Главная » 2023 » Август » 9 » ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 391
13:42
ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 391

***

***

===

  Укротители выбежали из домов, неся дубины и станнеры. Им теперь нечего было скрывать, и многие сбросили личину, превратившись в омерзительные создания с черными глазами-точками и пуговчатыми носами. Шиана опасалась, что у кого-то есть метательное или стрелковое оружие или дистанционные станнеры.

Из густых зарослей подлеска выбежали два человека и что-то громко крича, бросились к кораблю. Они бежали что было сил. Шиана втолкнула Тега в люк, а сама задержалась, чтобы дождаться Суфира и раввина, которые очертя голову бежали к ней. Укротители наступали им на пятки, и было слышно, что позади бегут приближающиеся футары. Лица Суфира и старика были покрыты пятнами, они спотыкались, всего на какие-то секунды опережая своих преследователей. Молодой человек схватил раввина за руку и тащил его за собой. Шиана подумала, что они не успеют.

Наконец, приняв самоотверженное решение, Суфир толкнул старика вперед, а сам развернулся лицом к укротителям. Сжав кулаки, он бросился на ближайшего преследователя, ошеломленного таким поворотом дела. Короткий удар в живот, второй в горло – и лицедел рухнул на землю. Своим героизмом Суфир дал старику время подбежать ближе к кораблю. Задыхаясь, но не останавливаясь, Суфир ринулся за ним, опять схватил раввина за руку. Они были уже почти у самого люка.

Когда первый футар бросился вперед, на него из-за корабля налетел другой зверь. Они, сцепившись, покатились по траве. Это был второй футар Хррма! Эта задержка преследователей подарила Шиане и ее спутникам еще несколько секунд драгоценного времени.

Она схватила с земли выпавший из рук убитого лицедела станнер и крикнула:

– Бегите! Бегите!

Оглянувшись через плечо, она бросила Тегу:

– Заводи двигатель, Майлс!

Суфир с раввином бежали на последнем всплеске адреналина.

– Лицеделы! – срывающимся голосом произнес Суфир. – Мы видели…

– Я все знаю! Влезайте скорее.

Застучали двигатели. Майлс несмотря ни на что нашел в себе силы дотащиться до пилотского кресла.

Шиана спустилась на траву и поразила одного из укротителей станнером, потом развернула его и снесла голову второму.

Старый раввин упал в люк, за ним в корабль быстро забрался двенадцатилетний гхола. Из лесу вылетели еще три футара, за которыми показалась группа укротителей. Шиана влетела в люк и активировала запорный механизм. Она едва успела убрать ноги. Люк захлопнулся. Футар всей тяжестью налетел на металлический корпус.

– Летим, Майлс! – Она упала на палубу. – Летим!

Суфир Хават был уже на месте второго пилота. Башар, судя по его виду, мог в любую секунду потерять сознание, и Суфир потянулся к панели управления, готовый взять его на се6я. Но Тег убрал руки мальчика с приборов.

– Я сам.

Судно поднялось над верхушками деревьев. С бьющимся сердцем Шиана посмотрела на раввина, который лежал на полу у ее ног. Исцарапанное лицо от напряжения было покрыто пятнами, и Шиана боялась, что у старика остановится сердце именно теперь, когда все позади.

Потом она вспомнила слова Орака То о том, что у укротителей есть свои космические корабли, и, значит, преследование неминуемо.

– Поспешим, – тихий голос Шианы звучал хрипло и надтреснуто.

Бледный как полотно Тег тем не менее услышал ее. Корабль взмыл в небо вертикально, пассажиров перегрузкой прижало к полу.

***  

===

22                 
Радикалы страшны только тогда, когда вы пытаетесь их подавить. Вы должны показать им, что готовы использовать лучшее из того, что они предлагают.

Лето Атрейдес II, Тиран                 


Разум его мутился, тело сотрясалось. Уксталь не понимал, что делает с ним Ингва. Применяя силу, природы которой он не осознавал и которой не имел сил сопротивляться, старая карга крутила и выжимала его, как половую тряпку, а потом оставила его одного, слабого и дрожащего, едва способного дышать, ходить и думать.

Этого не должно было произойти!

Едва ли замечая штурмовые корабли, кружившие над Бандалонгом, он, спотыкаясь, дотащился до лаборатории. Он больше боялся Ингву, чем падающих с неба бомб или атакующих врагов. В то же время он не мог избавиться от ощущения сладкого удовольствия, какое причинила ему Ингва. Он чувствовал себя больным и нечистым, память о происшедшем действительно оказалась неизгладимой.

Уксталь ненавидел эту планету, этот город, этих женщин – невыносима была и мысль о том, что он не в состоянии управлять своей собственной жизнью. В течение многих лет он жил как канатоходец. Ему приходилось постоянно следить за тем, чтобы не потерять равновесие или бдительность. Но после соития с Ингвой он чувствовал, что не может сосредоточиться, причем в тот момент, когда ему как никогда нужны были его умственные способности.

Потом началась массированная атака на город, противник бомбил промышленные центры, дворец был в осаде, в небе неожиданно появился военный флот Бене Гессерит.

Кем-то заранее заложенная взрывчатка уже разрушила стены лабораторного комплекса. Диверсанты и шпионы, видимо, появились здесь еще до начала военных действий и взорвали его лабораторию как предприятие, важное для Досточтимых Матрон.

Он, шатаясь, забрел в одну из лабораторий и вдохнул едкий запах химикатов, исходивший от свежего аксолоотлевого чана. Чувствовался едкий запах корицы, оставшийся после первого – и неудачного – эксперимента, который Вафф, все еще охваченный ужасом от пережитого, предложил поставить несколько дней назад. Уксталь оставил пробужденного только наполовину мастера запертым в квартире.

Уксталь бежал, чтобы спасти свою жизнь. В глубине души он понимал, что, несмотря на самые добросовестные усилия Ваффа, они не смогут наладить процесс изготовления пряности. Воссозданный мастер не обладал знаниями, достаточными для производства меланжи. Предложенные им методики могут стать хорошим началом исследований, но едва ли сами по себе приведут к окончательному результату. Возможно, вместе они смогли бы заново открыть нужный процесс, но не под бомбами в горящем Бандалонге.

Однако, если нависший над головой лайнер принадлежит Гильдии, то, может быть, его спасет навигатор Эдрик! Гильдии наверняка будет нужен пробужденный гхола Ваффа, которого он воссоздал по их требованию, да и сам Уксталь тоже. Навигатор должен спасти их обоих.

Уксталь услышал громкие голоса и шум машин, на фоне сотрясений от разрывов и ружейного огня. Какой-то голос кричал:

– Нас атакуют! Матроны и мужчины, спасите нас! – конец фразы потонул в грохоте автоматных очередей, стуке пусковых установок и треске импульсных станнеров. Он застыл на месте, когда услышал что-то еще.

Голос Ингвы.

Мускулы его непроизвольно дернулись в ответ, и Уксталя против воли понесло на этот голос. Сексуально привязанный к этой страшной женщине, он чувствовал неодолимую потребность защитить ее, прикрыть от внешней опасности. Но у него не было оружия и он совершенно не умел драться. Подобрав с земли обрезок металлической трубы, он побежал дальше, на грохот сражения, едва ли соображая, что делает.

Уксталь увидел около двадцати Досточтимых Матрон, окруженных превосходящими силами женщин в черных с шипами костюмах. Эти последние превосходно владели как холодным оружием, так и ружьями и голыми руками. Это же валькирии Новой Общины Сестер! Размахивая трубой, Уксталь бросился на них, перескакивая через окровавленные тела Досточтимых Матрон. Но одетые в черное ведьмы просто отшвырнули его в сторону, сочтя, что его не стоит даже убивать.

Обладая более высокой техникой боевых искусств, валькирии легко взяли верх над Досточтимыми Матронами. Одна из женщин крикнула:

– Прекратите сопротивление, Верховная Матрона убита! Следом за ними из дворца прибежала одна Досточтимая Матрона, которая кричала:

– Геллика была лицеделом! Нас обманули!

Уксталь встал на ноги, удивленный этой новостью. Хрон заставил его работать в Бандалонге, но тлейлакс-отступник так и не понял тогда, почему Досточтимые Матроны сотрудничают с лицеделами. Однако, если сама Верховная Матрона была замаскированным лицеделом…

Он едва не споткнулся о лежавшую на земле и стонавшую женщину. Она получила рану в бок, но даже будучи раненой, крепко вцепилась в него.

– Помоги мне!

Голос ее звучал как управляющая им струна. Это была Ингва. В ее скрипучем голосе слышался гнев – гнев на скрутившую ее боль.

– Помоги мне! Быстро!

Кровь сочилась из ее бока, при каждом свистящем вдохе рана раскрывалась как широкая красная пасть и извергала струю крови.

Он представил себе, как она доминировала над ним, как насиловала его своей сверхъестественной сексуальной техникой, которая смогла затянуть в ловушку даже евнуха. Рука ее крепко вцепилась в его ногу, но это была не ласка. Вокруг них продолжали греметь взрывы. Ингва открыла рот, чтобы обругать его, но у нее не хватило сил.

– Ты сильно страдаешь от боли?

– Да! – Ее измученный взгляд красноречиво говорил, что она считает его непроходимым глупцом. – Поторопись!

Это было все, что он хотел услышать. Он не мог вылечить ее, но мог таким способом избавить от боли. Уксталь не был воином, не владел боевыми искусствами; он был мал и тщедушен телом, и любая из этих сильных женщин могла бы просто отбросить его в сторону, вздумай он ей чем-то помешать. Но когда он изо всей силы ударил ненавистную Ингву пяткой по горлу, он понял, что ему было вполне по силам сломать ей шею.

Когда ужасная зависимость исчезла, Уксталь испытал головокружительное упоение. Он понял, что теперь стал в какой-то степени свободен. Более свободен, чем был в течение шестнадцати лет.

Досточтимые Матроны Тлейлаксу – и это было совершенно очевидно – проигрывали сражение, более того, их разбили наголову. В небе он увидел еще два корабля, снижавшихся к лабораторному комплексу. Эти корабли не были похожи на боевые, на бортах был виден картуш Космической Гильдии. Эти корабли тайно садились в городе, объятом войной!

Должно быть, они хотят спасти его и Ваффа, который остался в квартире. Надо идти туда, где Эдрик сможет его найти.

Еще несколько взрывов окончательно снесли стены главного лабораторного корпуса, потом взорвалась воздушная бомба, уничтожившая складскую секцию, где содержались более молодые гхола. Все они моментально превратились в прах, смешанный с клеточным материалом, сгорев в адском огне. Уксталь был разочарован этой потерей, но потом побежал искать убежища. Кому нужно это геройство?

Два корабля Гильдии приземлились близ полуразрушенного лабораторного комплекса, и из них вышли поисковые команды, но Уксталь не смог до них добраться. Над этим же местом на малой высоте в поисках цели пролетело еще одно судно Новой Общины Сестер. Он увидел группу ведьм, бегущих по улице к лаборатории. Он ни за что не смог бы проскользнуть мимо них незамеченным.

На какое-то время надо просто спрятаться и выждать, когда закончатся все эти сражения. Отступника-тлейлакса мало интересовало, какая фракция или какая сторона победит. Он находился на Тлейлаксу, у себя дома.

Поняв, что ведьмам не до него, Уксталь повернул в другую сторону, прополз под каким-то забором и побежал по покрытому густой грязью полю к расположенной здесь слиноферме. Никому не придет в голову интересоваться этими грязными лачугами и скотоводческими постройками, кому нужен этот вечно вымазанный навозом фермер Гаксхар. Здесь, у этого старика, он и найдет надежное убежище, где будет прятаться до лучших времен.

В поисках убежища, Уксталь нашел несколько загонов с противоположной стороны фермы, где Гаксхар держал самых жирных своих слиней. Оглянувшись на горящую лабораторию, он увидел группу одетых в черную форму валькирий, марширующих по полю. Скоро они подойдут ближе и обнаружат его, он был уверен в этом. Почему они интересуются человеком, выращивающим слиней? Другие женщины пошли осматривать все строения города в поисках затаившихся Досточтимых Матрон. Видели ли они его?

Лихорадочно стараясь скрыться из виду, Уксталь заполз в какой-то загон с другой стороны от ворот, где содержались жирные слиньи. Маленький навес, под которым хранился корм, был поднят на каменных блоках, и под ним оставалось тесное пространство. Уксталь съежился и заполз туда. Здесь его не найдут никакие женщины, к какой бы партии они ни принадлежали.

Взволнованные его присутствием слиньи подняли крик и визг. Уксталь пополз к дому фермера. От страшной вони его едва не рвало.

– Пора их кормить, – произнес чей-то голос.

Извернувшись, чтобы увидеть из-под навеса, что происходит, Уксталь разглядел пожилого фермера, который стоял у забора и сквозь щели смотрел на своих животных. Фермер принялся бросать куски мяса – по большей части человеческого – в пустой загон. Некоторые куски падали очень близко от Уксталя. Он отбросил их прочь.

– Остановись, глупец! Я пытаюсь укрыться здесь. Не привлекай ко мне внимания.

– На тебе кровь, – сказал Гаксхар пугающе равнодушным тоном. – Это может привлечь их к тебе.

С бесстрастным видом он открыл загон и запустил туда голодных слиней. Их было пять: самое зловещее число. Эти твари выглядели как громадные обрубки плоти, их складчатые тела были покрыты толстым слоем слизи, плоское брюхо обрамляла перемалывающая все пасть, которая могла превратить любой биологический материал во вполне съедобную кашицу.

Уксталь в панике начал отползать.

– Выпусти меня отсюда! Я тебе приказываю!

Самая крупная слинья порылась в щели, где спрятался Уксталь, и наткнулась на него. После этого туда же кинулись и остальные животные, которым тоже хотелось отведать свежатины. Чавкающие звуки заглушили отчаянный вопль отступника-тлейлакса.

– Мне больше нравятся мертвые мастера, – пробурчал Гаксхар.

Фермер прекрасно слышал пальбу и взрывы, раздававшиеся на большом расстоянии отсюда. Город Бандалонг превратился в горящий ад, но шум битвы не приближался к его ферме. Работяги низших каст, занимавшиеся грязным трудом, никого не интересовали.

Позже, когда слиньи пожрали, Гаксхар убил самую большую, которую выращивал с превеликой заботой и тщанием. В этот вечер, когда затихли последние отзвуки битвы, он позвал своих деревенских друзей на пир.

– Нет больше нужды беречь это мясо для всяких бесполезных людей, – сказал он им. Он специально принес из кладовой стол и стул. Гости сидели на полу. В этой простой и свойской обстановке худородные тлейлаксы ели до тех пор, пока у них не разболелись животы, а потом они ели снова, надеясь, что от этого их животы перестанут болеть.

***  

===

23           
Любовь – одна из самых опасных сил во всей вселенной. Любовь ослабляет нас и обманывает, так как заставляет поверить в то, что она хороша.

Верховная Мать Альма Мавис Тараза
Мурбелла.          

 

Он был обязан следить за состоянием корабля-невидимки. Он знал и понимал это. Но ее имя, ее присутствие, ее запах, привязанность к ней стали только сильнее после того, как он начал обдумывать возможность вернуть ее себе в виде гхола. Он знал, что это реально и возможно.

Для него сердечный зов никогда не переставал звучать на протяжении всех девятнадцати лет, что они были в разлуке. Было похоже, что она поймала его в свою собственную сеть, такую же смертельно опасную, как паутина, раскинутая в пространстве стариком и старухой. Дежурства у консоли управления кораблем были тихими и спокойными, они давали ему полную свободу думать о ней и проникаться все большей и большей одержимостью.

Он решил, что с этим надо наконец что-то делать, надо решить эту проблему, разрубить этот узел. Он отбросил предвзятую мысль о том, что это неудачное решение, опасное – и решил действовать.

Оставив без присмотра командирский мостик – в который уже раз, – он собрал вещи из нуль-энтропийной кладовой и отправился с ними к мастеру Скиталю. Тлейлакс – тщедушный низкорослый человек с сероватой кожей – приоткрыл дверь, опасливо посмотрев, кто к нему пришел. Увидев Дункана с ворохом одежды в руках, он открыл дверь. За спиной Скиталя в тускло освещенной комнате Айдахо заметил молодого человека – копию Скиталя. Мальчик был обрадован Дункану – Скиталь редко отпускал его в гости, да и сам практически никого не приглашал.

– Дункан Айдахо. – Скиталь окинул его взглядом с головы до ног, и у Дункана возникло ощущение, что его оценивают. – Чем могу служить?

Может быть, тлейлакс до сих пор считал его одним из своих творений? Они со Скиталем вместе были пленниками корабля-невидимки на Капитуле, но Дункан никогда не считал Скиталя товарищем по оружию. Но теперь ему что-то понадобилось от старого мастера.

– Мне нужен ваш опыт. – Он протянул вперед потрепанную одежду, и Скиталь отпрянул, словно Дункан направил на него какое-то оружие. – Я сохранил эти вещи с самого момента нашего отлета с Капитула. Я нашел там волосы, но там могут быть и кожные клетки или фрагменты ДНК.

Скиталь посмотрел на одежду и нахмурился. Он не прикоснулся к принесенным Дунканом предметам.

– Какая цель?

– Создать гхола.

Мастер уже знал ответ заранее.

– Кого?

– Мурбеллы. – Он вдруг понял, что эта идея затягивает его словно в черную дыру, и он уже миновал черту, за которой движение это стало необратимым. На светло-зеленом полотенце были видны темно-янтарные волосы. – Вы можете ее вырастить. Аксолотлевые чаны простаивают.

Мальчик Скиталь подошел к старику, который оттолкнул его назад. Старый мастер казался испуганным.

– Вся программа была закрыта. Шиана не разрешит выращивать нового гхола.

– Она разрешит вырастить этого. Я… я потребую этого. – Он понизил голос и тихо заговорил: – Они слишком многим мне обязаны.

Возможно, сон с предзнанием вынудил его изменить планы и проявить осторожность. Но с тех пор прошло уже несколько лет и снова начались дебаты по поводу того, что надо вырастить одного-двух гхола. Клетки из нуль-энтропийной капсулы Скиталя были таким соблазнительными…

– Дункан Айдахо, я думаю, что это неразумно. Мурбелла – Досточтимая Матрона…

– Бывшая Досточтимая Матрона. И к тому же гхола, выращенная из этих клеток, будет совсем другой. – Он не знал, вернется ли она в своем прежнем состоянии как Преподобная Мать, прошедшая испытание пряностью. Но не важно в каком виде – она будет здесь.

– Вы не все знаете, Скиталь. Много лет назад она пыталась поработить меня, привязать меня к себе своими сексуальными навыками, но я сделал тоже в отношении нее. Мы были повязаны одной веревочкой, и я не могу ее разорвать, несмотря на то, что изо всех сил сопротивляюсь этому чувству. Уже много лет я не могу как следует сосредоточиться на моих обязанностях, хотя и сопротивляюсь этой зависимости изо всех сил.

– Тогда зачем вы хотите вернуть ее назад?

Дункан снова протянул вперед одежду.

– Потому что тогда я не буду страдать от этой нескончаемой разлуки! Я не смогу расстаться с ней, она меня не отпустит, поэтому надо искать иное решение. Я и так слишком долго игнорировал эту проблему.

Сам факт, что он пришел сейчас сюда, говорил о том, что она очень крепко его держит. Даже мысль о Мурбелле связывала ему руки. Он должен проявлять бдительность, вести наблюдение за навигационными приборами, ждать сообщений от Шианы и Тега… но вместо этого он мучается, так как идея о воссоздании Мурбеллы вызывает у него сердечную боль, он воспринимает ее потерю как недавнюю и болезненную, и боль эта не проходит.

Мастер понял гораздо больше, чем хотел открыть ему Дункан.

– Вы сами прекрасно сознаете опасность вашего предложения. Если бы вы были уверены в своей правоте, как хотите это показать, то не стали бы ждать, когда остальные отправятся в экспедицию на планету. Вам не следовало приходить сюда как вору и шептать мне на ухо ваши предложения, когда никто не может нас слышать. – Скиталь скрестил руки на груди.

Дункан молча смотрел на него. Он решил, что не будет умолять мастера.

– Вы это сделаете? Ее можно вернуть назад?

– Это возможно. Что же касается других вопросов… – Дункан видел, что тлейлакс что-то высчитывает, думая, что он может получить взамен от Дункана.

Сигнал тревоги всполошил обоих. Замигали лампочки тревоги, предупреждающие о возможном нападении на корабль. Эта система сигнализации молчала много лет, и поэтому сегодня сигналы звучали особенно устрашающе и грозно.

Дункан кинул вещи на палубу и бросился к ближайшему лифту. Он должен был находиться на командирском мостике. Он должен был вести наблюдение, а не тайные переговоры с мастером Тлейлаксу.

Ладно, с чувством вины он разберется позже.

В динамиках системы связи был слышен голос Шианы:

– Дункан! Дункан, почему вы не отвечаете?

Он сел в кресло, посмотрел в лобовой иллюминатор. Дюжина маленьких кораблей поднималась с планеты, прочерчивая огненные следы в атмосфере и двигаясь прямо к кораблю-невидимке.

– Я здесь, – произнес Дункан. – Что произошло? Каково ваше положение? – Разведчик возвращался на предельной скорости, нарушая все и всяческие инструкции по безопасности полетов.

В динамике канала внутренней связи раздался голос Гарими:

– Я уже иду в приемный отсек. Приготовьте корабль к приему судна. На планете происходит что-то очень неладное.

Теперь Дункан услышал тихий голос Майлса Тега в системе внешней коммуникации. Майлс передавал экстренное сообщение:

– Маневренность нашего корабля сильно пострадала.

С преследующих маленькое судно кораблей вели огонь трассирующими снарядами. Тег с непревзойденным мастерством уклонялся от огня, бросая суденышко в разные стороны, одновременно приближаясь к «Итаке». При включенном защитном поле никто, кроме Тега, не мог видеть, где находится гигантский корабль-невидимка. Проклиная свою халатность и удавку, которую Мурбелла, сама того не зная, накинула ему на шею, Дункан отключил защитное поле ровно на то время, которое потребовалось Майлсу увидеть, куда направлять судно. Сам Дункан уже настраивал навигационную систему и подготовил к включению двигатели Хольцмана.

Гарими открыла причальный люк на нижней палубе – маленькое пятнышко на огромном брюхе «Итаки». Но башар знал, куда лететь. Он нацелился точно на это отверстие, но корабли укротителей шли следом. Суденышко Тега не было быстроходным военным кораблем, оно теряло преимущество, в то время как куда более скоростные преследователи нагоняли его. С планеты продолжали взлетать корабли без опознавательных знаков. А казалось, что это такая буколическая цивилизация…

Из динамика системы связи раздался голос Шианы:

– Это лицеделы, Дункан. Укротители – это лицеделы.

Тег добавил:

– Они в союзе с Врагом! Мы не можем позволить им попасть на корабль. Именно этого они хотят.

Шиана снова заговорила бесконечно усталым голосом:

– Укротители далеко не так примитивны, как кажется. У них есть тяжелое оружие, способное повредить «Итаку». Это была ловушка.

На экране было видно, что снаряды, не попадая в лихтер, оставляют следы на корпусе «Итаки». Тег не стал снижать скорость или менять курс. Он говорил по системе связи, и голос его звучал так же, как у старого башара в подобных ситуациях:

– Дункан, ты знаешь, что делать. Если они подойдут слишком близко, то свертывай пространство и уходи.

Тег бросил лихтер в узкое отверстие люка, всего на долю секунды опередив ближайшего преследователя. Тот рванулся вперед, собираясь на полной скорости влететь в причальный отсек «Итаки» или удариться об его обшивку. С какой целью? Чтобы повредить судно и воспрепятствовать его отлету.

Из причального отсека раздался крик Гарими:

– Ну же, Дункан! Убираемся отсюда!

Дункан включил поле-невидимку, и, насколько могли видеть преследователи, корабль исчез, оставив на своем месте пустое пятно. Корабли укротителей не могли влететь в «Итаку» и не могли повредить ее, очевидно, желая сделать хоть что-нибудь, чтобы «Итака» снова не ускользнула. Шесть кораблей лицеделов ускорились, нацелившись на то место, где только что находился корабль-невидимка, и на полном ходу врезались в его корпус, ударив по нему словно картечью.

От удара огромный корабль тряхнуло, под ногами Дункана вздрогнула и затряслась палуба. На контрольной панели замигали огни сигнализации внешних повреждений, но двигатели, свертывающие пространство, были исправны и готовы к работе.

Двигатели Хольцмана зажужжали, и корабль начал медленно погружаться в ткань вселенной. С командирского мостика один только Дункан видел многоцветную пелену, начавшую окутывать большое судно.

Но появилось и что-то чужеродное – мерцающая решетка энергетических нитей. Сеть снова нашла их! Благодаря укротителям, Враг точно знал, где они сейчас находятся.

Цвета и силуэты начали развертываться и свертываться в различных направлениях. Следующая эскадрилья судов укротителей била по аберрациям в пространстве. Они могли попасть в корабль, не зная точно, где он находится и не видя его.

Дункан впал в ментатский транс, ища решение, и новый курс наконец вырисовался в его голове, случайный путь, который позволит ему освободиться от паутины. Он ударил по клавишам управления двигателями, ускорив решение уравнения свернутого пространства.

На этот раз ткань вселенной быстро поглотила корабль, обняла его и унесла прочь от укротителей и Врага.

***  

===

24         
Не важно, насколько сложной становится человеческая цивилизация, всегда случаются промежуточные периоды, когда судьба и направление развития человечества начинают зависеть от одной личности.

Из божественной книги Тлейлаксу   


В лабораторном комплексе шла рукопашная схватка между валькириями и Досточтимыми Матронами, гремели взрывы, пылали помещения, а с неба пикировали боевые машины. В этом аду никто не обратил внимания на подростка, который в дыму выбрался сквозь пролом в стене на улицу и побежал прочь от комплекса.

Схоронившись за какой-то уцелевшей стеной, единственный уцелевший гхола Ваффа сидел на корточках и думал, что делать дальше. Обмундированные в черную форму женщины из Новой Общины Сестер группами шли по улицам, зачищая Бандалонг, город уже пал, Верховная Матрона убита.

Несмотря на то что в его памяти были значительные провалы, Вафф помнил все неприятности, причиненные орденом Бене Гессерит его предшественнику. После того как он стал свидетелем убийства семерых его сотоварищей, у Ваффа не было ни малейшего желания попасть в руки какой бы то ни было из враждующих сторон. Слишком ценными знаниями он обладал, чтобы так бездарно пропасть. Ведьмы и шлюхи – и те и другие – были повиндахи, чужаки и лжецы.

Поминутно озираясь по сторонам, он побежал по улицам. Так как у него восстановилась память, и, по сути, он был сейчас уже подлинным мастером Ваффом, он испытывал печаль и скорбь, видя, как горит священный город. Когда-то Бандалонг был полон таких святых мест, он был чист и свободен от чужеземцев. Все кануло в невозвратное прошлое. Сомнительно, что Бандалонг когда-нибудь удастся восстановить.

Но сейчас у Ваффа была другая цель. Он наверняка понадобится Гильдии. Это не подлежало сомнению. Навигатор, наблюдавший жуткую сцену пробуждения памяти, был заинтересован именно в нем, а не в этом глупом отступнике Укстале. Удивительно, что навигаторы не явились спасать его, когда началась бомбардировка лаборатории. Может быть, они и пытались это сделать, но он не заметил их в этом аду.

Все еще прячась, Вафф вдруг почувствовал, что его осенила весьма ценная идея. Лайнер Гильдии должен быть еще здесь, на ближней орбите.

После наступления темноты гхола отыскал маленький челнок в ремонтной мастерской, уцелевшей на окраине Бандалонга. Моторный отсек челнока был вскрыт, на земле были разложены инструменты. Он опасливо приблизился и огляделся по сторонам. Вокруг не было ни единой души.

Открылась дверь подсобного помещения, и оттуда вышел тлейлакс низшей касты, одетый в грязный замасленный комбинезон.

– Что ты здесь делаешь, мальчик? Хочешь поесть? – Он вытер руки куском ветоши, которую достал из кармана.

– Я не мальчик, я мастер Вафф.

– Все мастера давно убиты. – У этого низкорослого человека были необычные для тлейлаксов светлые волосы и густые брови. – Тебя не ранило в голову во время бомбежки?

– Я гхола, но у меня память мастера. Мастера Тилвита Ваффа.

– Ладно, я принимаю такую возможность, просто ради спора. Чего ты хочешь?

– Мне нужно это судно. Этот корабль может лететь?

– Ему нужно для этого топливо. И пилот.

– Я могу сам им управлять, – этот навык он действительно не забыл.

Механик улыбнулся.

– Знаешь, малыш, почему-то я тебе верю. – Он начал рыться в горе деталей и запасных частей. – Когда началась вся эта кутерьма, я заначил несколько картриджей с горючим. Вряд ли кто-то это заметит, да, кажется, не осталось ни одной Досточтимой Матроны, которые могли бы за это наказать.

Он упер руки в бока и осмотрел челнок, потом пожал плечами.

– Собственно, это барахло не мое, так какое мне до него дело?

В течение часа Вафф долетел до орбиты, на которой лайнер ожидал возвращения валькирий. Огромное черное судно, превосходившее размерами иной город, блестело в лучах солнца. На более низкой орбите размещался другой корабль, по всем признакам невидимка.

Настроив передатчик челнока, Вафф на обычной частоте Гильдии передал сообщение, в котором назвал себя.

– Я требую встречи с представителем Гильдии – если возможно, с навигатором. – Он вспомнил имя, которое узнал в тот кровавый день, когда на его глазах убили семерых его братьев. – С Эдриком. Он знает, что я обладаю ценной информацией о пряности.

Никаких возражений не последовало, на панели управления появилось указание маршрута, и Вафф почувствовал, как какая-то сила потащила челнок к высшим уровням лайнера, как его суденышко затянуло в небольшой причальный отсек.

В отсеке его встретили люди из службы безопасности, одетые в серую форму. Эти рослые парни, на две головы выше Ваффа, сопроводили его в обзорную каюту. Высоко наверху Вафф увидел емкость с навигатором, смотревшим на него сквозь прозрачный плаз в полу большого бака.

Из динамика зазвучал искаженный голос навигатора:

– Расскажи нам о пряности. Расскажи, что ты помнишь об аксолотлевых чанах, и мы сохраним тебе жизнь.

Вафф дерзко смотрел на емкость с Эдриком.

– Гарантируйте мне убежище, и я поделюсь с вами моими знаниями.

– Даже Уксталь не ставил нам таких условий.

– Уксталь не знал того, что знаю я. К тому же Уксталь скорее всего мертв. Теперь, когда восстановилась моя память, он вам больше не нужен. – Вафф был настолько благоразумен, что не стал упоминать о провалах в своей памяти.

Навигатор приблизился к стене емкости, в его огромных глазах вспыхнул неподдельный интерес.

– Очень хорошо, мы гарантируем тебе убежище.

У Ваффа в голове созрел альтернативный план. Он вспомнил все аспекты Великой Веры и свой долг в отношении Пророка.

– Я могу сделать нечто большее, чем создание искусственной меланжи в женском чреве. Для того чтобы прокладывать безопасные маршруты в свернутом пространстве, навигаторам нужна настоящая меланжа, чистая пряность, которая образуется в организме песчаных червей.

– Ракис уничтожен, песчаные черви вымерли, если не считать немногочисленного их стада на планете ордена Бене Гессерит. – Навигатор с интересом уставился на Ваффа. – Как ты собираешься вернуть червей?

Вафф в ответ тонко улыбнулся.

– У вас намного более широкий выбор, чем вы себе представляете. Почему бы вам не завести собственных червей? Генетически модифицированных, усовершенствованных червей, которые могут производить много дешевой пряности, причем только и исключительно для вас.

Было понятно, что этот давно не похожий на человека мутант заинтригован. Он некоторое время, задумавшись, поплавал в облаке меланжи, а потом снова посмотрел на Ваффа.

– Продолжай.

– Я обладаю определенными генетическими познаниями, – сказал Вафф. – Возможно, нам удастся достичь взаимовыгодного соглашения.

***  

===

25           
Мы все обладаем врожденной способностью распознавать недостатки и слабости других. Но требуется, однако, гораздо больше мужества для того, чтобы распознать эти же недостатки в самом себе.

Дункан Айдахо. «Больше, чем ментат»   


После того как шесть кораблей, совершив самоубийственный таран, пробили словно копья обшивку «Итаки», на места повреждений вышли ремонтные бригады, а автоматические системы восстановили атмосферное давление в поврежденных отсеках. Когда это было сделано, Дункан спустился в один из неиспользуемых отсеков, куда влетел один из кораблей укротителей. В пяти других местах тоже нашли обломки кораблей и трупы пилотов.

Заглянув в искореженную кабину, Дункан увидел обгоревшее тело пилота. Лицедел. Дункан посмотрел на почерневший от копоти нечеловеческий труп, обожженный до неузнаваемости. Чего они хотели? Как образовался союз между лицеделами и стариком и старухой, пытающимися захватить их в плен?

Во время этой экстренной инспекции Дункан получил рапорты от поисковых команд, осмотревших обломки пяти других кораблей и трупы в них. Дункан узнал, что в трех кораблях было по два лицедела, погибших при столкновении. В этом же, как и в еще двух, было только по одному пилоту.

Три свободных места. Возможно ли, что эти корабли с самого начала управлялись одним пилотом? Или один или больше укротителей катапультировались в космос перед самым столкновением? Или они каким-то образом пережили катастрофу и сейчас находятся на борту «Итаки»?

После лихорадочного погружения в свернутое пространство и бегства от планеты Укротителей до того, как ремонтные бригады обнаружили места повреждений, прошло около часа.

Дункан был уверен, что никто не смог бы пережить такого удара. Корабли были разрушены, тела лицеделов зажаты в искореженных фонарях кабин. Ничто и никто не могло уцелеть и покинуть суда. Но все же…

Неужели по коридорам корабля сейчас бродят три лицедела? Невозможно! Но пусть даже так, его главной ошибкой была недооценка противника. Он оглядел отсек, принюхался, уловив запах горячего металла, дыма и химикатов для тушения огня. В воздухе висела кислая вонь обгоревшего мяса.

Он долго смотрел на обломки, борясь со своими сомнениями. Наконец произнес:

– Убрать все. Взять пробы на анализ, будьте бдительны и осторожны. В высшей степени осторожны.

Во время этого последнего пережитого ими испытания «Итака» была на волосок от захвата, ни разу за все время после бегства с Капитула опасность пленения не была так велика, как в этот раз. Майлс Тег, оправившийся после перенапряжения, и Шиана поднялись на мостик к Дункану, где они какое-то время сидели в задумчивом молчании. Невысказанные слова буквально висели в воздухе, делая обстановку невыносимой.

Все четыре участника экспедиции остались живы, несмотря на то, что укротители и футары пытались их убить. Раввин, который, помимо всего прочего, был врачом Сук, осмотрел остальных троих и сказал, что у них все в порядке, если не считать синяков и ссадин. Он, однако, не смог объяснить природу переутомления Тега, и у башара тоже не было на это ответа.

Шиана смотрела на обоих мужчин, на двух ментатов, проницательным взглядом Преподобной Матери Бене Гессерит. Дункан понимал, что она ждет объяснений – и ждет их именно от него. Он подозревал, что Тег в течение многих лет обладает тайными необъяснимыми способностями.

– Я намерена все понять. – Ее требование было таким резким, таким настоятельным и таким неотразимым, что Дункану показалось, будто она применила Голос. – Скрывая от меня, от нас определенные вещи, вы ставите под вопрос наше выживание. Из всех наших врагов самые опасные – это тайны.

На лице Тега появилось недовольное выражение.

– Интересное замечание, особенно в устах человека, находящегося в вашем положении. Будучи ментатом, башаром и воспитанником ордена, я знаю, что тайны – это необходимая разменная монета Бене Гессерит. – После возвращения он много ел, проспал четырнадцать часов и полностью восстановился, проглотив дополнительно несколько стаканов меланжевого напитка. Но выглядел он сейчас на десять лет старше своего возраста.

– Довольно, Майлс! Я могу понять тягостную привязанность Дункана к Мурбелле. Она не оставляет его все годы, прошедшие после нашего бегства с Капитула, и я знаю, что он так и не смог преодолеть это пристрастие. Но твое поведение представляет для меня полную загадку. Я видела, что ты двигался со скоростью, недоступной для остальных людей. Я думала, что ты уже не способен на это. То, что я видела, намного превосходит те способности, какие были у тебя после пробуждения.

Тег спокойно посмотрел ей в глаза.

– Ты подозреваешь, что я не человек? Боишься, что я могу быть Квисац-Хадерахом? – Он знал, что Дункан тоже видел это и что на Гамму шлюхи распространяли слухи о необъяснимых способностях башара. Но Дункан предпочел не обсуждать этот предмет. Кто он такой, чтобы обвинять других?

– Прекрати эти игры. – Шиана скрестила руки на груди. Волосы ее были растрепаны. Воспользовавшись молчанием как молотом, она ждала… ждала.

Но у Майлса Тега тоже была выучка ордена Бене Гессерит, и он не поддался ее уловке. Наконец ему все же удалось сломать лед ее подозрений.

– Вы же знали, что этой способностью обладал еще старый башар. Если тебе надо кого-то обвинить, то обвиняй Досточтимых Матрон и их миньонов. – Тег по очереди посмотрел на собеседников, все еще не очень желая раскрывать свои секреты. – После перенесенных пыток я приобрел некоторые новые таланты, которыми могу пользоваться в экстренных случаях. О некоторых из этих талантов я говорил Одраде после того, как ко мне вернулась память после возрождения, но думаю, что мало кто из вас смог оценить все значение этого феномена.

– Ты говоришь об ускорении обмена веществ? О перемещении со сверхчеловеческой скоростью?

– Да, и о некоторых других вещах. У меня есть способность видеть защитное поле даже там, где его не могут уловить самые чувствительные сканнеры.

– Почему ты утаил от нас эти секреты? – Шиана выглядела расстроенной; ей казалось, что ее предали.

Тег искоса взглянул на нее. Даже Шиана этого не поняла.

– Потому что с времен Муад'Диба и Тирана вы, сестры Бене Гессерит, с трудом переносите мужчин с необычными способностями. Одиннадцать гхола Дункана были убиты, прежде чем уцелел вот этот, – и вам некого винить в этих убийствах, и не надо сваливать ответственность на тлейлаксов с их вечными заговорами. Сестры тоже соучастницы – активные и пассивные.

Он посмотрел на Дункана, и тот холодно кивнул в знак согласия.

– Шиана, у тебя есть необычный талант укрощать песчаных червей. У Дункана тоже есть особые таланты. Помимо того что он способен видеть сеть Врага, он еще обладает возможностью сексуального импринтинга, более мощного, чем у сестер Бене Гессерит или у Досточтимых Матрон. Именно так он сумел много лет назад подчинить себе Мурбеллу. Именно поэтому шлюхи так хотели его убить. – Тег поднял палец. – И я уверен, что остальные дети гхола после того, как у них будет восстановлена исходная память, тоже проявят какие-то необычные способности и навыки, которые могут помочь нашему выживанию. Вам придется смириться с этими аномальными способностями, иначе под вопросом окажется само их существование.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :   https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/155088/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

Таланты Амвросиевки (1ч.)

***

***

***

***

***

***

Женщина, которая поет.    Мелодрама 1978 г. 

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 110 | Добавил: iwanserencky | Теги: ОХОТНИКИ ДЮНЫ, из интернета, повествование, Вселенная, проза, будущее, миры иные, Хроники Дюны, книги, Хроники, Кевин Андерсон, чужая планета, ГЛОССАРИЙ, текст, Брайан Герберт, слово, отношения, книга, писатели, литература, Будущее Человечества, люди, чтение, фантастика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: