Главная » 2023 » Апрель » 30 » Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 176
22:58
Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 176

***

***

***

Когда они остались в зале одни, он и Норма уселись за столы и начали проверять вычисления, один лист за другим. Женщине с Россака показалось, что реакция Хольцмана несколько избыточна, но он, пылая мрачным огнем, сидел, методично проверяя вычисления на листках, разбросанных по его столу.

В конце концов им действительно удалось найти математическую ошибку, допущенную одним из новых молодых вычислителей по имени Алиид. Хуже того, эту ошибку – вопреки своим обязанностям – не обнаружил другой вычислитель, юноша по имени Исмаил.

– Смотри, это была бы еще одна дорогостоящая катастрофа! Думаю, что это заговор против нас.

– Они же еще мальчики, савант, – возразила Норма, – я вообще удивляюсь, что они могут выполнять какие-то математические действия.

Не обратив внимания на ее слова, Хольцман приказал драгунам привести двух молодых людей, но, подумав немного, решил вызвать в зал и всех остальных вычислителей. Когда драгуны подтащили к нему обезумевших от страха подростков, Хольцман обрушился на них со страшными обвинениями, хотя пара мальчишек – судя по виду – вряд ли была способна на осмысленный саботаж.

– Мальчики, вы, наверное, думаете, что это игрушка, забава? Но вы не понимаете, что в любую минуту Омниус способен истребить всех. Это изобретение может нас спасти!

Норма посмотрела на изобретателя и подумала, что он скорее всего даже не знает, в чем суть ее нового проекта, но это было сейчас абсолютно не важно. Хольцман кипел от справедливого гнева.

– Когда вы высеваете зародыши раковинных рыб или срезаете тростник, то ошибка в несколько сантиметров не имеет никакого значения, но здесь… – он потряс листками с расчетами перед их лицами, – …здесь такая мелочь может погубить целый флот боевых машин!

Он обвел всю группу вычислителей гневным взором.

– Уменьшенный рацион приведет вас в чувство. Может быть, урчание в желудках заставит вас быть более сосредоточенными. – Он снова обернулся к мальчишкам, которые съежились от его злобы. – А вы, вы оба, потеряли право работать у меня. Я попрошу лорда Бладда определить вас на тяжелые работы. Возможно, там вы докажете свою ценность, но для меня вы совершенно бесполезны.

Тяжело дыша, он повернулся к Норме.

– Мне следовало бы вышвырнуть всю партию, но у меня просто нет времени обучать новобранцев.

Не обратив внимания на ропот разочарования, прокатившийся по толпе рабов, не желая выслушивать жалобы, Хольцман стремительно вышел из зала, оставив Норму наедине с рабами удивляться его неистовой вспышке.

Двое рослых драгун выступили вперед и, взяв под руки Алиида и Исмаила, вывели их из зала.

* * *

У прошлого надо учиться, а не тащить на шее его ярмо.

Когитор Ретикулус. «Наблюдения с высоты тысячелетия»
Агамемнон повел флот своих боевых судов на битву с колдуньями Россака. Несколько автоматических кораблей имели на борту генерала кимеков и двух его товарищей титанов, а также несколько десятков амбициозных неокимеков. За каждым маневром Агамемнона следили наблюдательные камеры – глаза и уши Омниуса.

За кимеками следовал флот Соевых роботов, которые, рассыпавшись веером, должны были первыми атаковать планету. Это были гладкие, обтекаемой формы космические корабли, до предела насыщенные артиллерийскими орудиями и сами представлявшие собой смертоносные боевые ракеты. Боевые корабли предназначались для полета только в один конец. Они не должны были вернуться на базу. Двигатели их работали на пределе износа, не экономя горючее на обратный путь. Они двигались так быстро, что находившиеся на орбите сторожевые станции Россака не имели ни малейшего шанса обнаружить и уничтожить их до того, как они приблизятся к поверхности и откроют убийственный огонь.

Пока корабли с роботами будут заниматься уничтожением орбитальных сторожевых и патрульных станций, кимеки начнут вершить свою месть на поверхности планеты.

Когда ударные силы приблизились к Россаку, кимеки начали готовить свою бронированную форму и надевать свои сложные воинские доспехи. Специальные автоматические рычаги установили емкости с головным мозгом в защищенные гнезда, соединили с нервами проводящие гибкие стержни, подключив последние к контрольным системам слежения, движения и управления оружием. Три титана воспользуются мощными обтекаемыми формами, бронированными летающими телами. Напротив, неокимеки вооружились крабовидными боевыми телами на членистых конечностях, приспособленных к передвижению в густых тропических зарослях.

Агамемнон и его кимеки пристроились в хвост атакующим судам автоматического машинного флота, которые уже промелькнули мимо титанов на огромной скорости. Вставленный в обтекаемую боевую форму генерал опробовал встроенное в корпус оружие. Он уже сгорал от желания сжать и раздавить своими механическими руками камни, железо и живую плоть.

Он просмотрел тактические диаграммы положения сторон и заинтересовался тем, как первые залпы машинного флота ударили по оборонительным постам на орбите Россака. Эта находившаяся на окраине Лиги планета была скудно заселена, причем население концентрировалось в узких речных долинах, в то время как остальная поверхность была покрыта необитаемыми и негостеприимными джунглями и океаном. На Россаке не были установлены разрушающие поля Хольцмана, которые защищали такие основные центры человеческой цивилизации, как Салуса Секундус или Гьеди Первая.

Но проклятые колдуньи с их смертоносными телепатическими способностями возбудили яростный гнев кимеков. Не обращая внимания на сражение, завязавшееся на подступах к планете, Агамемнон и его корабли ринулись в плотные слои туманной атмосферы Россака. В потайных пещерах они найдут колдуний, их семьи и их друзей, чтобы принести всех в жертву своей ярости.

Он включил ментальное соединение с кимеками ударного отряда.

– Ксеркс, веди авангард, как ты делал это на Салусе Секундус. Я хочу, чтобы ты высадился в условленном месте.

В ответе, переданном на полосе широкого вещания, Ксеркс не смог скрыть свой страх.

– Нам надо проявить осторожность в сражении с этими телепатическими бабами, Агамемнон. Они убили Барбароссу и уничтожили все живое на Гьеди Первой…

– Вот и будь для нас примером. Гордись, что ты первым окажешься на поле битвы. Докажи, что ты чего-то стоишь, и будь благодарен за предоставленную тебе возможность отличиться.

– На протяжении многих столетий я уже не раз доказывал свою воинскую доблесть. – Ксеркс был обижен до глубины души. – Почему ты не хочешь послать роботов в авангарде? Мы же видим, что на Россаке нет защитного разрушающего поля…

– Тем не менее ты поведешь передовой отряд. Или у тебя нет ни гордости, ни элементарного стыда?

Ксеркс не стал больше ничего возражать или предлагать. Он мог делать все что угодно, проявлять любое геройство, но он был не в силах загладить ошибку, которую совершил много лет назад…

Когда первые титаны имели еще вполне человеческий облик, Ксеркс был льстецом и вечно поддакивающим человеком, который никогда не проявлял ни желания, ни способностей стать пламенным революционером из собственных побуждений и убеждений, каковых у Ксеркса просто не было. Он всегда стремился стать участником великих событий, но при этом неизменно прятался за спины своих более мужественных товарищей. Когда была одержана победа и Старая Империя оказалась в руках титанов, Ксеркс с большим удовольствием получил под свое управление несколько планет, завоеванных для него доблестью других титанов. Из всех двадцати первых титанов Ксеркс отличался наибольшей тягой к роскоши и вел поистине гедонистический образ жизни, получая большое удовольствие от своего тела. Он последним согласился провести над собой операцию превращения в кимека, боясь лишиться своей столь приятной чувственности.

Пробыв правителем чуть больше сотни лет, злополучный Ксеркс совершено разложился под воздействием окружавшей его роскоши. Он сделал непростительную глупость, переложив на плечи умных машин, запрограммированных Барбароссой, практически все свои обязанности. Дошло до того, что он поручал им принимать за себя важные решения. Когда хретгиры подняли восстание на Коррине, Ришезе и Валгисе, порядок на планетах Ксеркса поддерживали мыслящие машины. Не обратив внимания на детали и слепо доверяя сети А1, он дал машинам полную свободу в подавлении возникших повсеместно волнений. Пустоголовый Ксеркс с легким сердцем отдал машинам контроль над компьютерной сетью, приказав им решать любые проблемы, какие только могут возникнуть.

Получив беспрецедентный доступ к самой секретной информации, мыслящие машины немедленно отрезали Ксеркса от всех рычагов управления, изолировали его и захватили власть на планете. Для того чтобы разгромить Старую Империю, Барбаросса сделал роботов агрессивными и настроенными на захватническую войну. Получив новую власть, оперившаяся А1 цельность – присвоившая себе имя Омниуса – покорила и самих титанов, став править кимеками и людьми, предположительно, ради их же собственного блага.

Агамемнон проклинал себя за то, что не следил за Ксерксом более внимательно и не казнил его, когда порочное поведение глупого и пустого титана стало явным и бросающимся в глаза.

Власть компьютеров распространилась по Вселенной со скоростью ядерной реакции, быстрее, чем титаны успели предупредить друг друга о новой опасности, и до того, как они успели выключить сеть А1. В мгновение ока планеты, которыми управляли титаны, превратились в бастионы Синхронизированного Мира. Все новые и новые воплощения – инкарнации – всемирного разума появлялись на планетах, распространяясь по миру, как метастазы отвратительной раковой опухоли, как ростки живучего электронного сорняка. Правление мыслящих машин стало свершившимся фактом.

Сложные компьютеры нашли лазейки в ограничениях, наложенных на них программами Барбароссы, позволили им поставить себе на службу бывших правителей известной Вселенной. И все это произошло из-за того, что идиот Ксеркс открыл перед машинами дверь. По мнению Агамемнона, это был непростительный проступок, настоящее преступление.

В этот момент корабли кимеков прошли мимо посадочных платформ орбитальных станций, уже атакованных флотом роботов и вступивших в бой. Корабли роботов осыпали платформы снарядами. Из пробоин со свистом вырывался воздух. Одна причальная станция начала колебаться и упала с орбиты.

Планета оказалась совершенно незащищенной. Она раскинулась перед пришельцами, закутанная густыми облаками, сквозь просветы которых виднелись черные континенты, активные вулканы, отравленные моря, пурпурные джунгли и редкие населенные пункты.

– Удачи, любимый, – раздался чувственный голос Юноны. Она говорила с Агамемноном по их личному каналу связи. Слова ее заставили затрепетать его мозг.

– Мне не нужна удача, Юнона, мне нужна победа.

Когда началась внезапная атака, часть находившихся на поверхности боевых кораблей и «Кинжалов» поднялась в воздух над полимерным покровом джунглей и вступила в схватку с космическими пришельцами. Но платформы орбитальных станций уже получили серьезные повреждения.

Вызвав к себе своих проверенных колдуний и телепатических курсанток, Зуфа Ценва не забыла и об Аврелии Венпорте. Перед ним она тоже поставила задачу.

– Можешь на этот раз доказать мне, что ты действительно лидер. Эвакуируй население, и поспеши, времени осталось совсем немного.

Венпорт кивнул:

– У нас уже разработан эвакуационный план. Не только колдуньи умеют планировать свои действия, Зуфа.

Он ожидал от нее хотя бы намека на похвалу, но напрасны были его надежды.

– Вот и приступай к делу, – сказала Ценва. – Атака на наши орбитальные станции – это только начало или вообще отвлекающий маневр. Скоро сюда пожалуют кимеки.

– Кимеки? Так, значит, один из разведывательных кораблей…

В глазах Зуфы мелькнуло страшное предчувствие.

– Думай, Аврелий! Геома убила титана на Гьеди Первой. Они знают, что мы обладаем секретным телепатическим оружием. Эта атака – не простое случайное совпадение. Зачем еще им может быть нужен какой-то Россак? Они хотят уничтожить колдуний.

Он знал, что Зуфа права. Зачем, действительно, мыслящим машинам орбитальные платформы? Другие люди тоже чувствовали приближение неведомой и страшной опасности. Среди людей, населявших пещеры, начала распространяться паника.

Большинство населения Россака не обладало какими-либо сверхъестественными способностями, многие, напротив, имели различные врожденные недуги и заболевания, обусловленные нездоровой окружающей средой. Но одна колдунья с Россака нанесла оскорбление титанам, и вот сюда пожаловала карательная экспедиция машин.

– Мои колдуньи займут оборону, ты понимаешь, что это значит.

Зуфа подтянулась и посмотрела на Венпорта с нескрываемым сочувствием.

– Спасайся, Аврелий. Кимекам нет до тебя никакого дела.

Внезапно его лицо обрело решительное выражение.

– Я организую эвакуацию. Мы можем спрятать население в джунглях, позаботиться обо всех, кто нуждается в медицинской помощи. Мои люди приготовили аварийные запасы, убежища, обрабатывающие цеха…

Зуфа, казалось, была приятно удивлена его силой.

– Хорошо, я оставляю непосвященных в твоих руках.

Непосвященных? Теперь было не время с ней спорить. Венпорт присмотрелся, стараясь уловить хотя бы тень страха в глазах Зуфы. Стараясь не показывать своих чувств, он мягко заговорил:

– Ты собираешься пожертвовать собой?

– Я не могу жертвовать собой. – Зуфе было больно признать это. – Кто станет учить колдуний, если я это сделаю?

Но Венпорт не поверил своей возлюбленной.

Она помолчала, словно чего-то ожидая от него, но, не дождавшись, резко повернулась и поспешила по коридору.

– Постарайся уцелеть, – крикнул ей вдогонку Аврелий.

Когда она ушла, он выбежал в коридор, начав оповещать семьи.

– Нам надо уходить в убежища в джунглях! Выходите. – Громким голосом он уверенно отдавал команды. – Скоро здесь будут кимеки!

Венпорт велел дюжине молодых людей обежать все комнаты в пещерном поселке, чтобы быть уверенным, что оповещение достигло каждого человека. Когда юноши поспешили выполнять поставленную перед ними задачу, сам осмотрел некоторые заброшенные помещения. Мужчины, женщины, калеки. Несмотря на потрясение, одна пожилая чета решила пересидеть беду в одной из заброшенных пещер. Венпорт помог им перебраться в безопасное убежище, убедившись, что они погрузились на платформу лифта, который доставит их в подземное укрытие.

Он продолжал наблюдать, как лифты опускают людей на безопасные уровни. Члены его поисковых партий в джунглях займут места в тайных расщелинах. Они знали каждую тропу в опасных и густых джунглях, знали, где можно спрятаться под их пурпурно-металлическим покровом.

Сообщения с кораблей Армады свидетельствовали о том, что сражение складывается не в пользу Россака. Один из уцелевших кораблей-разведчиков передал предупреждение о том, что десятки кораблей с кимеками начали снижаться и скоро пойдут на посадку.

– Скорее! Эвакуируйте город! Здесь займут оборону колдуньи, – закричал Венпорт.

Еще одна группа начала спуск в глубину грибных джунглей на дребезжащей, перегруженной платформе. Других беглецов Венпорт отправил в скалы, нависавшие над городом или спрятанные в непроходимой чащобе. Внезапно атмосферу пробили раскаленные докрасна снаряды, оставлявшие в воздухе маслянисто-дымный след.

– Быстрее! – заорал Венпорт и бросился в туннель на поиски, возможно, оставшихся не эвакуированными людей, зная, что в его распоряжении осталось всего несколько мгновений, чтобы самому добраться до безопасного места.

* * *
У нас есть жизнь, но, кроме нее, есть приоритеты. Некоторые люди не способны уловить разницу.

Зуфа Ценва. Лекция для колдуний
Посадочные корабли кимеков с грохотом врезались в серебристо-пурпурную глушь, распугивая животных и превращая в обугленные головешки грибные заросли. Стволы огнеметов изрыгали пылающую лаву, которая мгновенно подожгла сочную листву. По джунглям начал молниеносно распространяться пожар.

Со скрежетом и громом, который эхом отдавался под затянутыми тучами небесами, суда кимеков раскрылись, и оттуда начали выскакивать боевые формы. Из трех кораблей показались обтекаемые силуэты, а из остальных высыпали ужасные, похожие на крабов, механические существа, бряцающие оружием.

Одетый в угловатое обтекаемое тело, Ксеркс полетел над джунглями к анклаву телепатических колдуний. Тихо кружа в воздухе, он расправил крылья и начал парить в восходящих воздушных потоках.

– Продвигаюсь вперед, – сообщил он.

– Убей ведьм за нас, Ксеркс, – сказала Юнона, пока они с Агамемноном готовились сами взлететь в воздух.

Агамемнон добавил сердитым тоном:

– Убей их за Барбароссу.

Ксеркс начал планировать по направлению к испещренным отверстиями пещер скалам. Внизу, тупо наступавшие боевые машины, ведомые мозгами энтузиастов-неокимеков, ломились сквозь джунгли, сжигая все препятствия и уничтожая все, что попадалось им на глаза.

Высоко взлетев и получив широкий обзор, Ксеркс осмотрел ущелья, увидел посадочную площадку хретгиров на полимерном покрове джунглей и выпустил по ней пятнадцать зарядов. Половина из них ударила по отвесным скалам, взметнув в воздух раскаленные добела обломки камня, а остальные прошли в туннели, где люди жили, как жучки, поразившие дерево.

Быстро отступив, Ксеркс пролетел над верхушками деревьев и стремительно набрал высоту. Когда ему навстречу вылетели Агамемнон и Юнона, Ксеркс восторженно их приветствовал, ликуя от своего торжества.

– Счет открыт! Пусть неокимеки продолжают свое наступление.

Гладкие волокнистые подвесные структуры и выставленные ноги несли неокимеков-пехотинцев по подлеску джунглей. Обнаружив входы в подземные горда, они разрядили в них свои плазменные гранатометы, предав огню туннели. Вокруг них вспыхивала пурпурная листва, грибовидные деревья превращались в столбы пламени, несчастные животные метались в огне, пытаясь найти спасение. Величественные птицы взмывали в небеса, но кимеки находили их там и залпами из орудий превращали в облака пылающих перьев.

Хотя Агамемнон был доволен тем, что первые залпы войны прошли гладко, он не спешил принимать поздравления. Они с Юноной полетели вперед, чтобы осуществить еще одну воздушную атаку с другой позиции. Внизу пехотинцы-неокимеки дошли до скал и вошли в туннели, чтобы довершить всеобщее разрушение и опустошение.

Ценва и ее коммандос готовились к бою во внутренней комнате, где Венпорт в более благополучные времена проводил свои деловые встречи. Никто из колдуний не испытывал и тени страха, они были преисполнены лишь гневом и решимостью. За последний год эти женщины приняли свою главную жизненную цель, даже если ее достижение будет грозить им неминуемой смертью.

– Именно к этому мы готовимся всю жизнь, – сказала Зуфа. – Но я не хочу вводить вас в заблуждение относительно наших шансов.

Она была не уверена в том, что говорила, но старалась сохранить твердость.

– Готовы, госпожа Ценва, – в один голос ответили женщины.

Она глубоко вздохнула, успокаивая себя, используя методы ментального контроля, которому она с таким трудом научила своих студенток.

Каменные стены содрогнулись, когда первые бомбы и ракеты нашли свои цели. По коридорам подземного города начали расползаться клубы ядовитого газа. Предусмотрев такую возможность, Венпорт снабдил всех женщин противогазами, эвакуировав остальных в безопасные места. Зуфа удивлялась, что не смогла сама подумать о возможности газовой атаки и не приняла мер предосторожности. Она надеялась, что он успел добраться до убежища и не стал попусту тратить время на спасение своего склада с ценными лекарствами.

Сейчас она внимательно смотрела на преданных делу женщин, пришедших сюда с ней. Она знала их имена и все личностные особенности.

Тирбес – она могла быть лучшей из всех, если бы научилась обуздывать свои возможности; импульсивная Силин; творческая и непредсказуемая Камио; Руция, которая никогда не отступает от своего кодекса чести, и многие другие.

– Камио, – произнесла наконец Зуфа, – я выбираю тебя для нанесения нашего следующего удара.

Стройная молодая женщина с длинными соломенного цвета волосами встала, улыбнулась бескровной улыбкой.

– Это большая честь для меня, госпожа Ценва.

Оставив сестер в комнате, Камио поправила противогаз и вышла из потайного помещения. Она шла по коридору и готовилась к высвобождению мощного заряда ментальной энергии. Для этого надо было выполнить медитацию, несмотря ни на что. К своему приятному удивлению, она не увидела в коридоре ни одного мертвого тела, что говорило о том, что население было благополучно эвакуировано. Теперь ничто не помешает колдунье выполнить ее долг.

Весь пол был усеян каменными обломками, разлетевшимися в результате взрывов. В пещеры вползали клубы ядовитого зеленоватого дыма. Камио не боялась за свою жизнь, но ей надо было поспешить.

Она услышала свист приближающегося снаряда и прижалась к стене туннеля. Раздался мощный взрыв, сотрясший скалу, ударная волна прокатилась по коридору и жилым помещениям. Камио сумела сохранить равновесие и снова ринулась вперед. В ее мозгу пела накопленная энергия. Она не стала смотреть на ковры и убранство помещений, мимо которых пробегала и среди которых прошла вся ее жизнь. Россак был ее родным домом. Машины – смертельными врагами, а сама она превратилась в живое оружие.

Когда она наконец выбралась наружу, то увидела пылающие джунгли и трех похожих на крабов кимеков, бронированные емкости с мозгами которых, как мошонки, висели на уровне ног. Каждый из них был когда-то человеком, продавшим душу и поклявшимся в верности мыслящим машинам.

Далеко в джунглях были слышны разрывы плазменных огнеметов, поджигавших пурпурную листву. В небе были видны летающие боевые формы кимеков, бросавших бомбы, распылявших ядовитые газы и изрыгавших пламя. Десятки пеших неокимеков двигались к защищенным скалам, уничтожая все на своем пути.

Надо набраться терпения и дождаться подходящего момента, чтобы истребить как можно больше врагов одновременно.

Снизу до слуха Камио донесся ровный гул. Три самых проворных кимека взбирались по отвесной скале, используя реактивные якори и оснащенные алмазными когтями лапы, чтобы цепляться за гладкие камни.

Она приветливо улыбнулась этому веселому трио крабоподобных неокимеков. Гибкие бронированные ноги вынесли ощетинившиеся стволами орудий корпуса к входу в главные пещеры. Камио в полном одиночестве стояла в проеме, в упор рассматривая своих смертельных врагов-киборгов. Она понимала, что их надо подпустить поближе.

Первый из неокимеков приподнялся над землей, и она увидела сверкавшие объективы оптических сенсоров, расположенных вокруг орудийных башен. Заметив женщину, неокимек развернул в направлении новой цели жерла своих огнеметов. Ярко вспыхнули фонари поисковых волоконных оптических световодов.

В то мгновение, когда кимек был готов выпустить огонь, камио высвободила накопленную в мозгу энергию. Она сама почти испарилась в потоке этой исполинской энергии, которая буквально сварила мозги трех неокимеков и повредила мозги еще двух, которые только начали взбираться на скалу. Пять кимеков были выведены из строя.

Последней мыслью Камио было, что она дорого продала свою жизнь.

После Камио на битву с кимеками вышли, одна за другой, еще четыре колдуньи. Посылая в бой очередную женщину, Зуфа испытывала опустошающее чувство острой потери. Эти студентки были ее истинными дочерьми, и терять их каждый раз было, как пить горькую чашу. Но добровольцы смело шли сами навстречу гибели, готовые пожертвовать жизнью ради того, чтобы остановить кимеков.

– Мыслящие машины никогда не должны победить людей!

Наконец шестая колдунья, Силин, вернулась живая, но совершенно дезориентированная. Ее обычно бледные щеки пылали неестественным румянцем. Мысленно она приготовилась к смерти, но когда вышла в джунгли, то обнаружила, что убивать стало некого.

– Они панически, в беспорядке отступают, госпожа Ценва, – доложила она, придя в себя. – Кимеки грузятся на свои корабли. Пехотинцы и летающие кимеки вернулись на взлетные площадки.

Преодолевая завалы, Зуфа поспешила к скалам. Она увидела обугленные останки своих пяти колдуний. Каждая женщина была сожжена своим собственным ментальным огнем. В сердце ее вспыхнуло негасимое пламя ярости и печали. Она увидела также, что ужасные машины с человеческим разумом грузятся на борт своих кораблей, которые начали один за другим взлетать в космос.

Пройдет немного времени, и рассеянные по убежищам мирные жители вернутся в свои дома. Из убежищ их выведет Аврелий Венпорт. Под его руководством Россак скоро отстроится заново и залечит раны, нанесенные подлым вторжением. Люди преисполнятся гордости и уверенности в себе, так как оказались способными выстоять в борьбе против мыслящих машин.

Зуфе Ценва придется примириться с этим.

– Мы определяем победы нашим особым способом, – произнесла она вслух.

Когда корабли трех титанов присоединились к флоту роботов, Агамемнон вкратце доложил роботам результаты экспедиции, до того, как Юнона и этот дурак Ксеркс успели раскрыть рты и поделиться с роботами информацией, которую Агамемнон хотел скрыть. Он намеревался приукрасить правду, чтобы достичь своих целей.

– Мы нанесли им весьма чувствительный удар, – заявил генерал всевидящему оку всемирного разума. – Хотя мы потеряли нескольких неокимеков во время непосредственной атаки на Россак, мы все же уничтожили, самое малое, пять самых могущественных колдуний.

По личному каналу связи Юнона передала свое восхищение генералу по поводу его умного рапорта Омниусу. Ксеркс мудро воздержался от комментариев.

– Мы причинили существенный урон телепатическому оружию хретгиров, – продолжал Агамемнон, сохраняя хорошую мину при вчистую проигранной игре. – Это отбросит их на много лет назад.

Точно так же он приукрашивал события в своих военных мемуарах, описывая пристрастно картину исторических событий. Омниус же никогда не поставит под сомнение доклад, так как технически доклад полностью соответствует фактам.

– Самое главное, – сказала Юнона, – что мы не потеряли ни одного титана, а неокимеки – это заменяемый материал.

Две орбитальные платформы Россака были сильно повреждены кораблями роботов, которые теперь улетали от обломков. На платформах погибли тысячи людей. Внизу, на планете, продолжали гореть джунгли, окаймлявшие обитаемые каньоны.

– По моему мнению, Омниус может считать удар по Россаку своей неоспоримой победой, – объявил Агамемнон.

– Согласны, – единодушно поддержали своего генерала Юнона и Ксеркс.

* * *
Создается впечатление, что какой-то извращенный волшебник, как только мог, испортил планету, а потом, словно в награду, одарил ее меланжей.

Тук Кеедайр. Из переписки с Аврелием Венпортом
Нищие бродяги с мрачными глазами занимали все главные стратегические позиции вдоль знойных, пыльных улиц Арракис-Сити. Сквозь узкие прорехи в грязном тряпье, которым были покрыты их тела, они протягивали руки или играли на бубенчиках, привлекая внимание прохожих и прося у них воду. В своей жизни Кеедайр никогда не видел ничего подобного.

Он был вынужден остаться здесь на целый месяц в ожидании, пока кочевники наиба Дхартхи соберут достаточное количество меланжи, чтобы заполнить грузовой корабль торговца. Кеедайр оплатил пребывание в гостинице Арракис-Сити, но через неделю решил, что гораздо комфортнее ночевать в его собственном челноке. Он с удовольствием избегал любопытных взглядов других постояльцев, драк в коридорах, спекулянтов и нищих. Когда человек один, ему не надо заботиться о доверительных отношениях с компаньонами.

На Арракисе была масса проблем даже в самых простых делах. Он чувствовал себя как пловец, которому приходится изо всех сил бороться с приливной волной. Правда, он понимал, что для аборигенов такое сравнение лишено всякого содержательного смысла. В находившемся на орбите грузовом корабле начинали проявлять беспокойство несостоявшиеся работорговцы, и Кеедайру приходилось часто летать на корабль, чтобы улаживать споры и предотвращать драки. Тлулакс знал, как сокращать потери. Сейчас, сытый по горло идиотами, которые от скуки не знали, чем себя занять, он бы без колебаний продал их контракт какой-нибудь геологической экспедиции, которой предстояло отправиться в отдаленные районы пустыни. Если случится так, что эти мерзавцы прибудут оттуда раньше, чем он улетит, то они приползут на коленях, умоляя его взять их с собой в созвездие Талим.

Была и еще одна проблема. Хотя наиб Дхартха был явным деловым партнером Кеедайра в начатом ими предприятии, вождь дзенсунни не доверял своему компаньону. Для того чтобы ускорить дело и повысить его эффективность, Тук предложил отправить челнок непосредственно к тому месту, где бродяги Дхартхи будут добывать меланжу, но наиб и слышать об этом не желал. Тогда Кеедайр предложил переправить Дхартху и его шайку из Арракис-Сити в поселение, чтобы избежать длительного путешествия через пустыню. Но и эта идея была встречена отказом.

Итак, Кеедайру пришлось остаться в космопорту и ждать неделю за неделей, пока эти прокопченные солнцем пустынные крысы не приползут в Арракис-Сити, сгибаясь под тяжестью мешков, наполненных меланжей. Он оплачивал им каждую доставку и придирчиво проверял, не смешивают ли они меланжу с песком для веса. Наиб клялся в своей честности, заявляя протесты, но Кеедайр уловил в его голосе некоторое уважение к чужестранцу, который не хочет, чтобы его держали за дурака. Грузовые отсеки корабля заполнялись так медленно, что временами торговцу казалось, что он сойдет с ума.

Несмотря на все трудности, Кеедайр выходил из положения, все больше и больше привыкая к регулярному употреблению меланжи. Он пристрастился к меланжевому пиву, пряному кофе и ко всему на свете, что содержало эту замечательную составную часть.

В моменты просветления Кеедайр задавал себе вопрос: правильно ли он поступил, оставшись здесь? Возможно, было бы более мудро списать все убытки на свой счет и просто вернуться в цивилизованный мир Лиги Благородных. Там он сможет начать все заново, купить новый грузовой корабль, набрать рабов, выгодно продать их на Поритрине или Занбаре или отвезти свежие органы на таинственные фермы Тлулакса. Сидя в своей личной каюте, Кеедайр задумчиво поглаживал косичку и в который раз клялся себе не отступать, коли он ввязался в эту игру. Если он вернется, то ему придется примириться с огромными потерями за один год, признать их и остричь почетную косичку, а ему очень не хотелось расставаться со своими волосами. Уязвленная гордость заставила его остаться на Арракисе на столько времени, сколько потребуется.

Ему страшно не нравился жуткий климат здешних мест, запах обожженных солнцем скал и камней, завывание песчаных бурь, которые сотрясали здание космопорта и добела выскабливали горные кряжи. Но как же он полюбил меланжу! День за днем Кеедайр просиживал в одиночестве в своей каюте и потреблял большие дозы пряности, добавляя ее даже к консервированным продуктам. С пряностью любая дрянь начинала по вкусу напоминать амброзию.

В своих наведенных пряностью грезах он продавал пряность богатым аристократам, известным гедонистам с Салусы Секундус, Кираны III и Пинкнона. Может быть, удастся даже всучить пряность фанатикам-биологам на Тлулаксе. Он чувствовал биение жизни и необычную бодрость с тех пор, как добавил меланжу к своему рациону. Ему казалось, что лицо его с каждым днем становится все более беззаботным и юным. Он теперь часто смотрел на себя в зеркало, внимательно вглядываясь в черты своего узкого лица. У белков его глаз появился неестественный оттенок синего индиго. Было такое впечатление, что на его склеры капнули немного разбавленных фиолетовых чернил.

У наиба Дхартхи и его соплеменников тоже были такие «синие на синем» глаза. Действие какого-то элемента, загрязняющего окружающую среду? Может быть, это последствия неумеренного потребления меланжи? Он слишком хорошо себя чувствовал от пряности, чтобы заподозрить ее в побочном действии. Может быть, это просто временное нарушение пигментации?

Он приготовил себе чашку свежего кофе с пряностью.

На следующее утро, когда на усеянном звездами небе появились первые признаки восходящего солнца, в космопорт явилась группа кочевников, возглавляемая наибом Дхартхой. На спинах пустынных бродяг виднелись большие мешки с пряностью.

Кеедайр поспешил к ним навстречу, щурясь от яркого утреннего солнца. Дхартха, одетый в запыленные белые одежды, имел весьма самодовольный вид.

– Это последняя партия меланжи, которую ты заказывал, торговец Кеедайр.

Чтобы соблюсти необходимую формальность, купец проверил содержимое мешков и убедился, что в них свежая меланжа без примеси песка, который тщательно отфильтровали от ценного продукта.

– Как и всегда, ваш товар приемлем. Это все, что мне было нужно. Мой корабль загружен полностью, и теперь я возвращаюсь в цивилизованный мир.

Но Кеедайру не понравилось выражение лица Дхартхи. Он даже подумал, не стоит ли теперь ему и его людям совершить рейд в пустынный поселок и захватить в рабство несколько экземпляров этих пустынных крыс. Возможно, это будет довольно прибыльно.

– Ты вернешься к нам, торговец Кеедайр?

В окрашенных в цвет индиго глазах наиба появился алчный блеск.

– Если тебе понадобится еще меланжа, то я и мои люди обеспечим тебя нужным ее количеством. Мы можем даже заключить соглашение.

В ответ Кеедайр уклончиво хмыкнул. Он не хотел обнадеживать этого человека возможными деловыми отношениями.

– Все зависит от того, смогу ли я с прибылью продать эту партию. Меланжа – не проверенный товар, в Лиге она никому не известна, и я беру на себя значительный риск, доставляя туда пряность. – Он выпрямился. – Но мы заключали сделку на эту партию, и я оплатил ее, так как всегда верен своему слову.

Он заплатил Дхартхе остаток суммы.

– Если я вернусь, то это будет через несколько месяцев, а скорее всего не раньше, чем через год. Если же я потеряю свои деньги, то совсем не вернусь.

Презрительным взглядом он обвел обшарпанное здание космопорта, пустыню и зубчатые горы.

– Кроме пряности, ничто больше не заставит меня вернуться на Арракис.

Дхартха смело посмотрел торговцу прямо в глаза.

– Никто не знает своего будущего, торговец Кеедайр.

Дело было окончено, вождь людей пустыни поклонился чужеземцу и отошел. Одетые в белое кочевники смотрели на торговца, как стервятники смотрят на погибающее животное, готовые в любой момент броситься на него и разорвать на части свежий труп.

Не сказав больше ни слова, Кеедайр вернулся на челнок, размышляя: как сделать прибыльным намечающееся предприятие? Надо было понять и увидеть, как превратить торговлю пряностью в постоянный, хорошо налаженный и выгодный бизнес, не связанный с такими тяготами и трудностями в подготовке и проведении, как торговля рабами, доставляющими одни только хлопоты и неприятности.

К сожалению, операции, которые он задумывал, требовали больших капиталовложений, а у него не было таких больших денег. Но он знал одного вероятного инвестора. Для такого дела требовался человек, обладавший некоторым набором необходимых качеств. Знаток лекарственных препаратов, стимуляторов и наркотиков, человек, обладающий большими деньгами и видением проблемы, и, наконец, это должен быть предприниматель, способный здраво судить о возможностях подобных операций.

Такой человек есть. Он живет на Россаке, и зовут его Аврелий Венпорт.

* * *

---

===
«Я не воплощение зла, – возразил Шайтан. – Не пытайтесь присвоить мне качество, в котором вы ничего не смыслите».

Буддисламская сутра
Пока Серена ухаживала за хвалеными цветами робота, растущими в красивых терракотовых горшках, Эразм наблюдал за ней со все возраставшим очарованием.

Она подняла голову, посмотрела на Эразма и подумала, насколько далеко от себя должна она – или может – держать мыслящую машину.

– Для того чтобы понять человеческую сущность, Эразм, совершенно не обязательно проявлять такую жестокость.

Робот повернул к женщине свою зеркальную маску и сложил ее в озадаченное выражение.

– Жестокость? Я никогда не имел жестоких намерений.

– Ты – воплощение зла, Эразм. Я вижу, как ты обращаешься с людьми-рабами, как ты мучаешь их, пытаешь их, принуждаешь их жить в ужасных условиях.

– Я не воплощение зла, Серена, я просто очень любопытен. Я горжусь объективностью моих исследований.

Она стояла возле терракотовой вазы, держа перед собой побег ярко-красной герани, словно надеясь этим цветком защититься от робота, если он вдруг решит применить силу.

– А что ты можешь сказать о пытках, которым ты подвергаешь людей в своих лабораториях?

Эразм снова стер с зеркальной маски всякое выражение.

– Это мои частные исследования, они проводятся под моим строгим и тонким контролем. Тебе нельзя входить в лабораторию. Я запрещаю тебе это делать. Я не хочу, чтобы ты вмешивалась в мои опыты и препятствовала их проведению.

– В опыты над ними… или надо мной?

Робот одарил Серену умопомрачительно безмятежной улыбкой и промолчал.

Все время, пока она находилась в плену, Серена расстраивалась по поводу того вреда, какой Эразм причинял людям. Удручала ее и неясная судьба ребенка, которого она носила под сердцем. Нервы ее не выдержали. Серена, не владея собой, сбросила на землю один из цветочных горшков. По твердым глазурованным плитам пола оранжереи разлетелись бесчисленные мелкие осколки.

Эразм бесстрастно посмотрел на осколки глиняного горшка, рассыпанную землю и красные лепестки.

– В отличие от людей я никогда ничего не ломаю без видимой цели.

Серена вызывающе вскинула голову.

– Ты никогда не бываешь добрым. Почему бы тебе для разнообразия не совершить какое-нибудь доброе дело?

– Доброе дело? – Эразм выглядел искренне заинтересованным. – Какое, например?

Автоматические увлажнители с мягким шипением распыляли в воздухе теплицы воду, осаждавшуюся на листьях растений. Серена не хотела упускать даже такую возможность.

– Во-первых, лучше корми своих рабов. Не только привилегированных доверенных лиц, но и домашнюю прислугу и тех несчастных, которых ты, как животных, содержишь в этих ужасных бараках.

– И хорошая еда поможет достигнуть цели? – спросил Эразм. – То есть это и будет доброе дело?

– Это позволит хотя бы немного улучшить их жалкое положение. Что ты теряешь, Эразм? Или ты боишься?

Его не смутили упреки Серены.

– Я подумаю над этим вопросом, – сказал робот.

Четыре охранных робота взяли Серену в плотное кольцо, когда она, как обычно, шла по территории виллы. Отдавая короткие команды, немногословные стражники повели ее на открытый двор, выходивший к морю. Роботы были хорошо вооружены, но не склонны к разговорам. Они просто шли вперед, не выпуская Серену из своего кольца.

Она постаралась отогнать инстинктивный страх. Никогда нельзя было угадать, какой эксперимент мог задумать наивный в своей неосознанной жестокости независимый робот.

Выйдя на открытое пространство, она увидела птиц, летавших под изумительным шатром безоблачного синего неба, раскинувшимся над прибрежными скалами. Она вдохнула полной грудью соленый воздух океана, прислушалась к неумолчному рокоту прибоя.

Среди роскошной зелени лужаек и аккуратно подстриженных кустов, за которыми скрывались жалкие бараки рабов, Серена с плохо скрытым изумлением увидела длинные ряды столов, вдоль которых были расставлены сотни стульев. На свежем воздухе, на легком морском ветерке, под ярким летним солнцем роботы приготовили изысканный банкет. Столы были уставлены блестящими серебряными приборами, в графинчиках были видны разноцветные напитки, на блюдах лежали дымящиеся горы мяса, пестрые фрукты и сладкие десерты. В довершение всей этой роскоши на столах были через равные интервалы поставлены вазы с красивыми свежими цветами.

За ограждением стояла толпа смущенных и напуганных рабов, смотревших со смешанным чувством алчности и страха на все это великолепие. Ароматы изысканных блюд носились в воздухе, дразня и мучая голодных рабов.

Серена остановилась, выказав крайнее удивление.

– Что все это значит?

Четыре робота, доставивших ее сюда под конвоем, сделали еще шаг вперед и тоже остановились.

К Серене подошел Эразм. Зеркальное лицо его просто источало удовольствие. Робот был удовлетворен достигнутым эффектом.

– Это пир, Серена. Разве я не великолепно его устроил? Ты должна быть вне себя от восторга.

– Я… заинтригована, – сказала женщина.

Эразм поднял свои металлические руки, охранные роботы открыли заграждения и толкнули вперед избранных рабов. Рабы поспешили к столам, но выглядели при этом очень испуганными.

– Я очень тщательно подобрал контингент, ориентируясь на демографические показатели, – сказал Эразм, – и включил в него представителей всех каст – доверенных людей, простых рабочих, ремесленников и даже этих дурно воспитанных рабов.

Пленники расселись по местам и сидели в напряженных позах, неестественно выпрямившись и держа руки на коленях. На всех лицах отражался недоверчивый страх, смешанный с растерянностью. Многие из приглашенных гостей выглядели так, словно самым заветным их желанием было оказаться где-нибудь подальше от этого места. Никто из людей не доверял хозяину этого дома. Возможно, пища была отравлена, и потом люди будут умирать мучительной смертью, а Эразм станет делать записи, наблюдая за этим интереснейшим процессом.

– Ешьте! – приказал робот. – Я приготовил этот пир для вас. Это мое доброе дело.

Теперь Серена поняла, что делает Эразм.

– Это совсем не то, что я имела в виду, Эразм. Я хотела, чтобы ты изменил их ежедневный рацион, улучшил качество пищи, что сделало бы их здоровее. Один банкет ничего не изменит.

– Улучшит их отношение ко мне.

  Читать   дальше  ...    

***

***

Словарь Батлерианского джихада

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/155947/fulltext.htm

---

Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 181 | Добавил: iwanserencky | Теги: миры иные, Вселенная, Кевин Андерсон, будущее, слово, люди, текст, чужая планета, книги, Будущее Человечества, ГЛОССАРИЙ, из интернета, Хроники, Хроники Дюны, Батлерианский джихад, проза, Брайан Герберт, книга, литература, фантастика, писатели | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: