Главная » 2023 » Май » 13 » Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 256
23:22
Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 256

***

 

***

===

   Лавочник протянул Абульурду фотографию какого-то человека, сделанную камерами наблюдения резиденции Великого Патриарха. Эта фотография совпала с другими фотографиями того же человека, сделанными в официальном кабинете Ксандера Боро-Гинджо несколько раньше. Наморщив лоб, Абульурд принялся рассматривать потрет лысого человека с темной, оливкового оттенка кожей. Черты этого лица показались ему странно знакомыми.
В сопроводительном тексте было сказано, что этот человек первоначально проник в кабинет Великого Патриарха и устроил там дебош, был выдворен охраной из кабинета, но затем успел скрыться, избежав ареста. Несколько дней спустя незнакомец ночью проник в спальню Ксандера Боро-Гинджо и убил его. Предположительно, это наемный убийца. Из числа политических соперников и личных знакомых Великого Патриарха никто не смог опознать предполагаемого убийцу.
Было заведено несколько дел по обвинению в некомпетентности. Некоторые политики даже настаивали на восстановлении института полиции Джихада для наведения порядка. Абульурд сразу подумал о людях, шпионивших в пользу машин, об изменниках, которых вылавливал джипол, о чистках, которые проводились в дни Ксавьера Харконнена и о которых Абульурд когда-то много читал. Не мог ли предполагаемый убийца Ксандера быть тайным агентом, сохранившим верность Омниусу? Остались ли живы такие люди или они канули в Лету вместе с джиполом?
Потом Абульурда внезапно поразила одна мысль, показавшаяся сперва абсолютно безумной ему самому. Он внимательно присмотрелся к лицу на портрете разыскиваемого. Он мало изменился и почти как две капли воды был похож на старые фотографии бывшего начальника джипола Йорека Турра!
Для того чтобы облегчить работу комиссии по расследованию обстоятельств смерти Ксавьера Харконнена, Абульурд внимательно изучил архивные документы, касавшиеся карьеры и опалы своего деда. Он хорошо знал Турра. Хотя начальник джипола был скрытным человеком и избегал фотографов, Абульурду все же удалось в секретных архивах отыскать его портрет, и с тех пор он навсегда запечатлелся в его памяти. Турр и Ками Боро-Гинджо провели умелую и беспощадную кампанию по дискредитации имени Ксавьера Харконнена, очернили его великие достижения и представили всему миру как труса и предателя. Даже Вориан Атрейдес не мог ничего сделать против этой расчетливой клеветнической кампании, хотя речь шла о его лучшем друге.
Но ведь все знали, что корабль Турра взорвался шестьдесят пять лет назад и что этот человек был наверняка мертв. Во всем этом не было никакого смысла и никакой связи. Зачем кому-то понадобилось выдавать себя за теневую, да к тому же полузабытую историческую фигуру?
Он обернулся к лавочнику.
— Можно мне взять эту фотографию? Мужчина в ответ пожал плечами.
— Конечно. Хотите поймать убийцу и отдать его на растерзание толпе? Забавно было бы на это посмотреть.
Рассеянно кивнув, Абульурд поспешил к зданию Парламента. Надо показать Фейкану фотографии, сравнить с его копиями и поставить вопрос, хотя Абульурд не мог понять, каким образом Йорек Турр мог уцелеть или какой самозванец воспользовался его личиной.
В приемной ассамблеи Абульурду сказали, что вице-король занят на важном совещании и освободится не раньше, чем через один час. Абульурд попросил передать, что вице-король нужен ему по срочному делу, и он просит принять его как можно скорее.
Расстроенный башар пошел к выходу по выложенному мраморными плитами коридору и в одном из помещений увидел Видада. Емкость с мозгом древнего когитора, последнего из отшельников, стояла на красивом пьедестале. Последний когитор казался жалким и покинутым; все дни он проводил в одиночестве и размышлениях.
Абульурд задержался возле мыслителя. Этот великий мозг начал жадно впитывать все возможные сведения по истории человечества с тех пор, как когиторы вышли из своей длительной изоляции в эпоху Серены Батлер. Абульурд подошел к оптическим сенсорам Видада. Он не знал, надо ли ему приложить костяшки пальцев к плазу емкости, чтобы сделать свои мысли доступными сознанию когитора.
— Когитор Видад, я — башар Абульурд Харконнен. Я желаю побеседовать с вами.
— Вы можете поговорить со мной, — ответил когитор, — но, прошу вас, будьте кратки, мне надо до конца обдумать одну важную проблему.
Абульурд подержал изображение Турра перед оптическими сенсорами Видада и вкратце рассказал ему о своих соображениях. Он попросил когитора вспомнить и проанализировать известные ему исторические факты и дать какие-либо полезные сведения относительно бывшего начальника джипола.
— Сходство весьма велико, — признал Видад, — можно сказать, что оно поразительно. Я могу сказать, что этот человек намеренно сделал себя похожим на Йорека Турра или, быть может, это клон. Преступники Тлулакса достигли больших успехов в их изготовлении.
— Он выглядит в точности так же, как выглядел Йорек Турр на своих последних фотографиях, сделанных незадолго до его предположительной смерти, — сказал Абульурд. — Значит, либо Турр в действительности выжил и прекратил стареть, либо кто-то скопировал на себя его внешность, воспользовавшись старыми голографическими изображениями.
— Подходящих объяснений может быть множество, — сказал Видад. — Когда-то, очень давно, еще во времена Старой Империи, люди разработали лечение, направленное против старения. Мы, когиторы, воспользовались этим лечением, чтобы на тысячелетия сохранить работоспособным наш головной мозг. Были и другие случаи…
Абульурд едва не задохнулся.
— Вы имеете в виду Вориана — то есть я хотел сказать, верховного башара Атрейдеса. Генерал Агамемнон провел ему такое лечение, и теперь верховный башар выглядит на двадцать с небольшим.
— Такое лечение могло сохранить Йореку Турру его прежний облик. Если он, конечно, остался жив.
Абульурд, держа в руке фотографию, принялся нервно мерить шагами пол перед пьедесталом. Он ощутил слабость в ногах, когда сделал следующий шаг в своих рассуждениях.
— Но если в настоящее время только машины могут проводить такое лечение, сохранив его секрет, то каким образом его могли провести начальнику джипола? Как вы думаете, не могли кто-то из ученых Лиги воспроизвести заново этот метод?
— Такая возможность есть всегда, но она весьма маловероятна. Если бы такое лечение стало доступным в Лиге Благородных, то неужели вы всерьез полагаете, что его удалось на столько лет сохранить в тайне? Свойство меланжи продлевать юность сделало ее самым популярным лекарством в Лиге, потребление ее возросло на много порядков всего за несколько лет. Превосходное лечение, надолго продлевающее жизнь, не могло долго сохраняться в тайне на территории Лиги Благородных. Ищите более простое решение.
Абульурд понял, что Видад прав, тысячу раз прав.
— Но, следовательно, вы хотите сказать, что… — Он помолчал в ужасе оттого, что собирался произнести, но затем продолжил: — Что начальник джипола — и это вполне вероятно — был в тайном сговоре с мыслящими машинами или с кимеками?
— Это обоснованное умозаключение, — сказал Видад, — если, конечно, это действительно Йорек Турр.
В душе Абульурда начал закипать гнев. Башар скомкал фотографию. Все то время, пока эти мерзавцы чернили имя Ксавьера Харконнена, Турр спокойно сотрудничал с Омниусом! Абульурд был вне себя от бессильной ярости, от страшного предательства, с которым никто не мог ничего поделать.
— Представляется, что теперь он вернулся, чтобы убить Великого Патриарха, — добавил Видад.
Поклявшись беспощадно отомстить, Абульурд оставил когитора на его пьедестале и поспешно бросился к выходу. Ему теперь не было необходимости встречаться с Фейканом. Нужно было выследить и раздавить убийцу-оборотня.

***  

===

Я чувствую, как миф окутывает меня, или это истинное видение? Великие деяния совершат мои Сестры, если отобрать их с подобающей тщательностью.
Преподобная Мать Ракелла Берто-Анирул


Возвращение Ракеллы к жизни после того, как она едва не умерла от ретровируса-мутанта, дало ей еще одну возможность постараться спасти вымирающее население Россака.
Джиммак устроился неподалеку, присев на корточки возле каменной стены переполненной палаты и делил на порции принесенную из джунглей пищу. Казалось, он искренне думал, что все пошло по-прежнему. Ракелла боялась смотреть в преданные глаза тихого круглолицего мальчика, страшась выдать свою вину — ведь она собиралась предать его простодушное доверие… отказать ему в простой детской просьбе. Но иного морального выбора у нее не было. Всякая задержка стоила множества оборванных человеческих жизней.
— Джиммак, ты не сделаешь мне еще своего чудесного чая?
— Госпожа доктор все еще слаба?
— Нет, я чувствую себя намного лучше, но мне очень нравится твой чай. Принеси, пожалуйста, еще чашку.
Обрадованный Джиммак выбежал из палаты. Когда он отправился выполнять ее надуманное поручение, Ракелла извлекла из контейнера под подвесными носилками свою промокшую в целебной воде одежду и осторожно, стараясь не потерять ни капли драгоценной влаги, упаковала ее в водонепроницаемый пакет и положила его в контейнер для проб.
Потом, уединившись в своей импровизированной лаборатории, Ракелла взяла из своей вены кровь в несколько пробирок и тоже уложила их в контейнер. Вероятно, выявив какие-то компоненты воды и изучив антитела в крови Ракеллы, Мохандас сможет найти ключ к разгадке ее исцеления. Она немедленно отправила пробы на борт «Исцеления», а в приложенном сообщении просила Мохандаса поторопиться. Для пущей надежности она добавила к посланию молитву.
Вернулся Джиммак с чашкой горького травяного чая и со стаканом воды для себя. Он, улыбаясь, сел рядом с Ракеллой.
— Я всегда радуюсь, когда могу помочь вам.
— Может быть, ты все же не откажешься помочь и другим больным людям? — со значением спросила она.
На лице Джиммака отразился неподдельный испуг.
— Нет. Мы не можем никого больше отнести к воде. Вы обещали.
Ракелла натянуто улыбнулась, но в душе не могла не признать, что страх Джиммака перед Тицией Ценвой имел под собой реальные основания. Эта женщина не радовалась выздоровлению Ракеллы, напротив, она была полна злобы и подозрений. Если Верховная Колдунья узнает об источнике целебной воды, она возненавидит их обоих: ведь им удалось то, что оказалось не под силу даже ей. По тем же причинам она неприязненно относилась к «ЧелМеду» и врачам вообще.

— Да, я обещала. —
Ноя также давала клятву помогать всем страждущим, нуждающимся в моих медицинских знаниях…

Поздно вечером Мохандас связался с Ракеллой и сообщил, что был просто поражен тем, что ему удалось обнаружить. Пока он, правда, не до конца идентифицировал все те неорганические вещества, алкалоиды и вещества с длинными цепями, которые присутствовали в воде подземного пруда. Представлялось, что эти вещества невозможно воспроизвести или синтезировать — как, например, невозможно было синтезировать меланжу.
Из анализа крови Мохандасу удалось выяснить, что в организме Ракеллы произошли какие-то весьма странные вещи, такую биохимическую трансформацию ему раньше не приходилось наблюдать ни разу. Схватка ретровируса с соединениями, содержащимися в воде склепа, фундаментальным образом изменили обмен веществ в организме Ракеллы.
В надежде получить принципиально новую вакцину, Мохандас просил ее прислать хотя бы несколько литров целебной воды, но здесь Ракелла ничем не могла помочь своему другу и коллеге.
Расстроенный тем, что решение буквально уплывает из рук, Мохандас сказал:
— Каждый час задержки — это смертный приговор все новым и новым больным. Того малого количества воды, которое ты прислала с одеждой, недостаточно для того, чтобы выполнить все необходимые пробы и анализы. Как прикажешь выделить, идентифицировать и синтезировать все необходимые ингредиенты? — Лицо Мохандаса было таким же бледным и осунувшимся, как и лицо самой Ракеллы. Похоже было, что он совершенно забыл о сне и отдыхе на борту своей безопасной орбитальной лаборатории. — Ты не могла бы показать мне источник? Мне нужно много литров этой воды. Откуда она взята?
Ее любовь и восхищение этим человеком нисколько не поколебались за все эти годы, но все же она и без того чувствовала себя предательницей. Ракелла сомневалась, что сможет самостоятельно отыскать этот пруд, а Джиммак ни за что на свете не согласится проводить туда ни ее, ни Мохандаса.
— Я… я не могу этого сказать, Мохандас.
Но каждый раз слыша стоны больных в огромных пещерах, превращенных в дома скорби, каждый день глядя на свирепую пляску смерти, вдыхая запах костров, на которых сжигали мертвецов, вынесенных на пустынное плато, возвышавшееся над джунглями, она не могла найти себе места. Совесть не давала ей покоя, побуждая что-то сделать.
Когда Ракелла вернулась в пещерный город после болезни, жертвами инфекции пали больше половины Колдуний, словно их иммунная система, долго противостоявшая болезни, вдруг одновременно отказалась служить им. Еще больше преисполненная недоверием, упрямая и осунувшаяся Тиция Ценва держалась на ногах, своим примером доказывая, что ее твердая решимость и ментальная мощь превосходят силу страшного вируса.
Ракелла не испытывала личной неприязни к Верховной Колдунье, но ее коробило отношение Тиции к собственному родному сыну. Эта суровость была оправданна, служа сплочению Колдуний во время Джихада, когда многочисленные женщины Россака жертвовали жизнью ради уничтожения страшных врагов — кимеков. Но вспышка эпидемии оказалась испытанием, которому они не смогли ничего противопоставить.

Чем больше раздумывала Ракелла, тем упорнее посещала ее странная, но неотвязная мысль.
Тиция рассматривает меня как угрозу. Вот почему она не хочет, чтобы ее Колдуньи общались со мной. Неужели она всерьез верит в то, что я хочу встать во главе ее Колдуний? Если я добьюсь здесь успеха, то, по ее мнению, это будет означать лишь одно — ее собственный провал.

Только женщины, рожденные на Россаке, обладали повышенной ментальной силой, которая и сделала их знаменитыми на всю Лигу Колдуньями. Никто и никогда не подвергал сомнению этот факт, и ни один человек, не рожденный на Россаке, даже не рассматривался как возможный обладатель таких сверхъестественных способностей. Но на Ракеллу эта планета оказала какое-то чудесное воздействие, она излечилась в таинственном склепе, ее обмен веществ изменился на клеточном уровне. Она чувствовала это, ощущала происшедший с ней ментальный метаморфоз — следствие закалки, которой подверг ее вирус-мутант.
Она надеялась, что Мохандас Сук вскоре что-нибудь обнаружит, может быть, ему удастся создать пробную сыворотку, которая позволит спасти хотя бы самых тяжелобольных женщин.
Она обернулась и посмотрела на Джиммака — молодой человек смотрел на нее с обожанием, с каким смотрит младенец на свою мать. Это было незнакомое Ракелле чувство. Этот немного неуклюжий тугодум отдал так много, чтобы помочь ей, он подверг себя риску, не думая о собственной безопасности.

Эта мысль опечалила ее.
Я должна позаботиться о том, чтобы не навредить ему тем, что я сделала.

Ракелла заметила посадочные огни челнока, прилетевшего с орбиты. Она тотчас узнала очертания транспортного судна «ЧелМеда», и сердце ее забилось от радости.
— Мне надо встретиться с доктором Суком.
Джиммак посмотрел на нее своим лучистым взглядом, радуясь и не зная, какую муку и нерешительность она испытывает.
— Я могу вам чем-то помочь?
— Нет, но я хочу, чтобы ты вернулся к Уродам и спросил у них, не передумали ли они. Вода склепа может спасти…
Его встревоженное выражение резануло ее по сердцу словно нож.
— Они никогда не передумают.
Она ласково сжала его плечо, выказывая искреннее сочувствие.
— Прошу тебя, попытайся еще раз. Сделай это для меня. Коснувшись его одежды, она незаметно прикрепила к ткани крошечный передающий радиомаяк. Мальчик выбежал из палаты и отправился в джунгли, а маленький передатчик начал фиксировать его местоположение. Так Ракелла рассчитывала узнать координаты подземного пруда.
Джиммак потрусил в лес.
Ощущая на душе свинцовую тяжесть, Ракелла поспешила в таинственную россакскую ночь, ступив на огромный ковер под верхушками раскидистых крон. Посадочная площадка была залита ярким желтым светом. Никто из местных жителей не стал встречать челночный корабль; эпидемия нарушила все местные обычаи.
Когда воздушный замок медицинского судна открылся, из люка вышел человек в бело-зеленом защитном костюме, украшенном алым крестом — эмблемой «ЧелМеда». По походке и манерам Ракелла мгновенно узнала Мохандаса Сука. Он нес с собой запечатанный ящик. Завидев Ракеллу, он приветливо помахал ей рукой, улыбаясь за прозрачным плазом маски. Несмотря на то что лицо Мохандаса было закрыто шлемом, она все же разглядела в его глазах неподдельный восторг и энтузиазм.
— Это новая пробная вакцина — она позволяет надеяться на успех, но только большее количество твоей чудесной воды поможет сделать ее достаточно эффективной.
Ракелла отвела взгляд.
— Может быть, мне удастся добыть больше воды.
Взглянув в его карие ласковые глаза, она уловила в них надежду и радость. Как ей хотелось поцеловать его. Мелькнула мысль: подняться вместе с ним на борт челнока, улететь на корабль и провести целый день рядом с ним. Но это было невозможно до тех пор, пока не кончится эпидемия.
— Время не терпит, Ракелла. Надо испробовать все, что возможно. Я связался с Верховной Колдуньей и договорился с ней, что она поможет вводить новую вакцину.
Ракелла даже отпрянула от неожиданности. Новость смутила и расстроила ее.
— Тиция действительно согласилась помочь?
— Она намерена вводить вакцину лично. — В голосе Мохандаса появились властные нотки. — Думаю, что это политический ход. Она просто хочет держать руль в своих руках.
Ракелла не была удивлена. Она взяла ящик с вакциной из рук доктора Сука.
— Я дам тебе знать, если она подействует.
— Здесь достаточно доз для двенадцати случаев, — сказал он. — Но я готов приступить к полномасштабному производству в нашей орбитальной лаборатории. Мы не можем ждать…
Из входа в пещерный город вышла Тиция Ценва, сопровождаемая тремя одетыми в черное Колдуньями.
— Я заберу вакцины. Пока я здесь распоряжаюсь. Ракелла не захотела конфликтовать с этой капризной дамой.

— Я помогу вам вводить вакцину. Возможно, она окажется наилучшим средством. Это наша последняя надежда. —
Все выяснится, когда я найду таинственный склеп и его исцеляющую воду…

— Нам не нужна ваша помощь. — В глазах Тиции сверкнула ничем не прикрытая враждебность.
— Вы без устали повторяете это уже много недель. — Ракелла постаралась смягчить тон. — Но вы же сами видели, как я болела. Я была на краю смерти. Я находилась в конечной стадии болезни, но единственная из всех выздоровела.
— Возможно, это лишь временная ремиссия. — Высокая бледная женщина взяла вакцину и коротко кивнула Мохандасу, стоявшему у открытого люка. — Если эта сыворотка сработает, то я попрошу вас обоих покинуть Россак как можно скорее.
Сказав это, Тиция вместе с другими Колдуньями направилась ко входу в пещерный город. Ракелла вздохнула, но продолжала в глубине души питать надежду. Если ничего не случится, то Джиммак, сам того не зная, выведет ее к таинственному источнику целебной воды.

***  

===

Когда другие начинают возлагать на человека слишком большие надежды, он обязан пересмотреть свои цели и выковать свой собственный путь в жизни. Так будут удовлетворены хотя бы немногие.
Мастер меча Истиан Госс


В течение двадцати лет, прошедших после уничтожения мыслящих машин на всех планетах за исключением Коррина, потребность в наемниках Армии Человечества резко упала. Столетиями школа Гиназа готовила крепких и закаленных бойцов для сражений с боевыми роботами. Хотя никто из наемников не высказывал сожалений по поводу того, что наконец закончился кровавый Джихад Серены Батлер, оставшиеся без работы мастера меча ломали головы, где им применить свои способности и навыки.
Истиан Госс уцелел во всех своих битвах, тело его было покрыто шрамами, но инвалидом он не стал и сохранил прежнее здоровье. Он сберег свой импульсный меч, но теперь не было машин, против которых можно было это оружие применить. Сейчас он помогал людям, пережившим страшную эпидемию, кочуя с планеты на планету, используя свою силу и знания для восстановления нормальной жизни в пострадавших колониях.
В Лиге сохранилась едва ли треть ее исходного населения. Поощрялись многодетные семьи для восполнения численности человечества, чтобы оно снова стало процветать, но достаточных сил для восстановления в прежних объемах промышленного и сельскохозяйственного производства просто не существовало. Каждому приходилось работать за двоих, а то и за троих.
Многие знатные роды угасли, и на планетах стали появляться и консолидироваться новые центры власти по мере того, как амбициозные, пережившие эпидемию деятели сколачивали свои собственные империи, провозглашая себя наследниками славных фамилий. Так как сильно поредел и Парламент Лиги, то даже старейшие и самые родовитые аристократы не могли на законном основании оспорить смещение центра власти.
Пять лет назад Истиан Госс вернулся на Гиназ и стал инструктором. Хотя в нем жил дух Йоола Норета, Истиан понимал, что сам он никогда не совершит ничего, что позволило бы яркими буквами вписать его имя в анналы истории. Ему нечего было стыдиться, как тлулаксам или потомкам Ксавьера Харконнена, но он и не проявил себя ничем героическим. Никто и никогда не говорил, что можно было ожидать большего от Истиана Госса, но сам он был разочарован. Ему хотелось теперь начать жизнь с чистого листа, как это сделал когда-то его друг Нар Триг. Тогда он не чувствовал бы в душе такую тяжесть и, возможно, сумел бы отличиться.
Когда было объявлено об окончании Джихада, цивилизация и общество Лиги изменились в самих своих основаниях, и совершенно непредсказуемо. Широко распространилось применение индивидуальных защитных полей Хольцмана, и теперь каждый человек, мало-мальски что-то собой представлявший, носил такое поле для защиты от преступников, убийц и просто на всякий случай. Эти поля сделали бессмысленным стрелковое оружие и ножи.
Врагу, окруженному защитным полем, можно было противопоставить лишь умелое применение ручного кинжала или короткого меча. Предметы могли проникать сквозь слои защитного поля, только если двигались медленно, поэтому были разработаны новые приемы рукопашного боя и фехтования.
Боевой робот Хирокс изменил свою программу и под руководством Истиана Госса разработал методы обучения мастеров меча, которые выполняли роль убийц или телохранителей состоятельных людей. Хотя наемникам уже не надо было сражаться с ордами боевых роботов, Гиназ не мог снизить качество и уровень подготовки своих бойцов. Выпускники школы наемников архипелага до сих пор считались лучшими рукопашными бойцами и фехтовальщиками Лиги.
Истиан следил за подготовкой прибывающих на Гиназ людей, желающих обучиться мастерству единоборства, хотя в последнее время их число резко сократилось. Когда иссякла нужда в бойцах, готовых сразиться с миньонами Омниуса, молодые мужчины и женщины начали искать для себя новые поприща. Действительно, человечеству было чем заняться теперь, после тысячелетней машинной тирании.

Однажды Истиан был удивлен до глубины души: на Гиназ прибыл маленький корабль, доставивший короткое послание и приглашение… На пакете стояла личная печать вице-короля Фейкана Батлера. Это было формальное приглашение боевому роботу Хироксу и, если это возможно, знаменитому мастеру меча Истиану Госсу посетить Салусу Секундус. Вице-король, видимо, решил пригласить механического сенсея, чтобы признать и отметить его заслуги во время долгого Джихада. Потрясение Истиана еще более возросло, когда он прочел подпись человека, приславшего приглашение:
мастер меча Нар Триг.

Все эти годы Истиан был уверен, что его друг и партнер по спаррингу погиб вместе с толпой фанатиков, отправившихся в припадке безумия на Коррин, чтобы сразиться с мыслящими машинами. Но после всего этого Триг сумел уцелеть! Интересно, что делал этот человек последние двадцать лет? Почему не появился раньше и не сообщал о себе? Из письма явствовало, что Триг прекрасно знал, что его старый товарищ все еще служил на Гиназе инструктором и обучал молодую смену бойцов.
Обрадованный Истиан пришел к Хироксу и поделился с ним новостью. Вооруженный робот внимательно его выслушал.
— Мы должны отправиться на Салусу Секундус. Мы нужны там.
Механический сенсей не стал спорить с человеком или задавать ему вопросы о причинах столь скорого отъезда.
— Как скажете, мастер Истиан Госс.

*** 

===

Верность — это предмет, который совершенно ясен только лишенному воображения человеку с простым умом.
Генерал Агамемнон. Новые мемуары


Несмотря на одиннадцативековую дружбу и товарищество с Агамемноном, Юнона и Данте не всегда и не во всем соглашались с генералом, имея на все свою точку зрения. Расстроенный генерал кимеков расхаживал по замку в своей ходильной форме и думал, что бы сломать или разбить. Каменный пол сотрясался от грохочущих тяжелых шагов металлических ног.
— Нет, я не полностью доверяю ему, хотя он и мой сын, — с обидой возражал он. — Но я не доверял и большинству из двадцати титанов. Вспомните хотя бы Ксеркса.
— Ты что, не видишь? Для Вориана это очень удобно — явиться как ни в чем не бывало после сотни лет службы в армии Джихада. — В голосе Юноны, которая обычно очень нежно разговаривала с Агамемноном, появились резкие нотки.
Агамемнон вскипел.
— Не сошла ли ты сама с ума, живя так долго среди всех этих людишек, этого несчастного сброда? Вориан рос и воспитывался в Синхронизированном Мире. Он наизусть знал мои мемуары и восхищался моими деяниями — до тех пор, пока его не обольстила женщина. Можете назвать это юношеским бунтом, если вам угодно. Я думаю, что это вполне уважительная причина. Будь я на его месте, я поступил бы точно так же.
Юнона что-то чирикнула, имитируя смех.
— Значит, ты хочешь сказать, что твой сын очень похож на тебя, Агамемнон?
— Никогда не следует недооценивать узы кровного родства.
— Но не следует и переоценивать их, — возразила Юнона.

* * *

Вориан выглядел маленьким и уязвимым, стоя в центральном зале, где некогда обитали когиторы-отшельники, и снизу вверх смотрел на устрашающий ходильный корпус отца.
Агамемнон говорил:
— Что заставляет тебя думать, что ты сможешь убедить Квентина Батлера присоединиться к нам несмотря на то, что все наши манипуляционные методы оказались бессильными?

— Именно это и позволяет мне так думать, отец, — ответил Вориан. — Если вы хотите, чтобы военный гений обратил свои дарования на службу кимекам — службу
нам, —
то вы ничего не добьетесь обычными грубыми пытками. Один раз вам удалось обмануть его, но он очень хорошо подготовленный военачальник. Все ваши методы были неверными, особенно если взглянуть на результат.

Вориан внимательно посмотрел на прозрачную емкость, в которой находился древний мозг отца, потом перевел взгляд на отсеки, где Агамемнон хранил коллекцию старинного оружия.
Генерал взвился словно тарантул, готовый к прыжку.
— Я все еще не доверяю тебе, Вориан.
— И для этого есть все основания. Но и ты не дал мне шанса доверять тебе. — Он спокойно посмотрел на снова принявшегося расхаживать по залу Агамемнона. Механическое тело было стремительным и мощным. Генерал при желании мог легко разорвать на части любого человека. — Но все же я хочу принять участие в этой игре и сделать свои ставки. Или ты боишься меня?
— Я слишком долго живу на этом свете, чтобы вообще чего-либо бояться!
— Отлично, значит, мы договорились. — Вориан никогда не давал угаснуть своей дерзости и самоуверенности.
Титан резко повернулся, явно рассерженный бравадой сына, но сумел сдержаться.
— И ты думаешь, что сможешь чего-то добиться от Квентина Батлера?
Вориан скрестил руки на груди. Он делал все, чтобы не дрогнуть перед устрашающим видом титана.
— Да, я так думаю, отец. Квентин и я были боевыми товарищами. Я был его начальником. Он уважает меня и знает, как доблестно я сражался в рядах армии Джихада. Даже если Квентин не согласится с моим выбором, он все же выслушает меня. Это уже больше, чем то, чего вы пока смогли достичь.
Громкоговоритель кимека захрипел и заскрежетал, словно Агамемнон в раздумье гневно рычал.
— Ты можешь сделать такую попытку, — произнес он наконец. — Но помни, что это такой же испытательный экзамен для тебя, как и для него.
— Вся жизнь — экзамен, отец. Если я подведу тебя, то ты всегда сможешь меня наказать.
— Твое следующее наказание будет последним. Не забывай об этом, — но в голосе Агамемнона не было убежденности. Пережив однажды крушение всех своих надежд, генерал не сможет легко отказаться от вернувшегося к нему Вориана Атрейдеса.

По прошествии стольких столетий,
думал Агамемнон,
я не ожидал, что смогу испытывать какие-то человеческие чувства.
Он от души надеялся, что не показал их Вориану.

В помещениях, расположенных под многометровыми толщами льда, царил вечный холод. В разреженном ледяном воздухе дыхание вырывалось изо рта клубящимся паром, неспешно поднимавшимся к высокому потолку. Один из неокимеков привел его в зловещий подвал, где находилась емкость с мозгом Квентина после его мятежа во время налета кимеков на эскадру Фейкана.
Великий примеро, освободитель Пармантье и Хонру, командующий силами Джихада, являл собой теперь жалкий кусок морщинистой мозговой ткани, плавающий в фосфоресцирующей электрожидкости. Емкость стояла на полке, как оставленная на всякий случай запасная часть. После смелого предупреждения, сделанного Фейкану, мозг Квентина доставили обратно на Хессру, извлекли из корпуса и лишили тела, а заодно и всякой возможности к передвижению. Теперь он находился здесь, в ловушке, из которой не было выхода.
Когда Вориан увидел эту печальную картину, в горле у него встал ком, и он едва не лишился дара речи.
— Квентин? Квентин Батлер!
Пораженный до глубины души Вориан обернулся, чтобы задать этот вопрос сопровождавшему его неокимеку, но тот, грохоча железными ногами, уже покинул помещение и вышел в коридор. Оставалось надеяться, что у Квентина сохранились сенсоры и громкоговорители, с помощью которых он мог общаться с внешним миром.
— Я не знаю, насколько хорошо ты можешь видеть и узнаешь ли ты меня, Квентин. Я верховный башар Вориан Атрейдес.
— Я вижу. — Голос послышался из динамика, укрепленного на стене недалеко от емкости. — Я вижу еще один дешевый трюк.
— Я не иллюзия. — Вориан понимал, что кимеки подслушивают каждое сказанное им слово, поэтому надо было соблюдать максимальную осторожность. Любой нюанс, любая фраза будут восприниматься с подозрением. Каким-то образом надо было внушить Квентину, что он искренен, но в то же время не выдать кимекам тайных планов.
— Титаны манипулировали тобой, подвергали тебя пыткам, но я реален. Я воевал бок о бок с твоими сыновьями. Я побывал на Пармантье и первым принес в Лигу страшную весть о смерти Рикова и его супруги от Бича Омниуса. Однажды я сопровождал тебя к Вандре в Город Интроспекции — помнишь, была весна, деревья в цвету. Я тогда говорил тебе, что всегда питал слабость к Вандре, младшей дочери Ксавьера. Тогда ты рассердился на меня зато, что я упомянул имя Харконнена. Ты помнишь тот день, Квентин?
Мозг отставного примеро долго молчал, прежде чем наконец заговорить:
— Кимеки знают о взаимодействии лазера с защитным полем. Это я… я сказал им об этом. Они едва не убили Фейкана.
Понимая, что этот предмет разговора может быть опасным, Вориан решил сменить тему.
— Фейкан теперь полноправный вице-король Лиги. Ты знал об этом? Он вступил в должность, когда ты с Порее Бладдом был в отъезде. Ты можешь гордиться сыном.
— Я всегда им гордился.
— А твой младший сын Абульурд… — Вориан положил руки на холодную стенку емкости. — Я позаботился о том, чтобы ему был присвоен чин башара четвертого ранга. Я сам прикрепил к его мундиру знаки различия. Думаю, что это был счастливейший день в его жизни, но он был опечален тем, что ты не смог присутствовать при церемонии.
— Абульурд… — произнес Квентин, словно с трудом вспоминая, о ком идет речь.
Вориан знал, что старый ветеран неприязненно относился к младшему сыну.
— Ты был несправедлив к нему, Квентин. — Вориан чувствовал, что суровый тон будет самым действенным. — Он талантливый, умный молодой человек, и он был прав, взяв имя Харконнен. Могу со всей ответственностью утверждать, что все легенды, которые ты слышал о Ксавьере, — это злонамеренная ложь с начала и до конца. Его сделали козлом отпущения, чтобы укрепить силы Джихада. Я образовал комиссию по реабилитации. Настало время залечить эту рану. Что же касается Абульурда… то он никогда не сделал ничего такого, что могло бы тебя разочаровать.
— Я был несправедлив к младшему сыну, — согласился Квентин, — но теперь поздно жалеть об этом. Я никогда больше не увижу его. Я ничего не могу поделать с прошедшей вечностью — только думать и сожалеть о старых ошибках. Я ненавижу себя таким, каким я стал. Если ты действительно сохранил привязанность ко мне, если ты любишь меня и уважаешь, Вориан Атрейдес, то единственное, что ты можешь сделать, — это разбить об пол эту проклятую канистру, в которой плавает мой мозг. Я пытался сопротивляться, но они лишили меня последнего шанса. Я хочу умереть. Вероятно, это единственный способ хоть как-то досадить им и помешать их планам.
— Это было бы слишком просто, Квентин, — резко возразил Вориан. В голосе его зазвучали командные нотки, выработанные за долгие десятилетия службы в армии. — Теперь ты кимек. У тебя появилась уникальная возможность сражаться бок о бок с генералом Агамемноном. Без тебя, без меня кимеки скорее всего нанесут смертельные удары по беспомощному человечеству, станут такой же страшной угрозой людям, какой были мыслящие машины. Когда-то ты говорил мне, что Батлеры никому не слуги. Это верно. Мы лидеры, командиры — ты и я. Если мы решим сотрудничать с ними, то сможем помочь наладить отношения между людьми и кимеками.
Вориан даже самому себе казался достаточно убедительным.
— Но титаны откажутся вести какие бы то ни было переговоры, пока не укрепят свои позиции. Я много раз сам призывал к их уничтожению. У них много причин опасаться угроз со стороны Лиги.
Но ключом к миру могут быть наши знания и опыт. Если ты поможешь им, то у человечества появится большой шанс на мир и процветание. В долгосрочной перспективе, если ты поможешь кимекам, то тем спасешь множество человеческих жизней. Ты понимаешь это? — Страстность Вориана, по его мнению, была вполне достаточна для того, чтобы убедить в его искренности подслушивавших Агамемнона и Юнону. — Ты должен отбросить свои предрассудки, Квентин. Джихад закончен. Нас ожидает новая вселенная.
Он поднял руки, словно для того, чтобы придать больше убедительности своим словам, и удостоверился в том, что находится в зоне видимости оптических сенсоров Квентина. Пальцами он быстро, почти мгновенно сделал знаки на боевом языке жестов, которым они с Квентином владели безупречно, много раз применяя его на войне. Кимеки, которые давно расстались с человечеством, едва ли владели этим языком и вряд ли вообще догадывались о существовании столь причудливого способа общения, каким в совершенстве владели Квентин и Вориан. Вориан надеялся, что этого будет достаточно для того, чтобы убедить Квентина в том, что он не изменил людям, что на уме у него нечто совсем иное. Вориан сумеет найти способ возродить мятежный дух в мозге, считающем себя униженным, разбитым и приведенным к вынужденной покорности. Он покажет Квентину, что есть и другой путь — если они сообща сумеют выработать согласованный план действий.
Квентин долго молчал, и Вориан засомневался — увидел ли его старый товарищ жесты тайного языка и понял ли их смысл. Наконец в усилителе раздался голос лишенного тела мозга:
— Твои слова заставили меня о многом подумать, верховный башар. Не могу сказать, что я согласен… но я обдумаю предложение.
Вориан обрадованно кивнул.
— Отлично.
Он вышел из холодного подвала, уверенный, что вместе с Квентином они нанесут окончательное поражение Агамемнону.

***  

===

Величайшими преступниками в истории человечества всегда были те, кто, совершая преступление, искренне думали, что поступают «по справедливости».
Райна Батлер. Салусанские проповеди


Хотя Великий Патриарх был посредственным и слабым лидером, лишенным всякой интуиции и верного видения обстановки, Райна использовала его убийство для превращения погибшего в героя, в символ и объект всеобщего почитания. Ирония судьбы заключалась в том, что Райна решила заставить Ксандера Боро-Гинджо добиться после смерти большего, чем за долгое время тягостного отправления им своей должности.
Убийство Великого Патриарха должно было стать искрой, из которой возгорелось бы пламя непримиримой борьбы с теми, кто упрямо цеплялся за старое, которая подняла бы тлеющее движение культистов на новую высоту здесь, на Салусе Секундус. Райна уже успела очистить многие планеты Лиги, полностью освободив их от греха пользования машинами, уничтожив всякие следы приспособлений, могущих хоть в какой-то степени имитировать священный и неприкосновенный человеческий разум.
Хотя со дня убийства прошло уже много дней, вице-король Фейкан Батлер до сих пор не объявил имя преемника погибшего Великого Патриарха. Райна решила, что, в конце концов, это место должно по праву принадлежать ей самой. Она сможет использовать знак духовной власти — массивную золотую цепь — для усиления и распространения культа Серены, завоевать для него то положение в глазах большинства, какое он заслуживал. Именно об этом говорила в видении Райны женщина в белом.
Слух об этом медленно и незаметно распространился среди сторонников и последователей Райны. Зимия и ее современные удобства вызывали большое беспокойство культистов, и новообращенные продолжали приходить к Райне, чтобы послушать… а если повезет, то и коснуться ее.
Ее дядя наверняка имел шпионов среди культистов. Некоторые ревностные последователи обнаруживали их и без лишних слов тихо убивали. Узнав об этом, Райна была потрясена, ибо никогда и нигде она не выступала за насилие против людей, но только против мыслящих машин, механических чудовищ. Она приказала немедленно прекратить такие расправы, и ее заместители нехотя согласились, хотя по их лицам не было заметно, что они устыдились. Райна подумала, что теперь они просто не будут сообщать ей о таких убийствах, которые, конечно же, будут продолжаться и впредь.
Однако в этот особенный день планы культа должны были быть сохранены в строжайшей тайне. Запланированный марш должен был стать полной неожиданностью для властей Зимии, чтобы гвардия не сумела к нему как следует подготовиться. Такая демонстрация будет куда эффективнее, чем даже всеобщая забастовка.
У культа Серены было гораздо больше верных и преданных сторонников, чем думал вице-король Фейкан Батлер. Райна в своем божественном белом платье шла впереди колонны последователей, и восходящее солнце освещало ее одухотворенное бледное лицо. Теперь она была воплощением того белого призрака Серены Батлер, который привиделся Райне много лет назад, когда она заболела, пораженная Бичом Омниуса.
Когда все это началось — звон разбиваемых стекол, скрежет ломаемого металла и торжествующие крики слились в ушах Райны в сладостную симфонию. Охваченная первобытными инстинктами толпа, сметая все на своем пути, прошла по бульварам и затопила площадь перед правительственными зданиями. Некоторые заблудшие мужчины и женщины пытались защитить свои дома и имущество. Хотя Райна недвусмысленно приказала не трогать невинных людей, толпа отнюдь не считала таких упрямцев невинными.
Чувствуя свою силу, численность и безнаказанность, толпа предалась убийствам. Некоторые люди, потрясенные происходящим, в ужасе бежали, бросив свои дома. Другие, застигнутые на месте, были вынуждены клясться в верности культу Серены. Ряды сторонников Райны росли, и разрушение приняло невиданный размах.
Гвардия попыталась сдержать натиск фанатиков, но дело осложнялось тем, что и в рядах самих стражей порядка было немало тайных сторонников культа Серены.
Райна вела свою процессию вперед, к главной цели — зданию Парламента. На бледном лице этой странной женщины блуждала блаженная улыбка. Когда они приблизились к величественным сооружениям, ворвавшись с выложенных брусчаткой улиц на центральную площадь, украшенную многочисленными фонтанами и статуями, Райна была разочарована тем, что им навстречу не вышел сам Фейкан Батлер, чтобы, встретившись с толпой, разрядить ситуацию. Очевидно, вице-король счел более удобным заняться в это время другими делами. Наверное, у него все же были соглядатаи среди ее сторонников.
Но даже и Фейкан Батлер не смог бы остановить эту неудержимую приливную волну народного гнева.
Тонкая цепь охранников дрогнула и рассыпалась, когда солдаты увидели толпу разъяренных людей, надвигавшуюся на них. Политики и депутаты Парламента бежали, спасаясь через черные ходы и боковые ворота.
Райна была безмерно удивлена, увидев пятерых храбрецов в желтых одеждах, которые вышли из здания Парламента через передние сводчатые двери. Они прошествовали навстречу толпе. Один из монахов, как бесценную реликвию, нес прозрачную емкость с мозгом. Еще двое людей в желтом несли пьедестал.
Райна, не отрываясь, смотрела на эту процессию. Солнце слепило ее, но она поняла, что это монахи-посредники последнего из когиторов-отшельников. Толпа напирала, и Райна, понимая, что сдержать ее невозможно, тоже ускорила шаг и начала подниматься по длинной пологой лестнице, ведущей ко входу в здание Парламента.
Посредники установили пьедестал и водрузили на него емкость с мозгом когитора. Когда были подключены громкоговорители, над площадью загремел усиленный синтезированный голос Видада:
— Я взываю к вашей человечности! Прошу вас, проявите разум. Подумайте, что выделаете!
Райна ответила громким звонким голосом:
— Я провела многие годы, размышляя об этом, когитор Видад. Мне явилось вдохновение от Бога, ясное видение самой святой Серены… Кто может оспорить это?
— Очень давно я разговаривал с Сереной лично, — ответил Видад. — Вы поступаете неразумно, обожествляя ее. Она была просто женщиной.
Культисты гневно зароптали. Они не желали слышать, что их святая-покровительница была всего-навсего человеком. Райна поднялась еще на одну ступеньку.
— Вы, когиторы-отшельники, запершиеся в башне из слоновой кости, заключили идиотский мир с мыслящими машинами на таких ужасающих условиях, что святой Серене пришлось принять смерть, чтобы все убедились в демонической сущности машин, — сказала она зловеще спокойным голосом. — Вы стали иудой, Видад. Но на этот раз мы не станем вас слушать. Мы научились на собственных ошибках и знаем, как действовать дальше.
— Воспользуйтесь вашей способностью к разумному мышлению, — настаивал на своем когитор. — Действительно ли вы стоите выше Омниуса, если допускаете насилие по отношению к своим же согражданам во имя пресловутой чистоты? Машины, которые вы уничтожаете, не могут нанести вам вреда. Посмотрите на вещи объективно. Вы должны…
— Он защищает машин, — истошно завопил кто-то из толпы. — Да и выглядит он как кимек! Кимеки, когиторы — они все мыслящие машины!
Крик и шум усилились, превратившись в неистовый рев. Райна продолжала подниматься по ступенькам.
— Мы по горло сыты холодным рациональным мышлением, Видад. Пусть так ведут себя машины. Но мы — люди, с сердцами и страстями, и мы должны завершить это болезненное очищение, выполнение которого Бог и святая Серена возложили на нас. Не становитесь на нашем пути.
Толпа, стоявшая за ее спиной, принялась потрясать палками и дубинами, напирая ко входу в здание Парламента.
Посредники Видада старались устоять, но в последний момент двое из них дрогнули и бросились бежать в своих развевающихся желтых одеждах. Трое оставшихся тщетно пытались защитить уязвимого когитора и его пьедестал. Потрясенный мудрец продолжал призывать к благоразумию, но рев толпы заглушил его голос.
Райна стояла перед когитором, но ее обезумевшие фанатики рванулись вперед. Кто-то случайно толкнул стойку пьедестала, и емкость с мозгом закачалась. Увидев это, другие, потеряв рассудок и контроль над собой, принялись толкать пьедестал намеренно. Тяжелый сосуд рухнул на ступени, ударился о камень и треснул. Емкость, подскакивая на ступенях, покатилась вниз под радостный рев и улюлюканье толпы. Люди бросились вслед, нанося по ней удары обрезками труб и дубинами, пока не разбили.
Райна хотела было остановить их, но потом поняла, что делать этого не стоит. Фанатики видели в когиторах исчадий ада, подобий злобных и ненавистных титанов. Мозги, лишенные человеческих тел, живущие только за счет адской высокой технологии, которая сама по себе подлежала полному уничтожению. Густая электрожидкость словно кровь растекалась по ступенькам.
Наконец Райна отвернулась от этого зрелища и вместе со своими верными последователями вошла в здание Парламента.

  Читать   дальше ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник :  https://knigogid.ru/books/852671-dyuna-bitva-za-korrin/toread

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 209 | Добавил: iwanserencky | Теги: Хроники, книга, Вселенная, люди, Будущее Человечества, из интернета, чужая планета, Кевин Андерсон, Хроники Дюны, Битва за Коррин, миры иные, текст, проза, книги, слово, будущее, фантастика, ГЛОССАРИЙ, литература, писатели, Брайан Герберт | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: