Главная » 2023 » Сентябрь » 22 » Возвышение 021
00:05
Возвышение 021

===


Цена за килограмм драгоценного металла на открытом рынке была около пятидесяти тысяч. Страдающий из-за лишнего веса смертный, который постоянно вытирал лоб платком, сначала предложил ровно половину. Но после двадцати минут торга, согласился забрать по цене в тридцать пять тысяч за килограмм.
Товар был у меня с собой, а вот за деньгами ему пришлось съездить в банк. Впрочем, десять из тридцати пяти миллионов, он всё равно оплатил чеками. Я попросил выписать два — каждый на пять. Один вручил Бельскому в качестве комиссии, а второй забрал себе. Где-то дома до сих пор лежал чек от Пятого отделения, на семьсот тысяч. Но теперь, когда под рукой была масса хрустящих банкнот, я уже не видел большого смысла его обналичивать.
Грузовик транспортной компании сменил нанимателя, который дал водителю новый адрес, а я продолжил турне по городу. Заехал в пару приличных магазинов одежды, выбрав подходящие варианты на разные случаи жизни. Побывал в оружейном, где полчаса расспрашивал продавца об экипировке и вооружении. Как выяснилось, то чёрное подобие брони, что я видел на гвардейцах Голицыных, звалось бронежилетами. А странные пистолет-пулемёты, вовсе таковыми не были. Работник магазина называл их автоматами. Или на германский лад штурмгеверами. Мол, пруссаки начали их массовое производство одними из первых, а следом подтянулись и остальные.
Правда, в продаже их не оказалось. Только два опытных образца. Одна модель из Пруссии и ещё одна выпущенная в Российской империи.
Бронежилеты мне тоже продавать отказались, но Сандал хотя бы нашёл партию лежащих на складе — видимо уже оплаченных другим покупателем. Так что четыре комплекта этой новой брони были благополучно перенесены в багажник такси, где осторожно выгружены. А вот автоматов действительно нигде не отыскалось. Только два образца, выложенных на витрине.
Успокаивало только то, что мои дикари вряд-ли были обучены обращаться с огнестрельным оружием. Им бы скорее подошла пара артефакторных луков. Хотя, насчёт этого я тоже не уточнял — как знать, вдруг они всю жизнь сражались только врукопашную?
Поэтому, пока решил ограничиться бронежилетами. Они неплохо подойдут к специализированным комплектам одежды для Защитников. Собственно, только заехав в один из крупных магазинов, где продавалось снаряжение и оружие для любителей заглянуть в Пробои, я осознал что изначально несколько заблуждался.
Те комплекты, что я раньше считал полноценной формой одежды для Пробоев, оказались лишь базовыми вариантами. Чем-то вроде той формы, что носили гвардейцы Голицыных под бронежилетами.
Продавец, правда рассказал, что их часто используют без дополнительных компонентов брони. Но как правило так поступают только новоиспечённые Защитники, ещё не успевшие заработать денег. Остальные предпочитают готовиться к рейдам куда более основательно.
Теперь реакция Егорова становилась ещё более понятной. Особенно если учесть специфику той пятёрки Пробоев, в которых сгинула масса куда более опытных Защитников. А тут примчался юнец, который даже меч купил на месте. Могу поспорить, советник был уверен, что живым я не выберусь.
Дальше я добрался до банка. Много наличности, это хорошо, но постоянно таскать с собой пару громоздких сумок, не слишком удобно. К тому же, если в обычное время, Сандал мог переносить их в призрачном состоянии, то при походе в Пробой, деньги всё равно придётся где-то оставить. Да и сам ястреб громко возмущался ролью грузчика — по его словам настоящий воин должен только доносить добычу до своего лагеря. А не переносить её на себе любимом, изображая вьючную лошадь.
Поэтому, половина моей наличности перекочевала на родовой банковский счёт, доступ к которому имел лишь глава рода. Вернее, я мог выставить дополнительные ограниченный или полный доступ для любого члена рода, наложив на его родовой артефакт особый оттиск. Но этого пока не требовалось. Да и подходящих людей под рукой ещё не было.
Заодно узнал много нового о банковской системе. Например, что деньги можно переводить при помощи дарфона. Правда, не во все банки и не на все счета — в большинстве случаев, оплата проходила только на счёт открытый другим Одарённым. И лишь при условии того, что он подключил нужную услугу. Которая стоила, между прочим, тридцать тысяч в месяц. Почти, как килограмм золота, проданный на чёрном рынке.
Сандал возмущённо носился по всему отделению, называя происходящее грабежом и порываясь что-то разгромить. А я подключил нужную опцию, получив возможность переводить деньги через дарфон.
Ловко это они придумали. Я мог запросить у человека его данные и отправить платёж, находясь в любой точке. мира. Тогда как он, независимо от своего местоположения, получал эти деньги буквально в ту же секунду.
Правда за банкнотами все равно требовалось ехать в сам банк. Либо расплачиваться чеками. Но для крупных сумм, такой способ подходил практически идеально. К тому же, теперь я всегда мог полюбоваться на сумму своих финансов при помощи дарфона.
К моменту, когда закончил со всеми делами, до отправки поезда оставалось меньше пары часов. И пусть, в итоге я всё же решил оценить ассортимент артефакторного оружия в местных магазинах, пришлось ехать домой. По дороге на вокзал, нужно было заглянуть в то самое детективное агентство, которое подослало ко мне лазутчика.
С ними всё вышло даже как-то неловко. Я вломился, рассчитывая на то, что мне готовят ловушку и наблюдателя выслали в качестве приманки. А это оказалось обычное захудалое агентство с единственным Одарённым в ранге Десятника. Который настолько перепугался вида четвёрки моих варваров с оружием наголо, что ломался всего минут пять. Стоило Ласке намекнуть, что мы опаздываем и поэтому она сразу возьмётся кромсать его тестикулы, пропустив предварительные ласки с ушами, глазами и пальцами, как мужчина поплыл.
Всю дорогу до вокзала, Сандал неустанно напоминал о том, что он ведь предупреждал — в офисе детективов нет засады. Да и в соседних домах никаких подозрительных личностей не замечено. Я же не мог отделаться от ощущения, что едва не обидел компанию детей. Тем более, заказчиком выступала та самая русоволосая Аня, с которой я заключил небольшое соглашение, когда только прибыл в этот мир.
Зачем деве понадобилось нанимать частного детектива, я не понимал. Возможно услышала что-то от отца и решила, что сама соберёт информацию и преподнесёт ему, как бокал настоявшейся амброзии. А может был и какой-то иной мотив. В любом случае, на угрозу юная патрицианка не тянула, так что беспокоиться, на мой взгляд, было не о чем.
Когда два вызванных автомобиля, уже подъезжали к вокзалу, Сандал передал, что нашёл Виталия. А вместе с ним и княжну. Сразу же показал мне картинку — юноша с угрюмым видом стоял рядом с девушкой, а та недовольно озиралась по сторонам.
Плюс, рядом было сразу семеро вооружённых Одарённых и три служанки, кучкой шепчущихся в отдалении.
Поезд уже стоял на перроне, но до отправки оставалось около тридцати минут, так что сильно всех подгонять я не стал. Спокойно выгрузились, забрали вещи и встретились с Измайловым, который, как и было условлено, ждал около входа.
Когда мы показались на перроне, Анна сразу нахмурилась, сверля взглядом Измайлова. И видя, что мы не спешим, яростно зашагала навстречу. Преградив путь, упёрла правую руку в бок.
— Что ты о себе возомнил, Афеев? Решил, что раз бабушка подписала с тобой договор, можно опаздывать? Ещё и командовать моими людьми?
Я окинул её взглядом. Раздувающиеся от гнева ноздри, сверкающие глаза, нахмуренное лицо. И точёная фигура, прикрытая изящным платьем.
— Не припомню, чтобы мы договаривались о конкретном времени встречи.
Сверху спикировал негодующий Сандал, который то ли собирался лишить девушку какого-то предмета одежды, то ли нацеливался на её кошелёк. Едва успел оттащить его в сторону, влив в нить божественной силы.
Ястреб с обидой сообщил, что вообще-то собирался постоять за мою честь, а сама патрицианка поджала губы.
— У тебя сообщение на дарфоне. Я тебе сама написала. А ты не ответил.
Я потянулся за устройством, а княжна внезапно кивнула на Леру с Кристиной, которые стояли за моим левым плечом.
— Девок своих в дорогу взял? Боишься, в Мурманске новых не отыщется?
Печать, которая переплелалась с разумом каждой из девушек, отчётливо просигналила, что те злятся. Оттиск работал совсем не так, как с Сандалом — лишь передавал мне их эмоциональный настрой, да помогал услышать обращение кого-то из послушниц. И действовал лишь на очень близком расстоянии. Но сейчас все факторы совпали — я почувствовал гнев обеих послушниц. Третья же, чьё имя я не помнил, ловко укрылась за их спинами.
Кристина, на чьё декольте был сейчас устремлён взгляд княжны, внезапно шагнула вперёд.
— Завидуешь? Набиваешься на приглашение? Так не хватает мужского внимания?
Та не сразу поняла, что имела в виду рыжая. А когда осознала, то на момент аж задохнулась от возмущения. Зато подал голос один из её телохранителей — Одарённый не слабее Окольничего, что стоял чуть позади Волконской.
— Это переходит все границы. Её Светлость предупреждала, что у нас будут своеобразные спутники. Но у меня нет приказа сносить оскорбления. Если такое повторится ещё раз, мне придётся научить вас уважению.
Даже Юпитер после полусотни порций амброзии, разговаривал не так пафосно. Неужели смертные не понимают, насколько глупо выглядят в такие моменты?
Переведя на него взгляд, пожал плечами.
— Ноги же сломаю. Или руки. Как ты потом княжну охранять будешь?
Тот собирался ответить, но тут Анна подняла руку вверх и в воздухе прозвенел строгий голос.
— Довольно!
Секунду подождала, наслаждаясь произведённым эффектом. Потом добавила.
— Давайте уже загрузимся в этот поезд и поедем. Хватит препираться на перроне, как простолюдины.
Развернувшись, зашагала вперёд. С таким видом, как будто вовсе не она начала неожиданную свару у всех на глазах.
Не двигаясь с места, я решил сразу уточнить ещё один вопрос.
— Какой номер вагона? Думаю будет лучше ехать всем вместе.
Княжна, с искренним изумлением в глазах, оглянулась на меня.
— С кем ты по-твоему говоришь, Афеев? К поезду прицепили дополнительный вагон дома Волконских. Вон он, ближе к хвосту. Сегодня вы будете нашими гостями. Идём.
Может ведь и нормально разговаривать, когда хочет. Почему бы всегда так не делать? Покосившись на Сандала, который парил в воздухе, вздохнул. Согласен — почти нормально. Но всё же лучше, чем несколько секунд назад.
Вагон оказался разбитым на отдельные кабины. Пять четырёхместных, в которых были отдельные спальные места. Ещё три были чуть больше в размерах и по сути, с полноценными кроватями внутри.
Плюс, отдельное пространство с парой столов, стульями и крохотной, притулившейся в углу кухней. Да небольшое помещение для сопровождающего нас смертного в форменной одежде и фуражке. Которого один из телохранителей княжны назвал проводником. На того, кто был способен доставить человеческую душу в царство мёртвых, мужчина вовсе не походил. Но видимо, в данном случае, имелось в виду совсем другое значение.
Остаток вечера прошёл скучно, но относительно продуктивно. Мы поужинали, а потом я заперся в своей кабине и погрузился в изучение книг, которые принесла Елизавета. Заснул только ближе к середине ночи, когда смертная плоть стала активно намекать на необходимость отдыха.
А проснулся от того, что кто-то яростно барабанил в дверь. Приоткрыв один глаз, поморщился от громкого звука.
— Кто там? Что случилось? На нас напали?
Стук сразу же прекратился. Я же открыл второй глаз и увидел подвешенный к потолку корсет, рядом с которым болталось несколько пар кружевных трусиков. А стоило повернуть голову, как в поле зрения попал Мьёльнир. Каким-то образом вдвое прибавивший в размере и частично накрытый фуражкой проводника.
Усевшись в постели, я моргнул и осмотрелся ещё раз. Да нет, не показалось. Из-за двери донёсся звонкий голос княжны.
— У меня исчезла одежда, проводник пропал, а артефакторная защита вагона не работает! Поднимайся!

***  

===

Глава VII

Я обречённо вздохнул и снова глянул на Мьёльнира. Потом потянулся по нити к Сандалу, что летел над поездом. И тихо прошептал.
— Что вы успели натворить? И зачем? У вас ровно тридцать секунд, сатиры.
Ответ для ожидающей за дверью княжны я напротив озвучил в полный голос.
— Минуту. Мне надо одеться.
Ястреб, несмотря на влитую в нить божественную мощь, пытался отмолчаться. Зато в голове просвистел тонкий голос живого камня.
— Артефакты вкусс-с-сные. Не удержался.
Почему у обоих моих спутников имеются проблемы с произношением? Один, случайность. Сразу два — закономерность.
Надев штаны, выразительно посмотрел на фуражку и Мьёльнир сразу же добавил.
— Он сс-с-ам прыгнул. Мы не заставляли.
Поняв, что не добьюсь от него ничего дельного, вкачал в нить приличную порцию мощи и подтянул к себе Сандала. Глядя на возмущённо клекочущего ястреба, вопросительно поднял брови и снова надавил силой. Уверен, именно он был зачинщиком их ночного буйства. Каменный спутник на такое бы просто не пошёл.
Наконец тот сдался и принялся показывать. Сначала всё проходило относительно невинно — Сандал с Мьёльниром наладили между собой связь и первый стал обучать второго переходить в призрачное состояние.
Потом камень случайно провалился под поезд и погрузился на пару метров в землю. С испугу материализовался там и потянув из меня силу, выбрался на поверхность. После чего принялся нестись за составом, вовсю расходуя мой резерв, чтобы поддерживать скорость.
Правда, догнать поезд у него так и не вышло — выручил ястреб, который успокоил своего собрата по оружию и когда тот снова перешёл в призрачное состояние, вернул его в вагон.
Следом, эта парочка решила восполнить мои потери в энергии. И не придумали ничего лучше, чем попробовать при помощи Мьёльнира опустошить один из защитных артефактов вагона. Тех самых, что прикрывали его от внешнего магического воздействия.
Предсказуемо всё перепутали. Вместо того, чтобы подключиться к одному из накопителей, выбрали в качестве цели артефакт, встроенный в общую систему. И Мьёльнир с энной попытки, вобрал в себя всю её силу.
Это временно превратило его в небольшой валун, из-за чего пострадал стул. Ну а на шум вышел проводник. Если все остальные, включая охрану княжны, крепко спали, полагая себя надёжно защищёнными от любой угрозы, то этот вполглаза бодрствовал. Видимо на тот случай, если патрицианке захочется выпить кофе или съесть яичницу.
Само собой, увидев приличных размеров камень, который резво попытался от него сбежать, а потом ещё и растворился в воздухе, смертный пришёл в состояние шока. И отреагировал вполне адекватно — попробовал поднять тревогу.
Тогда Сандал предпринял попытку договориться. Конечно, если считать таковой, материализацию прямо перед лицом мужчины со словами «Молчи или умррр-р-ри».
Проводник не был Одарённым. Но попытался пустить в дело единственный имевшийся у него артефакт — щедро заполненную силой пряжку ремня, что должна была выставить вокруг смертного щит.
Как раз в этот момент, Мьёльнир потерял контроль над своим обликом и воплотился прямо на столе. В весьма растерянном состоянии. А уловив вспышку силы, решил, что их с Сандалом атакуют, после чего выстрелил ложноножкой прямо в ту самую пряжку, моментально вытащив из неё всю энергию и попутно превратив сам артефакт в труху.
Мой крылатый спутник хотел провести с проводником второй раунд переговоров, но к такому психика смертного оказалась не готова. Снова увидев возникший в воздухе силуэт птицы, он забыл про свою службу роду Волконских и распахнув дверь, на полном ходу выпрыгнул из поезда.
Всё, что успел сделать Сандал — вцепиться когтями в его форменный пиджак, обеспечив мужчине относительно мягкое приземление.
После этого, парочка сатиров заперла дверь и убедившись, что никто не проснулся, попытались придумать, как оправдаться, когда всё вскроется. Не знаю, в какой именно момент их мысли свернули не туда, но общий вывод был единогласен — во всём виновата княжна. Из-за чего та и лишилась абсолютно всего нижнего белья. Часть Сандал притащил в качестве трофеев сюда, а остальное просто выбросил по пути следования состава.
Фуражку они тоже сочли чем-то вроде трофея и решили нацепить её на Мьёльнира. Для того, чтобы после своего пробуждения, я сразу обратил внимание на предмет одежды и поинтересовался, откуда он тут взялся? А они бы осторожно изложили всю историю, плавно подведя к финалу.
План был похож на те, что строила свита Вакха во время своих оргий. Они тоже любили порассуждать на самые разные темы — от захвата мира до соблазнения богинь. Как-то раз даже попробовали воплотить один из них в жизнь. Как итог, мне вместе с Фебом и Дианой пришлось отправляться в Индию и вести долгие дипломатические переговоры.
Закончив одеваться, я приказал Сандалу избавиться от белья. А фуражку просто засунул под одеяло. Потом убрал со стола Мьёльнир, положив его в сумку и открыл дверь.
За ней обнаружилась хмурая княжна, которая с подозрением заглянула в моё купе, а потом скрестила руки на груди.
— Твоих рук дело, Афеев?
Справа по коридору выстроилось пятеро телохранителей. Ещё двое были слева — между Волконской и четвёркой моих воинов. Забавные. Как будто у них был бы шанс в случае открытой схватки.
— Намекаешь, что я смог как-то разрядить артефакторную систему вагона? Ту самую, которую наверняка делали ваши лучшие специалисты? Как я мог это сделать? И зачем?
Та прищурилась и возмущённо поджала губы.
— Не знаю. Но кто ещё? Если бы это были враги, то на нас бы напали. А раз никто не пострадал, значит…
Запнувшись, свела вместе брови. Видимо пыталась понять, что это значит? Бесполезно. В чём не откажешь моим спутникам, так это в умении запутывать следы. Способ, они правда, выбрали странный — полностью убрали из своих решений логику. С другой стороны — сработало ведь.
— Хотя, ты сказала, у тебя что-то пропало, верно?
Щёки девушки чуть покраснели и она одёрнула на себе платье, стараясь не смотреть в сторону телохранителей. Похоже патрицианка сама была не рада, что начала кричать о своей проблеме на весь вагон.
— Да, Афеев! Пропало. Но это сейчас к делу отношения не имеет. Важнее, что исчез проводник.
Я медленно кивнул и отзеркалил её позу, сложив руки на груди.
— Поправь, если ошибаюсь, но выходит, что кто-то запросто преодолел артефакторную защиту вагона, похитил проводника, забрал твою одежду и благополучно убрался отсюда?
Высунув голову в коридор, показательно покрутил ею по сторонам, оглядел охранников.
— Могу я уточнить, зачем тебе нужны эти семеро дуболомов с их дорогим оружием и артефактами? Они тут в качестве мебели? Домашних любимцев?
Тот Окольничий, что стоял ближе всех и видимо возглавлял охрану девушки, побагровел от сдерживаемой ярости. Но всё же сдержался и в разговор не полез — выучка сделала своё дело.
А после того, как телохранитель поймал взгляд Анны, его лицо и вовсе приобрело виноватый вид. Могу поспорить, Одарённые должны были круглосуточно дежурить и обеспечивать безопасность Волконской. Но понадеялись на защиту вагона.
Впрочем, девушка сразу же вернула взгляд на меня.
— Это имперский поезд. На них не нападают, Афеев. Даже в случае войны родов. Закон запрещает вести боевые действия на имперских транспортных линиях.
Интересно. Пожалуй, даже логично. Не знаю, как часто здесь воюют патриции, но если после каждой их стычки ремонтировать железнодорожное полотно, это приведёт к громадным убыткам. Как работает экономическая система их империи, я уже немного разбирался.
А ещё девушка сейчас подсказала мне крайне простой и элегантный выход из ситуации.
— Так никто и не нападал. Убитых и раненых нет, ценности вроде бы на месте. Неизвестные лишь разобрались с артефакторной защитой, проникли в твоё купе и похитили вещи. Формально, запрет не нарушен. Но вот по носу они вас щёлкнули изрядно.
Её брови взлетели вверх.
— Кто-то был рядом, когда я спала? Рылся в моих вещах? Я же…
Вот и всё. Достаточно было указать на очевидный факт, как смертную деву перестало волновать всё, кроме нахождения в её купе посторонних во время сна.
Я спокойно пожал плечами.
— Что-то мне подсказывает, твоё обещание будущему мужу, оказалось нарушено в третий раз. Правда, где искать нового виновника, пока непонятно.
Смертная свирепо посмотрела на меня. Так, как глядит тролль, прежде чем взреветь и обрушить на твою голову дубину. Бывало со мной и такое — не все торговые сделки аватаров заканчивались успешно.
Впрочем, выдержки у Анны оказалось куда больше, чем у северных гигантов. Взяв себя в руки, изобразила на лице полное безразличии и максимально холодно отчеканила.
— Род Волконских обязательно разберётся с этой проблемой. А тебе пора готовиться — через двадцать минут мы уже будем на станции.
Всё оставшееся время до момента прибытия в город, девушка провела в своём купе, не показываясь наружу. Я несколько раз отправлял туда Сандала, предполагая, что княжна немедленно возьмётся за дарфон, чтобы описать ситуацию родственникам. Но к моему удивлению, смертная даже не притронулась к устройству. Всё это время она задумчиво пялилась в окно и о чём-то размышляла.
Я же пытался придумать, как быть с парой порождений Хаоса, которые всё это устроили. Контролирующие печати им не поставишь. Это божественные помощники, а не бездушные големы, что чётко следуют приказам. Убеждение, как показала практика, тоже срабатывало плохо. В теории я и правда мог сажать их на своего рода цепь, пока сплю. Но боюсь такой подход плохо скажется на моральном состоянии. Равно как и на эффективности. Особенно, если предположить, что внутри Сандала действительно находилась душа дракона. Методы принуждения с подобными сущностями попросту не работали.
Объяснение по поводу того, что «так делать нехорошо и нельзя» тоже никак не поможет. К тому же я — Меркурий. И спутники отлично чувствуют, с кем именно они связаны. Покровитель воров, призывающий ничего не красть — это нонсенс.
Мотивация. Пожалуй вот, что им было нужно. Не запрет, а противоположный по смыслу подход — цель, ради которой они самостоятельно станут себя ограничивать. Вернее он — на мой взгляд, основную работу требовалось провести с Сандалом.
Наложив на купе печать тишины, когда-то придуманную дриадами, позвал ястреба. Когда тот приземлился на столе, обиженно кося одним глазом, начал с самого простого вопроса.
— Ты ведь хочешь стать самым сильным в этом мире? После меня, само собой.
Тот момент подождал, чувствуя подвох. Тем не менее ответил скрипучим «да», после чего я продолжил.
— При этом ты понимаешь, что сейчас мы уязвимы?
Сандал взмахнул крыльями.
— Всех порр-р-рвём! На куски!
Смотря на него, я напомнил об очевидном факте.
— Слугу в порту тоже? Помнишь его? И слова князя о том, что это был противник не самого высокого ранга. А теперь представь, кому он служит? И что произойдёт, если придётся схватиться сразу с десятком таких?
Я неплохо чувствовал первый порыв ястреба — закричать о том, что они все умрут и никаких шансов у этих жалких отродий нет. Но потом он всё же задумался. И спустя секунд двадцать, расстроенно склонил голову, поняв, к чему я клоню.
— Совсем никого не трр-р-рогать? Скучно…
Последнее слово вышло у него настолько грустно, что я с трудом сдержал усмешку.
— Во-первых, ты всегда можешь спросить меня и получить чёткий ответ. Во-вторых, иногда можно действовать и без разрешения. Как с теми городовыми, что издевались над девчонкой. Ну а в третьих, не стоит трогать тех, кто и так частично в курсе ситуации. Наталья Волконская, ведь, считай прямым текстом сказала, что в курсе моей причастности к пропаже денег у Голицыных. А ты что сделал?
Спутник нахохлился ещё больше и отвернулся. Я же продолжил раскладывать всё по полочкам.
— Ты похитил картину из её собственного дома. Не зная, какие у неё возможности и насколько вероятен факт отслеживания твоего маршрута до нашего дома. А сейчас ещё и украл бельё её внучки. Уверен, что бабуля не впадёт по этому поводу в ярость?
Сандал ненадолго задумался. Потом мысленно сообщил мне, что Наталья Волконская разумная женщина и ввязаться в конфликт из-за такой мелочи не будет.
Я с усмешкой развёл руками.
— Возможно и нет. Но вот внимание на меня точно обратит. Причём не совсем такое, которого хотелось бы. Плюс, у неё имеется окружение, через которое проходит информация. Скорее всего надёжное, но шпионы или просто алчные смертные могут оказаться, где угодно.
Спустя несколько секунд тишины, ястреб удручённо и медленно взмахнул крыльями.
— Не трр-р-рогать важных смерр-р-ртных без дозволения. Я понял!
Определённые сомнения у меня оставались, но если отталкиваться от тех эмоций, которые сейчас испытывал Сандал, он и правда задумался. Значит, его ключевое желание я уловил правильно. Спутник хотел стать самой могучей сущностью в этом мире.
В голове слабо пискнул Мьёльнир — камень решил, что беседа касалась и его персоны. Поэтому, тоже пообещал, что не станет делать того, чего нельзя. Только попросил выдать ему полный перечень запрещённых действий.
Всё же интересно, как внутри него зародился разум? Или откуда он взялся, если пришёл извне? Та крохотная частица «искры», что имелась внутри меня, была слишком слаба, чтобы полноценно проанализировать души спутников. Изначально я считал, что для подобной задачи будет достаточно двух осколков моей сердцевины, но теперь стало понятно — этого мало. Боюсь, чтобы разобраться в душах моих спутников без их собственного желания, мне потребуется собрать не меньше семи-восьми частей разлетевшейся «искры». Перед этим серьёзно усилив смертную оболочку в Пробоях.
Отчасти поэтому, когда мы вывалились на холодный перрон, я первым делом обозначил княжне, что через час мы уже должны быть в одном из Пробоев. И получил достаточно неожиданно яростный ответ — она заявила, что ей нужно отдохнуть, принять ванну и посетить пару магазинов. Что означает, к отправке в Пробой девушка будет готова не раньше вечера.
В конце забрала с собой Михаила и Виталия, отдав им прямой приказ. Да с такой формулировкой, что Измайлов даже не попробовал отказаться — только украдкой бросил на меня извиняющийся взгляд и пошёл следом за девушкой.
Впрочем, это к лучшему. Сейчас бы они стали только путаться под ногами. Да и тащить их в одной упряжке с Анной будет намного проще. Тем более отец Измайлова оказался изворотливым. Настолько, что Бельский практически ничего не смог из него выбить. Не считать же чем-то ценным, намерение подписать договорённость о дружбе и сотрудничестве между родами? Правда, тут наши с ним точки зрения расходились — сам адвокат считал это относительно ценным призом. Мол, фактически первая ступенька на пути к потенциальному союзу. Да и сама по себе, подобная бумага, по его слова, могла пригодиться.
Но с моей точки зрения, это был бесполезный документ, который не создавал какой-то практической пользы. Просто бумажка с туманными обещаниями. При необходимости, отец Михаила может легко наплевать на факт её существования и будет в своём праве.
Волконская со всеми своими сопровождающими, отправилась в гостиницу, которую ей уже оплатил род. Для княжны сняли целое крыло верхнего этажа — сразу семь разноформатных номеров для неё самой и прислуги.
Стоило видеть её лицо, когда она обнаружила, что я со своей свитой поднимаюсь на тот же самый этаж, занимая второе крыло с аналогичными номерами. Ну а что? Приличный отель в Мурманске был всего один. По крайней мере такого уровня. А жить мне где-то было надо.
Ввалившись в номер, который здесь называли императорским, я приготовился погрузиться в роскошь и негу. Но вместо этого споткнулся о торчащую паркетину и если бы не моя скорость реакции, распластался бы на полу.
Из спальни степенно выплыла тучная горничная с переброшенной через плечо длинной серой тряпкой. Глянув на меня, прогудела.
— Добро пожаловать в Мурманск, господин. Рады приветствовать вас в гостинице «Дворянская».
С той же неторопливостью добравшись до двери, обернулась.
— Стаканы не бить. Один стакан — рупь. А десять стаканов — сотня.
Логики в этом предложении я не уловил. Спрашивать же было не у кого — работница гостиницы удалилась в коридор.
Справившись с удивлением от уровня обслуживания в лучшем отеле города, повернул голову к Сандалу.
— Лети к Скопе. Чтобы через минуту все были здесь — мы идём в Пробой.

***  

===

Глава VIII

У меня была мысль расспросить варваров об их способностях до нашего похода в Пробой, но после короткого размышления, я решил, что лучше всего будет оценить их прямо в деле. Заодно и они посмотрят на меня. Возможно, получится наладить более тесный контакт. До этого, вместе мы сражались всего один раз. Да и то, каждый разбирался со своей отдельной группой бойцов противника.
Поэтому, мои приготовления к отправке в Пробой, свелись к созданию чего-то вроде тайника между этажами, куда Сандал перенёс наличность и книги, полученные из библиотеки.
Манускрипты, к слову оказались весьма занимательными. Само собой, в исторических хрониках смертных, о появлении Одарённых не было ни слова правды. Но если знать, под каким углом смотреть на любое лживое утверждение, то в итоге всегда есть шанс увидеть какие-то крохи истины. Чем я и занимался половину ночи, проведённой в поезде.
Но книги, я пожалуй оставлю на тёмное время суток. Или утро. Если всё пройдёт успешно, то в гостиницу вернусь полный сил и энергии, так что заснуть вряд-ли получится. Главное, не наброситься на Кристину, которую последнее время буквально окружали флюиды желания.
Первым делом заехали в городское представительство Пятого отделения. Если в Петербурге содержали по одному на каждый стабильно работающий Пробой, плюс имелось столичное управление, то в Мурманске схема была другая. Представительство, играло роль своего рода штаба, а к нему добавлялись отдельные офицеры, которые находились на местах.
Новые Пробои возникали с завидной регулярностью и их сразу же обносили полевыми укреплениями. Брали под контроль территорию и отстреливали всё, что оттуда появлялось. Плюс, запускали внутрь команды Защитников.
Что интересно, в подобных местах у Пятого отделения, были свои собственные команды Защитников. С одной такой мы столкнулись на входе в здание. Четверо мрачных смертных, с рангами от седьмого до девятого. Трое в тех самых комплектах одежды, что сейчас на моих воинах и бронежилетах, а четвёртый в артефакторной металлической кирасе, с несколькими встроенными накопителями. На принадлежность к Пятому отделению указывали знаки различия, проштампованные на рукавах.
Помимо приобретения браслета для Медведя и процедуры регистрации, которая была обязательна для всех Защитников, мы получили ещё и карту Пробоев. Буквально — приличных размеров кусок бумаги, на котором были указаны точки всех нужных нам мест, с обозначениями их рангов опасности и дополнительными приписками.
Что в очередной раз заставило вспомнить о Петербурге. Там Егоров даже не намекнул на то, что именно меня ожидало впереди. Хотя, точно располагал информацией. Возможно какие-то детали о сиренах, ему были неизвестны, но в общих чертах он всё знал. При этом, ничего не сообщил.
Считал, что я и так должен быть в курсе? Или не предполагал, что в той группе петербургских Пробоев может выжить новичок? Рвение с которым он убеждал меня и того незнакомого паренька не соваться внутрь, заставляло склоняться к первому. Но какой-то простор для размышлений всё равно оставался.
Ответ сейчас был не слишком важен, но тем не менее мне была интересна мотивация действительного статского советника. Как и его дальнейшая судьба. Нужно будет попросить Бельского выяснить, куда именно того отправили после закрытия пятёрки Пробоев. Хотя бы исключительно ради удовлетворения собственного интереса.
Карту я разложил на столе в ближайшем кафе, где помимо нас оказалось ещё две группы начинающих Защитников. Правда, эти были совсем новенькими — у одной группы кусочки хрусталя были девственно-белыми, а во второй только у троих из пятёрки едва заметно светились зелёным.
У моих временных гвардейцев, браслеты Защитников тоже выглядели абсолютно новыми, но зато мой был налит тёмно-зелёным светом, говоря об уверенном десятом классе.
С Пробоем я определился достаточно быстро. Серебряный второго уровня опасности. Смертные не стали сильно мудрствовать и использовали для определения опасности прорывов наименования металлов и драгоценных камней. Сначала шли медь, серебро и золото — по пять уровней угрозы в каждом, от единицы к пятёрке. Потом опал, сапфир и беррил — по три уровня угрозы. Самые опасные Пробои — изумрудные, рубиновые и алмазные. Тут речь шла только об одном единственном уровне угрозы, без всякой градации.
Как себя в Пробое поведут мои варвары, я заранее не знал. Да и сам предпочитал сначала размяться, а уже потом переходить к чему-то более серьёзному. Тем более, серебряный Пробой второго уровня опасности, с точки зрения Пятого отделения, отнюдь не был лёгким — согласно пометкам, он рекомендовался для организованных групп с классом Защитников не ниже восьмого. Либо одиночек, не ниже седьмого.
Дополнительных деталей к его описанию было немного. Только слова «вода» да «сложность». Оставалось надеяться, что речь идёт не о каком-то озере, на котором нет ни единого клочка суши.
До Пробоя добирались на вызванных машинах — Лера ещё в Петербурге узнала номера местных служб такси и мы воспользовались той, что все рекомендовали, как лучшую. Не сказать, что в итоге за нами приехали совсем развалины. Но эти автомобили разительно отличались от тех, к которым я привык в Петербурге. В худшую сторону.
Впрочем, это было не так важно. Нас всё же довезли до Пробоя и я впервые увидел то, что Пятое отделение называло земляными укреплениями. Протянутые линии траншей, оборудованные доты с установленными там пулемётами, скучающие солдаты в зелёной форме.
И кое-что куда более интересное — несколько массивных металлических коробок, на которых были установлены орудия. Пока мы ждали старшего офицера, Сандал успел изучить их внутреннее устройство и подслушать разговоры людей внутри. Судя по всему, это были какие-то боевые машины с установленным на них тяжелым вооружением.
Подошедший мужчина в армейской форме, заметил, как я разглядывал эти странные конструкции и по-своему понял мой интерес.
— Вы не беспокойтесь, танки тут на всякий случай стоят. По инструкции положено. Вот и размещают их около каждого Пробоя. Могу я узнать имя и фамилию старшего в команде.
Скрываться я не собирался — если кто отслеживал мои перемещения, то сделать это в Мурманске проще простого. Поэтому сразу кивнул.
— Василий Афеев. Защитник десятого класса.
Военный вопросительно приподнял бровь, с ожиданием смотря на меня. Не дождавшись титула, сделал пометку в чём-то вроде широкой записной книжки. Махнул в сторону укреплений.
— На территорию можете зайти через любые мостки. Портал практически по самому центру. Хотя вы его и так почти сразу увидите.
Интересно. Сейчас утро. Видимость отличная. А за линией бруствера я не вижу ни одного крупного дерева. Всё, который там имеется — высокий кустарник. Но при этом, пока мы здесь, не прозвучало ни одного выстрела.
Отвернувшись от линии окопов, снова глянул на офицера в чине капитана.
— Что там внутри?
Тот на момент замялся, разом потеряв большую часть уверенности, которую только что демонстрировал.
— Говорят, болото и лес. Вроде бы. Я не из Одарённых, но ваши когда оттуда выбираются, обычно ругаются сильно. Мокрые все, кричат, что лучше бы в золотой попали и всё в таком духе. По второму разу никто не идёт. Но и погибших вроде не было ещё ни разу.
Описание было далеко не самым позитивным. В теории мы, конечно, могли запросто сменить цель, отправившись в другой Пробой. А с другой стороны — бог я или не бог? Раз смертные выбирались оттуда живыми, значит критической угрозы нет. Со всем остальным можно будет разобраться.
Поблагодарив капитана, я уверенно двинулся к линии окопов. Впереди виднелся, умчавшийся на разведку Сандал, а в одном из кармашков на поясе ждал своего часа Мьёльнир. От их ночных приключения всё же была некоторая польза — живой камень не только отчасти научился контролировать свой переход в призрачное состояние и обратно, но ещё и мог меняться в размерах. Либо становиться плотнее и сжиматься в объёме, либо наоборот расширяться, изменяя свою внутреннюю структуру. А ещё, поглощение силы артефактов вагона где-то на треть увеличило диаметр той нити, что связывала меня с новым спутником.
Вообще, странно, что он смог такое провернуть. Сандал получал энергию только за счёт убийства пробойных тварей и никак иначе. По крайней мере, если говорить о той силе, что он использовал для роста, а не сиюминутных нужд. С последней то всё как раз было понятно — ястреб черпал её из моих резервов.
Вот у Мьёльнира всё было чуть иначе. Как я догадывался, из-за того, что камень появился уже в этом мире, тогда как Сандал вполне мог прибыть вместе или следом за мной. Да и в его создании принял участие колоссальный объём божественной мощи, тогда как Мьёльнир возник в процессе слияния двух небольших осколков «искры». Базовая форма спутников тоже диаметрально различалась. Ястреб подавляющую часть времени был призраком, тогда как живой камень до недавнего времени даже не умел толком управлять своим переходом в призрачное состояние.
Перевалив через линии окопов, мы углубились в растущий кустарник. Энергетические кольчуги все набросили ещё до того, как мы прошли линию укреплений. Сейчас же варвары достали и оружие, настороженно оглядываясь по сторонам. Видимо хорошо помнили, чего им едва не стоила самоуверенность в случае с сиреной.
Я же присматривался к картинке, которую показывал Сандал, да периодически подсвечивал местность вокруг при помощи божественной силы. Как и говорил армейский капитан — ни одного пробойного монстра.
Около портала я притормозил и всё же достал оружие. Подаренный Ярополком Голицыным клинок тускло сверкнул, а я бросил взгляд в затянутое серыми тучами небо и обернулся к остальным.
— Когда окажемся внутри, строго выполнять все мои команды. Скорее всего у вас есть свой опыт убийства тварей, что похожи на этих, но и у меня имеются некоторые секреты. Если прикажу отступить или сменить позицию, а вы не будете понимать смысла приказа — его всё равно необходимо выполнить. Это понятно?
Получив четыре подтверждающих кивка, чуть помедлил. Как-то легко они согласились выполнять любые указания. И смотрят вроде честно, а не как Сандал, когда обожрётся клубники.
Ястреб возмущённо клекотнул и заявил, что он благородное создание, которое элегантно поглощает изысканную еду. А не жрёт, как дикий кабан. Я же послал ему пару мыслеобразов с недавними воспоминаниями. После чего шагнул в портал.
Нога неожиданно провалилась в пустоту. Следом рухнул и я сам. Падать было всего несколько метров, так что я успел лишь сгруппироваться, да сразу после приземления откатиться в сторону.
Ласка приземлилась куда более удачно — оказалась на ногах, сжимая в руках оружие. Соболь практически полностью повторил её фокус, а Скопа банально замедлила своё падение, как будто уплотнив под собой воздух.
Единственным, кто тяжело бахнулся на землю, оказался Медведь. Если не считать меня, конечно. Неплохое начала рейда — попасть в ту же категорию, что и самый неуклюжий боец группы.
Что интересно, с другой стороны портал вёл на невысокий холм, с которого можно было спуститься вниз. Но кустарник перед входом в Пробой вырубили так, чтобы Защитники заходили именно под таким углом, после чего падали вниз.
Ничего опасного в этом нет. Даже если кто-то окажется настолько идиотом, что сунется в Пробой без энергетической кольчуги, то скорее всего он автоматически набросит её в процессе падения. Либо сработает какой-то защитный артефакт. В любом случае, даже Защитник десятого класса, после падения с такой высоты, точно никак не пострадает.
Показательным, скорее был тот факт, что несмотря на многочисленные группы, что посещали это место, а потом выбирались наружу, никто не изменил ситуации снаружи. Каждый оставляли всё, как есть, чтобы те, кто явятся следом, попали в ту же самую нелепую ловушку. Интересно, почему?
Я огляделся по сторонам. Небольшой остров, земля которого примыкала к чему-то вроде топи. Уходящее во все стороны болото, лёгкий туман и заросли скирпуса. Или, как его называли местные варвары, камыша.
Впрочем, нырнувший за мной Сандал, уже показывал деревья, которые были с четвёртой стороны, вид на которую закрывал тот самый небольшой холм.
Это сложно было назвать полноценным лесом — почти все деревья находили в полуживом состоянии. Редкая листва, масса высохших ветвей, чёрная гниль на стволах. А внизу вязкая, пропитанная влагой почва.
Подобные насаждения тянулись далеко вперёд — пролетев около километра, Сандал покружил над болотными топями и ничего больше не обнаружив, повернул назад.
— Кого тут нужно убивать?
Вопрос задала Ласка, которая с полным непониманием оглядывалась по сторонам. Но я и сам пока не до конца понимал, где находились местные монстры. Кружащий в воздухе Сандал никого не обнаружил, так что я отправил ястреба в саму болотную жижу. Раз на поверхности твари отсутствуют, возможно прячутся внизу.
Спутник скрылся в болоте, а слева раздался голос Соболя.
— Кто-то пробовал узнать, что за пределами Пробоев? Пробить эти стены?
Интересная оговорка. Они не бывали в подобных местах, но при этом парень знал, что Пробои огорожены барьером. Хотя, на это нет ни единого прямого указания в открытых источниках. Пока сам не зайдёшь, ничего детального не узнаешь.
— Скорее всего, да. Но вряд-ли добились успеха.
Услышав мой ответ, парень разочарованно вздохнул. Тогда, как я прислушивался к сигналам Сандала. Поняв, что тот всё ещё никого не может найти, решил помочь — пустил в дело «искру», подсветив божественной силой пространство рядом с островком, на котором мы находились.
Живые существа в болотах всё же оказались — вытянутые и тонкие, скользящие внутри топей. Что интересно — чувствовавшие Сандала. Они ловко уклонялись от контакта, каждый раз, когда ястреб оказывался рядом.
Но сейчас уже он воспользовался тем, что видит цели и молнией рванул наверх, схватив одну из них. После чего вылетел из болота, оказавшись в воздухе. Если не видеть всей картины в целом, зрелище было занятным — трепыхающаяся пробойная тварь, которую сжимает одинокий клюв, проступающий в воздухе.
Впрочем, меня больше интересовал сам монстр. Когда тот оказался вне болота, его получилось рассмотреть. Пучок тонких полупрозрачных щупалец, что крепился к толстому основанию, внешним видом напоминавшее толстый стебель, длиной чуть больше метра.
Я отдал команду и ястреб притащил местного обитателя на островок, швырнув на землю, рядом со мной. Тот сразу же попытался рвануть в сторону болота, а когда я прижал его ногой, обвил её многочисленными щупальцами. Теперь на них были заметны и крохотные присоски, что выплёвывали яд. Не самый сильный — кольчуга почти не просела, но тем не менее он был.
Все изменилось, когда я раздавил это странное создание, разделив его «тело» на две половинки. Из трясины вырвалось несколько десятков его сородичей, фонтанирующей гнилой водой. Каждый монстр раздулся, став в несколько раз больше из-за пропускаемой через себя воды. И превратился в этакую летающую бочку, которая била во все стороны фонтанами.
Схема была проста — они носились над поверхностью болота, опустив пару щупалец вниз, для забора воды, а остальные были выставлены во все стороны, выплёвывая жидкость под мощным напором.
Плюс, к ней добавлялся яд. В небольшой дозе, но тем не менее.
Ласка ударила сверкающей бирюзовым печатью, но та неожиданно погасла, столкнувшись с потоками воды. Следом я бросил в бой Сандала, предполагая, что сейчас он примется рвать врагов на куски. Но к моему удивлению, ястреба тоже отбросило назад.
Вот это уже было непонятно. Что там за такой яд в этих железах, раз пропитанная им вода отталкивает божественного спутника? Не убивает, не наносит ему вреда, да. Но уверенно отбрасывает назад, не давая приблизиться к цели.
Сбоку зарычал Медведь, которого снова окатило несколькими потоками воды. Солидная часть жидкости задерживалась энергетической кольчугой, но какое-то количество проходило насквозь и само собой, это было не очень приятно.
Ласка и Соболь одновременно ударили бирюзовыми печатями, но оттиски погасли, столкнувшись с водой. А я достал Мьёльнир и влив в него немного силы, придал спутнику вид короткого и тяжелого дротика.
Но это проба тоже оказалась неудачной — живой камень просто отлетел назад, едва не плюхнувшись в топь. Пришлось вкачивать в нить дополнительную мощь и подтягивать к себе.
Теперь стало понятно, почему Пробой никто не мог зачистить. Монстры вроде и были не слишком опасны, но пробиться к ним через подобную защиту, было практически невозможно.
Причина их добровольной изоляции внутри этого пространства, тоже ясна — снаружи нет водоёма, так выбравшись они будут уязвимы и бесполезны. А здесь, они в своей стихии.
— Будем уходить? Или попробуем что-то ещё?
Замершая справа от меня Ласка, вопросительно подняла брови, а я усмехнулся.
Уходить? Чтобы Меркурий бежал от плюющихся водой тварей? Нет уж. Нужно только подобрать что-то подходящее из божественных печатей.
На то, чтобы отыскать подходящий вариант, у меня ушло несколько минут, которые пришлось провести под потоками воды. Воздух рассекал яростно клекочущий Сандал, от которого порой доносились громкие вопли «Трр-р-русы!», а рядом замерла четвёрка промокших воинов.
Наконец среди многочисленных вариантов, которые подбрасывал мне разум, мелькнул интересный. Одна из печатей свиты Нептуна, которую те иногда использовали, чтобы покарать людей. Возможно сработает и сейчас.
Выпустив из под полога «искру», я сформировал в воздухе бледно-синий массивный оттиск, проверил, что нигде не ошибся и обрушил его на топь.
* * *
— Слушайте, ну зачем мне врать то? Я правда всё это купил.
Сидящий около костра мужчина в наброшенном на плечи форменном пиджаке, обвёл остальных негодующим взглядом, а расположившийся напротив парень скривился в усмешке.
— За что купил, Сеня? Спёр где-то, так и скажи. Мы люди простые, в полицию сдавать не будем. Это ж форма железнодорожная. Кто тебе её продаст просто так? И герб вон вышит какой-то. Чтобы дворянский слуга взял и продал кому-то одежду?
Кряжистый мужик, которого назвал Сеней, обиженно крякнул.
— Но ведь так и было всё! Выскочил на меня, перепуганный весь, щека ободрана. Говорит, в бесов колодец такую службу, у меня мол внучка в Томске и я её ещё ни разу не видел. А с этими Одарёнными, никогда может и не увижу. Вот и всё. Лыжи он от них навострил просто. И форму потому продал.
Третий из сидящих около костра, оглянулся на стреноженных лошадей, а потом с интересом посмотрел на рассказчика.
— А продавать то ему зачем? Если на Одарённых служил, то и денег должно быть навалом.
Сеня сразу же кивнул.
— Так были у него деньги. Но в банке всё. И одежду он сменить хотел. Я ж говорю, он мне свою форму отдал и пару цацок золотых. А я ему одну телегу свою да лошадь. До города ему как-то добраться надо ж. Там уже до банка доберётся, деньги снимет и дальше в путь.
Парень напротив снова улыбнулся.
— Как он их снимет? Если сбежал, его искать станут. И в банк обратятся. Кто вообще бежит от Одарённых? Почему?
Крестьянин, что хвастался успешно проведённой сделкой, почесал затылок.
— Он что-то там говорил про счёт. Как-то он у него по хитрому открыт. На предъявляющего или на предъявившего. Не помню уже. Но документов там не надо никаких. Только слово заветное сказать и всё — денежки твои. А чего бежит, не говорил. Не до того ему было, сами ж понимаете.
Секунду помолчав, достал из кармана цепочку, показывая её остальным.
— Как в деревню вернёмся, Нюрке подарю. Да замуж позову. Хватит уже круги вокруг мельницы наворачивать. Пускай или замуж идёт, или всё. Другую искать буду.
Сделав ещё одну секундную паузу, шмыгнул носом и вопросительно протянул.
— Что скажете то? Согласится?

   Читать    дальше    ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

===    Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/360584-vozvyshenie-merkuriya-kniga-3.html   ===   https://author.today/work/284547  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 76 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: