Главная » 2023 » Май » 20 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 279
14:37
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 279

***

***

***  

Он указал рукой на двух детей, стоявших ближе всех к нему. Они застенчиво отпрянули.

— Вы только представьте: вокруг столько влаги, что вы ходите по земле и не носите защитных костюмов.

— Ты хочешь сказать, что здесь будут пруды, из которых можно зачерпнуть воды и напиться в любой момент, когда захочешь? — саркастическим тоном спросил один из скептиков.

— Конечно. Я видел это на многих планетах, и нет никаких оснований сомневаться в том, что мы сможем сделать это на Дюне. С помощью ветровых ловушек вы сможете улавливать воду, содержащуюся в воздухе, и использовать ее для посадки трав, кустарника, всяких растений, которые сберегут воду в своих клетках и корнях и сохранят ее. На самом деле здесь будут не только пруды, но и сады, в которых вырастут деревья с сочными фруктами, которые вы будете собирать и есть.

Улиет выступил вперед; он решился и впал в транс. Следующие за ним водники отступили. Они понадобятся потом, после убийства.

— Что это будут за фрукты? — спросила одна девочка.

— Любые, какие только вам больше по душе, — ответил Кинес. — Но сначала надо будет позаботиться о почве и поливе. Вероятно, на горных склонах можно будет выращивать виноград. Интересно, каким будет по вкусу вино Арракина.

Он улыбнулся.

— Мы обязательно насадим здесь круглые оранжевые плоды — портигалы. Ах как я их люблю! У моих родителей было такое дерево на Салусе Секундус. У портигалов твердая кожура, но ее можно очистить. Внутри плод состоит из долек, сладких и сочных, у них такой яркий оранжевый цвет, что его невозможно себе представить.

Улиет видел перед собой только красную пелену. Его задание жгло мозг, скрывая все остальное от взгляда. Под сводом черепа гулко отдавался только приказ наиба Хейнара. Он прошел в пустое пространство, отделявшее планетолога от слушавших его людей. Улиет старался не слушать о чуде пытался не думать о видениях, о которых так горячо повествовал Кинес. Ясно, что это демон, который явился сюда смущать умы слушателей…

Улиет смотрел прямо перед собой, а Кинес продолжал идти вдоль по коридору, не обращая на пришельца никакого внимания. Щедрыми красками он описывал луга, каналы и леса. Он рисовал картины в умах своих слушателей. Планетолог облизал губы, словно пробуя вино с виноградников Дюны.

Улиет встал перед ним и взметнул над головой ядовитый клинок криса.

В середине фразы Кинес внезапно осознал, что перед ним кто-то стоит. Словно испытывая раздражение от такого вмешательства, он моргнул и просто сказал:

— Удались отсюда.

Отмахнувшись от Улиета, он прошествовал дальше, продолжая говорить:

— А леса! Зеленые и буйные, насколько хватает глаз покрывающие холмы, болотистые низины и долины. В древние времена песок покрыл растения и уничтожил их, но мы исправим это на новой Дюне: ветер понесет по планете семена, и растения начнут расти здесь, как дети.

Убийца застыл на месте, пораженный, с какой легкостью отмахнулся от него пришелец. Удались отсюда. Его пронзил смысл того, что он должен был сделать. Если он убьет этого человека, то фрименские легенды назовут Улиета убийцей мечты.

— Однако для начала мы должны построить ветряные ловушки в скалах, — продолжал Кинес, не переводя дыхания. — Это очень простые системы, их легко строить. Они задержат влагу, направляя ее туда, где мы сможем ее использовать. Со временем у нас образуются большие подземные бассейны с водой. Это будет первым шагом возвращения воды на поверхность планеты. Да, вы не ослышались, я сказал возвращения. Когда-то вода была на Дюне. Я видел ее следы в скалах.

Улиет с отвращением посмотрел на отравленный клинок, не способный поверить, что этот человек не испытывает страха. Удались отсюда. Кинес посмотрел в глаза своей смерти и спокойно прошествовал мимо. Значит, его вел Бог.

Улиет продолжал стоять на месте, держа нож в руке. Рядом с собой он видел незащищенные плечи имперского слуги. Его можно поразить в спину.

Но убийца не мог сдвинуться с места или пошевелить рукой.

Он видел уверенность планетолога, такую уверенность мог испытывать только человек, который находится под покровительством божественных хранителей. Видения будущего Дюны, которые переживал этот великий человек, уже овладели умами людей. И фримены, которые вели тяжелую жизнь, которых враги изгоняли с одной планеты на другую, нуждались в мечте.

Может быть, наконец к ним послан кто-то, кто поведет народ, к ним послан пророк. Душа Улиета будет проклята навеки, если он осмелится убить так долго ожидаемого вестника, посланного Богом!

Но он же принял нож и согласился со своей миссией. Он взял крис из рук вождя, зная, что крис нельзя вложить в ножны, не покрыв его кровью. Проблему нельзя решить простым порезом. Лезвие ядовито, и малейшая царапина приведет к неминуемой смерти.

Не с кем обсудить это положение. Руки Улиета, державшие резную рукоятку кривого ножа, дрогнули.

Не замечая ничего, Кинес продолжал описывать простоту постройки ветряных ловушек, но вокруг наступила мертвая тишина. Люди, понимая, что должно произойти, во все глаза смотрели на своего великого воина.

Рот Улиета наполнился слюной. Он постарался не думать об этом, но все было как во сне, ему показалось, что он пробует на вкус сладкий сочный плод, который можно просто сорвать с дерева и положить в рот… и ощутить в нем мякоть, ароматную и влажную, омытую водой из открытого пруда. Вода для всех.

Улиет сделал шаг назад, потом еще один, держа нож, как полагалось по церемониалу. Он сделал третий шаг, когда Кинес заговорил о пшеничных и ржаных полях и дождях, которые польют эти поля весной.

Убийца обернулся, у него закружилась голова, когда он вспомнил слова посланца: «Удались отсюда».

Он отошел еще дальше и уставился на нож, который держал перед собой. Потом Улиет качнулся вперед, остановился, потом снова качнулся вперед и обдуманно упал на нож. Колени его не согнулись, нет, он просто рухнул лицом вниз упав на острие ножа. Отравленный клинок вошел в его тело в самом центре груди и поразил сердце. По распростертому на камнях телу пробежала короткая судорога, и через мгновение Улиет умер. Под ним было очень мало крови.

Люди Сиетча испустили крик ужаса от того, чему только что стали свидетелями. Они отпрянули. Теперь, когда фримены смотрели на Кинеса с религиозным обожанием, он внезапно замолчал. Он обернулся и посмотрел на кровавое жертвоприношение, которое этот фримен только что принес ему.

— Что здесь происходит? — спросил Кинес. — Кто был этот человек?

Водники бросились вперед убирать тело Улиета. Шурша накидками, они завернули тело в простыни, тряпки и полотенца и уволокли его в покои смерти, чтобы похоронить там по обряду.

Другие фримены теперь смотрели на Кинеса с благоговением.

— Смотрите! Бог показывает нам, что надо делать, — воскликнула одна женщина. — Он отвел Улиета. Он говорил устами Пардота Кинеса.

— Умма Кинес, — сказал кто-то. Пророк Кинес.

Один мужчина поднялся и обратился к толпе:

— Мы будем глупцами, если не будем теперь его слушать.

Гонцы побежали по переходам Сиетча. Не зная религии фрименов, Кинес ничего не понимал.

Однако теперь он понял одно, самое главное, что теперь у него не будет трудностей с тем, чтобы его выслушали.

***  

===

~ ~ ~
Ни один из чужестранцев, видевших женщин Тлейлаксу, не выжил, чтобы рассказать о них. Учитывая особую склонность тлейлаксов к генетическим манипуляциям (см., например, памятные записки о клонах и гхола), это простое наблюдение порождает массу дополнительных вопросов.

Анализ Бене Гессерит
В Кайтэйн прибыла женщина с Икса, облеченная всеми полномочиями официального курьера, доставившего важное сообщение для императора. Запыхавшись от быстрой ходьбы, она, не медля ни минуты, направилась во дворец, не тратя времени на разговоры. Даже Каммар Пилру, посол Икса при императорском дворе, до сих пор не получил ужасного известия о мятеже живших в подземелье субоидов.

Поскольку системы мгновенной передачи информации сквозь свернутое пространство от планеты к планете не существовало, сообщения передавались через уполномоченных и сертифицированных курьеров, которые несли запечатленную в их памяти и предназначенную для определенного лица информацию в кораблях Гильдии. Этот способ был намного быстрее передачи сигнала по электронным средствам связи или по радио, поскольку эти сигналы шли до адресата годы и годы.

С помощью двух членов Гильдии курьер Юта Брей мгновенно договорилась о встрече с императором. Женщина наотрез отказалась делиться информацией даже с послом своей собственной страны, который словно буря ворвался в аудиенц-зал, едва не разрываясь от волнения. Величественный Трон Золотого Льва был пуст. Эльруд снова чувствовал недомогание.

— Сообщение предназначено только для ушей императора, это частное тайное послание от графа Доминика Верниуса, — сказала Брей послу Пилру, посмотрев на него тяжелым, не обещающим ничего хорошего взглядом. В распоряжении Гильдии и ОСПЧТ было много способов внушать курьерам послушание и верность. — Но не уходите далеко, посол. У меня есть послание и для вас; оно касается возможного падения Икса. Вы должны быть в курсе событий.

Едва не задохнувшись, посол приступил к женщине с расспросами, но Брей в ответ только молчала. Выпроводив посла и членов Гильдии из аудиенц-зала, сардаукары элитной дворцовой стражи тщательно проверили документы Брей и провели ее в комнату рядом со спальней Эльруда.

Император выглядел больным и утомленным, однако был одет в накидку, в лацкане которой виднелась эмблема империи. Эльруд сидел, скрючившись в кресле с высокой спинкой, ноги его покоились на подогретой подушке. Рядом с Эльрудом стоял высокий, растерянный человек с длинными вислыми усами, канцлер Эйкен Хесбан.

Брей была поражена до глубины души тем, что император сидит в таком обычном кресле, а не на великом троне величайшей Империи. Подернутые синей дымкой глаза Эльруда не выражали ничего, кроме страдания, он едва мог выпрямить голову, болтавшуюся на тонкой, морщинистой шее. Было такое впечатление, что Эльруд может в любой момент отойти в мир иной.

Коротко поклонившись, женщина объявила:

— Я курьер Юта Брей с Икса, сир, с конфиденциальным запросом от лорда Доминика Верниуса.

Император поморщился при упоминании имени своего старого соперника, но ничего не сказал, ожидая слов курьера и готовый нанести удар вовремя. Он кашлянул, сплюнув что-то в кружевной платок.

— Слушаю вас.

— Это сообщение предназначено только для ушей императора, — сказала Брей, смело глядя на Хесбана.

— Что такое? — спросил Эльруд, скупо улыбнувшись. — В последнее время я не слишком хорошо слышу, и этот достойный джентльмен является моими ушами. Или я должен сказать «являются»? Надо ли употреблять множественное число в ситуациях, подобных данной?

Канцлер наклонился к императору и что-то прошептал.

— Мне сказали, что он «является» моими ушами, — сказал Эльруд и решительно кивнул.

— Как вам угодно, — произнесла Брей. Она заговорила, воспроизводя запечатленные слова, сохраняя мельчайшие интонации самого графа Верниуса.

— Мы подверглись нападению Бене Тлейлаксу. Нападение сделано под видом внутреннего бунта. Мимикрировавшие лицеделы проникли на планету и возбудили возмущение среди рабочего класса. Вследствие такого предательского средства бунтовщики получили преимущество внезапности. Многие наши оборонительные сооружения либо уничтожены, либо находятся в осаде. Словно сумасшедшие, эти люди кричат: «Джихад, Джихад!»

— Священная война! — вставил слово Хесбан. — Но во имя чего? Что натворил Икс на этот раз?

— Мы не имеем об этом ни малейшего представления, мсье канцлер. Тлейлаксы славятся своим религиозным фанатизмом. Наши субоиды выведены как люди, готовые следовать инструкциям, а значит, ими очень легко манипулировать. — Юта Брей помолчала, губы ее слегка задрожали. — Граф Доминик Верниус всеподданнейше просит о присылке сардаукаров для прекращения этой незаконной интервенции.

Дальше Брей пересказала диспозицию, описав позиции военных сил Икса и Тлейлаксу, рассказала о разрушенных заводах и убитых гражданах. Среди высокопоставленных жертв оказалась и жена посла Икса в Кайтфне, банкир Гильдии. Она погибла во время взрыва в посольстве Гильдии.

— Они зашли слишком далеко.

Возмущение Хесбана казалось столь искренним, что Брей подумала, что он вот-вот сам отдаст приказ о защите Икса от агрессии. Требование Дома Верниусов было вполне оправданным. Хесбан посмотрел на императора.

— Сир, — сказал он. — Если тлейлаксы хотят обвинить Икс в нарушении запретов Великой Конвенции, то они должны сделать это в открытом суде Ландсраада.

Хотя в вестибюле горели курительные ароматические палочки, а на жемчужных подносах стояли приправленные пряностью закуски, в воздухе витал кисловатый запах гниения и упадка. Брей отчетливо чувствовала этот дух умирающего тела. Эльруд согнулся под тяжестью своей императорской мантии. Вот он прищурил свои слезящиеся глаза.

— Мы рассмотрим твою просьбу, курьер. Но сейчас я чувствую, что мне надо отдохнуть. Советы докторов, вы же понимаете. Мы обсудим этот вопрос завтра. Сейчас, прошу вас, отдохните, выберите себе апартаменты. Вероятно, вы также захотите встретиться с послом Икса.

Глаза женщины вспыхнули, словно наэлектризованные.

— Моей информации уже несколько часов, сир. Мы находимся в отчаянном положении. Мне даны жесткие инструкции сказать вам, что граф Верниус полагает, что любое промедление будет подобно смерти.

Хесбан ответил громким голосом, не оправившись от растерянности по поводу того, что император не принимает немедленных мер.

— Императору нельзя ничего сказать, юная леди, императора можно только просить, но не более того.

— Мои глубочайшие извинения, сир. Пожалуйста, простите мое возбуждение, но сегодня я видела, как моей планете был нанесен страшный удар. Какой ответ я могу дать графу Верниусу?

— Терпение. Я вернусь к этому вопросу в надлежащее время, после того как обдумаю мой ответ.

Краска схлынула с лица Юты Брей.

— Могу я спросить, когда наступит это время?

— Не можете! — вспылил Эльруд. — Аудиенция окончена.

Он злобно взглянул на курьера горящими ненавистью глазами.

Настал черед Хесбана. Он взял женщину за руку, собираясь вести ее к двери, с любопытством оглянувшись через плечо в сторону императора.

— Как вам угодно, сир. — Брей поклонилась, и гвардейцы вывели ее из помещения.

* * *
От внимания Эльруда не ускользнули гнев и отчаяние, сверкнувшие в глазах женщины, когда она поняла, что ее миссия окончилась провалом. В глазах ее даже появились слезы. Впрочем, все это было скучно и предсказуемо.

Но свою партию он провел блестяще.

Как только иксианский курьер и придворный канцлер покинули помещение, в вестибюль вошли кронпринц Шаддам и Фенринг, встав возле императора. Старик знал, что они находились в соседней комнате и не пропустили ни одного слова состоявшегося разговора.

— Это неплохой урок для вас обоих, а? — спросил Эльруд. — Смотри и учись.

— Да, да. Ты мастерски провел эту игру, отец. События разворачиваются именно так, как ты говорил.

Но при невидимой помощи меня и Фенринга.

Император просиял, потом разразился кашлем.

— Мои сардаукары сделали бы все гораздо лучше тлейлаксов, но я не могу раньше времени вмешиваться в этот конфликт. Формальная жалоба Икса в Ландсраад может создать проблемы. Нам надо сместить Дом Верниусов и поставить на его место Тлейлаксу, а легионы сардаукаров прибудут туда позже, чтобы нанести удар и обеспечить захват.

— Хммххха, возможно, предпочтительнее было бы употребить слова: «обеспечить мирный переходный период». Не стоит применять термины «нанести удар» и «захват».

Эльруд улыбнулся своими пергаментными губами, обнажив зубы, что еще больше подчеркнуло сходство его головы с голым черепом.

— Смотри-ка, Хазимир, ты учишься быть политиком, хотя и склонным к прямым действиям.

Хотя все трое знали об истинных причинах необходимости переворота на Иксе, никто из них словом не обмолвился о тех преимуществах, которые они получат, когда Хайдар Фен Аджидика начнет на Иксе свои исследования в области синтеза искусственной пряности.

В помещение ворвался канцлер Хесбан, охваченный необычным для него волнением. Остановившись, он низко поклонился.

— Прошу прощения, сир. Когда я препроводил курьера назад к членам Гильдии, она сказала им, что вы отказались действовать в соответствии с имперскими установлениями. Она уже говорит с послом Пилру и обсуждает с ним требование о немедленной аудиенции в присутствии членов Совета Ландсраада.

— Хммха, она действует за вашей спиной, сир, — сказал Фенринг.

— Абсурд, — огрызнулся старый император и поискал рукой свою кружку с пряным пивом. — Что может знать посланник об имперских установлениях?

— Хотя курьеры и не проходят полной подготовки ментатов и не имеют их квалификации, все же они тренированны в той мере, что обладают феноменальной памятью, сир, — ответил Фенринг, склонившись к императору и заняв то положение, которое обычно занимал Хесбан.

— Она не способна анализировать данные, но все установления и законные акты находятся в ее активной памяти. Она при мне процитировала несколько таких установлений.

— Ax да, но как может она оспаривать решения императора, если они еще не приняты? — спросил Шалдам.

Хесбан тронул свой ус, еще больше нахмурившись. Но он удержался и не стал говорить о полном невежестве в имперском законодательстве, которое только что проявил кронпринц Шаддам.

— По взаимному согласию между Федеральным Советом Ландсраада и Домом Коррино, император обязан либо принять немедленное решение, либо созвать экстренное совещание Совета Безопасности для обсуждения вопроса. Если ваш отец в течение часа не предпримет никаких действий, посол Икса имеет полное право самостоятельно созвать Совет Безопасности.

— Совет Безопасности? — Эльруд скривился, словно от кислого, и посмотрел сначала на Хесбана, потом на Фенринга, словно прося у него о помощи.

— И какое же установление процитировала эта чертова баба?

— Том тридцатый, раздел шестой, пункт третий Великой Конвенции.

— О чем он гласит?

Хесбан глубоко вздохнул.

— Он касается военных действий между Домами, во время которого одна из сторон, вовлеченных в конфликт, обращается к императору. Есть установление, которое запрещает императору принимать сторону какого-либо Дома, участвующего в конфликте. В таких случаях вы должны выступать в качестве независимого и нейтрального арбитра. Нейтрального — да, но вы просто обязаны действовать. — Он шаркнул ногой. — Сир, боюсь, что я не понимаю причину вашего промедления. Ведь вы же не на стороне… тлейлаксов?

— Есть много вещей, которые ты не понимаешь, Эйкен, — ответил император. — Следуй моим желаниям.

Было видно, что канцлер уязвлен таким ответом.

— Мммм, — промычал Фенринг. Он походил взад-вперед за спинкой кресла, потом взял с подноса одну хрустящую вафлю. — Технически курьер права, сир. Вам нельзя откладывать решение на один-два дня. В установлении, между прочим, сказано, что Совет Безопасности, раз собравшись, не может разойтись, не приняв никакого решения.

В раздумье Фенринг приложил палец к губам.

— Враждующие стороны и их представители имеют право присутствовать на заседании Совета. В случае с Иксом их представителями могут быть члены Космической Гильдии и посол Пилру, который, могу добавить, имеет сына, — сыну этому в настоящий момент угрожает бунт на Иксе, — и еще одного сына — его недавно приняли в Гильдию.

— Вспомните также, что жена посла убита во время мятежа — добавил Хесбан. — Льется кровь и гибнут люди.

— Учитывая наши планы по использованию тлейлаксами заводов и производственных мощностей Икса, было бы лучше не допускать в это дело Гильдию, — брякнул Шаддам.

— Планы? — переспросил Хесбан. Канцлер был явно встревожен тем, что не имеет доступа к столь важной информации. Он повернулся к Эльруду. — Какие планы, сир?

— Потом, Эйкен, — нахмурился император. Неловко поерзав в кресле, он натянул мантию на свою впалую грудь.

— Черт бы побрал эту бабу!

— Члены Гильдии ожидают внизу вместе с ней, — настаивал на своем Эйкен. — Посол Пилру требует аудиенции. Очень скоро, может быть, через несколько минут, другие Дома получат известие об этой неприятной новости и тоже будут настаивать на действиях, особенно те, кто заседает в директорате ОСПЧТ. Беспорядки на Иксе будут иметь жестокие экономические последствия, по крайней мере в обозримом будущем.

— Принесите мне установления и приведите двух ментатов, чтобы я смог провести независимый анализ. Найдите что-нибудь, чтобы оградить нас от всего этого! — Император оживился, казалось, болезни покинули его. Кризис встряхнул его и вселил в старое тело новые силы. — Дом Коррино не должен иметь ничего общего с захватом Икса тлейлаксами. От этого зависит наше будущее.

— Как… вам будет угодно, сир. — Хесбан поклонился и покинул комнату, шурша своим темно-синим одеянием, все еще озадаченный, но беспрекословно повинующийся воле императора.

Через несколько минут слуга внес в помещение проектор и овальный экран из черного плаза. Помедлив, слуга поставил аппарат на стол. Фенринг установил его так, чтобы император мог лучше видеть экран.

Вернулся Хесбан в сопровождении двух ментатов, губы этих людей были красны от сока сафо. За дверями отборные сардаукары дворцовой гвардии едва сдерживали несколько представителей, которые требовали немедленной аудиенции. Громче всех требовал ее посол Пилру. Его высокий пронзительный голос явственно выделялся из хора других голосов.

Фенринг активировал данные, записанные на катушках проволоки шиги, а Хесбан вкратце пересказывал детали проблемы двум имперским ментатам. На экране заплясало изображение, черные слова на галахском языке, написанные на белом фоне. Стоя рядом с другом, Шаддам вперил взор в экран, словно прочтение текстов законов могло помочь ему разглядеть в них какие-то тонкости, недоступные прочим смертным.

Оба ментата стояли, напряженные и неподвижные, как статуи, анализируя каждый по отдельности закон и его толкующие кодексы.

— Для начала, — заговорил один из ментатов, — надо посмотреть раздел шесть, пункт третий.

По экрану стремительно побежали размазанные строчки, которые остановились на нужном месте. Один раздел высвечивался красным полем, через секунду в воздухе повисла голографическая копия страницы. Дубликат упал на колени к императору, так что текст могли прочесть и все присутствующие, не мешая Эльруду.

— Это не сработает, — сказал второй ментат. — Посмотрите ссылку в разделе семьдесят два, пункт третий, том двенадцатый.

Подавшись вперед, Эльруд внимательно читал установления. Потом он провел рукой вдоль листа, и тот исчез.

— Проклятая тухлая Гильдия, — сказал он. — Мы поставим их на колени, как только…

Фенринг громко закашлял, чтобы заставить замолчать императора, пока он не сболтнул лишнего.

Голографический проектор принялся за поиск, и ментаты замолчали. Канцлер Хесбан склонился над медленно проплывавшими перед его глазами листками с текстом.

— Будь прокляты эти установления! Все, что я хочу, это сбросить атомную бомбу на все эти законы и установления. Эльруд буквально дымился от злости. — Правлю я Империей или нет? Не трогай Ландсраад, не наступай на ноги Гильдии… император не должен кланяться никому.

— Совершенно верно, сир, — признал правоту господин Хесбан. — Но мы связаны договорами и союзами.

— Вот здесь кое-что можно выкопать, — заговорил Фен-ринг. — Приложение о Джихаде, раздел девяносто, пункт ноль-ноль-четыре. Он помолчал.

— В случаях, когда дело касается Джихада Слуг и ограничений, наложенных на общество после него, императору предоставляются дополнительные полномочия принимать решения относительно наказания тех, кто преступил запрет, касающийся производства мыслящих машин.

Потухшие было глаза императора вновь вспыхнули.

— Да, да, и поскольку у нас есть некоторые вопросы, касающиеся возможных нарушений иксианцами законов Джихада, то, вероятно, мы можем, на полном законном основании, действовать с должными предосторожностями. Особенно после того, как получили тревожные сведения относительно производства подозрительных машин.

— Мы действительно их получили? — спросил канцлер.

— Конечно. Помнишь сведения о тренировочных боевых машинах, появившихся на черном рынке? Это требует тщательного расследования.

Шаддам и Фенринг с понимающим видом улыбнулись друг другу. Они оба понимали, что нынешнее положение не позволяет затевать долгое расследование, но Эльруд нуждался лишь в кратковременной оттяжке принятия решения. Тлейлаксы закрепят свой успех через день-два. Без поддержки извне у Дома Верниусов не остается никаких шансов.

Хесбан добавил, прочтя точные галахские слова:

— Согласно Приложению падишах император является «Священным стражем Джихада», который облечен правом защищать Джихад и все, что он представляет.

— Да, да. В этом случае мы можем потребовать у посла Тлейлаксу доказательств, а потом дадим послу Пилру возможность ответить на обвинения.

Шаддам выдержал паузу, потом с воодушевлением посмотрел на Фенринга.

— В конце дня император может опубликовать указ о временном перемирии между враждующими сторонами.

— Будет слишком поздно, — сказал Хесбан.

— Именно. Икс падет, и с этим уже ничего нельзя будет поделать.

***  

===

~ ~ ~
Подобно многим кулинарным деликатесам, месть — это блюдо, которым следует наслаждаться не спеша, после долгого и искусного приготовления.

Император Эльруд IX. Изречения на смертном одре
Полчаса спустя Шаддам наблюдал, как полюсы противоборствующих сторон входили в приемную императора для частной аудиенции, которая была призвана «решить вопрос». По предложению Фенринга Шаддам переоделся в более формальный костюм, с вкраплениями военной символики, чтобы выглядеть настоящим вождем на фоне отца — изможденного и по-стариковски неряшливого.

У посла Икса было широкое, мясистое, почти жирное лицо с красными щеками. Все его массивное тело было затянуто в помятый комбинезон с широкими отворотами и меховым воротником. Редкие седые волосы были наспех причесаны. Поскольку посол Икса признал, что не владеет информацией о событиях на планете, он привел с собой курьера Юту Брей, очевидца происходящего.

Единственный тлейлакс, которого удалось найти, Мофра Туй, оказался мелкорослым человечком с немытыми оранжевыми волосами и сероватой кожей. Человечек источал с трудом сдерживаемый гнев, который вскипал всякий раз, когда его глазки сверлили иксианского противника. Туй был проинструктирован относительно того, что ему следует говорить.

Посол Пилру все еще был в шоке от открывшейся ему ситуации, он только сейчас начал осознавать, что С'тина, его жена, погибла, и он искренне оплакивал ее гибель. Все происходящее казалось ему нереальным ночным кошмаром. Он нетвердо держался на ногах, опасаясь за судьбу своей родной планеты и пропавшего сына К'тэра. Посол отчаянно оглядывался в поисках хотя бы одного сочувствующего, но взгляды придворных были полны лишь непреклонной решимости и жестокости.

Два агента Гильдии, возвышаясь над остальными присутствующими, стояли в заднем конце приемной, сохраняя на лицах бесстрастное выражение. У одного из них было грубое лицо, покрытое шрамами. У другого голова имела странную форму, словно была изуродована в какой-то катастрофе. Вокруг затылка шла глубокая борозда. Шаддаму приходилось и раньше встречать таких людей, это были кандидаты в гильд-навигаторы, которые по тем или иным причинам оказались непригодными к дальнейшей службе, не выдержав испытаний отбора.

— Сначала мы выслушаем Мофра Туя, — хриплым голосом произнес император. — Пусть он объяснится и обоснует подозрения своего народа.

— И пусть расскажет, почему они решаются на такие беспрецедентные насильственные действия, — вставил Пилру. Все остальные игнорировали его слова.

— Мы обнаружили на Иксе незаконную деятельность, — начал тлейлакс своим детским писклявым голосом. — Бене Тлейлакс счел своим долгом остановить этот бич, пока злонамеренный машинный интеллект не распространился по Империи. Если б мы помедлили еще некоторое время, то все человечество снова оказалось бы в многотысячелетнем рабстве. У нас не было выбора, и мы начали действовать по своему усмотрению.

— Лжец! — прорычал Пилру. — Кто уполномочил вас выступать на защиту запретов без соблюдения закона? У вас нет никаких доказательств, потому что на Иксе никто не занимается противоправной деятельностью. Мы придерживаемся всех ограничений, наложенных Джихадом.

С замечательным для тлейлакса спокойствием Туй окинул взглядом всех присутствующих, словно Пилру был предметом, на который вообще не стоит обращать никакого внимания.

— Наши силы предприняли необходимые действия, прежде чем нужные улики могли быть уничтожены. Разве нас ничему не научил Великий Переворот? Однажды приведенный в действие машинный разум может стать мстительным, и он может развить в себе способность к самокопированию и распространяться со скоростью лесного пожара. Икс — источник всякого машинного разума. Мы, тлейлаксы, продолжаем священную войну только для того, чтобы сохранить вселенную свободной от этого врага. — Тлейлакс посмотрел на посла Пилру, и хотя тот был на голову выше его, неистово закричал: «Джихад! Джихад!»

— Смотрите сами, сир, — сказал иксианский посол, отступив на два шага. — Это ничем не спровоцированное поведение.

— «Ты не должен делать машин по образу и подобию человеческого ума», — рявкнул тлейлакс. — Вы и ваш Дом Верниусов будете прокляты за ваши грехи!

— Успокойся. — Искусно подавив улыбку, Эльруд знаком приказал Тую занять прежнее место. Крошечный человечек неохотно подчинился.

Пилру и курьер о чем-то взволнованно вполголоса переговорили друг с другом, потом посол заговорил:

— Я прошу императора потребовать доказательств нарушений установлений Джихада. Бене Тлейлаксу действовал как инородный элемент, уничтожающий нашу экономическую базу без предварительного обращения с обвинениями в Ландсраад. И к императору, — быстро добавил посол.

— Улики собираются, — ответил Туй. — В доказательства будут включены преступные акты, которые вы, иксианцы, подготовили и совершили. Ваши доходы упали, поставив под угрозу ваше членство в ОСПЧТ.

Ах, подумал Шаддам, обменявшись взглядом с Хазимиром Фенрингом. Это те самые сообщения, которые мы столь искусно подделали! Никто не умеет так ловко манипулировать документами, как Фенринг.

— Это откровенная фальшивка, — сказал Пилру. — Мы сейчас получаем самые большие за нашу историю доходы, особенно на новой конструкции лайнеров. Спросите об этом Гильдию. Ваши люди не имеют права разжигать такое насилие…

— Мы имеем полное право, моральное право защищать Империю от следующей эпохи машинного рабства. Мы умеем разглядеть под вашими манипуляциями стремление к созданию машинного разума. Стоят ли ваши доходы больше, чем безопасность человечества? Вы продали свои души!

На висках Пилру начали пульсировать жилы. Он утратил подобающее послу спокойствие.

— Ты лживый меленький ублюдок, это же полнейшая фальсификация! — Он обернулся к Эльруду. — Сир, я требую, чтобы вы послали на Икс сардаукаров, чтобы вмешаться и защитить наш народ от экспансии, совершенной силами Бене Тлейлаксу. Мы не нарушали никаких законов.

— Нарушение установлений Джихада Слуг — это серьезнейшее обвинение, — задумчиво произнес император, хотя в действительности его нисколько не волновали установления Джихада. Он прикрыл рукой рот и покашлял. — Такое обвинение не может быть принято на веру и легко. Надо думать о последствиях…

Эльруд говорил с хорошо обдуманной медлительностью, которую Шаддам находил восхитительной. Кронпринц против воли приходил в восторг от некоторых способностей своего обреченного отца, но все же старая кровь должна уступить место новой. Эльруд отыграл свое.

Заговорила курьер:

— Император Эльруд, тлейлаксы тянут время, а битва между тем бушует на Иксе. Используйте своих сардаукаров, чтобы прекратить кровопролитие немедленно, а потом пусть противоборствующие силы представят суду свои доказательства.

Император вскинул брови и медленно опустил взгляд на Юту Брей.

— Как простой курьер, ты не имеешь никакого права представлять мне какие бы то ни было аргументы. — Он перевел взор на сардаукаров дворцовой гвардии. — Удалите эту женщину.

Отчаяние сделало звучный голос Юты ломким и хрупким.

— Простите, сир, но я лучше других знаю обстановку на Иксе, и мой лорд Верниус поручил именно мне предпринять все необходимые шаги. Мы требуем, чтобы Бене Тлейлакс немедленно представил доказательства или немедленно же убрал с Икса свои силы. Они не имеют никаких доказательств. Это просто тактика проволочек!

— Когда вы сможете представить мне улики? — спросил император, покосившись в сторону Туя.

— Доказательные улики, — возразил Пилру.

— Три имперских дня, сир.

Иксианцы протестующе вздохнули.

— Но, сир, за это время они могут изготовить какие угодно фальшивки, сфабриковать любые улики по своему усмотрению. — Глаза Пилру пылали. — Они уже убили мою жену, уничтожили дома… Мой сын пропал без вести. Не позволяйте им безнаказанно совершать это насилие в течение еще трех дней!

Император сделал вид, что размышляет. Присутствующие застыли в ожидании.

— Я уверен, что вы несколько сгущаете краски, чтобы побудить меня к быстрому и необдуманному решению. Учитывая тяжесть обвинений, я склонен подождать улик или их отсутствия. — Он посмотрел на канцлера. — Что скажешь ты, Эйкен? Соответствует ли такое решение букве имперского закона в такой ситуации?

Эйкен промычал что-то нечленораздельное в знак согласия.

Эльруд кивнул Пилру с таким видом, словно собирался оказать ему неслыханную императорскую милость.

— Думаю, однако, что улики должны быть собраны в течение двух дней, а не трех. Сможете ли вы это сделать, посол Туй?

— Это будет нелегко, сир, но… как вам будет угодно.

Потрясенный Пилру зарделся от гнева.

— Милорд, как вы можете идти против нас вместе с этими погаными тлейлаксами?

— Посол, ваши предрассудки не приветствуются здесь, в моей императорской приемной. Я в высшей степени уважаю вашего графа… и конечно, его супругу Шандо.

Шаддам посмотрел на агентов Гильдии у задней стены приемной. Они что-то вполголоса обсуждали на своем тайном наречии. Вот сейчас они кивнули друг другу. Для них самым серьезным вопросом было нарушение законов Джихада Слуг.

— Но через два дня моя планета погибнет. — Пилру умоляюще посмотрел на людей Гильдии, ища их поддержки, но они отвели глаза в сторону.

— Вы не можете сделать этого, вы обрекаете наш народ на уничтожение! — крикнула Эльруду Юта Брей.

— Посланник, ты нетерпима точно так же, как Доминик Верниус. Не испытывай больше моего терпения. — Сурово посмотрев на посла Тлейлаксу, он продолжил приказным тоном: — Посол Туй, представьте мне доказательства, неопровержимые доказательства, в течение двух дней, в противном случае выводите свои силы с Икса.

Мофра Туй согнулся в поклоне. Члены Гильдии не видели его лица, и он позволил себе мелькнувшую на его губах хитрую улыбку, которая, впрочем, быстро испарилась с его лица.

— Что ж, очень хорошо, — дрожа от не скрываемой больше ярости, заговорил посол Икса. — Я сейчас же потребую созыва Совета Безопасности Ландсраада.

— И вы сделаете это в полном соответствии с законами Империи, — сказал Эльруд. — Я сейчас действовал так, как считал нужным, в наивысших интересах империи. Мофра Туй предстанет перед Советом Безопасности через два дня, и ты сделаешь то же самое. Если в промежутке ты желаешь вернуться на Икс, то я предоставлю тебе лайнер. Но берегись, если эти обвинения подтвердятся, посол, то Дому Верниусов придется искупать свои грехи.

* * *
Вытирая пот с гладко выбритой головы, Доминик Верниус внимательно смотрел на своего посла в Кайтэйне. Пилру только что привез ошеломляющие известия графу и его супруге. Посол явно жаждал заняться поисками своего пропавшего без вести сына, но он прибыл на Икс не больше чем на час. Они стояли в подземном командном пункте, упрятанном под монолитной скалой, поскольку круглый кабинет Гран-Пале был слишком опасным и уязвимым местом во время войны. Были слышны стрекотание и жужжание машин, грохот транспортных туннелей, по которым войска Икса доставлялись к местам дислокации и боевых действий.

Оборонительное сражение нельзя было назвать успешным. Хорошо спланировав саботаж и захватив все узкие места, тлейлаксы контролировали большую часть подземелья, оттеснив иксианцев на небольшие, сокращающиеся с каждой минутой плацдармы. Восставшие субоиды многократно превосходили по численности защитников Икса, и тлейлаксы искусно пользовались этим преимуществом, манипулируя послушными массами светлокожих людей.

— Эльруд предал нас, любовь моя, — сказал Доминик, обнимая свою жену. На них были только грязные лохмотья, едва прикрывавшие спину, и немногие фамильные драгоценности, которые они успели спасти. Однако теперь он понял все. — Я знал, что император ненавидит меня, но никогда не ожидал такой низости. Даже от него. Если бы я только мог это доказать.

Бледная и похудевшая, хотя в глазах ее горел неукротимый огонь, леди Шандо глубоко вздохнула. Вокруг ее неподражаемых глаз и губ наметились мелкие морщинки, напоминания о ее возрасте и о том, что Доминику надо все больше и больше беречь это сокровище, кладезь красоты, любви и нежности. Придвинувшись к мужу, Шандо обвила рукой его плечо.

— Может быть, мне стоит поехать к нему и отдаться на его милость? Может быть, это сделает его благоразумным во имя той памяти, которую он, возможно, сохранил обо мне…

— Я не позволю тебе сделать это. Теперь он ненавидит и тебя, а мне мстит за то, что я женился на тебе. Руди не способен на сочувствие. — Доминик сжал кулаки и внимательно вгляделся в лицо посла Пилру, но не нашел в нем и тени надежды. Снова поглядев в глаза Шандо, он сказал:

— Зная его, могу предположить, что он ввязался в интригу, из которой не сможет самостоятельно выйти, даже если очень захочет. Мы никогда не получим военных репараций, даже если победим. Мои фамильные богатства будут конфискованы, моя личная власть отнята. — Он понизил голос, стараясь скрыть отчаяние. — И все это для того, чтобы поквитаться со мной за то, что когда-то давным-давно я увел его женщину.

— Я сделаю все, что ты скажешь, Доминик, — ласково произнесла Шандо. — Ты не сделал меня своей наложницей, а женился на мне. Я всегда говорила тебе… — Голос ее дрогнул и пресекся.

— Я знаю, любовь моя. — Он сжал ее руку. — Я тоже сделаю все ради тебя. Наша любовь дорого стоит. За нее не жаль заплатить и такую цену.

— Я жду ваших приказаний, милорд, — взволнованно проговорил посол Пилру. Его сын К'тэр где-то там: сражается, прячется, а быть может, его уже нет в живых.

Доминик прикусил губу.

— Все ясно. Дом Верниусов выбран для уничтожения, и здесь нет почти никакой альтернативы. Все эти сфабрикованные обвинения не стоят и ломаного гроша, и щит закона уже порван на куски, как негодный клочок бумаги. Император желает уничтожить нас, а мы не можем сражаться с Домом Коррино, особенно в условиях тотального предательства и измены. Я не сомневаюсь, что Ландсраад будет тянуть время, а потом как стервятник кинется за военной добычей.

Вспыхнув гневом, он расправил широкие плечи и выступил вперед.

— Мы возьмем с собой наше атомное оружие и щит и бежим за пределы Империи.

Пилру едва удержал вскрик.

— Уйти, предать, милорд? Что будет с нами, оставшимися?

  Читать   дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 130 | Добавил: iwanserencky | Теги: люди, из интернета, Хроники Дюны, Дом Атрейдесов, Вселенная, проза, Кевин Андерсон, книга, слово, литература, будущее, чужая планета, Брайан Герберт, Будущее Человечества, текст, писатели, фантастика, миры иные, книги, ГЛОССАРИЙ, Хроники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: