Главная » 2023 » Май » 3 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 195
11:08
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 195

***

***

***  

===

Тайны порождают новые тайны.

Арракисская пословица

Теперь, когда Агамемнон и его титаны отправились на выполнение каждый своего задания, на Коррине наступили покой и затишье.

Хотя мыслящие машины могли общаться между собой через любой узел связи, находясь в любой точке контролируемой ими вселенной, Омниус все же приказал Эразму явиться в Центральную Башню Коррина на совещание.

Сколько раз Эразм видел эту высокую, увенчанную остроконечным шпилем башню, столько раз она меняла свой внешний вид, модифицируя форму конструкций из текучего металла по очередной прихоти Омниуса. Механическая Центральная Башня сама по себе казалась живой со своими скользящими стенами, плазовыми окнами и регулируемыми высотами этажей. Всемирный разум имел возможность беспрепятственно перемещаться по лабиринту внутренних помещений от самого верха до последних подвальных этажей.

Эразм умел менять выражение своего текучего металлического лица, но корринский Омниус мог проделывать то же самое с целым огромным зданием. Насколько было известно независимому роботу, такими капризами не отличалась больше ни одна из копий Омниуса. Такое поведение, как это ни странно, можно было назвать почти эксцентричным…

Прибыв в башню, Эразм, как положено, поднялся на скоростном лифте на седьмой уровень текучей металлической башни и вошел в помещение, лишенное окон. Когда за ним закрылась диафрагма двери, Эразм осмотрелся, но его световые сенсоры не обнаружили никаких признаков открывающихся дверей ни в стенах, ни в потолке. И он подумал, не хочет ли всемирный разум его запугать?

Не развил ли этот конкретный Омниус, точенее, его конкретное воплощение, расположенное на стратегически самой важной планете роботов, способность к ощущению эмоций и к эксцентричности? Не стал ли корринский Омниус считать себя высшим машинным существом по сравнению с другими роботами? В прошлом любопытный независимый робот пытался задавать зондирующие вопросы, но всемирный разум каждый раз уклонялся от ответа.

Этот сложный компьютер имел свои причуды, антипатии и даже собственное «я», хотя, естественно, Омниус отверг бы такие тяжкие обвинения. Независимого робота это весьма интересовало. Кажется, программа Омниуса была составлена так, чтобы сделать его более импульсивным и непредсказуемым подобно людям, чье хаотичное поведение стало причиной поражения машин во многих сражениях.

– Сегодня, Эразм, мы поговорим о религии, – объявил всемирный разум из невидимого громкоговорителя, создававшего иллюзию, словно голос звучал отовсюду. – Вытяни вперед руку ладонью кверху.

Робот повиновался, и с потолка на его раскрытую ладонь упала гель-сфера – копия Омниуса. Сколько информации в таком маленьком и легком серебристом шарике! И сколько существует такого, чего нет в нем, и в особенности – качество, называемое «душой», смысл которой пытался постичь Эразм наряду со столь же неуловимыми свойствами человека.

– Прежде всего прошу предоставить мне все данные по указанной теме, – сказал Омниус.

В течение столетий Эразм наблюдал представителей биологического вида человека разумного и проводил на его представителях эксперименты, накапливая информацию в и без того объемистом банке данных. Хотя независимый робот много раз предлагал загрузить все эти данные в мозг всемирного разума, Омниус каждый раз проявлял мало интереса к таким предложениям. Во всяком случае, до сих пор.

– Почему ты захотел узнать о религии? Это необычная для тебя тема.

– Для меня так называемые духовные или религиозные верования являются недоступными пониманию образцами человеческого поведения. Но сейчас мне стало ясно, что они используют религию в качестве оружия против меня. В силу этого я должен проанализировать этот предмет.

Чтобы эффективно передать все имеющиеся у него сведения Омниусу, Эразм поместил сферу в шарообразный порт на боку своего корпуса и передал всемирному разуму всю запрошенную информацию. Закончив передачу, независимый робот извлек сферу из порта.

В течение краткого мгновения всемирный разум обрабатывал полученные данные.

– Интересно. Значит, существует много типов и видов религии, и тем не менее верования, отличающиеся самым сильным эмоциональным компонентом, помещают в центр своих учений существование высшего существа или направляющей силы. Это единственное самое важное верование людей?

– Пока я только исследую этот вопрос, Омниус. В делах веры весьма мало бывает определенного. Вера, принятие желаемого за действительное для людей превыше логики и твердо установленных фактов.

– Какой смысл в твоих экспериментах, если ты не можешь дать конкретный ответ на поставленный вопрос?

– Исследуя человеческое поведение, очень трудно даже просто сформулировать конкретные вопросы. Моей целью, однако, было установление определенных основных направлений и обобщений, которые могли бы оказаться полезными.

Серебристый шар на ладони Эразма вращался, излучая тепло.

– А их религии? Ты выгрузил в меня все, что знаешь о них?

– Я дал тебе исторический обзор, заключающий в себе все, что плененные нами люди рассказывали мне о своих церквях, синагогах, мечетях и святилищах своих народов и о том, как исходные верования распадались или трансформировались в религии настоящего времени. Если хочешь, я могу перечислить тебе весь список планет вместе с известными религиозными ветвями, которые на них существуют.

– В этом нет необходимости. – Омниус увеличил громкость своего голоса. – Почему они называют свое движение против меня Джихадом, священной войной? Я – компьютер. Каким образом могут они увязать меня со своими религиями?

– Просто ради удобства они связали тебя со злой силой, персонифицированной во многих их религиозных текстах. Они называют тебя демоном, и это позволяет им провозглашать тебя врагом любого из Высших Существ, которым они поклоняются. Таким образом, конфликт выносится из сферы политики и становится религиозной войной.

– В чем преимущество такого решения?

– Оно позволяет передать руководство действиями людей эмоциям, а не логике, по законам которой действуем мы. Люди склонны совершать иррациональные действия, так как их религии дают им для этого праведное основание. Для них наш конфликт уже не просто война – это священное предприятие высшего порядка.

Эразм почувствовал покалывание в ладони. Сфера с невероятной скоростью обрабатывала информацию и сортировала ее по банкам данных.

– Может ли этот их Бог быть формой органической жизни, высшей по сравнению с ними?

– Какого Бога ты имеешь в виду? Бога навахристиан? Бога буддислама? Деисламическую Силу? Паниндуистских владык седьмого круга? Я сам не вполне хорошо понимаю разницу между ними. Все они могут быть искаженными манифестациями одного и того же божества, потерявшими четкость из-за давности и неверного понимания информации. Но возможно, что это совершенно разные боги.

– Твои ответы очень смутны, – сказал Омниус.

– Именно так. Верующие думают, что Бог – это эфирная форма жизни, хотя в наиболее важных религиозных сектах бытуют истории о телесных воплощениях их божеств.

– Это абсурдно.

Эразм ответил не сразу, тщательно подбирая слова.

– Ты можешь быть Богом Машин, Омниус.

– Но тогда зачем я задаю тебе вопросы? – В голосе всемирного разума действительно прозвучала досада. – Если бы я был Богом, разве я не знал бы всё?

Это замечание совпадало с собственными наблюдениями Эразма о том, что машинное знание в памяти Омниуса было неполным. Независимый робот задумался. Неужели компьютерный всемирный разум просто играл с ним все это время как кошка с мышкой? Не вобрал ли Омниус уже давно все данные исследований, проведенных Эразмом над людьми?

Не читает ли Омниус и сейчас мои мысли?

– В течение десятилетий ты, словно животных в стойлах, воспитывал группу людей, никто из которых не имел опыта официальной религиозной индоктринации. – Серебристый шар поднялся к потолку и прилип к белой поверхности, словно сила тяжести изменила направление на противоположное. – Каким образом верили в Бога люди в твоих стойлах?

– Естественно, они придерживались более примитивных верований. Некоторые сочиняли истории о Высшем Существе, но большинство было убеждено, что такое божество их покинуло. Возможно, что религия как таковая имеет социальную природу, и если ткань общества разрушена, подобные системы верований распадаются тоже.

Гель-сфера скатилась по стене на пол и застыла на полу между ступнями Эразма, затем снова стремительно взмыла вверх.

– Возможно ли, что ты в своем исследовании не затрагивал тему религии в связи с ее сложностью и алогичностью?

– Я не изучал этот предмет в деталях, Омниус. Меня занимали многие другие аспекты человеческого поведения. Религиозная вера является лишь малой составной частью человеческого характера. Из того, что мне пришлось наблюдать, я вывел, что люди являются либо агностиками, либо прямыми атеистами до тех пор, пока не подвергаются сильному страданию или потрясению. Такие смены отношения к религии являются циклическими в течение всей человеческой истории – приливы сменяются отливами, как и в других аспектах общественной жизни людей. Религиозная вера сейчас находится на подъеме, а Джихад служит ее катализатором.

– Является ли потребность в религии врожденным свойством человеческого характера? Быть может, игнорируя их духовность, ты упустил из виду самую их суть?

– Я подвергал пыткам тысячи людей, и очень немногие при этом вообще говорили о Боге, да и те вопрошали, зачем Он их оставил. Я нисколько не сомневаюсь, что сейчас, когда Ксеркс и его команда убивают мятежников на Иксе, хнычущие жертвы на последнем вздохе произносят молитву, хотя и видят ее совершенную бесполезность.

Прямых известий с Икса еще не было, но приказ, отданный титанам, был достаточно ясен. Ксеркс был способен учинить жестокую беспощадную бойню. Горстка выживших на Иксе людей больше никогда не осмелится на бессмысленный мятеж.

Омниус заговорил:

– Я все же так и не понял, что такое религия. Какой цели она служит? Создается впечатление, что это воображаемый стимул, специально сконструированный для поддержания устойчивости социальной лестницы.

Эразм не стал спешить с ответом.

– Понять основы веры так же трудно, как удержать в руке мокрый мшистый камень. Это твердый вещественный предмет, но он скользкий, и ухватить его трудно.

– Объяснись.

– Религиозный опыт различен у разных людей, даже если они утверждают, что принадлежат к одной религиозной системе. Каждый индивид сосредоточивается на разных аспектах религиозного воззрения. Есть нюансы, тонкие вариации – как и человеческая эмоция любви, религия никогда не бывает одинаковой у двух людей.

– Но почему?

Эразм продолжал стоять неподвижно, а гель-сфера начала все быстрее кружить по помещению – по стенам, по потолку, опять по стенам, по полу. Появились удвоенные гель-сферы, десятки копий Омниуса, словно пули, летающие по комнате, рикошетирующие от стен и едва не задевающие Эразма. Множество голосов продолжало, перекрывая друг друга, выкрикивать одно и то же слово:

– Почему? Почему? Почему?

Внезапно сферы исчезли, и в запечатанном помещении шпиля высокой башни вновь воцарилась тишина. За спиной Эразма раскрылась дверь. Он послушно покинул помещение, вошел в лифт и поехал вниз.

Вернувшись на свою корринскую виллу, Эразм признался себе, что действительно, как и предположил Омниус, уделял недостаточно внимания вопросам религии. Если так, то больше он от этой темы уходить не может. До сих пор Эразма занимала человеческая способность к творчеству и ее выражение в различных видах искусства. Но откуда берут люди свое вдохновение? Из какого-то высшего источника? Возможно, рабы Эразма успешно скрывали от него свою религиозность – быть может, даже подсознательно. Тогда можно предположить, что они скрывали ее и от самих себя.

Стоя на крыльце дома, Эразм смотрел на бараки, глядя, как мельтешат чумазые людишки в переполненных загонах. Если Иблис Гинджо или Серена Батлер нашли способ запустить этот механизм в глубинах человеческой души, то это объясняет, каким образом религиозный пыл превращается в военный жар.

Преисполнившись решимости вплотную заняться этим предметом, робот стал намечать себе путь поиска. Какая сила стоит за религией? Действительно ли машинам никогда не овладеть этим оружием? Эразма мало волновал ход галактического Джихада, но это исследование он выполнит ради собственного развития…

Омниус предоставил в распоряжение Эразма горы печатных и электронных книг, захваченных в древних человеческих библиотеках на покоренных Синхронизированных Мирах. Независимый робот принялся загружать эти материалы в банки своих данных.

В процессе загрузки Эразм вспомнил о когиторах и об информации, содержавшейся в их древних мозгах. Был бы на Коррине когитор, его древний мозг мог бы обогатить Эразма интереснейшими откровениями. На Земле Эразм иногда беседовал с когитором Экло, но Экло был уничтожен во время мятежа людей.

С машинной четкостью робот вспомнил каждое слово, сказанное ему Экло. Он в подробностях внутренне воспроизвел каждую беседу. В результате Эразм пришел к весьма тревожному выводу: нейтральный, как ему думалось, когитор что-то скрывал от него – всеми силами при этом защищая людей.

*** 

===

К несчастью, некоторые войны выигрывает та сторона, которая более фанатична в религиозном смысле. Победоносные вожди используют эту священную энергию коллективного безумия.

Когитор Квина. Искусство нападения

Безрадостный послеполуденный дождь хлестал по площади правительственного комплекса, когда Иблис Гинджо спешил к зданию парламента. Полдюжины следовавших за ним агентов джипола даже не думали как-то защититься от непогоды. Расставленные во всех углах площади статуи и мавзолеи в честь героев Джихада блестели в брызгах дождя, отражая желтый свет фонарей.

Оказавшись на ступенях широкой лестницы, Великий Патриарх изобразил притворно-радостное удивление при виде четырех монахов в желто-оранжевом, осторожно идущих вниз. Самый высокий из них нес большой цилиндр, завернутый от дождя в непромокаемую ткань: когитора Квину перевозили, как бесценную птицу в клетке. Иблис знал, что они будут выходить из здания парламента именно в эту минуту, и тщательно подготовил эту «случайную» встречу.

Он сделал знак своим людям, и те надежно блокировали проход группы монахов.

– Как удачно! – воскликнул Иблис. – Я ведь просил когитора о встрече. Я уверен, что нам есть что сказать друг другу.

Он улыбался, желая в душе, чтобы между ним и когитором установились такие же доверительные отношения, какие прежде связывали Гинджо с великим и блистательным когитором Экло до того страшного мятежа на Земле.

Нынешняя деятельность Иблиса была неимоверно более сложной, чем те прежние – довольно неуклюжие – попытки побудить рабов к восстанию против хозяев. Сейчас он не мог в одиночку справиться со всеми своими проблемами, но был уверен, что когитор смогла бы помочь, если бы только ему, Великому Патриарху, удалось убедить Квину поделиться с ним хотя бы малой толикой ее могучего интеллекта. Правда, пока мозг древнего философа оставался немногословным и отчужденным, словно не желая оправдывать действия Иблиса.

– Квина была очень занята, – ответил посредник, несший цилиндрический контейнер. Лицо его от виска до подбородка пересекал большой келоидный рубец. Капли дождя пятнали одежду.

– Естественно, точно так же, как и я постоянно занят делами Джихада. Но ведь мы на одной стороне баррикад, разве нет? Ведь мы союзники… или, быть может, даже коллеги?

С дерзостным предвкушением Иблис протянул руку и отвернул ткань, под которой в запечатанном цилиндре с голубоватым электролитом находился розовый мозг. Монах скривился, дернув келоидным рубцом, и глаза его сделались стальными. Но мешать Великому Патриарху он не стал.

– Когитор Квина? – обратился Иблис непосредственно к цилиндру. – Почему бы нам не уйти с этого мерзкого дождя и не побеседовать? Мне необходима ваша просвещенная мысль.

Отделенный от тела головной мозг Квины был таким же огромным кладезем знаний и сведений, каким был мозг Экло. Может быть, Квина согласится учить его, если он использует полученные сведения надлежащим образом. Иблис читал некоторые из ранних эзотерических высказываний когитора, и теперь ему надо было убедиться, что он правильно их понял.

Хотя он и чувствовал, что Квина испытывает неудобство от такого непосредственного и очень напряженного интереса, он жаждал стать ближе к этой женщине-когитору, к ее знаниям и ее философии. Голос его стал тихим и вкрадчивым:

– Я прошу вас.

– Подождите, Великий Патриарх.

Монах со шрамом поднял глаза к небу, молча общаясь с древним мозгом.

Будто не замечая усиливающегося холодного дождя, посредник начал грубым гортанным голосом вещать слова когитора:

– Великий Патриарх, ты хочешь спросить меня о писаниях и древних текстах. Я слышу это в твоем голосе, в твоих действиях, в каждом твоем вздохе.

Изумленный Иблис ответил, кивнув:

– Я очарован древними пророчествами муадру и тем, как они подходят к нашему бурному времени. В текстах, которые мне довелось прочитать, я нашел множество оправданий Священного Джихада против мыслящих машин. Ваши собственные писания и речи дали мне решимость послать множество храбрых бойцов на поля сражений.

Когитор была явно расстроена.

– Эти мысли совершенно не относились к вашему Джихаду.

– Но ведь есть мысли, относящиеся ко всем временам? Особенно ваши мысли, Квина.

Барабанящий по крышам дождь не оставил на людях ни одной сухой нитки. Один из сержантов джипола протянул Гинджо кусок сухой ткани, и Великий Патриарх, вытерев лицо, продолжал:

– В одном из своих манифестов вы пишете о коллективном безумии войны, о том, что победители ради победы внушают массам иллюзии. Я стремился достичь поддержанной вами возвышенной цели и с радостью могу сказать, что отчасти это получилось. Но теперь я хотел бы поставить более высокую цель.

– Я никогда не одобряла такой практики. Это была одна из множества идей, которые я предложила в качестве примера, – ответила Квина. – Вы вырвали мои слова из контекста. Читали ли вы весь свиток, Иблис Гинджо? В нем несколько миллионов слов, и мне потребовалось несколько столетий, чтобы его составить.

– Я искал там только идеи. Вы вдохновили меня на это.

– Важные концепции надо усваивать во всей их полноте. Не стоит пытаться интерпретировать писания, надев шоры, только чтобы добиться своей цели.

Иблис, естественно, и сам хорошо знал, что сведения из писаний когитора извлекал выборочно, а потом произвольно манипулировал информацией. Но он получал удовольствие от диалога с Квиной, видел в нем интеллектуальную игру, вызов своей способности полемизировать с одним из величайших умов в истории человечества. И еще этот диалог удовлетворял потребность в наставнике, каким служил для него когитор Экло, пока не был уничтожен во время мятежа на Земле.

Великий Патриарх наскоро выдернул несколько цитат из пророчеств относительно «конца времен», из рунических письмен муадру и из других заповедей, которые – если достаточно вольно их толковать – возвещали, что человечество обретет рай только после тысячелетия тяжких страданий и достаточно больших жертв.

– Я полагаю, что Икс – это для нас возможность принести эти жертвы. Мои воины Джихада и наемники готовы уплатить эту цену, как и население Икса.

– Кровь невинных всегда была расхожей монетой в руках харизматических вождей, – сказала Квина голосом посредника. – Вы черпаете из фрагментов и источников, заведомо неполных. Следовательно, в вашем знании есть пробелы, а ваши умозаключения могут быть ложными.

Охваченный внезапно проснувшимся интересом, Иблис поднял брови.

– Значит, вы знаете весь текст посланий? Что содержится в других фрагментах?

Он хотел как можно лучше вооружиться знанием старых текстов. Ему необходимо было возбудить брожение на пробуждающихся планетах, гальванизировать угнетенные народы обещаниями скорого конца их бедствий.

После затянувшегося тяжелого молчания когитор заговорила снова:

– Вы действительно религиозный человек, Иблис Гинджо?

Он знал, что не может солгать древнему философу.

– Религия согласуется с моей святой целью – помочь человечеству подняться против своих угнетателей.

Зловещим голосом своего посредника-монаха Квина ответила:

– А прислушивались ли вы хотя бы к одному из многочисленных протестов против Джихада? Вы работаете ради человечества, Великий Патриарх… или ради самого себя?

Иблис сформулировал ответ весьма искусно:

– Быть может, действительно ради одного человека, но не ради меня. Все это – ради невинного дитяти Серены Батлер, которого на моих глазах убила мыслящая машина. Пусть протестующие против Джихада близоруки и не понимают сути его, но сам я – всего лишь орудие победы. Я с радостью уйду, когда окончательный успех будет на нашей стороне.

Через посредника Квина издала неопределенный звук.

– В таком случае вы человек, достойный восхищения, и очень нетипичный человек, Иблис Гинджо.

Монах, завершая аудиенцию, прикрыл цилиндр промокшей тканью и заговорил своим обычным голосом:

– Мы должны вернуться в Город Интроспекции, Великий Патриарх. Не следует более беспокоить Древнюю.

Словно очнувшись от глубокого транса, Иблис вдруг заметил, что мимо них по залитым водой ступенькам идут люди, спешащие в зал заседаний парламента. Патриарх всей душой хотел бы продлить беседу с невероятно долгоживущим мозгом, получить дополнительные советы и поучения, получить так нужное ему сейчас воодушевление – но одетые в желто-оранжевое монахи уже спешили прочь.

Тут он сообразил, что и сам уже давно опаздывает. Серена Батлер вот-вот должна начать свою обращенную к представителям зажигательную речь, которую он лично для нее написал. Не замечая мокрой одежды, прилипающей к телу, он заторопился в зал, чтобы не пропустить начало речи. Охрана была плотной, как всегда, но сегодня Великий Патриарх не опасался нападения или покушения.

На сегодня он их не готовил.

Серена Батлер, одетая в снежно-белое платье, украшенное рубинами, выглядела на трибуне как небесное видение. Даже без оранжевого ноготка на лацкане платья и без золотого ожерелья на шее она выглядела на редкость молодой и здоровой для своих лет. Примечательно, если учесть, что Серена отказалась принимать предложенную ей Аврелием Венпортом меланжу.

Иблис смотрел внимательно. Серена редко лично покидала Город Интроспекции, поэтому каждое ее публичное выступление было большим и важным событием.

Двадцать человек, освобожденных на Иксе и вывезенных с этого нового поля битвы Джихада, сидели в первом ряду, как своеобразные музейные экспонаты. Они с благоговением смотрели на высшую жрицу священной войны. Благодаря неустанным пропагандистским усилиям Иблиса все люди, даже те, кто находился во тьме рабства у мыслящих машин, слышали об этой женщине, дитя которой мученически погибло от рук злокозненных роботов.

Когда аудитория затихла, под сводами зала раздался мелодичный голос Серены Батлер:

– Многие из нас не понаслышке знают, что такое мужество, кровопролитие и жертвы, необходимые, чтобы сбросить самое извращенное порабощение в истории вселенной. Некоторые из вас – настоящие герои.

Она попросила несколько человек встать, назвав каждого из них по имени, воздавая им должное за их мужественные и самоотверженные деяния. Все эти люди были представителями гражданского населения, пережившими страшные битвы.

– Подойдите ко мне!

Серена подтвердила свои слова приглашающим жестом, а зал взорвался оглушительной овацией – люди аплодировали стоя. Когда приглашенные один за другим подходили к трибуне, жрица касалась головы каждого из них, будто благословляя. Слезы струились из всех глаз, включая и глаза самой Серены.

Серена возвысила голос, выражая гневную решимость. На щеках ее блестели слезы.

– Мне пришлось увидеть то, что никогда не должна видеть ни одна мать: моего ненаглядного сына убили на моих глазах. Подумайте о своих собственных детях, вспомните моего сына. Не позвольте мыслящим машинам сделать это с другими детьми. Я умоляю вас.

Слушая это мастерское выступление, дивясь совершенству интонации и дикции, Иблис чувствовал, что от гордости у него по спине пробегает холодок. Слезы были великолепным штрихом, и он нисколько не сомневался, что они были подлинными. Он слышал, как Серена произносила написанные им фразы, и восхищенно кивал головой, видя ее волшебное воздействие на аудиторию. Она оказалась превосходной ученицей с той минуты, когда он только начал вести ее по дороге профессионального фанатизма.

Поначалу Серена охотно следовала его инструкциям, стремясь к возвышенным и существенным результатам. Когда она стала не соглашаться с ним, Иблис сфабриковал несколько «угроз» ее безопасности и под этим предлогом окружил Серену лично им подобранными телохранительницами-серафимами.

Но Серена оставалась слишком независимой, и тогда он инсценировал попытку покушения на ее жизнь, при этом подставив одну из своих фанатичек, которую убили при задержании. После этого Серена Батлер, исключительно ради ее «безопасности», оставалась за надежными стенами Города Интроспекции, где Иблису было удобнее следить за ней.

Пришлось сделать так, чтобы Серена никогда не чувствовала себя в безопасности и поэтому всегда от него зависела.

Сейчас Иблис позволил себе расслабиться, видя, что все под контролем. Пользуясь тем, что никто не заметил его появления, он быстро пошел переодеться. Когда он собрался выходить, в комнату проскользнул офицер джипола.

– Великий Патриарх, рад доложить, что работа с Муньозой Чен завершена, как вы велели. Все в порядке. Очень чистая работа.

Йорек Турр был маленьким смуглым человечком с черными усами и совершенно лысой головой. Одетый в темно-зеленую двойку, он смотрел на мир прищуренными черными и тусклыми глазами мертвеца. Турр был мастером удавки, стилета – вообще любого бесшумного оружия и сам умел двигаться совершенно бесшумно. Глава полиции Джихада, он был всегда готов выполнить любой приказ Великого Патриарха. Хорошо иметь под рукой такого человека.

Иблис позволил себе роскошь улыбнуться.

– Я знал, что могу рассчитывать на тебя.

Когда была создана полиция Джихада, Турр показал себя ценным информатором, выявив истинных шпионов – незаметных, но реально влиятельных людей, имевших секретные контакты с Синхронизированными Мирами. Поскольку Иблис первоначально воспитал этого призрака только затем, чтобы пугать им членов Лиги, он был поражен глубиной и масштабами раскрытой Турром измены. Десятки известных и уважаемых граждан были осуждены и казнены, и это раздуло среди свободных людей просто горячку мании преследования. Чем больше росло влияние джипола, тем больше становилась и личная роль Йорека Турра. Он подрастал в чинах и стал теперь начальником джипола. Иногда даже Великий Патриарх его побаивался.

Из-за постоянных жалоб и протестов Иблис всегда подозревал, что Муньоза Чен – агент мыслящих машин. Иначе зачем бы ей мешать работе Совета Джихада? Ответ казался очевидным. В тот момент, когда Чен выступила против Иблиса, ее ожидаемая продолжительность жизни резко уменьшилась. Любой, кто осмеливался выступать против Джихада, автоматически попадал в число союзников мыслящих машин. Что было вполне разумно.

Как Великий Патриарх, отвечавший за триллионы человеческих жизней, Иблис не имел права входить в тонкости и нюансы. Чтобы эффективно защищать и расширять движение, он должен был подавлять любую оппозицию. Положительный результат оправдывал любое деяние, которое пришлось бы ради этого совершить. Джихад продолжался уже несколько десятилетий, набирая силу. Но результаты Иблиса не удовлетворяли.

Любой, кто открыто выступал против планов Великого Патриарха, становился объектом тайного расследования и умело организованного обвинения. В годы после первой большой чистки, устранившей семь представителей Лиги – все они по странному стечению обстоятельств оказались либо политическими соперниками, либо людьми, публично выступавшими против Иблиса, – граждане искали шпионов машин под каждой кроватью. Пять лет спустя была проведена еще одна серия чисток, уничтоживших всякое сопротивление Иблису.

Теперь от внутренней оппозиции почти ничего не осталось, и благодаря незаметным усилиям джипола Муньоза Чен больше не будет путаться под ногами, мешая крестовому походу против машин…

Расставшись с начальником джипола, Иблис направился в зал ассамблеи. Пусть увидят, что он слушает речь Серены.

Страстный голос Серены плыл под сводами зала, как аромат дорогих и тонких духов. Она воздела руки в жесте благословения и на мучительно долгий момент застыла в этой позе, словно ожидая вдохновения свыше. Потом ее взгляд упал на Иблиса Гинджо, и она сказала:

– Не может человечество сейчас ни уклониться от долга своего, ни отдохнуть – только сражаться!

Не успела она договорить, как двери зала с грохотом распахнулись и вошли люди в яркой зелено-алой форме армии Джихада. Публика бесновалась от восторга, а тем временем в зал шли и шли добровольцы, готовые жизнь положить на алтарь Великого Джихада.

Двигаясь как ангел, Серена вошла в толпу, проливая слезы благодарности. Она благословляла новых воинов, целовала их, зная, что посылает их почти всех на верную смерть.

– О воины Джихада!

Иблис удовлетворенно кивал. Представление было идеально срежиссировано, но Серена сумела провести его так, словно действовала по наитию. Идея принадлежала ей, Иблис лишь разработал детали представления.

У нас получается великолепная команда.

Но видя, как талантливо жрица Джихада управляет эмоциями и настроениями толпы, Иблис понимал, что стоит перед сложной дилеммой. Он хотел, чтобы у Серены получалось, он тщательно ее для этого готовил, и вот – она прекрасно играет спектакль своей жизни.

Великий Патриарх решил усилить присмотр за Сереной – ради себя самого. Не надо, чтобы она слишком много думала сама… или о себе.

*** 

===

Глупо думать, что сражение когда-либо заканчивается. Побежденный противник может усыпить нашу бдительность… и поздно будет сожалеть.

Примеро Ксавьер Харконнен Управление войсками во время боя

Вориан сидел в командирском кресле на мостике флагманской баллисты и смотрел на экраны. Там неслись по каньонам IV Анбус потоки воды, сметающие все на своем пути. Вориан покачал головой. Победа ценой катастрофы. Он криво усмехнулся. Что дальше?

После наземной операции терсеро Вергиль Тантор и другие капитаны вернулись на свои баллисты и приняли на себя командование, готовясь разыграть эндшпиль в космосе. Если все пойдет по плану Вориана, то флот роботов навсегда уберется от этой искалеченной планеты.

Зная, что шаттл примеро Харконнена уже причалил к доку флагманского корабля и что его друг вот-вот появится на мостике, Вориан улыбался от предвкушения торжества. Теперь мой черед. Он покажет Ксавьеру, как добываются победы – хитроумием, а не разрушением.

Как только Ксавьер, растрепанный и запыхавшийся, вошел на мостик, Вориан бросил на него вызывающий взгляд, не лишенный некоторого озорства.

– Смотри, как я нейтрализую флот мыслящих машин без таких ошеломляющих людских потерь.

Он отдал приказ, и флагман выдвинулся вперед, в авангард флота Джихада.

Ксавьер провел ладонями по волосам, пригладил седеющие виски.

– Там, внизу, вообще не было необходимости в людских потерях. Просто нашлись люди, желающие стать жертвам и, хотя у них и был выбор. – Он был явно расстроен, хотя и старался держать себя в руках. – Но даже если бы мы сделали это так, что ни у кого и царапины бы не осталось, эти дзеншииты все равно нашли бы повод для жалоб.

Вориан коротко рассмеялся.

– Мы делаем все это не ради благодарности, дружище, а ради будущего человечества.

От отвернулся к пульту и быстро заговорил, передавая приказы на капитанские мостики всех пяти баллист:

– Включить защитные поля Хольцмана на полную мощность. Увеличить орбитальную скорость, чтобы встретить корабли роботов на час раньше времени, когда они нас ожидают.

– Тогда мы застанем их врасплох, Вориан! Они просто ошалеют, – передал со своего корабля Вергиль Тантор.

Ксавьер произнес официальным тоном:

– Не следует приписывать роботам эмоциональные реакции, терсеро Тантор. Они просто будут не в состоянии произвести перерасчет своих действий в отведенное время.

– Как говорит твой младший брат, – возразил Вориан, – они все же ошалеют.

Судя по виду молодого черноволосого офицера на экране связи, Вергиль мучился какой-то болезнью. Пока корабли Джихада перестаивались, Вориан позволил себе шутку:

– Кажется, Вергиль, после этой операции тебе потребуется небольшой отпуск.

– Это был просто избыток гостеприимства со стороны местных дзеншиитов. Но если твое сочувствие заставит тебя сбавить для меня несколько очков в предстоящей игре…

– Господа, давайте сосредоточимся, драка на носу, – вмешался в разговор Ксавьер.

Хотя все наземные силы роботов были уничтожены полностью, большой флот Омниуса на орбите остался невредимым. И теперь пять джихадских баллист, защищенных полями, но плохо вооруженных, бросились в атаку, как стая разъяренных мышей, бросающихся на салусанского быка.

Когда корабли обогнули планету и увидели на затемненной стороне ее мощный флот роботов, Вориан присвистнул. Более прежнего казалось, будто Омниус непобедим. Но когда Вориан обратился к экипажам, в голосе его звучала лишь уверенность в победе:

– Машины действуют, исходя из жестких представлений о реальности. Так вот, пощипывая их то там, то здесь, мы эти представления у них поменяем. – Он включил канал вещания на все корабли. – Внимание всем! Еще раз проверить цельность полей и прибавить скорость до таранной.

Экипажи баллист были встревожены и мрачны, но полны решимости.

– Я уверен, что роботы перехватили твой приказ, Вориан, – передал со своей баллисты Вергиль, держась непосредственно позади флагманского корабля. – Но… э-э… я надеюсь, что у тебя план получше, чем просто самоубийственный натиск.

– Мы выполняем свой долг, братишка, – вставил Ксавьер.

Пока два противных флота стремительно сближались, с каждой секундой неумолимо сокращая расстояние между собой, Вориан перенастроил передатчик и передал закодированное сообщение непосредственно на узел управления флотом машин. Когда этот тайный сигнал был передан, Вориан перешел на открытый текст.

– Вызываем наш засадный флот и сминаем эти корабли!

С этими словами он крепко вцепился в поручни командирского кресла, но в углах рта таилась уверенная улыбка.

– Смотри, Ксавьер!

Не веря своим глазам, Харконнен лишь покачал головой.

– Я был всегда уверен, что выиграю у тебя любую войну нервов. Но теперь я вижу, что у тебя хребет из чистого титана.

– С удовольствием покажу тебе на обратном пути такие игры. Ради развлечения поиграешь немного со своим экипажем, выигрывая у ребят их жалованье… или проигрывая свое.

– Ты пока что своим кораблем командуй, примеро Атрейдес, – ответил Ксавьер, может быть, слишком поспешно. Он держался за поручень, так как корабли армии Джихада неслись теперь подобно пушечным ядрам, не уклоняясь.

В последний момент корабли роботов внезапно сорвались со своих орбит и рассыпались в беспорядочном бегстве. Пять окруженных полями Хольцмана боевых кораблей пронеслись сквозь пустоту там, где только что находились корабли противника. Боевые корабли Омниуса панически удирали от планеты, по всей вероятности, в полном составе покидая окрестности IVАнбус.

Экипаж корабля людей радостно вопил в ликовании – они не надеялись уцелеть. Истерически хохоча, Вергиль передал:

– Я не могу в это поверить, Ксавьер! Какое зрелище!

Вориан обратился к экипажам с притворно-нетерпеливым выражением лица:

– Ну, ребята, мы обратили Омниуса в бегство – так чего вы ждете? Так и будете поздравлять друг друга или попортим пару-тройку роботов?

Экипаж корабля снова разразился радостными возгласами – люди были уверены в успехе и горели энтузиазмом. Баллиста Вориана рванулась вперед, Вергиль не отставал. Другие корабли Джихада тоже устремились в погоню, стараясь вытеснить корабль роботов за пределы солнечной системы IV Анбус – как сторожевые псы, прогоняющие чужака.

Ксавьер, скрестив руки на груди, ждал от Вориана подробных объяснений. Улыбаясь, Вориан наконец обернулся к другу.

– Мой сигнал передал ложные сведения сенсорной сети компьютерного флота. Я просто изменил некоторые показания, чтобы заставить их поверить, будто наши баллисты тяжело вооружены, неуязвимы… и сопровождаются многочисленными, невидимыми силами, прибывшими недавно с поритринских верфей.

– В твоей передаче это выходит очень просто.

Вориан фыркнул:

– Вот уж нет. Каждая деталь сообщения должна была выдержать самый скрупулезный анализ, произведенный резервными сенсорами роботов. Сомневаюсь, что это удастся повторить, так как Омниус будет знать этот трюк и больше на него не попадется.

Ксавьер сохранял свой скепсис.

– И что же машины видят сейчас? Ты говоришь так, будто ты их загипнотизировал.

– Сейчас машины убеждены в том, что мы располагаем десятками кораблей, окруженных полями невидимости. Они не видят этих кораблей, не могут их подбить, но они «знают», что эти корабли здесь и только ждут приказа открыть огонь. Рассчитав вероятности возможного исхода столкновения, корабли противника выбрали отступление.

– Блестящий тактический ход, – отметил Ксавьер, – но основанный на шатких допущениях.

– Ничего шаткого или сверх талантливого – просто военная хитрость. Я уже не раз говорил, что машины можно одурачить. Наше счастье, что в составе этого флота не было моего отца. Кимеки куда более проницательны и подозрительны. Агамемнон разглядел бы разницу в показаниях приборов и разгадал бы мой блеф.

После получасовой погони техники с мостика потребовали конфиденциальной встречи с обоими примеро и сообщили им, что поля Хольцмана находятся на грани перегрева и отказа. Защитные системы не были рассчитаны на интенсивное использование столь длительное время.

Вориан скрестил руки на груди.

– Полагаю, что сейчас мы можем без риска отключить защитные поля. Они нам больше не понадобятся.

Он отправил такой же приказ на другие баллисты и произнес реплику будто в сторону:

– А чего это мы не стреляем?

Пять баллист набросились на отставшие корабли роботов, обстреливая их из тяжелого оружия, и почти сразу уничтожили два из них. Однако машины могли перенести гораздо большее ускорение, чем живые люди, и вскоре флот машин оказался вне досягаемости огня. Корабли армии Джихада были вынуждены прекратить преследование.

– Я бы сказал, что это лучшее противоядие от дзеншиитской отравы, – передал со своей баллисты Вергиль Тантор.

Потом, направляясь к IV Анбус для окончательной зачистки, они неожиданно натолкнулись на новую группу вражеских кораблей, которые приближались к планете под сильным ускорением. Эти суда имели совершенно иную конструкцию и шли без всякой маскировки, будто предполагая, что флот роботов уже там.

Вергиль Тантор, у которого от победы кружилась голова, передал открытым текстом, не прибегая к шифру, по командному каналу:

– Ребята, нам дают еще один шанс! Сейчас мы еще нескольким урок дадим! Делайте ставки, кого из них я первым стукну!

– Терсеро Тантор, приказываю отойти и ждать подкрепления, – предупредил младшего брата Ксавьер, хотя теперь, после позорного поражения машин, не очень тревожился.

Но у Вергиля уже кружилась голова от успеха:

– Давай я отгоню остатки этих железяк отсюда!

Он круто развернулся и стал в упор расстреливать нового противника. На флагман поступило сообщение:

– Ксавьер, помнишь, когда я был еще маленьким, ты сказал мне, что я должен стать героем и спасти целую планету, чтобы быть достойным такой женщины, как Серена Батлер. Теперь меня дома ждет Шила – как ты думаешь, это произведет на нее впечатление?

Внезапно Вориан резко развернулся вместе с креслом и заорал в переговорник:

– Эй, постойте! Видите конструкцию этих кораблей? Это корабли кимеков, а не компьютеров. Против них мои фокусы не пройдут.

– Вергиль, назад! – закричал Ксавьер. – Примеро Атрейдес говорит, что его уловка здесь не сработает…

Кимеки прилетели с тяжелым оружием для битвы с армией Джихада. По приближавшейся баллисте Вергиля открыли огонь.

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 204 | Добавил: iwanserencky | Теги: чужая планета, Крестовый поход машин, слово, проза, книга, миры иные, из интернета, Вселенная, текст, Хроники Дюны, Брайан Герберт, будущее, Кевин Андерсон, фантастика, Будущее Человечества, люди, ГЛОССАРИЙ, литература, Хроники, писатели, книги | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: