Главная » 2023 » Апрель » 20 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 113
23:04
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 113

***

 Шиэна глубоко дышала. Ее лицо раскраснелось.
Одраде слышала, как тикают их переработавшие стилсьюты. Жара и насыщенный запахом корицы воздух вокруг  них  были  пронизаны звуками   состоявшейся   встречи,   которые   перекрывал  рокот полыхавших топок внутри неподвижного червя.
Вафф встал рядом  с  Одраде,  его  заторможенный  взгляд  не отрывался от червя.
- Я здесь, - прошептал он.
Одраде  мысленно его обругала. Нежелательный шум мог навлечь на них этого зверя. Она, однако, понимала, что думает Вафф:  ни один  тлейлаксанец никогда раньше не стоял так близко к потомку их Пророка. Даже ракианские жрецы никогда такого не делали!
Правой рукой Шиэна сделала внезапный жест, указывавший вниз.
- Опустись перед нами, Шайтан! - сказала она.
Червь опускал свой разинутый зев до тех пор, пока эта адская огненная яма не заполнила все скалистое углубление перед ними.
Голосом, чуть громче шепота, Шиэна сказала:
- Видишь, как Шайтан повинуется мне. Мать?
Одраде ощущала контроль Шиэны  над  червем,  пульс  скрытого языка между ребенком и чудовищем. Это было сверхъестественно.
Возвысив голос до вызывающего высокомерия, Шиэна сказала:
-  Я  попрошу  Шайтана, чтобы он позволил нам проехаться на нем! - она вскарабкалась на дюну рядом с червем.
Огромная пасть медленно поднялась, следуя за ее движениями.
- Стой, где стоишь! - закричала Шиэна. Червь остановился.
"Это она не словами командует, -- подумала  Одраде.  --  Это
что-то еще... что-то еще..."
- Мать, иди со мной, - окликнула Шиэна.
Подталкивая  перед  собой  Ваффа,  Одраде  повиновалась. Они взобрались на песчаный склон  позади  Шиэны.  Потревоженный  их ногами  песок сыпался рядом с червем, заполнившим все скалистое углубление. Впереди них изгибающийся хвост червя тянулся  через весь  гребень  дюны.  Шиэна  повела их рысцой, скорость которой сбивал вязкий песок, к самой верхушке червя. Там она  уцепилась
за край ведущего кольца на рубчатой поверхности и вскарабкалась на зверя пустыни.
Одраде   и   Вафф   медленно   последовали  за  ней.  Теплая поверхность червя показалась Одраде не органической, словно это было какое-то икшианское изделие.
Шиэна двинулась по спине и  присела  на  корточки,  как  раз позади рта, где кольца были толстыми и широкими.
-  Вот  так,  -  сказала  Шиэна.  Она наклонилась вперед и ухватилась за край ведущего кольца, слегка его приподняв, чтобы открыть нежную розовую плоть.
Вафф немедленно ей повиновался, Одраде двигалась осторожней, накапливая впечатления. Поверхность кольца  была  твердой,  как пласкрит,   покрыта   крохотными  вкраплениями.  Пальцы  Одраде наткнулись на мягкие  ткани  под  ведущим  кольцом.  Они  слабо пульсировали.  Поверхность  вокруг  нее поднималась и опадала в почти неощутимом ритме.  При  каждом  движении  Одраде  слышала тихое скрежетание.
Шиэна лягнула поверхность червя под ней.
- Шайтан, иди! - сказала она.
Червь не отреагировал.
- Пожалуйста, Шайтан, - взмолилась Шиэна.
Одраде  услышала  отчаяние  в  голосе Шиэны. Ребенок был так уверен в своем Шайтане, но Одраде  знала,  что  девочка  смогла проехать  на  нем  только  один  раз.  Девочка уже рассказывала Одраде всю историю ее первой  поездки,  от  желании  смерти  до смятения  священников,  но  из  этой  истории никак нельзя было предугадать, что произойдет на этот раз.
Внезапно червь пришел в  движение.  Он  слегка  приподнялся, изогнулся,  сделав  резкий  поворот влево, выполз из скалистого углубления, и заскользил  прочь  от  Дар-эс-Балата  в  открытую пустыню.
- Мы едем с Богом! - вскричал Вафф.
Звук  его  голоса шокировал Одраде. Какая дикость! И в то же время она ощутила  мощь  его  веры.  "Твок-твок"  орнитоптеров, следовавшего  за  ними  конвоя,  раздалось  над  головой. Ветер быстрой езды, хлеставший Одраде,  был  полон  озона  и  запахов горящих топок, разбуженных трением несущегося червя.
Одраде поглядела через плечо на топтеры, подумав, что врагам сейчас  было  бы  легко  расправиться  со  всей  их  докучливой троицей, разрешив разом кучу проблем. Жрецы, пожалуй бы,  могли решиться  на  такое дело в надежде, что ее охранники не поспеют вовремя.
Одраде призналась себе в жгучем любопытстве.
"Куда же эта штука нас везет?"
Наверняка, он направляется не к Кину. Она подняла  голову  и поглядела  мимо  Шиэны. На горизонте прямо перед ними - полная скрытого смысла груда скал - место, где  Тиран,  сорвавшись  с воздушного моста, распался на части.
Место, о котором предупреждали Иные Памяти.
Резкое озарение снизошло на Одраде - все в недавнем видении встало  на  свои  места.  Тиран  сам выбрал место и время своей смерти, он  умышленно  направил  туда  свой  свадебный  кортеж! Многие  погибли вместе с ним, но его смерть была самой великой. Не Шиэна приказала червю ехать туда - бесконечный сон  Тирана,
как магнитом, притягивал червя к месту его начала.

x x x

===


   Был житель сухих земель, которого спросили, что важнее --
литровый  кувшин  воды или огромный бассейн? Житель сухой земли
подумал секунду, а потом ответил: "Литровый кувшин воды важнее.
Никакой  единственный  человек  самолично  не   может   владеть
бассейном. Но кувшин можно спрятать под плащом и убежать с ним.
Никто не узнает".
   Шутки древней Дюны. Архивы Бене Джессерит

   Практическое  занятие в тренировочном зале не-глоуба длилось и длилось. Полный стальной решимости, Данкан решил не прерывать череды тренировок, пока его новое  тело  не  овладеет  свободно семью главными подходами боевых реакции при отражении нападения с  восьми  направлений.  Его зеленый стилсьют потемнел от пота. Двадцать дней продолжался один этот урок!
Тег знал эту древнюю науку, которую возрождал здесь  Данкан, но под другими названиями и с другими комбинациями приемов. Уже к   пятому   дню   тренировки  Тег  усомнился  в  превосходстве современных методов. А теперь он был убежден, что Данкан делает что-то совершенно новое -  древнее  искусство,  замешанное  на
уроках, полученных им в Оплоте.
Тег, за пультом управления, был в равной степени и зрителем, и участником.  Управление  этим  тренировочным  боем  с  весьма материальными и опасными "тенями" требовало  от  Тега  большого мысленного напряжения, но, быстро освоившись, он ловко и даже с вдохновением управлял нападениями.
Начинавшая   злиться,  Лусилла  периодически  заглядывала  в тренировочный зал. Она наблюдала за ними,  а  затем  удалялась, ничего  не  высказав. Тег  не  понимал,  что делает Данкан с Геноносительницей, но у него было чувство, что пробужденный
гхола  играет со своей соблазнительницей. Она не позволит этому долго продолжаться, понимал Тег,  но  это  уж  было  не  в  его власти.    Данкан    больше   не   был   "слишком   юным"   для Геноносительницы. Это юное тело несло  ум  зрелого  мужчины,  и решения  он  теперь  будет  принимать на  основе собственного
богатого жизненного опыта.
Данкан и Тег проводили занятия, делая только один перерыв за утро. Голод отчаянно грыз Тега, но ему  не  хотелось  прерывать занятий - способности Данкана за сегодняшний день поднялись на новый уровень и все еще продолжали улучшаться.
Тег,  сидя  в кресле клетки стационарного пульта управления, провел сложный крученый  маневр,  нападая  одновременно  слева, справа и сверху.
На    оружейном   складе   Харконненов   имелось   множество экзотического оружия и тренажеров, некоторые Тег знал только по историческим книгам. Но Данкан знал их все  -  и  обращался  с ними  поразительно легко и привычно. Самонаводчики, проникающие сквозь защитное поле, были частью  системы  нападения  "теней",
которой они сейчас пользовались.
-  Они  автоматически замедляются, чтобы пройти через поле,
- объяснил Данкан своим юным-старым  голосом.  -  Разумеется, если нанести слишком быстрый удар, поле его оттолкнет.
-  Подобные  поля  почти вышли из моды, - сказал Тег. - В некоторых обществах они сохраняются, как спортивная забава,  но никак иначе....
Данкан  на потрясающей скорости парировал удар и сбил на пол трех самонаводчиков так, что им потребовались услуги  ремонтных систем не-глоуба. Чтобы устранить повреждения он убрал клетку и приглушил  систему,  но  оставил  ее  работать, а сам подошел к Тегу, дыша глубоко, но легко. Глядя мимо Тега, Данкан улыбнулся и кивнул. Тег обернулся  всем  телом,  но  увидел  только,  как
мелькнуло одеяние уходившей Лусиллы.
-  Это  -  как  дуэль,  - сказал Данкан. - Она старается прорваться сквозь мою оборону, но я делаю контрвыпады.
-  Поосторожней,  -  сказал  Тег.  -  Она   ведь   полная Преподобная Мать.
- Я ведь знал кое-кого из них в свое время, башар.
И   опять  Тег  был  обескуражен.  Его  предостерегали,  что придется заново привыкать к новому Данкану  Айдахо,  но  он  не предвидел  постоянных умственных усилий, которых это потребует. Взгляд глаз Данкана как раз сейчас был обескураживающим.
- Наши роли немножко поменялись, башар, -  сказал  Данкан.
Он взял с пола полотенце и вытер лицо.
-  Я  не  совсем  уверен  в  том,  что  я могу научить тебя большему, - признался Тег. Ему хотелось, чтобы Данкан внял его предостережению насчет Лусиллы. Не воображает ли Данкан,  будто Преподобные  Матери  тех  древних  дней  идентичны женщинам дня сегодняшнего? Сам Тег считал такое маловероятным. Как и  все  в
жизни, Орден развивался и изменялся.
Тегу  было  очевидно,  что  Данкан уже сделал выводы о своем месте  в  хитросплетениях  Таразы.  Данкан  не  просто  выжидал благоприятный  случай.  Он  тренировал свое тело для достижения лично выбранной вершины и вынес свое суждение о Бене Джессерит.
"Он вывел это суждение из неполноценных данных", -  подумал Тег.
Данкан бросил полотенце и с минуту на него глядел.
-  Позволь  мне  самому  судить  о том, чему ты можешь меня научить, башар, - он повернулся и пристально поглядел на Тега, усаживавшегося в своей клетке.
Тег глубоко вздохнул. Он чувствовал слабый  запах  озона  от всего  этого сработанного  на  века  оборудования Харконненов, механизмы наготове и тикают, дожидаясь, когда Данкан вернется к упражнениям. Но все перебивал горький запах пота гхолы.
Данкан фыркнул.
Тег чихнул. Эта вездесущая пыль! Порой, ее можно было больше ощутить на вкус, чем увидеть. Алкалин. В воздухе  больше  всего запахов  очистителей  и  восстановителей  кислорода. И какой-то цветочный аромат, вмонтированный в систему  воздухоочистки,  но Тег  не  мог  узнать  цветок. За месяц их обитания здесь, глоуб приобрел и человеческие запахи  -  пота,  кухни,  едкий  запах переработки  отходов.  Почему-то они странно оскорбляли Тега. И он все время чихал и прислушивался к звукам их  присутствия  - нечто  большее,  чем  эхо  его  собственных шагов по коридору и приглушенное металлическое позвякивание, доносившееся с кухни.
Вмешался голос Данкана:
- Ты странный человек, башар.
- Что ты имеешь ввиду?
- Твое внешнее сходство с герцогом Лито. Лицо похоже просто
сверхъестественно. Он был немножко пониже тебя, но внешность...
- он покачал головой, думая о замыслах Бене Джессерит, скрытых
за этими генетическими отметинами в  лице  Тега  --  ястребиный
взгляд,  складки  морщин  и  внутренняя уверенность в моральном
превосходстве.
   "Насколько моральное и насколько превосходство?"
   По увиденным в Оплоте отчетам (Данкан был  уверен,  что  они
находились   там  специально  для  того,  чтобы  он  их  нашел)
выходило, что репутация Тега была почти вселенской среди  всего
человеческого  общества  этого  века. В битве при Марконе врагу
оказалось достаточно узнать,  что  ему  противостоит  сам  Тег,
чтобы запросить перемирия. Было ли это правдой?
   Данкан  поглядел  на  Тега, сидевшего у пульта управления, и
задал ему этот вопрос.
   -- Репутация может быть прекрасным оружием, -- ответил  Тег.
-- Благодаря ей часто проливается меньше крови.
   --  Почему  при  Арбело  ты  пошел  впереди  своих войск? --
спросил Данкан.
   Тег явно удивился.
   -- Где ты это узнал?
   -- В Оплоте. Тебя могли бы убить. К  чему  бы  хорошему  это
привело?
   Тег  напомнил себе, что это молодое тело возле него обладает
древними  неведомыми  познаниями,   которые   и   диктуют   ему
направление  поиска  новых сведений. Как подозревал Тег, именно
эти неизвестные знания Данкана и являлись наибольшей  ценностью
для Ордена.
   --  В  предыдущие  два  дня  мы  понесли при Арбело жестокие
потери, -- сказал Тег. -- К  несчастью,  я  неправильно  оценил
страх врага и его фанатизм.
   -- Но риск...
   --  Мое присутствие впереди говорило моим людям: "Я разделяю
ваш риск".
   -- В источниках Оплота говорилось, что Арбело была захвачена
Лицевыми Танцорами. Патрин рассказывал мне,  что,  несмотря  на
настояния   помощников,   ты  запретил  очистить  всю  планету,
стерилизовать ее и...
   -- Тебя там не было, Данкан.
   -- Я стараюсь понять. Значит, ты пощадил врага вопреки  всем
настояниям.
   -- Кроме Лицевых Танцоров.
   --  Но ты прошел вооруженным через ряды врага, и они сложили
оружие.
   -- Заверив их, что с ними не поступят дурно.
   -- Это было очень опасно.
   -- Было ли? Многие из  них  перешли  на  нашу  сторону  ради
решительного   штурма   Кройнена,   где   мы  разгромили  силы,
противостоящие Ордену.
   Данкан пристально вгляделся в Тега. Нет, этот  старый  башар
напоминал  герцога  Лито не только внешностью, в нем был тот же
божий дар Атридесов: легендарная фигура даже для бывших врагов.
Тег сказал, что происходит от Ганимы из рода Атридесов, но было
в этом и  что-то  большее.  Данкан  ощутил  благоговение  перед
путями выведения и скрещивания Бене Джессерит.
   -- Теперь, давай вернемся к занятиям, -- сказал Данкан.
   -- Не повреди себе.
   -- Ты забываешь, башар. Я помню свое тело таким же юным, как
это, и как раз здесь, на Гиди Прайм.
   -- Гамму!
   --  Планету  переименовали,  но  тело  мое  помнит  исконное
название. Вот почему я послан сюда. Мне это понятно.
   "Еще бы ты этого не понял", -- подумал Тег.
   Освеженный внезапной передышкой,  Тег  ввел  новые  элементы
нападения  и  внезапно  направил  сжигающее лезвие на левый бок
Данкана.
   Как же легко Данкан отбил нападение!
   Он  использовал  странную  смесь  пяти  приемов,  и   каждая
комбинация рождалась будто до того, как она потребуется.
   --  Каждое  нападение  --  перышко,  парящее  на бесконечной
дороге, -- сказал Данкан. В его голосе не  было  ни  намека  на
утомление.  --  Когда  перышко  приближается, оно отклоняется и
удаляется.
   Говоря это, он отбил атаку со сменой  направления  и  сделал
контрвыпад.
   Логика  ментата  Тега отсеивала из всех движений указания на
опасные места. "Зависимости и ключевые бревна!"
   Предугадывая направление и опережая нападение, Данкан сделал
выпад. Освещенный вспышками и мерцанием приборов, Тег  на  пред
еле   возможностей  управлял  "теневыми"  силами.  Ни  один  из
самонаводчиков,  ни  одно  из  сжигающих  лезвий  не  коснулось
Данкана, бешено извивавшегося в пространстве между ними. Он был
выше  них,  под  ними,  рядом с ними и, казалось, совершенно не
боялся вполне реальной боли, которую это снаряжение  могло  ему
причинить.
   И  опять  Данкан увеличил скорость нападения. Молния боли --
от кисти до плеча -- пронзила левую руку Тега.
   С резким возгласом Данкан отключил снаряжение.
   -- Прости башар.  С  твоей  стороны  это  была  превосходная
защита, но, боюсь, возраст тебя подвел.
   Он прошел через зал и встал перед Тегом.
   --  Немного  боли, в напоминание о той, что я тебе причинил,
-- проговорил Тег, массируя  руку,  в  которой  все  звенело  и
покалывало.
   -- Вина -- на горячке момента, -- сказал Данкан. -- Теперь с
нас вполне достаточно.
   --  Не  вполне, -- ответил Тег. -- Недостаточно усилить лишь
твои мускулы.
   При этих словах Тега  Данкан  почувствовал  настороженность,
охватившую его тело. Как шевельнулось что-то, оставшееся внутри
него  --  диссонанс,  вызванный  незавершенностью пробуждения к
исходной памяти.
   "Что-то скорчилось  внутри  меня,  словно  сжатая  пружинка,
ждущая, когда ее освободят", -- подумал Данкан.
   -- Что больше этого ты мог бы сделать? -- спросил Данкан.
   --  Здесь  уравновешивается  само твое выживание, -- ответил
Тег. -- Все, что здесь происходит, делается, чтобы спасти  тебя
и доставить на Ракис.
   --  По причинам Бене Джессерит, которых, по твоим словам, ты
не знаешь!
   -- Должен ли я понимать, что ты не поедешь на Ракис?
   -- Ты  должен  меня  понимать  так,  что  я  буду  принимать
собственные  решения,  зная,  что  же  я собственно делаю. Я не
наемный убийца.
   -- А я, по-твоему, -- наемный убийца, Данкан?
   -- Я  думаю,  ты  достойный  человек  --  тот,  кем  следует
восхищаться.   Предоставь   мне   судить  по  моим  собственным
стандартам чести и долга.
   -- Ты получил еще один шанс на жизнь и...
   --  Но  ты  не  мой   отец,   а   Лусилла   не   моя   мать.
Геноносительница? К чему она надеется приготовить меня?
   --  Может  быть,  и  она не знает, Данкан. Она, подобно мне,
может быть только частью замысла. Зная, как работает Орден, это
весьма вероятно.
   -- Выходит, что вы двое просто тренируете меня и доставляете
на Арракис. Вот и все ваши обязанности согласно приказу!
   -- Этот мир многим отличается от  того,  в  котором  ты  был
первоначально рожден, -- сказал Тег. -- Как и в твои дни, у нас
до  сих  пор  есть  Великая  Конвенция против атомного оружия и
псевдоатомных  взрывов  при  встрече  лазерных   пистолетов   с
защитным  полем. Мы до сих пор утверждаем, что атаки исподтишка
запрещены.  Есть  всякие  бумажонки,  развеянные  вокруг,   под
которыми поставлены наши подписи, и мы...
   -- Но не-корабли изменили саму основу подобных договоров, --
возразил  Данкан.  -- По-моему, в Оплоте я хорошо учил историю.
Скажи мне,  башар,  почему  сын  Пола  хотел,  чтобы  Тлейлакс,
возобновляя  мое  "я",  все  время  снабжал  его моими гхолами,
сотнями меня! -- все эти тысячелетия?
   -- Сын Пола?
   --  Хроники  Оплота  называют  его  Богом  Императором.   Вы
называете его Тираном.
   --  О,  я  не  думаю,  что  мы  знаем,  почему он так делал.
Возможно, он был одинок, и ему хотелось кого-нибудь из...
   -- Вы вернули меня, чтобы я лицом к лицу сошелся с червем --
сказал Данкан.
   "Соответствует ли то, что мы  делаем,  и  его  предположение
действительности?"  -- задумался Тег. Он еще раз рассмотрел эту
вероятность, но это была только вероятность, а  не  перспектива
ментата.  Если  даже  и так, замысел Таразы должен быть больше.
Тег ощущал это всем своим мозгом ментата. Знает ли Лусилла? Тег
не самообманывался -- он не сможет выманить полную  Преподобную
Мать на какие-нибудь откровения. Нет... Он должен будет улучить
удобный  момент,  ждать, наблюдать, вслушиваться... Именно этим
явно решил, по-своему, заниматься и Данкан. Это  опасный  курс,
если он пойдет в разрез с намерениями Лусиллы!
   Тег покачал головой.
   -- Честное слово, Данкан, я не знаю.
   -- Но ты следуешь приказам.
   -- Согласно моей клятве Ордену.
   --  Обман,  нечестность  -- все это пустые слова, когда дело
касается выживания Ордена, -- процитировал его Данкан.
   -- Да, я это сказал, -- согласился Тег.
   -- Я доверяю тебе теперь именно потому, что ты  это  сказал,
-- проговорил Данкан. -- Но я не доверяю Лусилле.
   Тег поник подбородком на грудь. Опасно... Опасно...
   Намного медленнее, чем было когда-то, Тег отвлек внимание от
подобных мыслей и двинулся через очистительный процесс ментата,
сосредоточиваясь  на  возложенном на него Таразой долге. "Ты --
мой башар".
   Данкан с секунду  внимательно  разглядывал  башара.  Морщины
усталости  стали  явно заметны на лице старика. Данкан внезапно
припомнил об огромном возрасте башара, и погадал, испытывали ли
когда-нибудь  люди,  подобные  Тегу,  искушение  обратиться  за
помощью  к  Тлейлаксу  и ожить в виде гхолы. Вероятно, нет. Они
знают, что могут стать марионетками Тлейлакса.
   Эта мысль настолько затопила сознание Данкана,  замершего  в
неподвижности, что Тег, подняв взгляд, сразу заметил:
   -- Что-то не так?
   --  Тлейлакс  что-то сделал со мной, что-то, еще не вышедшее
наружу, -- осевшим голосом проговорил Данкан.
   -- Именно этого  мы  и  страшились!  --  это  была  Лусилла,
говорившая  от  двери  позади  Тега.  Она подошла на два шага к
Данкану. -- Я слушала. Вы двое были очень информативны.
   Тег быстро заговорил, надеясь приглушить гнев, который он  в
ней ощущал.
   -- Он освоил за сегодня семь приемов.
   --  Он поражает, как огонь, -- сказала Лусилла, -- но помни,
мы -- Орден -- течем, как вода, и заполняем  каждое  место,  --
она  взглянула  на  Тега. -- Разве ты не видишь, что этот гхола
шагнул за грань изученных приемов?
   -- Нет фиксированных позиций, нет приемов, -- сказал Данкан.
   Тег резко  взглянул  на  Данкана,  стоявшего  высоко  подняв
голову:  лоб гхолы гладок, взгляд ответивший Тегу, ясен. Данкан
удивительно вырос за короткое время с момента его пробуждения к
исходной памяти.
   -- Черт тебя побери, Майлз! -- пробормотала Лусилла.
   Но Тег не  отрывал  взгляда  от  Данкана.  Все  тело  юноши,
казалось  напоенным  какой-то  новой  разновидностью  жизненной
энергии. В нем было нечто, чего не было прежде.
   Данкан перевел взгляд на Лусиллу.
   -- По-твоему, ты провалишься со своим поручением?
   -- Разумеется, нет, -- сказала она. --  Ты  ведь  все  равно
мужчина.
   И она подумала:
   "Да, это молодое тело должно наверняка налито жаркими соками
способности    к    воспроизведению    потомства.   Разумеется,
гормональные  возбудители  целы  и   невредимы   и   подвержены
возбуждению".
   Его  нынешнее состояние, однако, и то, как он глядел на нее,
заставило  ее  перевести  свое  сознание  на  новые,  требующие
большего внимания, уровни.
   -- Что сделали с тобой тлейлаксанцы? -- вопросила она.
   Данкан  ответил  с  небрежностью,  которой  на самом деле не
ощущал:
   -- О Великая Геноносительница, если бы я знал, то сказал  бы
тебе.
   -- По-твоему, мы в игрушки играем?
   -- Я не знаю, во что именно мы играем!
   -- Но теперь слишком многие знают, что мы не на Ракисе, куда
нам следовало бы убежать, -- сказала она.
   --  На  Гамму кишмя кишат люди, возвратившиеся из Рассеяния,
-- сказал Тег. -- У них есть возможности проверить очень многие
вероятности.
   --  Кто  заподозрит  существование  затерянного  со   времен
Харконненов не-глоуба? -- спросил Данкан.
   --  Всякий,  кто  установит  мысленную связь между Ракисом и
Дар-эс-Балатом, -- сказал Тег.
   --  Если  ты  считаешь  это   игрой,   то   поразмысли   над
настойчивыми необходимостями этой игры, -- сказала Лусилла. Она
легко  повернулась на одной ноге, чтобы взглянуть на Тега. -- А
ты -- ослушался Таразы!
   -- Ты  не  права!  Я  делал  в  точности  то,  что  она  мне
приказала.  Я  -- ее башар, и ты забываешь, как хорошо она меня
знает.
   Так резко, что лишилась дара речи,  Лусилла  вдруг  осознала
все тонкие маневры Таразы.
   "Мы -- пешки!"
   Как  же  деликатно Тараза всегда касалась тех пешек, которые
ей надо передвинуть! Лусилла не  чувствовала  себя  приниженной
сознанием,  что  она  --  пешка.  Это  было  знание, заложенное
рождением и обучением в каждой Преподобной Матери Ордена.  Даже
Тег  это  знал. Не принижены, нет. Вершащееся вокруг них широко
вошло в  сознание  Лусиллы.  Она  почувствовала,  какой  трепет
вызвали  в  ней  слова  Тега.  Каким же мелким был ее взгляд на
внутренние силы, среди которых  они  оказались  --  словно  она
видела  только  поверхность  бурлящей  реки,  упуская подводные
течения. Теперь, однако, она почувствовала течение вокруг себя,
и осознание этого повергло ее в уныние.
   "Пешки -- это то, чем можно пожертвовать".

x x x

===


   По своей вере в особенности  гранулярной  асолютности  ты
отрицаешь  движение,  даже  движение  эволюции!  Пока  ты даешь
гранулярному  мирозданию  настойчиво   существовать   в   своем
сознании,  ты  слеп к движению. Когда происходит перемена, твое
абсолютное мироздание исчезает, больше не достижимое для  твоих
самоограниченных восприятии. Мироздание ушло свыше тебя.
   1-й    черновик    "Манифеста    Атридесов".   Архивы   Бене

Джессерит 

---

 Тараза положила пальцы на виски, ладони -- плашмя на  глаза,
и  надавила. Даже ее руки ощущали усталость: прямо под ладонями
-- утомление. Короткое трепетание  век,  и  она  погрузилась  в
расслабляющий  транс. Руки, прижатые к голове, были средоточием
материального сознания.
   "Сто ударов сердца".
   Это было одно из первых умений Бене Джессерит, которому  она
выучилась  ребенком  и  с тех пор регулярно практиковала. Ровно
сто ударов сердца. После долгих лет  практики,  ее  тело  могло
следовать    за    этим    упражнением    автоматически,    как
бессознательный метроном.
   Когда на счет "сто", она  открыла  глаза,  голове  ее  стало
лучше.  Она надеялась получить по меньшей мере еще два часа для
работы, прежде чем ее вновь одолеет усталость. Эти  сто  ударов
сердца  подарили  ей  лишние  годы  бодрости, если брать всю ее
жизнь.
   Однако  сегодня,  раздумывая  об  этой  старой  уловке,  она
устремилась    вглубь    по   спирали   своих   жизней-памятей.
Воспоминания  детства  словно  поймали   --   Сестра-прокторша,
проверявшая  по  ночам,  проходя в проходах между кроватями, их
сон.
   "Сестра Барам -- ночная прокторша".
   Тараза годами не вспоминала этого имени. Сестра  Барам  была
коротенькой  и  толстенькой неудавшейся Преподобной Матерью. Не
было никакой видимой причины, но медицинские сестры  и  доктора
Сакк что-то в ней нашли. Барам было навеки отказано в Спайсовой
Агонии.  Она без всякой утайки рассказывала обо всем, что знала
о своем  дефекте.  Это  открылось,  когда  она  была  еще  юной
девушкой:  периодическая  нервная трясучка, появлявшаяся, когда
она начинала засыпать -- симптом чего-то более серьезного,  что
заставило  сделать  ей  стерилизацию.  Эти  нервные приступы не
давали Барам спать. Обход  коридоров  и  спальных  комнат  стал
естественным поручением для нее.
   У  Барам  были  и  другие слабости, не определенные Старшими
Сестрами. Девочка, которой не спалось, могла на пути  в  туалет
завлечь  Барам  в  тихую  беседу.  Наивные  вопросы вызывали, в
основном, наивные ответы,  но  порой  Барам  делилась  полезным
знанием. Она и научила Таразу этой штуке с расслаблением.
   Одна  из  девочек  постарше однажды утром нашла сестру Барам
мертвой  в  ванной  комнате.  Нервная  дрожь  ночной  прокторши
оказалась  симптомом  смертоносной  болезни -- фактором, важным
для Разрешающих Скрещивание и их бесконечных досье.
   Бене Джессерит обычно не включал в программу "образование по
единичной смерти" до тех  пор,  пока  послушницы  не  достигали
одной  из  высших  ступеней  обучения. Сестра Барам была первым
мертвым человеком, которого увидела Тараза. Тело  Сестры  Барам
было  найдено  лежащим  почти  под  умывальником,  правая  щека
прижата к кафельному полу, левая рука  ухватилась  за  отводную
трубу   под   раковиной.  Она  пыталась  поднять  с  пола  свое
ослабевшее  тело,  и  смерть  настигла  ее  при  этой  попытке,
зафиксировав  при  этом движении, словно насекомое, пойманное в
янтарь.
   Когда сестру Барам перевернули, чтобы унести, Тараза увидела
красную отметину там, где ее щека была прижата к полу.  Дневная
прокторша объяснила эту отметину с научной точки зрения. Всякий
жизненный   опыт   превращали   в   данные   для  потенциальных
Преподобных Матерей, чтобы позже провести  курс  "Собеседований
со смертью".
   "Кровоподтек посмертного окоченения".
   Сидя  сейчас  за  столом  кабинета на Доме Соборов, Тараза с
трудом пыталась отвлечься  от  своих  воспоминаний,  отдаленных
многими  годами  и сконцентрироваться на предстоящей ей работе.
Как много она помнила! Разложенная  на  столе  работа  еще  раз
наполнила    ее    ощущением   своей   нужности   и   жизненной
наполненности. И Тараза опять с головой погрузилась в работу.

 Проклятая необходимость готовить гхолу на Гамму!
   Этот гхола заслуживает таких трудов. Восстановлению исходной
памяти всегда предшествует множество грязной работы.
   Решение послать Бурзмали на Гамму было  мудрым.  Если  Майлз
действительно   нашел   потайное   убежище...  Если  он  сейчас
появится, ему понадобится вся помощь, какую он сможет получить.
Опять она подумала: не пора ли сыграть в игру предвидения.  Так
опасно!  И  тлейлаксанцы предупреждены, что может потребоваться
новый заменитель гхолы.
   "Держите его готовым к рождению".
   Ее мысли  перекинулись  на  проблемы  Ракиса.  Следовало  бы
получше  приглядывать  за  этим  дураком  Туеком.  Долго ли еще
сможет Лицевой Танцор благополучно его изображать? Однако же, в
решении, принятом на месте Одраде, не было никакой погрешности.
Она поставила тлейлаксанцев в полностью незащищенное положение.
Самозванец может быть раскрыт, и это повергнет Бене Тлейлакс  в
пучину ненависти.
   Внутри  замысла Бене Джессерит теперь появились новые, очень
тонкие  нюансы.  Уже  многие  поколения  ракианское   жречество
ловилось  на  приманку  союза  с  Бене  Джессерит.  Но  теперь!
Тлейлакс  должен  считать,  что  они  выбраны  вместо   жрецов.
Трехсторонний  союз  Одраде...  Пусть  жрецы  воображают, будто
каждая Мать принесет клятву  покорности  Разделенному  Богу.  У
жреческого  совета  дух  перехватит  от  возбуждения  при такой
перспективе.   Тлейлаксанцы,   конечно,   увидят   здесь   шанс
монополизировать  меланж,  завладеть,  наконец, единственным не
зависимым от них источником.
   Постукивание по двери отвлекло Таразу -- послушница принесла
чай. Таков  был  заведенный  порядок  --  подавать  чай,  когда
Верховная  Мать  зарабатывается  допоздна. Тараза посмотрела на
настольный хронометр: икшианское устройство, настолько  точное,
что  могло  бы  опоздать или поспешить на одну секунду за целый
век -- час двадцать три минуты одиннадцать секунд утра.
   Она велела послушнице войти. Девушка,  светлая  блондинка  с
холодными   наблюдательными   глазами,   вошла  и  наклонилась,
расставляя рядом с Таразой принесенное на подносе.
   Тараза,  не  обращая  внимания  на  девушку,  уставилась  на
работу,  остававшуюся  у  нее  на  столе.  Так  много  еще надо
сделать. Работа важнее сна. Но голова ее  болела,  и  привычное
ощущение  головокружения  подсказывало,  что  чай  не  принесет
большого облегчения. Она доработалась до  мозгового  голодания,
которое нужно срочно снять, иначе она не сможет даже встать. Ее
плечи и спина болезненно пульсировали.
   Послушница  уже  собралась  уходить,  когда Тараза, поманив,
остановила ее.
   -- Помассируй мне, пожалуйста, спину. Сестра.
   Обученные руки  послушницы  медленно  устранили  болезненное
сжатие  на  спине  Та  разы. Славная девушка. Тараза улыбнулась
этой мысли. Разумеется, она славная. Если бы  она  не  обладала
всеми   своими   достоинствами,   ее  бы  никогда  не  отобрали
прислуживать Верховной Матери.
   По  уходе  девушки,  Тараза  осталась  сидеть  безмолвно   в
глубокой  задумчивости. Так мало времени. Она жертвовала каждой
минутой своего сна,  хотя  избежать  его  невозможно.  В  конце
концов,  тело  предъявляло  свои  требования. Она уже несколько
дней  заставляла  себя  работать   так,   что   нелегко   будет
восстановить  силы.  Забыв  о чае, накрытом рядом с ней, Тараза
встала и ушла через холл в крохотную спальную  келью.  Там  она
передала  распоряжение ночной страже разбудить ее в одиннадцать
утра и устроилась в полной одежде на жесткой койке.
   Она тихо регулировала свое дыхание, уводя  и  отвлекая  свои
чувства и переходя в промежуточное состояние.
   Сон не приходил.
   Она  проделала  заново  все  упражнения, но сон ускользал от
нее.  Тараза  долго  так  пролежала,  применяя  разные  техники
расслабления,  но  мозг  ее, тем временем, продолжал напряженно
работать.
   Она никогда  не  считала  ракианское  жречество  центральной
проблемой.  Жрецами,  уже  поймавшимися  на свою религию" можно
управлять с ее помощью.  Они  рассматривают  Боне  Джессерит  в
основном   как   силу,   способную  укрепить  их  догму.  Пусть
продолжают так считать. Это та наживка, которая их ослепит.

Черт побери этого Майлза Тега! Три месяца молчания и никаких
благоприятных сообщений от Бурзмали. Выжженная земля,  признаки
взлетевшего не-корабля. Куда же девался Тег? Гхола, может быть,
уже  мертв.  Тег никогда прежде не делал такого. Старик -- сама
Надежность. Вот почему она  выбрала  его.  Надежность"  военное
умение"  его  сходство со старым герцогом Лито -- они все в нем
заранее подготовили.
   Тег и Лусилла. Идеальная команда.
   Если гхола жив,  то  досягаем  ли  он:  не  завладел  ли  им
Тлейлакс?  Или неприятель из Рассеяния? Многое возможно. Старая
Надежность. Молчит. Не является ли посланием его  молчание?  Но
что он пытается этим сказать?
   Смерть  Шванги  и Патрина попахивает заговором вокруг Гамму.
Мог  ли  Тег  быть  подсажен   давным-давно   врагами   Ордена?
Невероятно!  Его  собственная семья была гарантией против таких
сомнений. Дочь Тега в семейной усадьбе озадачена не меньше всех
прочих.
   Уже три месяца -- и ни словечка.
   Осторожность.   Она   призвала   Тега   проявлять    крайнюю
осторожность  при  защите  этого  гхолы. Тег разглядел огромную
опасность на Гамму. Это подтверждали последние доклады Шванги.
   Куда же Тег и Лусилла могли деть гхолу?
   Где они раздобыли не-корабль? Сговор?
   Глубочайшие подозрения кружили и кружили  в  голове  Таразы.
Что  делает  Одраде?  И кто тогда в заговоре с Одраде? Лусилла?
Одраде  и  Лусилла  никогда  не  встречались  до  их  короткого
свидания  на  Гамму.  Или встречались? Кто склоняется к Одраде,
дыша общим воздухом сгустившихся сплетен?  Одраде  и  знака  не
подает,  но  что  это доказывает? В верности Лусиллы никогда не
было сомнений. Обе работали идеально, как и предписано. Но  так
всегда поступают заговорщики.
   Факты! Тараза томилась по фактам. Кровать зашуршала под ней,
и ее  самоотстраненность от мира рухнула, настолько же разбитая
заботами, насколько звуком ее собственных движений. С  неохотой
Тараза   опять   привела   себя   в   состояние   подготовки  к
расслаблению.
   Расслабление, а уж затем сон.
   Не-корабли  из  Рассеяния  промелькнули  через  затуманенное
усталостью   воображение  Таразы.  Затерянные  возвращаются  на
бессчетных не-кораблях. Не там ли  Тег  достал  корабль?  Такая
вероятность   тайно   проверяется   на  Гамму  и  повсюду.  Она
попыталась сосчитать воображаемые корабли, но они разбегались в
беспорядке.   Тараза,   хоть   и   лежала   неподвижно,   чутко
насторожилась -- сна ни в одном глазу.
   В  самой глубине ее сознания какая-то смутная мысль силилась
выйти   наружу.   Утомленный    мозг    утрачивал    связь    с
действительностью,   но   теперь   --  она  присела,  полностью
пробужденная.
   Какие  дела  у  Тлейлакса  с  людьми,   возвращающимися   из
Рассеяния?   С   этими   шлюхами.   Преподобными  Черницами,  и
тлейлаксанскими   возвращенцами?   Тараза   усмотрела    единую
конструкцию за всем происходящим. Затерянные возвращаются не из
простого  любопытства  к местам своего исходного происхождения.
Одного   желания   воссоединиться   со    всем    человечеством
недостаточно, чтобы привести их назад. Преподобные Черницы явно
лелеют мечту о завоевании.
   Может  тлейлаксанцы,  ушедшие в Рассеяние, не унесли с собой
секретов их  акслольтных  чанов?  Что  тогда?  Меланж.  У  шлюх
оранжевые  глаза  --  они явно пользуются неадекватной заменой.
Люди из  Рассеяния  могли  не  разрешить  тайну  тлейлаксанских
чанов.  Они  желают вызнать о них и стараются воспроизвести. Но
если они потерпят в этом неудачу -- меланж!
   Она решила поподробней рассмотреть эту сторону проблемы.
   Затерянные исчерпывают запасы подлинного меланжа, взятого их
предками  с  собой  в  Рассеяние.  На  какие  же  источники  им
опереться  затем? Червь Ракиса и родные планеты Боне Тлейлакса.
Шлюхи не осмелятся сказать в открытую об их подлинном интересе.
Их предки верили, что червей нельзя переселить в другое  место.
Возможно  ли,  что  Затерянные  нашли  подходящую  планету  для
червей?  Разумеется,   такое   возможно.   Они   могут   начать
торговаться  с  Бене Тлейлаксом для отвода глаз, но истинной их
целью будет Ракис. Или верно обратное.

"Привезенное богатство".
   Она видела доклады Тега о богатстве, накопленном  на  Гамму.
Некоторые из возвращающихся имели и наличную монету, и торговые
корабли.  Это  становилось ясным из бурного развития банковской
деятельности.
   Какая же, однако, валюта может быть дороже спайса?
   Богатство. Вот оно, конечно. И  какие  бы  ни  были  ставки,
торговля началась.
   До  сознания  Та разы дошли голоса за дверью. Послушница, из
охраняющих сон, с кем-то спорила. Голоса были тихими, но Тараза
услышала достаточно, чтобы полностью встрепенуться.
   -- Она оставила  приказ  разбудить  себя  поздно  утром,  --
протестовала стражница.
   Кто-то другой отвечал шепотом:
   --  Она  говорила  мне,  чтобы  ей  сразу  сообщили  о  моем
возвращении.
   -- Говорю тебе, она очень устала. Она нуждается...
   -- Она нуждается в том, чтобы ей подчинялись! Доложи ей, что
я вернулся!
   Тараза присела, свесила ноги с края койки  и  нащупала  пол.
Боги!  Как же, болят колени. Еще ей неприятно, что она не может
узнать навязчивый шепот человека, спорившего со стражницей.
   "Чьего же возвращения я... Бурзмали!"
   -- Я не сплю, -- крикнула Тараза.

Дверь открылась, заглянула охранница.
   -- Верховная Мать, Бурзмали вернулся с Гамму.
   -- Впустите его немедленно! --  Тараза  зажгла  единственный
глоуглоб  в  головах  ее  койки.  Его  желтый свет развеял тьму
помещения.
   Бурзмали вошел и закрыл  за  собой  дверь.  Без  напоминания
Таразы,  ткнул  звукоизолирующую кнопку на двери -- все внешние
шумы исчезли.
   "Наедине?" Значит, у него плохие новости.
   Она поглядела на  Бурзмали,  невысокого,  худого  мужчину  с
резким  треугольным  лицом,  сужающимся  к  узкому  подбородку.
Светлые  волосы  зачесаны  назад  от   высокого   лба.   Широко
расставленные  зеленые  глаза были бодрыми и настороженными. Он
выглядел  слишком  молодым  для  той  ответственности,  которая
лежала  на  нем  как  на  башаре, но Тег выглядел даже моложе в
битве при Арбело.
   "Мы стареем, черт побери". Она заставила себя расслабиться и
полностью положиться на этого человека,  подготовленного  самим
Тегом, выражавшим ему полное доверие.
   -- Выкладывай свои дурные новости, -- проговорила Тараза.

   Читать   дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

 Источник : http://lib.ru/HERBERT/dune_5.txt   

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 81 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель Фрэнк Херберт, слово, Фрэнк Херберт, люди, Хроники, ГЛОССАРИЙ, из интернета, миры иные, Будущее Человечества, текст, Вселенная, Хроники Дюны, будущее, книга, книги, фантастика, Еретики Дюны, проза, чужая планета, литература | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: