Главная » 2023 » Май » 1 » Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 184
15:34
Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 184

***

***

===

  «Дрим Вояджер» пересек орбиту Марса, потом нырнул в широкую щель в поясе астероидов. Вор набирал скорость, приближаясь к могучему гравитационному водовороту Юпитера. Капитан намеревался использовать гравитационное поле этой исполинской газообразной планеты для исправления траектории, для набора углового момента, чтобы вылететь в открытый космос, как камень из пращи.

Посмотрев в сенсор заднего вида, Вориан заметил длинный сигарообразный военный корабль, который в одиночку догонял «Дрим Вояджер» с такой скоростью, что приборы не могли точно определить его текущие координаты. Ни один человек не смог бы выдержать такого бешеного ускорения.

– Кажется, становится жарко, – произнес Вориан.

Серена удивленно взглянула на него.

– Мне кажется, что до сих пор тоже не было прохладно, – возразила она.

Вориан продолжал смотреть на приближавшийся военный корабль. Он знал возможности своего «Дрим Вояджера». Несколько месяцев назад, когда понадобился исключительный по хитрости тактический маневр, чтобы уйти от корабля Армады Лиги возле Гьеди Первой, Вориан не думал, что ему так скоро придется снова воспользоваться приобретенным тогда навыком, чтобы спастись бегством от мыслящих машин, которые воспитали, вырастили и… обманули его.

В прямом боевом столкновении его корабль не способен выдержать натиска даже небольшого перехватчика, но Вориан мог с помощью маневрирования долго уходить практически от любого преследования.

Впереди повисло огромное пятно Юпитера, диффузная сфера в пастельных тонах, покрытая клубящимися облаками и знаменитыми бурями, которые легко могли бы поглотить своими завихрениями планету Земля.

Проанализировав данные сенсоров, Вориан смог оценить технико-тактические характеристики преследовавшего их военного корабля. Не имея на борту значительного вооружения, «Дрим Вояджер» зато располагал большим запасом горючего, ресурсом двигателей и толстой броней. Нельзя было сбрасывать со счетов и смекалку самого Вориана. Возможно, он воспользуется своими преимуществами.

Догонявший корабль выпустил четыре кассеты ракет, но только одна попала в корпус «Вояджера» и взорвалась под его днищем. Ударная волна сотрясла весь корабль со звуком, похожим на вибрацию гонга. Приборы, однако, не зафиксировали сколько-нибудь заметных повреждений.

– Надо уходить, – запаниковал Иблис. – Он явно хочет поймать нас.

– Ты оптимист, – язвительно заметил на это Вориан. – Он хочет нас уничтожить.

– Не мешай ему, – сказала Серена нервничающему лидеру восстания.

Ожила система громкой голосовой связи корабля, и в динамиках раздался усиленный синтезатором голос, от которого Вориан внутренне похолодел.

– Вориан Атрейдес, ты нарушил свою клятву верности. Ты изменник, ты изменил не только Омниусу, но и мне. Отныне я не считаю тебя моим сыном.

Вориан с трудом сглотнул, прежде чем смог ответить:

– Ты учил меня пользоваться своим умом для принятия решений и применения моих способностей. Ты знаешь, что я узнал правду. Я открыл для себя то, что происходило в действительности и разительно отличалось от тех сказок, которые ты рассказал в своих мемуарах! Ты всю жизнь лгал мне!

В ответ Агамемнон выпустил по «Дрим Вояджеру» еще несколько снарядов, но, к счастью, промахнулся. Вориан выстрелил своими ракетами с разделяющимися боеголовками. Разрывы создали барьер на пути военного корабля, и ему пришлось изменить траекторию полета. Воспользовавшись этим, Вориан не стал тратить топливо и энергию на смену курса и маневры.

Вместо этого он направил корабль так, что «Дрим Вояджер» по касательной скользнул ближе к гравитационному полю Юпитера. Вориан включил двигатели на полную мощность, не думая о катастрофе или поломке. Если сейчас они не смогут ускользнуть, то излишняя осторожность не спасет их от Агамемнона.

Газовый гигант становился все ближе, маня их, как сирена, написанной по законам физики песней силы своего притяжения. Агамемнон выпустил еще одну кассету ракет, одна из которых взорвалась поблизости от двигателя.

Вориан чувствовал себя спокойно и уверенно. Ум его был занят исключительно действием. Сидевший рядом с ним Иблис посерел от страха и сильно вспотел. Вероятно, вождь восстания думал, что был бы в большей безопасности, если бы остался на Земле.

– Ему достаточно только повредить наш корабль, – сказал Атрейдес, холодно оценив ситуацию. – Если ему удастся вывести из строя наш двигатель хотя бы на несколько минут, то мы не сможем сойти с гиперболической орбиты. После этого Агамемнон спокойно отойдет в сторону и будет наблюдать, как мы начнем сгорать в атмосфере Юпитера. Ему очень понравится такая картина.

Серена изо всех сил вцепилась руками в подлокотники кресла.

– Значит, не дай ему вывести из строя двигатель, – сказала она, словно открывая глаза Вориану.

Пока кимек пытался расстрелять «Дрим Вояджер», Вориан выполнил новые расчеты. Используя бортовую рабочую компьютерную подсистему корабля, он быстро перепрограммировал навигационную карту. Заново запрограммированный корабль взревел двигателем и вошел в верхние слои тягучей атмосферы гигантской планеты, став на какое-то время заложником ее могучего притяжения.

– Что ты собираешься делать? – спросил Иблис.

– Делать будут небесная механика и законы физики. Если Агамемнон потрудится посчитать, то увидит, что надо делать ему. У «Дрим Вояджера» достаточно горючего и скорости, чтобы по касательной, как камень из пращи, вырваться из смертельных объятий гравитации Юпитера. Однако у маленького перехватчика – если, конечно, отец не прекратит погоню, – он взглянул на панель, – через пятьдесят четыре секунды исчезнет последний шанс уйти из поля притяжения планеты. После этого он по спирали войдет в атмосферу Юпитера и сгорит в его недрах.

Перехватчик продолжал преследование и неистовую стрельбу, но не смог причинить «Вояджеру» те повреждения, на которые рассчитывал Агамемнон.

– Он это знает? – спросила Серена.

– Мой отец знает. – Вориан дважды проверил навигационную карту с графиком траектории. – Если все будет так, как сейчас, то у него едва хватит горючего, чтобы вернуться на Землю. Если он будет лететь с такой скоростью еще десять секунд, то я сомневаюсь, что он сможет совершить на Земле мягкую посадку.

Иблис гневно раздул ноздри.

– Это еще большая бессмыслица, чем дать проглотить себя облакам Юпитера.

В этот момент за их кормой военный корабль прекратил преследование и, развернувшись по крутой траектории, начал на полном ходу удаляться.

«Дрим Вояджер» пронесся над атмосферой, чертя брюхом по клубящимся облакам. Обшивка раскалилась от трения докрасна. Несколько мгновений спустя Вориан вывел корабль на противоположную сторону планеты и ускорил движение, оторвавшись от эластической тяги гравитации, и по широкой дуге вылетел в открытый космос.

Настроив дальномерный оптический сенсор, Вориан убедился в том, что перехватчик вырвался из зоны притяжения Юпитера. Он видел, как преследователь возвращался к Земле курсом, который позволял сэкономить энергию и топливо.

Потом Вориан направил корабль к не слишком надежному убежищу Лиги Благородных.

Теперь, проиграв единоборство с сыном и зная, что Вориан станет помогать людям дикого типа в их борьбе, кипевший гневом Агамемнон принялся грустно размышлять. Горючего осталось слишком мало для настоящего ускорения, а это значит, что до Земли он доберется только после скучного длительного путешествия.

Однако по прибытии он выместит свое унижение на оставшихся на Земле беспокойных рабах. Они пожалеют о том дне, когда услышали безумный призыв к восстанию.

* * *


Аристотель изнасиловал разум. Он внедрил в господствующие философские школы привлекательную идею о том, что можно дискретно разделить разум и тело. Это совершенно естественно привело к таким распространенным заблуждениям, как, например, то, что природу силы можно понять без ее приложения, что радость можно полностью отделить от несчастья, что мир может существовать при полном отсутствии войн или что жизнь можно понять и в отсутствие смерти.

Эразм. «Корринские заметки»
Девять веков назад после развертывания в верховный господствующий интеллект компьютерный всемирный разум установил эффективный контроль над всеми кимеками, роботами и людьми Синхронизированного Мира. Омниус продолжал развертываться и расширять зону своего влияния, создавая все более изощренные сети своих воплощений или инкарнаций.

Теперь, когда по городам Земли начало распространяться удивительное по своей сути волнение, Омниус наблюдал все происходившее с помощью легиона своих всевидящих глаз – передающих наблюдательных камер. Видя, как сошедшие с ума повстанцы жгут дома и разрушают предприятия, всемирный разум осознал, что в его видении людей всегда было чреватое бедами слепое пятно.

Даже самым верным по видимости людям ни в коем случае нельзя доверять. Как выяснилось, Эразм был прав в своих утверждениях по этому поводу. Теперь этому умопомрачительному роботу пришлось бежать со своей разрушенной виллы, где его чуть не уничтожили толпы восставших рабов.

Омниус издал миллиарды приказов, наблюдая за действиями своих сил, он инструктировал своих роботов, побуждая их к концентрированным действиям против разбушевавшихся хретгиров. Уже убиты сотни тысяч рабов. Когда его роботы сокрушат последний очаг восстания, на повестку дня надо будет ставить вопрос о полном уничтожении рода человеческого.

Всю силу своего разнузданного вандализма мятежники, ведомые неукротимой ненавистью, направили против кимеков. Эти машины с человеческим разумом были, судя по оценкам Омниуса, весьма проблематичным и самым слабым звеном Синхронизированного Мира. Однако агрессивный человеческий мозг был очень полезен в тех ситуациях, где требовалась чрезвычайная жестокость и насилие такого уровня, который недостижим для мыслящих машин. Например, в такое время, как теперь.

Омниус передал экстренное распоряжение всем титанам, оставшимся вблизи планеты Земля, – Юноне, Данте и Ксерксу, а также Агамемнону, который в данный момент находился на пути к Земле после неудачной погони за сыном. Для подавления восстания им предписывалось принять те меры, которые они сами сочтут необходимыми.

Судя по прошлому опыту, можно было предположить, что титаны придут в восторг от такого распоряжения.

В скалистой пустыне на континенте, удаленном от места начала восстания, Юнона демонстрировала неокимекам методики пыток живых человеческих объектов. Ксеркс и Данте внимательно наблюдали за процессом, но сами пока в нем не участвовали.

Пока толпа неокимеков приглядывалась к каждому движению наставницы, эта последняя в сложном техническом облачении стояла на середине преподавательской арены. В пределах досягаемости грациозных металлических рук Юноны к двум столам были привязаны извивающиеся от боли тонкий молодой человек и женщина средних лет.

Сообщение от Омниуса пришло так внезапно и так сильно поразило принимающие системы Юноны, что ее хирургический манипулятор дрогнул и игла, которую она в это время вводила в мозг, сильно сместилась. Молодой человек затих. Либо он умер, либо впал в кому. Как бы то ни было, у Юноны не осталось времени выяснять, что именно с ним произошло. Послание Омниуса потребовало от нее полной концентрации внимания.

– Мы должны немедленно отбыть отсюда, – объявила она наконец.

Быстрым движением Ксеркс всадил в грудь женщине несколько десятков игл. К тому времени, когда она перестала дергаться, кимеки уже с громоподобным стуком покинули учебный зал.

Быстрыми и ловкими движениями три кимека сменили свои предназначенные для пыток тела на воинские доспехи и отправились в самое пекло разгоревшегося бунта…

Они летели по небу, в котором метались языки пламени и клубились облака едкого черного дыма. Они приземлились на широкой площади, усеянной обломками зданий и заполненной кричавшими повстанцами. Пока толпа пыталась рассеяться, Юнона успела задавить своим раскаленным корпусом одиннадцать человек.

– Отличное начало, – похвалил ее Данте.

Когда на площади явилось трио титанов в сопровождении более мелких неокимеков, толпа принялась швырять в них камни. Юнона с похвальной быстротой ринулась вперед, разрывая на части всех попадавшихся ей навстречу людей. Ксеркс и Данте разделились. Каждый выбрал себе разные очаги сопротивления. Толпы людей попытались окружить кимеков, но гибридные существа легко отбрасывали их.

Никакое оружие, применяемое людьми, ни масса их тел – ничто не могло остановить решительных механических чудовищ. Улицы окрасились красным цветом крови, в воздухе повис непрерывный крик боли. Обонятельные сенсоры Юноны ощутили запах крови, и она усилила чувствительность, чтобы насладиться несравненным ароматом.

Ксеркс бросился в самую гущу хретгиров. Он все еще пытался доказать свою полезность.

Постепенно люди поняли бесплодность своих усилий противостоять кимекам, и Аким приказал им отступить. Повстанцы подчинились, очистив улицы, прежде чем по ним прошли кимеки, и укрылись в безопасных местах.

До заката солнца на Землю вернулся Агамемнон, как раз вовремя, чтобы тоже принять участие в молодецкой потехе…

Следя за происходящим через наблюдательные камеры, Омниус преисполнился уверенности в том, что мятеж скоро будет подавлен, так как он применил для этого адекватную силу. Для таких дел титаны подходили как нельзя лучше. Доверие и насилие. Какое интригующее и интересное соотношение существует между этими двумя феноменами. Когда-нибудь он с удовольствием побеседует на эту тему с Эразмом.

Извлекая новые уроки, результаты которых переполнили файлы земной инкарнации всемирного разума, Омниус пришел к выводу о необходимости полного физического уничтожения людей в Синхронизированном Мире. Омниус заставит этих хрупких созданий исчезнуть с лица земли. Раз и навсегда.

Согласно его расчетам, эта процедура не могла занять слишком много времени.

* * *
Если жизнь есть не что иное, как сон, то не является ли истина плодом нашего воображения? Нет! Следуя своим снам, мы творим собственную истину.

Легенда о Селиме, Укротителе Червей
Воздух и песок пахли пряностью, тело пахло пряностью… весь мир был пряностью!

Селим едва мог дышать или двигаться – волны меланжи заполняли поры кожи, ноздри, глаза. Он полз, пробираясь по ржавому от меланжи песку. Каждое движение давалось с неимоверным трудом, словно он плыл сквозь стекло. Он глубоко втянул воздух, надеясь, что вдохнет хоть немного свежести, но вместо этого в его легкие попал все тот же удушающий, отравленный корицей воздух. Он тонул в меланже.

Пустыня обращалась с меланжей, как со своей великой тайной. Только изредка происходили меланжевые взрывы, когда коричневатый порошок тучами выбрасывало из глубины песков на склоны дюн. Пряность – это жизнь. Черви испускали из своего нутра меланжевый дым.

Молодой человек двигался так, словно был поражен параличом, зрение его затуманилось. Оказавшись на дне глубокой впадины, он, кашляя, остановился, но воображаемые картины в его мозгу продолжали бушевать в сознании, как ревущая песчаная буря…

Песчаный червь давно исчез, скользнув между дюнами, оставив Селима там, где он упал. Старик пустыни мог сожрать своего упавшего наездника, но не сделал этого. Это не было случайностью. Сам Буддаллах привел сюда Селима, и он надеялся, что когда-нибудь поймет свое предначертание.

Он ехал на гигантском черве в течение многих часов через темную ночь, не выбирая дороги и не направляя червя в какое-то определенное место. Он чувствовал себя задумчивым, благодушным и спокойным… почти глупым.

Неожиданно червь наткнулся на место свежего меланжевого взрыва. Таинственные химические реакции, вызывающие увеличение давления в глубине песка под дюнами, перемешивающие и ферментирующие меланжу, достигали некоторой критической точки, когда давление становилось таким высоким, что верхние покровные слои песка не выдерживали, и происходил выброс столба песка и газа, смешанных с мощной свежей меланжей.

В темноте Селим не увидел султана этого взрыва и не успел приготовиться…

Встретившись с такой концентрацией меланжи, червь пришел в настоящее неистовство. Очевидно, ополоумевший от такого количества меланжи зверь катался по песку и бешено бился и извивался.

Захваченный врасплох этим явлением, Селим только крепче ухватился за палку и веревки. Червь так бил хвостом запятнанные меланжей дюны, что казалось, будто этот ставший пятнистым песок – злейший враг червя. Железная палка с крюком вылетела из тела червя, и выскочил клин, с помощью которого Селим раздвигал жесткие сегменты кожи.

Селим упал и так сильно ушибся, что у него не было сил даже крикнуть. Он был потрясен. Он видел, как чешуйчатый зверь катался под ним, перемешивая и взбаламучивая насыщенный пряностью песок, а потом стукнулся о влажную почву, свернувшись, чтобы смягчить удар.

Освободившись от Селима, червь нырнул в песок, зарывшись в глубину, словно хотел найти там еще больше меланжи. Селим бился и извивался в текучем песке и грязи, пытаясь удержаться на поверхности качающейся из стороны в сторону дюне. Песчаный червь рванулся вперед, словно снаряд, выпущенный в землю. Позади него взвились клубы песка и пряности, покрывая все толстым слоем ржавого порошка.

Селим начал задыхаться. От насыщенного отвратительного запаха он ощутил дурноту и попытался выплюнуть изо рта коричную сладость. Лицо и одежда его покрылись липкой пряностью. Он попытался оттереть глаза, но от этого порошок только глубже въелся в веки.

Наконец ему удалось встать, и он пощупал себе руки, ноги и ребра, чтобы убедиться, что все кости целы. Он был цел и невредим – еще одно чудо, происшедшее с ним.

И еще один таинственный урок, который решил преподать ему Буддаллах.

Освещенные лунным светом, все мягкие и маслянисто поблескивавшие дюны выглядели испятнанными кровью, пряность разлетелась во всех направлениях, словно повинуясь капризу шаловливого демона. Ничего подобного Селим не видел за всю свою жизнь.

Оказавшись неизвестно где, вдали от своего убежища – старой ботанической станции, Селим начал продвигаться по пескам. Он нащупал едва заметную тропинку, идя по которой, он нашел свое упавшее на землю снаряжение – металлическое копье и палку погонщика, наполовину ушедшую в песок. Если придет другой червь, надо приготовиться, чтобы оседлать его.

Пока он шел, ему казалось, что меланжа проникает в него все глубже с каждым шагом и с каждым вдохом. Глаза его были уже давно окрашены в синий цвет. Этот признак пристрастия к меланже он видел в зеркале на ботанической станции. Но сегодня впервые в жизни меланжа поглотила его целиком. Было такое впечатление, что голова плывет отдельно от тела.

Селим наконец добрался до вершины следующей дюны, но даже не понял этого до тех пор, пока не упал на мягкий песок на ее гребне и не начал кататься по песку, стараясь стряхнуть с себя прилипшую пряность, очистить от нее одежду и кожу. Мир вокруг него пришел в движение, распахнулся и… открыл перед ним чудесные таинства.

– Что это? – произнес он вслух, и слова эхом отдались в его голове.

Дюны двигались, как пенные волны давно забытого местными обитателями моря, они поднимались, разбухали, пенились и рассыпались в мелкий порошок. Черви плыли по этому пятнистому клочковатому океану – огромные обитатели пустыни, похожие на гигантских хищных рыб. Жилы пряности, по которым текла кровь пустыни, прятались под поверхностью пустыни, как прячутся кровеносные сосуды под поверхностью кожи. Пряность обогащала слои земли, создавая экосистему и поддерживая ее существование. В эту экосистему входили песчаный планктон, желатиновые песчаные форели и, конечно же, черви, известные под собирательным именем Шаи-Хулуд. Это не термин, обозначающий это создание, это не описание, это имя существа. Бога. Буддаллаха.

Шаи-Хулуд!

Потом Селим увидел своим внутренним взором, что пряность исчезает, утекает, похищается паразитами, которые выглядят, как… как межзвездные корабли, какие он видел в космопорту Арракис-Сити. Рабочие – чужестранцы с других планет и даже свои дзенсунни – прочесывали дюны, крали меланжу, забирали богатство Шаи-Хулуда и оставляли его задыхаться в сухом и безжизненном море. Тяжелогруженые корабли взмывали в воздух, улетая в открытый космос, оставляя молящих о милости людей с жалко протянутыми руками. Но вот вскоре после этого по пустыне проносится песчаная буря, взметая песок и низвергая его с неба. Песок засыпает людей и трупы песчаных червей. Никто не может остаться живым на этой планете. Арракис становится огромной плошкой с песком, невозмутимым и чистым.

Планета без червей, без людей… и без меланжи…

Селим очнулся и увидел, что он сидит на скрещенных ногах на гребне дюны, а голову ему печет яркое полуденное солнце. Кожа его покраснела от солнца и покрылась кровоточащими волдырями, обожженная знойным солнцем. Губы потрескались от жажды. Как долго сидит он здесь? Он подумал, что дольше, чем один день.

Он сделал усилие и попытался встать на ноги. Руки и ноги стали тугоподвижными, как заржавевшие дверные петли. Пряность по-прежнему покрывала его кожу и одежду, но действие ее прекратилось. Он так много узнал из своих видений, что этот кошмар выжег из крови всю пряность.

Селим покачнулся, но удержал равновесие. Ветер шептал ему в уши какие-то непонятные слова, срывая небольшие буруны песка с гребня дюны. Пустая и молчаливая, но не мертвая природа. В отличие от его видений.

Меланжа – это ключ к Арракису, к червям, к самой жизни. Даже вожди дзенсунни не знают всех хитросплетений этой великой сети, но Буддаллах открыл эту тайну Селиму. Значит, именно в этом и состоит его предначертание?

Он видел чужестранцев, забирающих пряность и увозящих ее с Арракиса, лишая этот край его животворящей крови, высушивая его до смерти. Возможно, он видел правдивую картину или это было лишь предупреждение. Наиб Дхартха изгнал его в пустыню на верную гибель, но Буддаллах спас его по какой-то причине. Может быть, в видениях он указал Селиму эту причину?

Селим должен защитить пустыню и червей? Он должен служить Шаи-Хулуду? Он должен разыскать чужестранцев, которые хотят воровать меланжу с Арракиса?

Теперь, когда Бог коснулся его, у него нет другого выбора. Он должен найти этих людей – и остановить их.

* * *

---

===
На свете нет ничего более желанного, чем дом и живущие в нем родные люди.

Серена Батлер
Когда «Дрим Вояджер» приблизился к звездной системе Гамма Вейпин, системе Салусы Секундус, Серену Батлер начали раздирать противоречивые чувства. С одной стороны, она умирала от желания вернуться домой и увидеть Ксавьера Харконнена, но, с другой стороны, ее очень страшило то, что она должна будет ему рассказать.

Внезапно ее внимание привлек маленький ремонтный робот, машина размером с шмеля, который, выйдя из ниши в стене каюты, направился к панели управления, не зная, какие драматические изменения произошли на борту корабля. В его функции входило поддержание аппаратуры в рабочем состоянии. Гнев Серены обрел форму, она нашла подходящий объект. Женщина наступила на шмеля ногой и начала вдавливать его в металлический пол.

Маленький красный робот, автоматически избегая повреждения, начал дергаться, стараясь уползти в сторону, но Серена продолжала давить его до тех пор, пока кожух робота не треснул и из него, как кровь, не потекла на пол гелевая жидкость электронных контуров. Последний раз вздрогнув, маленькая машина перестала двигаться окончательно.

– Если бы уничтожение мыслящих машин всегда было таким простым делом, – мрачно произнесла Серена, представив себе, что на месте безвредного шмеля на полу лежит раздавленный Эразм.

– Это будет просто, если нам удастся мобилизовать на борьбу волю всей человеческой расы, – сказал Иблис Гинджо.

Хотя Иблис, как мог, утешал Серену в течение всего долгого пути к Салусе, она, как это ни странно, гораздо больше доверяла Вориану. В ее распоряжении оказалось несколько недель для того, чтобы постепенно справиться с потрясением и горем, и общение с симпатичным молодым человеком в какой-то мере помогло ей. Вориан оказался благодарным слушателем. Иблис задавал массу вопросов об аристократах Лиги и о политике, в то время как Вориан больше внимания уделял людям, о которых хотелось поговорить самой Серене – о ее сыне, родителях и, конечно, о Ксавьере Харконнене. Когда Серена впервые рассказала Вориану о Ксавьере, молодой Атрейдес внезапно понял, что это и есть тот офицер Армады, с которым он столкнулся, когда они с Севратом летели с новыми данными Омниуса на Гьеди Первую.

– Мне… не терпится познакомиться с ним, – сказал Вориан, хотя в его голосе не было восторга по поводу предстоящего знакомства.

Серена рассказала своим спутникам о ее дерзком и плохо продуманном плане восстановления генераторов защитного поля на Гьеди Первой, который она привела в исполнение, пока представители Лиги в парламенте тратили время на пустые споры, оправдывая оттяжки и задержки.

– По крайней мере у мыслящих машин нет такой бюрократии, – сказал на это Иблис. – Ты сильно рисковала, зная, насколько неуклюжим, неповоротливым и нерешительным может оказаться твое правительство.

Серена задумчиво улыбнулась, показав спутникам былую силу своего характера.

– Я знала, что Ксавьер придет. Я знала, что он найдет возможность.

Вориану было больно, но он слушал, не перебивая, рассказы Серены о том, как она до сих пор любит Ксавьера, о помолвке, об охоте на вепря, об имении Батлеров, о гуманитарных миссиях Лиги, которые она организовывала и воплощала в жизнь. Она рассказывала и о военных талантах Ксавьера, о его инспекционных поездках на другие планеты и о том, как своими отчаянно-храбрыми действиями он спас Салусу Секундус во время нападения кимеков на Зимию. Испытывая внутреннюю неловкость, Вориан вспомнил совершенно иную версию этого поражения машин, изложенную в мемуарах отца. Агамемнон описывал это поражение в совершенно иных выражениях. Но теперь Вориан понимал всю глубину склонности Агамемнона к лжи или по меньшей мере к сильным преувеличениям. Отныне он не мог верить ни одному слову, произнесенному или написанному отцом.

– Но, – сказала Серена и опустила голову, – я, и только я, виновата в том, что сама попала в плен, а мой экипаж был убит Барбароссой. Я виновата в том, что подвергала себя опасности на Гьеди Первой, даже не зная, что в это время я уже вынашивала ребенка Ксавьера. Мне не надо было дразнить Эразма, провоцируя его. – Она вздрогнула. – Я недооценила его способности к неоправданной и неосознанной жестокости. Как после этого Ксавьер сможет простить меня?

Иблис попытался успокоить Серену:

– Вориан Атрейдес и я расскажем Лиге Благородных, как машины обращались со своими рабами. Никто не посмеет ни в чем тебя обвинять.

– Я сама себя обвиняю, – возразила она, – и ничего не могу с этим поделать.

Вориан всей душой хотел ей помочь, но не знал, что надо говорить или делать. Он нежно коснулся ее руки, но она отвернулась. Вориан не мог примириться с мыслью, что он не тот мужчина, которого Серена хочет сейчас видеть рядом с собой.

Он завидовал неведомому Ксавьеру Харконнену и хотел заслужить свое собственное место в сердце Серены. Он покинул отца, отвернулся от всего, что знал в Синхронизированном Мире титанов и Омниуса. Но даже при всем этом он не имел права просить за это никакой эмоциональной платы.

– Если Ксавьер действительно таков, каким ты его себе представляешь, конечно, он простит тебя и примет с сочувствием и состраданием.

Видя выражение лица Вориана, Серена немного успокоилась.

– Да, он способен на это, но осталась ли я тем человеком, какого он знал?

Да, и более чем, подумал Вориан, но не сказал этого вслух.

– Скоро ты окажешься дома, – сказал он, видя, как в глазах Серены вновь вспыхнул огонь жизни. – Я уверен, что все будет хорошо, как только ты снова окажешься вместе с ним. Но если тебе когда-нибудь потребуется человек, которому ты сможешь довериться, то я…

Голос его пресекся, и Вориан неловко замолчал.

Когда похищенный корабль приблизился к Салусе Секундус, сказочному миру, олицетворяющему свободное человечество, Вориан принялся рассматривать зеленые континенты, синие моря и венчики облаков в атмосфере. Сомнения его мало-помалу рассеялись, и хотя на сердце было все еще тяжело, он воспылал новыми надеждами. Действительно, внизу расстилался подлинный рай.

Иблис Гинджо тоже смотрел в иллюминатор. В мозгу он уже прокручивал разнообразные возможности. Внезапно он испуганно выпрямился.

– Нас встречает целая делегация! Посмотрите, впереди целая кавалькада скоростных военных кораблей!

– Видимо, сторожевой пикет обнаружил нас, когда мы входили в звездную систему, – сказала Серена. – Это тактические корабли, «Кинжалы», они базируются на планете, в Зимин.

Когда быстрые и маневренные суда салусанской милиции подошли к «Дрим Вояджеру», с них посыпались угрозы и приказания.

– На корабле противника, сдавайтесь. Стойте на месте и приготовьтесь к приему абордажного судна.

С «Кинжалов» было произведено несколько предупредительных выстрелов.

Вориан не делал никаких угрожающих движений, помня, как такие же корабли повредили его корабль на Гьеди Первой.

– Мы люди, бежавшие от Омниуса, и хотим мирно приземлиться, – передал Вориан. – Мы похитили корабль на Земле.

– Да, мы уже один раз это слышали, – насмешливо произнес в ответ один из пилотов, и Вориан вспомнил, что именно он и применил в свое время такую военную хитрость. – Почему бы нам просто не превратить вас в облако космической пыли?

«Кинжал» подлетел ближе и развернул орудийную башню.

– Возможно, вам будет интересно узнать, что на борту нашего корабля находится Серена Батлер, дочь вице-короля Лиги. – Вориан мрачно усмехнулся. – Ее отец будет не очень доволен, если вы превратите ее в космическую пыль. То же я скажу и о Ксавьере Харконнене, невеста которого проделала такой путь только затем, чтобы встретиться с ним.

Серена решительно взяла в руку микрофон связи.

– Это правда. Я – Серена Батлер. Поскольку это корабль-робот, то я прошу дезактивировать разрушающее поле и позволить нам свободный проход, а потом отконвоировать нас в Зимию. Попросите вице-короля и терсеро Харконнена встретить нас в космопорте.

Наступила долгая тишина. Вориан представил себе, какие жаркие споры происходят сейчас на внутренних каналах армейской связи. Наконец в динамиках раздался голос командира эскадрильи.

– Сегундо Харконнен находится в инспекционной поездке и вернется через два дня. Он уже на пути в космопорт со своими гвардейцами. Следуйте за мной, но не отклоняйтесь от курса.

Вориан подтвердил получение приказа и озабоченно вздохнул. Теперь ему придется вести корабль самому, не рассчитывая на гелевые контуры машин А1. Компьютерные системы всегда приходили на помощь в экстремальных ситуациях, но теперь этого не будет. Приходилось рассчитывать только на собственное умение.

– Серена, Иблис, пристегните ремни безопасности и крепче держитесь.

– Какие-то проблемы? – спросил Иблис, уловив нотки неуверенности в голосе Вориана.

– Проблема одна – мне никогда не приходилось сажать корабль вручную.

Когда «Дрим Вояджер» вошел в атмосферу, его подхватили вихревые потоки, но корабль прорвался сквозь тонкий облачный покров и вышел в чистое синее небо. «Кинжалы» очень плотно шли рядом, едва не касаясь коротких крыльев корабля-робота. Теплые солнечные лучи, пробиваясь сквозь верхние иллюминаторы, ярко освещали кабину. На панелях и кронштейнах с приборами заплясали неровные прихотливые тени.

Вориан аккуратно посадил корабль на забитый другими кораблями причал. Несмотря на трудности, он блестяще справился с управлением. Севрат мог бы гордиться своим учеником.

Воодушевленный удачной посадкой, Иблис Гинджо встал, как только стих шум двигателей.

– Наконец-то Салуса Секундус! – Он посмотрел на Вориана. – За спасение дочери вице-короля нас должны встречать с цветами и ковровой дорожкой.

Открыв люк и вдохнув воздух Салусы, Вориан попытался обнаружить разницу, ощутить ускользающий вкус воздуха свободы.

– Не жди дорожек и цветов, кажется, все будет совершенно по-иному.

Он увидел, что к кораблю направляется подразделение солдат с оружием на изготовку. Возле трапа солдаты выстроились в несколько рядов, блокируя выход. За одетыми в серебристо-золотые мундиры гвардейцами шли две устрашающего вида женщины в длинных черных платьях. У женщин были одинаковые, очень светлые волосы и необычно белая кожа.

Серена встала между двумя бывшими доверенными людьми Омниуса и, защищая их, взяла обоих за руки. Втроем они вышли наружу, на ослепительно яркий солнечный свет.

Держа наготове свое оружие, солдаты салусанской милиции почтительно обернулись в сторону высоких, мрачного вида женщин. Колдунья смотрела на прибывших так сурово и пронзительно, что напомнила Вориану незабвенных титанов.

– Вы шпионы Омниуса? – спросила она, делая шаг вперед.

Серена узнала колдунью с Россака, но поняла, что сама она за полтора года плена изменилась почти до неузнаваемости.

– Зуфа Ценва, мы же были подругами. – Голос ее дрогнул. – Я вернулась домой. Ты не узнаешь меня?

Колдунья окинула прибывшую женщину скептическим взглядом, потом по ее лицу пробежала тень крайнего изумления.

– Это действительно ты, Серена Батлер! Мы думали, что ты погибла на Гьеди Первой, вместе с Ортом Вибсеном и Линкером Джиббом. Мы провели анализ ДНК крови, обнаруженной в разбитых остатках вашего штурмовика.

Зуфа подошла вплотную к молодой женщине, внимательно всматриваясь в ее черты и не обращая никакого внимания на ее спутников.

Серена собрала все свое мужество, чтобы скрыть печаль, охватившую ее.

– Вибсен и Джибб погибли, сражаясь с кимеками, я же была ранена и попала в плен.

Охваченный сильным чувством, Вориан не выдержал и тоже заговорил, стараясь поддержать Серену:

– Она стала рабыней на Земле у робота по имени Эразм.

Напряженный магнетический взгляд колдуньи обратился на Вориана.

– Кто ты?

Вориан понял, что не сможет солгать.

– Я сын титана Агамемнона.

Солдаты встрепенулись, крепче взявшись за оружие. Колдуньи тоже напряглись.

– Я воспользовался своим влиянием, чтобы пройти сквозь земную систему обороны Омниуса.

Вперед выступил Иблис. Глаза его горели огнем.

– Вся Земля охвачена восстанием! Люди освободились от своих машинных хозяев. Повстанцы убивают титанов и неокимеков, ломают роботов, уничтожают их предприятия. Нам нужна помощь Лиги…

Внезапно голос Иблиса превратился в нечленораздельный беспомощный писк, и он замолчал. Одновременно с этим Вориан почувствовал, что вокруг его горла затянулась невидимая петля, мешавшая дышать. Глаза колдуний загорелись дьявольским огнем. Они пытались силой своего разума проникнуть в сознание пришельцев и понять, кто они такие на самом деле. В воздухе, как густой туман, повисла подозрительность и нежелание верить этим двум мужчинам и Серене Батлер, которой мыслящие машины могли промыть мозги и заставить служить себе.

Внезапно концентрация колдуний нарушилась от какого-то внешнего потрясения. Вориан почувствовал, что снова может свободно дышать. Вице-король Батлер, постаревший за полтора года на десять лет, оттолкнул солдат и бросился к дочери, как дикий салусанский бык.

– Серена! О мое сладкое дитя! Ты жива!

Обе колдуньи отошли в сторону, понимая, что ничто не сможет остановить этого человека в его желании обнять горячо любимую дочь.

– Мое дитя, мое дитя, я не могу поверить в свое счастье!

Он держал Серену в объятиях, слегка покачивая ее, словно баюкал маленькую девочку, свою прежнюю дочку. Сама того не желая, Серена вдруг поняла, что беспомощно уткнулась в грудь отца и зарыдала как ребенок.

– Что они сделали с тобой? Что они сделали?

Но плачущая Серена не могла ничего ответить отцу.

* * *

***

Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки.

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
Успокоив Серену, отец торопливо увел ее из космопорта, сопровождаемый толпой лакеев и слуг.

– Сейчас самое лучшее для тебя место – это Город Интроспекции. Тебе надо побыть с матерью. Ты сможешь там спокойно отдохнуть, полечиться и прийти в себя.

– Я никогда больше не успокоюсь, – сказала она, стараясь скрыть дрожь в голосе. – Где Ксавьер? Мне необходимо…

Манион с озабоченным видом похлопал Серену по плечу.

– Я отправил ему экстренный приказ досрочно вернуться из инспекционной поездки на оборонительный периметр. Он уже мчится домой и прибудет завтра рано утром.

Она с трудом сглотнула.

– Мне надо увидеться с ним сразу, как только он вернется. Там на корабле… наш сын… мне надо очень много…

Манион снова согласно кивнул, не поняв, что означало слово «сын» в устах Серены.

– Ни о чем пока не беспокойся. Многое изменилось, но главное, что ты снова дома, в безопасности. Все остальное не имеет никакого значения. Мама ждет тебя, с ней ты сможешь как следует отдохнуть. Все остальное может подождать и до завтра.

Серена оглянулась и увидела, как офицеры милиции берут под стражу Вориана Атрейдеса и Иблиса Гинджо. Она чувствовала, что обязана сопровождать этих двух бывших доверенных лиц Омниуса, чтобы представить новому для них миру.

– Не будьте с ними жестоки, – сказала Серена, вспомнив суровый скептицизм колдуний. – Они никогда раньше не видели свободных людей. Кроме того, они оба обладают важной информацией.

Манион Батлер согласно кивнул:

– Их просто допросят. Лига может почерпнуть много полезного из того, что они расскажут.

– Я тоже могу помочь, – сказала Серена. – Я видела очень много ужасных вещей за время моего пленения на Земле. Может быть, сегодня вечером я вернусь и…

Вице-король шикнул на дочь.

– Всему свое время, Серена. Я уверен, что ты устанешь от наших вопросов, но тебе не надо спасать мир сегодня. – Он усмехнулся. – Все та же прежняя Серена.

Скоростной вездеход за какой-то час доставил их к тихим, уютным холмам в пригородах Зимин. Серена до боли хотела видеть свою родную планету по возвращении из страшного плена, но машина неслась на такой скорости, что все сливалось, и она не могла рассмотреть деталей.

Ливия Батлер в своей простой накидке настоятельницы ждала дочь у ворот. Она кивнула мужу. Глаза ее увлажнились при виде дочери. Она повела Серену по травянистым лужайкам в Интроспекции, в уютное помещение, с интерьером в приглушенных тонах, уставленное мягкой, удобной мебелью. Там она прижала Серену к груди, словно та опять стала прежней маленькой девочкой, которую надо баюкать на руках. Большие глаза Ливии наполнились слезами.

Теперь, когда Серена снова была со своими родителями, в безопасности и тепле, вся тяжесть упала с ее плеч и она почувствовала, что настало время сделать то, что было необходимо. Слабым дрожащим голосом она рассказала матери о маленьком Манионе и о том, как Эразм убил его, чем вызвал бунт, распространившийся по всей Земле.

– Прошу вас, мне надо видеть Ксавьера. – Лицо ее вспыхнуло. – А как Окта? Где моя сестра?

Ливия скорбно посмотрела на мужа, слова застряли у нее в горле. Наконец она проговорила:

– Очень скоро ты увидишь всех, мое дорогое дитя. Но сейчас тебе надо отдохнуть и набраться сил. У тебя впереди масса времени.

Серена хотела запротестовать, но сон сморил ее.

Новость, сообщенная по многим каналам связи, достигла Ксавьера, когда он возвращался из инспекционного полета по периметру обороны звездной системы Салусы. Каждое новое сообщение ударяло его, как током. Счастье, растерянность и отчаяние переполняли Ксавьера.

Он летел в «Кинжале» один, и у него было время подумать над тем, что он узнал. Ксавьер остро ощутил свое одиночество, когда приземлился в космопорту Зимин. Он вышел из судна на летное поле, освещенное мощными прожекторами. Было уже около полуночи.

Как могла выжить Серена? Он своими глазами видел обломки штурмовика в серых водах моря Гьеди Первой. В пятнах крови оказалась ее ДНК. Даже в самых своих отчаянных надеждах, даже во сне не мог Ксавьер представить себе, что Серена осталась живой. Живой! И беременной его ребенком.

И вот выясняется, что Серене удалось избежать смерти. Она вернулась домой. Но его сын – их сын – был убит чудовищной машиной.

Отходя от остывающего «Кинжала», Ксавьер не чувствовал запаха озона и других едких веществ, образовавшихся на корпусе во время прохождения разрушающего поля Хольцмана. Подняв голову, он увидел человека, который одиноко стоял на краю посадочной полосы; плечи человека были опущены, черты лица смыты сильным светом прожектора. Присмотревшись, Ксавьер узнал Маниона Батлера, вице-короля Лиги Благородных.

– Я так рад… что ты смог… – Манион Батлер был не в состоянии закончить фразу. Вместо этого он шагнул вперед и крепко обнял зятя, молодого офицера, который женился не на Серене, а на другой его дочери – Окте. – Серена отдыхает в Городе Интроспекции, – сказал Манион. – Она… она не знает ничего о тебе и Окте. Это очень деликатная ситуация, как на нее ни смотреть.

  Читать   дальше  ...    

***

***

Словарь Батлерианского джихада

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/155947/fulltext.htm

---

Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 202 | Добавил: iwanserencky | Теги: книга, миры иные, Брайан Герберт, Батлерианский джихад, люди, писатели, Кевин Андерсон, литература, книги, Будущее Человечества, Хроники, проза, из интернета, слово, чужая планета, Вселенная, текст, Хроники Дюны, ГЛОССАРИЙ, фантастика, будущее | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: