым. А сам я, увидев на лице Виктора ожидание, отзеркалил его фразу.
— Твой сын будет находиться под надзором в Пробоях и я постараюсь научить его убивать тварей и выживать. Я, Василий Афеев, глава рода Афеевых, даю тебе своё Слово.
Вроде бы получилось достаточно пафосно. Уж точно не хуже, чем у этого смертного.
Того результат вроде удовлетворил. Толкнув сына в плечо, буркнул.
— Всё. Когда поедете назад, позвони. До того, не смей связываться ни с кем из родни. Узнаю, что разговаривал с матерью, запру в темнице. Обоих.
Выложив всё это, отправился в машину, а вот Виталий остался на месте, смотря то на автомобиль, который уже начал отъезжать, то на меня. Ничего себе нравы. У нас, конечно, тоже всякое бывало. Но настолько жестоко с собственными детьми обходились разве что спартанцы. Да и было этого задолго до того, как в Элладу вошли легионы Рима.
Подождав, пока машина отъедет, я посмотрел на паренька, что растерянно топтался на месте, как неприкаянный тролль, которого позвали на оргию сатиров. Сейчас он ничем не напоминал уверенного в себе патриция, что ворвался в кабинет Бульдога, окружённый личной охраной.
— Раз ты теперь под моей ответственностью, держись рядом. Все вопросы потом. Сначала мне нужно разобраться со своими делами здесь.
Тот угрюмо кивнул и приблизился, остановившись в нескольких шагах от меня. А с другой стороны уже подходил Измайлов, который постоянно косился в сторону матери с дочкой, что так и стояли у стены общежития.
Этот замер в метре и с извиняющимся выражением лица развёл руками.
— Мы тебе очень благодарны, но…
Я ожидал, что сейчас последует фраза об аннулировании договора или пересмотре условий сделки, но смертный смог меня удивить.
— Вчера была встреча с Волконскими. В знак признательности за то, что они приостановили действие виры, отец отправил меня сопровождающим княжны Анны.
Неуверенно покосившись на Виталия, который принялся шумно сопеть, Михаил добавил.
— Я с ней в Пробои ходить буду. То есть… Получается, я как бы, тоже в твоём распоряжении.
Задумчивость на лице парня была вполне объяснима. Я только что стребовал оплату с одной из ветвей княжеского рода, только за расплывчатое обещание потаскать их отпрыска по Пробоям. А он заявился ко мне, по сути с тем же самым предложением, только без всякой компенсации и едва ли не в формате ультиматума. Вроде как «оно само так получилось».
Стоило отдать должное его отцу — решил, что раз Наталья Волконская отрядила свою внучку со мной, то значит дело того стоит. Почему бы не ускорить и прогресс собственного сына? Причём, он понимал, что взять и подставить юнца, я всё равно не смогу, даже если вдруг захочу. Именно Михаил подписал договор, по которому мне отходила земля около Уральска. С его гибелью, бумага потеряет свой вес — положения ещё не выполненного контракта будет легко оспорить. А значит, пропадёт и весь смысл экспедиции по Пробоям.
— Бельский свяжется с твоим отцом и обсудит вопрос вознаграждения. Он ведь наверняка хочет, чтобы ты не только выжил в Пробоях, но и вернулся назад Защитником десятого класса, верно?
Измайлов с явным облегчением выдохнул. Похоже считал, что всё бремя переговоров обрушится на его плечи. Но я не видел в этом смысла — ему наверняка чётко очертили грани дозволенного. А скорее всего вовсе запретили подписывать любые документы в качестве наследника рода.
Я перевёл взгляд на девушку, которая старалась не смотреть в нашу сторону и внутри внезапно что-то шевельнулось. Когда попробовал прислушаться к своим ощущениям, над головой промчался Сандал, издевательски проскрипевший, что «это божественная любовь». Ты погляди даже слова подобрал без буквы «р», чтобы успеть выговорить на лету и быстро умчаться подальше.
Но ястреб ошибался — происходящее никак не было связано с чувствами. Почему-то вибрировали ядра моей оболочки. А ещё я чувствовал, как оживают разрозненные клочья поглощённой вчера силы, которые были связаны с Дарами. Не все, само собой — большая их часть уже была переработана. Зато остальные заставляли энергетический каркас работать в усиленном режиме.
Несколько секунд я просто стоял на месте, не до конца понимая, что происходит. Потом все осколки силы разом втянулись в сверкающие ядра, а я внезапно понял, что чувствую Дар стоящего рядом Измайлова. Если быть точным, у него их было сразу два. Один связан с воздухом, а вот природу второго я точно определить не мог. Что-то, имеющее отношение то ли к крови, то ли ещё к какой-то субстанции человеческого тела.
Дар мрачного Виталия позволял взаимодействовать с растениями. Насколько я понимал, не со всеми, а лишь с некоторыми. Но и это уже было ценной информацией. Вот внутри своей собственной оболочки, я Дара не обнаружил. Возможно сгорел во время смерти настоящего Афеева и моего вселения в эту смертную плоть. А может быть, умчался куда-то вместе с его душой. Сейчас точно сказать было уже невозможно.
Поняв, что оба юнца пялятся на меня, пытаясь понять причину по которой я молча стою на месте, смотря в одну точку, зашагал вперёд. И уже через пару метров, понял в чём проблема девушки. Она отталкивала мужчин. Вызывала настоящее чувство омерзения и желание убраться подальше. В принципе, это не мешало находиться рядом — достаточно было лишь собраться с силами. Ощущения были пусть и неприятными, но не смертельными. Я бы сказал, такими же, как при прогулке по полю битвы, с которого никто не убирал трупы и они несколько дней провалялись под палящим солнцем. При большом желании, вытерпеть можно.
Но вот при мысли о том, чтобы прикоснуться к ней, внутри возникало мощное и с трудом преодолимое желание бежать. Желательно сразу в другой город.
Моя кольчуга её влияние даже не ослабляла. Даже после того, как в её вязь влилось немного божественной мощи. Тогда я попробовал другой подход — на этот раз взяв за базу, ауру Венеры, целенаправленно выпустил её в направлении девы и окутал смертную со всех сторон.
Давящее на разум чувство омерзения моментально пропало, как будто его и не было. А где-то сзади сдавленно охнул Измайлов, видимо всё это время боровшийся с такими же ощущениями.
Когда между нами оставалось несколько метров, девушка всё же повернула голову, столкнувшись со мной взглядом. Смотрела так, как будто собиралась немедленно пойти в бой и погибнуть во славу очередного кого-то там, отправляющего солдат на убой. И заметно растерялась, обнаружив, что я продолжаю невозмутимо приближаться.
Когда же я остановился совсем рядом с ними, на её лице появилось искреннее изумление. Быстро скользнув взглядом по моим рукам, повернулась к матери.
— Как? Почему он не…
Та сразу же шикнула на неё, заставив оборвать фразу. И натянула на своё лицо улыбку.
— Вы же не против, что я взяла с собой дочь, господин Афеев? Она так хотела с вами познакомиться. Извините за этот крик. Такое случается, когда Лада сильно нервничает. Простите её.
Интересно, господином она меня назвала, потому что я способен переносить Дар дочери или из-за недавней беседы с членом рода Волконских?
У самой Елизаветы, что умоляюще смотрела на меня, Дар тоже присутствовал. Прямо сейчас немного ослабленный за счёт специального артефакта и потому не такой сильный, как у девушки. Тем не менее, он был, так что её я тоже окутал аурой Венеры, пусть и не такой плотной, как в случае с дочерью.
Зачем организована встреча, тоже понятно. Из-за того, что Дар Афеева сгинул вместе с ним самим, на мне не срабатывало непрямое воздействие со стороны других Одарённых. Думаю, какая-то физическая атака при помощи Дара, легко прошла бы. Но вот всё, что связано с ментальным давлением, не действовало. Потому она и удивилась, когда я спокойно вошёл в кабинет. Да и вопрос о том, как я туда попал, был задан совсем в другом смысле. Имелся в виду не путь до её рабочего места, а моё спокойствие.
Имелся небольшой соблазн просто развернуться и уйти. Или перенести встречу на момент, когда я вернусь из Мурманска. В конце концов, я мог просто подняться в ректорат и попросить их оформить все нужные документы. Бумаги с печатью и подписями лежали в моей сумке.
Но у её дочери было два Дара. Точно так же, как у Измайлова. При этом они пересекались. Та звуковая волна, которую она издавала, действовала только на мужчин. Зато была настолько сильна, что остановить её, смогла только божественная аура Венеры. Ведь Виктор Волконский не был слабым Одарённым. Как минимум, Мастер. Который наверняка вплёл в вязь своей кольчуги массу защитных техник. Но и он не выдержал звуковой атаки. Это при том, что девчонка била совсем не целенаправленно — её сила хлестала во все стороны.
Такой боец мог бы пригодиться во время схватки с Лариным. Звуковая волна, которая давит и не даёт сражаться в полную силу. А если повезёт, то и вовсе валит противника с ног, давая возможность спокойно добить его. Мощное оружие.
Пауза слегка затянулась и я кивнул.
— Не против. А по поводу крика не переживайте — со всеми бывает. Рад знакомству с такой красавицей. Василий Афеев, к вашим услугам.
Я не был уверен, как в этом варварском обществе принято налаживать мосты с приличными девушками, но в данном случае, сработала даже эта, не лучшим образом построенная фраза. Сначала её дочь шмыгнула носом и подозрительно посмотрела на меня. Потом выскользнула из рук матери и расплывшись в улыбке, чуть присела, отводя в сторону подол платья. Видимо очередной ритуальный жест при знакомстве.
— Лада Макарова, господин Афеев. Очень рада, что вы…
На момент замешкавшись и почему-то густо покраснев, всё же закончила.
— Что вы не против нашего знакомства.
Не нужно было быть богом, чтобы рассмотреть надежду, которой сейчас полыхали её глаза. Пожалуй, я вылечу эту смертную. Найду способ и явлю ей чудо, после которого дева никогда не станет сомневаться в моём божественном происхождении.
Летающий наверху Сандал, с ноткой ехидства заметил, что мне просто стало её жаль. Но я его успешно проигнорировал. В конце концов, это он мой спутник, а не наоборот. И вообще, что ястреб может знать про ход мыслей божества?
Когда тот снова попытался влезть с замечанием, я отправил крылатого сатира патрулировать округу, а сам обратился к Елизавете.
— Вы говорили, что нужно получить книги и забрать какие-то бумаги, связанные с экзаменом?
Ещё секунду она изображала каменную статую, а потом часто закивала.
— Да-да, конечно. Идите за мной.
Подтолкнув дочь, двинулась к дорожке, что пролегала мимо общежития, а я двинулся следом, на ходу махнув рукой юным патрициям. Раз поедут со мной, пусть привыкают выполнять команды. Иначе, какой от них будет толк?
Идти пришлось неожиданно долго — перед целью мы оказались только спустя пятнадцать минут быстрой ходьбы по мощёной дорожке. И надо сказать, выглядела эта самая цель необычно. Громадный бетонный купол, который возвышался над землёй. А земля вокруг была плотно засажена высокими деревьями, что полностью скрывали его от чужих глаз.
Впрочем, на фоне того, что защита купола отталкивала Сандала, не пуская его внутрь, а сама выглядела, как цельный артефакт, странное расположение и внешний вид казались сущими мелочами.
Женщина достала из сумочки какой-то плоский металлический кругляш и приложила его к поверхности сооружения. Через мгновение мощная бетонная стена завибрировала и её кусок с грохотом отъехал в сторону, открывая вид на ступени, которые уходили глубоко вниз, скрываясь в темноте.
Я сделал шаг вперёд, а рядом почти сразу оказался Измайлов. Заглянув в открывшийся проём, с подозрением покосился на женщину.
— А вы уверены, что это библиотека?

*** 

===

Глава V

Макарова удивлённо посмотрела на парня, который стоял в метре от неё. Потом покосилась на свою дочку. В конце, с прищуром глянула на меня и я коротко кивнул. Та вроде бы поняла — глаза сначала полыхнули ещё большим изумлением, а потом в них загорелась надежда.
С усилием отведя от меня взгляд, посмотрела на Измайлова.
— А где по-вашему, должна храниться университетская литература?
Юный патрицианец на момент замешкался, не зная, что сказать. Наконец решительно взмахнул рукой.
— Так нам же вообще книг не выдают. Всё под запись. И…
Запнувшись, повернулся уже ко мне.
— А правда, зачем тебе книги? Как ты их вообще выбил?
Я пожал плечами, а вместо меня ответ озвучила Макарова, которая неожиданно перевоплотилась из счастливой женщины в строгую работницу ректората.
— У Василия Алексеевича оформлен индивидуальный план обучения. Ему положена литература для самостоятельной подготовки.
Наверху яростно взревел Сандал, который снова попытался пробиться через защиту купола и отлетел назад. После схватки с Лариным, возможности ястреба несколько сократились. По крайней мере, если сравнивать с его состоянием после поглощения второго осколка «искры». То же самое можно было сказать и про меня. Чтобы одолеть чёрно-зелёную тварь, которую Голицын назвал Слугой, я спалил почти четверть от имеющегося объёма «искры». Слишком много. А ведь, у этой «прислуги» ещё были хозяева.
Шагнув вперед, заглянул в темноту. Потом покосился на бетон купола. Интересно, что будет, если приложить к нему Мьёльнира? Сможет разобраться и поглотить часть силы? В голове сразу же пискнул тонкий голосок «Может не сс-стоит?» и я усмехнулся. А мимо прошла Елизавета.
— Следуйте за мной. В стороны не отходите, если кто-то потеряется, я за вас не в ответе.
Измайлов, услышав её слова, отшатнулся назад.
— Не-не, это Афееву книги нужны. А я на очном обучении остаюсь. Зачем мне туда?
Женщина сухо кивнула, а я оглянулся на Виталия Волконского. Этот стоял с полностью потерянным видом, смотря в одну точку перед собой и ни на что не реагируя. Прикажи я ему сейчас спускаться вниз первым, наверняка пошёл бы. Пожалуй, до того, как мы отправимся в Пробой, с ним надо будет побеседовать и встряхнуть. Чтобы выжить, он должен быть воином, а не выброшенным на сушу русалом.
Вот Лада сразу же скользнула вниз, спустившись на пару ступеней и остановившись рядом с матерью. Я же озвучил команду.
— Ждите меня здесь. Как вернусь, обсудим во сколько и где встретимся.
Волконский кивнул, а вот Измайлов неожиданно нахмурился.
— Так-то я княжну сопровождаю, а не тебя.
Я перевёл взгляд на дворянина, в котором неожиданно заиграли остатки старых замашек. Думаю, его разуму было сложно принять факт фактической зависимости от человека, которого юнец ещё недавно не считал равным себе.
— В Пробои тебя тоже княжна водить будет? Голову включи и вспомни, зачем тебя со мной отправили. Ждать здесь.
Не дав ошеломлённому смертному ответить, развернулся и уверенно направился внизу. Прямо за идущими чуть впереди спутницами, чьи спины виднелись во мраке.
Спустя два десятка ступеней, ситуация вокруг неожиданно начала меняться. Слабый свет, что проникал через проём и позволял хотя бы как-то ориентироваться в пространстве, полностью исчез. Зато появился другой — ровный и как будто идущий со всех сторон.
Сначала я удивился. Слишком уж это напоминало Пробои с их непонятной подсветкой отовсюду и одновременно ниоткуда. А потом меня осенила догадка. Это же и есть Пробой, поглоти его Бездна.
Я невольно замедлил шаг, а идущая впереди Елизавета, обернулась. Столкнувшись со мной взглядом, извиняюще улыбнулась.
— Не сказать, что это большой секрет. Но об особенностях библиотеки, университет предпочитает не распространяться. Вы главное, не сворачивайте никуда. Здесь иногда происходит… всякое.
Ещё бы не происходило. Раз он функционирует, значит не закрыт. То есть где-то тут должны быть пробойные твари. Я бы предположил, что их заперли или изолировали другим способом, но в голове сразу всплыл случай с сиренами. Настолько простое решение вряд-ли подошло бы. Божественная сила могла в буквальном смысле творить чудеса. Раз в прошлый раз она создала громадных и почти неуязвимых червей, собрав их из трупов, то была способна и обойти любую преграду поставленную смертными.
Лестница закончилась спустя ещё полсотни ступеней. Выхода само собой отсюда видно не было — в какой-то момент спуска мы пересекли линию портала, оказавшись внутри Пробоя. Что, на самом деле, вызывало у меня массу вопросов. Например о том, при помощи чего они создали эту лестницу? И каким образом изменили структуру портала?
Окинув взглядом ряды аккуратных книжных полок, заполненных многочисленными томами, я подошёл ближе к Елизавете.
— А что стало с пробойными монстрами?
Она сразу же шикнула на меня, приложив палец к губам — повторила жест, который демонстрировала дочери. Но уже через секунду испуганно округлила глаза.
— Извините, Василий Алексеевич. Рефлексы. Им не нравится, когда люди используют это название.
Так то люди. А я бог. Но общий смысл был понятен — обитатели Пробоя всё ещё здесь и скорее всего могут отреагировать. Вот только, как смертные смогли обеспечить безопасность посетителей? Столкнулись с другими разумными и договорились? Или обуздали тварей?
Связь с Сандалом была донельзя слабой — я едва чувствовал эмоции ястреба. И судя по ним, сейчас он был слегка расстроен. Правда, чем именно я не понимал — отправить мне какую-то конкретную мысль у спутника не получалось.
Рядом снова раздался тихий голос Елизаветы.
— Нам вон к той секции. Идите за мной.
Женщина медленно двинулась вдоль полок, а за ней сразу же зашагала дочь, которая старалась не смотреть в мою сторону. Скорее всего мать рассказала, что встретила мужчину, невосприимчивого к их общему Дару. И теперь девушка рассматривала меня, как единственную возможность взаимодействовать с противоположным полом. В целом, это объясняло её странное поведение.
Впрочем, этот вопрос я оставил на будущее. А пока пристроился в хвосте небольшой колонны и попробовал подсветить пространство вокруг божественной мощью. Книжные полки немедленно вспыхнули светом десятков маленьких солнц — в каждую было встроено по целой порции артефактов. Более того, всё пространство было заполнено громадным количеством силы. Её нити разрезали воздух, нависая над головой и струились по полу. Мощь была повсюду. Настоящий океан спрессованной энергии.
Не божественная — самая обычная. Но её количество было таким, что возникни какая-то цепная реакция, сила катаклизма будет такой, что уничтожит весь университет.
Хотя нет, не уничтожит. Это же Пробой. Вся энергия останется в его границах.
В голове сразу появился вопрос — смертные разместили библиотеку таким образом, чтобы защитить нечто, что хранится здесь? Или наоборот, уберечь себя, если это самое «нечто» выйдет из под контроля?
Елизавета остановилась в небольшом закутке, где имелся крохотный стол с парой узких деревянных скамеек и повернулась к нам.
— Лучше подождите здесь. А за книгами я схожу сама.
План был понятен и очевиден. Да и я сам был не против переброситься парой слов с её дочерью. Но раз уж, оказался в таком месте, то стоило использовать ситуацию по полной.
— Я могу взять только те книги, которые необходимы для программы второго курса?
Работница ректората растерянно хлопнула глазами.
— Ну-у… У вас просто пропуск в библиотеку. Специальных ограничений там нет.
Я бы удивился, обнаружься они. Во-первых, бумагу она наверняка изготовила собственными усилиями. Точно так же, как мой план обучения. Во-вторых, я пока ещё даже не видел этот пропуск. Если он реально существовал, в чём были определённые сомнения, то находился у самой женщины. Наконец, в-третьих, Макарова была готова пустить сюда двоих смертных, на которых точно никто не выправлял бумаги.
— Здесь есть что-то связанное с историей возникновения Одарённых и Пробоев? О том, как появились Защитники? Может быть какие-то книги про Хранителей или про работу с родовыми алтарями и техниками.
Пару мгновений она молчала, напряжённо вглядываясь в моё лицо. Бросила быстрый взгляд на свою дочь. Ещё немного подумала.
— Все серьёзные работы по поводу Пробоев и Хранителей, в закрытых секциях. Туда у меня допуска нет. Что касается остального, попробую что-то отыскать. Ждите здесь.
Сухо озвучив последнюю фразу, развернулась, исчезая в проходе. Вибрирующие нити силы, что полностью перекрывали его, расступились и снова сошлись за спиной женщины. Я бы сказал, что дело в артефакте, который позволял ей здесь находиться. Если бы не одно большое «но» — у женщины было всего два предмета напитанных силой и я уверенно мог сказать, что предназначение у них совсем иное.
Лада осторожно уселась на одну из скамеек, поглядывая то на меня, то на коридор, в котором скрылась её мать. Я молча ждал, параллельно оглядываясь вокруг и набрасывая в голове планы возможного проникновения, если мне это когда-то понадобится.
Наконец девушка не выдержала. Собравшись с духом, выпалила.
— Почему ты так спокойно стоишь рядом? И те двое… Они ведь тоже не убежали. Что ты сделал?
Судя по подрагивающим ресницам и губами, смертная с большим трудом держала себя в руках. И это нужно было исправить — боюсь, истерика в подобном месте, могла закончиться смертельно плохо.
— Я временно заблокировал действие твоего Дара. Пока эта схема работает, мужчины его не чувствуют.
Её плечи сразу опали, а лицо поблекло. Уткнув взгляд потухших глаз в столешницу, тихо повторила.
— Временно…
Ну вот, что не так с этими людьми? Понятно, что сейчас её бросало из одной крайности в другую, но ведь можно было немного подумать головой. Речь в конце концов шла о возможности исправить всю её жизнь.
— Мне нужно было нейтрализовать воздействие на время встречи. Но, как мне кажется, в перспективе его можно убрать полностью.
На самом деле, это было не так уж сложно. Особенно сейчас, когда я мог различать направленности и оттенки Даров смертных. Всё, что мне требовалось для полноценного вмешательства, это ещё несколько осколков «искры». Тогда сил будет достаточно. В конце концов, сколько раз я наделял такими вот Дарами своих последователей? Или оставлял в подарок тем, кто добровольно соглашался быть моим аватаром? Ничего сложного в том, чтобы исправить её Дар и возможно скорректировать формат его воздействия, я не видел. Вопрос был только в объёме доступной мне мощи.
Лада широко распахнула глаза и с восторженным лицом подалась вперёд, нависнув над крохотным столиком.
— Полностью? Ты сможешь? Что для этого нужно? Сколько будет стоить?
Деньги. Смертные всё меряли золотом. Забывая о том, что есть куда более важные вещи.
— Потребуется какое-то время, чтобы создать нужные условия. А потом понять, как лучше поступить с твоим Даром — изменить вектор работы или заглушить полностью. Но, в любом случае, придётся подождать.
На её лице проступила целая гамма эмоций. Восторг, недоверие, ожидание, страх. Сложный букет чувств, который даже мне с трудом удавалось разобрать. А уже интерпретировать это не смог бы даже Феб.
Поднявшись на ноги, она сделала шаг ко мне. Опасливо глянула на выход из коридора. Провела пальцами правой руки по своему бедру.
— А хочешь…
Замерев с приоткрытым ртом, пару секунд постояла так, а потом сбивчиво продолжила.
— Девственность я хранила для первой брачной ночи. Но много тренировалась ртом. И… Второй… Вторым…. Дополнительным вариантом. Из-за которого не становишься порченой.
Лицо заливала густая краска, но взгляд был устрёмлен на меня. Хотя, Ладе для этого явно приходилось прилагать немало усилий. Ох уж это варварское целомудрие. Как же скучно они тут живут.
Интересно, она всерьёз предлагала себя в качестве платы? Или просто снесло голову из-за понимания того, что рядом стоит живой мужчина и с ним можно не только разговаривать, но и прикоснуться. Женщинам тоже свойственно желание. Причём, зачастую куда более сильное, чем у мужчин. А уже если несчастная за всю свою жизнь ни разу даже не целовалась, то в её разуме сейчас должен был твориться настоящий хаос.
— Не место и не время. Возможно потом.
Та отвела взгляд и поморщилась так, как будто сейчас заплачет.
— Я уродина, да?
Отрицательно качнув головой, шагнул вперёд, встав почти вплотную к ней.
— Отнюдь. Но не стоит от безысходности бросаться на первого встречного.
Та поменялась в лице и яростно фыркнула. Чуть попятилась назад.
— Никто и не бросался. Я просто подумала, что раз…
Осёкшись, наморщила лоб, не зная, как продолжить фразу. А я воспользовался ситуацией, чтобы вклиниться.
— Сегодня я уеду из столицы. Когда вернусь, мы снова встретимся и возможно у меня получится тебе помочь.
Лада немедленно нахмурилась.
— Я могу поехать с тобой?
Идея была отчасти соблазнительной — в теории я мог привезти смертную в Мурманск и лично заняться тренировками её второго Дара. Да и в Пробоях она могла пригодиться. Тем более, что со всей этой свитой из молодых патрициев, использовать Сандала будет затруднительно.
Но всё перевешивал фактор её пассивного влияния на мужчин. Постоянно окружать её аурой Венеры я не смогу, а без этого, девушка будет постоянно создавать проблемы.
— Лучше дождись меня здесь.
Та прикусила губу и осторожно уточнила.
— Но мы же поженимся?
Мьёльнир тихо присвистнул в моей голове, а сам я на какую-то секунду растерялся. Когда же в голове появился ответ, из коридора показалась Елизавета, которая держала в руках приличную стопку из десятка толстых томов.
— Быстрее! Уходим отсюда.
Я вопросительно поднял брови, но женщина лишь повторила.
— Скорее! Только не шумите. Прошу вас, не шумите!
Смертная была не просто напугана — её колотила мелкая дрожь, а лицо побелело, как будто несчастная только что посетила с визитом царство мёртвых, каким-то чудом оттуда выбравшись.
Лада задумчиво глянула на меня и молча устремилась вперёд. Я двинулся следом, присматриваясь к рядам книжных шкафов. Визуально вроде бы ничего не поменялось, но я чувствовал слабые вибрации, что накатывали откуда-то издалека, тревожа хитросплетения силы.
Когда мы уже поднимались по ступеням наверх, внизу что-то гулко ухнуло. Я оглянулся, но в спину упёрлась рука Елизаветы.
— Скорее, Афеев. Скорее!
Выдохнула она только после того, как впереди замаячил белый прямоугольник выхода. Правда скорости не снизила, продолжая нас торопить.
Выскочив наружу, я затормозил, оглядываясь по сторонам. Оба патриция, как ни в чём не бывало, сидели под деревом, удобно устроившись на траве и беседовали. А вылетевшая из прохода женщина, без всякого почтения швырнула книги на землю и развернувшись, с размаху впечатала в бетон металлический кругляш.
Мгновение и кусок массивной стены со скрежетом занял своё место. А рядом со мной показался изрядно раздосадованный Сандал, в клюве которого был небольшой конверт с запиской. Той самой, которую он когда-то нашёл в комнате переодевающейся блондинки.
* * *
Глава департамента особых дел, Третьего отделения, Собственной Его Императорского Величества, канцелярии, не любил сюрпризы. Особенно неприятные. Они заставляли Брыльского чувствовать себя беспомощным и вспоминать детство. Тот его период, в котором он ещё не научился обращаться с силой.
Сейчас тайный советник был хмур и зол. Оттолкнув лежащий перед ним листок, уставился на мужчину в форме полковника, который стоял перед его столом. Тот вздрогнул и вытянулся по стойке смирно.
— Ты мне тут вздумал фокусы свои строевые показывать? Думаешь, как в армии будет? Даже если тупой баран, но жрёшь начальство глазами, да маршировать умеешь, то всё, уже хороший солдат?
Негромкий и глубокий голос, пропитанный неподдельный яростью, волнами прокатывался по кабинету, обрушиваясь на застывшего офицера. Тот, наконец попытался отреагировать.
— Мы сразу начали действовать по инструкции. Подняли всех по тревоге. Отправили вперёд пехотные группы. Оповестили командование. Периметр лечебницы был заблокирован полностью. Пять пехотных батальонов, Ваше высокопревосходительство. Каждая рота усилена двенадцатью Одарёнными. Они должны были остановить беглецов.
Брыльский, не моргая смотрел на полковника, как будто пытаясь отыскать на его лице изъян.
— Какой тебе поступил сигнал, полковник? Какой была тревога?
Тот нервно сглотнул слюну.
— Белая тревога, Ваше высокопревосходительство.
Глава департамента медленно кивнул.
— А по какой инструкции ты действовал?
Офицер помедлил. Нехотя выдавил из себя слова.
— Для красной тревоги, Ваше высокопревосходительство.
— А почему?
Несколько секунд он молчал. Потом опустил взгляд на тайного советника и чуть растерянно произнёс.
— Но белая же… Она всегда считалась невозможной. Это просто теория.
На лице Брыльского появилось выражение неподдельного бешенства.
— Теории изучают на кафедрах. А инструкции пишут для предполагаемых ситуаций. Скажи мне, что предписано делать в случае белой тревоги?
Военный замаскировал тяжелый выдох под покашливание и принялся перечислять.
— Накрыть объект артиллерией. Не меньше пятидесяти артефакторных снарядов в минуту. Оптимально двести. Вызвать воздушную поддержку. Вызвать специальную группу императорской гвардии. Вызвать всех доступных военных Защитников. Оповестить штаб одиннадцатой армии, передав им шифровку приказа. Занять оборону и держаться до подхода подкрепления. В случае прорыва, последовательно активировать пять номерных артефактов.
Руководитель департамента удовлетворённо кивнул.
— Видишь. Знаешь ведь всё. Без запинки рассказал. Только вот, почему ты здесь? Почему не активировал артефакты, когда стало понятно, что это и правда белая тревога?
Чиновник тыкнул мощным пальцев в лист бумаги.
— Здесь написано, что ты сначала посчитал сигнал ошибкой. Но потом ведь до тебя дошло? Когда твои солдаты, атакованные в чистом поле, а не внутри артефакторных дотов, стали сотнями гибнуть. Но ты не стал запускать реакцию? Знаешь почему? Потому что догадывался о том, что будет. Понимал, что превратишься в пыль. Однако именно за это империя тебе столько и дала. Титул, имение, десять окладов жалованья. Чтобы, когда раз в сто лет произойдёт нечто подобное, ты достал эти бесовы номерные артефакты и запустил их в нужном порядке!
Выдохнув, ударил по кнопке на своём столе и двери кабинета распахнулись, впуская внутрь нескольких человек в синих мундирах.
Полковник затравленно оглянулся, но сделать ничего не успел — в него врезалось сразу несколько мощных печатей, моментально отключивших офицера.
Брыльский же махнул рукой.
— Унесите. И никакого суда. Проведите, как несчастный случай. Пусть его машина собьёт, сукина сына. И поместье у жёнушки забрать. А ко мне позовите Льевского.
Через минуту напротив главы департамента уже сидел худощавый мужчина с кудрявыми волосами. Выждав, пока шеф немного успокоится, пододвинул к нему несколько сшитых между собой листов бумаги.
— Не поверите, но мы нашли совпадение. Помните те странные убийства, с которых всё началось у Китобоя?

***  

===

Глава VI

Елизавета стояла, пытаясь унять подрагивающие руки, а я пытался разобрать, что мне пытается втолковать Сандал. Ястреб уже материализовал записку в моём кармане и теперь пробовал донести до меня своё раздражение, демонстрируя поток образов. Судя по всему из совсем недавнего прошлого.
Комната, которая вроде принадлежала той самой блондинке. Застеленная кровать, тонкий слой пыли, засохшие цветы в пустой вазе. И разбросанная одежда.
Следом спутник продемонстрировал разговор пары студенток, которые активно обсуждали, что Соломатина снова загуляла и уже несколько дней не показывалась в общежитии.
Смысл показанного я прекрасно понимал — смертная пропала. Возможно действительно встретила какого-то мужчину и сейчас отлично развлекается. А может быть с ней что-то случилось. Но причём тут я? Это скорее вопрос полиции.
Услышав эту мысль, ястреб сделал круг над моей головой и яростно проскрипел.
— Посмотрр-р-ри на письмо!
Сейчас мне куда больше хотелось забрать книги и поехать домой, чтобы окончательно разобраться с подготовкой к отъезду. Тем не менее я достал записку и покрутил её между пальцами, присматриваясь к небольшому конверту.
Поняв, что не вижу ничего необычного, подсветил божественной силой. Снова никакого результата. Покосился на Сандала, что завис в паре метров от меня, одним глазом наблюдая за производимыми манипуляциями.
А в следующее мгновение я понял, что именно привлекло его внимание. Печать, которой было закрыто послание — тот же самый оттенок силы, который использовал Ярополк Голицын, чтобы поставить оттиск около ворот моего дома.
Старый князь загулял с юной девой? Уверен, такое тут встречалось сплошь и рядом. Правда не слишком вязалось с образом патриция, который сложился в моей голове.
— Вы с Ладой побеседовали? Как всё прошло?
Уже пришедшая в себя Елизавета подошла ко мне, а я спрятал небольшой конверт в карман. Придётся распечатать по дороге домой.
Выразительно посмотрев на часы, кивнул.
— Мы договорились встретиться, когда я вернусь в Петербург.
Её мать слегка нахмурилась.
— Вы уезжаете?
Я чуть поморщился от клёкота ястреба, который настаивал на том, чтобы немедленно распечатать записку и изучить содержимое.
— На какое-то время. Но мы будем держать связь.
Мы с Ладой обменялись контактами дарфонов, а перед прощанием я скопировал жест любезности варваров, который не раз наблюдал на приёме у Волконских — поцеловал руку девушки. Этого оказалось достаточно, чтобы её мать разом забыла о всех вопросах и дала мне возможность спокойно убраться за территорию университета, прихватив с собой книги.
Безусловно, я собирался помочь смертной. И подумывал над тем, чтобы включить её в число своей свиты. Но не хотел терять времени.
Дальше разобрался с патрицианцами — Измайлов получил время и место встречи, после чего отправился домой. А вот Виталию пришлось выделить немного денег на то, чтобы снять гостиницу. Отец запретил ему пользоваться любой собственностью московской ветви рода, а идти на поклон к Наталье, парень не хотел.
Как только обменялся с ним контактами дарфона и отправил на такси в недорогой отель, расположенный в десятке кварталов отсюда, позвонил Бельский.
Переговоры вышли чуть более сложными, чем я предполагал, но в итоге у меня оказался канал сбыта золота. Вернее, пока договорённость о встрече. Ещё он сообщил, что уже подписал договор на продажу одного из участков. Теперь только ждал денег — три с половиной миллиона должны поступить на счёт через пару дней.

 До записки, о которой не уставал напоминать ястреб, я добрался только в машине, которая везла меня домой. Достав её, подсветил божественной силой печать и минут пятнадцать возился над её вскрытием.
Князь не зря был Великим Мастером — оттиск содержал три разных слоя, каждый из которых был намного сложнее предыдущего. Классический ход, позволяющий запутать того, кто станет пробиваться к посланию.
Наконец разобравшись с защитой, достал записку. Над плечом завис ястреб, а я пробежал глазами текст.
«У А. В. скорее всего ученический градус. Будь осторожнее.»
Я покосился на Сандала, который тоже ничего не понял. Перечитал ещё раз. В послании явно имелся смысл. Вот только я упорно не осознавал какой. Фразы «ученический градус» я здесь ещё ни разу не слышал. Вторая часть была понятна, но без расшифровки первой, это не имело никакого значения. Советовать юной деве быть осторожной, можно по целому ряду причин. Хотя, в случае с одним из высших патрициев империи, эти причины должны были быть вескими. И скорее всего специфическими.

Убрав записку в карман, снова глянув на хмурого ястреба, который нахохлившись, уселся на сиденье. Судя по эмоциям, которые я ощущал — переживал из-за того, что тогда украл записку, а в итоге девушка могла не получить важной информации и пострадать.
Дело было немного интересным и в другое время, я бы мог погрузиться в него с головой, чтобы избавиться от скуки. Но, к сожалению, сейчас была масса других, насквозь прозаичных и пропитанных скукой задач, которые следовало решить.
Например вызвать машину всё той же же транспортной компании, параллельно выслушивая Леру и Кристину. Первая хотела оставить рыжеволосую деву в Петербурге за главную, тогда как её оппонентка очень хотела в Мурманск. И они не нашли ничего лучше, как обратиться за решением ко мне.
К счастью в разгар их интеллектуальной дискуссии, прибыла машина, так что сначала я отвлёкся на контроль погрузки, а потом вовсе уехал в город. На прощание мудро посоветовав им прийти к взаимопониманию.

Пока грузчики перетаскивали золото в грузовик, скучающий Сандал нашёл в лесу странного смертного, что сидел на дереве и наблюдал за домом в бинокль. Ястреб, обрадованный возможность выплеснуть своё раздражение, рассёк ветви, на которых тот устроился и лазутчик сверзился на землю. Где его подобрала Скопа.
Я спешил, поэтому оставил допрос на усмотрение воинов. О результатах те доложили в момент, когда я почти прибыл на встречу с Бельским и потенциальным покупателем. Оказалось, бедолага работал на частное сыскное агентство и не имел никакого представления, кто является нанимателем.

Приказав, пока оставить его дома, отправился на встречу с адвокатом. Как выяснилось, он свёл меня с представителем одного из производителей золота. Который мог легко освоить тонну золота. Попросту переплавив его и выдав за продукцию своего же предприятия.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

===    Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/360584-vozvyshenie-merkuriya-kniga-3.html   ===   https://author.today/work/284547  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 84 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: