Главная » 2023 » Май » 15 » Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 259
01:10
Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 259

***

***

===

У Трига в каждой руке было по одному импульсному мечу. Он поднял оружие, и толпа разразилась радостными воплями.

— Я докажу превосходство людей над машинами. Когда-то давно ты учил меня. Но я расплачусь с тобой за это, ибо мой долг — убить тебя.
— Очевидно, никто не учил тебя чести и порядочности, поэтому тебе неведомо чувство благодарности, — сказал Истиан, не отходя от механического сенсея. Его не волновало, что толпа увидит в нем защитника машин. Что еще мог он сделать?
Презрительная насмешка исказила обожженное лицо Трига.
— Это голос моего друга Истиана или изъявление внутреннего духа Йоола Норета?
— Ты видишь разницу?
— Думаю, что ее и в самом деле нет.
Хирокс выступил вперед, навстречу своему бывшему ученику. Триг крепко сжал в руках свои мечи, а Истиан наблюдал за происходящим, не в силах остановить эту бессмысленную дуэль. Противники стояли неподвижно, оценивая друг друга.
Толпа жаждала увидеть, как их боец разобьет вдребезги проклятого робота. После того как главная цель будет повержена, можно будет обратить свою кровожадность против другой мишени, например Истиана Госса.

 Издав какой-то нечленораздельный вопль — то ли мольбу богам о помощи, то ли боевой клич, — Триг бросился на Хирокса. Сенсей, молниеносно двигая оружием, отразил и парировал все яростные выпады Трига. Руки робота двигались так быстро, что движения сливались в неразличимую пелену. На Гиназе ему приходилось драться с тысячами учеников, но только однажды за почти столетнюю службу он действительно убил — это была случайная смерть Зона Норета, отца Йоола.
— Я не должен драться с тобой, — сказал робот.
Мечи Трига продолжали наносить удары, отскакивать, но он снова и снова атаковал. Хирокс по-прежнему отражал все атаки, перехватывая парализующие наконечники мечей своими изолированными руками. Обожженное лицо Трига исказилось от ярости, он продолжал целеустремленно нападать, обратив свои неудачи в силу.
Истиан в бессильной злобе сжимал рукоятку кинжала.
— Нар, прекрати это безумие, не то мне придется сразиться с тобой.
Воин был удивлен таким предложением.
— Ты же не хочешь…
Следуя программе, робот увидел погрешность в защите противника, тот на мгновение открылся, и Хирокс — нанес удар клинком. На груди Трига обозначилась узкая кровавая полоса. Человек взревел от ярости и снова бросился в атаку на своего механического противника.
— С тобой я разберусь чуть позже, Истиан, любитель машин! Толпа угрожающе заревела, но не двинулась с места, завороженная схваткой.
Должно быть, за все прошедшие годы Триг действительно уверил себя в превосходстве и считал себя непревзойденным бойцом. Он ожидал, что быстро разделается с машиной. Но Хироке превосходил своими боевыми качествами среднего боевого робота. В течение многих поколений он улучшал и оттачивал свое мастерство, усовершенствовал программу в учебных поединках с лучшими мастерами Гиназа. В душе Истиан не желал ран и смерти своему старому другу и партнеру по спаррингу, но не желал он и повреждений своему учителю — которому он был столь многим обязан.
Между тем поединок продолжался. Хирокс действовал с какой-то странной, несвойственной ему медлительностью и нерешительностью. Когда он направлял удары клинков, их стремительное движение замедлялось перед контактом с кожей, и Триг успевал увернуться от удара. Хирокс вел себя так, словно на Триге было защитное поле. Но его не было, и Хирокс понимал это. Истиан решил, что по какой-то причине механический боец тоже не желает нанести рану или причинить смерть своему бывшему ученику.
Сражаясь, Хирокс беседовал со своим противником, отвлекая Трига, но не ослабляя ни на секунду своего собственного внимания.
— Я вспоминаю другой поединок, это было давно, когда я выверял свою программу, сражаясь с Зоном Норетом. Он приказал мне использовать все мое умение и мастерство, велел мне драться на пределе моих возможностей. Он думал, что сумеет превзойти меня.
Триг слушал, но продолжал с нарастающей яростью наносить удары и уколы. Толпа радостно заревела, когда ловким ударом Тригу удалось отключить одну из рук робота. Истиан знал, что функция восстановится приблизительно в течение минуты, но за это время опытный мастер мог отключить и другие руки робота быстрее, чем тот смог бы их восстановить.
Истиан хотел вмешаться, что-то сделать, чтобы закончить этот идиотский, бессмысленный спектакль, но дело уже зашло слишком далеко. Культисты улюлюкали. Некоторые стали бросать камни в Хирокса. Один камень ударил в борт корабля Истиана, другой рикошетировал от стального корпуса Хирокса. Но Хирокс продолжал драться и говорить.
— Самоуверенность Зона Норета стала причиной его смерти. Я не хотел его убивать, но отключил систему безопасности боя, поэтому я не смог остановиться. Со смертью Зона Норета Гиназ потерял талантливого мастера меча, который мог бы еще долго сражаться с машинами. Это была очень тяжелая потеря.
— Я убью тебя, демон! — Триг снова нанес удар, его импульсный меч заскрежетал по твердому металлу. — Ты не выдержишь моего натиска.
— Подожди! — закричал Истиан, но в этот момент один из камней, брошенных из толпы, угодил ему в лоб. Изумление поразило его больше, чем боль. Кровь из раны заливала глаза.
Хирокс, не меняя позиции, продолжал защищаться.
— Ты вынуждаешь меня к поединку не по моему выбору. Я просил тебя остановиться, но ты отказался. Ты не оставляешь мне иного выбора, Нар Триг. Это, — он с немыслимой быстротой нанес несколько отвлекающих ударов, от которых Триг едва уклонился, — уже намеренно.

Подняв два клинка двумя своими длинными руками, робот не стал наносить прямой удар или блокировать удары противника — он просто нанес два одновременных боковых удара по мощной шее Трига и мгновенно обезглавил его. Голова подпрыгнула в воздухе и с гулким стуком упала на землю. Хлынула кровь, и фанатичный мастер меча дернулся, его обезглавленное тело некоторое время продолжало стоять прямо; мечи вывалились из безжизненных рук и со звоном упали, а потом колени Трига подогнулись, и он рухнул на мощеную площадку. Из огромной зияющей раны хлестала алая артериальная кровь.
По спине Истиана пробежала дрожь. Триг сам выбрал свою судьбу. Истиан ничего не мог сделать, чтобы помешать его смерти. Мысли его путались, когда он принялся обдумывать, что делать дальше.
Культисты затаили дыхание, и наступила зловещая мертвая тишина. Сердце Истиана упало, когда он вгляделся в лица этого сброда.
Хирокс стоял неподвижно, словно посчитав, что испытание осталось позади. Он нанес поражение противнику и после победы намеревался покинуть поле боя.
— Это был честный вызов, — закричал Истиан, обращаясь к толпе. — Нар Триг был побежден противником.
Но Истиан не заблуждался относительно понятий о чести у этой злобной черни.
— Эта мыслящая машина убила нашего мастера меча!
— Она убила человека!
— Все машины должны быть уничтожены!
— Он не наш враг, — выкрикнул Истиан, протирая от крови глаза.
Хирокс выпрямил корпус и спрятал в гнезда окровавленные клинки. Подняв оружие, Истиан встал рядом с роботом.
— Хирокс не сделал вам ничего дурного! Он воспитал бессчетное число мастеров меча, он показал нам, как надо драться с мыслящими машинами. Он наш союзник, а не враг.
— Все машины — наши враги! — закричал кто-то в ответ.
— Тогда вам надо тщательнее выбирать врагов. Этот тренер — союзник людей. Он доказал, что машины могут служить делу человечества так же, как самые доблестные из воинов.
Но распаленные яростью культисты думали по-другому. Люди эти были вооружены лишь самым примитивным оружием: дубинами, палками, самодельными мечами, шпагами и кинжалами. По всей Зимии катилась волна мятежа, фанатики жгли дома и уничтожали любые машины, попадавшиеся им под руку — даже самые невинные и полезные механические устройства.
— Вы можете захватить весь город, но Хирокс вам не достанется, — твердо произнес Истиан, не повышая голоса.
— Смерть машинам! — снова крикнул кто-то из толпы, и Истиан выступил вперед, подняв оружие.
— Он на нашей стороне, и если вы настолько слепы, что не видите этого, то вы недостойны быть людьми. Я отгоню любого, кто посмеет приблизиться к нему. Я буду убивать вас, если придется.
Кто-то от души рассмеялся.
— Вы надеетесь устоять против нас — один мастер меча и один робот?
— Меня поведет моя честь. Хирокс заговорил.
— Не жертвуй собой ради меня, Истиан Госс. Я запрещаю тебе делать это.
— Это не предмет для дискуссий, — с этими словами Истиан поднял свой импульсный меч. Это было не самое лучшее оружие против разъяренной толпы, но он сделает все, что в его силах. — Йоол Норет на моем месте поступил бы точно так же.
Культисты подступили ближе к обезглавленному телу Нара Трига; они пылали гневом и жаждой мщения. Хотя их грубое и примитивное оружие было неэффективно против вооружения Хирокса, они тем не менее имели подавляющее численное преимущество. Истиан понимал, что если дело дойдет до схватки, то она превратится в кровавое побоище.
— Я защищу тебя, — твердо сказал он Хироксу, обернувшись к сенсею. Прикрыв собой робота, он отважно взглянул в лицо толпе.
— Нет, ты умрешь. Много этих людей тоже погибнет, — сказал в ответ механический боец. — Я не могу этого допустить.
Стоя спиной к роботу, Истиан смотрел на приближавшуюся толпу. Позади него, выставив все свое вооружение, выпрямившись во весь рост, стоял Хирокс.
— Нет, это должно прекратиться… прекратиться… Разрываемый необходимостью следить за действиями толпы и желанием узнать, что делает механический сенсей, Истиан оглянулся и увидел, что многорукий робот застыл в странной неподвижности. Он наклонился над телом убитого Нара Трига и протянул к нему руки со страшным оружием. Но клинки просто висели в воздухе, не производя никаких движений.
— Я не позволю… тебе… умереть, защищая меня, — произнес сенсей, голос его стал смазанным и нечетким. — Это не… соответствует правильным… критериям.
Голос пресекся и затих, поглощенный ледяным вечным молчанием. Оптические сенсоры на стержнях потускнели и погасли, став безжизненными.
Истиан вгляделся в обездвиженного робота. После стольких лет тренировки и подготовки мастеров меча, познав привычки людей, машина приняла самостоятельное решение — она сделала свободный, не запрограммированный выбор.
Охваченный горем и растерянностью, Истиан попытался осмыслить происшедшую трагедию. Оружие в руках превратилось в холодные бесполезные побрякушки. Боевой робот был мертв, как Нар Триг. Каждый из них пожертвовал жизнью за свои идеалы.

Возможно,
подумалось Истиану,
нам еще есть чему поучиться у мыслящих машин.

— Мы потеряли сегодня двух великих воинов — потеряли без всякой разумной причины, — тихим голосом произнес Истиан Госс. Он не был уверен, что фанатики услышат его слова.
События, происшедшие на ее глазах, так потрясли толпу, что ее пыл постепенно угас. Они были расстроены главным образом тем, что козел отпущения так легко ускользнул из их рук.
Когда к погибшему роботу подошли два человека с явным намерением поглумиться над обездвиженным мертвым сенсеем, Истиан преградил им путь, сжимая в руках меч и кинжал. В глазах его была смерть. Самые злобные культисты уставились на него, поколебались и отошли назад, не желая испытывать судьбу в схватке с ветераном Гиназа.
В городе продолжал бушевать мятеж Райны Батлер, и фанатики постепенно разошлись искать других жертв.
Много часов простоял Истиан Госс над обездвиженным навеки корпусом робота Хирокса и обезглавленным телом своего бывшего друга Трига. Хотя прошло уже много лет с тех пор, как смертоносные волны атомных взрывов уничтожили все главные цитадели мыслящих машин, в душах людей Джихад был еще далек от завершения.

*** 

===

Не обманывайте себя. До тех пор, пока не будут уничтожены последние остатки Омниуса, наша война с мыслящими машинами не закончится, так же как и не исчерпается моя решимость довести ее до победного конца.
Верховный башар Вориан Атрейдес


После гибели Квентина Батлера и уничтожения Данте Вориан, дрожа от пережитого потрясения, сидел в пилотской кабине «Мечтательного путника». Корабль медленно дрейфовал в пространстве, пока Вориан предавался мучительным воспоминаниям.
Он слишком сильно восхищался подвигом Квентина, чтобы испытывать безутешное горе по поводу его жертвенной смерти. На что мог надеяться великий военачальник после того, как у него отняли его человеческое тело, лишили привычного облика? По крайней мере Квентин в самом конце, как надеялся Атрейдес, понял и простил своего сына Абульурда. Теперь Вориану предстояло отвезти сыну скорбную весть с рассказом о подвиге, который совершил его отец.
Вориан повел корабль обратно на Хессру и посадил его на ледяную площадку у подножия башни когиторов, где оставшиеся титаны устроили свою последнюю крепость. Он вышел из корабля, оказавшись в полном одиночестве — единственный настоящий человек на целой планете. Даже теплый пилотский костюм не защищал от пронизывающего холода. В разреженном арктическом воздухе свистел ветер, а звездное небо окутывало зазубренные вершины ледяных гор молочно-белым свечением.
Приблизившись к бывшей цитадели когиторов, Вориан воочию убедился в том, что рассказ Квентина об «экстренном отключении» неокимеков оказался верным. По дороге к башне Атрейдес обнаружил семь валявшихся на льду корпусов неокимеков. Они выглядели как мертвые насекомые. Ноги и хватательные руки были вытянуты под странными углами, некоторые конечности еще дергались. В канистрах виднелись покрасневшие мозги, покрытые пятнами кровоизлияний.
Из ворот башни вышел еще один неокимек, пока еще цеплявшийся за остатки уходящей жизни. Ходильная форма шаталась и описывала неровные круги, так как работала только часть ног. Вориан молча смотрел, как неокимек сделал еще несколько шагов и рухнул на лед.
– Если бы я знал как продлить твои мучения… — сказал Вориан, проходя мимо агонизирующего кимека, сотрясавшегося в последних судорогах.
Двое из насильно обращенных посредников, плохо ориентируясь, вышли ему навстречу. Вориан подивился их воле к жизни. Он недолюбливал когиторов, наивность и неуклюжая политика которых вынудили Серену Батлер к самопожертвованию, но сейчас он ощутил чисто человеческое сострадание к этим несчастным монахам, которых кимеки обратили в рабов.
— Вы живы.
— Едва живы, — ответил один из посредников. Он с трудом и с ошибками произносил слова. — Мне кажется… это потому, что… у нас выработался… повышенный болевой порог.
Он оставался с ними до тех пор, пока они не умерли.
Такое же вымирание неокимеков должно было произойти и на тех немногих планетах, которые титаны превратили в свои опорные пункты. Правда, случится это в течение года, когда неокимеки не получат очередной сигнал, подтверждающий их право на дальнейшее существование. Интересно, подумал Вориан, что будет, если они узнают о гибели Агамемнона и двух других последних титанов. Им придется потрудиться, чтобы выжить. Но он сомневался, что они добьются успеха — в таких вещах генерал Агамемнон не допускал промахов.
Вориан горестно покачал головой.
— Нет числа иллюзиям и заблуждениям которым мы следуем…
Увидев все это и поняв, что кимеки погибли все без исключения, он направился на борт «Мечтательного путника». У него появилось желание пустить корабль на волю волн, как рыбацкую лодку в морях Каладана. Джихад всегда был его жизнью, ее средоточием. Кто он без Джихада? Сколько потерь, сколько миллиардов жизней загублено! И вот теперь он убил собственного отца. Отцеубийство. Страшное слово для обозначения ужасающего злодеяния. Он испытывал невероятную боль, стараясь убедить себя, что это было нужно… что все, что было им сделано, диктовалось только необходимостью.
Вориан Атрейдес замутил океан своей жизни морями крови, но каждая трагедия, каждая победа были необходимы во имя спасения человечества… Он сам стал инструментом уничтожения мыслящих машин — от Великой Чистки Синхронизированного Мира до уничтожения титанов.
Но война еще не кончилась. Оставалось поразить еще одну цель.
Прилетев на Салусу Секундус, Вориан не стал передавать победных сообщений. Он не нуждался в чествовании, но он должен был позаботиться о воздании воинских почестей Квентину Батлеру, как истинному герою.
Хотя Вориан уволился из Армии Человечества и более двух месяцев назад отбыл в неизвестном направлении, покинув Лигу, он по возвращении легко договорился о встрече с вице-королем. Никто на Салусе, за исключением Абульурда, не ведал истинных причин ухода Вориана в отставку, но теперь все узнают, что он отправился на охоту за кимеками. И одержал победу…
Проходя по улицам Зимии, Вориан видел свежие следы недавних беспорядков — окна заколочены досками, деревья на бульварах обуглены и изуродованы огнем, белый камень правительственных зданий покрыт пятнами сажи и копоти. Пожары были потушены, толпы культистов рассеяны, но следы повреждений остались. Приближаясь к зданию Парламента, Вориан испытывал неприятное изумление.

Мне осталось дать последнее сражение.

Занятый ликвидацией последствий беспорядков, успокоением потрясенного населения и выработкой уступок Райне и ее набравшему силу движению, чтобы поставить его хоть под какой-то контроль, вице-король Фейкан Батлер выкроил время для встречи с верховным башаром Ворианом Атрейдесом.
— Мне надо рассказать вам о вашем отце, — сказал Вориан. Фейкан был удивлен и обрадован, узнав об уничтожении титанов, но его глубоко тронула и опечалила весть о трагической, но геройской гибели отца.
— Мы с ним были очень близки все эти годы, — сказал он, неестественно прямо сидя за столом. Как политик, он давно научился скрывать свои чувства. — Признаюсь, что когда я узнал, что он жив и превращен в кимека, я хотел, чтобы он умер. Видимо, и он желал того же.
Он поправил лежавшую на столе стопку документов, ожидавших его подписи.
— Теперь, выслушав вас… я думаю, что это самое лучшее, на что мы могли надеяться в такой ситуации. Он жил и умер, не изменив своему кредо: Батлеры никому не слуги. — Он тяжело вздохнул, голос его дрогнул, и чтобы скрыть волнение, он заговорил громче: — Мой отец никогда не стал бы рабом кимеков.
Вице-король откашлялся и снова надел на лицо непроницаемую маску.
— Благодарю вас за службу, верховный башар Атрейдес. Мы сделаем официальное заявление по поводу вашей победы и уничтожения титанов. Я буду очень рад снова принять вас в ряды Армии Человечества в прежнем звании.
Хотя Абульурд не мог похвастать такой же близостью с отцом, как Фейкан, он был больше потрясен известием о смерти Квентина. Он был весьма чувствительным человеком и всем сердцем ощутил боль и трагичность потери в отличие от Фейкана, который научился отгораживать себя от всех ужасов войны и неприятностей жизни, не давая эмоциям вырываться за этот защитный вал.
Абульурд улыбнулся, и на мгновение эта улыбка смыла с его лица печальное выражение.
— Я скорблю о своем отце, сэр… но, честно говоря, меня намного больше удручал риск, которому вы подвергались, и те испытания, которые выпали на вашу долю.
Вориан ощутил ком в горле и судорожно сглотнул. Этот талантливый офицер был сыном Квентина, который обращал на него мало внимания… а у самого Вориана было два сына, которым не было никакого дела до него. Глядя на Абульурда, Вориан вдруг понял, что именно до сих пор крепко привязывает его к Лиге.
— Твой отец всегда был героем. История сохранит его имя. Я позабочусь об этом.
Абульурд склонил голову и грустно сказал:
— Если бы и у Ксавьера Харконнена появилась такая возможность. Боюсь, что комиссия по расследованию мало продвинулась в своем деле по восстановлению доброго имени деда. Многие исторические документы уничтожены — как мы вообще сможем доказать свою правоту? Или, наоборот, это облегчит задачу?
Вориан выпрямился и расправил плечи.
— Давно уже настало время восстановить его доброе и честное имя. Теперь, как мне кажется, наступил самый подходящий момент. Победив титанов, я могу нажать на комиссию более решительно.
Обнадеженный его словами, Абульурд слабо улыбнулся.
— Но сначала, — стальным голосом произнес Вориан, — мы должны выполнить еще одну задачу, на этот раз последнюю. Остается еще одна стратегическая головоломка, которую надо решить. Если мы проявим твердость и мужество, то, думаю, Армии Человечества это будет по силам. Она одержит победу там, где до сих пор ей не удавалось этого сделать. Если я сейчас не воспользуюсь данной мне возможностью, то, боюсь, Лига никогда не решится на такой шаг.
Абульурд недоуменно моргнул.
— Что вы намерены делать, верховный башар?
— Я намерен вернуться на Коррин и уничтожить последнее гнездо мыслящих машин.
Абульурд недоверчиво поднял голову.
— Но вы же знаете, сколько боевых кораблей роботов держат оборону на орбите. Мы никогда ее не прорвем.
— Мы сможем ее прорвать, если молот будет достаточно тяжел и если мы как следует им размахнемся. Потери могут быть очень большими — как в людях, так и в технике. Но пока Омниус заперт на Коррине, это наш последний шанс. Если мыслящим машинам удастся ускользнуть с Коррина и размножиться, то мы окажемся там, где были сто лет назад. Мы не можем этого допустить.
Абульурд недоверчиво поморщился.
— Как вы сможете убедить в этом Парламент? Захотят ли солдаты сражаться и погибать ради ликвидации такой призрачной угрозы? Никто не видит реальной опасности даже после того, как мы познакомились с жучками-пираньями. Я думаю, что мы начисто утратили всякую решимость и боевой дух.
— Я слышу эти отговорки уже много лет, но теперь я заставлю их посмотреть на дело пристальнее, — ответил Вориан. — Я поразил титанов и кимеков и лучше, чем кто-либо другой на всем белом свете, понимаю, сколь велика исходящая от мыслящих машин угроза. Я не успокоюсь до тех пор, пока человечество не освободится от них окончательно. Беспощадная атака по всему фронту будет наилучшим решением. Я должен закончить свое дело, дело всей моей жизни. Не надо недооценивать мою способность к убеждению в таком деле, которое задевает меня за живое и так много для меня значит.
Они долго шли рядом в задумчивом молчании. Потом Абульурд сказал:
— Когда вы успели стать таким ястребом, верховный башар? Обычно вы охотнее прибегали к военным хитростям и обманным действиям, нежели к фронтальным атакам. Но теперь вы решили провести широкомасштабное наступление? Это напоминает мне…
— Напоминает тебе Ксавьера? — Вориан улыбнулся. — Хотя мы часто расходились с ним во мнениях, пока он был жив, теперь я признаю, что мой старый друг оказался во всем прав. Да, я стал ястребом. — Он дружески хлопнул Абульурда по плечу. — Отныне ястреб будет моей эмблемой, моим символом. Он будет постоянно напоминать мне о моем долге.

*** 

===

На совести каждого общества есть его собственный список грехов. Иногда эти грехи определяются осуждающими актами, призванными уничтожить саму ткань общественной организации; иногда же грехи совершаются лидерами, желающими во что бы то ни стало увековечить свое положение.
Наам Старший, первый официальный историк Джихада


Словно забыв о своих разрушительных маршах, люди собрались на праздничную манифестацию, чтобы показать свою великую радость по поводу триумфального возвращения Вориана Атрейдеса. Кимеки были мертвы, последние титаны повержены — из вселенной была навсегда устранена еще одна смертельная угроза человечеству.
Когда бронированный лимузин Вориана проезжал по усеянным обломками и обрамленным обугленными деревьями бульварам Зимии, люди устилали его путь оранжевыми ноготками. Многие несли плакаты со стилизованным изображением доблестного героя и со словами: «Герой Джихада, защитник человечества, победитель титанов».
Райна Батлер тоже выразила свою неподдельную радость в связи с «праведной казнью» последних машин с человеческим разумом, с готовностью включив Вориана — «истинного друга и последователя самой Серены» — в свое движение.
Верховный башар всегда испытывал неловкость от такого повышенного внимания к своей особе. Невзирая на свое звание и высокое положение, он всегда служил Серене и ее Джихаду, не думая о том, чтобы возвеличить себя или потребовать привилегий. Он хотел только одного — уничтожить врага.
Глядя на толпу, которая собралась здесь в его честь, Вориан подумал, что ему до сих пор не приходилось видеть такой лести и одновременно такой праздничной радости облегчения со времени окончания Великой Чистки. Возможно, именно теперь, когда это более всего ему необходимо, Вориан сможет направлять энергию этих людей для общего блага. Надо воспользоваться любым орудием ради достижения окончательной победы.
Эти культисты, которые считали угрозой даже простые бытовые машины, едва ли когда-нибудь примирятся с мыслью позволить Омниусу, укрывшемуся в своей крепости на Коррине, оставаться вечной угрозой человечеству. Для них Коррин был логовом демонов.
Лимузин приблизился к Дому Парламента, и на площади Вориан увидел еще большую толпу, заполнившую все пространство перед правительственными зданиями. Многие люди несли матерчатые хоругви, украшенные золотой бахромой и надписями, другие раздавали всем листовки с длинной напечатанной на них прокламацией. С шумным весельем они нагромоздили посреди площади гору компьютеров и электронных устройств. Люди облили эту кучу горючим и предвкушали удовольствие от вида техники, сгорающей в пламени.
Силы безопасности Зимии были построены в оцепление на почтительном расстоянии от демонстрантов, изо всех сил стараясь очистить для лимузина Вориана дорогу к подножию лестницы, ведущей в здание Парламента. Глядя прямо перед собой, Атрейдес вышел из машины и начал подниматься по ступенькам к огромной двери. Вориан прошел через колоннаду грогипетского ордена и остановился у главного входа в здание. К двери было прикреплено большое полотнище с тем же текстом, который был напечатан на сотнях разбросанных повсюду листовках.
Пробежав глазами текст на полотнище, Вориан подумал, что, видимо, его писала сама Райна, судя по горячему и безыскусному тону воззвания. Под текстом красовалась размашистая подпись.

Манифест Райны Батлер

Граждане свободного человечества! Пусть будет объявлено по всей Лиге Благородных, что не может быть никакого полезного или доброго применения мыслящим машинам. Хотя они могут скрывать свое зло под личиной устройств, освобождающих от утомительного труда, все они коварны и опасны, каков бы ни был уровень их сложности.
Этот манифест является руководством и планом того, как человечество может очиститься от своего наихудшего греха. Каждый гражданин Лиги должен выполнять эти правила и нести наказание за их нарушение.
Если человек знает, где находится мыслящая машина, и не уничтожает ее или не сообщает о ее местонахождении Движению, то он карается выкалыванием глаз, отрезанием ушей и вырыванием языка.
Если человек совершает наитягчайший грех, пользуясь услугами мыслящей машины, то он наказывается за это смертью.
Если же человек совершает еще более тяжкий грех владения мыслящей машиной, то он подвергается за это самой мучительной казни.
Если же человек совершает самый тяжкий из всех возможных грехов, создавая или производя мыслящие машины, то такой нарушитель, все его работники и все члены его семьи должны подвергнуться самой мучительной казни.
Каждый, кто испытывает сомнения по поводу того, что именно надо считать мыслящей машиной, должен обратиться за официальными разъяснениями в наше Движение. После того как такое разъяснение будет дано, машина должна быть немедленно изъята из употребления и уничтожена. Наказания за нарушения те же, что перечислены выше.
Лучше использовать в производстве труд рабов, чем довериться мыслящим машинам.
Не сотвори машину по образу человеческого разума.
Пораженный пространностью манифеста и его очевидным безумием, Вориан прошел через главный вход в зал заседаний Ассамблеи Лиги. Да, враги еще есть. Да, мыслящие машины еще существуют. Но культисты выбрали неверную цель.

Коррин. Вот единственная настоящая цель, с которой надо покончить. Нужен поход на Коррин.

Хотя никто еще не объявил о его приходе, Вориан увидел, что представители планет, стоя, восторженно аплодируют. Но он тут же понял, что эти аплодисменты предназначаются вовсе не ему. Вице-король Фейкан Батлер стоял на трибуне для выступающих на возвышении в центре зала и держал в руке копию манифеста, высоко подняв ее над головой. Законодатели вставали, отчего по рядам прокатилась волна.
— Да будет так! — возбужденно кричал Фейкан. — Манифест моей благородной племянницы принять всеобщим одобрением, и как вице-король, я своей подписью придаю ему силу закона. Этот закон вступит в силу с завтрашнего дня и станет основным законом Лиги. Все нарушители будут преследоваться и наказываться по всей строгости вместе с мыслящими машинами, которых они укрывают. Не будет никаких компромиссов! Смерть мыслящим машинам!
Все законодатели, как один, подхватили этот лозунг, громко выкрикивая его словно мантру. Вориан почувствовал себя так, словно попал под ледяной ливень. Были бы они такими горячими несколько лет назад, когда это действительно было необходимо.
— Мы изменим облик галактического общества! — продолжал кричать Фейкан, обращаясь к залу. — Мы, люди, будем сами думать, сами работать и сами пожинать плоды наших усилий и нашего труда. Мы обойдемся без мыслящих машин! Эти высокие технологии — костыли при здоровых ногах. Нам пора научиться ходить самостоятельно!
Узнав Вориана, некоторые депутаты стали показывать на него пальцами и перешептываться. Наконец и вице-король воздел руки в приветственном жесте.
— Вориан Атрейдес, верховный башар Армии Человечества! Наш народ уже находится перед вами в неоплатном долгу за все прошлые подвиги — но теперь вы совершили еще одно славное деяние! Убиты последние титаны! Мерзости кимеков больше не существует. Пусть ваше имя славится в веках как имя героя человечества!
Огромный зал разразился оглушительными криками и рукоплесканиями. Идя к трибуне, Вориан чувствовал, что события нарастают словно снежный ком, и центром этого кома оказался он сам. И теперь этот ком неудержимо покатится, увлекая его за собой. Но у него есть и собственная честь, собственное достоинство, его долг и обещания, которые он дал себе и народу. Можно плыть по течению, но можно и оседлать набегающую на берег волну.
Собравшиеся затихли, пока он внимательно и спокойно оглядел зал, узнавая некоторых присутствующих. Потом он перевел взгляд на дальние ряды, где собрались последователи Раины Батлер, размахивавшие своими плакатами, знаменами и хоругви.

— Да, мы имеем полное право праздновать окончательное уничтожение кимеков, — начал свою речь Вориан. — Но мы еще не закончили войну. Зачем вы тратите время и энергию на то, что пишете манифесты, ломаете бытовую технику и убиваете друг друга в то время, когда
сам Омниус до сих пор жив?

Это заявление потрясло публику настолько, что в зале наступила гробовая тишина.
— Двадцать лет назад мы провозгласили окончание Джихада, оставив нетронутым один Синхронизированный Мир, одну его планету. Коррин — это бомба с зажженным фитилем, и мы должны обезвредить эту бомбу! Раковая опухоль Омниуса продолжает угрожать светлому будущему всего человечества.
Люди не ожидали такой страстности от верховного башара Атрейдеса. Ясно, что они думали, будто он будет принимать награды, поздравления и поклоны, а потом уйдет, и Парламент займется своими текущими делами. Но Вориан не думал останавливаться.
— Смерть мыслящим машинам! — истерически выкрикнул кто-то с балкона.
Вориан продолжал говорить. Его суровый голос громовым эхом отдавался под высокими сводами зала:
— Мы слишком долго уклонялись от исполнения нашего долга. Половина победы — это не победа, а почти поражение.
Вице-король, испытывая явную неловкость, удивленно воззрился на Вориана.
— Но, верховный башар, вы же лучше многих знаете, что мы не можем прорвать оборону Омниуса. На протяжении двух десятков лет мы уже неоднократно пытались это сделать, но безуспешно.
— Значит, плохо пытались, надо действовать жестче и решительнее. Смириться с любыми возможными и невозможными потерями. Пассивное ожидание обойдется нам в миллиарды жизней. Вспомните о Биче Омниуса, о жучках-пожирателях. Вспомните о Джихаде! Зная, скольким мы уже пожертвовали, зайдя так далеко, только глупец может теперь остановиться на полпути! — Слова Фейкана означали, что Парламент снова займется своим любимым делом — будет колебаться и сомневаться, поэтому Вориан решил сознательно спровоцировать фанатиков Райны… Его голос резал теперь, как меч гиназского наемника. — Да, смерть мыслящим машинам, но зачем нам тратить силы на суррогаты, если мы можем на самом деле уничтожить настоящую мыслящую машину — Омниуса и его миньонов? Уничтожить навсегда!
Толпа заревела, не обращая внимания на встревоженные лица парламентариев. Потом по залу прокатился благоговейный шепот. К трибуне шла бледная высокая женщина, похожая на призрак. Райна Батлер излучала спокойствие и уверенность, словно имела полное право просто войти в зал Парламента и прервать любое его заседание, когда ей это заблагорассудится. На Райне было надето новое бело-зеленое платье с алым профилем Серены.
— Верховный башар прав, — сказала она. — Мы остановили Великую Чистку раньше времени, мы не затоптали последние угли тлеющего костра, когда могли это сделать. Это была дорогая ошибка, ошибка, которую мы не имеем права повторить.
Огромный зал взорвался восторженными криками и аплодисментами, словно само здание вышло из долгой спячки.
— Смерть Коррину!
— За святую Серену, — добавила Райна. Слова эти прокатились как лавина по залу. Этот клич подхватили и стали скандировать так, что дрогнули стены. Крики становились все громче и громче, пока не превратились в оглушительный громоподобный рев.
— За святую Серену! За Трех Мучеников!
Даже Вориан поддался лихорадочному восторгу толпы. На этот раз он твердо решил действовать наверняка.

***  

===

Можно разрабатывать гениальные военные планы, тренироваться до седьмого пота или усердно молиться, но только один Бог решает победу или поражение. Думать иначе — гордыня и безумие.
Дзенсуннитская сутра


К тому времени, когда Исмаил встретился с противником в открытой пустыне, их предстоявшая дуэль уже расколола дзенсуннитское племя на два враждующих лагеря.
В день схватки червей Исмаил, поднявшись до рассвета и захватив снаряжение, направился в пустыню вдоль гряды скал. Яркий свет разливался по безбрежному морю песка. Сторонники и верные последователи поспешили за учителем, криками выражая ему свою поддержку и предлагая понести часть снаряжения. Но упрямый старик не обращал на это никакого внимания. Он сам должен совершить все от начала и до конца, сам — во имя будущего дзенсуннитов и сохранения их священного прошлого.
Он был одновременно обрадован и удивлен тем, что многие из бывших отступников оказались недовольны новым отношением к городской цивилизации, которое наиб Эльхайим усердно внедрял в умы в течение последних десятилетий. Большинство старейшин присоединились к Исмаилу, включая и Хамаль, их примеру последовали и потомки поритринских рабов, которых Исмаил освободил и вывел из плена. Поддержали Исмаила и сильные молодые воины, которые жаждали битв с врагами… любыми врагами. Эти молодые люди рассказывали идеализированные истории о Селиме Укротителе Червя и приукрашивали славные деяния прежних дзенсуннитских воителей, которые были вынуждены сражаться, чтобы жить на Арракисе. Независимо от их мотивов, Исмаил был рад, что они выказывают ему свою поддержку.
Эльхайим, с другой стороны, вел за собой многочисленных «цивилизованных» дзенсуннитов, которые часто бывали в городах и поселках служащих «ВенКи». Эти люди шли на компромисс с чужеземцами, пятнали свою культуру и жертвовали своей народностью… люди, легкомысленно доверявшие тем, кто без зазрения совести торговал человеческими существами.
Исмаил с наслаждением втянул ноздрями горячий пыльный воздух, вставил в нос затычки, проверил соединения и крепления своего дистиллирующего костюма и плотно застегнул одежду, чтобы она не мешала движениям. Он обернулся и посмотрел на своих сторонников, стоявших у подножия горы.
С противоположной стороны песчаного бассейна на них смотрели Эльхайим и его люди. Все понимали, что решительная минута настала.
— Ждите меня, если я одержу победу, — сказал Исмаил, — и помните меня, если я погибну.
Он не стал слушать подбадривавшие его голоса и тех, кто отговаривал его от безумного поединка. Сосредоточившись, он ступил на мягкий, зыбкий песок и стал взбираться вверх по пологому склону ближней, самой высокой дюны. Это была его битва, и независимо от ее исхода он должен сейчас думать только о предстоящем поединке. Он выбрал хорошую позицию, осмотрел окрестность, оценил углы и склоны. Отсюда будет хорошо видно приближающегося червя, здесь будет удобно оседлать бросившееся вперед чудовище.
Он много раз делал все это и раньше, но никогда укрощение червя не было таким важным. Он вспомнил, как Марха учила его этому искусству, которое она сама переняла у Селима Укротителя Червя. Исмаил тосковал о ней, как и о своей первой жене Оззе. Со временем он соединится с ними, но не сегодня.
Исмаил присел на корточки на гребне дюны, отвернувшись от людей, с надеждой ожидавших в скалах его возвращения. Воткнув острие барабана глубоко в песок, он начал ладонями выбивать знакомый ритм. Издалека, с противоположного края доносилось слабое эхо такого же барабанного боя — то стучал Эльхайим.
Черви неминуемо придут — и тогда начнется битва.
Этот род поединка ввел еще Селим, чтобы искоренить распри между своими последователями. Такие титанические поединки были за всю историю только четыре раза; они послужили сюжетами легенд и славных историй, но в действительности они были ужасны. Независимо от исхода сегодняшнего поединка, о нем тоже станут слагать легенды.
После того как Исмаил вывел свой народ из поритринского рабства, он — женившись на Мархе — с большим трудом решился пойти по стопам великого Селима. Но Эльхайим изо всех сил старался освободиться оттени своего ставшего мифологическим героем отца и пошел по неверному пути. Ни Исмаил, ни его пасынок не сумели толком наладить правление.
Теперь пути их пересеклись. Погибнет ли мечта Селима и люди дзенсуннизма исчезнут, растворятся, поглощенные слабой и изнеженной цивилизацией неверных? Или они вновь обретут свою истинную душу и опору, снова примут вызов и продолжат битву до полной победы и освобождения — не важно, сколько столетий займет эта борьба?
Погрузившись в эти размышления, Исмаил не замечал приближавшегося червя до тех пор, пока не услышал приглушенные расстоянием крики своих последователей. Старыми, но еще зоркими глазами он рассмотрел рябь песка у подножия дюны. Он еще семь раз ударил в барабан — священное число — и приготовился, подняв с песка веревки и крюки. Червь рванулся к нему.
Далеко от Исмаила, на противоположном краю бассейна, стало заметно движение человеческих фигурок. Туда приблизился второй червь. Шаи-Хулуд откликнулся на их зов.
Исмаил напрягся и присел. Старые мышцы заболели от напряжения, но он нисколько не сомневался в своем искусстве и сноровке. Он сможет оседлать и укротить пустынную тварь ничуть не хуже, чем это сделает Эльхайим.
Песок раздался в стороны, взметнув в воздух клубы пыли, и из расселины показалось стремительно движущееся извилистое тело червя. В прошлом Исмаилу приходилось иметь дело и с более крупными червями, но и этот был достаточно велик. Если бы Буддаллах прислал ему титанически огромного червя, все сочли бы это знамением свыше; но теперь стало ясно, что битва будет долгой и трудной. Но он будет биться за правое дело.
Исмаил был готов к такой схватке.
Он метнул крюки, схватился за веревки и ловко забрался на шершавое кольцо кожи червя, прежде чем зверь успел почувствовать, что на его спине кто-то есть. Рычагом Исмаил раздвинул кольца и обнажил мягкую, чувствительную розовую плоть червя. Это помешает чудовищу нырнуть в песок. Селим придумал этот способ управлять червем больше ста лет тому назад. Он стал первым наездником, оседлавшим червей, не имея ничего, кроме железного прута и мотка веревки.
Зверь начал извиваться и дергаться, стараясь освободиться от докучливого насекомого, оказавшегося на его спине, но Исмаил держался крепко.
— Я делаю это в память о тебе, Селим, ради выживания нашего народа, ради славы Буддаллаха и Шаи-Хулуда.
Обернув веревку вокруг пояса и прикрепив свободный конец к мягкой коже червя, он направил чудовище к противоположной кромке бассейна, где он должен сойтись в поединке с Эльхайимом. Червь рванулся вперед, распространяя едкий запах корицы и горячего от трения песка. Пламя, бушевавшее в глотке червя, горело все сильнее. Становилось по-настоящему жарко. Раскрытая пасть сверкала рядами хрустальных зубов.
Исмаил увидел второго червя, приближавшегося к нему. Это был более крупный зверь, на спине которого стоял Эльхайим. Исмаил крепче ухватился за веревку, намотал ее на руку, чтобы не сорваться. Он прокричал вызов и вонзил кинжал в щель между раздвинутыми кольцами чудовища.
Два червя бросились друг на друга, как стравленные боевые звери, несущиеся по дюнам. Песчаные черви Арракиса были в высшей степени территориальными животными: как только один из них чувствовал близкое соседство другого, он немедленно издавал рев, извергая клубы меланжи из исполинской глотки. Черви сталкивались, как две раскручивающиеся пружины, и вступали в непримиримую схватку друг с другом.
Исмаил крепче ухватился за веревки и инстинктивно закрыл глаза, когда огромные чудовища столкнулись. Исполинские зубастые пасти смыкались на коже противников. Волны боли и ярости сотрясали тела дерущихся червей, едва не сбрасывая наездников. Исмаил видел искаженное страхом лицо Эльхайима, который, стоя на другом черве, старался надежнее закрепиться веревками. Очень глупое решение. Теперь Эльхайим окажется совершенно беспомощным, если червь вдруг перевернется на спину. По спине Исмаила пробежал холодок. Он не хотел, чтобы Эльхайим погиб.

Шаи-Хулуд решит исход сам.

Песчаный червь отпрянул назад, чтобы разогнаться, и снова бросился на противника. Толстые, усеянные приставшими камнями кольца раздвинулись, обнажив полосы розовой мягкой кожи. Битва началась, и черви поведут ее по собственным правилам. Теперь Исмаил не мог управлять червем. Единственное, что ему оставалось, это крепко держаться за веревки.
Шипя и извиваясь, черви отступили и начали кружиться, поднимая огромный водоворот пыли и песка. Потом они снова сошлись, столкнувшись своими непомерно гигантскими телами; затем они сплелись хвостами, словно стараясь задушить друг друга. Хрустальные зубы впивались в твердые как камень кольца. Сегменты разрывались и падали на взрыхленный песок. Из раскрытых ран сочилась жидкость.
После следующего столкновения черви явно начали выдыхаться, но боевой пыл в них от этого не угас. Гнездо, устроенное Исмаилом на спине зверя, шаталось и раскачивалось, и Исмаил прижался к спине червя, боясь, что тот сейчас перевернется, несмотря на открытую крюками плоть. Но в последний момент червь собрался с силами, выпрямился в воздухе и снова бросился на противника, обрушившись на него как молот на наковальню.
Эльхайим на своем черве был почти в беспамятстве. Он так крепко привязал себя к зверю, что при всем желании уже не смог бы с него соскочить. Его более крупный червь с такой силой отразил нападение, что червь Исмаила отпрянул назад. Исмаил закричал, едва не выпустив из рук веревки и крепления, но все же сумел сохранить равновесие, упершись ботинками в щель между кольцами.
Одна из веревок лопнула.
Пока черви продолжали изо всех сил трепать и бить друг друга, Исмаил ощущал себя пылинкой, попавшей в могучий вихрь. Он не мог сосредоточиться и овладеть собой. Споткнувшись, он ухватился сначала за одно кольцо, потом за соседнее. Червь не обращал ни малейшего внимания на человека. Чудовища сцепились своими пастями. Мощные хрустальные зубы крошились, как льдинки, и сыпались на песок.
Исмаил упал на спину червя один раз, потом еще и, наконец, свалился на мягкий, взрытый червями песок. Человек погрузился в него с головой, но смог вынырнуть на поверхность, потом начал изо всех сил работать руками, чтобы откопать ноги.
Каждый раз, когда черви, извиваясь, кидались друг на друга, они сметали все, что было вокруг. Исмаил бросился бежать со всей быстротой, на какую был способен, не заботясь уже о том, чтобы сбивать ритм — пользоваться шагом, которым, как его учили, надо ходить и бегать в открытой пустыне. Чудовища снова сплелись в смертельном объятии. Когда они покатились в его направлении, Исмаил успел скрыться в прогале между дюнами. Тонкий хвост его червя, горячий от трения, прокатился над самой головой человека, засыпав его песком.
Задыхаясь и давясь песком, Исмаил снова сумел выбраться на поверхность. Вдалеке черви продолжали свою титаническую схватку. Хромая, Исмаил, направился к скалам. Едва дыша, чуть ли не теряя сознание, он все же разглядел, как червь Эльхайима все дальше утаскивал его червя.
Он опустил голову. Поединок закончился.
Торжествующий Эльхайим загнал червя Исмаила в песок, покончив с ним. Оба чудовища были истощены дракой. Исмаил не видел, был ли его червь убит или просто нырнул в песок и удрал.
Когда Исмаил, обессилев, упал на камни, дрожа и задыхаясь, его люди подошли к нему, но он не захотел говорить с ними. Пока он не мог ничего им сказать, время для разговора еще не пришло. Он отрицательно покачал покрытой пылью головой и отвернулся. Сердце его все еще бешено колотилось, дыхание рвалось из груди, но он ясно понимал, что произошло непоправимое. То, что он выжил, нисколько его не радовало.
Он проиграл поединок и вместе с ним будущее фрименов Арракиса.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник :  https://knigogid.ru/books/852671-dyuna-bitva-za-korrin/toread

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 180 | Добавил: iwanserencky | Теги: из интернета, Битва за Коррин, слово, будущее, люди, книга, Хроники Дюны, ГЛОССАРИЙ, Брайан Герберт, Хроники, Вселенная, фантастика, чужая планета, писатели, книги, литература, Кевин Андерсон, миры иные, проза, Будущее Человечества, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: